Испано-американская литература


Испано-американская литература
Испано-американская литература

       
ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. — Понятие испано-американской лит-ры охватывает собою литературную продукцию (на испанском языке) на территории центральных и южно-американских республик, составлявшей в прошлом область колониальных владений Испании в Новом Свете. Вскоре после того как походы Эрнана Кортеса и последовавших за ним конквистадоров присоединили к владениям испанской короны беспредельные вестиндские пространства, после того как там стали селиться испанские эмигранты и основываться первые колониальные административные центры, начался импорт испанских книг, открыли свою деятельность духовные конгрегации. Постепенно были созданы местные центры образованности и просвещения. Все это способствовало росту испано-американских литературных сил и литературной продукции. На поэтических состязаниях в Мексико в 1585 выступает свыше трехсот ревнителей поэтического слова, а Сервантес в своем «Viaje del Parnaso» и Лопе де Вега в «Laurel de Apolo» приводят длинные перечни испано-американских стихотворцев, частью уже неведомых современным историкам. И.-а. л. этой эпохи проникнута духом и впечатлениями колониальной экспансии. Характерной особенностью этой лит-ры в период конквистадорства является безоговорочное следование высоким образцам лит-ой жизни метрополии, с которой духовно связаны ее представители, постепенное появление местных сюжетов и колониальной тематики и наконец — ученый, искусственный характер продукции, создававшейся руками дилетантов для ограниченного круга читателей. Прежде всего мы встречаем на испано-американской почве жанры описательно-дидактического и героического эпоса, восходящие, через испанское посредство, к греко-латинской (Гесиод, Вергилий) и итальянской (Тассо, Ариосто) традициям. Такая тема, как завоевание Нового Света, полное полулегендарных подвигов и потрясающих эпизодов, естественно, не могла не привлечь к себе внимания местных поэтов, зачастую живых свидетелей и участников конквисты. Современник Кортеса Франсиско де Террасас пишет поэму «Nuevo mundo y Conquista», Антонио Сааведра и Гусман выпускает своего «El Peregrino Indiano» (1599), навеянного знакомством с бытом и преданиями мексиканских индейцев, Хуан де Кастельянос (1522—1606) много лет трудится над своей, самой большой в испанской лит-ре поэмой-хроникой «Elegias de Varones Ilustres de Indias» (до 150 000 стихов), завоеванию Чили посвящает поэму «Guerras de Chile» Хуан де Мендоса и Монтеагудо, о колонизации Аргентины повествует Мартин дель Барио Сектенера в своей «Argentina y Conquista del Rio de la Plata» (1602) и т. д. Из этих многочисленных упражнений на эпические темы выделяются две поэмы, связанные с историей покорения Чили и с междоусобицами среди испанских завоевателей, а именно: занимающая почетное место в истории испанской лит-ры «La Araucana» Алонсо де Эрсильи (1533—1594) и подражающая ей «Arauco domado» Педро де Оньи (1570—1643(?)). Поэма Эрсильи помимо своего исторического интереса отличается величественными описаниями американской природы, поэма Оньи замечательна своей мастерской и оригинальной версификацией. И в той и в другой заметно сильное влияние латинского и итальянского эпоса, напр. «Фарсалы» Лукана и в особенности «Неистового Роланда» Ариосто. Описательная поэзия нашла своего выдающегося представителя в лице епископа Бернардо де Бальбуены (1568—1627) из Порто-Рико, написавшего поэму «La grandeza Mexicana», которая в восьми песнях воспевает природу, быт, народности, города и героев Мексики. С завоеванием Нового Света близко связаны и начатки испано-американской прозы. Здесь прежде всего следует упомянуть Гарейласо Инку де ла Вегу (1530(?)—1592), сына испанца и перуанской принцессы, написавшего ряд трудов по истории Перу, в том числе «Los Comentarios Reales, que tratan del origen de las Incas», любопытные своим полуфантастическим, легендарным изложением древнейшей истории перуанских царственных династий. Целый ряд первых завоевателей и колонизаторов Америки оставил нам исторические обзоры конквисты, из к-рых живостью изложения, остроумными наблюдениями и редкой объективностью отличаются записки одного из солдат экспедиции Кортеса, некоего Берналя Диаса де Кастильо (1492—1581(?)) — участника 19 сражений с индейцами, изданные только в 1632 под заглавием «La Verdadera Historia de los sucesos de la conquista de la Nueva Espana».
