ИНТЕЛЛЕКТ это:

ИНТЕЛЛЕКТ
ИНТЕЛЛЕКТ
        (от лат. intellectus — познание, понимание, рассудок), способность мышления, рационального познания, в отличие от таких, напр., душевных способностей, как чувство, воля, интуиция, воображение и т. п. Термин «И.» представляет собой лат. перевод др.греч. понятия нус (ум) и по своему смыслу тождествен ему. В схоластике он употреблялся для обозначения высшей поянават. способности (сверхчувств. постижения духовных сущностей) в противоположность разуму (ratio) как низшей познават. способности (к элементарной абстракции). В обратном значении эти термины были употреблены у Канта: И. (нем. Verstand — рассудок) — как способность образования понятий, а разум (нем. Vernunft) — как способность образования метафизич. идей. Это словоупотребление получило распространение в последующей нем. философии и окончательно закрепилось у Гегеля в его концепции рассудка (И.) и разума.
        В зоопсихологии под И. (или «ручным мышлением») высших животных понимаются такие доступные гл. обр. обезьянам реакции, которые характеризуются внезапностью решения задачи, лёгкостью воспроизведения раз найденного решения, переносом его на ситуацию, несколько отличную от исходной, и, наконец, способностью решения «двухфазных» задач.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ИНТЕЛЛЕКТ
(лат. intellectus – ум, рассудок)
разум, способность мыслить, проницательность, совокупность тех умственных функций (сравнения, абстракции, образования понятии, суждения, заключения и т. д.), которые превращают восприятия в знания или критически пересматривают и анализируют уже имеющиеся знания. Еще во времена средневековья возник спорный вопрос: является воля подчиненной интеллекту или, наоборот, интеллект воле. Первую точку зрения представлял Фома Аквинский, вторую – такие англ, мыслители, как Дуне Скот и Уильям Оккам. Теперь преобладает представление, что хотя интеллект, так же как и воля, зависит от соответствующих обстоятельств, однако он, как относящийся к сфере духа, выше воли, относящейся к сфере психического.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

