ДОБРО И ЗЛО


ДОБРО И ЗЛО
ДОБРО И ЗЛО
        нормативно-оценочные категории морального сознания, в предельно обобщённой форме обозначающие, с одной стороны, должное и нравственно-положительное, благо, а с другой — нравственно-отрицательное и предосудительное в поступках и мотивах людей, в явлениях социальной действительности. В интерпретации Д. и з. в истории этики начиная с древности сталкивались материалистич. и идеалистич. тенденции. Первая связывала эти понятия с человеч. потребностями и интересами, с законами природы или фактич. желаниями и устремлениями людей (натурализм), с наслаждением и страданием, счастьем и несчастьем человека (гедонизм, эвдемонизм), с реальным социальным значением действий индивидов для их совместной жизни. Вторая же выводила понятия Д. и з. из божеств. веления или разума (и отклонений от них), из некрых потусторонних миру сущего идей, сущностей, законов, в результате чего конфликту между Д. и з. придавался метафизич.-онтологич. смысл борьбы двух извечных начал в мире, или же сводила содержание данных понятий к выражению субъективных пожеланий, склонностей, симпатий и антипатий человека. Лишь марксистская философия и этика поставили анализ этих понятий на подлинно науч. социально-историч. почву, связав Д. и з. с конкретными противоречиями обществ. действительности и их специфич. отражением в моральном сознании определ. эпох, обществ. систем, классов. Этим и обусловлены различия в понимании конкретного содержания Д. и з. в истории. «Представления о добре и зле так сильно менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому»,— писал Ф. Энгельс (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 94). Но вместе с тем в данных понятиях сохранялось и некоторое предельно общее содержание: они всегда выражали в форме нравств. оценок и предписаний практич. задачи социальных субъектов в современности или на отдалённое будущее — задачи, формулирующие, с одной стороны, требования сохранения уже достигнутых в предшествующем развитии культуры результатов, а с другой — выражающие неудовлетворённость сущим и цели дальнейшего историч. прогресса. Идея добра, писал В. И. Л енин, отражает требования человека к действительности: «...мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его» (ПСС, т. 29, с. 195). В коммунистич. нравственности конфликт Д. и з. осмысляется прежде всего в плане борьбы за уничтожение эксплуатации, социального неравенства и за всестороннее развитие личности в бесклассовом обществе.
        Ленин В. И., Задачи союзов молодежи, ПСС, т. 41; Лафарг П., Экономия, детерминизм Карла Маркса, Соч., т. 3, М.— Л., 1931, с. 82—101; Архангельский Л. М., Курс лекций по марксистско-ленинской этике, М., 1974.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ДОБРО И ЗЛО
категории этики. Добро – это осн. моральная ценность, нравственная ценность сама по себе. Добро не является «добром по отношению к чему-нибудь» (ошибка эвдемонизма); оно не есть «высшее благо», нечто сравнительное, а простая позитивность. Личность не является ни доброй, ни злой, ее этическая сущность состоит скорее в том, чтобы быть одинаково способной на добро и зло.. Этически ценным («добрым») является поступок того, кто предпочитает добро злу в любой конкретной ситуации (см. Этика). «Добром не является ни идеальное бытие ценностей или их понятия, ни даже просто реальное существование ценного, а единственно телеология ценностей (злом – телеология антиценностей) в реальном мире» (N. Hartmann, Ethik, 1935). Телеология сама по себе (т.е.- способность делать целью и реализовать, осуществлять то, что не является реально существующим, напр. ценности) уже является ценной; в более высоком смысле ценной является телеология ценностей (т.е. основание доброго на ценностях, этически индифферентных самих по себе). Добрым или злым является лишь человек как целенаправленно действующее существо, имеющее в своем распоряжении телеологию (см. Целевая деятельность), т.е. человек в его отношении к ценностям. См. также Зло.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

