Антигона


Антигона
Антигона

       
АНТИГОНА — в греческом мифе — дочь Эдипа (см.), сестра Этеокла и Полиника. Проклятие, тяготеющее над сыновьями Эдипа, вызвало между братьями войну, во время к-рой они оба погибли в единоборстве; новый правитель Фив, Креонт, приказал предать земле тело Этеокла, тело же Полиника оставить без погребения. А. нарушила запрет правителя и похоронила Полиника. Креонт за это велит заключить ее живою в подземную гробницу, где А. кончает жизнь самоубийством; жених ее Гемон, сын Креонта, закалывается над трупом невесты. Испуганный зловещими знамениями богов, Креонт отправляется освободить А., но уже не застает ее в живых. В довершение всех несчастий жена его кончает самоубийством. Так оформил Софокл (см.) миф в своей трагедии «А.» в 40-х гг. V в. до христ. эры (более ранние оформления мифа об А. в точности неизвестны). У Софокла А. изображена защитницей предвечного, «неписанного» закона, нерушимости долга (основанного на кровной связи), прав рода — в противоположность Креонту, олицетворяющему государство и его правду. Трагический конфликт вытекает так. обр. из столкновения родовой аристократической морали, опирающейся на «неписанные» законы, с моралью государства, где старинная аристократия перестала играть господствующую роль, где торговый капитал отвоевал «писанные законы» у крупного землевладения во время социальных переворотов VII-VI вв. Афинская демократия середины V в., руководимая крупными собственниками и опиравшаяся на деклассированный демос — «афинских граждан», составлявших афинское войско и живших за счет своего государства, — цепко держалась и за культ рода и за культ государства. В трагедии Софокла ясно видно стремление руководящих кругов афинской демократии (Софокл был близок к Периклу) признать правоту и той и другой морали, согласовать их и избежать между ними конфликта, в котором обе стороны одинаково повинны. Индивидуалистический протест против рода и государства только намечался. Героине Софокла совершенно чужд какой-либо протест личности против общества. Живое чувство родовых обязанностей — основная черта Софокловой А. Как индивидуальность А. почти не охарактеризована. Уже следующему поколению, жившему в эпоху разложения родовой морали, суровая монументальность Софокловой героини была чужда. Еврипид (см.) в «Финикиянках» и другой не сохранившейся трагедии, а вслед за ним тот же Софокл («Эдип в Колоне»), позднее Сенека («Финикиянки») мотивируют уже действия А. нежной любовью к брату и отцу. В литературу нового времени А. вошла конечно в ином преломлении, далеком от суровой родовой морали. Ротру («А.», 1638) и Расин («Фиваида или братья враги», 1663) превратили А. и Гемона в томящихся любовников, а Креонта — в типичного «злодея» французской трагедии. Мелодраматический образ А. дает напр. Дюси, а в России — Озеров («Эдип в Афинах», 1804). Реакционный романтизм эпохи Реставрации видел в А. идеал добродетели, невинности и самоотверженности (Балланш, «А.», 1813). Наконец в «А.» Газенклевера (см.) (1917), написанной во время войны 1914–1918, сделана попытка воплотить в образе героини новое социальное содержание. Пацифист Газенклевер положил в основу своего произведения слова А. Софокла: «Делить любовь — удел мой, но не вражду» и задумал А. как мученицу идеи чистой человечности и вечного мира.

Библиография:
Зелинский Ф., «А.» в сб. «Из жизни идей», т. I, СПБ., 1905; Его же, Трагедия власти, Предисловие к перев. «А.» в II т. «Драм Софокла», М., 1915.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. 1929—1939.


.

Синонимы: