ЮМ это:

ЮМ
ЮМ
(Hume) Дэвид (1711 — 1776) — шотл. философ, историк, экономист, эссеист. Его основное филос. соч. «Трактат о человеческой природе» (1740) вызвало поначалу довольно вялую реакцию. Именно негативное отношение к «Трактату» клерикальных кругов и солидарных с ними коллег-философов не позволило Ю. занять место проф. этики Эдинбургского ун-та. Пытаясь сделать свои идеи более доступными и приемлемыми для читателей разных мировоззренческих ориентации, Ю. перерабатывает «Трактат» в две небольшие работы: «Исследование о человеческом познании» (1748) и «Исследование о принципах морали» (1751), которые сам автор предлагал рассматривать как окончательное выражение его филос. взглядов. Весьма прохладно встретило англ. общественное мнение и основной исторический труд Ю. — шеститомную «Историю Англии». Гораздо более благожелательный прием был оказан работам Ю. на континенте, прежде всего во Франции, которую он не раз посещал и где подолгу жил. Литературной славы при жизни у себя на родине Ю. удостоился как автор «Эссе», посвященных политике, религии, эстетике, экономике и т.д. Серьезный вклад внес Ю. в религиоведение, будучи автором основательных «Диалогов о естественной религии» и «Естественной истории религии».
Ю. строит свою философию, ориентируясь, с одной стороны, на физику И. Ньютона, видя в ней образец научной строгости и объективности, а с другой — на эпистемологию Док. Локка. Ю. развивает характерный взгляд на философию как на дисциплину, ставящую своей основной целью исследование наших познавательных возможностей, их пределов и условий. В этом своем понимании философии он следует традиции нововременного мышления, которая на континенте вполне обнаружила себя у Р. Декарта, а на Британских островах — у Ф. Бэкона. Ю. обычно трактуют как скептика. Источник его скептицизма связан со спецификой его понимания философии. Последняя, согласно Ю., — опытная наука в том смысле, что она занимается выяснением пределов человеческого опыта и его предпосылок. Она — наука о «человеческой природе». Желая достичь необходимой достоверности, она не должна выходить за рамки опыта. Ю. следует здесь посылке Ньютона — «гипотез не измышляю». Опыт же, а именно интроспекция, т.е. непосредственный внутренний опыт, сродни картезианской интуиции, является и основным инструментом для описания самого «опытного поля» сознания. Отсюда и «атеизм» Ю., неизбежный в той мере, в какой всякая теология означает выход за пределы опыта. Бог сверхопытен и, следовательно, не может быть предметом философии, так же как не может им быть и протяженная субстанция Декарта. Содержание поля сознания, мира феноменов включает два рода образований: впечатления и идеи. Первые — непосредственные данные чувств, переживаемые нами аффекты, живость и устойчивость которых, как предполагает «естественная установка», обусловлены наличием внешнего объекта, непосредственно воздействующего на наши органы чувств. Вторые — продукты наших размышлений, воспоминаний о непосредственных впечатлениях, которые в данный момент отсутствуют. Различия между впечатлениями и идеями заключаются в степени их живости. Первые намного интенсивнее, ярче вторых. Ум, следовательно, идей не создает, но воссоздает актуально отсутствующие в сознании впечатления. Но как быть с убежденностью «естественной установки» в том, что яркость впечатлений обусловлена воздействием на сознание внешних объектов, которые существуют вне зависимости от того, воспринимают их или нет? С чем мы имеем дело, со знанием или только с верой? Анализируя предпосылки такой убежденности, Ю. признает, что она основана на допущении существования в природе неизменного порядка, обнаруживающегося в виде причинно-следственной связи. Мы убеждены, что в будущем характер процессов, протекающих в природе, не изменится, поскольку одни и те же причины с неизбежностью должны производить одни и те же следствия. Однако, по Ю., оставаясь в рамках опыта, эту убежденность нельзя считать достоверной. В опыте нам даны только отдельные впечатления. Их связывание в причинно-следственные цепочки, предполагающее, что одни впечатления суть причины других, сверхопытно. Оно есть некоторый акт самого сознания. Ю. вовсе не утверждает, что к.-л. вещь может возникнуть без причины. Его интересуют предпосылки нашей уверенности в ошибочности такого утверждения. И он признает, что эта уверенность исходит не от интуиции, и не от демонстративного доказательства. Подобная уверенность основана на «моральной очевидности», обусловленной, в свою очередь, способностью человеческого воображения связывать одни впечатления с другими и переносить их в их неизменности в будущее. Эту способность Ю. называет привычкой (custom). Он противопоставляет здесь свою позицию т.зр. Декарта, для которого причинность была чем-то самоочевидным именно для интуиции, с ее критерием ясности и отчетливости. Ю. же утверждает, что мы можем ясно и отчетливо мыслить следствие без всякой причины, и наоборот. Ведь то, что мы называем тем и другим — совсем разные впечатления. В восприятии одного никак не заключено восприятие другого. Привычка оказывается у Ю. неким праполаганием, исходным актом мышления, задающим цельность образу мира. В этом смысле дальше этого в выявлении условий функционирования знаний идти некуда. Привычка делает возможной веру, без которой невозможен познавательный процесс. Ю. ставил себе в заслугу, что он впервые выяснил роль и природу феномена веры, которая представляет собой состояние сознания, придающее живость, жизненность нашим восприятиям тех или иных идей, позволяющим им сравняться по интенсивности переживания с впечатлениями.
