РАЗУМ


РАЗУМ
РАЗУМ
        см. Рассудок и разум.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

РАЗУМ
ум; способность, деятельность человеческого духа, направленная не только на причинное, дискурсивное познание (как рассудок), но и на познание ценностей, на универсальную связь вещей и всех явлений и на целесообразную деятельность внутри этой связи. Стремление понять мир с помощью разума и преобразовать его в соответствии с разумом называют рационализмом; метафизическим рационализмом является вера в разум, управляющий мировыми событиями. Кант понимает под разумом всю высшую способность познания. Наряду с чувственностью (см. Чувственный) разум является основой нашего познания. Благодаря ему создаются систематизирующие принципы; систематизирующие идеи – идеи души, мира и Бога. Он может, согласно этим принципам, или судить (теоретический разум), или действовать (практический разум). В логическом мышлении осн. принципом разума является нахождение безусловного для условного познания рассудка. Вслед за понятием разума (греч. «нус»), появившимся сначала у Анаксагора и Аристотеля, у стоиков встречаем понятие мирового разума, идентичного с закономерностью природы. Гегель сделал разум принципом -мира: что разумно, то действительно, и что действительно, то разумно. Гаманн и Гердер выводили разум из слушания: он представляет собой тот орган души, с помощью которого мы воспринимаем невидимое, трансцендентное, божественное; см. также Предчувствие. Для Фихте, придерживающегося этического понимания разума, единственной и последней конечной целью, которую может ставить перед собой разумное существо, является единоличное господство разума.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

РА́ЗУМ
мышление в той форме, к-рая адекватно и в чистом виде осуществляет и обнаруживает его всеобщую диалектич. природу, имманентный ему творч. характер. Понять мыслит. способность субъекта как разумную – значит преодолеть дуалистич. противо- поставление законов мышления и универс.-всеобщих определений объективной действительности и охарактеризовать мышление не с т. зр. его проявления в актах сознания, но с т. зр. тождественности законов мышления реальным категориальным формам предметного мира, деятельно осваиваемого человеком. Р. есть достояние обществ. человека как субъекта всей культуры. Р. обладает высшей, сравнительно с рассудком, определенностью, логич. организованностью и строгостью. Его строгость выступает как строгость содержат. понимания, как всецело предметная,т.е. как превращающаяся в активную способность субъекта лишь потому, что она адекватна объекту; она не утрачивается за пределами формально упорядоченного знания, т.е. не фрагментарна, а всеобща; она, далее, осуществляется не через подчинение понятий извне диктуемой формальной строгости изложения, а напротив, подчиняет понятиям формальную, языково-терминологич. строгость, делая ее необходимым вспомогат. средством. Р. диалектически снимает противоположность между "готовым знанием" и интуитивной формой творч. акта. На место рассудочной дискурсивности, в к-рой истина-процесс превращается в противостоящий творч. движению застывший результат, Р. ставит свою собств., разумную дискурсивность. Последняя есть лишь явное изображение истины как движения по логике самого предмета, как развертывания системы его понятийных определений, Р. рассеивает порождаемую рассудком видимость, будто конкретное и абстрактное суть специфич. атрибуты познающего субъекта, принадлежащие соответственно чувственности и мышлению, и выявляет в каждом понятии конкретное единство многообразия. В то время как рассудок убивает особенное, придавая самостоятельность абстрактно-всеобщему, Р. есть постижение особенного. Р. столь же мало противопоставляет антиномию результату ее разрешения, как и наоборот – он открывает и разрешает противоречие предмета, тем самым делая его объективнейшим "двигателем" развития теории. Для Р. эмпирич. мышление – то же теоретич. мышление лишь в его описат. применении. В философии Р. требует монизма. Не признавая никаких "запретных" для него сфер, Р. самостоятельно осуществляет целеполагание, не терпит диктата внешней, чуждой целесообразности и не передоверяет никаких проблем слепым иррац. силам. Р. – воплощение суверенности науч. мышления: он есть "...та универсальная независимость мысли, которая относится к о в с я к о й в е щ и так, как того требует сущность самой вещи" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 7).
Антич. философы-досократики уже догадывались, что истоки силы Р. – не в сознании, не в "мнениях", а в объективной всеобщности, следовать к-рой и значит быть разумным (Гераклит, В. 2, 41, Diels9). Платон, ухвативший надындивидуальную мощь обществ. Р. в ее отчужденности от человека, изобразил ее как абс. мощь "царства Идей", основанного на сверхразумном "Едином". В познании Платон не только отличал мышление от мнения (δόξα), т.е. от уподобления и верования, свойственного обыденному рассудку, но и в мышлении различал рассуждение (διάνοια) – "способность геометров и подобных им" – и знание (ἐπιστήμη); здесь намечается различение рассудка и Р. (см. R. Р., 6, 511 D; 7, 534 А – Е). Аристотель детально классифицировал "способности души", из к-рых черты обыденного практич. рассудка схватывает φρόνησις, рассудка – διάνοια, отчасти – λογισμός, νοῦς, в той мере, в какой он лишен движущего начала, целеполагания, "страдателен" ("О душе", 432 в, 433 а, 430 а; "Никомахова этика", кн. 6 и 10). По Николаю Кузанскому и Дж. Бруно, рассудок занимает место между чувственностью и Р. Сила Р. в том, что он – "образ первообраза всех вещей", т.е. бога (Ник. Кузанский, Об уме, см. Избр. филос. соч., М., 1937, с. 176). Декарт ссылался именно на несоответствие универсальности Р. как "орудия" конечному характеру человеч. тела-"машины", как на основание для дуалистич. противопоставления Р. и субстанции-протяженности. Спиноза критиковал рассудочность ratio (познание 2-го рода) и entia rationis (формальные абстракции и т.