Аргутинский-Долгоруков, князь Моисей Захарович


Аргутинский-Долгоруков, князь Моисей Захарович

— внук патриарха Иосифа, генерал-адъютант, генерал-лейтенант, род. в 1797 г., ум. 20-го февраля 1855 г. Окончив образование в Тифлисском дворянском училище (ныне гимназия), начал службу в 1817 г. юнкером л.-гв. в Конном полку, где в 1818 г. произведен в корнеты. В 1827 г. Аргутинский, в чине майора, был переведен в Грузинский гренадерский полк, на Кавказ и, оставаясь здесь до конца дней своих, почти не выходил из под огня боевых действий. Одним из первых его подвигов было заложение батарей против осажденной Эривани и участие в сражении (5-го июля 1827 г.) с персиянами, предводимыми Аббасом-Мирзою, и закончившемся полным поражением последнего. За отличие при взятии Эривани, князь Аргутинский произведен в подполковники. Во время кампании в Азиатской Турции, в 1829 г. он участвовал в разбитии лазов при Харте и взял кр. Олты, начальствуя отдельным отрядом, за что был награжден орденом св. Георгия 4-й степ. С горцами Аргутинский вел борьбу 23 года, с 1830 г. Командуя батальоном, он разбил 5-го ноября (1830 г.) лезгин близ селения Закаталы, разрушенного 14-го ноября; 22—23-го декабря того же года окончательно добил лезгин, собравшихся напасть на русское укрепление Белоканы, и в 1831 г. участвовал в экспедиции (с 21-го ноября по 2-е декабря) против мятежных горцев в ущелье Капис-Дара. В 1832 г. Аргутинскому было вверено командование Тифлисским полком, с которым, начальствуя отдельным отрядом, в 1833 г. он, движением от Эривани, усмирил восстание Джалалинских куртинцев. Во время экспедиции барона Розена, для покорения Цебельды, в 1837 г. Тифлисский полк был в числе десанта, высаженного на мысе Адлер, для постройки Константиновского укрепления. Аргутинский участвовал в отбитии горцев от лагеря и занял аул Лиеш, за что произведен в полковники. В 1838 г. ему было поручено преследование и разбитие лезгин, скрывавшихся в Хач-Мазском ущелье. В 1839 г. он получил управление Ахалцыхскою провинцией и главное начальство в комиссии для прекращения чумной заразы, а в 1841 г. успешно закончил усмирение возмущенной Гурийской области, освободив осажденную кр. Озургеты. Назначенный вслед за тем начальником вновь сформированного Самурского отряда, целью действий которого было возвращение Казыкумухского округа, передавшегося Шамилю, князь Аргутинский настиг скопища последнего у селения Кормоли разбил их и одним ударом усмирил ханство Казыкумухское; за свой подвиг он был пожалован в 1843 г. чином генерал-майора и орденом св. Георгия 3 степ. В 1844 г. на Аргутинского возложено командование войсками в Северном и Южном Дагестане. С целью защиты от вторжений Шамиля, он возобновил, укрепил и вооружил замки в Кумухе и Чирахе и с весны до глубокой осени не переставал рассеивать появлявшиеся шайки горцев, причем, за отличия в Акуте и при Цудахаре, был награжден золотою шпагою и назначен, 28-го августа того же года, командующим войсками в Южном Дагестане. Несмотря на ряд последовательных поражений, горцы продолжали набеги со стороны Казы-Кумуха. В 1845 г. 12-го апреля Самурский отряд был двинуть в Казы-Кумух, в июле занял Турчидаг и оттуда направился к укрепленным аулам Кегер и Гачал, резиденциям Аслал-Кадия и Даниель-бека, перешедших к Шамилю из русской службы. Истребив эти аулы, отряд Аргутинского два раза ходил к высотам Тилитля и здесь нанес окончательное поражение горцам. Тогда же, за отличия, Аргутинский был произведен в генерал-лейтенанты. В 1846 г. он снова действовал против Даниель-бека, от Турчидага двинувшись к аулу Салты, по взятии же его разбил лезгин у высот Чократль и движением в тыл Шамиля, вторгшегося в Акуму, заставил его удалиться. Награжденный орденом св. Владимира 2 степ., Аргутинский в январе 1847 г. был назначен дербентским военным губернатором, а 8-го ноября — командующим войсками в прикаспийском крае. Самурский отряд в соединении с Дагестанским в 1847 г. брал штурмом аулы Гергебиль и Салгы, за взятие которого Аргутинский получил орден Белого Орла. В 1848 г. за вторичное взятие Гергебиля он пожалован в генерал-адъютанты, а за поражение Шамиля близ Мискинджи — орденом св. Александра Невского. В 1849 г. Аргутинский разорил укрепление Чох; в 1850 г. истребил аулы Арчи и Шали; в 1851 г. отбил вторжение Хаджи-Мурата в Табасарань и в 1853 г. экспедициею в тыл Шамиля кончил свою боевую карьеру. Пораженный вторым ударом паралича, князь Аргутинский скончался в Тифлисе, где и погребен в Санаинском монастыре. Успехи русских войск на Кавказе многим обязаны князю Аргутинскому; он являлся истинною грозою для горцев, давших ему прозвание "Самурского вепря". В 1877 г. Аргутинскому в г. Темир-Хан-Шуре воздвигнут памятник.