Ю. различал философию «легкую» и «умозрительную». Первая «дает почувствовать разницу между пороком и добродетелью», опираясь на конкретные жизненные примеры. Вторая апеллирует не столько к чувствам, сколько к разуму, ориентируясь на выявление первопринципов и выводя из них следствия. В своей концепции Ю. стремился совмещать оба этих типа. Тем не менее отличительной ее чертой является безусловная обращенность к повседневной жизни человека, опора на здравый смысл. Метафизика призвана, с т.зр. Ю., обслуживать обыденные потребности человека, быть полезной для всех, выявляя основания каждодневного опыта людей. Именно ориентация на мир повседневности позволяет Ю. поставить под сомнение реальность духовной субстанции Декарта и Беркли, а также материальной субстанции Локка. Она же «помогает» философу обнаружить пустоту понятия личности, которая для Ю. означает всего лишь «пучок» перцепций, следующих друг за другом.
Несмотря на то что именно теория знания Ю. оказала наиболее долговременное и плодотворное воздействие на последующую философию, сам Ю. считал, что наибольший вклад он внес в теорию морали. Последнюю он строил исходя из автономии морального чувства, опираясь в этом на Хатчесона и Шефтсбери и противопоставляя свою т.зр. различным концепциям, исходившим из разумной природы морали, которые преобладали у фр. просветителей. Человек, согласно Ю., по своей природе альтруистическое существо, желающее счастья себе и другим. В этом смысле мотив важнее поступка. Человека столь же трудно представить без симпатии в нравственной сфере, сколь без веры — в познавательной.
Говоря о влиянии Ю. на последующую мысль, следует прежде всего упомянуть И. Канта, которого шотл. философ пробудил от «догматического сна». Достаточно велико было его воздействие и на формирование позитивизма как на континенте (О. Конт), так и в Англии (Дж.С. Милль). В наибольшей же мере наследие Ю. оказалось востребовано в 20 в., в особенности в аналитической философии.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

ЮМ
        (Hume) Дайвид (26. 4. 1711, Эдинбург, Шотландия, — 25. 8. 1776, там же), англ. философ, историк, экономист и публицист. Сформулировал осн. принципы новоевроп. агностицизма; предшественник позитивизма. В 1739—40 опубликовал гл. соч. «Трактат о человеч. природе». В 1753—62 работал над 8-томной «Историей Англии», в которой выразил претензии «новых» тори на роль лидеров блока двух партий англ. буржуазии. В 1763—66 на дипломатич. службе в Париже. Славу на родине Ю. принесли «Эссе» (1741) на обществ.-политич., моральноэстетич. и экономич. темы.
        Теория познания Ю. сложилась в результате переработки им субъективного идеализма Беркли в духе агностицизма и феноменализма. Агностицизм Ю. оставлял теоретически открытым вопрос, существуют ли материальные объекты, вызывающие наши впечатления (хотя в житейской практике он в их существовании не сомневался). Первичными восприятиями Ю. считал непосредств. впечатления внеш. опыта (ощущения), вторичными — чувств. образы памяти («идеи») и впечатления внутр. опыта (аффекты, желания, страсти). Поскольку Ю. считал проблему отношения бытия и духа теоретически неразрешимой, он заменил её проблемой зависимости простых идей (т. е. чувственных образов памяти) от внеш. впечатлений. Образование сложных идей толковал как психологич. ассоциации простых идей друг с другом. С убеждением Ю. в каузальном характере процессов ассоциирования связан центр. пункт его гносеологии — учение о причинности. Поставив проблему объективного существования причинно-следственных связей. Ю. решал её агностически: он полагал, что их существование недоказуемо, т. к. то, что считают следствием, не содержится в том, что считается причиной, логически из неё невыводимо и не похоже на неё. Психологич. механизм, вызывающий убеждение людей в объективном существовании причинности, основан, по Ю., на восприятии регулярного появления и следования во времени события Б после пространственно смежного с ним события А; эти факты принимаются за свидетельство необходимого порождения данного следствия причиной; но это — ошибка, и она перерастает в устойчивую ассоциацию ожидания, в привычку и, наконец, в «веру», что в будущем всякое появление А повлечёт за собой появление Б. Если, по Ю., в науках о природе убеждение в существовании причинности основано на вне-теоретич. вере, то в области наук о психич. явлениях каузальность бесспорна, ибо она действует как порождение идей впечатлениями и как механизм ассоциирования. Согласно Ю., каузальность сохраняется в тех науках, которые удаётся превратить в ветвь психологии, что он и стремился осуществить в отношении гражд. истории, этики и религиоведения.