       Развитие испано-американской лирики протекает сначала под знаком итало-севильской школы, затем — под сильным и сплошным воздействием столь модного в XVII в. в метрополии гонгоризма (см. Испанская литература). В 1675 в Мадриде выходит обширная антология испано-американских поэтов под названием «Ramillete de varias flores poeticas recogidas y cultivadas en los primeros abriles de sus anos», содержащая несколько сот стихотворений, выдержанных в духе Гонгоры и его школы. Однако крупнейшим представителем испано-американской лирики колониальной эпохи является мексиканская поэтесса-монахиня Хуана Инес де ла Крус (1651—1695), прозванная «десятой музой» и создавшая ряд замечательных поэтических образов, в к-рых светская изысканность поэтической речи гонгоризма сочетается с мистико-философской и религиозной тематикой. Что касается драматических жанров, то в И.-а. л. они развились довольно поздно. Правда, уроженцем Мексики является один из величайших испанских комедиографов Хуан Руис де Аларкон (1581(?)—1639), но связь его творчества с родиной замечается только в некоторых американизмах его языка. Первым испано-американским драматургом следует считать мексиканца Хуана Гонсалеса де Эславу, написавшего в начале XVII в. несколько «священных действ» (autos sacramentales). Такого же рода драматические композиции принадлежат упомянутой уже Хуане Инес де ла Крус, к-рая дала и первый образчик светской комедии в Америке «Los empenos de una casa», написанной в манере «комедий плаща и шпаги» Кальдерона.
       XVIII в. в заокеанских владениях Испании знаменуется оживлением общественной жизни, ростом местной буржуазии и ее сепаратистских тенденций. Однако вплоть до начала открытой борьбы за независимость И.-а. л. довольно вяло реагирует на эти общественные настроения. В поэме гватемальского иезуита Рафаэля Ландивара (1731—1793) «Rusticatio Mexicana», написанной на латинском языке, возрождается описательный жанр в духе «Георгик» Вергилия, героический эпос находит своего нового представителя в лице перуанца Педро де Перальты Барнуэво, к-рый в поэме «Lima fundada» (1732) возвращается к темам эпохи конквисты. На Кубе Мануэль де Сенейра и Аранго пишет героические оды; драма культивируется Луисом де Бельмонте Бермудесом (Перу) с его веселой комедией «El diablo predicador» и Мануэлем Хозе де Лабарденом (Аргентина), поставившим в 1789 свою трагедию из индейской истории «Siripo», написанную отчасти в манере вольтеровского театра. Вообще французская литература начинает проникать в американские колонии и оказывать значительное влияние на местное лит-ое творчество. Особенно ярко сказалось это на деятельности мексиканского публициста Хосе Хоанипа Фернандеса де Лисарди (1774—1827) — автора замечательного во многих отношениях плутовского романа «La vida y hechos de Periquillo-Sarniento», в котором традиции старо-испанского повествовательного жанра скрещиваются с влияниями французской новеллистики XVIII в. и социально-философскими построениями Руссо. По стопам Лисарди, но с еще большим приближением к национальному быту, пошел мексиканец Луис Инклан (1816—1875) — автор остроумной плутовской повести «Astucia el jefe de los Hermanos de la Hoja».
       Эпоха борьбы за независимость вызвала к жизни своеобразный жанр патриотическо-революционной лирики, главнейшими представителями к-рой являются Кинтана Роо и Санчес дель Тагле в Мексике, Хуан Крус Варела в Аргентине, Хосе Хоакин Ольмедо в Экуадоре, Фернандес Мадрид и Хосе Эусебио Каро в Колумбии, Андрес Бельо и Рафаэль Баральт в Венесуэле и Хосе Мариа де Эредиа на Кубе. Из них наибольшей известностью пользуется Ольмедо (1780—1847) — автор пламенной «Песни Боливару», посвященной подвигам вождя южноамериканского освободительного движения. Несколько позже Андрес Бельо (1781—1865), выдающийся филолог и автор образцовой испанской грамматики, в целой серии своих «Сильв» воспел как природу Америки, так и отдельные эпизоды национально-освободительной борьбы. Наибольшей известностью пользуется его «Silva a la Agricultura en Zona Torrida», где скрещиваются мотивы вергилиевских «Георгик» с образами народной индейской поэзии. Мастером пейзажа и вместе с тем пылким патриотом явился и Эредиа (1803—1839), прославившийся своими поэмами «El Niagara» и «Enel Tiocalli de Cholula». Эпигоном национально-освободительной поэзии явился уже в XIX в. кубинский мулат Габриель де Консепсион Вальдес (1809—1844), казненный испанскими властями за участие в антиправительственном заговоре.
