Пирогов, Николай Иванович

Пирогов, Николай Иванович

Пирогов Николай Иванович


(1810—1881) — один из величайших врачей и педагогов наст. столетия и по сие время самый выдающийся авторитет по военно-полевой хирургии. П. родился в Москве, дома получил первоначальное образование, затем учился в частном пансионе Кряжева ("Своекоштное отечественное училище для детей благородного звания"). Вступительный экз. в унив. выдержал 14 лет от роду (хотя прием в студенты лиц моложе 16 л. не разрешался) и зачислился на медицинский факультет. В унив. на него оказал большое влияние проф. Мудров своими советами изучать патологическую анатомию и заниматься производством вскрытий. По окончании факультета П. был зачислен на казенный счет в открытый в 1822 г. при Дерптском унив. институт "из двадцати природных россиян", предназначенных для замещения профессорских кафедр в 4 русских университетах. Здесь он очень сблизился с "высокоталантливым" проф. хирургии Мойером и принялся за практические занятия по анатомии и хирургии. П. один из первых в Европе стал в широких размерах систематически экспериментировать, стремясь решать вопросы клинической хирургии опытами над животными. В 1831 г. сдав экзамен на д-ра медицины, в 1832 г. защитил диссертацию, избрав темой перевязку брюшной аорты ("Num vinctura aortae abdom. in aneurism. inguinali adhibitu facile actutum sit remedium"; о том же по-русски и немецки). В 1833 г., будучи замечательно подготовлен по анатомии и хирургии, был командирован на казенный счет за границу, где работал в Берлине у проф. Шлемма, Руста, Грефе, Диффенбаха и Югкена и особенно у Лангенбека, величайших германских авторитетов своего времени. В 1835 г. вернулся в Россию и здесь узнал, что обещанная ему кафедра хирургии в Москве замещена его товарищем по дерптскому институту Иноземцовым. В 1836 г. по предложению Моейра избран проф. хирургии Дерптского университета. До утверждения в должности П., в бытность свою в Петербурге, читал на немецком языке 6 недель частные лекции хирургии в покойницкой Обуховской больницы, которые привлекли всех выдающихся петербургских врачей, произвел несколько сот операций, поразивших искусством оператора. По возвращении в Дерпт скоро стал одним из самых любимых проф. Посвящая унив. ежедневно 8 час., заведуя несколькими клиниками и поликлиниками, однако, скоро обнародовал на нем. яз. свои знаменитые, приобретшие широкую известность "Анналы хирургической клиники". В 1838 г. П. командирован в Париж, где познакомился со светилами французской хирургии: Вельпо, Ру, Лисфранк и Амюсса. Ежегодно во время пребывания своего в Дерпте П. предпринимал хирургические экскурсии в Ригу, Ревель и др. города Прибалтийского края, привлекая всегда громадное число больных, тем более, что по инициативе местных врачей пасторы в деревнях объявляли всенародно о прибытии дерптского хирурга. В годы 1837—1889 П. издал знаменитую "Хирургическую анатомию артериальных стволов и фасций" на нем. и лат. яз. (за это сочинение удостоен академией наук Демидовской премии) и монографию о перерезке Ахиллесова сухожилия. В 1841 г. П. был переведен в петерб. Мед.-хирург. академию проф. госпитальной хирургии и прикладной анатомии и назначен заведовать всем хирургическим отделением госпиталя. При нем хирургическая клиника сделалась высшей школой русского хирургического образования, чему содействовали, кроме высокого авторитета, необычайный дар преподавания и несравненная техника П. при производстве операций, громадное количество и разнообразие клинического материала. Точно так же он поднял на чрезвычайную высоту преподавание анатомии устройством по предложению его и проф. Бэра и Зейдлица особого анатомического института, первым директором которого он был назначен и пригласил в свои помощники знаменитого Грубера. За время своего 14-летнего профессорства в Петербурге П. произвел около 12000 вскрытий с подробными протоколами каждого из них, приступил к экспериментальным исследованиям об эфирном наркозе при операциях, который благодаря ему скоро получил широкое распространение в России. В 1847 г. отправился на Кавказ, где война была в полном разгаре. Здесь он впервые ознакомился на практике с военно-полевой хирургией и вопросами военно-полевой медиц. администрации, в области которых его авторитет до сих пор недосягаем. По возвращении в Петербург в 1848 г. он отдался изучению холеры, вскрыл множество трупов холерных и обнародовал на русском и франц. языках сочинение с атласом "Патологическая анатомия азиатской холеры". Из ученых трудов за время 14-летнего пребывания в Петербурге важнейшие: "Курс прикладной анатомии человеческого тела", "Анатомические изображения наружного вида и положения органов, заключающихся в трех главных полостях человеческого тела" и в особенности его всемирно знаменитая "Топографическая анатомия по распилам через замороженные трупы", "Клиническая хирургия" (в которой описана его "Пироговская" операция на стопе, гипсовая повязка). В 1854 г., с началом военных действий, П. уехал в Севастополь во главе отряда Крестовоздвиженской общины сестер милосердия. Отдавшись делу помощи больным и раненым, посвящая им целые дни и ночи в течение 10 месяцев, он в то же время не мог не видеть всей общественной и научной отсталости русского общества, широкого господства хищничества, самых возмутительных злоупотреблений. В 1870 г. П. был приглашен главным управлением Красного Креста осмотреть военно-санитарные учреждения на театре франко-прусской войны. Путешествие его по германским госпиталям и больницам было торжественным триумфом для П., так как во всех официальных и медицинских сферах он встречал самый почетный и радушный прием. Взгляды, изложенные им в своих "Началах военно-полевой хирургии", встретили всеобщее распространение. Так, напр., его гипсовая повязка была в большом употреблении; производство резекций (см.) в видах сохранения наивозможно большей массы неповрежденных частей вытеснило ампутации; его план рассеяния больных применялся немцами в самых широких размерах; его взгляды о размещении больных и раненых не в больших госпиталях, а в палатках, бараках и пр. был осуществлен. Точно так же введена была рекомендованная им еще в Севастополе сортировка раненых на перевязочном пункте. Результатом его путешествия явился "Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870 г.", на русском и нем. языках. В 1877 г. П. был отправлен на турецкий театр военных действий, где при осмотре лазаретов, бараков, помещений для больных в частных домах и в лагерных палатках и шатрах обращал внимание на местность, расположение, устройства и удобства помещений, на продовольствие больных и раненых, методы лечения, транспортировку и эвакуацию, и результаты своих наблюдений изложил в классическом труде "Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии в 1877—78 гг.". Основные принципы П., что война — травматическая эпидемия, а потому меры должны быть таковы, как при эпидемиях; первенствующее значение в военно-санитарном деле имеет правильно организованная администрация; главной целью хирургической и административной деятельности на театре войны не спешные операции, а правильно организованный уход за ранеными и консервативное лечение. Главное зло — беспорядочное скучение раненых на перевязочном пункте, что причиняет непоправимое зло; поэтому необходимо ранее всего сортировать раненых, стремиться к наивозможно быстрому рассеянию их. В 1881 г. в Москве праздновался пятидесятилетний юбилей врачебной деятельности П., тогда же он заметил у себя ползучий рак слизистой оболочки полости рта, и в ноябре того же года он скончался. Русские врачи почтили память своего величайшего представителя основанием хирургического общества, устройством периодических "Пироговских съездов" (см. Медицинские съезды), открытием музея его имени, постановкой памятника в Москве. И действительно, П. занимает в истории русской медицины исключительное место как профессор и клиницист. Он создал школу хирургии, выработал строго научное и рациональное направление в изучение хирургии, положив в ее основу анатомию и экспериментальную хирургию. За границей его имя было очень популярно не только среди врачей, но и публики. Известно, что еще в 1862 г., когда наилучшие европейские хирурги не могли определить местопребывание пули в теле Гарибальди, раненого при Аспромонте, был приглашен П., который не только извлек ее, но и довел лечение знаменитого итальянца до благополучного конца. Кроме перечисленных трудов, заслуживают также большого внимания: "О пластических операциях вообще и о ринопластике в особенности" ("Военно-медиц. журнал", 1836); "Ueber die Vornrtheile d. Publikums gegen d. Chirurgie" (Дерпт, 1836); "Neue Methode d. Einführung d. Aether-Dämpfe zum Behufe d. Chirurg. Operationen" ("Bull. phys. matem. d. Pacad. d. Scienc.", т. VI; то же по-франц. и русски); об этеризации им написан целый ряд статей; "Rapport medic. d'un voyage au Caucase contenant la statist. d. amputations, d. recherches exper. sur les blessures d'arme à feu" etc. (СПб., 1849; то же по-русски); целый ряд выпусков его клинических лекций: "Klinische Chirurgie" (Лпц., 1854); "Исторический очерк деятельности Крестовоздвиженской общины сестер милосердия в госп. Крыма и Херсонской губ." ("Морской сборник", 1857; то же по-нем., Б., 1856) и др. Полный перечень его литературных трудов см. у Змеева ("Врачи-писатели"). Литература о П. очень велика; она обнимает собой не только характеристику этой личности, но также воспоминания многочисленных его учеников и лиц, сталкивавшихся с ним на том или другом поприще служебной деятельности.