п.). Он попытался монистически обосновать могущество Р. его универсальностью (мышление – атрибут субстанции). Однако дуализм, изолирующий друг от друга идеальные феномены деятельности Р. и те объективные универс. определения, к-рыми они только и объяснимы, все же сохранял свое влияние (напр., у Мальбранша о "raison" и "entendement" – см. "Разыскания истины", т. 1, кн. 3, СПБ, 1903, гл. 1, 2, 4; т. 2, кн. 6, СПБ, 1906, гл. 2). Психологизм вообще подменяет Р. "способностью души", заковывает его в изначальную специфику сознания. Напр., Локк пытался удержать различие между reason и understanding, выделял в Р. "первую и высшую" ступень – эвристич. "проницательность" и в противовес рассудочной схоластике считал силлогизм не "великим орудием" Р., а подобием очков для ума, однако Р. у него неизбежно "близорук", т.к. "не может простираться" за пределы, ставимые психологизмом (см. Избр. произв., т. 1, М., 1960, с. 660, а также с. 647–61). С т. зр. психологизма "...рассудок оказывается не чем иным, как... инстинктом наших душ...", а Р. – "совершенно инертен" (Юм Д., Соч., т. 1, М., 1965, с. 287–88, 605). Это обрекло англ. филос. традицию на утрату подлинного понятия Р. С рационалистич. т. зр. Лейбница, в Р. высшая способность – не рассудительность, а процесс открытия (см. "Новые опыты...", М.–Л., 1936, с. 128, 153, 324, 419–29). Ставя интуицию выше Р., он все же обратился к тому, что "мышление есть... существенная деятельность..." (там же, с. 143) и к "непрерывному" Р. Но универс. всеобщность и необходимость Р. берется им в крайней отчужденной форме – как "высший Разум", как бог – гарант "предустановленной гармонии" (см. тамже, с. 176; ср. его же, "Монадология", § 29, 30, 78, 82, 83, в кн.: Избр. филос. соч., М., 1908, с. 339–64).
Кант построил первую развернутую концепцию рассудка и Р., понимая под ними в сфере познания способности, дающие соответственно правила и принципы. Рассудок – это "способность составлять суждения", мыслить, "способность к з н а н и я м" (см. Соч., т. 3, М., 1964, с. 340, 167, 175, 195), к-рая изначально субъективна; неэмпирич. "Я", "т р а н с ц е н -дентальное единство апперцепции" – высший принцип всей философии (см. тамже, с. 196). Это единство апперцепции необходимо именно потому, что человек – "конечное", "зависимое" существо, чье мышление не может быть творч. причиной своего объекта (см. тамже, с. 152–53, 196, 200). Поэтому же в основе рассудочного категориального синтеза – его спонтанная функция, "продуктивная способность воображения" (см. тамже, с. 173, 224), из к-рой проистекает также "способность суждения". Синтез этот – лишь в границах "конечного опыта", условный, фрагментарный. Но рассудок нуждается в ориентировке на целостность, на безусловное, на тотальность, на абс. принципы – нуждается в идеях Р. (см. тамже, с. 346, 355). Необходим "самостоятельный", "творческий" Р., способный порождать предметы, воплощая в них свою активность (см. тамже, с. 572). Однако "конечность" человека лишает его такого Р. и обрекает его действовать лишь "как если бы" имелся такой Р.-прообраз. Способность Р. к опредмечиванию Кант рассматривает в качестве недоступного для человеч. познания "законодательного" P. – "intellectus archetypus" (см. тамже, с. 587). В его познават. "спекулятивном" применении Р. имеет не "конститутивное", а лишь "регулятивное значение". Сущность Р. выносится за пределы познания – в область нравств. воли, "практич." Р., причем последний наделяется "приматом" над Р. спекулятивным. Однако и там Р. не обретает целостности, конкретной тотальности, последняя оказывается лишь долженствованием, уходящим в дурную, т.е. рассудочную бесконечность. Т.о., Кант оставил Р. в границах рассудка.
В дальнейшем трактовка Р. в классич. нем. философии шла по пути освобождения от "конечности" индивида, но одновременно – превращения Р. в сверхчеловеческий. Фихте толковал рассудок как "...покоящуюся, бездеятельную способность духа...", нетворч. "способность сохранения", "...