Бах, Алексей Николаевич


Бах, Алексей Николаевич

Бах. А. Н.

[(1857—1946). С 1929 г. академик АН СССР. Автобиография написана 1 марта 1926 г. в Москве.] — Я родился в гор. Золотоноше Полтавской губ. 5 (17) марта 1857 г. Отец мой был техник со средним образованием, по специальности винокур. Большой поклонник науки, он рано познакомил меня с вопросами, связанными с брожением, и пробудил во мне живой интерес к биологической химии, которой я впоследствии посвятил всю свою научную деятельность. Семья у нас была большая, жили мы весьма скромно, временами терпели настоящую нужду. Это дало нам определенный трудовой закал.

Учился я в Киевской 2-й классической гимназии, курс которой окончил в 1875 г. Еще в бытность мою в 6 классе гимназии до меня стали доходить подпольные издания того времени. Я жадно знакомился с ними, позже основательно изучил литературу научного социализма, в особенности "Капитал" Маркса, и стал убежденным социалистом, каковым остался в течение своей долгой жизни. По окончании гимназии я поступил в Киевский университет на отделение естественных наук физико-математического факультета. Любовь к науке и увлечение лабораторной работой несколько отвлекли меня от активного участия в тогдашних революционных кружках, с которыми, однако, я был в постоянных сношениях. Но когда после ряда вопиющих насилий со стороны жандармских властей весною 1878 г. возникли знаменитые "киевские университетские беспорядки", я оказался в самой гуще их и вместе с 15 другими товарищами был выслан в административном порядке в не столь отдаленные места. На мою долю выпал Белозерск. В ссылке я пробыл до декабря 1881 г. По возвращении в Киев я одновременно был принят в университет и в киевскую организацию партии "Народной Воли". Тут моя деятельность раздвоилась, так как чисто научная работа чередовалась с революционной, в частности с пропагандой среди рабочих, которой я посвятил особенное внимание. Я выработал и применил на практике план занятий, который впоследствии лег в основу моей книжки "Царь-Голод".

Наша центральная группа, членами которой были, кроме меня, Спандони, Захарьин, Никитина, Росси, Кжеминский и супруги Каменецкие, успела развить довольно широкую деятельность. Работы было много и, естественно, мои научные занятия отошли на второй план. У нас поставлена была своя тайная типография, в ней мы печатали, главным образом, прокламации, часть которых была написана мною. Для обслуживания типографии у нас была "техническая подгруппа", которую вел Захарьин. К пропаганде среди рабочих приставили Кжеминского и меня с двумя подгруппами. Кроме того, я вел деятельные сношения с революционными кружками народных учителей в Гадячском и Переяславском уездах Полтавской губ. Я также часто виделся с революционным кружком, который был создан в Киевской Духовной академии П. Г. Дашкевичем. Словом, не до лабораторных занятий было. Весною 1883 г., в связи с провалом одного из конспиративных адресов, я был арестован, но жандармский капитан Малицкий, который допрашивал меня, не разобрал сразу, в чем дело, и отпустил меня; а может быть, он надеялся путем слежки за мною захватить других членов нашей организации. Как бы то ни было, после тщательного обсуждения всех обстоятельств дела группа предложила мне перейти на нелегальное положение и уехать в другой город. Я, конечно, подчинился. Повидавшись с представителями центральной организации в Харькове, где я уже не застал В. Н. Фигнер, я в апреле 1883 г. поехал в Ярославль, где в то время имелся среди студентов Юридического лицея очень хороший революционный кружок, во главе которого стоял А. В. Гедеоновский. Поработав с этой милой молодежью несколько месяцев, я в августе того же года перебрался в Казань для того, чтобы по возможности наладить в этом сравнительно крупном центре народовольческую организацию. Кое-какие связи у меня были, их удалось значительно расширить и организовать несколько кружков. В числе их был один, который имел сношения с рабочими казанских фабрик, но члены его, по молодости лет, не знали, как вести пропаганду. По их просьбе я сообщил им схему занятий, которые я вел с киевскими рабочими. Схема им понравилась, но они потребовали от меня, чтобы я подробно изложил, что и как я говорил рабочим. Состоялся ряд бесед, которые почти дословно были воспроизведены в моей книжке "Царь-Голод". Сначала беседы эти циркулировали в гектографированном виде, затем были напечатаны в тайной народовольческой типографии. В 1903 г. "Царь-Голод" был переиздан нелегально партией с.-р. В 1905—1907 и 1917 гг. книжка под заглавием "Экономические очерки" выдержала более десятка изданий и разошлась в сотнях тысяч экземпляров.