Кавказский календарь на 1856 г. (с портретом), стр. 565—581. — Месяцеслов на 1856 г., стр. 245. — "Новости" 1876 г. № 9. — "Кавказ" 1855 г. № 19; "Русск. Инвал." 1879 г. № 6. "Русск. Стар." 1874 г., XI, стр. 747; т. LVIII, ст. 698, и Словари: Краевского, Березина, Андреевского и Клюшникова.

{Половцов}



Аргутинский-Долгоруков, князь Моисей Захарович

— генерал-адъют., генерал-лейтенант, один из самых выдающихся деятелей Кавказской войны, столь богатой замечательными боевыми натурами генералов, офицеров и солдат. Человек железной воли, высоко-благородных душевных качеств, он производил неотразимое обаяние не только на свои войска, но и на противника, на которого имя А. наводило страх, как синоним победы. Его прямота, бескорыстие, прямодушие и твердость в слове вошли на Кавказе в пословицу, а глубокое знание им солдата, умение беречь его в самых серьезных, рискованных и опасных предприятиях слепо подчиняло ему войска, которые верили ему безгранично и охотно шли за ним повсюду. Все знали, что у А. неудачи не бывает, что все у него взвешено, обдумано, предусмотрено и, стало быть, каждый шаг его ведет к успеху, к намеченной цели. Отвага его действий, быстрота и меткость его ударов заслужили ему прозвище "Самурского льва", которое как нельзя более шло к его фигуре — невысокой, плотной, хорошо сложенной, всегда в мохнатой бурке на плечах и с мохнатою папахою на голове, из-под которой резко выступали черты лица, — крупные, энергичные, обветренные — зимою, опаленные солнцем — летом. Он происходил из старин. рода грузинск. князей Мхартдзели (Долгоруких), который вел свое начало от княж. рода древней Армении — Аргуты, и род. в 1797 г. в Тифлисе. Когда кн. Цицианов основал здесь в 1806 г. первое русское "благородное" училище, А.-Д. поступил в него и по окончании в нем курса уехал в 1816 г. в СПб., где и поступил юнкером в лейб-гвардии Конный полк. В 1817 г. он был произведен в корнеты и оставался в полку до 1827 г., когда война с Персией увлекла его обратно на Кавказ. Переведенный с чином майора в Грузинск. гренадерский полк, А.-Д. принял с ним участие в военных действиях, под начальством Бенкендорфа. Фридрихса и Сухтелена, и за боевые отличия был произведен в подполковники. Вслед за персидской войной последовала война с Турцией (1828—29 гг.), во время которой А.-Д., за взятие креп. Олты, был награжден орденом святого Георгия 4 кл. Едва кончилась турецкая война, как в начале 1830 г. на Кавказе поднялась религиозная буря; мюридизм развернул свое кровавое знамя — и без того трудная, упорная борьба с горцами стала еще тяжелее, беспощаднее и затянулась на десятки лет. При таких условиях А.-Д. остался на Кавказе навсегда и 23 года подряд провел в беспрерывных почти экспедициях против непокорных горских народов. Первой из них была экспедиция в Джаро-Белоканскую область для усмирения восставших лезгин. Очагом волнения была кр. Старые Закаталы. Во главе батальона Грузинск. гренадерского полка А.-Д. принял деятельное участие в штурме этой крепости 14 ноября., завершившемся полным успехом. Экспедиция закончилась, однако, не под Закаталами, а 22 дек. — у с. Белокан, при штурме которого А.-Д. командовал одной из штурмовых колонн (1 батальон Грузинского гренадерского полка, полубатальон пеших драгун и 3 орудия) и должен был действовать внутри селения. Бой длился целый день, а ночью противник покинул селение. В следующем, 1831 г., А.