Пастернак


Пастернак
Пастернак

       
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович (1890—) — современный поэт и прозаик. Р. в семье художника-академика Леонида Осиповича Пастернака. Учился на филологическом отделении историко-филологического факультета Московского университета и в Марбургском университете.
       Мировоззренческие и формальные истоки поэзии П. — в предреволюционной буржуазной культуре. П. принадлежит к той группе интеллигенции, которая свой протест против господствующего порядка жизни выражала в форме ухода от действительности, обособления в области «чистой деятельности духа». П. никогда не был субъективно против пролет. революции. Но он не находился и в рядах активных борцов за нее. Он стремился уйти на отдаленные от шума социальных схваток вершины буржуазной культуры, но живая жизнь все время вторгалась и вторгается в его творчество, прорывая буржуазно-идеалистическую, метафизическую оболочку последнего, показывая непрочность обособления в сферах «высокого творчества». Поэтому в творчестве П. нашли отражение события эпохи борьбы за пролетарскую диктатуру и за ее укрепление.
       Первые литературные выступления П. относятся к 1912. Это — время распада школы символистов и зарождения футуризма. П. выступил соединительным звеном между боровшимися друг с другом символизмом и футуризмом. Впоследствии он организационно примкнул к той группе, где были Маяковский и Асеев, но затем порвал с нею, когда «Леф» заявил о необходимости поставить искусство на службу революции. Обороняя всегда и во всех случаях свободу своего поэтического творчества, П. оборонял основы своего субъективно-идеалистического мировоззрения и эстетики. Но за двадцать лет в поэзии П. не могли не произойти существенные изменения. Они особенно заметны при анализе важнейшей ее темы — отношения поэта к революции.
       П. — лирик по преимуществу, причем в лирике своей он достигает максимального отвлечения от конкретных социально-исторических условий действительности. В одном из ранних стихотворений П. пишет:
       
«В кашнэ, ладонью затворясь,
       Сквозь фортку крикну детворе:
       Какое, милые, у нас
       Тысячелетье на дворе.
       Кто тропку к двери проторил,
       К дыре, засыпанной крупой,
       Пока я с Байроном курил,
       Пока я пил с Эдгаром По?
       Пока в Дарьял, как к другу, вхож,
       Как в ад, в цейхгауз и в арсенал,
       Я жизнь, как Лермонтова дрожь,
       Как губы, в вермут окунал».
       
Одна из книг П. носит название «Поверх барьеров» (стихи 1912—1930). П. стремится встать «поверх» войны 1914, «поверх» революции 1917, «поверх» борьбы классов в стране и в искусстве. На войну 1914 П. ответил призывом к гуманности, к сочувствию, желанием избавиться от «дурного сна» или, вернее, заснуть накрепко, закрыть глаза перед страшным ликом жизни, уйти в любовные переживания.
       Но в 1917, а еще более в последующие годы проблема революции встает перед П. во весь рост. Сначала революция осознается поэтом в образе стихии распада, пожаров, всеобщего изменения, когда «вдруг стало видимо далеко во все концы света», как говорит гоголевская строка, ставшая эпиграфом к одному из стихотворений П. Это огромное расширение кругозора, новая тревога жизни, принесенная революцией, заставили П. по-новому развивать тему отношения к действительности. Уже не уход от нее, а ее приятие, подчинение ей, передоверие себя революции — вот новый подход П. к старой теме. И это пассивное, жертвенное отношение к революции оказывается решающим для П. до самого последнего времени. О революции П. пишет, особенно на первых порах, отвлеченно, создает абстрактные ее образы (напр. «Жанна д’Арк из сибирских колодниц»).
       За исключением поэм «1905» и «Лейтенант Шмидт» П. не пытался уяснить глубоко-действительный смысл пролетарской революции и дать изображение ее в прямой форме. Это связано со всем характером поэзии П., чуждающейся активного вмешательства в социальную практику. В стихотворении «Кремль в буран 1918 года» П. особо отчетливо выразил настроение пассивной отдачи себя революции.
       Но, передоверяя себя стихии (пока только стихии) революции, П. вновь и вновь поднимает мучительный для него вопрос о судьбе личности и о судьбе искусства в социалистической революции и при социализме. Тезис поэта о несовместимости искусства и социализма —
       