В декабре 1883 г. я получил из Петербурга шифрованное письмо, в котором мне от имени "центра" предлагалось поехать в Харьков, обосноваться там и по возможности поставить типографию для напечатания 10 № "Народной Воли". [Этот № 10 "Народной Воли" печатался в 2-х типографиях: в Дерпте и в Ростове.] О том, кто сидит в центре, я понятия не имел, но, конечно, без малейшего колебания повиновался. Подъезжая к Москве, я из купленной газеты узнал об убийстве Судейкина и об участии в этом деле Дегаева. Относительно последнего я знал, что он бежал в Одессе от сопровождавших его жандармов, бросив им в лицо пригоршню нюхательного табаку, но о его предательстве мне и мысль не приходила в голову.

Приехав в Харьков, я узнал, что там шли большие аресты и что при тогдашних условиях было очень мало надежды на успешную постановку типографии. Но мне посоветовали посмотреть, не окажется ли положение более благоприятным для моих целей в Ростове-на-Дону. Совет оказался хорошим. В Ростове я нашел довольно много революционной молодежи, была там народовольческая группа, организованная Сергеем Пешекеровым, которого я не застал на свободе.

В конце января в Ростов приехал видный революционер Сергей Иванов, будущий шлиссельбуржец, и, обсудив вместе с ним положение, мы решили поставить типографию в Ростове. От С. Иванова я узнал подробно о дегаевском предательстве и о том, что из-за границы должна вскоре прибыть новая центральная организация с Германом Лопатиным во главе. Чтобы войти в контакт с нею и выяснить положение, мы с С. Ивановым в начале февраля 1884 г. поехали в Петербург. После долгих и не совсем приятных переговоров с новым центром мы пришли к соглашению и образовали одну общую всероссийскую организацию "Народной Воли". С. Иванов и я взяли на себя ведение революционной работы на юге и в числе прочего постановку тайной типографии. В апреле мы вернулись в Ростов и, пригласив в качестве хозяев конспиративной квартиры Захарова [Фамилия хозяина Ростовской типографии — Захарий Васильев. Он, как и Раиса Кранцфельд, не были разысканы и не судились. — В. Фигнер.] и Руню Кранцфельд [Из Харькова (акушерка из школы на Сабуровой даче). — В. Фигнер.], мы привели наш план в исполнение. В типографской работе участвовали также рабочий Антонов (будущий шлиссельбуржец) и Елько, который после ареста в 1885 г. стал злостным предателем.

К началу августа большая часть № 10 "Народной Воли" была напечатана, и по соглашению с Лопатиным, который приехал к нам в Ростов, я повез еще сырые листы в Саратов, Казань и Нижний для того, чтобы поднять настроение тамошних групп. По возвращении в Ростов в октябре я застал там полный разгром всей нашей организации, вызванный арестом Лопатина и найденными при нем записями. Типография уцелела. Мы держали военный совет и решили типографию снять, типографщикам предоставить заслуженный отдых, а С. Иванов и я должны были объехать организации, выяснить размеры разгрома и встретиться в Москве для выработки дальнейшего плана действий. В ноябре мы встретились, как было условлено, но оказалось, что ничего утешительного мы не выяснили. Не только лучшие революционные силы в большом количестве были вырваны из рядов, но, по-видимому, доверие к народовольческой организации было подорвано.

С. Иванов решил поехать за границу для совещания с эмигрантами-народовольцами. Я же предпочел сделать еще одну попытку восстановления организации, войдя в сношения с революционерами, рассеянными в провинции и по той или иной причине не принимавшими в последние годы активного участия в организованной революционной работе. Такие "резервы" имелись на юге и на Кавказе. Побывал я там, повидался с резервами и потерпел полное крушение. Для меня стало ясно, что "Народная Воля" отжила свой век. Выбитый из колеи, не видя своего дальнейшего пути, я в марте 1885 г. выехал за границу. О своем участии в народовольческом движении я рассказал подробно в своих "Воспоминаниях народовольца 1882—1885 гг.", напечатанных в журнале "Былое", №№ 1, 2, 3 за 1907 г.