ИНТЕЛЛЕ́КТ
(от лат. intellectus – разумение, познание). В истории философии понятие И. встречается гл. обр. в идеалистич. системах для обозначения "чистой", активной силы мышления, принципиально отличающейся своим творч. характером от пассивных чувственных форм познания. Эта сила, или способность, трактовалась как исключит. особенность, характеризующая разумное существо, человека. В идеалистич. системах психологии И. как особая разумная способность обычно противопоставлялся двум другим силам души – чувству и воле. В домарксистской философии проблема И. играла важную роль, поскольку с понятием И. связывались сущность и специфика человека.
Диалектич. материализм не выделяет И. как гносеологич. категорию, отличную от понятия мышления. Им было доказано, что мышление не является некоей изначальной способностью души, а есть функция мозга, к-рая возникла и развилась в результате формирующего воздействия на человека общественно-трудовой деятельности. В свете этой теории получили объяснение происхождение и развитие способности мышления. Тем самым мышление потеряло признак исключительности, к-рым его наделила историко-философская и психологич. традиция и к-рый получил отражение в содержании понятия И. В ходе преодоления идеалистич. трактовки мышления диалектич. материализм фактически перестал пользоваться термином "И." как особым понятием. Классики марксизма в филос. произведениях, посвященных вопросам теории и истории познания и мышления, термин "И." не употребляют. Поскольку в марксистской лит-ре встречается это слово, оно употребляется как синоним понятия мышление.
В др.-греч. философии понятию И. ближе всего отвечает термин νοῦς (см. Нус), в идеалистич. интерпретации Платона и нек-рых последующих философов. Согласно Платону, нус – это то, что отличает человеч. душу от животной. Платон различает в душе человека интеллектуальную способность, направленную на понятийное содержание вещей (к-рым они причастны к идеям), и чувственное восприятие. Нус (И.), по Платону, является творч. началом, надындивидуальным по природе, приобщающим человека к божеств. миру. Это воззрение в принципе разделяет и Аристотель, расходясь с Платоном в толковании источника и характера понятийного содержания вещей. Последнему в философии Аристотеля отвечают формы, к-рые воспринимаются "пассивным" И. (νοῦς παϑητικός). Этот И. – преходящий, смертный. Но человеч. душе свойствен также "активный" И. (νοῦς ποιητικός) – духовная сила осуществления форм, сила мышления, актуализирующая мысли "пассивного" И. (см. "О душе" III, 5). Эти актуализирующие качества "активного" И. сближают его с энтелехией и поэтому являются в абсолютном выражении определением бога. "Активный" И. – непреходящее, бессмертное начало человеч. души. В концепциях И. у Платона и Аристотеля обнаруживается понимание в идеалистически превратном виде того факта, что идеальное как отражение всеобщего есть результат не созерцания, а специфически человеч. деятельности. Поэтому для них И. есть сила, определяющая человека. Рассматривая силу знания как силу творения, Платон и Аристотель сформулировали основу идеалистич. понимания И., влияние к-рой ощутимо на всем протяжении развития идеализма. В неоплатонизме и гностицизме платоновская концепция И. была интерпретирована в мистич. духе учением об эманации, в к-ром И. рассматривался как первая ступень нисхождения (истечения) мира из единого, "неизреченного" начала. И. есть средоточие сверхчувств. идей – действующих сил "истинного бытия" (Плотин, Василид).
В ср.-век. философии понятие И. занимает одно из центр. мест. Это объясняется тем, что идеалистич. учение о творящей силе разума в церк. философии получает буквальное, теологич. истолкование. Концепция И. в философии средних веков проходит три этапа развития. У арабов (Ибн Сина, Ибн Рошд) и в ранней схоластике (Иоанн Скот Эриугена, Ансельм Кентерберийский) понятие И. строится под явным влиянием неоплатонич. учения об эманации божеств. И. в мир вещей. Для периода расцвета схоластики (12–13 вв.) характерны отказ от теории эманации и обращение к теологически истолкованному учению Аристотеля о форме как энтелехии. В этом обнаруживается стремление ограничить значение И. в познании и подчинить его вере, откровению. Так, уже представители мистич. течения в католицизме Бернар Клервоский и Гуго Сен-Викторский противопоставляли познание посредством И. познанию посредством откровения как низшие и высшие виды познания. Во взглядах Гильома из Оверни (ум. 1249), Альберта фон Больштедта и Фомы Аквинского И. из общемирового начала превращается в способность души человека, а именно – в образ бога в душе. Своеобразие ср.