«Напрасно в дни великого совета,
       Где высшей страсти отданы места,
       Оставлена вакансия поэта:
       Она опасна, если не пуста» —
       
связан с опасением за судьбу личности при социализме, ибо, по П., искусство есть выражение индивидуальной неповторимости. Неслучайно напр. поэма «Лейтенант Шмидт» является лирическим рассказом (вернее собранием лирических рассказов) о трагической личной судьбе лейтенанта, пожертвовавшего своим счастьем во имя революции. С точки зрения П. жизнь современника революц. эпохи — только топливо, неизбежное сгорание:
       
«Клубясь во много рукавов,
       Он двинется, подобно дыму,
       Из дыр эпохи роковой
       В иной тупик непроходимый.
       Он вырвется, курясь, из прорв
       Судеб, расплющенных в лепеху,
       И внуки скажут, как про торф,
       Горит такого-то эпоха».
       
Если раньше — на рубеже 1918 и 1919 — революция для П. была только неоформленной стихией, то впоследствии (и особенно в стихах 1931—1932) П. настойчиво развивает тему социалистического строительства. Обращает на себя внимание внутреннее сопротивление, оказываемое поэтом социализму. Приятие социализма является для него жертвой: «телегою проекта нас переехал новый человек». Индивидуализм мешает поэту понять новую социалистическую действительность, — новая действительность, уничтожившая утонченную буржуазную индивидуалистическую культуру, вызывает в поэте, духовно связанном с прошлой культурой, некоторое чувство страха, отчужденности. В тех случаях, когда П. силою жизни принужден говорить о положительном значении строя новых отношений, социализм оказывается для него лишь отдаленным идеалом, будущим. Социализм в представлении П. означает не завершение и развитие, а отрицание сегодняшнего дня пролетарской революции. В поэме «Волны» (1932) это понимание революции выражено особенно полно. Страна социализма только «курится сквозь дым теорий», как исход из сегодняшнего дня, где приходится «грызться», где люди «заподозревают» друг друга. Отвлеченность представления П. о социализме и революции причудливо соединяется у него с комнатными, домашними, «семейными» ассоциациями. «В дни съезда шесть женщин топтало луга, лениво паслись облака в отдаленьи», — пишет он о лете 1930 — о том лете, когда происходил XVI партийный съезд. Пастернак пишет о «годах строительного плана», о пятилетке, но тут же возникает такой образ: «две женщины, как отблеск ламп Светлана , горят и светят средь его тягот» — средь тягот четвертого года пятилетки.
       При всей ущербности присущего П. понимания социализма он однако, не колеблясь, порывает с Западом, с его бурж. культурой:
       
«Прощальных слез не осуша
       И плакав вечер целый,
       Уходит с Запада душа, —
       Ей нечего там делать».
       
Так. обр. для поэта только один путь — путь к социализму. Но на этом пути перед П. возникают многочисленные препятствия. Он расстается с прошлым, жалея и грустя о нем, ибо практика пролетариата еще не стала кровным делом П., хотя он и приветствует новый порядок жизни. Противоречия творчества П. нашли отражение в его последней книге «Второе рождение», представляющей собой как бы итог всего его предшествующего развития и намечающей некоторые новые мотивы.
       П. считал, что искусство подлинно только тогда, когда оно удалено от социальной практики. В «Охранной грамоте» он пишет о том, что «искусство есть запись смещения действительности, производимого чувством», иными словами, искусство не воспроизводит действительность в ее подлинности, а как бы произвольно создает действительность силою чувства. Такое представление об искусстве опирается на идеалистическую буржуазную эстетику. Чем менее стремится П. к тому, чтобы в своей поэзии дать отражение социальной действительности, тем шире открывает он двери творчества для чувственного восприятия природы. Через явления последней — метель, ливень, грозу, запахи трав — он выражает свои настроения. Но поскольку для П. «чувство» «смещает» действительность, постольку между «я» и объективно существующей природой возникает тот же непреодолимый разрыв, несоответствие, что и между «я» и революцией. П. воссоздает детали тревожного, находящегося в вечном движении мира природы. Редко можно встретить в поэзии П. природу умиротворенной и благодушной. В лирике П. господствуют грозы, ливни, метели, ледоходы... П. акцентирует разрыв между человеком и природой. Для П. чем больше развивается сознание человеческое, тем дальше уходит оно от детской, «первичной», инстинктивной слиянности с природой, с миром. П. заявляет о желании «припомнить жизнь и ей взглянуть в лицо» или спросить, обращаясь к детству:
       