-Д. принял участие в экспедиции против горцев в ущелье Капис-Дара. В 1832 г. он был назначен командиром Тифлисского гренадерского полка, с которым и усмирил восстание Джелалинских куртинцев. В 1837 г. он участвует в экспедиции генерал-лейтенанта бар. Розена в Цебельду, в постройке укр. Константиновского, близ мыса Адлер и с боя занимает аул Лиеш, за что производится в полковники. В 1838 г. он наносит в Хаг-Мазском ущелье поражение скопищу лезгин, напавших на г. Нуху; в 1839 г. назначается воен. начальником Ахалцыхской области и командиром бригады Грузинских лин. батальонов. В 1841 г., в самый разгар воен. действий в Чечне и Дагестане, вспыхнуло восстание в Гурии, не имевшее с этими действиями никакой связи, но оказавшее большое влияние на положение дел наших на вост. берегу Черного моря. К подавлению его призван был А.-Д. — "Никто не исполнит с таким благоразумием и успехом восстановления порядка в Гурии, — писал ему начальник штаба береговой Черноморск. линии, генерал-майор Коцебу, — как в. сият-ство, пользующийся полным доверием начальства и влиянием в народе". А.-Д. с батальоном Грузинск. гренадерского полка, 2 ор. и 1.500 чел. милиции немедленно выступил к осажденным восставшими гурийцами Озургетам и 31 авг. расположился лагерем близ Чахатаурского поста в ожидании прибытия 2 рот Эриванск. караб. (13-го лейб-грен.) п., которые могли прибыть не ранее 3 или 4 сент.; действовать же, опираясь, гл. обр., на милицию, он считал рискованным. Когда же комендант Озургет. полк. Брусилов дал знать А.-Д., что не надеется со своими слабыми силами отразить нападение, если оно будет повторено, то А.-Д., не теряя времени, 2 сент. двинулся к Нагомарскому посту и заставил мятежников, блокировавших Озургеты, отойти на хорошо укреплен. позицию в 3 верстах от Нагомар. Чтобы избежать дорогостоящей атаки ее открытой силой, А.-Д., оставив против нее небольшой отряд с приказанием демонстрациями удерживать с фронта против себя мятежников, сам в 9 час. вечера 4 сент. с остальными войсками двинулся назад и, пройдя 7 вер., повернул вправо на обходную дорогу. В течение 12 часов его войска прошли 40 вер., не имея ни одного привала. В 9 час. утра 5 сент. они неожиданно появились под Озургетами и после получасового боя рассеяли противника. После этого предстояло атаковать с тыла Нагомарскую позицию, но когда наш отряд двинулся к завалам, они без боя были очищены мятежниками. Так одним решит. ударом под Озургетами в Гурии было восстановлено спокойствие. "Замечательно, — говорит историк Эриванск. полка, генерал П. О. Бобровский, — что, несмотря на зловредный климат Гурии, санитарное состояние войск было превосходное... Сбережению здоровья солдат в гурийском походе, без сомнения, способствовали распоряжения кн. А.-Д. относительно довольствия солдат хорошей пищей и вином". В 1842 г. успехи Шамиля в Дагестане заставили сформировать на р. Самуре особый отряд в составе 4 батальонов, 4 горн. и 2 гарнизон. орудий, нескольких десятков казаков и конной и пешей милиции Елисуйского султана. Начальствование над Самурским отрядом было вверено А.-Д., который и заслужил себе с ним прозвище "Самурского льва". Между тем Шамиль, вторгшись в Казикумыхское ханство, овладел с. Кумух и грозил Дербенту. Чтобы положить конец успехам Шамиля, против него был двинут Самурский отряд, который 12 мая атаковал авангард противника у д. Шаурклю и разбил его наголову. Победа эта произвела сильное впечатление на жителей Казикумыхского ханства, и они изъявили покорность. Но Шамиль собрал новые полчища, и часть их направил к Чираху, чтобы отрезать сообщение Самурского отряда, стоявшего у Кумуха, с Кубой. Узнав об этом грозном обстоятельстве, а также о том, что в с. Унжухате, в 8 вер. от Кумуха, стоит другой отряд Шамиля, составляющий его резерв, А.