-век. реализма в интерпретации Фомы Аквинского состоит в том, что общее как таковое, как "истина в боге", хотя и признается первичным, первой реальностью, но И. познает его не непосредственно, а через посредство познания общего (видовых понятий, форм) в вещах. Благодаря этому И. может переходить к дискурсивному (рассудочному) познанию. Наконец, поздняя схоластика вообще пришла к отрицанию реальности общих понятий и потому стала рассматривать И. уже только как пассивное познават. свойство души (Иоанн Дунс Скот). Поэтому И. был совершенно исключен как орган познания бога, к-рое целиком осталось за верой.
В философии Возрождения и нового времени вопрос о природе И. был областью, в к-рой дольше всего держались представления, заимствованные из ср.-век. философии. Николай Кузанский рассматривал И. как наивысшую духовную силу, проникающую к сверхчувств. истинам и единству противоположностей, Дж. Бруно усматривал "первый И." в идее "всего". Даже у родоначальника материализма нового времени Ф. Бэкона И. есть сила разумной души, к-рая, в отличие от чувственной души, не может быть предметом науч. познания, а относится к области теологии, хотя наука в полную меру пользуется И. как орудием науч. познания. Гассенди также проводит различие между чувств. и разумной душой и рассматривает И. как способность последней образовывать абстракции. Преодоление этих ср.-век. влияний связано с характерным для бурж. философии 17–18 вв. радикальным изменением методологич. центра: противопоставлением теоцентрич. методу схоластики антропоцентризма в теории познания. Она получила отчетливое выражение в господствовавшей в философии нового времени концепции И. как "естественного света" (Lumen naturalis), согласно к-рой И. есть природная способность человека к постижению сущности вещей, являющаяся врожденным орудием познания. Очень ясно эта концепция выражена в рационализме 17 в., в частности у Спинозы. Человека Спиноза понимает как "мыслящую вещь", к-рая по своей природе производна по отношению к двум атрибутам природы (иначе – бога, субстанции) – протяжению (тело) и мышлению (душа, разум). Единство тела и души обусловлено единством природы. Поскольку, т.о., разум не есть ни психич. способность индивида, ни особый нематериальный дух, понятия разума и И. в философии Спинозы совпадают. И. обладает идеями от природы. Подобно тому, как люди с помощью природных способностей (являющихся, так сказать, естеств. орудиями) создают более совершенные орудия труда, "... так и разум природной своей силой создает себе умственные орудия..., от которых обретает другие силы для других умственных работ..." (Спиноза Б., Трактат об усовершенствовании разума..., др. перевод: "Трактат об очищении интеллекта", по-латыни: "Tractatus de intellectus emendatione", см. Избр. произв., т. 1, М., 1957, с. 329). Спиноза рассматривает также и чувства, волю, желания, любовь – вообще весь мир аффектов как производный по отношению к И. В истинном познании сливаются определения как И., так и чувств. влечений и моральных чувств. Это единство познания и морали выражено у Спинозы в понятии "интеллектуальной любви к богу" (amor dei intellectualis).
Хотя в вопросе о природе познания рационалисты распадались на идеалистов (Декарт, Лейбниц) и материалистов (Спиноза, Де Руа), однако они были согласны в трактовке И. как врожденной природной способности человека. Эта идея была точкой схождения и в принципиальном теоретико-познават. споре между рационализмом и сенсуализмом в 17–18 вв. Рационалисты признавали высшей формой познания т.