закрепленную разумом силу воображения...", к-рая посредствует между последней и Р.; Р. же – как "полагающую способность" абс. "Я" (см. Избр. соч., т. 1, [М.], 1916, с. 209, 208). Шеллинг эстетизировал Р., противопоставляя понятию идею произведения искусства, репродуктивному рассудку – такой Р., к-рый подменен "силой воображения", "созидающим созерцанием" (см. "Система трансцендентального идеализма", Л., 1936, с. 130, 298). Гл. заслуга Гегеля в проблеме соотношения Р. и рассудка – постановка задачи: не противопоставлять их друг другу извне, а диалектически снять эту противоположность. Гегель подверг глубокой критике абстрактную всеобщность, абстрактное тождество, дурную бесконечность, субъективизацию категории противоречия, дуализм должного и сущего и др. черты рассудка, расчищая место для Р. Он окончательно перенес проблему Р. в сферу объективной логики развития культуры человечества и именно поэтому верно ухватил всеобщую диалектич. природу Р. (см., напр., Соч., т. 3, М., 1956, с. 229; т. 4, М., 1959, с. 185). Но Гегель взял Р. лишь в его отчужденности от предметной деятельности, от человеч. личности, как Р. вне и над людьми стоящей Истории: перед "хитростью" Р. индивид – ничтожная пешка. Отсюда – гегелевский "некритический позитивизм" и мнимая критичность Р., к-рый "...находится у самого себя в неразумии..." (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., 1956, с. 634). Гегель не сумел также осуществить снятие рассудка как противоположности Р. и увековечил его, приписав ему одному способность обеспечивать "устойчивость" понятий и т.п.
Романтич. и иррационалистич. традиция, третируя рассудок, противопоставляла ему Р. не как освобожденный от омертвленности и узости, а как подмененный иррац. интуицией, верой и т.п. Иррационалисты используют реальные слабости рассудочной науки для нападения на научность вообще.
Для совр. бурж. философии характерны в проблеме Р. две тенденции. Во-первых, иррационализм, к-рый разумному мышлению противопоставляет его собств. творч. моменты, но выступающие превращенно (как интуиция и т.п.), и отвергает заодно с рассудком также и Р., оставаясь в негативной зависимости от рассудка. Получило распространение пошлое представление, выдающее рассудок за Р. (см. А. Шопенгауэр, Мир как воля..., СПБ, 1881, с. 62–63). Во-вторых, мнимый рационализм, апеллирующий к модной научности, но ограничивающийся сферой технич. проблем (средствами рационализации овеществленных форм), отказывающийся от проблем целеполагания, оценки и т.п. и возводящий в норму как раз рассудочность, знаковый фетишизм и т.п. (неопозитивизм). Крайним выражением кризиса бурж. культуры является культ алогизма и инстинкта.
В марксизме проблема Р. и рассудка решается с т. зр. предметной деятельности и на почве анализа социальной природы познания. Могущество Р. есть лишь идеальное выражение творч. могущества реальной предметно-преобразоват. человеч. деятельности. Дело не в том, чтобы апеллировать от рассудка к Р., оставаясь внутри их противоположности и на той почве, к-рая ее порождает, а в том, чтобы практически преодолеть социальные основы этой противоположности и полностью освободить Р.
Борьбу за торжество Р. марксизм понимает не просветительски, а как практически-теоретич. борьбу за торжество "прозрачно разумных отношений людей друг к другу и к природе" (Marx К., Das Kapital, Bd 1, 1960, S. 85), т.е. за коммунизм.
Лит.: Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 528, 537–38; Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 38, с. 160, 162; Бердяев Н., Смысл творчества, М., 1916; Бергсон Α., Длительность и одновременность..., пер. с франц., П., 1923; Лукач Г., Материализм и пролетарское сознание, "Вестн. социалистич. академии", 1923, кн. 4–6; Асмус В. Ф., Диалектика Канта, 2 изд., М., 1930; его же, Проблема интуиции в философии и математике, М., 1963; Лосский Н., Чувственная, интеллектуальная и мистич. интуиция, Париж, 1938; Библер В. С., О системе категорий диалектич. логики, [Душанбе], 1958; Ильенков Э. В., Идеальное, Филос. энциклопедия, т. 2, М., 1962; Батищев Г. С., Противоречие как категория диалектич. логики, М., 1963, гл. 2; Коинин П. В., Рассудок и Р. и их функции в познании, "ВФ", 1963, No 4; Никитин В. Е., Категории рассудок и Р., Ростов-н/Д., 1967 (автореф. канд. дисс); Santayana G., The life of reason, v. 1–5, N. Y., 1905–06; Whitehead A. N., The function of reason, Princeton, 1929; Jaspers K., Vernunft und Existenz, Münch., 1960; его же, Vernunft und Widervernunft in unserer Zeit, Münch., 1950; Lukáсs G., Die Zerstörung der Vernunft, В., 1954; Heidegger M., Wahrheit und Wissenschaft, Basel, 1960; Sartre J. P., Critique de la raison dialectique, P., [1960]; Kosík К., Dialektika konkrétního, Praha, 1963, v. 2, s. 2.
Г. Батищев. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