Т. М. Г.

Как общественный деятель, П. принадлежит к славной плеяде сотрудников Александра II в первые годы его царствования. Появление в "Морском сборнике" (см.) статьи П. "Вопросы жизни", посвященной в особенности воспитанию, вызвало оживленные толки в обществе и в высших сферах и привело к назначению П. на пост попечителя сначала Одесского, затем Киевского учебного округа. На этом посту П. отличался не только полнейшей веротерпимостью, но заботился о справедливом отношении и уважении ко всем народностям, входящим в состав обоих округов (см. его ст. "Талмуд-Тора", Одесса, 1858). В 1861 г. П. должен был оставить пост попечителя; ему был поручен надзор за молодыми учеными, отправленными при А. В. Головнине за границу для подготовки к профессорским кафедрам. С вступлением на пост министра народного просвещения гр. Д. А. Толстого П. оставил педагогическую деятельность и поселился в своем имении Вишня Подольской губ., где и умер. Как педагог, П. — поборник общего гуманитарного образования, необходимого для каждого человека; школа, по его мнению, должна видеть в ученике прежде всего человека и потому не прибегать к таким мерам, которые оскорбляют его достоинство (розги и т. п.). Выдающийся представитель науки, человек с европейским именем, П. выдвигал знание как элемент не только образовательный, но и воспитательный. По отдельным вопросам педагогической практики П. также успел высказать немало гуманных идей. Под конец жизни П. был занят своим дневником, опубликованным вскоре после его смерти под заглавием: "Вопросы жизни; дневник старого врача". Здесь перед читателем восстает образ высокоразвитого и образованного человека, считающего малодушием обходить так наз. проклятые вопросы. Дневник П. — не философский трактат, а ряд заметок мыслящего человека, составляющих однако, одно из самых назидательных произведений русского ума. Вера в высшее существо как источник жизни, во вселенский разум, разлитый повсюду, не противоречит, в глазах П., научным убеждениям. Вселенная представляется ему разумной, деятельность сил ее — осмысленной и целесообразной, человеческое я — не продуктом химических и гистологических элементов, а олицетворением общего вселенского разума. Постоянное проявление мировой мысли во вселенной тем непреложнее для П., что все проявляющееся в нашем уме, все изобретенное им уже существует в мировой мысли. Дневник и педагогические сочинения П. изданы в СПб. в 1887 г. См. Малис, "П., его жизнь и научно-общественная деятельность" (СПб., 1893, "Биограф. библ." Лавленкова); Д. Добросмыслов, "Философия П. по его Дневнику" ("Вера и разум", 1893, № 6, 7—9); H. Пясковский, "П. как психолог, философ и богослов" ("Вопросы философии", 1893, кн. 16); И. Бертенсон, "О нравственном мировоззрении П." ("Русская старина", 1885, 1); Стоюнин, "Педагогические задачи П." ("Ист. вестн.", 1885, 4 и 5, и в "Педагогических сочинениях" Стоюнина, СПб., 1892); ст. Ушинского в "Ж. М. Н. Пр." (1862); П. Каптерев, "Очерки по истории русской педагогики" ("Педагогич. сборник"., 1887, 11, и "Воспитание и Обучение", 1897); Тихонравов, "Ник. Ив. Пирогов в Московском университете. 1824—28" (M., 1881).

Я. К.