«Но где ж тот дом, та дверь, то детство, где
       Однажды мир прорезывался, грезясь?»
       
Констатируя этот разрыв и утерю непосредственности, П. заостряет мотив одиночества и пессимизма. Большая лирическая наполненность поэзии П. находит свой итог в таких пессимистических строфах:
       
«Наяву ли все? Время ли разгуливать?
       Лучше вечно спать, спать, спать, спать
       И не видеть снов.
       Снова — улица. Снова — полог тюлевый.
       Снова, что ни ночь — степь, стог, стон
       И теперь, и впредь...
       ...Ах, как и тебе, прель, мне смерть
       Как приелось жить!..»
       
Сложность положения Пастернака последних лет заключается в том, что он сочувствует социализму, но не понимает еще подлинной сути его. И эта особенность находит свое выражение во всем стиле его творчества. Поэзии его чужда ясность разума. Она выступает в роли фиксатора смутных, расплывчатых «первичных» впечатлений, не поддающихся контролю разума и даже противостоящих ему. В стихотворении из цикла «Я их мог позабыть» П. говорит о том, что поэзия рождается тем же путем, что и сказки, страхи, подозрения. Проза П. имеет те свойства, что и поэзия, — отличается субъективистским психологизмом. П. рассчитанно употребляет способ раскрытия жизни через детское восприятие, первоначальные впечатления от жизни («Детство Люверс», в сб. «Рассказы», 1925). В наиболее значительном своем прозаическом произведении «Охранная грамота» (1931) П. дает в переплетении лирические и философские отступления с повествованием о людях и событиях, оказавших влияние на духовное развитие автора мемуаров.
       П. часто обращается к музыке, к композиторам, к отдельным музыкальным произведениям. Но гораздо существеннее не эти тематические элементы, а то внутреннее сродство поэзии П. с музыкой, к-рое находит свое отражение и в композиционном строении его произведений, и в их ритмике, и в их эвфонии, и в характере их метафор. Музыкальна фонетика стихов П., — в ней нет оглушающей звуковой трескотни, свойственной напр. Бальмонту («Чуждый чарам черный челн»). Вот напр. отрывок («Шекспир») со сложной игрой на «о», «у», «п», «т», «с», создающей звуковое представление о сумрачном туманном городе:
       
«Извозчичий двор и встающий из вод
       В уступах — преступный и пасмурный Тауэр,
       И звонкость подков и простуженный звон
       Вестминстера, глыбы, закутанной в траур».
       