        Отвергая свободу воли с позиций психич. детерминизма и используя критику понятия субстанции, выдвинутую Беркли, Ю. выступил с критикой понятия духовной субстанции. Личность, по Ю., есть «... связка или пучок... различных восприятий, следующих друг за другом...» (Соч., т. 1, М., 1965, с. 367). Критика духовной субстанции перерастала у Ю. в критику церкви и религ. веры, которой он противопоставлял привычки обыденного сознания и расплывчатую «естеств. религию».
        В основе этики Ю.— концепция неизменной человеч. природы. Человек, по Ю., — существо слабое, подверженное ошибкам и капризам ассоциаций; образование приносит ему не знания, но привычки. Вслед за Шефтсбери и Хатчесоном Ю. считал, что моральные оценки проистекают из чувства удовольствия. От этого гедонистического принципа Ю. перешёл к утилитаризму, но в поисках мотивов, которые заставили бы людей следовать требованиям «общественного блага», обратился к альтруистическому чувству общечеловеческой «симпатии», которое противопоставлял индивидуализму.
        Эстетика Ю. сводилась к психологии художеств. восприятия; прекрасное он преимущественно толковал как эмоциональную реакцию субъекта на факт практич. целесообразности объекта.
        В социологии Ю. был противником как феод.-аристократич. идеи «власти от бога», так и бурж. договорных концепций происхождения государства. Общество, по Ю., возникло в результате разрастания семей, а по-литич. власть — из института воен. вождей, которым народ «привык» подчиняться. Согласно Ю., степень законности власти зависит от продолжительности правления и последовательности соблюдения ею принципа частной собственности.
        Под влиянием идей Ю. развивалось большинство позитивистских учений 19—20 вв., начиная с Дж. С. Милля и вплоть до эмпириокритицизма, неопозитивизма и лингвистич. философии.
        The philosophical works, v. 1-2, L., 1898; Political dis-cources, Edin., 1752; The life of D. Hume, esquire, written by himself, L., 1777; The letters of D. Hume, v. 1—2, Oxf., 1932; в рус. пер.—Сочинения, т. 1—2, М., 1065; Хатчесон Ф., Ю. Д., Смит А., Эстетика, М., 1973.
        Энгельс Ф., Положение Англии. Восемнадцатый век, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1; его же, Развитие социализма от утопии к науке, там же, т. 19; его ж е, Л. Фейербах и конец классич. нем. философии, там же т. 21; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм ПСС, т. 18; Виноградов Н. Д., Философия Д. Ю. ч. 1—2, М., [1905—И]; Нарский И. С., Философия Д.Ю. М., 1967; его же, Д. Ю., М., 1973; Kemp-Smith N. The philosophy of D. Hume, L., 1949; Mac Nahb G. С. D. Hume. His theory of knowledge and morality, L., 1951; Lerоу A. - L., D. Hume, P., 1953; Basson A. H., D. Hume, Harmondsworth, 1958; Zabееh F., Hume, precursor of modern empiricism, The Hague, 1960; Forbes D., Hume's philosophical politics, Camb., 1975; Jessop T. E., A bibliography of D. Hume and of Scottish philosophy from Francis Hutcheson to .lord Balfour, L., 1938.
        И. С. Нарский.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ЮМ
(Hume)
Дэйвид (род. 7 мая 1711, Эдинбург – ум. 25 авг. 1776, там же) – дипломат, историк и наиболее выдающийся философ англ. Просвещения Согласно учению Юма, творческая сила мышления не простирается дальше возможности связывать, переставлять, увеличивать или уменьшать материал, доставляемый чувствами и опытом; т. о. возникают все идеи, в т. ч., напр., идея Бога: рассудок получает ее, ставя человеческие качества мудрости и доброты вне всех границ. Связывание идей может совершаться с помощью одной только деятельности мышления, оно независимо от существования объективного аналога результатов такого связывания. Напротив, причины и следствия, относящиеся к фактам, не могут быть открыты одним разумом, но открываются только путем опыта. Основой причинного познания является не разум или априорная способность, а только повторяющийся опыт того же рода, что и ставшая самостоятельной привычка к мышлению, которая в конечном счете существует как закон причинности, причем этому помогает своего рода инстинкт причинности. Следовательно, высшая цель человеческого познания может состоять только в том, чтобы собирать воедино эмпирически найденные причины естественных явлений и подчинять многообразие особенных следствий небольшому числу общих, ни к, чему более не сводимых причин. При этом закон причинности имеет силу только внутри сферы опыта, и заключение от эмпирических данных к трансцендентному (напр., к Богу или бессмертию) совершенно недопустимо. Религиозные «истины» никогда не могут быть познаны, в них можно только верить, но они с психологической необходимостью возникают из потребности чувства. Понятие субстанции Юм исследует так же критически, как и понятие причины. Субстанция – это лишь соединение вместе простых представлений, объединяемых силой воображения и получивших особое название; причем здесь опять-таки помогает своего рода инстинкт субстанции. Душа, т.