       Эпохе провозглашения независимости испано-американских республик и их последовавшего вслед за этим экономического и культурного утверждения соответствует в лит-ре широкое распространение романтических жанров. Аргентинец Эстебан Эчеверрия (1805—1851) явился проводником байронизма. Особенно интересна его поэма «La Cautiva», в к-рой перед нами воскресает аргентинская пампа (степь), жизнь степных поселенцев, их борьба с индейскими племенами, представленные в ярких романтических красках. Традиции романтизма укрепляются уругвайским поэтом Хуаном Мариа Гутьерресом (1809—1878) и в особенности Хосе Мармолем (1818—1881), борцом против диктатуры Росаса. Ему же принадлежит интересный, написанный не без влияния Вальтер Скотта, роман «Amalia», в к-ром дана широкая картина общественной жизни Аргентины в эпоху Росаса. Шедевром романтического повествования однако является роман колумбийца Хорхе Исаакса (1837—1895) «Maria», рисующий жизнь еврейских поселенцев в тропической Америке. В это же время в Мексике можно наблюдать и первые шаги реалистической литературы в виде новелл и повестей «мексиканского Бальзака», Флоренсио дель Кастильо (1828—1863), темы к-рых берутся из повседневной жизни мексиканского города и деревни. Это предвещало уже появление теории «американизма» или «креолизма», теории, к-рая, исходя из общественно-политических предпосылок экономической и культурной эмансипации, провозгласила во второй половине XIX в. принцип утверждения культурной самобытности и «литературной независимости» от европейских образцов. Однако уже и испанский романтизм был тесно связан с ростом национально-буржуазного самосознания, с формированием кадров испано-американской буржуазной интеллигенции, с возрастанием социальной роли масс бесправного до того, смешанного испано-индейского населения. В творчестве аргентинца Олегарио Виктора Андраде (1838—1883), испытавшего значительное влияние Виктора Гюго, идея экономической и духовной самостоятельности испано-американского мира находит себе законченное выражение. Его поэма «Atlantida» (1818) является торжественной хвалой латинской расе, к-рая заселила девственный американский материк — будущий центр мировой культуры и международной экономической жизни. Это — «высокий» романтический жанр испано-американской поэзии. Рядом с ним однако существует и «низкий» романтический жанр, посвященный жизни и приключениям гаучо — насельника аргентинской пампы, колониста, скотовода, сыгравшего громадную роль в эпоху так наз. каудильисма, т. е. междоусобной борьбы крупных феодалов-землевладельцев и диктатуры Росаса. Этот гаучо — лихой наездник, хозяин беспредельной пампы — культивировал у себя в степях род лирико-эпических куплетов, распевавшихся под аккомпанимент гитары и повествовавших о самых разнообразных эпизодах степной жизни. С падением политической роли гаучо и с ростом городской торговой буржуазии образ первого завоевателя пампы идеализируется романтическими поэтами. Быт гаучо, его борьба с индейцами, притеснения властей и пр. служат сюжетом популярнейшей поэмы Хосе Эрнандеса, написанной в манере степной лирики, «Martin Fierro» (1872), где перед нами фигурирует гаучо-бандит, вольный хозяин пампы. Интерес к национальным мотивам, к быту и истории индейцев отличает и творчество колумбийского байрониста, Хосе Эусебио Каро (1817—1853), мексиканцев Игнасио, Родригеса Гальвана (1816—1842) и Хосе Хоакина де Песадо (1801—1861), большая поэма к-рого «Las Aztecas» воскрешает мир древней мексиканской империи. Гватемалец Хосе Батрес Монтуфар (1809—1844), подобно европейским романтикам, собирает и обрабатывает легенды и предания индейцев («Tradiciones de Guatemala»). В ином плане, в плане любовной лирики, испытавшей значительное влияние Альфреда де Мюссэ, интересна поэзия мексиканца Мануэля Марни Флореса (1840—1885), полная эротических мотивов и экзотических образов. Романтический пейзаж культивирует перуанец Фернандо Веларде (ум. 1881) в своем «Los Andes del Ecuador», представителем романтического пессимизма является талантливый мексиканский поэт Мануэль Акунья (1849—1873). Драма в XIX веке представлена в Испанской Америке бытовыми комедиями Мануэля Эдуардо Горостисы (1789—1851), романтическими опытами Фернандо Кальдерона (1809—1845) и Игнасио Гальвана (1816—1842), в Мексике — «священными действами» гондурасского духовника Хосе Тринидада Рейеса (1797—1855), комедиями нравов перуанцев Фелипе Пардо де Алиаги (1806—1868) и Мануэля Асенсио Сегуры (1805—1871).