Разнообразие ритмики, умелое сочетание в одном небольшом произведении различных тем и вариаций, богатая инструментовка стиха — все это делает музыкально-выразительной поэтическую технологию П. Лирике его присуще стремление давать два параллельных разреза образа, два параллельных мотива, две параллельные стороны одной и той же темы. Его поэзия, как он сам говорит, — «гипнотическая отчизна». Стихи его «переметафоризованы». Тот опыт, который выражает в своем творчестве П., ограничен. Это зачастую опыт отвлеченной книжной культуры. Это, далее, опыт сочувствующего революции интеллигента, стремящегося стать и разглядеть жизнь «поверх барьеров», поодаль от социальных схваток. И даже теперь, когда П. пишет о социализме, он создает метафоры, основанные на бытовой домашности. «Размокшей каменной баранкой в воде Венеция плыла»; «народ потел, как хлебный квас на леднике»; «прибой, как вафли, их печет»; Дагестан дымится, «как в печку вмазанный казан»; Кавказ был «весь как смятая постель» и т. д. — такие примеры одомашненных метафор можно черпать в произведениях П. в изобилии.
       Показательна беспомощность П. в создании крупных по композиции вещей. Так, поэма его «Спекторский», написанная с большим мастерством в отдельных своих главах и строфах, в целом распадается на серию мелких стихотворений, связанных между собой не теснее, чем стихотворения любого цикла любой из его книг.
       Книгой «Второе рождение» П. вплотную подходит к новым для него темам, к новому комплексу идей, к новому способу художественного освоения мира. Подходит — и останавливается. Это — грустное прощание с прошлым, это — признание бессилия индивидуализма, это — еще неуверенная попытка посмотреть вперед.
       Крупное поэтическое дарование П. обусловило за ним репутацию большого и своеобразного поэта, оказавшего влияние на советскую поэзию.

Библиография:

I. Близнец в тучах, Стихи, изд. «Лирика», М., 1914; Поверх барьеров, 2-я книга стихов, изд. «Центрофуга», М., 1917; То же, Гиз, М., 1929; То же, изд. 2-е, дополненное, ГИХЛ, М., 1931; Сестра моя жизнь, Лето 1917 года (Стихи), изд. Гржебина, Берлин, 1922; Темы и вариации, 4-я кн. стихов, изд. «Геликон», Берлин, 1923; Рассказы, изд. «Круг», М., 1925; Карусель, Стихи, Гиз, Л., 1925; Избранные стихи, изд. «Узел», М., 1926; Девятьсот пятый год, Стихи, Гиз, М., 1927; То же, изд. 2-е, М., 1930; Две книги, Стихи, Гиз, М., 1927; То же, изд. 2-е, Гиз, М., 1930; Избранные стихи, изд. «Огонек», М., 1929; Зверинец, Гиз, М., 1929; Охранная грамота. Воспоминания (1900—1930), «Издательство писателей в Ленинграде», 1931; Спекторский, ГИХЛ, М., 1931; Второе рождение, Стихи, изд. «Федерация», М., 1932; Книжка для детей, Избранные стихи, изд. «Советская литература», М., 1933; Стихотворения, в одном томе, «Издательство писателей в Ленинграде», Ленинград, 1933; Воздушные пути, ГИХЛ, Москва — Ленинград, 1933 (книга прозы); Избранные стихотворения (со вступительной статьей А. Н. Тарасенкова), ГИХЛ, Москва, 1934.
       

II. Правдухин В., В борьбе за новое искусство, «Сибирские огни», 1922, V.; Черняк Я., «Печать и революция», 1922, VI (рец. на «Сестра моя жизнь»); Эренбург И., Портреты русских поэтов, Берлин, 1922; Асеев Н., Организация речи (Б. Пастернак, «Темы и вариации», 4-я кн. стихов), «Печать и революция», 1923, VI; Груздев И., Утилитарность и самоцель, сб. «Петроград», П., 1923; Кузьмин М., Говорящие, см. его «Условности», П., 1923; Парнок С., Борис Пастернак и другие, «Русский современник», 1924, I; Лелевич Г., Гиппократово лицо, «Красная новь», 1925, I; Локс К., «Красная новь», 1925, VIII (рец. на «Рассказы»); Лежнев А., Борис Пастернак, «Красная новь», 1926, VIII (или в кн. «Современники», М., 1927); Красильников В., «На литературном посту», 1927, XXII—XXIII; Поступальский И., «Печать и революция», 1927, VIII; Степанов Н., «Звезда», 1928, I; Сергиевский И., «Молодая гвардия», 1928, VIII (рец. на «Девятьсот пятый год»); Красильников В., Борис Пастернак, «Печать и революция», 1927, V; Перцов В., Новый Пастернак, «На литературном посту», 1927, II; Степанов Н., «Звезда», 1927, XI; Сергиевский И., «Молодая гвардия», 1928, VIII (рец. на «Две книги»); Поступальский И., Борис Пастернак, «Новый мир», 1928, II; Манфред А., «Книга и революция», 1929, XXIII; Локс К., «Литературная газета», 1929, № 28 (рец. на «Поверх барьеров»); Эльсберг Ж., Мировосприятие Б. Пастернака, «На литературном посту», 1930, VII; Тарасенков Ан., Охранная грамота идеализма, «Литературная газета», 1931, № 68; Его же, Борис Пастернак, «Звезда», 1931, V; Селивановский А., Поэзия опасна, «Литературная газета», 1931, № 44; Прозоров А., Трагедия субъективного идеалиста, «На литературном посту», 1932, VII; Прозоров А., «Художественная литература», 1932, № 24; Тарасенков А., «Литературная газета», 1932, № 56 (отзыв о книге «Второе рождение»); К., О Пастернаке, «Литературная газета», 1932, № 24; Миллер-Будницкая Р., О «философии искусства» Б. Пастернака и Р. М. Рильке, «Звезда», 1932, V; Селивановский А., «Поэт и революция», «Литературная газета», 1932, 55; Его же, Борис Пастернак, «Красная новь», 1933, I; То же, в сб. его критических статей «Поэзия и поэты», М., 1933, стр. 155—178; Зелинский К., Лирическая тетрадь, альманах «Год шестнадцатый», М., 1933, № 1.
       