ДОБРО́ И ЗЛО
осн. категории этики, употребляемые при нравств. оценках отд. явлений, поступков, побудит, мотивов деятельности людей и т.д. Добро – этич. категория, обозначающая совокупность положительно оцениваемых классом, обществом или отд. людьми условий жизни, а также нравств. действий, принципов и норм поведения. Зло – категория, обозначающая отрицат. явления в обществ. и личной жизни человека, составляющие предмет нравственного осуждения и порицания.
Теоретич. учения о Д. и З. многочисленны и противоречивы. "Представления о добре и зле, – писал Энгельс, – так менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому" ("Анти-Дюринг", 1957, с. 88). В древности особенное значение проблемы Д. и З. получили в религ. учениях, особенно в т.н. дуалистич. религиях, рассматривающих Вселенную как извечную борьбу двух начал – доброго и злого. Согласно религ. представлениям зороастризма, злое начало воплотилось в божество Анхра-Майнью, сознательно борющегося против доброго начала – Ормузда. Дуализм Д. и З. характерен и для религ. представлений древних германцев, согласно к-рым Вселенная произошла в результате борьбы сил света и тьмы. Противопоставление Д. и З., признание материи как порождения злого начала, характерно для гностицизма. Согласно религии буддизма, зло коренится в самом существовании человека. Избежать его можно лишь путем отшельничества, устранения от мирских дел, аскетич. образом жизни. Окончат. освобождение от зла достигается путем погружения в нирвану.
В Древнем мире возникают и этич. учения о Д. и З., исследующие природу и диалектику этих категорий. Первые филос. понятия о Д. и З. сложились в Др. Индии и Китае. Др.-инд. материалисты – чарваки, видели добро в отсутствии страдания, в достижении чувств. удовольствий. Они отвергали религ. воззрения о божеств. происхождении добра. В этом же направлении развивали учение о добре др.-кит. материалисты. Так, Ян Чжу понимал добро как осуществление человеком его природных склонностей. В др.-кит. философии диалектика Д. и З. была отмечена Лао-цзы, к-рый говорил: "Когда все люди узнают, что красивое является красивым, появляется и безобразное. Когда [все] узнают, что добро является добром, возникает и зло" ("Дао-дэ-цзин", § II; цит. по кн.: Ян Хин-шун, Древнекитайский философ Лао-цзы и его учение, М.–Л., 1950, с. 116). В др.-греч. философии диалектику Д. и З. развивали Гераклит, Демокрит и др. Гераклиту, напр., принадлежит высказывание: "Болезнь приятным делает здоровье, зло – добро, голод – насыщение, усталость – отдых" (фрг. 111; цит. по кн.: "Материалисты древней Греции", М., 1955, с. 51). Развивая это положение, Демокрит писал: "... от чего мы получаем добро, от того же самого мы можем получить и зло, а также средство избежать зла..." (фрг. 301, там же, с. 156).
Большое значение проблема Д. и З. занимает в философии Сократа. По мнению Сократа, зло является случайностью, к-рую человек совершает по незнанию, путая добро со злом. "...Поступающие зло и дурно, – говорил Сократ, – делают это не добровольно" (Prot. 345 Д). Средством против зла Сократ считал знание. Платон развивал идеалистич. концепцию Д. и З. По Платону, добро относится к миру идей, а зло – ко всему чувственному, видимому, изменчивому. Утверждая, что "невозможно исчезнуть злу" (Theaet. 176, а), он считал зло такой же реальностью, как и добро. Материалистич. этика Др. Греции рассматривала добро как удовлетворение естеств. потребностей человека. Эпикур, напр., видел высшее благо в разумном наслаждении. Проблемы Д. и З. занимают большое место также в этике и философии Аристотеля (см. Met., IX, 9 1051 а 12–21).
Христианство, с его назидательно-спекулятивной этикой, не могло пройти мимо проблемы Д. и З. Согласно христианской этике, идея высшего добра, summum bonum, воплощена в боге. С др. стороны, проблема зла вызвала в христианстве множество трудностей и противоречий. Камнем преткновения для христианских теологов являлась невозможность совместить наличие зла в мире с легендой о том, что мир якобы создан и направляется всемогущим и всеблагим существом – богом. Это противоречие задолго до возникновения христианства было отмечено уже в древности. "Бог, – говорил Эпикур, – или хочет устранить зло и не может, или может, но не хочет, или и не хочет, и не может, или же хочет и может. Если он хочет, и не может – он бессилен, а таковым бог быть не может. Если может, но не хочет – он завистлив, что тоже чуждо божеству. Если не хочет и не может – он бессилен и завистлив, а следовательно он не бог. Если же он и хочет, и может, что единственно пристало божеству, то откуда возникает