В Париже я застал эмигрантские кружки в состоянии острой взаимной вражды и, не чувствуя никакого призвания к этого рода занятиям, я пытался вернуться к научной работе. Несколько месяцев после приезда в Париж я нашел занятие в редакции журнала "Moniteur Scientifique", посвященном прикладной химии, и состоял сотрудником его вплоть до моего возвращения в Россию в 1917 г. Первый год пребывания в Париже был для меня едва ли не самой тяжелой порой моей жизни. Революционная работа, которой я посвятил свои лучшие силы, ушла от меня, а от научной я сам оторвался. Я утерял интерес к жизни и несколько раз был весьма близок к тому, чтобы навсегда покончить счеты с нею.

Изменилось мое тяжелое душевное состояние только в 1886 г., когда я познакомился с Л. В. Орловой и Ч. А. Дю Буше, с которыми теперь связывают меня 40 лет близкой дружбы. Оба они были тогда молодыми студентами Парижского медицинского факультета, оба отнеслись ко мне, больному и сильно побитому жизнью, с большой симпатией и заботливостью, и для меня нет ни малейшего сомнения, что без их теплого участия моя жизнь сошла бы на нет. Весной 1890 г. они поженились, и вскоре после них и я женился на Ал. Ал. Червен-Водали, с которой мы теперь доживаем 36-й год нашей совместной счастливой жизни. Благодаря Дю Буше мой интерес к науке мало-помалу возродился, недолгое время мне не удавалось приступить к лабораторной работе. В 1890 г. я в редакции познакомился с членом Парижской Академии Наук проф. Schutzenberger'ом, который заинтересовался моими планами и предоставил мне место в своей лаборатории в Collège de France. Там я работал до 1894 г., с перерывом в течение 1891 года, когда я ездил в Северо-Американские Штаты вместе с химиком Эфроном для введения на тамошних винокуренных заводах усовершенствованного способа брожения. По возвращении из Америки я сделал в лаборатории Collège de France несколько экспериментальных работ, которые в свое время были доложены проф. Schutzenberger'ом Академии Наук.

Тяжелые условия парижской жизни губительно повлияли на мое здоровье, и по настоянию друзей я переехал летом 1894 г. в Швейцарию, где в окрестностях Женевы завел себе маленькую, более чем скромную лабораторию. В этой лаборатории, которая пополнялась мало-помалу, я, благодаря моральной и материальной поддержке моего друга Дю Буше, который считается одним из лучших парижских хирургов, мог спокойно работать в течение 23-х лет. Из нее вышло около 70 выполненных мною экспериментальных работ по общей и биологической химии и ряд научно-литературных статей и монографий. За совокупность этих работ Лозаннский университет почтил меня степенью доктора honoris causa.

До 1905 г. я активного участия в эмигрантской политической деятельности не принимал, хотя чутко прислушивался к тому, что происходило как в эмигрантских кружках, так и в России, и сохранял добрые товарищеские отношения с членами разных социалистических партий.

Когда в 1900—1901 гг. создавалась партия социалистов-революционеров, я тоже участвовал в предварительных переговорах, но в партию не вошел, так как считал индивидуальный террор безусловно несовместимым с задачами массовой социалистической партии и гибельным для нее. Тот факт, что с самого основания партии до 1908 г. террористической деятельностью ее руководил злейший в мире провокатор Азеф, показывает, что моя оценка не была лишена основания. Но, не входя в организацию, я оказывал услуги партии: в частности, я подготовил для нее пересмотренное и дополненное издание "Царь-Голод".

После январских событий 1905 г., когда массовая работа партии далеко оттеснила ее террористическую деятельность, я счел себя не в праве дольше уклоняться от активного участия в революционной работе и по настоянию Л. Шишкой Е. Брешковской принял на себя функции секретаря заграничного комитета партии в апреле 1905 г. С этого времени до революции 1905 г. все конспиративные сношения с партийными организациями в России (кроме боевой организации) были сосредоточены в моих руках. Революция 1905 г. положила конец моим секретарским обязанностям. С тех пор мои отношения к партии приняли формальный характер; в партийной организации я близкого участия не принимал, и деятельность моя сводилась к литературной работе. К политической деятельности партии после Февральской революции 1917 г. я отнесся отрицательно и по возвращении в Россию в июне 1917 г. отстранился от какой бы то ни было организационной работы. Но я принял участие в издательстве "Земля и Воля", которое было партийным в идейном отношении, но не в организационном. По моему настоянию издательство не делало никаких отчислений в пользу партийной организации и отклонило предложение ЦК партии ввести в редакцию его представителя. Участие партии социалистов-революционеров в вооруженной борьбе против Советской власти, неоспоримо социалистической, совместно с реакционными элементами побудило меня окончательно порвать связь с организацией этой партии, хотя заявлять публично об этом я считал неподходящим. Я считаю себя теперь независимым социалистом-революционером. Политикой я совершенно не занимаюсь. Но если бы теперешнему советскому строю грозила опасность, я все свои силы без остатка отдал бы на защиту его.

Тяготясь перерывом в лабораторной работе, которой я предавался столько лет, я в феврале 1918 г. обратился к д-ру Блюменталю, тогдашнему владельцу Химико-Бактериологического института (ныне Государственного Бактериологического института), с просьбой дать мне возможность выполнить давно задуманную мною работу над определением продуктов распада белка в сыворотке иммунизируемых животных. Получив согласие д-ра Блюменталя, я в сотрудничестве с моим учеником Б. И. Збарским поставил необходимые опыты и привел их к желаемому концу. В октябре 1918 г. я принял предложение заведующего химотделом ВСНХ, инженера Льва Яковлевича Карпова, организовать химическую лабораторию для научно-технического обслуживания химической промышленности. Вместе с Б. И. Збарским мы поставили лабораторию, которая превратилась в большое учреждение, носящее теперь название Химического института им. Л. Я. Карпова. По сей день я состою директором этого института, а Б. И. Збарский — моим помощником и заместителем. В сотрудничестве с ним же мной был организован в 1920 г. Биохимический институт НКЗ, открытие которого состоялось 26 января 1921 г. Оба института расположены в смежных зданиях (№№ 8 и 10 по Воронцову полю) и работа в них идет теперь полным ходом.

О своих научных работах распространяться не буду. Скажу только, что важнейшие из них касаются химизма процессов дыхания. Работы в этой области производятся мною и в настоящее время, и я считаю себя особенно счастливым в том отношении, что на 70-м году своей жизни я сохранил еще, как мне кажется, значительную работоспособность.

{Гранат}



Бах, Алексей Николаевич

(р. 1857) — ученый (химик) и политический деятель; сын техника-винокура. Уже гимназистом (в Киеве) связался с революционным подпольем, с которым поддерживал сношения и после поступления в Киевский ун-т. В 1878, в связи с университетскими беспорядками, был выслан в административном порядке в Белозерск, где пробыл до 1881. По возвращении в Киев и в ун-т вступил в киевскую организацию партии "Народной Воли". Весною 1883, по требованию организации, Б. перешел на нелегальное положение. В 1883—85 Б. работал в партийных организациях в Ярославле, Казани (там осенью 1883 написал книжку "Царь-Голод", напечатанную в подпольной типографии), Ростове, Петербурге и Москве. После ареста Германа Лопатина осенью 1884 и разгрома последней всероссийской народовольческой организации, Б. уехал в марте 1885 за границу.

В Париже Б. вернулся к научной работе и до 1905 не принимал участия в эмигрантских кружках, начав работать в редакции журнала "Moniteur Scientifique", по вопросам прикладной химии, и в лаборатории проф. Шютценберже в Collège de France. В 1894 Бах переехал в Швейцарию, где в окрестностях Женевы устроил небольшую лабораторию; в ней он с 1894 по 1917 выполнил около 70 экспериментальных работ и написал ряд научно-литературных статей и монографий. Лаборатория эта в 1918 вывезена из Женевы и передана Карповскому институту. За научные работы получил от Лозаннского университета степень доктора.

В 1900—01, при создании партии с.-р., Б. участвовал в предварительных переговорах, но в партию вступил лишь в 1905, приняв на себя работу по поддержке связей заграничного комитета партии; в его руках были сосредоточены сношения с нелегальными партийными организациями в России (кроме Боевой организации). В июне 1917 Б. вернулся в Россию, работал в парт, издательстве "Земля и Воля". При переходе партии с.-р. к вооруженной борьбе с Советской властью Б. порвал с партией.