       Развитие европейского и испанского романа в XIX в. во всем многообразии его жанров нашло прежде всего отклик в Мексике, где появляется целый ряд талантливых прозаиков, утверждающих начала «американизма» своим интересом к местному быту и нравам и их художественным истолкованием. Традиции Инклана и Лисарди продолжает Мануэль Пайно (1810—1894), автор приключенчески-бытового романа «Los Bandidos del Rio Frio» — одного из наиболее читаемых и ценимых произведений мексиканской лит-ры. Бытовой жанр Кастильо находит своего продолжателя в лице Хосе де Куэйяра (1830—1894), автора многочисленных романов, рисующих быт и нравы современного мексиканского общества и объединенных общим заглавием «La linterna magica». Исторический роман, получивший неиссякаемый источник тем и мотивов в трагической истории Мексики, начиная с эпохи конквисты, насаждается Хусто Сиеррой (1848—1912) с его «La Hija ed Judio», описывающим быт еврейских поселенцев на Юкатане, и Хуаном Антонио Матеосом (1831—1913), автором ряда романов из эпохи борьбы за независимость. Висенте Рива Паласио (1832—1896) в своих многочисленных повестях разработал потрясающие эпизоды колониальной, инквизиционной эпохи и борьбы с французской интервенцией, Игнасио Мануель Альтамирано (1834—1893) сосредоточил свое внимание на быте мексиканской провинции.
       Уже в эпоху борьбы за независимость мы могли наблюдать в И.-а. л. ростки культурно-автономистского «американизма» и «креолизма», противопоставившего себя испанской ориентации и явившегося продуктом формирования национально-сепаратистской идеологии. Со второй половины XIX в. в И.-а. л. начинается реакция как против засилия французских влияний, так и против экспансии Северо-американских соединенных штатов. Эта реакция питалась той борьбой, к-рую испано-американская буржуазия вела с колонизаторскими тенденциями великих держав. В этой борьбе внимание испано-американской буржуазной интеллигенции обращалось к национальным мотивам, к народной поэзии метисов и индейцев, а главное к тому типу креола, человека смешанной индейско-испанской крови, к-рый составил главный субстрат и основную массу населения молодых государственных образований. «Креолизмом» проникнут роман венесуэльца Мануэля Висенте Гарсии «Peonia» (1890) — реалистическое изображение быта и нравов хуторов, жизни крестьянства и батраков-пеонов. Целые страницы здесь написаны на народном диалекте — тоже нововведение, характерное для «креолизма», отстаивающего права на свой язык в противовес классической традиции кастильской речи. Венесуэлец Луис Урбанека Ачельполь пишет в 90-х гг. ряд креольских новелл. Признанным главой «креолизма» является маститый Руфино Бланко Фомбона, автор колоритных «Guentos americanos» (1904) и нашумевшего романа «Hombre de Hierro» (1907). В первых рассказах, с мастерством, напоминающим Мопассана, он раскрыл психологию креольской массы, психологию венесуэльского пеона, колониста, пастуха и мелкого люда захолустных местечек, в «Hombre de Hierro» — дал широкую картину общественных нравов Каракаса. Ярым пропагандистом будущего величия Латинской Америки явился перуанец Хосе Сантос Чекано (р. 1867), к-рый в своей поэме «La Epopeya del Pacifico» нарисовал грандиозную картину торжества неороманской расы в Новом Свете. С другой стороны, ряд авторов обращается к разработке и художественному истолкованию быта испано-американских трудящихся масс. Чилиец Бальдомеро Лильо в цикле рассказов «Sub Terra» (1904) рисует, в манере «Углекопов» Золя, жизнь горнорабочих, а венесуэльский романист Мануэль Диас Родригес в своих «Los Idolos rotos» и «La sangre Patricia» изображает кризис буржуазной интеллигенции, мечущейся между традиционным преклонением перед Европой и поисками своей национальной почвы. В духе креольских рассказов Бланко Фомбоны написал свои «Cuentos de la Pampa» аргентинец Мануэль Угарте, а его соотечественник Мартино Альдео в романе «La Novela de Torenato Mendez» дал ироническое изображение быта и нравов элегантного, великосветского Буэнос-Айреса.