зло? Или почему бог его не устранит?" ("Epicurea", ed. H. Üsener, Lpz., 1887, p. 253). Отцы церкви, пытаясь скрыть это противоречие, вынуждены были утверждать, что зло происходит не от бога, а от человека, якобы злоупотребляющего своей свободой воли. Признавая существование и даже необходимость зла, христианство приписывало зло "врожденной греховности" людей. Зло не имеет никакого реального существования, являясь просто небытием, "лишением добра", подобно тому, как мрак является отсутствием света (см. Иоанн Дамаскин, Полн. собр. твор., т. 1, СПБ, 1913, с. 331–32). Так же и для Фомы Аквинского зло реально не существует, являясь всего-навсего отблеском добра: "Ничто не может быть в своем существе злом. Доказано, что всякое существо, поскольку оно есть существо, является добром и что зло существует только как [составная] часть добра" ("Summa theologica", I, В 49, а3). В последующем попытки устранить противоречия, вытекающие из признания зла в мире и "всеблагости" бога, привели к созданию религ.-филос. теории теодицеи (оправдание бога) Мальбранша и Лейбница. Религ. учения о зле тесно связаны с представлениями о дьяволе. Дьявол в христианской этике имеет двойственное значение. С одной стороны, он враг бога, воплощение злых и темных сил, и с другой стороны – он его союзник, своего рода карательный орган при боге, наказывающий грешников. Двойств. природа дьявола стала предметом многочисл. народных преданий о Мефистофеле, Вельзевуле и т.д.
Рационалистич. философия нового времени выступила против ср.-век. понимания Д. и З. Гоббс, напр., утверждал, что вне человеч. познания не существует никакого зла и никакого добра. "... Никакое общее правило насчет того, что есть добро и что зло не может быть взято из природы самих объектов, а устанавливается или каждым отдельным человеком в отношении своей личности (там, где нет государства) или (в государстве) лицом, представляющим государство..." ("Левиафан", М., 1936, с. 66). Такую же позицию занимал и Спиноза: Д. и З., по его мнению, "...не показывают ничего положительного в вещах, если их рассматривать самих в себе, и составляют только модусы мышления, или понятия, образуемые нами путем сравнения вещей друг с другом" (Избр. произв., т. 2, М., 1957, с. 523). Франц. материалисты и просветители 18 в. (Вольтер, Гельвеций, Дидро и др.) провозгласили интересы человеч. личности осн. критерием различения Д. и З. Они учили, что вещи сами по себе не являются ни добром, ни злом, такими они становятся лишь в отношении к человеку. Отождествляя добро с пользой, они считали, что каждый человек стремится к добру. Причина зла, по их мнению, – отсутствие правильного воспитания, невежество, неравенство; установление разумного законодательства приведет к устранению зла и торжеству добра. В 18 в. соотносительность категорий Д. и З., переход их одно в другое показал англ. философ Мандевиль. В своем соч. "Басне о пчелах" (1705) он указал на то, что зло в совр. ему бурж. обществе выступает в качестве двигателя историч. прогресса. "То, что мы называем в этом мире злом, как моральным, так и физическим, – писал Мандевиль, – является тем великим принципом, который делает нас социальными существами, является прочной основой, животворящей силой и опорой всех профессий и занятий без исключения; здесь должны мы искать истинный источник всех искусств и наук; и в тот самый момент, когда зло перестало бы существовать, общество должно было бы прийти в упадок, если не разрушиться совсем" (цит. по кн.: К. Маркс, Теории прибавочной стоимости, ч. 1, 1955, с. 372). Маркс высоко оценивал это высказывание Мандевиля, считая его самого "...бесконечно смелее и честнее проникнутых филистерским духом апологетов буржуазного общества" (там же).
Большое место вопрос о добре и зле занимает в философии Канта. Согласно Канту, человек обладает двойственной природой: как разумное, познающее существо он принадлежит царству свободы, однако как чувствующее существо, включенное в сферу действия законов необходимости, человек подвержен слабостям, испорченности и т.д. Поэтому, согласно Канту, в мире феноменальном существует "вечное зло", к-рое может быть преодолено только воспитанием, культурой, религией и моралью. Выполнение осн. нравств. принципа – категорического императива – означает победу нравств. воли над злом.