В октябре 1918, по предложению зав. хим. отделом ВСНХ, Л. Я. Карпова, Б. совместно с Б. И. Збарским организовал химич. лабораторию для научно-технического обслуживания химич. промышленности, названную впоследствии "Химическим институтом им. Л. Я. Карпова", директором которого и состоит в наст. время (1926). В 1920 Б. организовал Биохимический институт НКЗдрава.

Важнейшие из экспериментальных работ Б. касаются химизма окислительных процессов в живых организмах. Основной в этой области является работа "О роли перекисей в процессах медленного окисления" (1897). При дальнейшем развитии главных положений этого исследования в применении их к биохимии появляется ряд исследований под заглавием "О роли перекисей в экономии живой клетки", напечатанных отчасти в сотрудничестве с Р. Шода в "Berichte der deutschen chemischen Gesellschaft", 1901—10. В этих работах выяснились характер и действие окислительных ферментов. Далее, важны работы об окислительно-восстановительных ферментах ("Biochemische Zeitschrift", 1911—1926). Общая сводка части этих работ имеется в монографии "Химизм дыхательных процессов" ("Журн. Русского Химического Об-ва", СПб, 1912).

Воспоминания о периоде революционной деятельности Б. (1882—85) напечатаны в "Былом", №№ 1, 2, 3 за 1917 ("Воспоминания Народовольца"). "Царь-Голод" в переработанном виде напечатан в 1905 несколькими издательствами.



Бах, Алексей Николаевич

[17 (29) марта 1857 — 13 мая 1946] — сов. ученый и общественный деятель, основатель школы сов. биохимиков, акад. (с 1929). Герой Соц. Труда (1945). Деп. Верх. Совета СССР 1-го созыва. Родился в г. Золотоноше Полтав. губ. В 1875 поступил в Киев. ун-т. За участие в политических выступлениях студентов в 1878 был исключен из ун-та и выслан на три года в Белозерск. По возвращении в Киев Б. вступил в организацию "Народной воли". В 1883 перешел на нелегальное положение, работая агитатором в Ярославле, Казани, Ростове, Петербурге и Москве. В 1883 написал книгу "Царь Голод". В 1885, после разгрома народовольческой организации, эмигрировал за границу, где сначала в Париже, а затем под Женевой, в небольшой организованной им лаборатории вел научные исследования. В 1917 Б. вернулся на родину. В 1918 организовал Центральную химич. лабораторию при Высшем совете народного хозяйства РСФСР, преобразованную затем в Физико-химич. ин-т им. Л. Я. Карпова, дир. к-рого он был до конца жизни. В 1921 создал Биохимич. ин-т Наркомздрава, носивший имя Б. С 1928 возглавил Всесоюзную ассоциацию работников науки и техники (ВАРНИТСО). В 1935 организовал (и был первым дир.) Ин-т биохимии АН СССР, к-рому позже было присвоено его имя. В 1939—45 Б. — академик-секретарь Отделения химич. наук АН СССР.

С самого начала своей научной деятельности В., в противоположность господствовавшим в конце 19 в. среди естествоиспытателей механистич. взглядам, утверждал, что своеобразие живого мира в химич. отношении заключается не столько в особенностях его состава, сколько в тех бесконечно разнообразных химич. превращениях, к-рые беспрерывно совершаются в живых организмах, и что задачей биохимии является изучение процессов, лежащих в основе обмена веществ. Этим Б. указывал и утверждал прогрессивный путь научного развития, что является его большой заслугой перед отечеств. биохимией. Б. изучал три узловые проблемы биохимии: ассимиляцию углерода зелеными растениями, проблему окислительных процессов, происходящих в живой клетке, в частности химизм дыхания, и учение о ферментах (энзимология).