е. Я, тоже не субстанция, а пучок постоянно меняющихся представлений и чувств. В этике Юм детерминист; все наши поступки определены, по его мнению, нашим предрасположением и естественны. Одно только мышление, чистый разум не порождает никаких поступков. Разум учит только об истинном и ложном, естественном и испорченном; деятельность вытекает из склонностей и страстей. Юм всегда твердо верил в то, что справедливость и миролюбие в конечном счете победят насилие и произвол. Юм не «скептик» в обычном смысле этого слова, а антирационалистический реалист, строящий свое учение на биологическо-антропологической основе, что является главной чертой его классических исторических произв., в особенности истории Англии со времени захвата ее Цезарем. Произв. Юма: «The philosophical works», v. 1-2. L., 1898; «Political discources», 1752; на рус. яз. «Исследование о человеческом разуме», 1904; «Естественная история религии», 1909; «Диалоги о естественной религии», 1909; «Сочинения», т. 1-2. М., 1965.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

ЮМ
(Hume), Дэвид (7 мая 1711 – 25 авг. 1776) – англ. философ, историк, экономист и публицист. Сформулировал осн. принципы новоевроп. агностицизма; предшественник позитивизма. Род. в семье небогатого шотл. помещика, получил юридич. образование в Эдинбургском ун-те. В 1739 опубликовал гл. соч. "Трактат о человеч. природе" ("А treatise of human nature"). С 1753 по 1762 Ю. работал над восьмитомной "Историей Англии" ("The history of England"), в к-рой выразил претензии "новых" тори на роль лидеров блока двух партий англ. буржуазии и проявил как свой антидемократизм, так и антиклерикализм. В 1763–66 – на дипломатич. службе в Париже, где франц. просветители приветствовали Ю. как идеологич. союзника в борьбе против религии. В последние годы содействовал развитию наук в Шотландии, участвуя в Научном обществе (Selected Society, Общество избранных). Славу на родине принесли Ю. его "Эссе" на обществ.-политич., морально-эстетич. и экономич. темы ("Essays, moral, political", Edin., 1741, 2 ed. – "Essays, moral, political and literary", v. 1–2, Edin., 1742; 10 ed., последнее просмотренное автором издание 1777).
Т е о р и я п о з н а н и я Ю., сложившаяся в итоге переработки им субъективного идеализма Беркли в духе агностицизма и феноменализма, в значит. степени совпадает с его описат. психологией. В центре гносеологии Ю. – проблема соотношения элементов чувств. опыта (восприятий – perceptions). Первичными восприятиями Ю. считал впечатления внешнего опыта (ощущения), вторичными – впечатления внутр. опыта (аффекты, желания, страсти). На основе внешнего и внутр. опыта возникают простые идеи, т.е. образы памяти и воображения, основанные на прошлом опыте. Проблемой зависимости простых идей от внешних впечатлений Ю. заменил проблему отношения бытия и духа, к-рую считал теоретически неразрешимой. В вопросе об образовании сложных идей Ю. следовал принципу их комбинирования (Ф. Бэкон и Локк), но интерпретировал его как учение о психологич. ассоциациях впечатлений внешнего и внутр. опыта, простых идей друг с другом, а также как учение о предрасположенности сознания к появлению в нем идей, аналогичных тем, к-рые следовали за прежними впечатлениями. Ассоциацию идей Ю. рассматривал, в отличие от материалиста Гартли, вне ее анатомо-физиологич. основы, как процесс, определяемый сходством и смежностью впечатлений и идей в пространственно- временнóм отношении, а также перенесением прежних ассоциативных связей на аналогичные им новые ситуации. Эмоции (аффекты) ассоциируются также по контрасту.
Ю. разработал вариант т.н. репрезентативной теории абстракций и обобщений, по к-рому нек-рые единичные или особенные идеи играют роль представителей всего данного класса идей (Т.о., здесь скрадывалось отличие понятий от представлений). В отличие от Беркли, Ю. перенес роль "представителя" на слово, ассоциированное с идеей-представителем и вызывающее в сознании склонность применять это слово к обозначению др. членов класса предметов, сходных с этой идеей. Идеи-представители Ю. трактовал как идеи неполные, утрачивающие детали впечатлений, т.е. как полуобобщенные образы.
Кульминация ассоцианизма Ю. – его учение о причинности. Взгляд Беркли на каузальность как на отношение знака и обозначаемого явления пришел в противоречие с убеждением Ю. в причинном характере процессов ассоциирования.
Проблему причинности Ю. расчленил на три вопроса: (1) существуют ли объективно каузальные связи и можем ли мы доказать их наличие; (2) какова структура психологич. механизма, вызывающего убеждение людей в объективном существовании причинности; (3) в каком виде понятие причинности может быть положено в основу наук.
Первую проблему Ю. решал с типично агностической т. зр.: он не утверждал и не отрицал объективного существования причинности, но полагал, что она не доказуема, т.к. то, что считают за следствие, не содержится в том, что считается за причину и не похоже на нее.