{Брокгауз}



Пирогов, Николай Иванович

(1810—1881) — знаменитый хирург и анатом, педагог, администратор и общественный деятель; христианин. В 1856 г. П. был назначен попечителем одесского учебного округа; на этом посту (до 1858 г.), а затем на таковом же в Киеве (1858—61) П. проявил себя истинным "миссионером" просвещения. Хотя П. и заявил однажды, что некоторые из его наставников были евреи, а многие евреи были его добрыми товарищами и отличными учениками, однако можно предположить, что он был мало знаком с еврейской жизнью в России. На юге, а затем на юго-западе П. столкнулся вплотную с так называемым еврейским вопросом и стал энергичным заступником еврейского народа. В данном случае имело значение и то обстоятельство, что П. впервые ознакомился с широкими кругами еврейского общества в Одессе, которая была тогда культурным центром южно-русского еврейства и где преобладала еврейская интеллигенция, воспринявшая немецкую культуру, столь родственную самому П. Уже 4 месяца спустя после приезда в Одессу П. отправил (4 февраля 1857 г.) министру народного просвещения "докладную записку относительно образования евреев". В препроводительном письме к ней П. сообщал, что "в изложении своих взглядов на предмет, столь важный в глазах его и столь близко касающийся до блага целого племени" он "поставил себе правилом, нисколько не стесняясь господствующими мнениями и постановлениями, высказать прямо и откровенно, по долгу совести и службы, свои внутренние убеждения", что он собирал мнения, сравнивал, "подвергая критическому разбору суждения экспертов и старался с возможным беспристрастием представить состояние еврейского образования в настоящем его виде". П. высказывается в записке за введение всеобщего обучения, предостерегая от применения в деле воспитания принудительных мер и советуя осторожно относиться к религиозным воззрениям еврейского народа. Говоря о хорошо развитых от природы умственных способностях евреев, П. обнадеживает правительство, что оно при целесообразном ведении дела не встретит в среде еврейского народа противодействия своим просветительным начинаниям. П. горячо рекомендовал создать кадр опытных педагогов, высказываясь против назначения в руководители еврейских училищ смотрителей-христиан. П. требовал уравнения евреев-учителей в правах с христианами, удешевления стоимости учебников, учреждения пансионов для бедных учеников, распространения и поощрения частных еврейских девичьих училищ; при этом он подчеркивал благотворную связь еврейской школы с семьей и обществом. Доказывая неосновательность обвинений еврейского народа в уклонении от образования, П. ссылался на то, что "евреи с древнейших времен вменяли себе в священную обязанность содержать на общественные иждивения во всех еврейских обществах религиозные школы для бедных своих единоверцев. Таким-то образом удалось им присвоить слово Божие всем сословиям еврейского народа, отчего оно почти более 4000 лет распространилось от поколения к поколению до наших времен". Первая статья П. по еврейскому вопросу: "Одесская Талмуд-Тора" (Одесский Вестник, 1858) была перепечатана многими журналами и газетами; в ней попечитель выдвинул на первый план то, что "еврей считает священнейшей обязанностью научить грамоте своего сына, что в понятии еврея грамота и закон сливаются в одно неразрывное целое". Преобразовав "Одесский Вестник", который при нем стал образцовым органом, П. привлек к участию в газете между прочим и еврейских литераторов. В 1857 г. П. обратился к министру народного просвещения с письмом, в котором поддержал ходатайство О. Рабиновича (см.) и И. Тарнополя об издании еврейского журнала на русском языке и Цедербаума на древнееврейском языке. Появление первого русско-еврейского органа "Рассвет" и древнееврейского "Га-Мелиц" П. приветствовал письмами в редакции этих изданий, заявляя в них, что он гордится своим содействием осуществлению этих изданий. Тогда же он напечатал в "Рассвете" письмо о необходимости распространения образования среди евреев, приглашая интеллигентных евреев учредить с этой целью союз, не прибегая, однако, к насильственным действиям в отношении своих противников. При этом П. возлагал на русское общество обязанность поддерживать еврейскую учащуюся молодежь: "Где же религия, где нравственность, где просвещение, где современность, — говорил Пирогов, — если те евреи, которые отважно и с самоотвержением вступают в борьбу с вековыми предубеждениями, не встретят у нас никого, кто бы им сочувствовал и протянул им руку помощи?". При прощании с одесским обществом П. произнес "тост за здравие" представителей прогрессивных идей еврейского общества, разделяющих "мысль Гумбольдта о том, что цель человечества состоит в развитии внутренней его силы, к которой оно должно стремиться общими силами, не стесняясь различием племен и наций". А три года спустя, прощаясь с киевским учебным округом, П. говорил, что благожелательное отношение к еврейскому народу он не считает своей заслугой, так как оно исходило из требования его натуры, и он не мог действовать против самого себя. Излагая свой взгляд на причину возникновения национальной вражды, П. отвергал мотив различия религиозных убеждений и видел ее причину в сословном строе современного общества; П. говорил, что национальные предубеждения ему противнее всего. A на закате своей жизни, в дни тяжких предсмертных страданий, П. напоминал, что его "взгляд на еврейский вопрос давно уже высказан", что "время и современные события (1881 г.) не изменили его убеждений", что средневековые понятия о вреде евреев поддерживаются "искусственно и периодично организуемыми антисемитскими агитациями". Не только в специально еврейских статьях, речах и письмах, но и в педагогических статьях, в циркулярах по учебным округам П. отмечал стремление евреев к просвещению, их заботу о школе, выдвигая их заслуги в этом отношении. Признавая необходимым сближение евреев с окружающими народами, П. был совершенно чужд ассимиляторских тенденций: он стремился к уничтожению оторванности еврейской массы от общеевропейской культуры, но всегда был убежден, что "все мы, к какой бы нации ни принадлежали, можем сделаться через воспитание настоящими людьми, каждый различно, по врожденному типу и по национальному идеалу человека, нисколько не переставая быть гражданином своего отечества и еще рельефнее выражая, через воспитание, прекрасные стороны своей национальности". Проживая последние 15 лет в своем имении почти безвыездно, П. оказывал бесплатную медицинскую помощь бедному окрестному населению, крестьянскому и еврейскому. И как севастопольские солдаты сплели вокруг его имени легенды, разнесенные потом по всей стране, так евреи-пациенты П. разнесли по черте оседлости славу о чудесном докторе.

Ср.: Юбил. изд. соч. П. (Киев, 1910, 2 т.), особенно т. I и прим. к нему; Н. И. П. о еврейском образовании (со вступлением С. Я. Штрайха), СПб., 1907; Юлий Гессен, Смена общественных течений, сборник Пережитое, т. III; М. Г. Моргулис, Вопросы еврейской жизни; П. С. Марек, Борьба двух воспитаний; Рув. Кулишер, Итоги (Киев, 1896); Фомин, Материалы для изучения П. (Юбил. сборн. газ. Школа и жизнь, СПб., 1910); A. И. Шингарев, Н. И. П. и его наследие — Пироговские съезды, Юбил. сборн., СПб., 1911. В этом сборнике наиболее полная биография П., написанная А. И. Шингаревым.

С. Штрайх.

