ИДЕАЛИЗМ


ИДЕАЛИЗМ
ИДЕАЛИЗМ
(от греч. idea — образ, идея) — филос. система или доктрина, фундаментальным интерпретативным принципом которой является идея, в частности идеал. Обычно И. истолковывается как альтернатива материализму. Если материализм подчеркивает пространственное, телесное, чувственное, безоценочное, фактическое и механистическое, то И. делает ударение на внепространственном, нетелесном, сверхчувственном, нормативном или оценочном, телеологическом.
Поскольку для термина «И.» характерны как многозначность, так и неясность и неточность, его употребление оправдано, как правило, лишь в тех случаях, когда уточняется конкретная форма И., напр., И. Платона, гегелевский И., объективный И., моральный И. и т.п.
Термин начал использоваться в кон. 17 в., во-первых, применительно к теории идей в учении Платона и в христианском теизме и, во-вторых, для обозначения эпистемологической доктрины Р. Декарта и Дж. Локка, согласно которой «идеи» как непосредственные объекты, с которыми имеет дело человек, являются субъективными. Уже в нач. 18 в. термин «И.» стал использоваться для обозначения позиции, согласно которой внешний мир представляет собой только отпечаток человеческого ума. Популяризации термина способствовал И. Кант, назвавший свою теорию познания «критическим, или трансцендентальным, идеализмом».
Метафизический И. отождествляет онтологическую реальность (субстанцию, конкретную индивидуальность) исключительно с идеальным (умом, духом, душой, личностью, мыслью). Эпистемологический И. отождествляет объекты с идеями. Номиналистическая версия приводит к формуле «Существовать — значит быть воспринимаемым». Субъективный И. утверждает, что природа есть проекция конечного ума и не имеет внешнего, реального существования. Объективный И. отождествляет внешне реальную природу с мыслью или деятельностью некоего мирового, или абсолютного, ума.
И. истолковывает объективную действительность как идею, дух, разум и даже материю рассматривает как форму проявления духа. Объективный И. (Платон, Ф.В.Й. Шеллинг, Г.В.Ф. Гегель и др.) больше склоняется на сторону объективно существующей идеи, субъективный И. (Декарт, И.Г. Фихте и др.) — на сторону субъективного, индивидуального разума.
В эпистемологическом смысле И. является позиция, представляющая вещи как комплексы ощущений и признающая бытие лишь как осознанное бытие, или сознание (Г.В. Лейбниц, Дж. Беркли, А. Шопенгауэр и др.). Противоположностью так понимаемого И. является реализм, утверждающий наличное бытие действительности, лежащей вне сознания.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

ИДЕАЛИЗМ
        (франц. idealisme, от греч. — идея), общее обозначение филос. учений, утверждающих, что сознание, мышление, психическое, духовное первично, основоположно, а материя, природа, физическое вторично, нроизводно, зависимо, обусловленно. И. противостоит материализму в решении основного вопроса-философии — об отношении бытия и мышления, духовного и материального как в сфере существования, так и Б сфере познания. Хотя И. возник более двух с поло-виной тысячелетий назад, термин, как обозначение одного из двух лагерей, борющихся в философии, появился лишь в нач. 18 в. В 17U2 Лейбниц писал об Эпикуре и Платоне как о самом крупном материалисте и самом крупном идеалисте. В 1749 франц. материалист Дидро назвал И. «...самой абсурдной из всех систем» (Избр. соч., т. 1, М.- Л., 1926, с. 28).
        Филос. термин «И.» не следует смешивать с употреб-ляемым в обыдённом языке, в повседневных рассуждениях на моральные темы словом «идеалист», которое происходит от слова «идеал» и обозначает бескорыстного человека, стремящегося к достижению возвышенных целей. В филос. смысле И. в этич. области означает отрицание обусловленности морального сознания обществ. бытием и признание его первичности. Смешение этих понятий нередко использовалось идеалистами в целях дискредитации филос. материализма.
        При всём фундаментальном единстве идеалистич. лагеря в решении осн. вопроса философии внутри этого лагеря следует различать две его гл. формы: объек-тивньй и И субъективный. Для первого характерно признание духовного первоначала вне и независимо от сознания, для второго неприемлемо допущение какой бы то ни было реальности вне и независимо от нашего сознания. История, прообраз объективного И. можно усмотреть уже в религиозно-художеств. построениях др.инд. упанишад (материальный мир — покрывало майи, за которым скрывается истинная реальность божеств. первоначала — брахмана). В концептуальной форме объективный И. получил первое законченное выражение в философии Платона. В c.-век. философии его представлял схоластич. реализм, в новое время крупнейшие мыслители — Лейбниц, Шеллинг, Гегель. Субъективный идеализм получил наиболее яркое выражение в учениях англ. идеалистов 18 в. Беркли и Юма.
        Наличие двух гл. форм И. не исчерпывает многообразия различных вариантов идеалистич. филос. систем. В пределах этих двух форм в истории философии существовали их вариации, определяемые тем, как понимается духовное первоначало: как мировой разум (панлогизм) или мировая воля (волюнтаризм), как единая духовная субстанция (идеалистич. монизм) или множество духовных первоэлементов (монадология), как разумное логически постигаемое начало (идеалистич. рационализм), как чувств. многообразие ощущений (идеалистич. эмпиризм, сенсуализм, феноменализм) или как незакономерное, алогичное «свободное» начало, не могущее быть объектом науч. понимания (иррационализм).
        Поскольку идеалистич. или материалистич. решения осн. вопроса философии являются взаимоисключающими, истинным может быть лишь одно из них. Таковым является материалистич. решение, что подтверждается историей науки и развитием обществ. практики. Однако И. существует на протяжении тысячелетий и имеет) свои глубокие социальные и гносеологич. корни. Исто-рич. истоками И. являются присущий мышлению первобытного человека антропоморфизм, одушевление всего окружающего мира и рассмотрение его движущих сил по образу и подобию человеч. поступков как обусловленных сознанием и волей. В дальнейшем гносеологич. истоком И. становится сама способность абстрактного мышления. Возможность И. дана уже в первой элементарной абстракции. Образование общих понятий и возрастающая степень абстрагирования — необходимые моменты прогресса теоретич. мышления. Однако превратное пользование абстракцией влечёт за собой гипостазирование отвлечённых мышлением свойств, отношений, действий реальных вещей в отрыве от их конкретных материальных носителей и приписывание этим продуктам абстракции самостоят. существования. Сознание, мышление, величина, форма, добро, красота, мыслимые вне и независимо от материальных предметов и существ. которые ими обладают, равно как и растение «вообще» или человек «вообще», принимаемые за сущности, или идеи, воплощаемые в вещах,— таков тот ложный ход абстрактного мышления, который ведёт к И. «Прямолинейность и односторонность, деревян-ность и окостенелость, субъективизм и субъективная слепота voila (вот — Ред.) гносеологические корни идеализма» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 322). Эти гносеологич. корни И. закрепляются в силу определ. социальных факторов, берущих начало в отделении умств. труда от физического, при котором «...сознание и состояния эдгансипироваться от мира...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч.. т. 3, с. 30). С формированием рабовладельч. общества И. становится естеств.-историч. формой сознания господствующих классов. По своему происхождению и на всех ступенях развития И. тесно связан с религией. По сути дела И. возник как концептуальное выражение религ. миросозерцания и в последующие эпохи служил, как правило, филос. оправданием и обоснованием религ. веры.
        В самых различных видах на разных этапах истории И. по-своему выражал эволюцию форм обществ. сознания в соответствии с характером сменяющихся социальных формаций и новым уровнем развития науки. Осн. формы И., получившие дальнейшее развитие в истории философии, возникли в Др. Греции. Своего наивысшего расцвета филос. И. достиг в нем. классич. философии (кон. 18 — 1-я пол. 19 в.), обосновавшей и развившей новую историч. форму рационализма — идеалистич. диалектику. С переходом капитализма в империалистич. стадию доминирующей чертой идеалистич. философии становится поворот к иррационализму в его различных версиях. В совр. эпоху господствующими в бурж. философии идеалистич. течениями являются неопозитивизм, экзистенциализм, феноменология, неотомизм.
        Совр. философы-идеалисты редко признают свою принадлежность к идеалистич. лагерю. Господствующая в совр. идеалистич. философии классификация филос. учений чаще всего основывается не на противопоставлении материализма И., а на противопоставлении И. реализму. Так, неотомисты, называя своё учение «реализмом», отличают его и от материализма, и от субъективного И. Другие идеалистич. течения претендуют на преодоление обоих противоборствующих направлений при помощи разного рода двусмысленных терминов («нейтральный монизм», «элементы» и др.). Но по существу все подобные истолкования носят дезориентирующий характер, и все ведущие течения совр. бурж. философии фактически являются различными видами И.
        Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классич. нем. философии, Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 21; Ленин В. П., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; о г о ж е, К «опросу о диалектике, там же, т. 29; Чеpкашин П. П., Гносеологии, корни И., М., 1961; О и з е р-нан Т. И., Главные филос. направления, М., 1971; Бурж. философии 20 в., М., (974; Бурж. философия кануна и начала империализма, М., 1977; Совр. бурж. философия, М., 1978.
        Б. Э. Быховский.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ИДЕАЛИЗМ
(франц. idealisme, от греч. idea – идея)
в широком смысле слова всякое мировоззрение или образ жизни, определяемые подлинными идеалами и их практическими следствиями, особенно в виде неэгоистических, самоотверженных поступков (практический идеал); противоположностьматериализм. В метафизическом смысле идеализм – это воззрение, определяющее объективно действительное как идею, дух, разум, рассматривающее даже материю как форму проявления духа, причем склоняющееся больше или на сторону идеи – объективный идеализм (Платон, Шеллинг, Гегель), или на сторону разума – субъективный идеализм (Декарт, Мальбранш, Фихте). В теоретико-познавательном смысле идеализм – это точка зрения, рассматривающая вещи как комплексы представлений, признающая бытие лишь как осознанное бытие (сознание), которое тождественно процессу восприятия – esse est percipi (Лейбниц, Беркли, Шопенгауэр); см. Неоидеализм, Немецкий идеализм; противоположность – реализм. «Магическим идеализмом» называют картину мира: 1) романтизма, 2) первобытного человека, поскольку идея, представление мыслятся как чудодейственный фактор.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

ИДЕАЛИЗМ
направление в философии, исходящее из ложного решения основного вопроса философии в пользу первичности духа, идеи, сознания, субъективного и вторичности материи, природы, бытия, объективной действительности как в онтологическом, так и в гносеелогич. плане. Каждое филос. учение, приводящее к такому решению осн. вопроса философии и отстаивающее это решение в любой отрасли философии (социологии, этике, эстетике и др.), является идеалистическим. "Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счете, так или иначе признавали сотворение мира, составляли идеалистический лагерь" (Энгельс Ф., "Людвиг Фейербах...", 1955, с. 16–17). Любая разновидность И. несовместима с материализмом и противостоит ему как враждебное филос. направление, находящееся в противоречии с наукой.
В силу того что размежевание филос. лагерей происходит по осн. вопросу философии, оно определяет две осн. линии в философии, две партии в философии, объемлющие все последоват. течения. Непоследовательные, половинчатые течения либо колеблются между обоими лагерями, либо стремятся осуществить неосуществимое – сочетать, примирить оба взаимоисключающих воззрения.
Борьба И. против материализма проявляется уже при самом определении И. При этом обнаруживаются две тенденции: во-первых, к неправомерному сужению и ограничению понятия И., позволяющему выдавать за неидеалистич. филос. воззрения, на деле принадлежащие к И., и, во-вторых, к искажению критерия размежевания обоих направлений, к перенесению водораздела между ними с осн. вопроса философии на др. вопросы, имеющие частное, второстепенное значение.
Лишенной всякого основания является претензия идеалистов на обоснование т.н. практического И. или даже на отождествление И. с последним. При этом под "практич. И." разумеется "вера в значение и силу идей и идеалов в личной и общественной жизни, формирование и развитие человеческих отношений, а также стремление исходить из идеальных побуждений, воля к образу жизни и образу действий соответствующим идеям, к предельному приближению к идеалам" (Еislеr. R., Wörterbuch der philosophischen Begriffe, Bd 1, В., 1927, S. 680).
На самом деле, отрицание идеалистич. решения осн. вопроса философии отнюдь не связано с отрицанием действенной роли идей и идеальных побуждений в человеч. деятельности и обществ. жизни и тем более не влечет за собой принижения или ограничения стремлений и идеалов. Идеалистич. утверждение первичности идей и вторичности объективной действительности лишь закрывает путь к науч. пониманию реальных основ, происхождения, развития идей и к установлению объективных возможностей их осуществления, претворения идеалов в действительность.
Широко распространено в бурж. философии ограничение понятия И. сферой гносеологии и противопоставление И. не материализма, а реализма как теоретико-познават. концепции. Такое понимание дезориентирует в борьбе филос. направлений, неправомерно сужая понятие И. и выдавая за не-И. (реализм) филос. учения, допускающие идеалистич. интерпретацию бытия. При этом понятием реализм объединяются несовместимые филос. учения, признающие самостоятельность объекта познания по отношению к его субъекту, независимо от того, как понимаются объект и субъект – материалистически или идеалистически. Эта дезориентация усугубляется тем, что подобное неправильное употребление, ограничение понятия И. позволяют выдавать разногласия в идеалистическом лагере между многочисленными разновидностями филос. И. за критику И. вообще. Так, напр., параграф 2-го изд. кантовской "Критики чистого разума", озаглавленный "Опровержение идеализма", на деле представляет собой критику одной формы И. (феноменализма) другой его формой (трансцендентальным идеализмом). Равным образом "Опровержение идеализма" Мура порывает отнюдь не с И., а лишь с определенной (феноменалистической) его разновидностью. Идеалистич. сущность т.н. реализма и, в частности, неореализма (к к-рому принадлежит и Мур) явствует из деклараций самих представителей этого направления, не оставляющих сомнения в том, что они идеалистически решают осн. вопрос философии. Так, напр., по словам Александера, можно "приписать "духовность" всем вещам вообще в различной степени" ("The basis of realism", см. "Proceedings of British Academy", v. 6, L., 1914, p. 32).
Нельзя согласиться с выводом, к-рый делается на основании многозначности термина "И." в употреблении различных философов: "Следует как можно меньше пользоваться этим термином, значение которого столь неопределенно" (Lаlande Α., Dictionnaire philosophique, v. 1, P., 1926, p. 325). Строго придерживаясь определенного, четкого и недвусмысленного значения понятия И. как противоположного материализму, следует, наоборот, постоянно руководствоваться этим определением в классификации филос. течений и для уяснения расстановки сил в борьбе филос. идей.
Отказ от противопоставления И. материализму широко практикуется совр. философами-идеалистами. В "Материализме и эмпириокритицизме" Ленина дана глубокая критика махистской претензии обосновать филос. учение, якобы преодолевающее указанную антитезу, и сформулировать воззрения, к-рые, не будучи материалистическими, не были бы вместе с тем идеалистическими. Ленинская критика, явственно вскрывшая идеалистич. характер этих построений, в равной мере относится и к "нейтральным элементам" Маха и к "нейтральному монизму" Рассела, как и ко всем аналогичным концепциям. "Трудно было бы в наши дни, – читаем мы в статье "Идеализм" в "Краткой философской энциклопеции" Эрмсона, – найти британских философов, которые называли бы себя идеалистами. Многие, конечно, отвергают взгляд, что физические объекты следует рассматривать как предметы, существующие независимо от опыта, но в наши дни не принято называть этих мыслителей идеалистами" ("The concise encyclopedia of Western philosophy...", ed. J. O. Urmson, Ν. Y., [1960], p. 193). Тот факт, что гл. школы совр. И. (логический позитивизм, экзистенциализм, неотомизм, прагматизм) отрицают идеалистич. природу своей философии, представляет собой чистейшую мистификацию. Все они – неоспоримо идеалистич. учения, направленные против материализма. Доминиканский патер Вохенский заявляет, напр., что "идеалистическая мысль является делом прошлого" (Bocheński G. M., Contemporary European philosophy, Berkeley, 1956, p. 72). Факт уклонения от открытого признания своей принадлежности к идеалистич. лагерю свидетельствует лишь о том, что идеалистич. линия в философии настолько скомпрометирована и непопулярна, что мн. философы-идеалисты предпочитают скрывать свою принадлежность к ней. Вместе с тем отказ нек-рых идеалистов именовать себя идеалистами является тактич. маневром, назначение к-рого – объявить беспредметной борьбу двух лагерей в философии и подменить это генеральное размежевание частными разногласиями многочисленных вариаций И. между собой.
Искусство камуфляжа идеалистич. воззрений достигло в 20 в. большого совершенства. Тем не менее "принципиальная координация" Авенариуса, расчленение ранее недифференцированного "ощущения" на "акт" и "содержание" ("sense-data") неопозитивистами, феноменологич. интенциональностъ сознания, принявшая у экзистенциалистов форму "бытия в мире" ("être-dans-le monde"), так же как и фихтеанское "не – „Я“", полагающее "Я", не выходят за пределы идеалистич. решения осн. вопроса философии. Во всех этих учениях объективная реальность непременно обусловлена сознанием, предполагает его.
Особенно широко практикуется этот тактич. маневр в филос. ревизионизме, поскольку он позволяет обойти решающую проблему партийности в философии. На этой почве, как правило, возводятся все ревизионистские концепции в философии. Последний образецревизионизм Лефевра, теоретич. фундаментом к-рого является утверждение, будто сама проблема, лежащая в основе противопоставления материализма идеализму, изжила себя, превратилась в историко-филос. пережиток, лишенный теоретич. интереса и практич. значения. В лучшем случае, Лефевр допускает идеалистич. и материалистич. понимание лишь как равно недоказуемые и неопровержимые постулаты, но отнюдь не как основоположения, определяющие все направление филос. мысли. Даже беглого взгляда на совр. философию достаточно, чтобы убедиться в полной беспочвенности и иллюзорности утверждения о превращении борьбы вокруг осн. вопроса философии в анахронизм. Опровержениями этого утверждения полна филос. действительность. Совр. идеалисты, как и идеалисты прошлого, выступают против "наивного уверения авторов учебников, будто первый принцип науки – это признание внешнего мира". Это – слова амер. философствующего физика-идеалиста Маргенау, к-рый продолжает: "Это, конечно, лишенное оснований утверждение, если не полная бессмыслица, и даже самый поверхностный анализ этого тезиса вскрывает его ошибочность: наука не обнаруживает мира по ту сторону опыта, она не познает в своих понятиях никаких свойств, которые могли бы ему принадлежать и не нуждается в них для своего понимания" ("Thomas and the physics of 1958", Milwaukee, 1958, p. 35). В том же духе пишет и аргент. философ Ферратер Мора: "...Большинство идеалистов двадцатого века выбросили этот мир (существующий независимо от сознания) за борт" ("Philosophy today", Ν. Υ., 1960, p. 10–11).
Не менее фальшивым является софизм Сартра, согласно к-рому диалектико-материалистич. миропонимание является не чем иным, как формой абс. идеализма на том основании, что материя якобы играет в этой философии ту же роль, какую абс. идея играет в философии Гегеля. Софизм Сартра основан на отождествлении материалистич. объективности с идеалистич. объективацией абс. субъекта. "Идеализмом" при этом оказывается всякая несубъективистская рационалистич. философия, исходящая из бытия, сущности, субстанции, независимо от того, как понимаются эти категории – материалистически или идеалистически.
Термин "И." вошел в филос. обиход в 17 в. Лейбниц писал о "гипотезах Эпикура и Платона, крупнейших материалистов и крупнейших идеалистов" ["Réplique aux refléxions de Bayle", см. "Opera philosophica"(ed. I. E. Erdmann), В., 1840, p. 186a], правильно рассматривая Платона как крупнейшего представителя антич. И. (как известно, Ленин определял антич. И. как "линию Платона" и противопоставлял ему антич. материализм как "линию Демокрита" – см. Соч., т. 14, с. 117). Т. о., первоначальное употребление этого понятия соответствует тому значению, к-рое оно сохраняет в марксистско-ленинской терминологии. При этом следует отметить, что рассмотрение философии Платона как олицетворения И. хорошо выражает единство онтологич. и гносеологич. постановки осн. вопроса философии, поскольку учение Платона предельно ясно обнаруживает взаимозависимость идеалистич. понимания бытия и познания: "идеи" как сущности и анамнезис (воспоминание души об идеях, к-рые она созерцала до ее соединения с телом) как принцип познания. В таком значении термин "И." сохранялся вплоть до его ограничения и извращения идеалистами в 19 в. и особенно в совр. бурж. философии.
Но если термин "И." позднего происхождения и насчитывает всего около трех веков, то обозначаемое им филос. направление имеет долгую историю, исчисляемую тысячелетиями, что видно уже из принадлежности к нему Платона. Из этого следует, что И. имеет глубокие корни в обществ. бытии и сознании. Надо различать при этом его гносеологич. и социальные корни.
Гносеологически И. коренится в существ. особенностях самого процесса незнания, к-рый, совершаясь стихийно, создает возможность идеалистич. искажений. Отвлечение, абстрагирование как важнейшая и необходимая черта познават. деятельности таит в себе возможность идеалистич. искажения познаваемого. "Раздвоение познания человека и возможность идеализма... даны уже в п е р в о й , э л е м е н т а р н о й абстракции "дом" вообще и отдельные домы" (Ленин В. И., Соч., т. 38, с. 370). Способность мыслить свойство, действие или отношение в отрыве от материальных предметов, обладающих рассматриваемыми свойствами, совершающих данные действия или вступающих в нек-рое отношение, уже создает почву для идеалистич. истолкования понятий, отражающих движение материальных вещей. Она позволяет мыслить общее (понятие, идею) как отдельное существо (см. тамже) и рассматривать мыслимые свойства, действия, отношения самостоятельно, поскольку мышление в состоянии оперировать ими в отвлечении от материального носителя. Возможность отлета мышления к И. возрастает по мере того, как оно поднимается на более высокие ступени абстракции. При этом уже не те или иные конкретные свойства, действия, отношения служат основой идеалистич. гипостазирования (превращения в самостоят. существо), но свойство, действие, отношение вообще рассматривается как особое существо, имеющее самостоятельное, независимое от материи бытие. На самых высоких ступенях филос. и математич. абстракции материальное содержание понятий, отражающих, в конечном счете, различные стороны, грани, связи и отношения материальной действительности, полностью исчезает. Т. о., гносеологич. корни И., обнаруживаемые уже на низших ступенях науч. познания, при оперировании простейшими абстракциями, на высших ступенях абстракции (математизация, формализация, аксиоматизация естеств.-науч. теорий) еще более способствуют перерастанию в филос. И.
Гносеологич. корнем И. является также тот простой факт, что всякое познаниедеятельность познающего субъекта, т. е., что всякое познание есть с у б ъ е к т и в н о е отражение объективного мира, акт сознания, что бытие выступает в нем как объект восприятия и мышления, отражаемый во внутр. мире познающего субъекта. Поскольку д л я с у б ъ е к т а бытие познаваемых объектов существует лишь в той мере, в какой оно познается, воспринимается, ощущается, переживается им, создается гносеологическая возможность отождествления сущего с сознаваемым (см. Сознание). Идеалистическое решение основного вопроса философии в этом случае коренится в софизме: все, что мы познаем, может быть только лишь содержанием нашего познания. Софизм этот рассеивается при преодолении абстракции созерцающего человека как только познающего, а не действующего существа. Практика общественного человека, живущего в материальном мире, рассеивает идеалистич. иллюзию познават. отношения субъекта и объекта как единств. отношения: воздействуя на мир и подвергаясь его воздействию, человек соотносится с ним как материальный объект с материальным объектом. Вот почему в обыденном мировоззрении, основанном на "здравом смысле", не искушенном идеалистич. софизмами, этот гносеологич. корень И. не находит питат. среды. Он лишь искусственно насаждается и культивируется философами-идеалистами. В целом "прямолинейность и односторонность, деревянность и окостенелость, субъективизм и субъективная слепота..." – таковы, по словам Ленина, гносеологические корни И. (там же, с. 361).
Сами по себе гносеологич. корни создают лишь возможность идеалистич. отлета мышления от объективной реальности и деформации ее отражения в сознании. Эта возможность при определенных историч. условиях превращается в действительность, и И. существует как прочная многовековая филос. традиция в развитии обществ. мысли вследствие того, что имеются обществ. силы, заинтересованные в этом превращении, культивирующие, отстаивающие и развивающие идеалистич. направление. Речь идет о классовых корнях идеализма.
Социальную почву, благоприятствующую развитию И., создало первоначально отделение умств. труда от физического, при к-ром "...сознание в состоянии эмансипироваться от мира..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., 3, с. 30) и мыслит. деятельность рассматривается как первичная, определяющая, созидательная по отношению к действиям, совершаемым в процессе физич. труда, и вещам, созидаемым в этом процессе. Поскольку умств. труд был первоначально привилегией господств. класса, И. возникал и развивался как идеология господств. классов.
Идеалистич. партия в философии не есть партия одного определ. класса – классовые основы И. менялись в ходе истории философии. Идеологи разных эксплуататорских классов попеременно брали на себя миссию обоснования и защиты И., причем те же самые классы на предшествующих этапах своего историч. бытия отвергали И. и содействовали развитию материализма. Как правило, И. был и остается филос. выражением идеологии тех обществ. классов и на той ступени их историч. развития, когда они тормозят социальный прогресс. Как правило, социальной характеристикой классов, теоретики к-рых культивировали И., является их консервативность и реакционность. Именно интересы этих классов (прямо или косвенно, осознанно или неосознанно) стимулируют превращение гносеологич. корней И. в развитые идеалистич. системы, поощряют и закрепляют И. Связь между классовым интересом господств. классов и идеалистич. строем мысли основывается на том, что И. воссоздает бытие в мышлении не таким, каково оно есть на самом деле, способствует искажению и сокрытию объективной истины. Он уводит сознание от реального бытия, направляет устремления людей с преобразования объективной действительности на изменение субъективного отношения к этой действительности и тем самым способствует сохранению того, что есть, таким, как оно есть. Вот почему, по мере того как тот или иной обществ. класс приходит к господству, устанавливает новую форму эксплуатации и теряет свои былые революц. устремления, его идеологи совершают переход от материализма к И. – филос. опоре мировоззрения, благоприятствующего охране существующего строя в антагонистич. обществ. формациях. Такова классовая основа динамики борьбы партий в философии, выражающей борьбу обществ. классов.
Эта общая закономерность в ряде случаев нарушалась в истории философии в силу конкретно-историч. условий развития и относит. самостоятельности идеологии. В отд. странах при определенном стечении историч. обстоятельств борьба прогрессивных классов против противников велась в сфере философии в форме противопоставления одних идеалистич. течений другим. Обычно такая расстановка филос. сил характеризует ранние, незрелые, неразвитые стадии классовой борьбы. Так было с выступлением с позиций платонизма против аристотелизма в эпоху раннего Возрождения (впоследствии, на более позднем этапе развития философии Возрождения платонизм уступил место материалистич. тенденциям). Такую же роль играл платонизм на исходе средних веков у народов Кавказа и отчасти в арабоязычной философии в борьбе против клерикального догматизма. В известной мере это относится и к классич. нем. И. как нереволюционной, но вместе с тем антифеод. идеологии бюргерства накануне бурж.-демократич. революции.
Специфич. форму религ.-идеалистич. воззрений принимает идеология угнетенных классов, враждебных существ. строю, но не имеющих реальных предпосылок для победы или отчаявшихся в возможности социального преобразования и притом, вследствие культурной отсталости, неспособных преодолеть форму господств. идеологии. Так было в рабовладельч. обществе при возникновении раннего христианства. Так было в период крест. войн европ. средневековья и демократич. движений в тот же период во мн. странах Востока.