       На переломе XIX—XX вв. испано-американская поэзия претерпела ряд кардинальных сдвигов, связанных с именем вождя модернизма, никарагуанца Рубена Дарио (1867—1916). В то время как старые романтические традиции поддерживались ветераном аргентинской поэзии Карлосом Гидо и Спано (1829—1918), Рубен Дарио в конце XIX в. под влиянием французского символизма и декаданса выступил в И.-а. л. пропагандистом и искуснейшим мастером новых стихотворных форм, образов и поэтического яз. Ученик Верлена, Малларме, Бодлера и иных французских символистов, — он произвел революцию формы в испано-американской поэзии, насытил ее свойственными модернизму мистическими мотивами, духовным аристократизмом, абстрактной тематикой и пр., оказав большое влияние и на новую испанскую лирику, где его виднейшими последователями явились Диес Канедо, Сальвадор Руэда, Хуан Рамон Хименес и другие. Целое поколение испано-американских поэтов воспиталось на «рубендаризме». Крупнейшими представителями его явились мексиканский мистик и символист Амадо Керво (ум. 1919) и аргентинец Леопольдо Лугонес (р. 1869) — пышный версификатор и мастер узорчатого поэтического языка. И в иных странах испанской Америки творчество Рубена Дарио нашло отклики. «Рубендаристами» явились и мексиканцы Диас Мирон и Гонсалес Мартинес, уругвайцы Эррера и Рейсиг, чилиец — Контрерас и Гутьеррес Нахера, колумбиец Валенсия, боливиец Хаймес Фрейре и мн. др. Между тем лозунги «американизма» объединили вокруг себя лит-ую молодежь, и начался постепенный отход от модернистских традиций и их творческое преодоление и переработка. В Мексике реакция против модернистской школы утверждает конкретную, насыщенную психологизмом и социальными мотивами поэтику. Виднейшими представителями ее являются Альфонсо Рейсе, Хулио Торри, Лопес Веларде, Карлос Пельисер, Маплес Арсе и Лист Арсубиде. В Колумбии поэтический «американизм» культивируется Анхелем Аспедесом, Гомесом Хайме, Луисом Лопесом и Леоном де Грейфом, в Перу — Хосе Эгуреном, Паррой дель Риего и Альберто Идальго. Своеобразный расцвет новой лирики наблюдается в Чили, где в первые ряды испано-американской поэзии выдвинулись Виктор Доминго Сильва, Боркес Солар и в особенности поэтесса Габриела Мистраль. В уругвайской поэзии следует упомянуть о социальных устремлениях Эмилио Фругонии о здоровой степной лирике Эмилио Орибе, Фернана Вальдеса и Хуаны де Ибарбуру. Чрезвычайно интенсивна поэтическая жизнь Аргентины. Реакция против модернизма началась там довольно рано сборником стихов Рикардо Рохаса «La Victoria del Hombre» (1903) и наиболее ярко проявилась в конкретизации образов и тематики в противовес модернистской отвлеченности, в снижении поэтического языка в противовес его аффектации у модернистов, особенно у Лугонеса, и частично в тяготении к национальным темам и мотивам. Энрике Банчо, Эваристо Каррьего, а за ними Марио Браво, Фернанде Амадор, Андрес Чабрильони, Эмилио Ласкано Теги пошли по этим путям, открывая широкую дорогу более молодым поэтам, имена к-рых исчисляются не одним десятком. В 1921 в аргентинской поэзии, как и в поэзии многих других испано-американских республик, наблюдаются отклики на модные в Европе «измы», объединенные в испанской Америке общим наименованием «вангвардизма». Часть лит-ой молодежи сочетает левизну формы с известной долей мелкобуржуазного протестующего анархо-индивидуализма, столь характерного для латинской буржуазной общественности не только в одной Америке. Быстрый рост Буэнос-Айреса как мирового эмигрантского и торгового центра породил особые жанры «городской» лирики, по преимуществу направленной к неприметному, рядовому жителю мирового города, его жертве, песчинке в городской толпе. В этом отношении любопытны «уличные» стихи Альваро Юнке и в особенности лирика лупанара Клары Бетер. В том же направлении работают и даровитые поэты Николас Оливари и Виктор Луис Молипари.