{Евр. энц.}



Пирогов, Николай Иванович

(1810—1881) — знаменитый ученый-хирург, в.-санит. и общественный деятель. Сын чин-ка, П. 14 л. поступил в Моск. ун-т, 17 л. окончил его лекарем и затем 5 л. работал в Профессорск. инст-те при Дерптск. унив-те, после чего, защитив диссертацию (1833), был приглашен в этот ун-т профессором по кафедре хирургии (1836). С 1842 по 1856 г. П. состоял профессором медико-хирург. (впоследствии в.-медиц.) академии по созданной им же кафедре госпитальн. хирургии, хирург. и патологич. анатомии; в академии и по должности врача 2-го в.-сухоп. госпиталя (1842—1846) П. пришлось бороться с тогдашн. врачебн. невежеством и с многочисл-ми корыстн. злоупотреблениями медиц. и администр. персонала, причем его чуть не объявили "помраченным" рассудком, а в печати ("Сев. Пчела") Ф. Булгарин обвинял его в плагиаторстве и презрит-но называл лишь "проворным резакой". Но П. вышел победителем, уничтожил ряд злоупотреблений и добился, несмотря на больш. оппозицию, учреждения при академии оборудованного вполне научн. образом (1846) анатомическ. института, первым директором которого он и был назначен. В 1847 г. П. получил звание академика и был по Высоч. повелению командирован в действующую армию на Кавказ для оказания мер по устр-ву в.-полев. медицины для помощи раненым и для применения в широк. масштабе новых хирургич. приемов. 9 мес. он провел в самых трудн. условиях, непрерывн. труде, организуя дело помощи раненым, и при 6-недельн. осаде аула Салты лично произвел до 800 операций, впервые применив обезболивание оперируемых при помощи эфира. Вернувшись в СПб., П., вместо признания своих заслуг и благодарности, был встречен строг. выговором воен. министpa кн. А. И. Чернышева за несоблюдение формы одежды и лишь благодаря поддержке просвещенной Вел. Кн. Елены Павловны мог с успехом продолжать свою полезн. службу на поприще воен. санитарии. В 1854 г. П., по предложению Вел. Кн., принял на себя завед-ние учрежденной ею Крестовоздвиженской общиной сестер милосердия, командированной в Севастополь. Это первая по времени в целом свете попытка оказания частн. помощи на войне дала блестящ. результаты и послужила впоследствии основанием для учреждений этого рода. Деятельность П. в Крыму, встреченная крайне недоброжелат-но главнокомандующим кн. А. С. Меншиковым и его помощниками по медиц. части, была весьма плодотворна и доставила ему громадную европ. извес-ть как замечат. хирургу; м. пр., в Крыму П. ввел в употребление свою гипсовую повязку, принятую вскоре хирургами всего мира. В Севастополе П. перенес тяжел. болезнь (тиф), заразившись при исполнении своих врачебн. обязаностей. В своих воспоминаниях Н. В. Берг живо рисует тяжел. обстановку, среди которой П. пришлось работать: "Везде стоны, крики, бессознат. брань оперируемых под наркозом, пол, залитый кровью, и в углах кадки, из которых торчат отрезанные руки и ноги; и среди всего этого задумчивый и молчаливый П. в серой солдатск. шинели нараспашку и в картузе, из-под которого выбиваются на висках седые волосы, — все видящий и слышащий, берущий в усталую руку хирургич. нож и делающий вдохновенные, единственные в своем роде разрезы". После Крымск. войны в "Мор. Сб." появилась знаменит. статья П. "Вопросы жизни и духа" (1855), где он выступил с горяч. проповедью высокого педагогич. принципа — о необходимости готовить из ребенка прежде всего "человека", а потом уже создавать специалиста. Этот принцип и был проведен в жизнь в 60-х гг. при создании гр. Д. А. Милютиным воен. гимназий. В 1856 г. П. занял пост попечителя сперва Одесского, а потом Киевского учебн. округов, но в 1860 г. оставил педагогич. деятельность, лишь на короткое время возобновив ее впоследствии (1862—1866) в роли руков-ля рус. Профессорского инст-та за границей. В 1870 г. П. совершил поездку на поля сражения франко-прусск. войны и принял участие в трудах Базельск. междунар. конгресса в кач-ве делегата русск. главн. общ-ва попечения о больн. и ран. воинах (Красн. Креста). Резул-том этой поездки было издание им сочинения: "О посещении в.-санит. учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе" (СПб., 1871). В 1877—1878 гг. П. находился на европ. театре войны с Турцией при главн. кв-ре главнокомандующего и неутомимо работал, ежедневно посещая госп-ли. осматривая больных, подавая советы относ-но необходимых санитарн. мероприятий и, несмотря на свой преклон. возраст, верхом объезжал поля сражений с целью науч. наблюдения над больными и ранеными современ. огнестр. оружием (Д. А. Скалон. Воспоминания. Т. II. СПб., 1913). После войны П. издал свой классическ. труд "Военно-врачебн. дело на театре войны в Болгарии и в тылу действующ. армии в 1877—78 гг." (СПб., 1879 г.). В мае 1881 г. в Москве был торжест-но отпразднован 50-летн. юбилей учебной и обществ. деятельности П., а в ноябр. того же года он умер. На войну П. смотрел как на "травматическую эпидемию" и поэтому полагал, что все санит. мероприятия на театре войны должны быть организованы так же, как и при всякой эпидемии; первенствующее значение в в.-санит. деле он придавал правильно организованной админ-ции, главн. целью которой должно быть не стремление к оперированию раненых на самом театре войны, а умелый уход за ними и консервативное лечение; большое зло он видел в беспорядочн. скучивании раненых на перевязочн. пунктах, для избежания чего требовал тщательной и быстр. сортировки и немедлен. эвакуации их в тыл и на родину. Как человек, П. выделялся громадным и благородн. характером, энергией, развившейся благодаря бедности, в которой ему пришлось жить в юные годы, верностью своим самостоятельно выработанным гуманитарн. идеалам, истинно христианск. отношением к больным и раненым и громадн. эрудицией. Сочинения П. не специально-медиц. характера изданы в 1887 г. в 2 томах; среди них особенно выделяется его "Дневник", напечатанный впервые в "Рус. Стар." и изданный отдельно в 1885 г. В 1899 г. вдова П. издала его письма к ней из Севастополя под назв. "Севастопольские письма Н. И. П., 1854—55 гг.". Память П. чрезвычайно чтится русск. врачами и всем рус. общ-вом: в честь его периодич. съезды врачей называются "Пироговскими", основано хирург. общ-во его имени, музей в его память, и в Москве ему поставлен памятник. (Змеев. Рус. врачи-писатели. СПб., 1886; А. Ф. Кони. П. и школа жизни. Во 2-м томе книги "На жизн. пути". СПб., 1912).

В усадьбе Пирогово на окраине г. Винница (Украина) находится церквушка, где покоится тело П., забальзамированное известными учеными того времени, по просьбе супруги хирурга. Во время ВОВ усыпальница подверглась вандализму оккупантов, стеклянный саркофаг был разбит. После войны тело П. было приведено в надлежащий вид и снова помещено в саркофаг с помощью специалистов, которые отвечали за сохранность тела В. И. Ленина в московском мавзолее.

Лит.: Известия. 1995. 28 марта.

{Воен. энц.}



Пирогов, Николай Иванович

проф. хирургии, член совета Министер. народного просвещения, писатель; род. 13 ноября 1810 г., † 23 ноября 1881 г.

{Половцов}



Пирогов, Николай Иванович

[13 ноября 1810 — 23 ноября 1881] — рус. хирург и анатом, исследования к-рого положили начало анатомо-экспериментальному направлению в хирургии; основоположник военно-полевой хирургии и хирургич. анатомии; чл.-корр. Петербург. АН (с 1847). Родился в Москве в семье казначейского чиновника. Первоначальное образование получил дома, нек-рое время обучался в частном пансионе. В 1824 П. по совету проф. Е. О. Мухина поступил в Моск. ун-т, к-рый окончил в 1828. Студенческие годы П. протекали в период реакции, когда приготовление анатомических препаратов запрещалось как "богопротивное" дело, а анатомические музеи уничтожались. По окончании ун-та П. отправился в Дерпт (Юрьев) для подготовки к профессорскому званию, где занимался анатомией и хирургией под руководством проф. И. Ф. Мойера. В 1832 П. защитил дисс. "Является ли перевязка брюшной аорты при аневризме паховой области легко выполнимым и безопасным вмешательством?" ("Num vinctura aortae abdominalis in aneurysmate inguinali adhibitu facile ас tutum sit remedium?"). В этой работе П. поставил и разрешил ряд принципиально важных вопросов, касающихся не столько техники перевязки аорты, сколько выяснения реакций на это вмешательство как сосудистой системы, так и организма в целом. Своими данными он опроверг представления известного в то время англ. хирурга А. Купера о причинах смерти при этой операции. В 1833—35 П, был в Германии, где продолжал изучать анатомию и хирургию. В 1836 был избран проф. кафедры хирургии Дерпт. (ныне Тартуский) ун-та. В 1841 по приглашению Медико-хирургич. академии (в Петербурге) занял кафедру хирургии и был назначен руководителем клиники госпитальной хирургии, организованной по его инициативе. Одновременно заведовал технич. частью завода военно-врачебных заготовлений. Здесь им были созданы различные типы хирургич. наборов, к-рые долгое время состояли на снабжении армии и гражданских лечебных учреждений.

В 1847 П. уехал на Кавказ в действующую армию, где при осаде аула Салты впервые в истории хирургии применил эфир для наркоза в полевых условиях. В 1854 принимал участие в обороне Севастополя, где проявил себя не только как хирург-клиницист, но прежде всего как организатор оказания мед. помощи раненым; в это время им впервые в полевых условиях была использована помощь сестер милосердия.