В развитии философии И. в целом играл отрицат. роль, задерживая прогресс философской мысли, воплощенный в развитии материализма. Однако никогда не будучи истинным, И. вырастает на живом дереве живого, плодотворного человеч. познания (см. В. И. Ленин, Соч., т. 38, с. 360–61). И. не является беспочвенным. Он стремится приобрести опору в самом развитии познания. И. улавливает и использует те или иные грани, черты истины, придавая им одностороннее, преувеличенное значение, раздувая их и превращая "в абсолют, оторванный от материи, от природы, обожествленный" (там же). Вот почему в борьбе против И. необходимо учитывать гносеологич. корни опровергаемых теорий и, высвободив их от И., придать правильное направление их развитию.
В домарксистский период истории философии в борьбе против материализма И. использовал то обстоятельство, что материализм, сосредоточившись на первичном, материальном, объективном, на реальном содержании исследуемых фактов, оставлял в тени, в пренебрежении вторичные, субъективные, формальные стороны этих фактов, упрощая, схематизируя действительность. И. широко использовал и др. слабости и ограниченности старого материализма (созерцательного, не понимавшего роли практики, чуждого идее развития и диалектич. противоречивости бытия), раздувая эти именно черты и принципы, превращая их в самостоятельные, независимые по отношению к материи, к объективному содержанию осмысливаемых процессов. По мере того как высшая диалектич. форма материализма преодолевала узость, ограниченность, односторонность старого материализма, идеалистич. философия теряла и это основание своего существования, лишилась своего "рационального зерна".
На всех ступенях развития И. состоит в кровном родстве с религией и, по сути дела, в своих последоват. формах есть не что иное, как философски выраженное религ. миропонимание. Религия, как известно, гораздо древнее идеалистич. философии. Уже анимизм придает религии идеалистич. характер. Но как самостоят. философия, как отделенная от религ. веры, догматики и культа форма обществ. сознания, И. сформировался значительно позже как реакция на появление стихийно-материалистич. философии. Стихийный материализм возник как стремление создать независимое от религии миропонимание, основанное всецело на эмпирич. и рацион. данных, в противовес религ. мифологии. Идеалистич. философия первоначально появилась как реакция на антич. материализм, как стремление отстоять сущность религ. миропонимания на новом, филос. поприще новыми логич. средствами. Главное в религ. мировоззрении – признание сверхъестеств. мира, притом как первичного, основополагающего и высшего – нашло свое филос. выражение в филос. учениях о примате духовного, идеального первоначала. В свою очередь, идеалистич. философия способствовала денатурализации религ. представлений. Эту свою роль опоры религии в освоивших рациональное мышление умах И. сохранил на протяжении всего последующего своего развития. Совр. иррационалистич. формы И. не составляют исключения: ведь филос. иррационализм – это не что иное, как "рационально" обосновываемый иррационализм. Сказанное относится также к агностич. и феноменалистич. вариациям И. Изымая онтологию из сферы филос. компетенции, они отдают ее во власть веры (от "животной веры" Сантаяны до мистич. "скачка" у Маргенау). У "логических аналитиков" реабилитация религии приняла форму признания "религиозного языка" как одной из закономерных форм языкового многообразия наряду с науч. языком, т.е. как равноправной с наукой и несоизмеримой с ней формой сознания. "...Идеализм философский есть... д о р о г а к поповщине через один из оттенков бесконечно сложного познания (диалектического) человека" (там же, с. 361).
Роль филос. И. по отношению к развитию науч. мысли явствует из сказанного выше. И. приспособляется к развитию науч. знаний, с одной стороны, используя их неполноту, историч. ограниченность, с другой стороны, пытается истолковывать науч. выводы в идеалистич. духе, вопреки тому, что каждый новый шаг в развитии науки всецело подтверждает материализм и опровергает И. Идеалистич. интерпретация науч. выводов либо ограничение значения знаний и допущение вненаучных филос. идей и теорий – таковы осн. функции филос. И. по отношению к достижениям науч. мысли. И. постоянно противодействует адекватному, материалистич. освоению философией новых знаний и выработке универсального, строго и последовательно науч. мировоззрения. На этой почве происходит непрерывная борьба двух лагерей в философии во всех областях знания ("физич. И.", "физиологич. И.", семантич. И. и т.д.). Из марксистского понимания социальных и гносеологич. корней И. вытекает предвидение историч. перспективы отмирания идеалистич. философии. Поскольку с утверждением коммунистич. обществ. строя исчезает социальная почва идеалистич. фальсификации миропонимания, проблема преодоления (вернее, предотвращения) рецидивов И. сводится к обучению критич. мышлению, умению оперировать абстракциями, гносеологич. выучке. Идеалистич. заблуждения будут рассеиваться по мере преодоления гносеологич. корней И., не перерастая в идеалистич. системы философии.
Поскольку филос. И. имеет долгую и многообразную историю, представляет значит. интерес классификация осн. форм идеализма, появлявшихся и взаимодействовавших между собой на разных ступенях истории философии. Одна из первых и самых значит. попыток классификации форм И. изложена в кантовской "Критике чистого разума". В 1-м изд. этого произведения И. определяется как учение об "идеальности внешних явлений" (М., 1914, с. 367). При этом Кант различал догматич. и скептич. идеалистов, под первыми разумея тех, "кто отрицает существование материи", а под вторыми тех, "кто сомневается в существовании материи, т. к. считает его недоказуемым" (там же, с. 377). Во 2-м издании "Критики...", определяя И. как теорию, признающую "существование предметов вне нас в пространстве или только сомнительным и недоказуемым или ложным и невозможным" (там же, с. 274), Кант, сохраняя разделение И. на два вида, называл первый из них, как и раньше, "догматическим идеализмом" (при этом он ссылался на Беркли), а обозначение "скептический идеализм" заменял "проблематическим идеализмом" (ссылаясь при этом на Декарта). Однако и в том и в др. случае у Канта речь идет лишь о том, что он называет "материальным идеализмом", соответствующим тому, что в первом издании называлось им "эмпирическим идеализмом" (там же, с. 236). От "материального идеализма" в его двух формах Кант отличал "трансцендентальный (или "формальный") идеализм", к-рый определяется им как учение, утверждающее, что все явления суть только представления, а не вещи в себе, и что сообразно этому пространство и время суть только чувств. формы нашего наглядного представления, а не данные сами по себе определения или условия объектов, как "вещей в себе" (там же, с. 369). Такого рода И., впоследствии названным Кантом "критическим", является, как известно, учение самого Канта. "Опровержение идеализма" направлено, т. о., лишь против "материального идеализма", а не против И. вообще. Нетрудно заметить осн. недостаток кантовской классификации: она охватывает лишь осн. формы субъективного идеализма (так что платонизм, напр., не объемлется его понятием И.).
Марксистская классификация форм И. строится, исходя из того, как понимает И. духовное первоначало и познающий субъект. Важнейшее подразделение состоит в различении субъективного и объективного И. в зависимости от того, берется ли за отправное сознание в его субъективности, в его психич. определениях, как ощущающее, познающее, чувствующее, волящее, либо же дух, сознание объективируется и рассматривается субстанциально, вне и независимо от человека. В первом случае устоем И. служит "Я", субъект, личность (или личности); во втором – идея, дух как трансцендентное (потустороннее) по отношению к сознанию. В совр. бурж. философии решительно преобладает субъективный И. в различных вариантах. И. может быть индивидуалистическим (тяготеющим к солипсизму), плюралистическим (множество личностей в "персонализме") и "коллективистским" ("социально-организованный опыт" Богданова). В зависимости от того, какая форма познания доминирует, И. может быть сенсуалистическим, рационалистическим либо иррационалистическим (последняя форма преобладает в совр. бурж. философии). И. может строиться на понятии родового сознания или национального духа, либо на безличных субстанциальных определениях ("идеи" Платона, "мировой разум" Гегеля). Когда объективированная идея рассматривается как субъект (Гегель), формируется т.н. абсолютный идеализм. В зависимости от того, понимается ли духовное первоначало как единство или как множество, И. принимает либо монистическую (Шеллинг, Гегель), либо плюралистическую форму (монадология, персонализм). Он может выступать как панлогизм (у Гегеля) либо как волюнтаризм ("мировая воля" Шопенгауэра). Наконец, по применяемому методу различаются мета-физич. и диалектич. И. (об отд. формах, школах и представителях И. см. соответств. статьи). Эти различные характеристики пересекаются и образуют всевозможные сочетания, обусловливающие многообразные вариации И. Однако за расхождениями многочисл. школ И., за их борьбой скрывается единый фронт И , на протяжении всего своего историч. существования противостоящий материалистич. лагерю в философии (см. также Спиритуализм).
Б. Быховский. Москва.
И. рабовладельческого об
щ е с т в а . И. как филос. концепция появился в первых классовых (рабовладельческих) обществах. Он отразил мировоззрение господств. классов, заинтересованных в сохранении традиц. форм социально-экономич. и духовной жизни в условиях начавшегося разложения господств. религ.-мифологич. представлений, подвергавшихся все более острой критике со стороны первых материалистич. филос. учений. Так возник И. в древних Индии, Китае, Греции. Исходя из трудностей в развитии науч. знания, находящегося еще в зачаточном состоянии, и используя нек-рые из его понятий, идеалисты стремились подкрепить и развить ряд осн. положений религ.-мифологич. идеологии. К числу их принадлежали, прежде всего, анимистич. представления о существовании душ, отделенных от тел (особенно душ человеческих), о мировых нематериальных силах, господствующих над всем существующим. В др.-инд. мысли, в Ведах и особенно в Упанишадах, это были представления о некоей неопределенной духовной мировой основе – брахмане.
В др.-кит. книгах "Шу-цзин" ("Книга истории") и "Ши-цзин" ("Книга песен") аналогичную роль играли представления о небе как духовной и моральной силе, господствующей над миром и над человеком. В др.-греч. мысли, в "Илиаде" и "Одиссее", а также в др.-греч. трагедии, подобными же были представления о мойре, или судьбе – безличной и нематериальн. силе, предписывающей поведение не только людям, но и богам. Если материалисты, к-рые тоже должны были считаться с этими представлениями, стремились истолковать их натуралистически, то идеалисты всемерно подчеркивали сверхприродную, сверхъестеств. сущность этих и др. религ.-мифологич. представлений.
В истории древней и ср.-век. инд. философии существовал уже ряд идеалистич. филос. учений, отпочковавшихся от религии. Наиболее характерные из них – веданта, основывавшая свое учение на отмеченном выше представлении Вед и Упанишад, миманса и йога. В др.-кит. философии идеалистич. представления о небе как верховной космической и моральной силе получили развитие в воззрениях Конфуция и его последователей. В др.-греч. философии существовал уже ряд идеалистич. учений и школ, как субъективного, так и о б ъ е к т и в н о г о И., тесно связанных между собой.
Элементы субъективного И. присущи, в частности, одному из основоположников др.-греч. софистики Протагору, выдвинувшему принцип, согласно к-рому человек есть мера всех вещей, свойства к-рых ставились в зависимости от его сознания. Этич. учение Сократа, повторявшего изречение древнего оракула: "Познай самого себя", также исходило из противопоставления человеч. сознания, в к-ром якобы только и коренится всякая истина, и внешнего мира, природы, познание к-рой будто бы недоступно для человека. Однако субъективный И. не был проведен систематически ни в одной из идеалистич. филос. систем древности. Тот же Сократ, доказывая в противоположность софистам возможность общеобязат. знания в области этики, вплотную подошел к объективному И., к-рый и являлся наиболее характерным для древности и средневековья. Объективно-идеалистич. идеи мы находим и еще ранее в философии элейской школы и пифагореизма. Классич. система объективного И. была разработана Платоном. Гносеологич. источник платоновского И.– вполне выявившееся к этому времени в науч.-филос. мышлении громадное значение общих понятий, знания общего в познании (в первую очередь в математике и этике). Объективно-идеалистич. искажение этого процесса Платон и дал в своей теории идей как бестелесных сущностей, единственно действительного, неизменного бытия, противопоставленного им миру конкретных, чувственно-постигаемых, движущихся и изменяющихся вещей, трактуемых как бытие преходящее и неистинное.
Существ. причиной преобладания в древности объективного И. являлась тесная связь, какая еще существовала тогда между философией и мифологией – наиболее всеобъемлющей и наиболее распространенной формой идеологич. жизни древних народов. Платон сознательно сближал свое понимание бытия, природы и человека с мифами об их происхождении и сущности, вводя мифологич. образы и отношения в саму ткань своей философии. Объективный идеализм Аристотеля (сочетавшийся у него с материалистич. тенденцией) носил более умеренный характер по сравнению с идеализмом Платона, поскольку вместо платоновских идей как трансцендентных, удаленных от вещей сущностей, Аристотель выдвигал активные формы, имманентные вещам.
С первых веков н.э. происходило усиление влияния различных объективно-идеалистич. учений, все более тесно смыкающихся с религией. Социальную основу этого процесса составлял углубляющийся кризис рабовладельч. способа произ-ва. Для И. первых веков н.э. характерно, с одной стороны, возрастание субъективистских тенденций, выражавшихся в преувеличении роли человеч. сознания, противопоставляемого внешнему миру, и приведших к усилению тенденций скептицизма и мистицизма. Вместе с тем этому времени свойственно также распространение объективного И., одна из крайних разновидностей к-рого – неоплатонизм. В неоплатонизме мы наблюдаем прямое включение политеистич. религ.-мифологич. представлений языческого греко-рим. пантеона в философские построения. Процесс слияния объективного И. с религией еще более интенсивно протекал в эту эпоху благодаря деятельности гностиков (см. Гностицизм), апологетов и особенно т.н. отцов церкви (представителей патристики), стремившихся сочетать объективный И. с христианско-монотеистич. вероучением, основывающимся на креационистских представлениях о едином боге, создавшем мир "из ничего". Наиболее типичным и ярким представителем этой религ.-филос. т. зр. был Августин, воззрения к-рого знаменовали переход от И. рабовладельч. общества к И. эпохи феодализма. Объявляя человеч. душу единственно ценным, в противоположность внешнему миру, объектом познания, а человеч. сознание – единственно достоверной реальностью, Августин вместе с тем придерживался объективно-идеалистич. т. зр., поскольку высшей реальностью, постигаемой человеч. душой, объявил единого всемогущего бога. Платоновские идеи как идеальные роды, существующие до вещей, этот христ. философ приписывал божеств. уму.