       В области романа, повести и новеллы И.-а. л. XX в. выдвинула ряд имен, завоевавших себе твердое признание и в Европе. Мариано Асуэла в Мексике (р. 1873), а за ним Хуан Бахоркес, Салвадор Кордеро, Ксавьер Икаса, Эстебан Кастельянос и мн. др. поддерживают лучшие традиции «американизма», к-рые представлены в Венесуэле Педро Доминиси с его красочным романом «El Condor» (1928), а в Колумбии Лоренсо Маррокином и Сото Бордо. Перу может указать на европейски-известного мастера креольской и индейской новеллы Вентуру Гарсиа Кальдерона, Чили же является родиной крупнейшего сейчас представителя испано-американского романа Эдуардо Барриоса, тонкого и острого аналитика социальной жизни и нравов чилийского города и деревни («El Hermano asno», «Un perdido» и пр.). В Уругвае Висенте Салаверри дал образцы «степного» романа, посвященного жизни пампы и ее тружеников. В Аргентине проза живет не менее интенсивно, чем поэзия. Традиции Золя, блестяще представленные в конце прошлого века романом из биржевой жизни Хулиана Мартеля, нашли своих продолжателей в лице Мануэля Подесты Камбасереса и Франсиско Сикарди с его пятитомной эпопеей «Libro extrano» (1894—1902), особую ценность к-рой придает документальный анализ «дна» Буэнос-Айреса. В следующем пятилетии широкую известность завоевывает Энрике Ларрета своим шедевром исторического повествования «La Gloria de don Ramiro» (1908) (Подвиг дон-Рамиро, русск. пер. К. Жихаревой, Гиз, Берлин, 1922; то же под заглавием «Слава дон-Рамиро», изд. «Круг», М., 1928), воссоздающим мрачную фанатическую эпоху Филиппа II и написанным классическим языком. В 1928 Ларрета выпустил в свет свой второй роман «Zogoibi», посвященный быту пампы. Мартинес Сувириа в романе «Los Divertidas aventuras» нарисовал широкую картину политической жизни Аргентины 90-х гг., а в «Capitan Vergara» — эпоху колонизации берегов Ла Платы в XVI в. Эпигоном испано-американского золяизма является плодовитый писатель Мануэль Гальвес, в своих многочисленных романах кропотливо изображающий жизнь социальных закоулков Буэнос-Айреса, быт его богемы, интеллигенции, мелкой буржуазии, спекулянтов и т. д. Видное место в аргентинской новеллистике занимает тематика пампы — этой основы аргентинского капиталистического благополучия и преуспеяния. Из бытописателей степной жизни на первом месте стоят Орасио Кирога и Бенито Линч, из к-рых первого любят называть «аргентинским Киплингом». Рядом с ними следует поставить имя недавно умершего Рикардо Гвиральдеса, автора замечательного описания пампы и аргентинской провинции в романе «Don Segundo Sombra» (1926). Из рядов мелкой буржуазии за последние годы выделился ряд молодых новеллистов, к-рые, между прочим под сильным влиянием, с одной стороны, Мопассана, с другой — Достоевского, Чехова и Максима Горького, являются идеологами антикапиталистических тенденций городской демократической интеллигенции и городской демократии. К числу их принадлежат Элиас Кастельнуово, Роберто Мариани, Леонидас Барлетта, Энрике Аморим, Абель Родригес, Хуан Сендойя, Родольфо дель Плата и некоторые другие, группирующиеся вокруг органа «левейших» — журнала «La Claridad».
       В истории И.-а. л. наших дней необходимо учесть то обстоятельство, что установившийся в целом ряде испано-американских республик режим фашистской диктатуры, восторжествовавший еще в недавнее время и в Чили, значительно приглушил местную культурную жизнь, обескровив и без того немногочисленные круги либеральной интеллигенции, передового студенчества и пролетариата. В связи с этим пока приходится говорить по преимуществу о лит-ой жизни тех стран, где существует известный минимум условий, допускающих более или менее интенсивное культурное творчество, т. е. гл. обр. о Мексике и Аргентине. Будущее И.-а. л. находится в прямой зависимости как от исхода все более и более разгорающейся борьбы с североамериканской колониальной экспансией, так и от углубляющихся социальных противоречий в самих республиках Испанской Америки. Эти противоречия все четче определяют социальные устремления классовых сил в латинском Новом Свете, объединяют городской пролетариат с беднейшими группами крестьянства и угнетаемыми представителями цветных рас и, революционизируя трудящиеся массы былых испанских колоний, подготовляют путь новому культурному строительству и новой лит-ре, ко-рая придет на смену буржуазно-демократическому «американизму».