-Д. решил воспользоваться этим разобщением сил противника для нанесения ему решит. удара. Сперва, в 3 часа ночи 1 июня, он атаковал Унжухат и рассеял скопища Батырбека, затем двинулся по следам Шамиля, пробиравшегося на сообщения Самурского отряда, и 2 июня нагнал его у с. Кюлюли. Завязался долгий, упорный и горячий бой. Когда милиция Самурск. отряда не выдержала ярости мюридов и дрогнула, А.-Д. стал во главе карабинерн. роты Тифлисского п. и повел ее в контратаку. Горцы бежали к селению. А.-Д., заметив там свежие силы противника и имея в резерве всесо лишь 1 батальон, не преследовал их и сосредоточил свои войска на позиции. В 2 часа ночи Шамиль очистил Кюлюли и спешно направился к Кумуху, где А.-Д. оставил все тяжести своего отряда под охраною одной лишь роты маршевого батальона. Едва узнал об этом А.-Д., как в 5½ час. утра поднял свой отряд и "удвоенным форсированным маршем" поспешил за Шамилем к Кумуху. Но имам не шел, а летел к этому пункту и был под стенами Кумуха в 7 час. утра и яростно атаковал его 2 колоннами. Гнавшийся за ним по пятам А.-Д., дойдя до сел. Шаурклю, известил защитников Кумуха об идущей выручке несколькими орудийными выстрелами. Услыхав их за своей спиной, Шамиль отказался от дальнейшей атаки Кумуха и в беспорядке отступил. А.-Д., прибыв в Кумух в 11 час. утра, не мог уже преследовать Шамиля, вследствие чрезвычайной усталости людей и лошадей отряда, сделавшего в течение 2 суток более 80 вер. Победою при Кюлюли спокойствие в Казикумыхском ханстве было восстановлено, и за это А.-Д. был награжден орденом святого Георгия 3 степени и чином генерал-майора. Однако поколебленный этой победой авторитет Шамиля среди горцев был скоро восстановлен успехом его в Ичкерийском лесу, где погиб отряд генерал-адъютанта Граббе, вследствие чего мюридизм достиг в 1843 г. полного своего расцвета. Шамиль овладел почти всей Аварией, и только Хунзах еще держался при помощи А.-Д., который, искусно демонстрируя, все время отвлекал противника от решительных против него действий. Для более же активных действии силы Самурского отряда были очень слабы. В начале 1844 г. стало известно о замыслах Шамиля относительно Средн. Дагестана. Тогда охрана его и Южн. Дагестана возложена была на А.-Д., получившего в командование все войска, собранные в Дербентском воен. округе и Кубинском уезде (7 батальонов, 2 легк., 7 горн. оруд. и милиция). С этими войсками он нанес Шамилю один за другим два быстрых и сильных удара: 4 марта — при с. Дювеке и 21 марта у сел. Марги. "Маргинское поражение, — говорит один из историков Кавказской войны, — было чрезвычайно важным делом кн. А.-Д.; редко собирались в горах столь громадные ополчения горцев; после поражения у Марги они рассеялись, Дагестан на время успокоился и Самурский отряд имел возможность подготовиться к предстоящим действиям в Акуше", которые должны были начаться в половине июня. Но уже в начале этого месяца А.-Д., получив сведения о сборе значительных неприят. скопищ между Хозреком и Кюлюли, и — с главн. силами своего отряда — поспешил к Хозреку. Противник занимал позицию на высотах Доккуль-Бяра. Атаковывать высоты, — которые могли быть обойдены, — в лоб и увеличивать тем свои и без того неизбежные потери, было не в правилах А.-Д. Поэтому, оставив на первоначально занятой у Кюлюли позиции отряд в 1½ батальона с 2 op., для лучшей маскировки своего обходного движения он с остальными совершил ночью обход левого фланга противника и 9 июля утром внезапно атаковал его и обратил в бегство. На другой день неприятель очистил все казикумыхские деревни, которые изъявили покорность. После этого А.