По возвращении из Севастополя (1856) П. оставил Медико-хирургич. академию и был назначен попечителем Одес., а позже (1858) Киев. учебных округов. Однако в 1861 за прогрессивные по тому времени идеи в области просвещения был уволен с этого поста. В 1862—66 был командирован за границу в качестве руководителя молодых ученых, отправленных для подготовки к профессорскому званию. По возвращении из-за границы П. поселился в своем имении с. Вишня (ныне с. Пирогово, около г. Винницы), где жил почти безвыездно. В 1881 в Москве был отпразднован 50-летний юбилей научной, педагогич. и общественной деятельности П.; ему было присвоено звание почетного гражданина г. Москвы. В том же году П. умер в своем имении, тело его было забальзамировано и помещено в склепе. В 1897 в Москве был воздвигнут памятник П., сооруженный на средства, собранные по подписке. В имении, где жил П., организован (1947) мемориальный музей его имени; тело П. реставрировано и помещено для обозрения в специально перестроенном склепе.

Заслуги П. перед мировой и отечественной хирургией огромны. Его труды выдвинули рус. хирургию на одно из первых мест в мире. Уже в первые годы научно-педагогич. и практич. деятельности он гармонично сочетал теорию и практику, широко используя экспериментальный метод с целью выяснения ряда клинически важных вопросов. Практич. работу он строил на основе тщательных анатомич. и физиологич. изысканий. В 1837—38 опубл. труд "Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций" ("Anatomia chirurgica trimcorum arterialium hec non fasciarum fibrosarum"); этим исследованием были заложены основы хирургич. анатомии и определены пути ее дальнейшего развития. Уделяя большое внимание клинике, П. реорганизовал преподавание хирургии в целях обеспечения каждому студенту возможности практич. изучения предмета. Особое внимание уделял анализу допущенных ошибок в лечении больных, считая критику основным методом улучшения научной, педагогич. и практич. работы (в 1837—39 издал два тома "Клинических анналов", в к-рых подверг критике собственные ошибки в лечении больных). В целях предоставления возможности как студентам, так и врачам заниматься прикладной анатомией, упражняться в производстве операций, а также вести экспериментальные наблюдения, еще в 1846 по проекту П. в Медико-хирургич. академии был создан первый не только в России, но и в Европе анатомич. ин-т. Создание новых учреждений (госпитальной хирургич. клиники, анатомич. ин-та) позволило ему осуществить ряд важных исследований, определивших дальнейшие пути развития хирургии. Придавая особое значение знанию анатомии врачами, П. в 1846 опубликовал "Анатомические изображения человеческого тела, назначенные преимущественно для судебных врачей", а в 1850 — "Анатомические изображения наружного вида и положения органов, заключающихся в трех главных полостях человеческого тела".

Поставив перед собой задачу — выяснить формы различных органов, их взаиморасположение, а также смещение и деформацию их под влиянием физиологич. и патологич. процессов, П. разработал особые методы анатомич. исследования на замороженном яеловеческом трупе. Последовательно удаляя долотом и молотком ткани, он оставлял интересовавший его орган или систему их (метод "ледяной скульптуры"). В др. случаях специально сконструированной пилой П. делал серийные распилы в поперечном, продольном и передне-заднем направлениях. В результате проведенных исследований им был создан атлас "Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведенными через замороженное тело человека в трех направлениях" ("Anatomia topographica, sectionibus per corpus humanum congelatum...", 4 tt., 1851—54), снабженный пояснительным текстом. Этот труд принес П. мировую славу. В атласе было дано не только описание топографич. соотношения отдельных органов и тканей в различных плоскостях, но и впервые показано значение экспериментальных исследований на трупе. Работы П. по хирургич. анатомии и оперативной хирургии заложили научные основы для развития хирургии. Выдающийся хирург, обладавший блестящей техникой операций, П. не ограничивался применением известных в то время хирургич. доступов и приемов; он создал ряд новых методов операций, к-рые носят его имя. Предложенная им впервые в мире костнопластич. ампутация стопы положила начало развитию костнопластич. хирургии. П. уделял также много внимания изучению патологич. анатомии. Его известный труд "Патологическая анатомия азиатской холеры" (атлас 1849, текст 1850), удостоенный Демидовской премии, и сейчас является непревзойденным исследованием.

Богатый личный опыт хирурга, полученный П. во время войн на Кавказе и в Крыму, позволил ему впервые разработать четкую систему организации хирургич. помощи раненым на войне. Подчеркивая значение покоя при огнестрельных ранениях, он предложил и ввел в практику неподвижную гипсовую повязку, что позволило по-новому отнестись к хирургич. лечению ран в условиях войны. Разработанная П. операция резекции локтевого сустава способствовала в известной мере ограничению ампутаций. В труде "Начала общей военно-полевой хирургии..." (в 1864 опубл. на нем. яз.; в 1865—66, 2 чч., — на рус. яз., [2 изд.], 2 чч., 1941—44), к-рый является обобщением военно-хирургич. практики П., он изложил и принципиально разрешил осн.. вопросы военно-полевой хирургии (вопросы организации, учение о шоке, ранах, пиэмии и др.). Как клиницист П. отличался исключительной наблюдательностью; его высказывания, касающиеся заражения раны, значения миазм, применения различных антисептич. веществ при лечении ран (йодной настойки, раствора хлорной извести, азотнокислого серебра), являются по существу предвосхищением работ англ. хирурга Дж. Листера, создавшего антисептику.