Вопросом ассимиляции углекислоты зелеными растениями Б. стал систематически заниматься с 1885. В то время фотосинтез изучался гл. обр. с физиологич. точки зрения. Он выступил с работами, к-рые совершенно по-новому объяснили сущность образования сахара в процессе ассимиляции углекислоты. Рассматривал ассимиляцию углерода как сопряженную окислительно-восстановит. реакцию, происходящую за счет элементов воды. Показал, что источником выделяющегося при ассимиляции молекулярного кислорода являются перекиси. Занимаясь дальше выяснением сущности окислительных процессов, Б. в начале 1897 окончательно сформулировал свою перекисную теорию процессов медленного окисления. Установил, что в процессе спонтанного окисления энергия, необходимая для активации молекулярного кислорода, доставляется самим окисляемым телом. Такими свойствами обладают только химически ненасыщенные тела, к-рые, вступая во взаимодействие с кислородом воздуха, активируют его. При этом в молекуле кислорода разрывается одна связь: О=О→—О—О—. Активированный т. о. кислород при взаимодействии с окисляемым веществом образует перекись: 2R+О2→R—О—О—R или

Теория Б. сыграла выдающуюся роль в общем понимании процессов медленного окисления и была экспериментально подтверждена в новейших физико-хим. исследованиях, показавших, что перекисный механизм первых этапов окисления молекулярным кислородом лежит в основе реакции окисления очень многих неорганич. и органич. соединений. В частности, теории холоднопламенного горения и явлений детонации исходят из перекисной теории Б. Особое значение перекисная теория приобрела в развитии представлений о химизме дыхания. Б. установил, что решающий процесс биологич. окисления, связанный с вовлечением молекулярного кислорода, осуществляется согласно его перекисной теории; это положение подтверждено позже огромным фактич. материалом.

Исследования Б. по окислительным, окислительно-восстановительным и гидролитич. ферментам претворены в общем развитии энзимологии. Ряд разработанных им методов находит широкое применение как в науке, так и в практике. Б. рассматривал ферменты не только как определенные каталитически действующие, но и как биологич. вещества, оказывающие большое влияние на жизненные процессы организма. Он показал, что в основе дыхания лежит ряд ферментных окислительных и окислительно-восстановительных реакций, последовательно сменяющих друг друга в длинной цепи хим. превращений. Создал новые экспериментальные методы исследования ферментов, к-рые используются в технич. биохимии (при произ-ве хлеба, пива, чая и др.) и в области пищевой и вкусовой пром-сти. Лауреат Сталинской премии (1941).

Соч.: Записки народовольца, 2 изд., М., 1931; Сборник избранных трудов, Л., 1937; Собрание трудов по химии и биохимии, М., 1950 (имеется библиография трудов Б.).

Лит.: Алексей Николаевич Бах, М., 1946 (Акад. наук СССР. Материалы к биобиблиографии ученых СССР. Серия биохимии, вып. 1); Совещание, посвященное 50-летию перекисной теории медленного окисления и роли А. Н. Баха в развитии отечественной биохимии. Труды, под ред. Л. А. Орбели, М.—Л., 1946; Фрумкин А. Н., Памяти ученого и революционера, "Химическая наука и промышленность", 1956, т. 1, № 5; Бах Л. А., Опарин А. И., Алексей Николаевич Бах. Биографич. очерк. К 100-летию со дня рождения. 1857—1957, М., 1957.



Бах, Алексей Николаевич

(17.III.1857— 13.V.1946)

Сов. биохимик и революционный деятель, акад. АН СССР (с 1929). Р. в Золотоноше (ныне Черкасской обл.). Учился в Киевском ун-те (1875—1878), исключен за участие в политических выступлениях студентов и сослан на три года в Белозерск. В 1883 перешел на нелегальное положение, а в 1885 выехал за границу. Вел научную работу в Коллеж де Франс в Париже (1890), работал в США (1891—1892), где внедрял на винокуренных з-дах улучшенные методы ферментации. В 1894 переехал в Женеву и устроил у себя на квартире хим. лабораторию. В 1917 возвратился в Россию. В 1918 организовал Центральную хим. лабораторию при ВСНХ РСФСР, преобразованную в 1921 в Хим. ин-т им. Л. Я. Карпова (с 1931 — Физико-хим. ин-т им. Л. Я. Карпова). Директором этого ин-та оставался до конца жизни. В 1920 создал Биохим. ин-т Наркомздрава РСФСР, в 1935 совм. с А. И. Опариным — Ин-т биохимии АН СССР (директор до 1946). В 1939—1945 акад.-секретарь Отд. хим. наук АН СССР.