Диалектич. соотношения Д. и З. историч. роль морального зла вскрыл Гегель. "Если зло есть т о же, что и добро, – писал Гегель в "Феноменологии духа", – то именно зло не есть зло, а добро не есть добро, а то и другое, напротив, сняты... В какой мере следует сказать, что согласно этому своему понятию добро и зло, – т.е. поскольку они – не добро и не зло – суть о д н о и т о ж е, – в такой же мере, стало быть, следует сказать, что они не одно и то же, а попросту р а з н о е; ... – Лишь оба эти положения завершают целое, и утверждению и заверению первого должно с непреодолимой непреклонностью противостоять отстаивание второго; ... Истиной обладает не то или другое, а именно их движение..." (Соч., т. 4, М., 1959, с. 415–16). Оценивая высказывания Гегеля о зле, Энгельс отметил, что "у Гегеля зло есть форма, в которой проявляется движущая сила исторического развития" ("Людвиг Фейербах...", 1953, с. 30). В этом, по мнению Энгельса, Гегель стоял несравненно выше, чем Фейербах (см. тамже, с. 30–31).
Диалектич. концепция Д. и З. отражена и в творчестве Гёте. У Гёте зло рассматривается по отношению к познанию. В 1-й части Фауста, изображая зло в образе Мефистофеля, Гёте рассматривает его как отрицание, сомнение – необходимый момент дерзкого движения к познанию истины, как иронию над иллюзиями, слепыми идеалами, как злую силу, срывающую прекрасное покрывало с горькой истины. Во 2-й части Фауста проблема зла поставлена уже в отношении к историч. прогрессу. Гёте в основе прогресса увидел труд, практическую деятельность, а зло связал с силами препятствий и разрушения в поступательной деятельности людей, к-рая преодолевает их. Это была концепция, к-рая вобрала в себя достижения романтич. мысли, признавшей объективность зла и схватившей диалектику превращения добра в зло и наоборот.
Для бурж. философии конца 2-й пол. 19 в. характерны тенденции к отказу от объективного и диалектич. истолкования проблемы Д. и З., к реакц. и позитивистскому ее истолкованию. В это время появляются гл. обр. пессимистич. учения о Д. и З., отрицающие возможность добра в мире. Так, для Шопенгауэра действительность носит иллюзорный характер, страдание и зло заложено уже в основе бытия. Сама жизнь есть зло и страдание, от к-рого человек не может освободиться. Согласно Шопенгауэру, зло всеобще и нераздельно с жизнью. Оно есть порождение чрезмерно сильного потока воли и вызываемого им страдания, к-рое неустранимо (см. "Мир как воля и представление", СПБ, б. г., с. 375–92). Для Ницше же представления о добре и зле характеризуют лишь "мораль рабов". Сверхчеловек не испытывает никакого зла и вообще стоит "по ту сторону добра и зла". Однако, пытаясь встать по ту сторону морали, обосновать имморализм, Ницше сам выступил в качестве пророка "новой" аристократич. морали "сверхчеловека".
В философии прагматизма добро отождествляется с личной пользой, с успехом. Неотомизм возрождает ср.-век. представления о боге как воплощении добра. Для совр. бурж. этики, и в особенности экзистенциализма, характерно отрицание добра в мире, признание абсолютным значения зла. Зло необходимо сопутствует человеч. существованию. Постижение же зла невозможно, т.к. оно является предметом не знания, а веры. Представления о Д. и З., выдвигаемые идеологами реакц. буржуазии, служат оправданием аморальности бурж. строя, подрывают волю масс к борьбе за устранение действит. причин социального зла.
В. Шестаков. Москва.
Науч. представление о Д. и З., о их социальной обусловленности впервые обосновано в марксистской этике. Только на основе раскрытия обществ. закономерностей возможна объективная моральная оценка обществ. явлений и поступков человека. Критерием этой оценки являются интересы народных масс, прогрессивных классов, поступат. развитие истории, а в совр. условиях – борьба против империализма, эа социализм и коммунизм, отношение к этой борьбе. В антагонистич. обществе господствующими являются понятия о Д. и З. эксплуататорских классов, к-рые пытаются выдать их за вечные, естественные и неизменные. Напротив, марксистская этика учит, что понятия Д. и З. относительны и соотносительны. Она не признает вечных и абстрактных принципов морали, абстрактного Д. и З., безотносительно к условиям, месту, времени и т.д. В обществе, основанном на эксплуатации одного класса другим, противоречия Д. и З. представляют собой выражение в области морали социальных противоречий. "Всякий шаг вперед в производстве означает одновременно шаг назад в положении угнетенного класса, т.е. огромного большинства. Всякое благо для одних необходимо является злом для других, всякое новое освобождение одного класса – новым угнетением другого. Наиболее ярким примером этого является введение машин..." (Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства, 1953, с. 184). Капитализм обращает во зло людям величайшие достижения человеч. разума, открытия в области науки и техники. Благо в антагонистич. обществе создается, как правило, путем причинения зла миллионам людей. При этом развивались самые низменные побуждения и дурные, злые страсти: алчное стремление к богатству, жадность, грубая страсть к наслаждениям, эгоизм, властолюбие; все это, развившись в ущерб др. задаткам людей, выступало в качестве моральных рычагов историч. преобразований.