-Д. двинулся с своим отрядом на Акушу для содействия Дагестанскому отряду и 30 июня соединился с ним близ Цудахара. Но Шамиль не принял боя и 1 июля отступил на сел. Боркарлю, а затем переправился на левый берег Койсу. Самурский отряд следовал безостановочно по пятам его, не отставая от конницы Дагестанск. отряда, гнавшей неприят. толпы. Преследование окончилось только за с. Салты. Отдых был необходим: пехота Самурск. отряда сделала в день боя до 40 вер., без привала, скорым шагом, по горным дорогам, — "и этим доставила возможность коннице нанести неприятелю большой урон и привести его в полное расстройство". Награжденный за эти дела золотой шпагой, А.-Д., после 2-месячн. работы по постройке и исправлению укреплений в Чирахе, Кумухе и Ахты, выступил 1 сент. с отрядом к сильно укреплен. аулу Талитли, чтобы взятием его и рассеянием скопища Кибит-Магома облегчить действия Лезгинского отряда генерала Шварца. Обложив его 17 сент. и подвергнув сильному 2-дневному бомбардированию, А.-Д. не признал, однако, возможным штурмовать его и 26 сент. отвел свой отряд обратно к Кумуху. В следующем, 1845 г., А.-Д. снова двинулся с своим Самур. отрядом (11 батальонов и 2.000 чел. милиции) на Талитль. Дойдя до р. Кара-Койсу и найдя, что от проливных дождей переправа стала почти невозможной, он различными демонстрат. действиями привлек на себя внимание Кибит-Магомы, который собрал значительные силы на левом берегу реки. Когда вода спала, А.-Д. переправился на лев. берег Койсу и 21 июля атаковал эти скопища на высотах впереди Талитля. Послав милицию во фланг и тыл противника, он стремительно атаковал его с фронта своей пехотой и опрокинул штыками. Окруженные со всех сторон, горцы бежали в беспорядке, потеряв до 600 чел.; А. же, вернувшись на прав, берег Койсу, занял по-прежнему оборонит. положение. Награжденный за это дело чином генерал-лейтенанта, А.-Д. в следующем, 1846 г., взял штурмом аул Салты, разбил на высотах Чократль скопище лезгин и движением в тыл Шамиля, вторгшегося в Акушу, заставил его оттуда удалиться. В янв. 1847 г. А.-Д. был назначен дербентским воен. губернатором, а затем и командующим всеми войсками в Прикаспийском крае. Между тем аул Салты снова очутился в руках Шамиля и был им сильно укреплен. Вместе с столь же сильно укрепленным Гергебилем он препятствовал нам установить прочную связь между сев. и южн. Дагестаном, почему кн. Воронцов и поставил целью своих действий в 1847 г. овладеть обоими этими пунктами. Выполнение этой задачи было поручено им Самурскому отряду кн. А.-Д. и Дагестанскому — кн. Бебутова. 3 июня 1847 г. отряды эти соединились у Гергебиля и для объединения их действий начальство над ними принял сам кн. Воронцов. 4 июня произведен был штурм Гергебиля, но лишь силами одного Дагестанск. отряда; Самурский же отряд в полном составе стоял в готовности двинуться против скопищ Шамиля, прибывших накануне для выручки гергебельского гарнизона, если бы таковые перешли в наступление. Штурм не удался, и Воронцов решился до поры до времени отвести войска от Гергебиля. Самурскому отряду назначено было 8 июня идти к Турчидагу, где и занять позицию. Вдохновленные успехом, горцы яростно обрушились на арьергард отряда. И вот тут-то А.-Д. впервые применил отступление перекатами не отдельных боевых единиц, а целых колонн. Отступление совершалось на протяжении трех верст, и горцам не удалось занять ни одной господствующей над нашими войсками позиции. Тогда, спустившись всей массой на ровную местность к берегу Койсу, Шамиль переправил часть своей кавалерии на противоположный берег, чтобы взять наш отряд во фланг. Заметив этот маневр, А.