н. интеллектуальную интуицию, в то время как сенсуалисты считали источником познания ощущения. Однако уже у Гоббса И. рассматривается как "естественный свет". Локк, к-рому принадлежит классич. формула сенсуализма "nihil est in intellectu, quod non fuerit prius in sensu" ("нет ничего в уме, чего бы не было раньше в ощущениях"), усматривал в И. особую способность ассоциации идей, к-рая пассивна при восприятии простых идей и активна в качестве способности особого рода при их сопоставлении, соединении, отвлечении и сравнении, благодаря к-рым, по Локку, образуются сложные идеи. У Юма эта мысль получила последовательно-идеалистич. завершение: И. изолирован от чувств. опыта и направлен только на отношения идей. Именно вопрос о природе И. стал пунктом отклонения от материализма как у рационалиста Декарта, так и у сенсуалиста Локка. Последовательно-материалистич. сенсуализм свойствен лишь франц. материалистам 18 в. Поэтому они и не пользуются понятием И., обремененным идеалистич. грузом, но предпочитают говорить об уме, мышлении.
Кант принципиально отверг постановку вопроса как рационалистов, так и сенсуалистов об И. как способности познания. Поскольку, согласно Канту, рассудок не есть способность познания мира, а только форма логич. организации чувств. опыта, объективное знание о мире недоступно. Такое знание, с т. зр. Канта, обладало бы творч. силой. Кант называет его интеллектуальной интуицией, или intellectus archetypus (см. "Критика способности суждения", СПБ, 1898, § 77, с. 301). Этот И. есть орган познания вещей в себе. Полагая, что объективное их познание, т.е. творение, возможно только для "всеведущего существа", а следовательно, что ему только присущ всеобщий И., Кант считает возможным для человека обладание частным И. в "нравственном сознании" – основании веры в бога и телеологич. понимания мира. Преодоление кантовской вещи в себе у философов классич. нем. идеализма шло по пути развития идеалистич. диалектики. В субъективно-идеалистич. философии Фихте само "Я" (активность мышления) порождает объект мысли, т.е. то, что Кант обозначал как вещь в себе. Этот акт, к-рый Фихте называет дело-действие (Tathandlung), есть интеллектуальное созерцание. Шеллинг под интеллектуальной интуицией понимал особый орган познания (свойственный только филос. или художеств. гению), к-рый есть непосредств. созерцание И. предмета как единства противоположностей. Развитая Шеллингом философия тождества субъекта и объекта привела его в конечном счете к иррационалистич. пониманию И. как мифологизирующей силы откровения. Для Гегеля И. (интеллигенция) есть момент развивающегося духа. В гегелевской теории духа и его составной части – И., преодолевается шеллингова иррационалистич. трактовка диалектич. идеи единства (тождества) субъекта и объекта. Гегелю удалось, рассматривая диалектику как движение самого предмета, открыть важные диалектич. характеристики теоретич. мышления, к-рое он под названием "интеллигенция" рассматривает в "Философии духа" как составную часть субъективного духа, а именно – как "теоретический дух". Поскольку для Гегеля дух есть действительность, он проводит различие между сознанием, для к-рого объект остается внешним, и интеллигенцией, к-рая постигает "разумную природу" объекта и "...преобразует таким путем одновременно и субъективность до формы объективной разумности" (Соч., т. 3, М., 1956, с. 242). В этом преобразовании знание из формального становится конкретным и тем самым – познанием истины. Т.о., Гегель развил идеалистич. диалектику восхождения от абстрактного к конкретному. Это понимание диалектики познания привело его также к выводу, что интеллигенция ограничена субъективным, теоретич. духом, к-рый на пути к истине выходит в объективность, в практику: в формы социального бытия, к-рые суть формы объективного духа. Т.о., в идеалистически извращенном виде Гегель в своей теории духа представил диалектич. соотношение теоретич. познания (интеллигенции) и практики.
Последующее развитие бурж. концепций И. не только не продолжает гегелевской диалектики, но отмечено явными признаками деградации. В основном оно сводится к двум направлениям: иррационалистич. и волюнтаристскому (Шопенгауэр, Бергсон, Э. Гартман, В. Вундт и др.) и биологизаторскому, рассматривающему И. только как биологич. функцию (Спенсер, прагматизм). При всем внешнем различии этих концепций им обеим свойственно субъективистское толкование И., отрицающее за ним функции отражения и рассматривающее его как нек-рую частную способность приспособления.