РАЗУМ
    РАЗУМ — философская категория, выражающая высший тип мыслительной деятельности, противопоставляемый рассудку. Различение разума и рассудка как двух “способностей души” намечается уже в античной философии: если рассудок как низшая форма мышления познает относительное, земное и конечное, то разум направляет на постижение абсолютного, божественного и бесконечного. Выделение разума как более высокой по сравнению с рассудком ступени познания четко осуществлялось в философии Возрождения у Николая Кузанского и Дж. Бруно, будучи связываемо ими со способностью разума постигать единство противоположностей, которые разводит рассудок.
    Наиболее детальную разработку представление о двух уровнях мыслительной деятельности в понятиях разума и рассудка получает в немецкой классической философии — в первую очередь у Канта и Гегеля. Согласно Кашу, “всякое наше знание начинается с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме” (Кант И. Соч. в 6т. М., 1964, с. 340). В отличие от “конечного” рассудка, ограниченного в своих познавательных возможностях чувственно данным материалом, на который накладываются априорные формы рассудка, мышлению на его высшей стадии разума свойственно стремление к выходу за пределы заданного возможностями чувственного созерцания “конечного” опыта, к поиску безусловных оснований познания, к постижению абсолютного. Стремление к этой цели необходимо заложено, по Канту, в самой сущности мышления, однако ее реальное достижение невозможно, и, пытаясь все-таки достичь ее, разум впадает в неразрешимые противоречия — антиномии. Разум, согласно Канту, может, т. о., выполнять только регулятивную функцию поиска недостижимых предельных оснований познания, попытки реализации которой призваны приводить к выявлению принципиальной ограниченности познания сферой “явлений” и недоступности для него “вещей в себе”. “Конститутивная” же, по терминологии Канта, функция реального познания в пределах “конечного” опыта остается за рассудком. Кант, т. о,,
    не просто констатирует наличие разума как некоторой познавательной установки, он осуществляет критическую рефлексию по отношению к этой установке. “Вещь в себе” можно помыслить, но ее нельзя познать в том смысле, какой вкладывает в это понятие Кант, для которого идеалом теоретического познания выступают концептуальные конструкции математики и точного естествознания.
    Смысл этого учения Канта о неосуществимости претензий на постижение “вещей в себе” зачастую сводился к агностицизму, рассматриваемому как неоправданное принижение познавательных способностей человека. Между тем Кант отнюдь не отрицал возможностей неограниченного освоения все новых слоев реальности в практической и теоретической деятельности человека. Однако Кант исходит из того, что такое прогрессирующее освоение всегда происходит в рамках опыта, т. е. взаимодействия человека с объемлющим его миром, которое носит всегда “конечный” характер, не может по определению исчерпать реальность этого мира. Поэтому теоретическое сознание человека не в состоянии занять некую абсолютную позицию “вненаходимоста” по отношению к реальности объемлющего человека мира, в принципе превышающего возможности его любого рационального объективирующего моделирования, как это происходит в артикулируемых и тем самым контролируемых сознанием понятийных конструкциях математики и точного естествознания. Кантовский агностицизм в отношении разума несет в себе очень мощную антидогматическую направленность против всяких попыток построения законченной в своих исходных предпосылках и основаниях “закрытой” теоретической картины реальности мира в целом, каким бы конкретным содержанием эта картина не наполнялась.
    Продолжая традицию различения разума и рассудка, Гегель существенно пересматривает оценку разума. Если Кант, по мнению Гегеля, преимущественно “философ рассудка”, то у Гегеля понятие разума становится важнейшим компонентом его системы. Гегель исходит из того, что следует преодолеть кантовское представление об ограничении позитивных функций познания рамками рассудка как “конечного” мышления. В отличие от Канта, Гегель считает, что, именно достигая стадии разума, мышление в полной мере реализует свои конструктивные способности, выступая как свободная, не связанная какими-либо внешними ограничениями спонтанная активность духа. Пределы мышления, по Гегелю, не вне мышления, т. е. в опыте, созерцании, в преднайденности объекта, а внутри мышления — в его недостаточной активности. Подход к мышлению как формальной лишь деятельности по систематизации данного извне материала, свойственный для рассудка, преодолевается, с точки зрения Гегеля, на стадии разума, когда мышление делает своим предметом свои собственные формы, и преодолевая их узость, абстрактность, односторонность, вырабатывает свое собственное имманентное мышлению идеальное содержание — “идеализированный предмет”. Тем самым оно формирует то “разумное” или “конкретное понятие”, которое, по Гегелю, следует четко отличать от рассудочных определений мысли, выражающих лишь абстрактную всеобщность (см. Восхождение от абстрактного к конкретному). Внутренним стимулом работы ра зума для Гегеля выступает диалектика познания, заключа ющаяся в обнаружении абстрактности и конечности пре. найденных определений мысли, которая проявляется в их противоречивости. Разумность мышления выражается в его способности снять эту противоречивость на боле“ высоком уровне содержания, в котором, в свою очередь, обнаруживаются внутренние противоречия, являющиеся источником дальнейшего развития.
    Итак, если Кант ограничивает конститутивную функцию мышления рассудком как деятельностью в рамках некоей заданной системы координат познания, т. е. “закрытой” рациональностью, то 1егель сделал своим предметом рассмотрения “открытую” рациональность, способную к творчески конструктивному развитию своих исходных предпосылок в процессе напряженной самокритичной рефлексии. Однако трактовка такой “открытой рациональности” в рамках гегелевской концепции разума имела ряд существенных пороков. Гегель, в противоположность Канту, полагает, что разум способен достичь абсолютного знания, тогда как действительное развитие исходных предпосылок “парадигм”, “исследовательских программ”, “картин мира” и пр. не приводит к их превращению в некую всеобъемлющую “монологику”, они не перестают быть относительными познавательными моделями реальности, в принципе допускающими иные способы ее постижения, с которыми следует вступать в отношения диалога. Совершенствование и развитие исходных теоретических предпосылок осуществляется не в замкнутом пространстве спекулятивного мышления, а предполагает обращение к опыту, взаимодействие с эмпирическим знанием, оно не является неким квазиестественным процессом саморазвития понятия, а представляет собой результат реальной деятельности субъектов познания и предполагает многовариантность действий, критический анализ различных проблемных ситуаций и т. п. В целом же типологию разума и рассудка никак нельзя оценивать как некий анахронизм, имеющий значение только для истории философии. Реальный конструктивный смысл данного различения может быть раскрыт с позиций современной эпистемологии и методологии науки, в частности, в связи с разработкой понятий “открытой” и “закрытой” рациональности в рамках концепции современной неклассической метарациональности.
    В.С.Швырев