Структура представлений о существовании каузальных связей формируется, по Ю., так: сначала эмпирически констатируются пространств. смежность и следование во времени события Б после А, а также регулярность появления Б после А. Затем эти факты принимаются за свидетельство необходимого порождения следствия причиной. Т.о. понятие причинности возникает на основе логич. ошибки post hoc ergo propter hoc ("после этого – значит по причине этого"). Эта ошибка перерастает в устойчивую ассоциацию ожидания, в привычку и, наконец, в "веру", что в будущем всякое появление А повлечет за собой появление Б. "Вера" (belief), по Ю., – "непонятный инстинкт". Отсюда шли пути к феноменализму и позитивистскому учению о вере как заменителе теоретич. знания.
Если, по Ю., в науках о природе убеждение в существовании причинности основано на внетеоретич. вере, то в области наук о психич. явлениях дело обстоит иначе. Здесь каузальность бесспорна, ибо действует как механизм ассоциирования, а также как необходимая обусловленность идей – впечатлениями, желаний – ощущениями, потребностей, страстей – желаниями, а решений – страстями. Замена веры в каузальность твердым знанием наличия последней может, по Ю., произойти лишь постольку, поскольку данную науку удается превратить в ветвь психологии. Именно это и стремился осуществить Ю. в этике, эстетике, гражданской истории, политич. экономии и критике религии.
Признание причинности в области психич. процессов привело Ю. к тому, что он отверг свободу воли с позиций психич. детерминизма, использовав этот вывод для критики религии. Ю. подверг критике понятие субстанции, считая, что она не существует ни в физич., ни в психич. мире.
Иллюзию, приводящую к убеждению в существовании субстанции, Ю. объяснял возвращением в сознание одних и тех же впечатлений после перерывов в восприятии. В критике материальной субстанции Ю. использовал аргументацию Беркли, а в критике духовной – Локка. Поскольку Ю. отрицал субстанциальное единство личности, она, по Ю., есть "...не что иное, как связка или пучок ...различных восприятий, следующих друг за другом..." (Соч., т. 1, М., 1965, с. 367).
Учение Ю. о субстанции противостояло, с одной стороны, объективному идеализму и учению о бессмертной душе, а с другой – материализму. Отрицание Ю. субстанциальности субъекта было обратной стороной отрицания им существования объекта вне субъекта, и психич. содержание личности сливалось с содержанием мира явлений (перцепций) вообще.
Критика духовной субстанции перерастала у Ю. в критику религ. веры. "Юмовский скептицизм, – писал Энгельс, – ещё поныне является формой всякого иррелигиозного философствования в Англии" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 601), – эти слова справедливы и для англ. свободомыслящих сер. 20 в. (напр., для Рассела). Ю. отвергал мысль, что религия основана на доводах разума или на непосредств. потребности в ней. "Первоначальная религия человечества порождается главным образом тревожным страхом за будущее" (Соч., т. 2, М., 1965, с. 429).
Доказывая, что источник религии в неудовлетворенных потребностях людей, Ю. задолго до Фейербаха обратил внимание на аффективные корни религ. иллюзий; эти идеи Ю. широко использовал Ш. де Брос. Религ. вере Ю. противопоставил, однако, не разум науки, а лишь привычки обыденного сознания и заменил "установленные суеверия" расплывчатой "естественной религией", верой в некую надприродную первопричину – "Причину вообще".
В основе э т и к и Ю. – концепция неизменной человеч. природы, имеющая много точек соприкосновения со взглядами Монтеня и Бейля. Человек, по Ю., – существо слабое, подверженное ошибкам и капризам ассоциаций (особенно по сходству), подчиняющееся не голосу разума, а аффектам, мыслящее расплывчатыми образами, а не строгими понятиями; образование приносит ему не знания, но лишь новые привычки, наслаивающиеся на прежние полуживотные инстинкты. В философии человека Ю. дает психологич. анализ обыденного сознания совр. ему общества. Вслед за Шефтсбери и Хетчесоном Ю. считал, что моральные оценки проистекают из чувства. "Сама сущность добродетели... состоит в возбуждении удовольствия, сущность же порока – в возбуждении неудовольствия" (там же, т. 1, с. 426). От этого гедонистич. принципа Ю. отходит к утилитаризму. Но в поисках мотивов, к-рые заставили бы людей следовать требованиям "обществ. блага", он, не приняв просветительской концепции "разумного эгоизма", по к-рой гражд. добродетели вытекают из требований пользы для отд. людей, и, не веря в возможность гармонизации личных интересов, апеллировал, вслед за Хатчесоном, к альтруистич. аффекту общечеловеч. "симпатии", чувству солидарности и "благожелательности", к-рые Ю. противопоставил алчному индивидуализму эпохи промышл. переворота. Этика Ю. оказала влияние на А. Смита, Бентама и Дж. С. Милля, а в 20 в. ее методология была развита в эмотивизме.
Э с т е т и к а Ю. вытекала в основном из его теоретико-познават. агностицизма и сводилась к психологии художеств. восприятия. Эстетич. чувства Ю. трактовал как субъективные вкусы: прекрасное "...существует исключительно в духе, созерцающем их (вещи –И. Н.), и дух каждого человека усматривает иную красоту" (там же, т. 2, с. 724). Но в общем стремлении людей к пользе Ю. пытался выявить вкус, общий всему человечеству: прекрасно то, что наиболее пригодно к достижению соответствующей практич. цели. Ю. высоко оценил правдивость и естественность в худож. лит-ре и драматургии. На пути отделения эстетического от познавательного, как и в расколе действительности на мир феноменов психики и мир внетеоретич. "веры" Ю. – прямой предшественник Канта.