Как проблема экспериментальной психологии И. был выдвинут только в конце 19 в. Эббингаузом (см. "Zeitschrift für Psychologie", 1897, XIII, S. 401). В нач. 20 в. франц. психологи Бине и Симон предложили определять степень умств. одаренности посредством спец. тестов количеств. способом (определение т.н. IQ – Intelligence quotient). Их работами было положено начало широко распространенной и до настоящего времени в буржуазной психологии прагматистской трактовке И. как понятия о такой способности личности, к-рая зависит от культурного уровня индивида и способствует его жизненному успеху. Особенно большое сочувствие и распространение это направление в исследовании И. получило в США. Торндайк, напр., определил И. с позиций бихевиоризма как способность к хорошим реакциям с т. зр. истины. Спирмен предложил теорию "двух факторов", в к-рой характеризовал И., с одной стороны, как некую общую (general) энергию мозговой коры, а с др. стороны – как какую-то особую (special) форму выявления этой энергии, выражающуюся в виде к.-л. интеллектуальной одаренности. Разработанная на этой основе система статистич. обработки данных обследования при помощи тестов дала множество модификаций методик (Burt, T. Kelley, H. Hottelling, L. Thurstone, и др., см. J. P. Guilford, The structure of intellect, "Psychol. Bull.", 1956, v. 53, No 4), на к-рых выросли совр. теория и метод исследования И. в зап. психологии – факторный анализ.
Клапаред, Штерн и др. определяли И. как психич. способность приспособления (биологич. по природе) к новым условиям. Для Бюлера и Кёлера это определение слишком широко и не вскрывает специфич. особенности И. – структурирования ситуации. Они определяют И. как "неожиданное понимание" ("ага"-переживание), внезапно вносящее логич. структуру в ситуацию, требующую от субъекта определ. решения (см. Инсайт). Пиаже, выдвинувший оригинальную теорию И., рассматривает И. в связи с проблемой приспособления. Но последнее он трактует как постоянно возобновляющийся процесс, вызываемый нарушением равновесия между организмом и окружающим миром. Природа И., по Пиаже, двоякая – биологическая и логическая. Он есть высшая форма духовного приспособления к среде, поскольку в нем преодолеваются непосредств. и мгновенные приспособления путем организации стабильных пространств. и врем. логич. структур. По составу И. как деятельность структурирования есть система жизненных, активных операций. В этой концепции И., включающейся в разработанную систему психологич., логич. и гносеологич. взглядов Пиаже, осн. недостатком является трактовка субъекта (человека) и его деятельности в общем в биологич. плане, в результате чего психика наделяется только имманентными характеристиками, а И., соответственно, оказывается понятием, детерминированным онтогенезом индивида.
В зоопсихологии под И. (или "ручным мышлением") высших животных понимаются такие доступные гл. обр. обезьянам реакции, к-рые характеризуются внезапностью решения задачи, легкостью воспроизведения раз найденного решения, переносом его на ситуацию, несколько отличную от исходной, и, наконец, способностью решения "двухфазных" задач (в т.ч. с применением "орудий"). Определение этих способностей животных понятием И. оправдывается тем, что в них действительно наличествуют признаки, отличающие черты преемственности в филогенезе между психикой животных и мышлением человека.
В сов. психологии понятие И. употребляется гл. обр. в теории индивидуально-типологич. особенностей развития личности (см. Б. М. Теплов, Ум полководца, в кн.: "Проблемы индивидуальных различий", 1961, с. 252–343).
Лит.: Mейман Э., Интеллигентность и воля, пер. [с нем., M.], 1917; Пиорковский К., Человеческий интеллект, пер. с нем., Берлин, [1922]; Леонтьев А. Н., Проблемы развития психики, М., 1959, с. 184–93; Böge К., Eine Untersuchung über praktische Intelligenz, Lpz., 1926; Spearman С., The nature ot intelligence and the principles of cognition, L., 1927; Ρiaget J., La psychologie de l'intelligence, P., 1947; Кumria R. R., Intelligence, its nature and measurement, 2 ed., Jullundur city, [1950]; Ηofstätter P. R., Psychologie, Fr. M., 1957.
M. Туровский. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