И. феодального общества.
Господствующее положение религии как наивысшего обобщения и санкции феодального общества, в к-ром церковь представляла собой важнейшую экономическую и идейную силу, а также зависимое от религии положение И. характерно для последующей эпохи средневековья как на Западе, так и на Востоке. В ранней схоластике на Западе (до конца 12 – нач. 13 вв.)и в современной ей арабской философии господствовал объективный И. в его платоновской и неоплатоновской форме, выражавшейся в эту эпоху преим. в виде крайнего реализма, согласно к-рому чем более общим является понятие, тем реальнее его существование в качестве самостоятельной, объективной, сущности. Исходя из этого принципа, крупнейший представитель ранней схоластики Ансельм Кентерберийский развил свое т.н. онтологич. доказательство бытия бога (см. Бог) как наивысшей реальности. Прогресс феод. общества, появление в нем гор. классов, оппозиционных по отношению к господств. феод. классу, и идеологически обслуживавшей его мусульм. церкви обусловили развитие более умеренной формы объективного И., основывающейся на аристотелизме и выступившей в виде т.н. умеренного реализма. Наиболее глубокими и влият. мыслителями мусульм. Востока, у к-рых аристотелизм, сочетаясь с рядом глубоких натуралистич. и материалистич. положений, оттеснил на задний план неоплатонизм, были Ибн Сина и Ибн Рошд. Аналогичные социальные процессы в Зап. Европе привели к перестройке объективного И., также приобретшего форму более умеренного реализма, основывающегося на аристотелизме. Фома Аквинский в борьбе против натуралистич. и материалистич. тенденций аверроизма, стремясь также подчинить развивающееся знание религ. вере, произвел последовательно идеалистич. обработку философии Аристотеля, подчиняя ее системе христианско-католич. вероучения.
Осн. объективно-идеалистич. понятием схоластич. философии после Фомы Аквинского стало аристотелевское понятие нематериальной формы, истолковывавшейся как движущее начало всех природных процессов и возводившейся к богу. Находившийся в антагонизме к схоластич. реализму номинализм, выражавший одну из материалистич. тенденций в ср.-век. философии, вместе с тем в лице своего крупнейшего представителя Оккама, отрицавшего онтологич. реальность общих понятий и истолковывавшего их общность как результат деятельности одного лишь сознания, встал на путь субъективно-идеалистич. интерпретации знания, прокладывая путь этому направлению в новое время.
Среди идеалистич. учений античности и средневековья можно различать монистическую, дуалистическую и плюралистическую формы И.
Объективно-идеалистич. система Платона не свободна от дуализма, поскольку материя рассматривается в ней как начало, хоть и неизмеримо более низкое, чем мир идей, но все же существующее независимо от него. Однако в платоновском И., подчеркнувшем решающую роль идеи блага как высшей из идей, подчиняющей себе все другие идеи, доминирует монистич. форма И. Дуализм более характерен для Аристотеля. Его колебания между материализмом и И. выразились не только в том, что Аристотель объявил т.н. первую или нечувств. материю совершенно независимой от деятельности высшей, нематериальной формы, но и в том, что он объявил материальную причину столь же органически необходимым компонентом любой вещи, как и причину формальную (подчинив при этом, однако, первую второй). Монистич. тенденция И. полностью восторжествовала в неоплатонизме, к-рый рассматривал всю природу в качестве эманации внеприродного, сверхчувственного и сверхразумного божеств. единства, а материю истолковывал как конечный результат его деградации, как продукт полного угасания света божеств. первоединства. Монистич. характер И. схоластиков-реалистов обусловлен тем, что они всю действительность подчиняли богу и, таким образом, создавались теософские системы. В И. веданты, а также у Иоанна Скота Эриугены, пантеистически рассматривавшего окружающий мир как проявление божеств. всеединства, идеалистич. монизм приобретал более последоват. характер. С другой стороны, Ибн Сина и Ибн Рошд, воскрешая дуалистич. идеи Аристотеля, приходили к выводу о "совечности" бога и природы и тем самым к отрицанию господств. религ. представлений.
С гносеологической точки зрения, т.е. в зависимости от того, какая форма познания признавалась доминирующей, идеалистич. учения уже в эту эпоху различались как сенсуалистические, рационалисти-ческие и иррационалистические. Сенсуалистическими были воззрения Протагора, а также нек-рые гносеологич. положения номинализма, в особенности Оккама. Значительно шире была представлена в эту эпоху рационалистич. форма И. Зародыш ее в др.-греч. философии следует усматривать в воззрениях мыслителей элейской школы, в частности Парменида, впервые энергично противопоставившего разум как источник достоверного знания чувствам человека как источнику знания недостоверного, обманчивого. Это противопоставление разума чувствам было усилено Платоном, у к-рого оно сомкнулось с его идеалистич. пониманием бытия. Всемерно подчеркивая независимость деятельности разума от показаний органов чувств, Платон придал своему рационалистич. И. умозрит.спекулятивную форму и пытался обосновать его мифологич. представлениями о бессмертии человеч. душ. Философия Аристотеля, ценившего, в отличие от Платона, эмпирич. знание, включала значит. элементы сенсуализма. По мере того как древний И. все больше смыкался с религией, рационалистич. элементы уступали в нем место иррационалистически-мистическим. Так, мистицизм неоплатонизма означал прежде всего попытку выдвижения сверхразумной интуиции, отождествляемой с экстазом, как высшим, поднимающимся над всеми рациональными источниками средством "познания" бога. Эта гносеология неоплатонизма вполне гармонировала с его крайне идеалистич. онтологией, прямо включавшей в свою систему религ.-мифологич. представления языч. пантеона. У Августина мистич. иррационализм был выражен еще более последовательно, чем в неоплатонизме. Он проявился в форме иллюминизма – учения о том, что постижение человеком истины есть результат не столько его собств. усилий, сколько следствие сверхъестеств. божеств. озарения его ума. Мистич. иррационализм принял у Августина также форму волюнтаризма, поскольку сущностью человеч. сознания он провозгласил не разум, а волю, понимаемую как свободную, ничем не детерминированную. В дальнейшем развитии схоластич. философии, особенно после того как она приспособила к христ. теологии аристотелевскую философию и логику, можно говорить о схоластич. псевдорационализме, до большой остроты отточившем технич. приемы дедуктивной логики, но вместе с тем превратившем эти приемы в сугубо формальное, притом софистическое, иск-во. Против этого "рационализма" выступала христ. мистика (один из виднейших ее представителей – Бернар Клервоский), отрицавшая за человеч. разумом какие бы то ни было права на богопознание и на познание истины вообще. С др. стороны, оппозиционная по отношению к господствовавшему христ. католич. вероучению неоплатоновско-пантеистич. мистика, виднейшими представителями к-рой в ср. века были Иоанн Скот Эриугена и Мейстер Экхарт, также видевшая в непосредств. интуитивном постижении бога гл. путь богопознания, вместе с тем сочетала это свое убеждение с высокой оценкой человеч. разума.
С точки зрения метода истолкования бытия мы встречаем И. метафизический и диалектический. В древности и средневековье преобладал метафизич. И., к-рый, однако, у нек-рых своих представителей сочетался с более или менее значит. элементами диалектики. Хотя платоновский И. был метафизическим и идеи в нем рассматривались как вечные, неизменные, не переходящие друг в друга сущности, а их совокупность образовывала застывшую иерархию, все же в диалогах "Парменид" и "Софист" Платон гл. виды идеального бытия – единство и множество, само бытие, движение, покой, тождество и изменение – рассматривал одновременно и как неизменные, и как находящиеся в постоянном изменении, выступая как против тех, кто абсолютизирует неподвижность Вселенной, так и против тех, кто абсолютизирует ее изменчивость. В сократич. диалогах Платон разрабатывал диалектику в ее античном смысле как иск-во добиваться истины путем раскрытия противоречий в суждениях противника. В дальнейшем, благодаря сочетанию объективного И. с христ. креационизмом, прежде всего у Августина, был усилен метафизич. элемент платоновского учения об идеях, последние стали пониматься как неизменные идеальные прототипы вещей, в соответствии с к-рыми бог актом своей воли творит вещи. Однако в неоплатоновско-пантеистич. И., сливавшем бога с природой и склонявшемся к динамич. интерпретации природы, нередко выступали элементы диалектики.
И. в понимании общества и г о с - в а уже и в эти эпохи сводился гл. обр. к воззрению, согласно к-рому подлинную основу общества и гос-ва составляют идеи, нравств. обязанности, а не материальные условия жизни. Платон в своей теории "идеального гос-ва" обосновывал принцип, согласно к-рому экономич. и политич. отношения должны быть подчинены отношениям моральным, будто бы составляющим фундамент общества и гос-ва. В дальнейшей истории И., по мере все большего подчинения его религии, решающие события истории человеч. общества истолковывались в прямой зависимости от божеств. провидения и от событий "священной истории". Такова философия истории Августина ("О граде божием"). В дальнейшей истории ср.-век. И. видным теоретиком общества и гос-ва выступил Фома Аквинский, в историч. концепции к-рого материальные интересы и запросы людей объяснялись их религ.-этич. взглядами и обязанностями. И. являлся безраздельно в течение всего этого периода филос. основой теории общества.
И. капиталистического общества (до сер. 19 в.). В эпоху Возрождения в борьбе против схоластич.-перипатетич. И. флорентийскими платониками, Николаем Кузанским и др. мыслителями был возрожден платоновский И., к-рый, однако, в отличие от И. первых веков н. э., сочетался с сильными пантеистич.-натуралистич. тенденциями. Но в 17 в. у кембриджских платоников, ведших ожесточенную борьбу против Гоббса и др. материалистов, натуралистич. тенденции не играли большой роли. Начиная с Декарта в бурж. И. все более настойчиво начинала пробиваться тенденция к субъективному И., что, с одной стороны, было одним из отражений развивавшегося бурж. индивидуализма, а с другой – явилось одним из результатов перемещения филос. интересов в область гносеологии: доказательства истинности знания, обоснования его достоверности и т. п. Новые формы были более способны приспосабливаться к развитию науч. знания. Субъективный И. проявлялся у Декарта, а затем и у др. идеалистов, в области гносеологии, в своих же онтологич. концепциях он, в противоречие с собственным материализмом в области физики, приходил к объективному И., утверждая объективное существование духовной субстанции, диаметрально противоположной телесной, а также существование бога как высшей субстанции, объединяющей и согласующей деятельность духовной и материальной субстанций. Эта объективно-идеалистич. линия была продолжена окказионалистами, в особенности Гейлинксом и Мальбраншем. Объективный И., утверждавший существование множества духовных субстанций, или монад, как простейших единиц бытия, объединенных деятельностью верховной монады, или бога, была развита Лейбницем, к-рый абсолютизировал психич. свойство представления, наделив им монады, являющиеся также центрами силы, понимаемой как нематериальное организующее материю начало. Субъективно-идеалистич. тенденция возобладала у Беркли. Однако, стремясь избежать солипсизма, а также желая укрепить идею бога, Беркли переходил на позиции И. объективного, пытаясь доказать реальность индивидуальных духовных субстанций, человеч. душ, а также бога как верховной духовной субстанции. Другой системой субъективного И. была философия Юма, к-рый, в отличие от Беркли, считал недоказуемым существование как материальной, так и духовной субстанций. Одна из теоретич. основ субъективного И. и скептицизма Юма – теоретич. неприятие им объективности причинных связей, трактуемых лишь как результат психологич. ассоциаций, продукт субъективной привычки. Тем самым берклианскую критику материальной субстанции Юм дополнил критикой причинно-детерминистич. взгляда на мир, оказав благодаря этому огромное влияние на субъективный И. новейшего времени.
Как субъективный, так и объективный И. отчетливо представлены в нем. классич. И., отразившем противоречивость историч. и социально-экономич. жизни Германии этой эпохи, в частности противоречивые тенденции в положении и политич. позиции нем. буржуазии. В основном как субъективно-идеалистическая должна быть охарактеризована филос. позиция Канта, хотя признание им "вещи в себе" означало наличие в его философии и материалистич. тенденции. Начатое уже Декартом гносеологич. обоснование И. получило у Канта детальную разработку. Подчеркивание Кантом сверхиндивидуальности ("трансцендентальности") априорных форм человеч. сознания открывало возможность и для развития объективного И. Обе эти тенденции были реализованы в дальнейшем развитии нем. И. По линии развития субъективного И. пошел Фихте. Он растворил объект, природу ("не-Я") в субъекте ("Я"). Последний понимался не только как конкретный человеч. индивид ("эмпирическое Я"), но и как сверхиндивидуальное, космич. начало ("абсолютное Я"), из к-рого должно быть выведено все богатство конкретной действительности. Поскольку осн. филос. позиция Фихте оставалась субъективно-идеалистической, а последняя была слишком узкой базой для развития диалектич. идей, характерных для нем. И., после Фихте в русле этого И. возникают новые объективно-идеалистич. системы. Первую из них создал Шеллинг, разработавший "философию тождества", согласно к-рой первоисточник всего существующего составляет абс. совпадение субъекта и объекта, материи и духа. Идеи Шеллинга оказали значит. влияние на ряд натурфилософов как в Германии (Окен и др.), так и за ее пределами (в России – Велланский и др.). Значительно более строгую и всеобъемлющую систему объективного И. создал Гегель. Утверждая полное тождество мышления и бытия, он провозгласил основой всего сущего "абсолютную идею".
Д у а л и с т и ч е с к и й И. представлен прежде всего Декартом, поскольку в его системе, наряду с идеалистической тенденцией, содержалось утверждение о самостоятельности материальной субстанции. Декарт развил в этой связи в своей физике материалистич. воззрения, несмотря на то, что в метафизике Декарт подчинял телесную субстанцию богу. Др. примером дуалистич. И. является философия Канта (см. В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 184), хотя идеалистич. тенденция в его философии – определяющая.
В рассматриваемый период параллельно происходит развитие рационалистич. и сенсуалистич. форм И.