В социологии Ю. – противник как феодально-аристократич., так и бурж. договорных концепций происхождения гос-ва. Общество возникло от разрастания семей, а политич. власть – позднее, из института военных вождей, к-рым народ "привык" подчиняться. Степень законности власти зависит от продолжительности правления и от того, насколько в последнем соблюдается принцип частной собственности.
В политич. экономии Ю. отверг меркантилизм и близко подошел к трудовой теории стоимости его друга А. Смита. Наряду с Монтескьё Ю. – автор т.н. количеств. теории металлич. денег.
Под знаком идей Ю. развивалось большинство позитивистских учений 19–20 вв., вплоть до эмпириокритицизма, неопозитивизма, логич. и лингвистич. "анализа" (см. Философия анализа). Позитивизм унаследовал от Ю. отрицание субстанций и агностич. версию сенсуализма, отождествление бытия с воспринимаемостью и сведение каузальной связи к регулярной повторяемости и предсказуемости, а неопозитивизм, кроме того, – внеэмпирич. трактовку математики. Лидеры неопозитивизма, начиная от Шлика и Рассела, считают Ю. своим духовным отцом.
Соч.: "Трактат о человеческой природе" ("The treatise of human nature...") – гл. филос. произведение Ю., содержащее его теорию познания (кн. 1), учение об аффектах (кн. 2) и морали (кн. 3), написано в 1734–37. 1-я и 2-я кн. изданы анонимно в 1739 в Лондоне; 3 изд. – в 1740. В последующих изданиях 2-я и 3-я кн. объединены в составе одного (второго тома); 1-й том "Трактата..." в сокращенном и переработ. виде Ю. издал в 1748 в Лондоне под назв. "Philosophical essays concerning human understanding", в 1758 (т.н. первое inquiry) изд. под назв. "An enquiry concerning human understanding"; 2-й том в сильно сокращенном виде под назв. "A dissertation of the passions" в составе сб. "Four dissertations" (L., 1757), a 3-й том в значит. переработ. виде в 1751 под назв. "An enquiry concerning the principles of morals" (т.н. "второе inquiry"). В Англии "Трактат" переиздавался начиная с 1817, входя в состав всех последующих собр. соч. Ю. (1826, 1836, 1854, 1874 и след.). Лучшие англ. издания "Трактата" подготовлены т.н. Green и т.н. Grose (1890) и L. A. Selby-Bigge (совм. с первым и вторым inquiry, 1888; посл. изд. – 1958). Пер. на нем. яз. (1790–92; 1895; 1904–06; 10 Aufl., 1949); исп. яз. (1923); итал. яз. (1926); на рус. яз. 1-й т. – 1906, в пер. С. И. Церетели; все три тома в том же пер. в 1965 в составе 1 т. "Сочинений".
The philosophical works, v. 1–2, L., 1890; то же, v. 1–2, L., 1898; Political discources, Edin., 1752; The life of D. Hume, esquire, written by himself, L., 1777; The letters of D. Hume, v. 1–2, Oxf., 1932; An abstract of a treatise of human nature 1740, Camb., 1938; Hume's dialogues concerning natural religion, L., 1779, 2 ed., ed. by N. K. Smith (с учетом чернов. набросков), L., 1947; New Letters of D. Hume, Oxf., 1954; в рус. пер. – Сочинения, вступ. ст. и примеч. И. С. Нарского, т. 1–2, М., 1965; Опыты [На экономич. темы], М., 1896; Диалоги о естественной религии. С прилож. статей "О самоубийстве" и "О бессмертии души", пер. С. М. Роговина, М., 1908; Естеств. история религии. Диалоги "О естеств. религии", "О бессмертии души", "О самоубийстве", пер. С. Церетели, Юрьев, 1909; Исследование о человеч. уме, П., 1916; О простоте и изощренности [лит.] стиля. О трагедии, "Вопр. лит-ры", 1967, No 2.