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Антонимы:

Смотреть что такое "РАЗУМ" в других словарях:

  • разумѣти — Разуметь разумѣти (1) 1. Понимать (понять); догадываться (догадаться): Комонь въ полуночи Овлуръ свисну за рѣкою; велить князю разумѣти: князю Игорю не быть! 40. Почьто бесѣды моея не разумѣете, яко не можете слышати словесе моего. Остр. ев., 32… …   Словарь-справочник "Слово о полку Игореве"

  • РАЗУМ — муж. духовная сила, могущая помнить (постигать, познавать), сулить (соображать, применять, сравнивать) и заключать (решать, выводить следствие); способность верного, последовательного сцепления мыслей, от причины, следствий ее и до цели, конца,… …   Толковый словарь Даля

  • разум — сущ., м., употр. часто Морфология: (нет) чего? разума, чему? разуму, (вижу) что? разум, чем? разумом, о чём? о разуме 1. Разумом называется познавательная деятельность человека, способность мыслить. Правое полушарие мозга отвечает за эмоции, а… …   Толковый словарь Дмитриева

  • РАЗУМ — РАЗУМ, разума, муж. 1. только ед. Высшая ступень познавательной деятельности человека, способность логически мыслить, постигая смысл и связь явлений, уяснять законы развития мира, общества и сознательно находить целесообразные способы их… …   Толковый словарь Ушакова

  • Разум —  Разум  ♦ Raison    Это отношение истины к истине или истины к самой себе. Но что такое истина? Мы к ней не имеем никакого доступа, за исключение обнаружения заблуждения. Отсюда более узкий и специфический смысл разума. Это способность человека к …   Философский словарь Спонвиля

  • разум — См. значение, ум выше разума, превыше разума, учить уму разуму... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. разум значение, ум; рассудок, здравый смысл; интеллект; разумение,… …   Словарь синонимов

  • РАЗУМ — (англ. reason) форма мышления, которая позволяет человеку переработать в научном понятии данные созерцания и представления, т. е. всесторонне воспроизвести систему внутренних связей, порождающих данную конкретность, раскрыть ее сущность. Р.… …   Большая психологическая энциклопедия

  • РАЗУМ — РАЗУМ, ум, способность понимания и осмысления. В ряде философских течений высшее начало и сущность (панлогизм), основа познания и поведения людей (рационализм). Своеобразный культ разума характерен для эпохи Просвещения. Смотри также Логос, Нус,… …   Современная энциклопедия

  • РАЗУМ — ум, способность понимания и осмысления. В ряде философских течений высшее начало и сущность (панлогизм), основа познания и поведения людей (рационализм). Своеобразный культ разума характерен для эпохи Просвещения. См. также Логос, Нус, Интеллект …   Большой Энциклопедический словарь

  • разум —     РАЗУМ, рассудок, ум …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

Книги

  • Разум, Джесси Рассел. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. High Quality Content by WIKIPEDIA articles! Ра?зум (лат. ratio), ум (греч. ????) — философская… Подробнее  Купить за 1254 руб
  • Разум на торги, Андрэ Нортон. Перед вами - еще один роман из сверхзнаменитого сериала Андрэ Нортон о головокружительных приключениях отважного Дэйва Торсона и лихой компании вольных торговцевсо звездных кораблей `Королева… Подробнее  Купить за 290 руб
  • РАЗУМ, Илья Леонидович Котов. Группа провинциальных учёных – микробиологов работает над изучением микроорганизмов, влияющих на разум человека. В результате нештатной ситуации вирус оказывается на свободе. Попадая в… Подробнее  Купить за 149 руб электронная книга
Другие книги по запросу «РАЗУМ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.