Осн. научные работы посвящены изучению химизма ассимиляции углерода зелеными растениями, проблеме окислительных процессов в живой клетке, учению о ферментах. Объяснил химизм (1893) процесса ассимиляции углекислого газа хлорофильными растениями с образованием сахара тем, что в основе этого процесса лежит сопряженная окисл.-восстановит. р-ция, происходящая за счет элем. воды. Показал, что источником выделяющегося при ассимиляции молекулярного кислорода является не углекислый газ, как полагали прежде, а перекисные соед. (надугольная к-та, перекись водорода), которые образуются при фотосинтезе. Пришел к выводу, что перекиси играют исключительно важную роль и в процессе дыхания, на основе чего создал (1897) перекисную теорию медленного окисл. Совм. с В. А. Энгельгардтом показал (1923), что белки, "посаженные" на нерастворимые носители, способны взаимодействовать с другими хим. в-вами. Впоследствии этот принцип был положен в основу аффинной хроматографии.

Основал школу сов. биохимиков. Президент Всес. хим. об-ва им. Д. И. Менделеева (1935—1946). Организатор и председатель Всес. ассоциации работников науки и техники (1928—1946). Его имя присвоено (1944) Ин-ту биохимии АН СССР.

Герой Социалистического Труда (1945).

Премия им. В. И. Ленина (1926), Гос. премия СССР (1941).



Бах, Алексей Николаевич

Род. 1857, ум. 1946. Представитель российской науки, создатель российской школы биохимиков. Изучал химизм фотосинтеза и окислительные процессы в клетке, разработал перекисную теорию. Инициатор и активный участник создания Физико-химического института им. Карпова (1918) и Института биохимии АН СССР (1935, с 1944 — имени Баха). Академик АН СССР (1929), Герой Социалистического Труда (1945). Лауреат Ленинской (1926) и Государственной премии СССР (1941).


Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Смотреть что такое "Бах, Алексей Николаевич" в других словарях:

  • Бах, Алексей Николаевич — Алексей Николаевич Бах А.Н.Бах в последние годы жизни Дата рождения …   Википедия

  • БАХ Алексей Николаевич — БАХ Алексей (Авраам) Николаевич (5 (17) марта 1857, Золотоноша Полтавской губернии 13 мая 1946, Москва), российский ученый, основатель отечественной школы биохимиков, революционер народоволец (см. НАРОДНАЯ ВОЛЯ) (в 1885 1917 в эмиграции);… …   Энциклопедический словарь

  • Бах Алексей Николаевич — [5(17).3.1857, г. Золотоноша Полтавской области, ‒ 13.5.1946, Москва], советский учёный и революционный деятель, академик АН СССР (1929), Герой Социалистического Труда (1945). Основатель школы советских биохимиков. Родился в семье техника. С 1875 …   Большая советская энциклопедия

  • Бах Алексей Николаевич — (1857, г. Золотоноше Полтавской области — 1946, Москва), биохимик и физиолог растений, основатель отечественной школы биохимиков, академик (1929), Герой Социалистического Труда (1945). В 1875 по окончании гимназии поступил в Киевский… …   Москва (энциклопедия)

  • БАХ Алексей Николаевич — (1857 1946) российский ученый, академик АН СССР (1929), Герой Социалистического Труда (1945). Народоволец; в 1885 1917 в эмиграции. Основатель отечественной школы биохимиков. Исследовал химизм фотосинтеза и окислительных процессов в клетке.… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Бах Алексей Николаевич — …   Википедия

  • Алексей Николаевич Бах — …   Википедия

  • Верстовский, Алексей Николаевич — Александр Верстовский …   Википедия

  • Аксёнов, Алексей Николаевич — Алексей Николаевич Аксёнов Дата рождения 1 марта (14 марта) 1909(1909 03 14) Место рождения деревня Липна Покровского уезда Владимирской губернии Дата смерти …   Википедия

  • Бах — Бах  немецкая фамилия. Бахи  род немецких музыкантов и композиторов. B A C H  музыкальный мотив, основанный на фамилии Бах Известные носители: Бах, Август Вильгельм (1796 1869) немецкий духовный композитор[1]. Бах, Александр фон… …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.