Лит.: Энгельс Ф., Положение Англии. Восемнадцатый век, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1; его же, Развитие социализма от утопии к науке, там же, т. 19; его же, Л. Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21; Маркс К., Теории прибав. стоимости, там же, т. 26, ч. 1–2 (по указат.); Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14 (по указ.); Сабинина М. В., Д. Ю., его жизнь и филос. деятельность, СПБ, 1893; Иодль Φр., Д. Ю. Его жизнь и философия, пер. с нем., М., 1901; Виноградов Н. Д., Философия Д. Ю., т. 1–2, М., [1905–11]; Шпет Г. Г., Проблема причинности у Ю. и Канта. Ответил ли Кант на сомнения Ю.?, К., 1907; Роговин С. М., Деизм и Д. Ю., М., 1908; Селитренников А. М., О скептицизме Ю., X., 1911; Михаленко Ю. П., Философия Д. Ю. – теоретич. основа англ. позитивизма 20 века, М., 1962; Нарский И. С., Философия Д. Ю., М., 1967; его же, Эссе Д. Ю. по проблемам эстетики, "Вопр. лит-ры", 1967, No 2; Burton J. Η., The life and correspondence of D. Hume, v. 1–2, Edin., 1866; Meinong Α., Hume–Studien, [Bd] 1–2, W., 1877–82; Masaryk T., D. Humes Skepsis und die Wahrscheinlichkeitsrechnung, W., 1884; Hönigswald R., Über die Lehre Humes von der Realität der Außendinge, В., 1904; Merleker M., Hume's Begriff der Realität, Halle, 1920; Metz R., D. Hume. Leben und Philosophie, Stuttg., 1929; Laird J., Hume's philosophy of human nature, L., 1932; Della Volpe G., La filosofia dell'esperienza di D. Hume, Firenze, 1933; Сreig J., D. Hume, L., 1934; Maund С., Hume's theory of knowledge. A critical examination, L., 1937; Hume and present day problems. The symposia..., L., 1939; Heinemann F. H., D. Hume. The man and his science of man, P., 1940; Price H. H., Hume's theory of the external world, Oxf., 1940; Rutski J., Doktryna Hume'a o prawdopodobienstwie, Torun, 1948; Kemp-Smith Ν., The philosophy of D. Hume. A critical study of its origins and central doctrines, L., 1949; Glathe А. В., Hume's theory of the passions and of morals. A study of books 2 and 3 of the "Treatise", Berk–Los. Ang., 1950; Mac Nabb G. C., D. Hume. His theory of knowledge and morality, L., 1951; Cresson Α., Delenze G., D. Hume, sa vie, son oeuvre, sa philosophie, P., 1952; Passmore J. Α., Hume's intentions, Camb., 1952; Соrsi M., Natura e societa in D. Hume, Firenze, 1953; Lerоy A. L., D. Hume, P., 1953; Mossner E. C., The life of D. Hume, L., 1954; Basson A. H., D. Hume, Harmondsworth, 1958; Zabeeh F., Hume, precursor of modem empiricism. An analysis of his opinions on meaning, metaphysics, logic and mathematics, The Hague, 1960; Flew Α., Hume's philosophy of belief. A study of his first inquiry, N. Y., 1961; Ηendel C. W., Studies in the philosophy of D. Hume, Indianapolis (N. Y.), 1963; Schaefer Α., D. Hume. Philosophie und Politik, Meisenheim am Glan, 1963; Вroi1es R. D., The moral philosophy of D. Hume, The Hague, 1964; Brunet O., Philosophie et esthétique chez D. Hume, P., 1965 (библ. с. 897–907); Hume, ed. by V. C., Chappell, L. – Melbourne, 1968 (библ. с. 427–32); Jessop T., A bibliography of David Hume and of Scottish philosophy, L., 1938.
И. Нарский. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

Юм
    ЮМ (Hume) Давид (26 апреля 1711, Эдинбург, Шотландия — 25 августа 1776, там же) — шотландский (британский) философ, публицист, историк, один из инициаторов европейского позитивизма и феноменологии. В своем основном произведении — “Трактат о человеческой природе” (1739—40, рус. пер. 1966) — Юм рассчитывал на основе экспериментального метода, тщательно подобранных опытов и интроспекции смоделировать целостную систему природы человека. Ее основное содержание складывается из логики, объясняющей принципы и операции способности человека рассуждать, а также природу его идей; этики, касающейся внутренних чувств человека; учения о вкусе (критицизмэстетика) и политики, рассматривающей людей как объединенных в общество и зависящих друг от друга. Будучи сторонником теории морального чувства Хатчесона, но не принимая его теологическую модель обоснования объективных стандартов добра и зла, Юм задумывал “Трактат” как тотальную критику рационализма не только в области естественной теологии, но и в общей теории познания, где демонстрируется несостоятельность разума в обосновании идей пространства и времени, общей идеи существования, материальной и духовной субстанции, понятий энергии, силы, причинности. В ведении разума остаются истины отношений, аналитические истины. Соответственно огромная сфера истин фактов становится вероятностным знанием и переходит под юрисдикцию веры (Belief). Ограничение значения разума в познании последовательно дополняется минимизацией его роли в морали: разум есть и должен быть лишь рабом аффектов и не может претендовать на какую-либо другую должность, кроме служения и послушания им (см. Юм Д. Соч. в 2 т. М., 1996, т. 1, с. 457). Особое место в теории морали занимает проблема свободы, обсуждению которой посвящена 2-я книга “Об аффектах”, т. е раздел о психологии. Юм отожествляет свободу со случайностью (которая означает на деле незнание причин), превращает свободу в психологическую иллюзию.