Библиография:

I. О новой лит-ре: Куллэ Р., Сегодня испанской литературы, «Вестн иностр. лит-ры», 1929, № 5; Выгодский Д., Литература Испании и испанской Америки, Л., 1930. Переводы: сб. «Латинская Америка», Под редакцией Д. Выгодского, Л., 1927; отдельные произведения Ларрета, Пайро, Гарсиа Кальдерона, Васта. На иностранных яз.: Coester A., The literary history of Spanish America, N.-Y., 1919; Wagner M. L., Die spanisch-amerikanische Literatur in ihren Hauptstromungen, Lpz. — Berlin, 1924; Grossman R., Algunos aspectos de literatura hispano-americana, «Boletin de la Biblioteca Menendez Pelayo», 1925, VII; Menendez К. y Pelayo, Historia de la poesia hispano-americana, Madrid, 1911—1913; Blanco Fombona R., El modernismo y cos poetas modernistas, Madrid, 1929. По отдельным странам: Gonzalez Pena C., Historia de la literatura mexicana desde los origines harta nuestros dias, Mexico, 1928; Villarerũtia X., La poesia de los jovenes de Mexico, Mexico, 1924; De Matteis E., Panorama della letteratura argentina contemporanea, Genova, 1929; Barbagelata H. D., Una centuria literaria 1800—1900 (Poetes y Mosistas uruguanos ) P., 1924; Garcia Calderon V., Del romantismo al modernismo prosistes y poetas peruanos, P., 1920; Ramos y Rubio G. G., Historia de la literatura habane, t. I, Habana, 1925; Goldberg I., La literatura hispano-americana, Madrid, 1922.
       