ИНТЕЛЛЕКТ
    ИНТЕЛЛЕКТ (лат. intellectus — ум, рассудок, разум) — в общем смысле способность мыслить; в гносеологии — способность к опосредованному, абстрактному познанию, включающая в себя такие функции, как сравнение, абстрагирование, образование понятий, суждение, умозаключение; противостоит непосредственным видам познания — чувственному и интуитивному; в психологии — рациональное, подчиненное законам логики мышление; противостоит нерациональным сферам психики — эмоциям, воображению, воле и т. д.
    В истории философии понятие “интеллект” совершило длительную эволюцию. Сам термин — это латинский перевод древнегреческого “нус” (ум). Платон полагал, что именно через “логистикой” (разумную часть души) совершается приобщение человека к божественному миру идей. Аристотель ввел деление на ум вечный, деятельный, и ум преходящий, пассивный, которое проходит через всю средневековую схоластику: “У нас нет воспоминаний, так как этот ум ничему не подвержен; ум же, подверженный воздействию, преходящ и без деятельного ума ничего не может мыслить” (О душе, III, 5). Сознание делится на собственно интеллект (набор общих категорий и формализуемых правил, в т. ч. механизм рефлексии) и конкретное содержание (идеи, воспоминания, образы и т. п.), хранимое в памяти. “Чистый интеллект” един, что дает основание для превращения его в трансцендентальную бессмертную сущность, а личности отличаются лишь благодаря своему жизненному опыту, поставляющему интеллекту материал для обработки.
    По словам А. Ф. Лосева, “античный ум есть прежде всего сама объективная действительность, но только данная... в виде такого бытия, которое само же соотносит себя с самим собой и со всем возможным инобытием” (Лосев А. История античной эстетики, т 1. M., 1992, с. 542). Особенно наглядно это проявляется в учении стоиков о мировом разуме, пронизывающем все существующее. Человеческий разум — это лишь часть космического разума. Неоплатонизм пошел дальше, создав учение о сверхразумном Едином, первой стадией эманации которого является разум.
    Арабские философы раннего средневековья (Ибн Сина и Ибн Рушд) пытались примирить неоплатонизм и учение Аристотеля. С одной стороны, интеллект — это “первая интеллигенция”, в которой легко узнать неоплатонический “нус”, с другой, — последнее звено эманации, “деятельный разум” Аристотеля. Он един у всех людей, а индивидуальная душа обладает лишь возможным (пассивным) разумом. Ранние схоласты пытались примирить неоплатонизм с христианством, проводя аналогии между интеллектом, памятью, волей и Божественной Троицей (Августин, Ансельм Кентерберийский, Иоанн Скот Эриугена). Интеллект — это средство познания Бога, как он существует в себе, превосходя всякое бытие и небытие. В зрелой схоластике (Альберт Великий и Фома Аквинский) господствовало утверждение: Бог — это всеобщий деятельный разум, интеллект — разум ограниченный, образ Бога в душе. При этом истинная деятельность разума не может противоречить вере. Именно в этот период вводится четкое различие между разумом (intellectus) и рассудком (ratio) — как главной и вспомогательной способностями мышления, которое затем пройдет через всю философию Нового времени. “Слово интеллект (разум) применимо к непосредственному проникновению в истину, слово же рассудок — к исследованию и рассуждению” (ФомаАквинский). В подобном делении можно увидеть осознание недостаточности формально-логических рассуждений для постижения диалектических истин, тем более что Бог выше всяких противоречий. Некоторые схоласты склонялись к принижению роли интеллекта, утверждая, что мы не можем познавать Бога только разумом, для этого необходимо откровение (Дунс Скотт). Орган созерцания (contemplatio) Бога есть интеллигенция. К аналогичным выводам приходят и мистики (Бернар Клервоский, Гуго Сен-Викторский). Отсюда и иное решение одной из основных философских проблем — соотношения воли и интеллекта. Если Аквинат подчинял волю интеллекту, то Дунс Скотт и Оккам подчинили интеллект воле.
    В эпоху Возрождения начинается новое возвеличивание интеллекта. Так, у Николая Кузанского разум — это наивысшая духовная сила, уподобляющая человека Богу и способная проникать в сверхчувственные истины благодаря “непостижимому постижению” совпадения противоположностей. В философии Нового времени интеллект понимался как “естественный свет” (lumen naturalis), т. е. врожденная способность человеческой души к постижению сущности вещей. Представители рационалистической философии 17—18 вв. определяли интеллект гносеологически — как способность к формированию правил метода (Декарт), к отысканию опосредствующих идей и выведению заключений (Локк), как познание необходимых и вечных истин (Лейбниц) и т. п. У Канта интеллект — это высшая познавательная способность, дающая принципы рассудку. “Если рассудок есть способность, создающая единство явлений согласно правилам, то разум есть способность, создающая единство правил рассудка согласно принципам” (“Критика чистого разума”, III гл). При этом разум имеет как формальное, логическое применение, так и реальное, когда он сам порождает некоторые идеи и принципы, не заимствованные из опыта или рассудка. Согласно Фихте, разум — это максимально развитая способность к рефлексии, “абсолютная способность отвлечения” от всего окружающего для определения “Я”. Разум, по Шеллингу, — “полная нерасчлененность субъекта и объекта”, основная же человеческая способность — это интеллектуальная интуиция как непосредственное созерцание предмета в единстве противоположнос
    тей. Философия Гегеля — это максимальная степень обожествления интеллекта, который в качестве Абсолютной идеи совершает свое развертывание в сфере духа, природы, истории. Человеческий же разум — это “в-себе-и-для-себя” сущая истина... простое тождество субъективного понятия с его объективностью и всеобщностью” (Философия духа, § 438).
    В качестве реакции на подобное обожествление можно рассматривать новое “принижение” интеллекта у Г. Спенсера, в прагматизме или в иррационализме (А Шопенгауэр, Э. Гартман, А Бергсон). С биологической точки зрения, интеллект — это возникший в процессе эволюции вид приспособительной деятельности организма. Цель мышления — выбор средств для осуществления планов и намерений (У. Джеймс). Согласно Бергсону, главный недостаток интеллекта в том, что он разлагает изменение и изменчивое на неизменные моменты, а потому неспособен “мыслить истинную непрерывность, взаимное проникновение, словом творческую эволюцию, которая и есть жизнь” (Бергсон А. Творческая эволюция. М.—СПб., 1914, с. 145); на это способна только интуиция.
    Наука 20 в. расширила и обогатила понятие интеллекта рядом новых значений. Началось исследование интеллекта животных, таких реакций, как воспроизведение уже найденного решения, перенесение его на иную ситуацию, способность к решению “двухфазных задач” и т. п. В изучении интеллекта начали использовать количественные методы. Еще в сер. 1920-х гг. французские психологи Бино и Симон предложили определять уровень интеллекта с помощью специальных тестов — IQ (Intelligence Quotient). Среди психологических концепций интеллекта выделяется теория Ж. Пиаже, согласно которому интеллект — это высшая форма духовного приспособления к среде путем мгновенной организации стабильных пространственно-временных логических структур. Наконец, возникли различные программы исследований “искусственного интеллекта”: 1) создание компьютеров, способных выполнять функции, традиционно относимые к области интеллектуальной деятельности человека; 2) попытки моделировать сам человеческий интеллект на основе моделирования мозгового субстрата (нейрокомпьютеры); 3) создание искусственных самообучающихся устройств, способных эволюционировать. Таким образом, зоопсихология, психология и кибернетика дали сильный толчок научному изучению интеллекта.
    О. В. Суворов

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "ИНТЕЛЛЕКТ" в других словарях:

  • Интеллект — (от лат. intellectus понимание, познание) это разум[источник не указан 55 дней], рассудок, умственные способности: учиться из опыта, приспосабливаться, адаптироваться к новым ситуациям, применять знание, чтобы управлять… …   Википедия

  • интеллект — Общая мыслительная способность, позволяющая преодолевать трудности в новых ситуациях. Краткий толковый психолого психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008. интеллект …   Большая психологическая энциклопедия

  • ИНТЕЛЛЕКТ — [лат. intellectus] 1) ум, рассудок, разум; мыслительная способность человека; 2) киб. искусственный и. название кибернетических систем, моделирующих некоторые стороны интеллектуальной деятельности человека. Словарь иностранных слов. Комлев Н.Г.,… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • интеллект — а, м. intellect m., нем. Intellekt <лат. intellectus разумение, понимание. Мыслительная способность; ум, рассудок, разум. БАС 1. В статье самым просвещеннейшим образом доказывалась настоятельная необходимость усилить в солдате интеллект (так… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • интеллект — мыслительные способности, нус, умственные способности, разум, рассудок, ум, мозги, голова Словарь русских синонимов. интеллект см. ум Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова …   Словарь синонимов

  • ИНТЕЛЛЕКТ — (от лат. intellectus – понимание, познание). 1. Общая способность к познанию и решению проблем, определяющая успешность любой деятельности и лежащая в основе других способностей, в том числе и способностей к изучению языков. 2. Система всех… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • ИНТЕЛЛЕКТ — (от латинского intellectus познание, понимание, рассудок), способность мышления, рационального познания. Латинский перевод древнегреческого понятия нус ( ум ), тождественный ему по смыслу …   Современная энциклопедия

  • ИНТЕЛЛЕКТ — (от лат. intellectus познание понимание, рассудок), способность мышления, рационального познания. Латинский перевод древнегреческого понятия нус ( ум ), тождественный ему по смыслу …   Большой Энциклопедический словарь

  • Интеллект — (от лат. intellectus понимание, познание) способность к осуществлению процесса познания и к эффективному решению проблем, в частности при овладении новым кругом жизненных задач. Существует ряд принципиально различных трактовок ин …   Психологический словарь

  • ИНТЕЛЛЕКТ — (лат. intellektus разумение, познание) система познавательных способностей индивида. И. очевиднее всего проявляется в легкости научения, способности быстро и легко приобретать новые знания и умения, в преодолении неожиданных препятствий, в… …   Новейший философский словарь

Книги

  • Интеллект, Jesse Russell. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Внимание! Книга представляет собой набор материалов из Википедии и/или других online-источников.… Подробнее  Купить за 1125 руб
  • Интеллект: инструкция по применению, Шереметьев, Константин Петрович. Существует признак, по которому можно безошибочно определить, работает у вас интеллект или нет, - это ощущение того, что задачи решаются как-то сами собой. Это как щелчок пальцами - и готово!… Подробнее  Купить за 574 руб
  • Интеллект: инструкция по применению, Шереметьев Константин Петрович. Существует признак, по которому можно безошибочно определить, работает у вас интеллект или нет, — это ощущение того, что задачи решаются как-то сами собой. Это как щелчок пальцами — и готово!… Подробнее  Купить за 573 руб
Другие книги по запросу «ИНТЕЛЛЕКТ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»