Р а ц и о н а л и с т и ч . И. был связан прежде всего с осмыслением проблемы достоверности знания, пытался истолковать процесс познания на основе понятий, рассматриваемых как врожденные человеч. уму (Декарт, Лейбниц) или на основе присущих ему, и якобы априорных форм восприятия и интерпретации фактов опыта (Кант). Рационалистич. И., исходящий из идеи тождества мышления и бытия, из возможности исчерпывающего построения мира со всем его конкретным многообразием, из понятий и категорий человеч. разума, принял у Гегеля форму панлогизма.
С е н с у а л и с т и ч . И. нового времени был присущ прежде всего Беркли и Юму. Первый из них, извращая идеи материалистического в своей основе сенсуализма Локка и используя нечеткость его теории абстракции, рассматривал содержание сознания человека, распадающееся на сумму ощущений (идей), в полном отрыве от внешнего мира, как совокупность имманентных переживаний субъекта. Второй же еще более последовательно и четко проводил эту т. зр., разделяя содержание человеч. сознания на восприятия и идеи, являющиеся копиями и сочетаниями копий первых, и лишая как первые, так и вторые какого бы то ни было субстанциального основания.
Наиболее значит. учения иррационалистич. И. были развиты во 2-й пол. 18 – нач. 19 вв., гл. обр. в Германии.
Реакция против рационализма философов Просвещения уже у Руссо привела к выдвижению чувства как более характерного для человека способа познания мира. Нем. идеалисты Гаман и в особенности Якоби, выступая против рационализма Канта, подчеркивали первостепенное значение чувства и веры в познании и выдвигали на первый план "непосредственное знание", т.е. алогически понятую интуицию. Противопоставление логике – чувства, вдохновения, фантазии, веры и откровения как осн. компонентов иррационалистич. И. становится определяющей филос. позицией нек-рых художников, эстетиков и философов нем. романтизма, а также Шеллинга второго периода его филос. развития.
И. нового времени заключал в себе значительно больше элементов д и а л е к т и к и , чем И. древний и тем более средневековый. Уже Николай Кузанский рассматривал мир как бесконечный, состоящий из противоположностей, совпадающих как в бесконечно большом, так и в бесконечно малом. И. 17–18 вв. был метафизическим, поскольку он рассматривал идеи как некое неизменное содержание человеч. или божеств. ума. Напр., ни Декарт, ни Лейбниц вследствие антиисторич., метафизич. понимания действительности и самого человеч. сознания не были в состоянии решить ни проблемы происхождения принципов человеч. знания, ни его способности к обобщению. Аналогичным образом Кант, метафизически противопостав-лявший аппарат человеч. познания всей действительности как миру "вещей в себе", неисторически трактовал формы познания как неизменные и априорные. Однако в воззрениях этих идеалистов заметны диалектич. тенденции. В своей космогонии Декарт высказал глубокие диалектич. идеи, к-рые, однако, не были связаны с его И. Элементы диалектики имеются также в монадологии Лейбница, подводившей, хотя и на извращенной идеалистич. основе, к мысли о взаимосвязи всех явлений и процессов природы. В истории идеалистич. диалектики большую роль сыграло кантовское учение об антиномиях. Диалектич. характер фихтеанского И. более определенен: он выражался в попытке автора "Наукоучения" систематически выводить категории и формы познания, лишь перечисленные Кантом, из единого источника, показать в связи с этим развитие познающего субъекта, а также в антитетич. методе дедукции категорий. Идеалистич. диалектика была методологией натурфилос. воззрений Шеллинга. Шеллинг возобновил и развил на идеалистич. основе тот принцип совпадения противоположностей, к-рый впервые был выставлен Николаем Кузанским. Всесторонне диалектическим был идеализм Гегеля, изображавшего развитие всей действительности в результате борьбы противоположностей, в соответствии с законами "отрицания отрицания" и перехода постепенных количеств. изменений в изменения коренные, качественные.
Нарисованная в этой связи Гегелем картина взаимосвязи и развития категорий явилась наиболее глубокой разработкой диалектич. метода за всю предшествующую историю философии.
В отличие от И. древнего, а тем более средневекового, И. нового времени не всегда имел тесные и непосредств. связи с конкретными формами религии.
Проявлением зависимости И. этого времени от религии и его служебная роль по отношению к ней стал фидеизм, принимавший разнообразные формы. Одна из наиболее характерных для И. нового времени форм фидеизма состоит в развитии скептицизма и агностицизма, принижавших возможности человеч. разума и открывавших путь вере. Скептицизм Паскаля, парадоксально сочетавшийся у него с высокой оценкой рационального познания в сфере науки, был связан с религ.-этич. интерпретацией человеч. жизни и направлен в сторону мистики. Скептицизм Юма приводил к тому, что в его теории обесценивались теоретич. способности разума и открывалась дорога вере. Более определенно приводил к этим же выводам агностицизм Канта, утверждавшего, что прогресс познания означает не все более глубокое понимание объективных закономерностей мира, а все большее уяснение человечеством содержания своего собственного сознания, "диктующего" познаваемому свои законы. Фидеизм Канта подчеркнут самим философом, утверждавшим первенство "практического разума", отождествляемого с моралью и утверждавшего существование свободы воли, бессмертия человеческой души и бога. Иная форма оправдания религии, не связанная с агностицизмом, присуща гегелевскому И., мистифицирующему объективные закономерности, в особенности закономерности обществ. развития, и рассматривавшему свою систему абс. И., как выраженное в логич. понятиях миропонимание, однородное религиозному. Телеология как одна из форм борьбы И. против материализма широко использовалась идеалистами нового времени. Длит. время, вплоть до возникновения учения Дарвина, цитаделью телеологии оставалась область живой природы. Попытку в общефилос. масштабе подчинить детерминистич. истолкование действительности телеологическому сделал Лейбниц, рассматривавший монады в качестве духовных сил, целесообразно формирующих свои объекты. Др. форма телеологизма присуща Гегелю, согласно к-рому абс. идея – обожествленное человеч. мышление – в процессе своего развития стремится к самопознанию, осуществляющемуся в философии самого Гегеля и представляющему собой ту конечную цель, к-рая определяла все развитие с самого начала.
И. в понимании общества в новое время, как и в эпоху средневековья, выступал у нек-рых мыслителей в теологич. форме. Так, согласно Боссюэ, в ходе человеч. истории проявляется непосредств. руководство божеств. провидения. Более филос. форму эта теологич. идея провиденциализма приняла в философии истории Гегеля, усматривавшего в развитии человечества "хитрость мирового разума" и рассматривавшего историю любого народа как внешнее проявление присущего ему "национального духа".
В борьбе против теологич. концепций обществ. историч. развития большой вклад внесли прогрессивные бурж. мыслители. 16–18 вв., к-рые вслед за Макиавелли и Кампанеллой "...стали рассматривать государство человеческими глазами..." (Маркс К., см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 1, с. 111). Однако ни один из этих мыслителей (не только идеалистов, как Гроций, Руссо, но и материалистов, как Гоббс и Спиноза) не вышел в своих взглядах на общество из рамок И., поскольку все они движущую силу обществ. развития, в частности возникновения гос-ва (договорная теория), видели в человеч. разуме, а не в материальных условиях обществ. жизни. Вся бурж. мысль в понимании социальных процессов стояла на позициях И., независимо от принадлежности мыслителя к одному из двух лагерей в философии.
В. Соколов. Москва.
И. 2-й пол. 19 в. и эпохи и м п е р и а л и з м а . Эволюция И. во 2-й пол. 19 в. (после распада гегелевской школы) определялась потерей зап.-европ. буржуазией прогрессивной обществ. роли и фактом возникновения и развития диалектич. материализма. Появление марксистского мировоззрения как идеологии революц. пролетариата вызвало, в конечном счете, глубокую перестройку в бурж. миропонимании: идеалистич. философия вступила в полосу упадка, после Гегеля в ней возобладали эпигонство, стремление к реставрации и эклектич. соединению наиболее реакционных концепций прошлых эпох.
Произошло изменение самого понятия И. в среде бурж. философов. Все чаще под И. стали понимать только откровенно выраженную объективно-идеалистическую его разновидность, приобретающую характер спиритуализма. Это было вызвано тем, что многие субъективно-идеалистич. учения, а также нек-рые системы, представляющие собой более или менее эклектич. соединение объективного и субъективного И., стали тяготеть к позитивизму и неореализму, стремясь скрыть свою идеалистич. позицию в борьбе двух осн. направлений в философии. Появилось множество "промежуточных" концепций И., разными способами затушевывающих противоположность И. и материализма. Др. тенденция, связанная с первой, состояла в появлении и распространении иррационалистич. учений, проповедующих бессмысленность всей действительности или человеч. существования, тщетность познания и неспособность человеч. разума достичь его или же подчиненность его инстинктам, биологич. импульсам и т.д.
Претензия подняться "выше" борьбы материализма и И. и иррационализация последнего связаны в большинстве случаев в И. 20 в. с усилением субъективного И. в несколько завуалированной форме феноменалистич. эмпиризма, согласно к-рому объектом филос. исследования могут быть лишь явления человеч. сознания как таковые. Распространение многочисл. позитивистских и вообще феноменалистич. форм И. происходило под флагом "преодоления" спекулятивности и доктринерства, отягощавших И. прошлого времени, и демонстрации мнимого "богатства" и "плодотворности" идеалистич. мысли новейшего времени. В действительности же, весь И. 2-й пол. 19 – 1-й пол. 20 вв. проникнут агностицизмом и эклектизмом. Это наглядно продемонстрировало уже распространение неокантианства (Коген, Риккерт, Наторп, Кассирер и др.) в последней трети 19 – начале 20 вв. Вместе с тем бурж. идеалисты предприняли попытки скрыть антинауч. сущность И. и задержать его полное разоблачение в условиях быстрого прогресса науч. познания, доказывающего правоту материализма. Отсюда вытекают, с одной стороны, стремления неотомистов (см. Неотомизм) модернизировать свою космологию за счет включения в нее данных совр. естествознания, а с другой – попытки Н. Гартмана, Уайтхеда, Рассела, Шлика и др. путем соответств. обработки науч. данных выдать свой И. за новую "философию науки". В целом на всех системах И. этого времени – печать упадка и деградации. В наибольшей степени это свойственно мифологизирующим концепциям И., получившим развитие в гитлеровской Германии, и официальной филос. доктрине католицизма, поставленным на службу антикоммунизму. От столь недавно характерного для И. замалчивания успехов материалистич. миропонимания совр. И. (Веттер, Бохеньский, Хук, Ф. Франк и др.) перешел к фальсификации марксистского мировоззрения как средству борьбы против совр. материализма.
В истории И. 2-й пол. 19 – 1-й пол. 20 вв. можно выделить периоды: распада классич. форм И. (40–60-е гг. 19 в.), становления империалистич. идеологии в филос. форме (70–90-е гг. 19 в.) и зрелой бурж. философии эпохи империализма (20 в.), причем в последнем периоде Великая Октябрьская социалистическая революция, положившая начало общему кризису капитализма, знаменует и начало более быстрого процесса упадка бурж. мысли и одновременно попыток ее приспособления к новой идеологич. обстановке. Однако нек-рые течения И., возникшие в предшествующий период, существуют и поныне, хотя они и претерпели изменения.
Специфич. приемами борьбы И. против материализма в 20 в. являются: попытки 1) софистически "примирить" материализм с нек-рыми разновидностями откровенного И.; 2) истолковать диалектич. материализм в духе старого, метафизического, а иногда даже вульгарного материализма; 3) изобразить различные разновидности И., в особенности позитивистские, как материализм. Так возникли концепции "методологического материализма", т.е. понимания материалистич. тезисов как правил упорядочения языка наук, лишенных объективного значения (физикализм Карнапа) и "формального материализма", т.е. рассмотрения всех элементов знания как эмпирич. объектов в поле сознания субъекта (физикализм Нейрата).
И. 2-й пол. 19 – 1-й пол. 20 вв., как правило, свойственны враждебность диалектике и крайние метафизичность и механицизм (особенно в неопозитивизме). Неогегельянцы либо пренебрегли диалектикой, либо превратили ее в орудие агностицизма (Брэдли), иррационализма (Кронер, Кожев) и социального пессимизма (Либерт и его "трагическая диалектика"). Сторонники т.н. эмерджентной эволюции заменили диалектику учением о спонтанных и, по сути дела, необъяснимых скачках в развитии действительности, а экзистенциалисты превратили ее в средство описания якобы неистребимых и неразрешимых противоречий человеч. сознания.
Для И. 2-й пол. 19 в. и тем более 20 в. характерно все большее переплетение филос. течений, развивавшихся до этого в отд. странах, чему отчасти способствовало и появление новых форм распространения И. – филос. журналов, периодич. съездов бурж. философов и т.д. Такие течения совр. И., как экзистенциализм, неопозитивизм и неотомизм, характерны для мн. капиталистич. стран, хотя имеет место преимущественное их распространение в нек-рых из них. Напр., во время и после второй мировой войны в Германии и во Франции широкое распространение получил экзистенциализм. В странах англ. языка неопозитивизм опирается на более живые здесь традиции юмовского агностицизма, а неотомизм находит для себя почву преим. в католич. странах (особенно во Франции, в Бельгии, в Италии). В то же время появляются и новые разновидности И., лишь несущественно отличающиеся от осн. течений И. и имеющие небольшое количество приверженцев. Обилие этих разновидностей И. создает иллюзию теоретич. "многосторонности" и укрепляет миф о "самостоятельности" всех этих школок И. как по отношению друг к другу, так и по отношению к политич. силам империализма. Гл. социальную причину "многообразия" форм совр. И. следует видеть в прогрессирующем процессе распада бурж. сознания в эпоху общего кризиса капитализма и торжества социализма. Вместе с тем эти формы имеют и свои гносеологич. корни, заключающиеся в ряде трудностей и даже кризисных ситуаций, возникающих в процессе развития науч. познания. Т.н. "физический идеализм" и "физиологический идеализм", возникшие еще в 19 в., продолжают свое существование и теперь. К ним прибавились "математический", "логический" и "семантический" И. Трудности анализа знаковых функций языка и истолкования логико-математич. антиномий и противоречия в развитии осн. понятий субатомной физики послужили почвой для развития неопозитивизма и т.н. "общей семантики". Мистификация социальных причин, вызвавших психологию упадочничества, и абсолютизация чувств тревоги, страха и отчаяния в среде средней и мелкой буржуазии сыграли роль предпосылки экзистенциализма, а также фрейдизма. Неверие в возможность объективного познания – главное в отношении совр. И. к науке.
