Мануильский, Дмитрий Захарьевич


Мануильский, Дмитрий Захарьевич

Мануильский Д. З.

(1883—1959; автобиография) — род. 21 сентября 1883 г. в селе Святец Кременецкого уезда Волынской губ., в семье волостного писаря из крестьян. Посещал сельскую школу, по окончании которой, по настоянию учителя, как очень способный мальчик, был отдан в острожскую гимназию. Начиная с 4-го класса жил уроками, зарабатывая на жизнь собственным трудом. В гимназии организовал кружки самообразования, за что подвергался репрессиям со стороны педагогического персонала. В 1903 г., по окончании гимназии, поступил в петербургский университет, где связался с революционными кружками и с петербургской соц.-демократической организацией. Принимал участие в студенческих сходках и работал нелегально по печатанию прокламаций организации на мимеографе. В 1904 г., 28 ноября, принял участие в демонстрации на Невском проспекте против русско-японской войны. Здесь был жестоко избит во время ареста. Революционный 1905 г. застал агитатором-большевиком, входившим в коллегию агитаторов при петербургском комитете партии. В ноябре 1905 г. по постановлению ЦК был направлен в Двинск, где работал под кличкой "Мефодий". Весной 1906 г. вернулся в распоряжение ПК и работал в окружной организации, осевши прочно в Кронштадте.

От кронштадтской организации под кличкой "Фома" входил в ПК. Принимал участие в подготовке и в самом восстании, происшедшем в ночь с 19 на 20-е июля, три дня спустя после восстания в Свеаборге. После подавления восстания был вывезен верными товарищами на шлюпке из Кронштадта в Ораниенбаум. Но 24 июля по указанию провокатора Ольдермана был арестован в Петербурге и после двух недель заключения в предварилке переведен в Кронштадт, в военно-морскую тюрьму. Зимой 1906 г. был направлен в Архангельскую губ., но в Вологде был задержан и особым постановлением совещания при министре внутренних дел Макарове назначен к высылке на пять лет в Якутскую обл.

Сверх того, товарищам, наблюдавшим за ходом следствия о кронштадтском восстании, стало известно, что комендант Кронштадта ген. Адельберг поднял вопрос о передаче дела М. в военный суд. Но в декабре месяце из тюрьмы удалось бежать. Самая форма побега заслуживает, чтобы рассказать о ней. Различные планы побега строились товарищами еще во время сидения М. в кронштадтской военной тюрьме, когда ему угрожала смертная казнь.

Предполагалось, между прочим, передать пилки, с тем чтобы, выпилив решетку окна, он спустился в проходивший под окнами канал, а затем сел в приготовленную лодку. Передать пилки не удалось Теперь было решено, с ведома вологодского комитета РСДРП, воспользоваться для побега пребыванием в провинциальной вологодской тюрьме.

Из различных планов побега решились наконец остановиться на плане, выдвинутом самим M., a именно: вынести его из тюрьмы в корзине под видом книг. План строился на следующих комбинациях: так как из вологодской тюрьмы отправлялись часто этапы административно-ссыльных в порядке пешего хождения, то кто-нибудь из отправляющихся таким образом должен был взять у начальства разрешение на передачу своих книг в корзине на волю под предлогом, что вести их с собою трудно. Содержание этой корзины после опечатания ее тюремной печатью предлагалось заменить живым грузом — М. Затруднительность данного плана заключалась в том, чтобы вполне точно высчитать время и подогнать каждую минуту так, чтобы время сидения М. в корзине сократить до минимума. Самая большая опасность заключалась в том, чтобы корзина с М., после того как она будет запечатана, не попала в цейхгауз или еще куда-нибудь, откуда выдача ее на волю могла бы задержаться, хотя бы до следующего дня.

Благодаря тщательнейшему изучению организаторами побега всего внутреннего распорядка тюрьмы операция удалась. М. пришлось только пережить жуткие минуты, когда одному из двоих товарищей, несших корзину, вероятно от сильного волнения, изменила силы, и он, опустив ее среди тюремного двора, не мог вновь поднять... И затем, когда стоящий у ворот дежурный, уже при выходе начал любопытствовать, что это за корзина, М. почувствовал даже махорочный запах нагнувшегося над ним для осмотра печати надзирателя. Просидеть в корзине пришлось свыше двух часов.

Главным организатором побега между прочим был один из участников териокского процесса бомбистов (лаборатория военной технической организации) А. Нейман. После побега М. переехал в Киев, где под кличкой "Ионыч" работал в киевской военной организации, входя в киевский комитет партии. Во время выборов в III Гос. Думу был бойкотистом, отстаивал эту позицию как докладчик группы бойкотистов на собраниях.

После разгрома киевской военной организации осенью 1907 г. перебрался за границу. Проживая в Париже в эмиграции, определился как отзовист и входил в группу "Вперед", сотрудничая в ее периодической печати под кличкой "Иван безработный". С первых дней войны занял позицию борьбы с ней, отстаивая ее на страницах организованного вместе с Антоновым-Овсеенко органа "Голос", закрытого на 101-м номере французским правительством. Принимал участие и редактировал вместе с Троцким, Антоновым-Овсеенко и др. газету "Наше Слово", тоже закрытую французскими властями за ее борьбу против войны. В мае 1917 г. прибыл в Россию, проехав через Германию в "запломбированном вагоне". В Петербурге вошел в "межрайонку" и работал на Васильевском Острове и прошел в городскую думу от фракции большевиков после слияния межрайонки в августе 1917 г. с большевиками. В дни боев за власть и отражения наступления Керенского-Краснова, был комиссаром Красного Села. После победы был назначен членом коллегии Наркомпрода, на каковой работе оставался до весны 1918 г. В апреле 1918 г. был направлен вместе с Раковским на Украину для переговоров с гетманским правительством в "мирной делегации". В январе 1919 г. был направлен с покойной Арман и Дафтяном в качестве миссии "Красного Креста" во Францию, где был интернирован в Данкерке. После обмена был направлен на Украину, где выполнял работу: член всеукраинского ревкома — в начале 1920 г.; нарком земледелия — в 1920—21 гг.; секретарь ЦК КП(б)У — в 1921 г.; редактор газеты "Коммунист"; член ЦК КП(б)У — с 1920 г.; член ЦК ВКП с XII партсъезда. В настоящее время основная работа — член президиума и секретарь ИККИ. Одновременно М. является членом ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У, ЦИК Союза и зам. редактора ЦО газеты "Правда".

С. Сиротинский.

[В 1942—44 работал в аппарате ЦК партии. В 1944—53 заместитель председателя СНК (Совмина) и нарком (министр) иностранных дел Украинской ССР.]

{Гранат}


Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Смотреть что такое "Мануильский, Дмитрий Захарьевич" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.