II. Coester A., A Bibliography of Spanish-American literature, «The Romanic Review», v. III, n. I; Palau y Dulcet A., Manual del librero hispano-americano, inven tario bibliografico de la produccion cientifica y literaria de Espano y de la America Latina desde la invencion de la imprenta, Barcelona, 1923.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. 1929—1939.


.

Смотреть что такое "Испано-американская литература" в других словарях:

  • испано-американская война 1898 — Высадка американских войск на о. Куба в Дайкири (близ Сантьяго де Куба). 22 июня 1898. испано американская война 1898, первая империалистическая война за передел колониальных владений. Ставя целью захват Кубы, Филиппин и Пуэрто Рико, находившихся …   Энциклопедический справочник «Латинская Америка»

  • Американская раса — особая, резко отличающаяся от других человеческая порода, называемая также по цвету кожи красною (red race). Туземцы Америки носят еще другое название, индейцев, оставшееся за ними еще от того времени, когда первые путешественники полагали, что в …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Филиппино-американская война — В данной статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из за отсутствия сносок …   Википедия

  • Гарсиа Кальдерон Вентура — см. Испано американская литература. Литературная энциклопедия. В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929 1939 …   Литературная энциклопедия

  • Родо — Хосе Энрике (Jose Enrique Rodo, 1872 1917) уругвайский писатель и общественный деятель. Один из лидеров литературно общественного движения начала века, пользующийся огромной популярностью и славой «учителя учителей» в кругах буржуазной… …   Литературная энциклопедия

  • Соединённые Штаты Америки — (США)         (United States of America, USA).          I. Общие сведения          США государство в Северной Америке. Площадь 9,4 млн. км2. Население 216 млн. чел. (1976, оценка). Столица г. Вашингтон. В административном отношении территория США …   Большая советская энциклопедия

  • Испания — (Espana)         официальное название Испанское Государство (Estado Espanol).                   I. Общие сведения          И. государство на крайнем Ю. З. Европы. Занимает 5/6 Пиренейского полуострова, Балеарские и Питиусские острова в… …   Большая советская энциклопедия

  • Ихэтуаньское восстание — Ихэтуаньское восстание …   Википедия

  • Испанская империя — Monarquía universal española (Monarquía hispánica / Monarquía de España / Monarquía española) 1492  1898 …   Википедия

  • Японо-китайская война (1894—1895) — У этого термина существуют и другие значения, см. Японо китайская война. Японо китайская война …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.