Процесс разложения совр. И. получил частичное выражение в распространении плюралистич. тенденций (Н. Гартман, Сантаяна, Витгенштейн, персонализм).
Объективный И. в послегегелевский период чаще всего выступал в форме спиритуализма, в виде учения о том, что основа действительности носит личностно-духовный характер. Во мн. случаях спиритуалистич. И. был соединен в той или иной мере с иррационализмом. Во Франции спиритуализм был связан еще с именами Мен де Бирана и Кузена, а позднее – Ренувье, Лашелье, Бутру и, наконец, Брюнсвика, наиболее влиятельного (после Бергсона) франц. идеалиста 1-й пол. 20 в. В Германии произошло оживление спекулятивного И. в форме учений Фехнера, Краузе, Лотце. Со 2-й пол. 19 в. в Шотландии и Англии (Стирлинг, братья Керд, Т. Грин, Мак-Таггарт, Брэдли, Бозанкет, а позднее Р. Коллингвуд), а затем в самой Германии (Лассон, Глокнер, Кронер, Либерт, Марк и др.) и позднее – в Италии (Кроче, Джентиле) началось движение неогегельянства. Движение это способствовало развитию спиритуализма также и на амер. почве (Ройс, Болдуин). Тесно связанное с задачами апологии милитаристского
империалистич. гос-ва и его экспансионистских стремлений неогегельянство, в отличие от философии самого Гегеля, имело сильную волюнтаристско-иррационалистич. окраску; оно включило в себя элементы субъективного идеализма. Спиритуалистич. формы объективного И. возникли также в результате деятельности амер. персоналистов (Боун, Брайтмен, Флюэллинг и др.), использовавших идеалистич. учение Лейбница и Гегеля для построения мистико-спиритуалистич. концепций мира как комплекса личностных духов. Спиритуалистич. И. характерен для реакц. философии в России кануна Октябрьской революции (Соловьёв, Бердяев и др.). Этой формы И. в разных ее модификациях придерживаются и различные ветви протестантской теологии и т.н. католический модернизм. Названные течения И. имеют немало приверженцев среди лиц, принадлежащих к наиболее реакционным обществ, группировкам в США, но все же в отношении своей влиятельности значительно уступают неотомизму – самому влият. объективно-идеалистич. направлению в совр. бурж. философии, теоретически "обосновывающему" религ. догматику католицизма.
Неотомизм представляет собой теоретич. основу неосхоластики и офиц. философию католицизма (с 1879). Виднейшие совр. представители неотомизма – Маритен, Жильсон. В своей методологии неотомизм использует старые схоластич. приемы, но в последние годы стал модернизировать их при помощи не только средств совр. символич. логики (аксиоматич. и семиотич. методов), но и элементов неопозитивистской, гуссерлианской и неореалистич. теорий познания. Образуя спиритуалистич. полюс совр. И., неотомизм, строго следуя догмам католич. теологии, тем не менее, тоже претендует на "преодоление" противоположности материализма и И., поскольку при рассмотрении явлений он допускает позитивистский и даже "материалистический" (т.к. признает существование материи независимо от человеч. душ) подход. Наиболее общая теоретич. предпосылка историч. эволюции неотомизма – стремление спасти и укрепить позиции религии от опасного для него развития науч. знаний. С этим связана пропаганда неотомистами мифа о возможности органич. сожительства совр. религии И. и науки. По существу для неотомизма, как и для всего совр. И. в целом, характерно стремление не столько "приспособить" филос. И. к науке, сколько подчинить науку, исказив и принизив ее результаты.
В И. империалистич. периода широко популярна идея примирения философии и богословия. Наиболее гипертрофированную форму она приобрела в откровенно религ. И., напр. у виднейшего представителя религиозно-мистич. философии в России конца 19 в. – В. Соловьёва. Обвиняя идеалистич. рационализм и эмпиризм в "односторонности", он ратовал за "цельное знание", в основе к-рого было бы мистич. постижение бога. Он пытался "реформировать" философию на базе прямого религ. откровения. Соловьев выступал за "вселенскую церковь" и возникшее на ее началах теократич. мировое общество. Линия религ. И. в России, а затем в белогвардейской эмиграции была представлена Бердяевым и др. Религ. И. развивается в наст. время еврейскими мистиками – "хасидами" в США и нек-рыми мистич. группами в ФРГ и Израиле (Бубер и др.), а также в протестантском иррационализме (Отто, Нибур и др.). Специфика религ. И. состоит в том, что в этой форме И. стирается различие между теологией и философией; последняя превращается в составную часть самой теологии.
Иррационалистич. И. – наиболее распространенное направление в И. послегегелевского периода. За последние сто лет эволюции иррационализма в нем произошло усиление субъективно-идеалистич. мотивов. Если Шопенгауэр искал внутр. сущность действительности в возвышающейся над отд. индивидуумами слепой воле, а Э. Гартман, пытавшийся сделать прививку шопенгауэровского учения к системе Гегеля, – в бессознательном вселенском волевом начале, то у Ницше в понимании воли как филос. принципа субъективно-идеалистич. момент уже преобладает: хотя Ницше и заявлял, что его учение выше "традиционной" противоположности материализма и И., его волюнтаристская концепция истины как "удобной лжи" и трактовка им картины мира как "всеизменяющейся лжи" свидетельствовали о субъективном И. его учения.
У Ницше противопоставление "удобства" и "выгоды" знанию соединялось с предвосхищавшей идеологию фашизма проповедью аморализма и агрессивной "воли к власти" социальной "элиты". От Ницше через Зиммеля линия развития иррационалистич. И. привела, во-первых, к т.н. философии жизни в Германии и Франции и, во-вторых, к прагматизму в США, Италии, отчасти в Англии.
Представители философии жизни, примыкая к традициям Гамана и нек-рых "романтиков" (сам термин "философия жизни" был выдвинут Ф. Шлегелем еще в 1827) противопоставили "переживание жизни" теории и вообще дискурсивному мышлению и рассудку. Однако несравненно более реакционный характер приобрела философия жизни в 20 в., в эпоху империализма, и в особенности после Великой Октябрьской социалистич. революции.
Если наступление эпохи империализма привело к усилению антидемократич. и антигуманистич. содержания идеалистич. концепций, к распространению пессимистич. идей, то филос. реакция в лагере И. на пролетарскую революцию в России и последовавшие затем социалистич. обществ. преобразования выразились прежде всего в усилении антикоммунистич. направленности И., воинствующего антиматериализма и антирационализма. Наибольшим влиянием философия жизни пользовалась в первые, три десятилетия 20 в. (она связана с именами Дильтея, Шпенглера, Кейзерлинга, Клагеса и Юнгера в Германии, Бергсона во Франции). Шпенглер поставил философию жизни на службу империалистич. политике, превратив мнимый историзм Дильтея в антиисторич. противопоставление различных культур. Клагес пришел к открытому отрицанию разума и культуры, требуя защищать человеч. душу от "злодейской" силы разума. Непосредственно в интересах фашизма использовали философию жизни Юнгер и Боймлер. Бергсон поставил свое иррационалистич. учение о "жизненном порыве" на службу объективному И. Провозглашенный философией жизни приоритет инстинкта и биологич. "критерий" познания вели не только к субъективному И., но в вопросах теоретич. обоснования социологии и к смыканию с расистской социологией Гобино, Чемберлена, а затем – с расистской "философией" гитлеровцев. Последняя использовала человеконенавистнич. идеи Ницше и приобрела наиболее уродливую форму в "философии мифов" Розенберга, объявившего расовый принцип как совокупность иррац. черт т.н. "расовой души" конечной основой действительности и критерием познания. С др. стороны, отстаиваемое Дильтеем, а затем Шпенглером положение о разобщенности культур было впоследствии подхвачено Тойнби, утверждавшим взаимообособленность различных форм человеч. духа в их историч. воплощении.
От философии жизни, а также экзистенциальной теологии дат. иррационалиста Кьеркегора, утверждавшего бессмысленность и безнадежную противоречивость мира, ведет свою родословную нем. и франц. экзистенциализм – наиболее характерная форма иррационалистич. И. в сер. 20 в. Возникнув после поражения империалистич. Германии в первой мировой войне, экзистенциализм пытался облечь крайне пессимистич. мироощущение в форму очередного "преодоления" осн. вопроса философии. Так, с т. зр. Хейдеггера, гл. проблема онтологии – проблема "смысла бытия", разрешение к-рой якобы ведет к выводу, что подлинное бытие "переживает себя", оно есть "существование", т.е. человеч. самосознание в потоке времени. Религ. экзистенциализм Ясперса и Марселя пытался найти связь человеч. существования, к-рое само по себе лишено сущности, и божественной "трансценденции". Во Франции Сартр, Камю и др. пытались придать экзистенциализму форму мнимого атеизма и крайне субъективистской психологии личности, гонимой страхом перед смертью в бездну "ничто".
Для экзистенциализма характерны попытки доказать, будто ему удалось осуществить принципиальный сдвиг филос. проблематики в сторону анализа собственно человеч. бытия, что якобы кладет начало философии, наконец-то ставящей реального человека в "центральный пункт философствования". Несомненна связь экзистенциализма со взглядами Мен де Бирана и Ницше, а также с филос. антропологией Шелера, использовавшего феноменологич. метод Гуссерля для обоснования утверждения, будто эмоц. опыт – гл. ключ к познанию бытия.
Экзистенциализм родствен также течению т.н. "диалектической теологии", или "теологии кризиса" (К. Барт, Р. Бультман, Ф. Гогартен и др.); основатели последней мистически рассматривают человеч. мышление как диалог отчаявшегося человека с богом. Течение "диалектической теологии", возникшее в Германии в 20-х гг. 20 в., перекинулось затем в США и в наст. время является одной из распространенных в капиталистич. мире форм филос. иррационализма, носящего притом откровенно религ. характер.
К волюнтаризму Ницше восходят также и осн. идеи прагматизма. Родоначальником прагматизма был Ч. Пирс, в дальнейшем он был развит Джемсом, Дьюи, Мэдом и Хуком в США, Ф. Шиллером в Англии и Дж. Папини в Италии. Это течение во многом перекликается с идеями Зиммеля, Бергсона и др. "философов жизни", с к-рыми его роднит растворение истинности в биологич. полезности и "эффективности" действия. С др. стороны, Джемс испытал на себе влияние "критицизма" Ренувье с его феноменалистским взглядом на науку (сам Ренувье назвал его "феноменистским", чтобы отграничить от агностицизма, от к-рого открещивался).
Отождествляя науч. утверждения с предсказаниями и приписывая последним не объективное, а всего-навсего "эвристическое" значение описания "удобных" операций, позволяющих вызвать желательные ощущения, прагматизм смыкается с операционализмом Бриджмена. В последние годы произошло значит. сближение прагматизма и неопозитивизма благодаря тому, что оба учения применяют понятия проверки (верификации), согласно к-рому истинность тождественна ее проверяемости, а отсюда отрицается объективность истины. Поэтому прагматизм, особенно в той его форме, к-рую он приобрел у Дьюи, иногда рассматривают как форму позитивистского эмпиризма. Субъективно-идеалистич. понимание опыта в прагматизме приближается также к пониманию опыта в махизме. Прагматисты находят общий язык и с религиозно мыслящими философами, поскольку уже Джемс заявил, что "выгода" на стороне верующего человека, рискующего лишь тем, что напрасно молился, но не на стороне атеиста, рискующего попасть в немилость бога, если бог существует.
Прагматизм близок к неопозитивизму и в понимании происхождения формального знания, хотя и здесь делает упор на его биологич. применимость. Вслед за Пуанкаре, Э. Леруа и Динглером неопозитивисты дают ответ в духе конвенционализма на вопрос об источнике общеобязат. знания. В сер. 20 в. возникла целая неопрагматистская группа в США ("логические прагматисты" – К. Льюис, Куайн, Гудмен), прагматистски истолковывающая неопозитивизм. Однако вместе с тем неопозитивизм имеет и др. теоретич. источники. Важнейшим из них был прежде всего позитивизм 19 в. – одно из наиболее характерных феноменалистски-эмпирич. течений в развитии послегегелевского И., примкнувший (особенно в Англии) к агностицизму Юма.
Позитивизм, связанный прежде всего с именами Конта, Дж. С. Милля и Спенсера, а затем модернизованный Махом, Авенариусом и их школой (см. Махизм), представил собой наиболее типичную форму феноменалистского эмпиризма в бурж. И. предимпериалистического (то есть 70–90-х гг. 19 в.) и империалистич. периодов. Всем позитивистам свойственно отрицание науч. значения борьбы двух осн. лагерей в философии. Одни из них утверждали невозможность решения осн. вопроса философии, другие провозглашали "нейтральность" "материала" мира или "материала" познания, третьи "доказывали" отсутствие науч. смысла в осн. вопросе философии. Эти осн. тезисы позитивизма характерны для трех исторически следовавших друг за другом его вариантов – для первого (Конт, Дж. С. Милль, Спенсер), второго (махистского) и третьего (неопозитивистского). Усматривая сущность науки в описании и упорядочении чувственно воспринимаемых явлений, а философии – в упорядочении (классификации) наук, а также в выявлении инварианта описат. закономерностей различных областей явлений или, наконец, в логич. анализе языковой (символической) формы выражения этих закономерностей, позитивизм отводил, как казалось его сторонникам, направленные в их адрес обвинения в спекулятивности и доктринерстве. Позитивизм рекламировал себя как "антифилософскую" философию, и его эволюция представляет собой цепь безуспешных попыток все более полного "очищения" опыта от онтологич. предпосылок (т.н. "онтизм", т.е. антионтологизм позитивистов).
Начиная с 20-х гг. 20 в. позитивизм принял форму неопозитивизма, к-рый первоначально сложился в Венском кружке Шлика, Карнапа, Нейрата и др., в Берлинском кружке Рейхенбаха, Мизеса и др., в ранних работах Витгенштейна и статьях наиболее близкого к Венскому кружку Айдукевича – представителя львовско-варшавской школы, а отчасти в сочинениях Рассела. Неопозитивизм – наиболее типичная форма скептицизма и агностицизма в И. 20 в., соответствующая стремлениям буржуазии использовать в своих интересах точное знание (роль к-рого в условиях технич. прогресса все более возрастает), "обезвреженное" от материализма.
В процессе своего формирования неопозитивизм воспринял нек-рые идеи неокантианцев марбургской школы (понятие объекта как логич. конструкции), махизма (принцип "нейтральности" ощущений и сведения существующего к чувственно наблюдаемому), фикционализма (истолкование научных абстракций как фикций), а также гуссерлианства, неореализма Мура и раннего Рассела и, наконец, близких к неосхоластике неореалистов Ф. Брентано и Мейнонга, выдвинувших тезис об онтологич. автономии логич. понятий и категорий по отношению к др. видам опыта и начавших широкое применение метода формально-логич. анализа. Неопозитивисты попытались скрыть субъективно-идеалистич. характер пресловутых "нейтральных элементов" махистов посредством новых словесных одеяний: на смену "чувственным данным" пришли "события" Рассела, "констатации" Шлика, "протокольные предложения" Карнапа, "факты" Витгенштейна и Айера. С сер. 50-х гг. 20 в. неопозитивистский И. выступает в двух формах – "аналитич. философии" гл. обр. в США и "лингвистич. анализа" в Англии. "Аналитическая философия" представлена А. Паппом, Н. Гудменом и Куайном в США, Поппером – в Англии, В. Штегмюллером – в Австрии, Э. Кайла, Й. Йёргенсеном и А. Нессом – в скандинавских странах и др. Понятие анализа, истолковывавшееся в Венском кружке как совокупность операций редукции (сведéния) теоретич. утверждений к предложениям о чувств. данных "перевода" одних предложений на другие, приобрело теперь более широкий и менее определ. смысл уточнения через определения, объяснения и "прояснения" вообще. Согласно "аналитич. философии", задачи филос. исследования должны состоять только в логич. анализе "языка" спец. наук, любых современных и прошлых филос. учений, повседневной речи и, наконец, самой формальной логики. Такое несколько смягченное "исключение" традиционной филос. проблематики, а тем самым и "преодоление" И. и материализма мнимы; в действительности перед нами лишь новая разновидность субъективного И. В философии "логического анализа" сохраняются три гл. теоретич. устоя неопозитивизма – запрещение теоретически решать вопрос о внешнем источнике чувственных "данных" (как якобы лишенный науч. смысла), сведéние предмета философии к анализу языка и конвенционализм в решении логич. и собственно филос. проблем. Первый из этих тезисов неизбежно возвращает к берклеанской абсолютизации ощущений как источника познания, второй – к идеалистич. ограничению познания содержанием человеч. мышления, а третий – к индетерминизму, поскольку понятие конвенции как произвольного соглашения есть понятие индетерминированного, с т. зр. объективных мотивов, акта.
Эпигонская разновидность неопозити-вистского И. сложилась в Англии на основе идей Мура и позднего Витгенштейна: ее предметом является лингвистический анализ повседневного языка на предмет выявления вариантов словоупотребления и устранения "иллюзий", якобы вызываемых всяким философским (в т. ч. позитивистским) языком. Все осн. пороки позитивистской формы И. сохранились и углубились в этой концепции "лингвистич. анализа" (Райл, Остин, Эрмсон, Уисдом, Нил и др.). Неудовлетворенность позитивистскими результатами "лингвистич. анализа" выражают ныне Айep, Страусон, Хэмпшир, а также Рассел и Карнап.
Одной из влиятельных школ И. 20 в. является неореализм, различные разновидности к-рого были выдвинуты Александером и Т. X. Морганом, развившими концепцию "эмерджентной" эволюции в Англии, американцами Холтом, Монтегю, Перри, Уайтхедом, Вудбриджем, Г. Фуллертоном, а также Н. Гартманом – автором "новой онтологии" в Зап. Германии. Исходный пункт неореализма – утверждение о том, что материя и дух будто бы лишь различные виды ("слои") бытия, к-рое якобы односторонне квалифицировалось с т. зр. и материализма, и И., и позитивизма. Однако анализ "бытия", предпринятый самими неореалистами, обнаружил идеалистич. сущность их учения о слоях бытия, т.к. предпосылкой неореалистического анализа "бытия" в любых его разновидностях оказываются поиски бытия внутри сферы сознания ("имманентность" сознанию). Под названием критический реализм выступили различные и даже противоположные учения (от объективного идеализма Сантаяны до близкого к материализму "натурализма" Селлерса). Аналогичные расхождения возникли в школе феноменологии: если Гуссерль колебался между субъективным и объективным И., а его польский последователь Ингарден перешел к объективному И., то Фарбер вступил на "натуралистические" позиции.
Несмотря на появление в последние годы новых течений в совр. И., ему присуща и противоположная тенденция к сближению осн. его направлений. Эта тенденция реализуется в трех формах: 1) в разграничении сфер действия разных видов И., как якобы дополняющих друг друга. Неопозитивисты, напр., считают атеизм и материализм учениями, лишенными науч. смысла, неотомизм же рассматривают как не подлежащее науч. критике объяснение действительности. Со своей стороны, теоретики неотомизма допускают неопозитивизм как учение об определенном способе описания явлений; 2) в сближении значений нек-рых осн. понятий, употребляемых разными течениями И., различие между к-рыми и ранее было "десятистепенным". Это происходит, напр., с понятиями верификация, операция и значение, используемыми в неопозитивизме, прагматизме и операционализме, что облегчается конвенциональным их истолкованием; 3) в возникновении прямых "гибридов" различных видов И. Напр., концепции теопрагматизма и "общей семантики" произошли от соединения прагматистских, операционалистических и неопозитивистских идей.
Враждебность совр. И. диалектич. материализму способствует закреплению гносеологич. корней осн. его течений и благоприятствует дальнейшему развитию субъективизма, агностицизма и иррационализма. Вынужденные под напором фактов и логики вещей делать в ряде случаев частичные уступки материализму, идеалисты делают их, как правило, таким образом, чтобы избежать открытой квалификации принимаемых ими новых идей как материалистических; они стремятся затушевать их происхождение и впадают в эклектицизм, разоблаченный В. И. Лениным на примере махистской разновидности И. и свойственный ныне, напр., "натурализму" Э. Нагеля, "реалистич." исканиям Айера, пытающихся изгнать субъективизм из принципа верификации, и т.д. Вместе с тем в наши дни под влиянием диалектич. материализма и материалистич. содержания совр. естествознания имеет место переход отд. идеалистов на позиции материализма, о чем свидетельствует отход нек-рых крупных физиков-теоретиков от субъективистских позиций, а также эволюция взглядов К. Ламонта, К. Янагида, М. Фарбера и др. мыслителей. И. в целом остается филос. направлением, принципиально противоположным материализму и безуспешно ищущим "лекарства" от неуклонно происходящей дальнейшей его деградации в изобретении "новых" своих разновидностей. В отд. случаях представители совр. И. (Рассел, Сартр и др.) остро ставят новые вопросы, связанные с развитием естеств. и социальных наук и обществ. жизни, но в силу И. и метафизичности своих взглядов не в состоянии правильно разрешить их, что свидетельствует о бесплодности И. как филос. течения.
И. в бурж. этике и эстетике развивался в различных формах – в виде отрицания историч. возникновения моральных и эстетич. взглядов, резкого противопоставления теоретической и якобы априорной (неизменной и внеэмпирической) этики и эстетики историч. процессу развития моральных и художеств. воззрений людей и т.д., не говоря уже об откровенном И. в объяснении сущности этич. и эстетич. категорий, носящем в конечном счете аристократич. характер и восходящем к Платону, или же о позитивистском конвенционализме (Ч. Стивенсон и В. Илтон), вообще отрицающем всякую объективную значимость теоретич. и нормативной этики и эстетики. И. является филос. основой всей бурж. философии истории и социологии империалистич. периода. В бурж. философии истории (а также философии культуры, философии хозяйства, социальной философии) И. проявляется либо в форме непосредств. филос. обоснования соответствующих концепций (Ясперс, философия истории неотомистов), либо в виде субъективистской методологии (Шпенглер, Поппер, Тойнби и др.). В бурж. социологии И. проявляется либо в форме позитивистского или же откровенно идеалистич. обоснования той спец. методологии, к-рая свойственна данному социологич. учению (главнейшие виды методологии здесь – описательно-эмпирическая, бихевиористская, неофрейдистская), либо в общей атмосфере агностицизма, субъективизма и психологич. подхода к явлениям обществ. жизни, характерной для бурж. социологии. И. в совр. натуралистич. концепциях связан с лежащим в основе "натурализма" сведением социальных явлений к психологич. мотивам человеч. поступков, а в мифологизирующих концепциях – с тем, что фантазия так или иначе объявляется гл. действующей силой историч. процесса.
Предпосылки продолжающегося существования И. коренятся в социальных условиях капиталистич. общества. В условиях социализма и коммунизма отпадает почва для возникновения филос. систем И., но не исчезают гносеологич. корни возможных отд. идеалистич. ошибок ученых и философов. В целом перспективы его преодоления тесно связаны с судьбами религии.
В условиях совр. этапа классовой борьбы И. состоит на вооружении антикоммунизма, поставляя аргументацию против материализма, атеизма и освободит. движений. Для идеалистов характерны утверждения о непроверяемости диалектич. и историч. материализма (неопозитивисты обвиняют марксистскую философию прежде всего в т.н. принципиальной негативной непроверяемости и в использовании бессодержат. абстракций высшего уровня), а также в несовместимости материализма с моралью и "свободой личности" (неотомисты изображают марксизм в качестве "дьявольского учения"). Идеалисты обвиняют марксизм в приверженности к устарелому будто бы учению о двух осн. направлениях в философии, утверждают несовместимость социалистич. и коммунистич. обществ. строя со свойствами "человеч. природы" (что особенно свойственно экзистенциализму), с заветами религии и т.д. Экзистенциалистская форма И. (Ясперс) в особенности используется для внедрения в умы представления о неизбежности 3-й мировой войны, к-рая закончится катастрофой для человечества. "Пусть лучше погибнет весь мир, чем капитализм", – таков новый вариант прежнего религ. девиза: "лучше погубить тело, но спасти душу". Ряд неотомистов пытались изобразить диалектич. и историч. материализм, как и марксизм в целом, в виде новой "религиозной доктринам, используемой... дьяволом для бунта против бога.
Ревизионисты черпают в совр. И. аргументы против диалектич. и историч. материализма в пользу лицемерной концепции "третьего пути" в мировоззрении и политике. Ревизионизм всегда тяготел к различным видам философского И.; его представители стремились подменить диалектич. и историч. материализм сначала кантианством и позитивизмом, затем махизмом. В середине 20 в. наиболее типичные формы философского ревизионизма: антропологически-экзистенциалистская, неопозитивистская (в соединении с пропагандой так наз. "эмпирической социологии"), неогегельянская и религиозная.
Наряду с сохранением позитивистских и субъективно-идеалистич. форм И. в настоящее время в бурж. философии наблюдается усиление объективно-идеалистич. течений, особенно религ. толка, что связано с тем, что "все возрастающее значение в политическом и идеологическом арсенале империализма приобретает к л е р и к а л и з м" (Программа КПСС, 1961, с. 53).
Диалектич. материализм непримирим к И., современные формы которого используются буржуазией для обоснования "главного идейно-политического оружия империализма – а н т и к о м м у н и з м а , основным содержанием которого является клевета на социалистический строй, фальсификация политики и целей коммунистических партий, учения марксизма-ленинизма" (там же, с. 51–52). Основы теоретич. критики всего соврем. И. заложены В. И. Лениным в труде "Материализм и эмпириокритицизм" и др. его работах. См. также статьи о философии различных стран.
И. Нарский. Москва.
Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство, Соч., 2 изд., т. 2; их же, Немецкая идеология, там же, т. 3; Маркс К., Нищета философии, там же, т. 4; его же, Капитал, т. 1, там же, т. 23, гл. 1, § 4; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, М., 1957; его же, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14; его же, Философские тетради, там же, т. 38; его же, Социализм и религия, там же, т. 10; его же, Об отношении рабочей партии к религии, там же, т. 15; История философии, т. 1–3, М., 1940–43; т. 1–5, М., 1957–61; Основы марксистской философии, М., 1959, гл. 2; Дильтей В., Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических системах, в сб.: Новые идеи в философии, No 1, СПБ, 1912; Флоренский П. Α., Смысл идеализма, Сергиев Посад, 1914; Францев Ю. П., У истоков религии и свободомыслия, М.–Л., 1959; Спиркин А. Г., Происхождение сознания, М., 1960, гл. 9, 10; Черкашин П. П., Гносеологические корни идеализма, М., 1961; Критика современной буржуазной философии и социологии. [Сб. статей], М., 1961; Мшвениерадзе В. В., Основные течения современной буржуазной философии (Критический очерк), К., 1961; Асеев Ю. А. и Кон И. С, Основные направления буржуазной философии и социологии XX века, [Л.], 1961; Ковалгин В. М., Марксистская философия против идеализма и метафизики, Минск, 1961; Джемс У., Вселенная с плюралистической точки зрения, М., 1911; Корнфорт М., Наука против идеализма, пер. с англ., М., 1957; Willmann Ο., Geschichte des Idealismus, Bd 1–3, Braunschweig, 1894–97; Hartmann E. von, Geschichte der Metaphysik, Tl 1–2, Lpz., 1899–1900; Кronenberg M., Geschichte des deutschen Idealismus, Bd 1–2, Münch., 1909–12; Royce J., Lectures on modern idealism, New Haven, 1919; Ranzoli С., L'idealismo e la filosofia, Torino, 1920; Cassirer E., Das Erkenntnisproblem in der Philosophie und Wissenschaft der neueren Zeit, [3 Aufl.], Bd 1–3, В., 1922–23; Hartmann N., Die Philosophie des deutschen Idealismus, Tl 1–2, 1923–29; его же, Grundzüge einer Metaphysik der Erkenntnis, 4 Aufl., В., 1949; Hirsch E., Die idealistische Philosophie und das Christentum, Gütersloh, 1926; Groos H., Der deutsche Idealismus und das Christentum, Münch., 1927; Abbagnano N.. Il nuovo idealismo inglese ed americano, Napoli, 1927; Dewey J., The quest for certainty, L., 1930; Spiritо U., L'idealismo italiano e i suoi critici, Firenze, 1930; Spranger E., Der Kampf gegen den Idealismus, В., 1931; Contemporary idealism in America, Ν. Υ., 1932; Gardeil H. D., Les étapes de la philosophie idéaliste, P., 1935; Liebert Α., Die Krise des Idealismus, Ζ.–Lpz., 1936; Jоlivet R., Les sources de l'idealisme, P., 1936; Guzzo Α., Idealismo e cristianesimo, v. 1–2, Napoli, 1936; Carabellese P., L'idealismo italiano, Roma, 1946; Ottaviano C., Critica dell'idealismo, 2 ed., Padova, 1947; Löwith K., Von Hegel zu Nietzsche, 3 Aufl., Stuttg. [1953]; Ρuсelle J., L'idealismo en Angleterre, de Coleridge à Bradley, P., 1955; Ewing A. C., Idealist tradition from Berkeley to Blanshard, Chi., 1957.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

ИДЕАЛИЗМ
    ИДЕАЛИЗМ (от греч. ιδέα — идея) — категория философского дискурса, характеризующая мировоззрение, которое либо отождествляет мир в целом с содержанием сознания познаюшего субъекта (субъективный идеализм), либо утверждает существование идеального, духовного начала вне и независимо от человеческого сознания (объективный идеализм), а внешний мир считает проявлением духовного бытия, универсального сознания, абсолюта. Последовательный объективный идеализм видит в этом начале первичное по отношению к миру и вещам. Термин “Идеализм” ввел Г. В. Лейбниц (Соч. в 4т., т. 1. M., 1982, с. 332). Объективный идеализм совпадает со спиритуализмом и представлен в таких формах философии, как платонизм, панлогизм, монадология, волюнтаризм. Субъективный идеализм связан с развитием теории познания и представлен в таких формах, как эмпиризм Д. Беркли, критический идеализм И. Канта, для которого опыт обусловлен формами чистого сознания, позитивистский идеализм.
    Объективный идеализм зародился в мифах и религии, но рефлективную форму получил в философии. Материя на первых этапах понималась не как продукт духа, а как со-вечная ему бесформенная и бездуховная субстанция, из которой дух (нус, логос) создает реальные предметы. Дух рассматривался, таким образом, не как создатель мира, а лишь как его формообразователь, демиург. Именно таков идеализм Платона. Его характер связан с той задачей, которую он пытался решить: понять природу человеческого познания и практики на основе признаваемых и сегодня монистических принципов. Согласно первому из них “ни одна вещь не возникает из небытия, но все — из бытия” (Аристотель. Метафизика. М.—Л., 1934,1062b). Из него неизбежно вытекал другой: из какого “бытия” возникают такие “вещи”, как, с одной стороны, образы реальных предметов, а, с другой, формы предметов, создаваемых человеческой практикой? Ответ на него гласил: каждая вещь возникает не из любого бытия, а лишь из такого, которое является “тем же самым”, что и сама вещь (там же). Руководствуясь этими принципами, Эмпедокл, напр., утверждал, что образ земли сам является землей, образ воды — водой и т. д. Эту концепцию позже назвали вульгарным материализмом. Аристотель возражал Эмпедоклу: “Душа должна быть или этими предметами, или формами их; но сами предметы отпадают — ведь камень в душе не находится”. (Аристотель. О душе. М., 1937, с. 102). Следовательно, из действительности в душу переходит не предмет, а лишь “форма предмета” (там же, с. 7). Но образ предмета идеален. Следовательно, идеальна и “подобная” ему форма предмета. К выводу об идеальности формы вещей приводили и размышления о человеческой практике: форма, которую человек придает вещи — это его идея, перенесенная в вещь и преобразованная в ней. Первоначальный объективный идеализм — это проецирование характеристик человеческой практики на весь космос. Эту форму идеализма необходимо отличать от развитых форм объективного идеализма, возникших после того, как задача вывести материю из сознания была эксплицитно сформулирована.
    Объяснив из единого монистического принципа два противоположных процесса — познание и практику, объективный идеализм создал основу для ответа на вопрос о том, способно ли человеческое сознание адекватно познать мир? Для объективного идеализма утвердительный ответ почти тавтологичен: конечно же, сознание способно постичь само себя. И в этой тавтологичности — его роковая слабость.
    Внутренняя логика саморазвития привела объективный идеализм к новому вопросу: если никакая вещь не возникает из небытия, то из какого бытия возникают такие “вещи”, как материя и сознание? Имеют они независимое происхождение или одна из них порождает другую? В последнем случае какая из них первична, а какая — вторична? В явной форме он был сформулирован и решен неоплатонизмом в 3 в. н. э. Реальный мир понимался им как результат эманации духовного, божественного первоединства, а материя — как продукт полного угасания этой эманации. Только после этого возник последовательный объективный идеализм, и дух-демиург превратился в духа-Бога, который не формирует мир, а творит его целиком.
    Объективный идеализм использовал теорию эманации вплоть до 17 в. Еще Лейбниц трактовал мир как продукт излучений (fulgurations) Божества, понимаемого как первичное Единство (Лейбниц Г. В. Соч. в 4 т., т. 1, с. 421). Крупный шаг в развитии объективного идеализма осуществил Гегель. Он истолковал реальный мир как результат не эманации, а саморазвития абсолютного духа. Источником этого саморазвития он считал противоречие, внутренне присущее ему. Но если мир — продукт саморазвития идеи, то из чего возникает сама идея? С угрозой дурной бесконечности столкнулись Шеллинг и Гегель, которые попытались избежать ее путем выведения идеи из чистого бытия — тождественного ничто. Для последнего вопрос “из чего?” уже лишен смысла. Альтернативой обеим концепциям является теория, трактующая мир как изначально имеющий духовную природу и тем снимающая вопрос о выведении его из чего-то иного.
    Первоначально объективный идеализм (как и материализм) исходил из существования мира вне и независимо от человеческого сознания как чего-то само собой разумеющегося. Лишь к 17 в. культура философского мышления выросла настолько, что этот постулат был подвергнут сомнению. Именно тогда возник субъективный идеализм — философское направление, зародыш которого можно найти уже в античности (тезис Протагора о человеке как мере всех вещей), но которое получило классическую формулировку лишь в Новое время — в философии Д. Беркли. Последовательный субъективный идеалист-солипсист признает существующим только свое сознание. Несмотря на то, что такая точка зрения теоретически неопровержима, в истории философии она не встречается. Даже Д. Беркли не проводит ее последовательно, допуская кроме своего собственного сознания сознание других субъектов, а также Бога, что фактически делает его объективным идеалистом. Вот аргумент, на котором базируется его концепция: “Для меня достаточное основание не верить в существование чего-нибудь, если я не вижу основания верить в это” (Беркли Д. Соч. М-, 1978, с. 309). Здесь, конечно, ошибка: отсутствие оснований признавать реальность материи не является основанием отрицать ее реальность. Более последовательна позиция Д. Юма, оставлявшего теоретически открытым вопрос: существуют ли материальные объекты, вызывающие в нас впечатления. Именно в спорах философов Нового времени начала широко использоваться характеристика взгляда, согласно которому нам даны только представления в качестве объекта, как идеализма. Т. Рид именно так описывал взгляды Д. Локка и Д. Беркли. X. Вольф называл идеалистами тех, кто приписывал телам лишь идеальное существование (Psychol. rat., § 36). И. Кант отмечал: “Идеализм состоит в утверждении, что существуют только мыслящие существа, а остальные вещи, которые мы думаем воспринимать в созерцании, суть только представления в мыслящих существах, представления, которым на самом деле не соответствует никакой вне их находящийся предмет” (Кант И. Пролегомены.— Соч., т. 4, ч. I. M., 1964, с. 105). Кант проводит различие между догматическим и критическим идеализмом, который он называет трансцендентальным идеализмом. Фихте положил начало возрождению объективного идеализма в Германии, соединив гносеологический, этический и метафизический идеализм. Представители абсолютного идеализма Шеллинг и Гегель пытались представить природу как потенцию и выражение мирового духа. А. Шопенгауэр усматривал абсолютную реальность в воле, Э. Гартман — в бессознательном, Р. Эйкен — в духе, Б. Кроче — в вечном, бесконечном разуме, реализующемся и в личности. Новые варианты идеализма развивались в связи с учением о ценностях, которые противопоставлялись эмпирическому миру как идеальное бытие, воплощающее абсолютный дух (А. Мюнстерберг, Г. Риккерт). Для позитивизма ценности и идеалы — фикции, имеющие теоретико-практическое значение (Д. С. Милль, Д. Бейн, Т. Тэн, Э. Мах, Ф. Адлер). В феноменологии идеализм трактуется как форма теории познания, которая усматривает в идеале условие для возможности объективного познания, а вся реальность трактуется как смыслополагание (Husserl Ε. Logische Untersuchungen, Bd. 2. Halle, 1901, S. 107 и далее). Сама феноменология, возникнув как вариант трансцендентального идеализма, постепенно трансформировалась вместе с принципами конституирования, эгологии в объективный идеализм.
    Критика идеализма в его разных формах развернута (конечно, с разных позиций) в работах Л. Фейербаха, К. Маркса, Ф. Энгельса, Ф. Иодля, В. Крафта, M. Шлика, П. А. Флоренского и др.
    Однако вопрос о том, как обосновать существование мира вне нас, остается открытым и в современной философии. Разработано множество способов как решить, так и обойти его. Наиболее курьезный — утверждение, что один и тот же объект, в зависимости от точки зрения, может быть представлен как существующий и вне сознания, и внутри него, наиболее же распространено утверждение, что выбор между субъективным идеализмом и реализмом (под которым понимаются объективный идеализм и материализм), подобен выбору между религией и атеизмом, т. е. определяется личной верой, а не научным доказательством.
    Лит.: Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология.— Они же. Соч., т. 3; Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии.— Там же, т. 21; Флоренский П. А. Смысл идеализма. Сергиев посад, 1914; Willmann O. Geschichte des Idealismus, 3 Bde. Braunschweig, 1894; Jodl F. Vom wahren und falschen Idealismus. Münch., 1914; Kraft V. Veitbegriff und Erkenntnisbegriff. W, 1912; Schlick M. Allgemeine Erkenntnislehre. W, 1918; Kronenberg M. Geschichte des deutschen Idealismus. Bd. 1—2. Munch., 1909; Lieben A. Die Krise des Idealismus. Z.—Lpz., 1936; EwingA. C. Idealist tradition from Berkeley to Blanshard. Chi., 1957.
    Г.Д.Левин

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Антонимы:

Смотреть что такое "ИДЕАЛИЗМ" в других словарях:

  • ИДЕАЛИЗМ — 1) философский и. учение, по которому вся действительность, поскольку она служат предметом изучения, существует лишь в нашем сознании и может быть созерцаема нашим умом; 2) стремление объяснять окружающую действительность так, что она… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Идеализм —  Идеализм  ♦ Idéalisme    Слово употребляется в трех значениях, одно из которых является общепринятым, а два других – философскими.    В расхожем смысле идеализм это приверженность идеалам, т. е. нежелание мириться с окружающей посредственностью …   Философский словарь Спонвиля

  • Идеализм — (фр. idealisme, гр. idealism) – болмыс концепциясының шеңберінде рухтың немесе сананың бастапқылығын (алғашқылығын) мойындайтын философиядағы теория, доктрина. Басқаша айтқанда, идеализм материализмге қарама қарсы идеяны, сананы, рухты бірінші,… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • идеализм — а, м. idéalisme m. 1. C 90 х гг. 18 в. Философское учение идеалистов. Сл. 18. Каким натура перешла путем, Между ничтожеством и бытием? Хотя не постижимым сим резоном Колеблюсь я принять идеализм; Однако дерзаю защищать с Стратоном Систему… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Идеализм — (французское idealisme, от идея), общее обозначение философских учений, утверждающих, что дух, сознание, мышление, психическое первично, а материя, природа, физическое вторично, производно. Идеализм противостоит материализму. Основные формы… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ИДЕАЛИЗМ — (франц. idealisme от греч. idea идея), общее обозначение философских учений, утверждающих, что дух, сознание, мышление, психическое первично, а материя, природа, физическое вторично, производно. Основные формы идеализма объективный и субъективный …   Большой Энциклопедический словарь

  • ИДЕАЛИЗМ — (фр. idéalisme от гр. idea идея) термин, введенный в 18 в. для интегрального обозначения философских концепций, ориентированных в интерпретации мироустройства и миропознания на семантическое и аксиологическое доминирование духовного. Первое… …   История Философии: Энциклопедия

  • ИДЕАЛИЗМ — (фр. idealisme от гр. idea идея) термин, введенный в 18 в. для интегрального обозначения философских концепций, ориентированных в интерпретации мироустройства и миропознания на семантическое и аксиологическое доминирование духовного. Первое… …   Новейший философский словарь

  • ИДЕАЛИЗМ — ИДЕАЛИЗМ, идеализма, мн. нет, At. (от лат. idealis идеальный) (книжн.). 1. Философское мировоззрение, считающее основой всего существующего духовное начало, идею; ант. материализм (филос.). 2. Поведение идеалиста (во 2 знач.). 3. Склонность к… …   Толковый словарь Ушакова

  • ИДЕАЛИЗМ — ИДЕАЛИЗМ, а, муж. 1. Философское направление, утверждающее, в противоположность материализму, первичность духа, сознания и вторичность материи, идеальность мира и зависимость его существования от сознания людей. 2. Идеализация действительности. 3 …   Толковый словарь Ожегова

Книги

Другие книги по запросу «ИДЕАЛИЗМ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.