    В теории вкуса (эстетике) Юму не удалось последовательно провести свою точку зрения на подчиненную роль разума: он остался на позициях нормативистского классицизма в оценках произведений искусства, чтопротиворечило положению о чувственном, т. е. субъективном, характере восприятия красоты. В разделах “Трактата”, посвященных политике, Юм отвергает фикции “войны всех против всех” Гоббса и общественного договора Локка. Гражданское общество возникает стихийно под воздействием общественного интереса; это же можно сказать о происхождении такой добродетели, как справедливость.
    Попытки Юма занять кафедру в университетах Эдинбурга и 1лазго потерпели неудачу во многом из-за скандальной репутации “Трактата о человеческой природе”. В 1740-х гг. выходят несколько изданий моральных и политических эссе (причем с издания 1748 под именем Юма). В этом же году Юм анонимно издает “Философские опыты о человеческом познании” — значительно сокращенное и переработанное заново, по словам Юма, изложение 1-й книги трактата “О познании”, с некоторыми, впрочем, добавлениями. Издание не изменило репутацию Юма как вольнодумца. Основные идеи трактата в “Философских опытах” (с 1758 — “Исследование о человеческом познании”), (так называемое первое исследование) не претерпели изменений. Более того, Юм дополнил издание двумя крамольными главами “О чудесах” и “О провидении и будущей жизни”, первую из которых он когда-то не решился включить в трактат о человеческой природе. В 1751 в Лондоне вышло в свет “Исследование о принципах морали” (“Второе исследование”) — лучшее, по мнению автора, его произведение; в нем заметно влияние хатчесоновской теории морального чувства с ее инстинктивизмом и утверждением, что конечные цели человеческого поведения задаются не разумом, но только чувством.
    В 1752 Юм стал библиотекарем эдинбургского общества адвокатов, обладавшего крупнейшим в Шотландии собранием книг (ныне Национальная библиотека). За годы работы в этой должности (1752—57) Юм составил многотомную “Историю Англии”. Первыми вышли два тома “Истории Великобритании при доме Стюартов”, вызвавшие ожесточенную критику вигов и тори, церковников и сектантов, свободомыслящих и ханжей, но с неожиданным для автора энтузиазмом встреченные во Франции. В последующие годы вышло еще шесть томов, посвященных истории Англии.
    В 1757 в сборнике “Четыре диссертации” Юм издал “Естественную историю религии”, оказавшую большое влияние на просветителей на континенте (перевод на французский язык был опубликован уже в 1759). В том же сборнике Юм опубликовал “Рассуждение об аффектах” — значительно сокращенный реферат 2-й книги “Трактата”.
    В нач. 1760-х гг. Юм находился на государственной службе в качестве секретаря посла Великобритании во Франции и близко познакомился с французскими просветителями-энциклопедистами. В конце этого десятилетия Юм служил помощником государственного секретаря Великобритании в Лондоне. В 1768 он вернулся в родной Эдинбург.
    По собственному признанию, господствующей страстью Юма было влечение к литературе; несмотря на частые неудачи, он все-таки добился настоящего литературного успеха, который принесли ему неоднократные издания сборников эссе на политические, экономические и исторические темы.
    После смерти Юма в 1779 были изданы “Диалога о естественной религии”, нал которыми он работал много лет вплоть до кончины. В 1781 “Диалоги” перевел на немецкий язык Гаман, их использовал Кант в работе над “Пролегоменами”. “Диалоги” показывают несостоятельность претензий религиозного сознания на ведущую, всеобъясняющую роль в познании и вопросах морали. Все идеи людей о божестве (согласно тем, кто отрицает врожденные идеи) есть не что иное, как сочетание идей, которые они приобретают благодаря размышлениям над действиями своего собственного ума (см. Юм Д. Соч. в 2 т., т. 1,1996, с. 669). Поэтому неосознанный антропоморфизм рациональной теологии в познании сверхъестественных предметов неизбежно оказывается иллюзией, своего рода иллюзорной causa sui (впрочем, так же, как и претензии натуральной философии на вечные истины в естествознании).
    После смерти Юма его сочинения почти полвека на родине не издавались, что было связано с резкой критикой опасного вольнодумца представителями шотландской школы философии здравого смысла, особенно Д. Битти, который был официально признан победителем скептицизма и награжден королевской пенсией. Тем не менее влияние философии Юма не прекращалось, в частности, его испытали А. Смит, И. Кант, И. Бентам, Дж. С. Милль и др.
    Соч.: The Philosophical Works, ν. 1—2. L., 1898; Трактат о человеческой природе, т. 1—2. M., 1995; Соч. в 2 т. M., 1996.
    Лит.: Виноградов H. Д. Философия Д. Юма, т. 1—2. М., 1905—11; Нарский И. С. Философия Д. Юма. М., 1967; Он же. Д. Юм. М., 1973; Leroy A.-L. D. Hume. P., 1953; Basson A. H. D. Hume. Harmondsworth, 1958; Forbes D. Hume's Philosophical Politics. Cambr., 1975; Jessop T. E. Bibliography of David Hume and of the Scottish Philosophy from A Fransis Hutcheson to lord Balfour. L., 1938; Kemp-Smith N. The Philisophy of D. Hume. L., 1949.
    M. A. Абрамов

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»