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917—1927), т. I, Гиз, М. — Л., 1928; Писатели современной эпохи, т. I, ред. Б. П. Козьмина, изд. ГАХН, М., 1928.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. 1929—1939.

Пастерна́к
Борис Леонидович (1890, Москва – 1960, Переделкино), русский поэт, прозаик.

Б. Л. Пастернак
Б. Л. Пастернак

 
Автор поэтических сборников «Близнец в тучах» (1913), «Поверх барьеров» (1916), «Сестра моя жизнь» (1917, опубл. в 1922), «Темы и варьяции» (1923), «Две книги» (1927), «Второе рождение» (1932), «На ранних поездах» (1943), «Избранные стихи и поэмы» (1945), ряда поэм, романа в стихах «Спекторский» (1925—30), автобиографической повести «Охранная грамота» (1928—31) и романа «Доктор Живаго» (1946—56). Родился в семье художника Леонида Осиповича Пастернака, в доме которого бывали знаменитые писатели и художники. После окончания гимназии учился на юридическом ф-те Московского ун-та, позднее перешёл на философское отделение историко-филологического ф-та. В раннем поэтическом творчестве Пастернака усматривается близость к символизму, однако критика не спешила причислить автора к тому или иному художественному направлению, так как он стремился к синтезу. С 1909 по 1912 г. примыкал к кружку молодых поэтов «Сердарда». Осенью 1913 г. Пастернак составил первый поэтический сборник «Близнец в тучах», который вышел в количестве 200 экземпляров. В 1916—17 гг. работает на химических заводах Урала, в то же время создаёт сборники «Поверх барьеров» и «Сестра моя жизнь». К середине 1920-х гг. переходит к эпическим формам: «Спекторский», «Лейтенант Шмидт» (1926—27), «Девятьсот пятый год». В поэме «Девятьсот пятый год» используется традиционный для русской классической литературы приём ретроспекции. Центральным событием является революция, но Пастернака интересуют истоки этого события. Он обращается к предшествующей эпохе:
Крепостная Россия

Выходит

С короткой приструнки

На пустырь

И зовётся Россиею после реформ.