-Д. сейчас же перешел со всеми войсками арьергарда в наступление на оставшиеся против него части горцев и заставил их отказаться от дальнейшего преследования. Дождавшись прекращения холеры, открывшейся в войсках, подвоза припасов и прибытия подкреплений, Воронцов 25 июля двинул отряды под Салты и после полуторамесячной осады взял этот сильно укрепленный аул штурмом (14 сент.), во время которого А.-Д., руководивший первоначальными действиями штурмовавших войск, был ранен. В 1848 г. при участии А.-Д. был взят и Гергебиль, за что он был награжден званием генерал-адъют., а 22 сент. того же года разбитием скопищ Шамиля у с. Мескинджи спас осажденное ими укрепл. Ахты. В 1849 г. деятельность А.-Д. отмечена разгромом мятежных аулов Чох, Арчи и Шали, а в 1850 г. он отбил вторжение в Таба-сарань Хаджи-Мурата, одного из самых смелых и искусных партизанов Шамиля. В 1853 г., накануне войны нашей с Турцией, Шамиль повторил вторжение на Лезгинскую линию, в Джаро-Белоканский округ. О новых замыслах Шамиля давно уже ходили слухи; не знали только, куда он обратит свой новый удар. Одни ждали его в Малой Чечне, другие — в Большой. "Князь А., собрав свои войска в Турчидаге, — рассказывает П. О. Бобровский в своей истории лейб-грен. Эриванского п., — сверх обыкновения, спокойно занимался учениями... Притворяясь "спящим львом", чтобы лучше следить за имамом, он распускал слухи о предстоящем ему другом назначении и был наготове". Получив 27 авг. известие о том, что 24-го числа в виду Закатал появились значит. партии горцев, он распустил слух, что идет в Табасарань для наказания жителей. Чтобы утвердить его в умах населения, он двинул свои войска на Кумух и Хозрен, но, дойдя до Ихренского ущелья, повернул на з. по снеговым хребтам, вышел на сообщение Шамиля, вследствие чего последний вынужден был 4 сент. переменить свою операцион. линию. Отказавшись от мысли овладеть Закаталами, он обложил Мессельдегерское укрепление. Последнее оборонялось отчаянно, но едва ли бы устояло, если бы А.-Д. не поспешил к нему на выручку. Заметив с высот прибытие Самурск. отряда, Шамиль в ночь с 6 на 7 сент. бежал в горы. Этой экспедицией, спасшей Лезгинскую линию, и закончилась боевая деятельность А.-Д. Непосильные труды, непрерывные походы сломили железное здоровье "Самурского льва": его разбил паралич; полуживым довезли его до Темир-Хан-Шуры. Через два года, 20 февр. 1855 г., он скончался в Тифлисе одиноким холостяком, оставив по себе в рядах Кавказской армии светлую память выдающегося генерала, заботливого начальника и безукоризненно-честного человека, воспитавшего целую плеяду отличных боевых офицеров. Характерными чертами его тактич. искусства было: широкое развитие ночных маршей с боем на рассвете, искусное соединение обходных движений с демонстрациями на фронте, умелое сочетание действий в бою всех родов оружия и умение наносить врагу внезапные удары, которые вследствие этого почти всегда являлись для противника неожиданными. Все это, при верной оценке условий боя, тонком расчете действий, их быстроте и решительности всегда обеспечивали ему успех в борьбе с таким искусным противником, как Шамиль. Имея в тылу всегда неспокойное мусульманское население, а перед собою скопища фанатизированных горцев, А.-Д. часто бывал между двух огней и всегда со славой выходил из этого опасного и трудного положения. В 1877 г. в Темир-Хан-Шуре ему воздвигнут памятник, на котором он изображен в своем обычном виде: с буркой на плечах, с папахой в руке, взбирающимся на скалы. (А. Л. Зиссерман, 25 лет на Кавказе; П. О. Бобровский, История 13-го лейб-грен. Эриванск. п. за 250 лет, ч. IV; Б. М. Колюбакин, Кавказская экспедиция в 1845 г. "Воен. Сборн.", 1907 г., № 4).