В классовом антагонистич. обществе движущие силы историч. развития, поскольку они противоречат устоявшимся господствующим нравств. нормам, выступают с т. зр. консервативных и реакц. классов в форме зла. "... Каждый новый шаг вперед необходимо является оскорблением какой-нибудь святыни, бунтом против старого, отживающего, но освященного привычкой порядка" (Энгельс Ф., Людвиг Фейербах..., 1953, с. 30). С упразднением господства частной собственности и имуществ. различий отпадает необходимость в применении средств, могущих нанести людям зло. Маркс говорил, что с переходом к коммунизму "... человеческий прогресс перестанет уподобляться тому отвратительному языческому идолу, который не желал пить нектар иначе, как из черепов убитых" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 9, с. 230).
С установлением обществ. собственности подрывается основа для существования низменных страстей и злых побуждений людей: в обществе расцветают истинно человеч. качества, имеющие в своей основе товарищеские отношения содружества между людьми. Коллективизм способствует пробуждению и развитию в человеке возвышенных, добрых начал, к-рые, в свою очередь, становятся могучим моральным стимулом совершенствования, развития человека нового, коммунистич. общества. Свое воплощение добро находит в нравственности трудящихся масс, отличающихся любовью к Родине, ненавистью к поработителям, трудолюбием, правдивостью, честностью. Принципы добра получили теоретич. выражение в моральном кодексе сов. человека, сформулированном в Программе КПСС. В социалистич. обществе, где нет антагонистич. классов, складываются единые общенародные понятия о Д. и З. Основу блага личности составляет благо общества. Добром признается то, что способствует прогрессивному развитию общества, освобождению народных масс от эксплуатации, то, что способствует строительству коммунистич. общества. В соответствии с этим критерием носителями добра являются не эксплуататоры, а трудящиеся, борющиеся против угнетения. Марксистская этика требует непримиримо относиться к злу, разоблачать его, выставлять на позор. "Надо уметь признать зло безбоязненно, – говорил Ленин, – чтобы тверже повести борьбу с ним..." (Соч., т. 32, с. 331). При социализме в качестве зла расцениваются антиобществ. явления (тунеядство, очковтирательство, злоупотребление властью и т.д.) – все то, что препятствует построению строя высшей справедливости – коммунизма, где исчезнет всякая объективная возможность для социального зла. Классовая обусловленность морали определяет общность критериев в оценке Д. и З., независимую от нац. и др. специфич. условий жизни. Нравств. оценки самого передового класса, пролетариата, критерии коммунистич. морали имеют общечеловеч. содержание, выражают интересы и чаяния подавляющего большинства человечества (отношение к войне и миру, колониализму, нац.-освободит. борьбе народов и т.д.). Эксплуатация человека человеком, капиталистич. гнет, нац. и расовое угнетение и колониализм, агрессивные войны – вот осн. формы социального зла, против к-рого борется прогрессивное человечество.
Е. Панфилов. Москва.
Лит.: Энгельс Ф., Анти-Дюринг, М., 1957; его же, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, М., 1955; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, М., 1953; Ленин В. И., Задачи союзов молодежи, Соч., 4 изд., т. 31; его же, О продовольственном налоге, там же, т. 32, с. 329–31; Чернышевский Н. Г., Антропологический принцип в философии, Полн. собр. соч., т. 7, М., 1950, с. 285–92; Лафарг П., Происхождение идеи добра, в сб.: "Марксизм и этика", 2 изд., [К], 1925; Цицерон, Опровержение эпикуреизма. Первая и вторая книги произв... "О высшем благе и крайнем зле", пер. П. Гвоздева, Казань, 1889; Буткевич Т., Зло, его сущность и происхождение, X., 1897; Шишкин Α., Основы коммунистической морали, М., 1955, с. 112–15, 208–10, 257, 267 и др.; Royce J., Studies of good and evil, N. Y., 1898; Arndt Α., Über das Böse, Halle, 1904; Fuсhs E., Gut und Böse, Tübingen, 1906; Rashdall H., The theory of good and evil, v. 1–2, Oxf., 1907; Seгtillanges A. G., Le problème du mal, v. 1–2, P., [1948–51]; Nabert T., Essai sur le mal. P., 1955; Pieper J., Die Wirklichkeit und das Gute, [6 Aufl.], Münch., [1956].