Во второй пол. 1930-х гг. Пастернак подвергался нападкам критики за независимость положения и поведения. В кон. 1930-х гг. он начинает работать над переводами У. Шекспира (некоторыми исследователями они оцениваются как слишком вольные). После начала Великой Отечественной войны эвакуировался, затем вернулся в Москву, где вышла книга «На ранних поездах». Осенью 1946 г. за лирические произведения Пастернак был впервые выдвинут на соискание Нобелевской премии. С осени 1947 г. началась его травля в печати, но Пастернак продолжал работать.
Центральное произведение Пастернака – роман «Доктор Живаго» (1956). Замысел создания произведения возник в 1946 г. В апрельском номере журнала «Знамя» за 1954 г. появились 10 стихотворений из романа под заглавием «Стихи из романа в прозе “Доктор Живаго”». Одним из наиболее важных стихотворений этого цикла является «Гамлет» (1946). О необходимости многоуровнего восприятия данного текста В. С. Баевский пишет: «Гамлет» – стихотворение о герое Шекспира принце датском, который поднялся на борьбу со всем мировым злом и погиб в этой безнадёжной борьбе; о гениальном актёре, играющем роль Гамлета в театре, глубоко эту роль постигшем; об Иисусе Христе, Богочеловеке, Сыне Божием, пришедшем на землю, чтобы пройти путь страданий и своими страданиями искупить все грехи человечества; о герое романа Юрии Живаго; наконец, об авторе романа Борисе Пастернаке». Тема искусства, творчества соединяется в этом стихотворении с философским осмыслением жизни. Используя шекспировскую традицию, Пастернак, создавая образ Гамлета, несколько смещает акценты. В трагедии Шекспира Гамлетом движет идея мести. Пастернак же останавливается на уровне противостояния героя и суровой лживой действительности. «Не Гамлет выбирает – его выбирают, – подчёркивает В. Н. Альфонсов. – Он проводник высшего начала, он призван восстановить единство мира – единство «видимости и действительности». В общем плане это соответствует представлениям Пастернака о сущности искусства и долге художника».
Роман «Доктор Живаго» по жанру можно обозначить как философский, однако он интересен и с исторической точки зрения: в нём упоминаются такие важные события рус. истории, как Русско-японская война, 1-я мировая война, революции 1917 года, Гражданская война, Великая Отечественная война. В центре произведения – идея свободы личности и столкновение героя с обстоятельствами, нарушающими его представления о жизни. Главный герой произведения, доктор Юрий Андреевич Живаго, – человек творческий. Его говорящая фамилия, которую автор долго искал и выбирал, сохраняет в себе застывшее окончание в старинной огласовке, словно свидетельствующее о присутствии на страницах романа «святаго живаго духа».
Несмотря на художественную зрелость произведения, его путь к читателю был сложен. В 1957 г. роман вышел в Италии на итальянском языке. В СССР в публикации произведения было отказано. Лишь в 1988 г. роман был опубл. на родине, став одним из произведений т. н. «возвращённой» литературы.
В 1958 г. Пастернаку была присуждена Нобелевская премия по литературе. Пастернак очень хотел её получить, деньги он готов был перечислить в Комитет защиты мира. Но его вынудили отказаться от высокой награды, начавшуюся травлю смягчило только участие мировой общественности в судьбе опального писателя. О своих мыслях и причинах отказа от премии Пастернак поведал в стихотворении «Нобелевская премия», опубликованном в английской печати в феврале 1959 г., в финале которого есть такие строки:
Но и так, почти у гроба,