{Воен. энц.}


Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Смотреть что такое "Аргутинский-Долгоруков, князь Моисей Захарович" в других словарях:

  • Аргутинский-Долгорукий, Моисей Захарович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Аргутинский Долгорукий. Моисей Захарович Аргутинский Долгорукий …   Википедия

  • Моисей Захарович Аргутинский-Долгорукий — Моисей Захарович Аргутинский Долгоруков Моисей Захарович Аргутинский Долгоруков (1797, Тифлис 4 марта 1855, Тифлис) князь, генерал лейтенант (1845), генерал адъютант (1848), герой Кавказской войны. [1] Содержание 1 …   Википедия

  • Аргутинский-Долгоруков Моисей Захарович — Аргутинский Долгоруков, Моисей Захарович, князь (1797 1855), выделился своей службой на Кавказе. Первоначальное воспитание получил в тифлисском благородном училище и предназначался отцом к гражданской службе. А.П. Ермолов , по приезде своем на… …   Биографический словарь

  • Аргутинский-Долгоруков, Моисей Захарович, князь — АРГУТИНСКІЙ ДОЛГОРУКОВЪ, князь, Моисей Захаровичъ, ген. адъют., ген. лейт., одинъ изъ самыхъ выдающихся дѣятелей Кавказской войны, столь богатой замѣчательными боевыми натурами генераловъ, офицеровъ и солдатъ. Человѣкъ желѣзной воли, высоко… …   Военная энциклопедия

  • Моисей Аргутинский-Долгорукий — Моисей Захарович Аргутинский Долгоруков Моисей Захарович Аргутинский Долгоруков (1797, Тифлис 4 марта 1855, Тифлис) князь, генерал лейтенант (1845), генерал адъютант (1848), герой Кавказской войны. [1] Содержание 1 …   Википедия

  • Аргутинский-Долгорукий — армянская фамилия. Известные носители: Аргутинский Долгорукий, Александр Иванович российский писатель. Аргутинский Долгоруков, Александр Михайлович князь, армянин. Аргутинский Долгоруков, Иван Георгиевский кавалер; капитан; № 8299; 26 ноября 1849 …   Википедия

  • Армяне в Тбилиси — Армяне Тбилиси Самоназвание хай, тифлисеци хай …   Википедия

  • Кавалеры ордена Святого Георгия IV класса А — Кавалеры ордена Святого Георгия IV класса на букву «А» Список составлен по алфавиту персоналий. Приводятся фамилия, имя, отчество; звание на момент награждения; номер по списку Григоровича  Степанова (в скобках номер по списку Судравского);… …   Википедия

  • Армяне в Грузии — Армяне в Грузии …   Википедия

  • Тифлисский 15-й гренадерский полк — 15 й гренадерский Тифлисский Его Императорского Высочества Великого Князя Константина Константиновича полк …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.