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.


.

Смотреть что такое "ДОБРО И ЗЛО" в других словарях:

  • ДОБРО И ЗЛО — Когда в Поднебесной узнали, что красота это красота, появилось и уродство. Когда узнали, что добро это добро, появилось и зло. Лао цзы Количество добра в природе равняется количеству зла. Жан Батист Робинэ Половина следствий хороших намерений… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • добро и зло — наиболее общие понятия морального сознания, категории этики, характеризующие положительные и отрицательные нравственные ценности. * * * ДОБРО И ЗЛО ДОБРО И ЗЛО, наиболее общие понятия морального сознания, категории этики, характеризующие… …   Энциклопедический словарь

  • ДОБРО И ЗЛО — Противопоставление Д. и з. играет важную роль в дуалистических мифах, где каждый из персонажей и символов относится либо к положительному ряду как носитель добра, либо к отрицательному ряду как воплощение злого начала. В частности, в… …   Энциклопедия мифологии

  • ДОБРО И ЗЛО — ДОБРО И ЗЛО, наиболее общие понятия морального сознания, категории этики, обозначающие должное и нравственно положительное (благо), нравственно отрицательное и предосудительное в поступках, мотивах людей, в жизни общества …   Современная энциклопедия

  • ДОБРО И ЗЛО — наиболее общие понятия морального сознания, категории этики, характеризующие положительные и отрицательные нравственные ценности …   Большой Энциклопедический словарь

  • ДОБРО И ЗЛО — категории этики и понятия морального сознания, в предельно общей форме показывающие разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и поступках, моральных качествах и отношениях человека,… …   Новейший философский словарь

  • Добро и зло — нормативно оценочные категории морального сознания, в предельно обобщенной форме обозначающие, с одной стороны, должное и нравственно положительное благо, а с другой – нравственно отрицательное и предосудительное в поступках и мотивах людей, в… …   Энциклопедия культурологии

  • Добро и зло — ДОБРО И ЗЛО, наиболее общие понятия морального сознания, категории этики, обозначающие должное и нравственно положительное (благо), нравственно отрицательное и предосудительное в поступках, мотивах людей, в жизни общества.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ДОБРО и ЗЛО — категории этики, выражающие нравственно положительную и нравственно отрицательную сторону в суждениях, действиях, поступках человека. Наиболее общие представления людей, содержащие осмысление и оценку всего существующего: состояние миропорядка,… …   Евразийская мудрость от А до Я. Толковый словарь

  • Добро и Зло — категории этики и понятия морального сознания, показывающие в предельно общей форме разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и в поступках, моральных качествах, социальных явлениях.… …   Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

Книги

  • Добро и зло, Афанасий Фет. Афанасий Афанасьевич Фет - один из известнейших и любимых русских лириков, чья популярность не уменьшается с годами. В книге, выпущенной к 195-летию поэта, представлены избранные… Подробнее  Купить за 374 руб
  • Добро и Зло, Микушина Т.. Данная книга является продолжением книги Т. Н. Микушиной «Добро и Зло. Частное прочтение «Тайной Доктрины» Е. П. Блаватской» и дополняет и углубляет темы первой книги. Книга рассчитана на… Подробнее  Купить за 116 руб
  • Добро и зло, Брижитт Ляббе, Мишель Пюш. В книге рассматриваются самые актуальные вопросы о добре и зле, которые непременно встают перед подростками. Для широкого круга читателей… Подробнее  Купить за 90 руб
Другие книги по запросу «ДОБРО И ЗЛО» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.