Верю я, придёт пора —

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

Основная тема романа – судьба интеллигенции в эпоху революции, Гражданской войны и последующих кровавых событий рус. истории. Пастернак пытался изобразить жизнь такой, как она есть, без лживой идеологической составляющей. В романе много сквозных символических образов (метели, снегопада, свечи). «Свеча горела» было одним из предполагаемых названий романа. Глубина символа раскрывается в Нагорной проповеди Христа. Свеча, поставленная на стол, светит всем в доме и символизирует доброту, добрые дела, обращённые к людям. Если свеча олицетворяет жизнь и доброту, то бури и метели связаны с темой смерти. Пастернак использовал в романе особый сюжетный ход – включение в заключительную часть поэтических произведений (стихотворной тетради Юрия Живаго). В романе много пейзажных зарисовок, которые напоминают стихотворения в прозе.
В стилистическом своеобразии романа прослеживаются традиции рус. классики (черты творческой манеры Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, А. С. Пушкина). Символична картина, описанная в эпилоге романа: история жизни Татьяны – дочери Юрия и Лары. На её примере Пастернак показывает опрощение и духовное обнищание нового поколения. Выросшая в смутное время без отца, без матери, Татьяна лишилась той духовной полноты жизни, которой обладали её родители. Её судьба оказалась типичной для многих. Процесс нравственного и духовного оскудения России чрезвычайно беспокоил Пастернака. Возможно, именно эта глобальная проблема, с высокой степенью остроты поставленная в романе, и вызвала наиболее яростные нападки критики.
В 1960 г. Пастернак работал над пьесой «Слепая красавица», оставшейся незаконченной. Пятого февраля поэт писал в одном из писем: «Какие-то благодатные силы вплотную придвинули меня к тому миру, где нет ни кружков, ни верности юношеским воспоминаниям, ни юбочных точек зрения, к миру спокойной непредвзятой действительности, к тому миру, где, наконец, впервые тебя взвешивают и подвергают испытанию, почти как на Страшном суде, судят и измеряют и отбрасывают или сохраняют; к миру, к вступлению в который художник готовится всю жизнь и в котором рождается только после смерти, к миру посмертного существования выраженных тобою сил и представлений». Он скончался в результате тяжёлой скоротечной болезни.

Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия. — М.: Росмэн. 2006.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "Пастернак" в других словарях:

  • Пастернак Л. — Пастернак, Леонид Осипович Имя при рождении: Ицхок Лейб Пастернак Дата рождения: 22 марта (3 апреля) 1862 Место рождения …   Википедия

  • Пастернак Л. О. — Пастернак, Леонид Осипович Имя при рождении: Ицхок Лейб Пастернак Дата рождения: 22 марта (3 апреля) 1862 Место рождения …   Википедия

  • ПАСТЕРНАК — (лат. pastinaca). Растение сем. зонтичных, корень которого употребляется как овощ, приправа к кушаньям. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПАСТЕРНАК лат. pastinaca. Известное зонтичное растение,… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ПАСТЕРНАК — Борис Леонидович (1890 1960), русский поэт. В поэзии (сборники Сестра моя жизнь , 1922, Второе рождение , 1932, На ранних поездах , 1943; цикл Когда разгуляется , 1956 59) постижение мира человека и мира природы в их многосложном единстве,… …   Современная энциклопедия

  • ПАСТЕРНАК — род дву и многолетних трав семейства зонтичных, овощная культура. 15 видов в Евразии. Выращивают пастернак посевной (в корнеплодах сахара, витамин С), в Евразии, Сев. и Юж. Америке; урожайность 400 700 ц с 1 га …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПАСТЕРНАК — род дву и многолетних трав семейства зонтичных, овощная культура. 15 видов в Евразии. Выращивают пастернак посевной (в корнеплодах сахара, витамин С), в Евразии, Сев. и Юж. Америке; урожайность 400 700 ц с 1 га …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПАСТЕРНАК — (Pastinaca), род растении сем. зонтичных. Дву или многолетние травы с перистыми листьями. Цветки жёлтые, в сложных зонтиках. 15 видов, в Евразии; в СССР 5 видов, гл. обр. на Кавказе. П. дикий (P. sylvestris) двулетнее монокарпич. растение;… …   Биологический энциклопедический словарь

  • пастернак — поручейник Словарь русских синонимов. пастернак сущ., кол во синонимов: 9 • козелки (3) • корне …   Словарь синонимов

  • ПАСТЕРНАК — двухлетнее травянистое растение; возделывается как пряный овощ. В пищу употребляется мясистый серовато белый с концентрическими бороздками корнеплод. Мякоть белая, с желтоватой сердцевиной, очень ароматная, сладковатая. Корнеплод содержит до 10%… …   Краткая энциклопедия домашнего хозяйства

  • пастернак — (лист и корнеплод): 1 — сорт Круглый; 2 — Студент. пастернак (Pastinaca), род дву и многолетних травянистых растений семейства зонтичных, овощная культура. 15 видов, в Евразии; в СССР — 5 (главным образом на Кавказе). В культуре… …   Сельское хозяйство. Большой энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «Пастернак» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.