Велика заслуга П. в разработке вопросов обезболивания. В 1847, менее чем через год после открытия эфирного наркоза амер. врачом У. Мортоном, П. опубликовал исключительное по своей важности экспериментальное исследование, посвященное изучению влияния эфира на животный организм ("Анатомические и физиологические исследования об этеризации"). Им был предложен ряд новых методов эфирного наркоза (внутривенного, интратрахеального, прямокишечного), созданы приборы для "эфирования". Наряду с рус. ученым А. М. Филомафитским им были предприняты первые попытки объяснить сущность наркоза; он указывал, что наркотич. вещество оказывает действие на центральную нервную систему и это действие осуществляется через кровь независимо от путей введения его в организм.

П. был одним из крупнейших педагогов 2-й половины 19 в. Будучи попечителем Одес. затем Киев. учебных округов, внес заметное оживление в деятельность школ и содействовал значительному улучшению обучения и воспитания детей. П. оказал большое содействие развитию воскресных школ; по его инициативе в Киеве в 1859 была открыта первая в России воскресная школа. В многочисленных педагогич. выступлениях, среди к-рых особенно выделяется статья "Вопросы жизни" (1856), П. охватил широкий круг вопросов обучения и воспитания.

Решительно осуждал ограничение права на образование по сословным и национальным признакам. Считая вредной тенденцию придавать обучению с ранних пор узкоспециальный характер, защищал общеобразовательную школу, как основное звено всей системы образования. В 60-х гг. 19 в. П. выдвинул следующий проект системы образования: элементарные училища, прогимназии, гимназии, университет и высшие профессионально-технич. учебные заведения. Прогимназии и гимназии намечались двух родов: классические, подготовляющие к поступлению в ун-ты, и реальные, подготовляющие к практич. жизни и к поступлению в высшие технич. учебные заведения. П. настойчиво пропагандировал посильность обучения, умелое сочетание в преподавании слова и наглядности, отстаивал активные методы обучения: беседы, литературные сочинения учащихся и т. д. В то же время его педагогич. воззрения отличались ограниченностью и половинчатостью, характерными для либерализма. Этим, напр., объясняется непоследовательность П. в вопросе о телесных наказаниях, к-рая встретила осуждение со стороны Н. А. Добролюбова. В период деятельности в Медико-хирургич. академии П. отличался прогрессивностью своих общественно-политич. взглядов, от к-рых он к концу жизни стал отходить, становясь все более консервативным.

Соч.: Сочинения, т. 1—2, 2 юбилейное изд., Киев. 1914 — 1916; Избранные педагогические сочинения, М., 1953; Собрание сочинений, т. 1, М., 1957.

Лит.: Бурденко H. H., К исторической характеристике академической деятельности Н. И. Пирогова (1836— 1854), "Хирургия", 1937, № 2; его же, Н. И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии, "Советская медицина", 1941, № 6; Руфанов И. Г., Николай Иванович Пирогов (1810—1881), в кн.: Люди русской науки. С предисл. и вступ. статьей акад. С. И. Вавилова, т. 2, М.—Л., 1948; Шевкуненко В. Н., Н. И. Пирогов как топографоанатом, "Хирургия", 1937, № 2; Смирнов Е. И., Идеи Н. И. Пирогова в Великой Отечественной войне, там же, 1943, № 2—3; Якобсон С. А., Сто лет первой работы Н. И. Пирогова по военно-полевой хирургии, там же, 1947, № 12; Штрайх С. Я., Николай Иванович Пирогов, М., 1949; Якобсон С. А., Н. И. Пирогов и зарубежная медицинская наука, М., 1955; Даль М. К., Смерть, погребение и сохранение тела Николая Ивановича Пирогова, "Новый хирургический архив", 1956, № 6.



Пирогов, Николай Иванович

[13(25)11.1810—23.11(05.12).1881] — выдающийся хирург, педагог, обществ. деятель. Род. в Москве в семье мелкого служащего. В возрасте 14 лет поступил на мед. ф-т Моск. ун-та. В 1828—1830 обучался в Дерптском ун-те на проф. отделении. Д-р медицины с 1832, проф. с 1836. В 1833—1834 стажировался в Берлине, по возвращении в Россию занимался пед. и леч. деятельностью в Им-перат. медико-хирургической академии. В 1841 назначен членом Временного комитета при министре нар. просвещения, являлся членом мед. совета Мин-ва внутр. дел. Чл.-корр. Петерб. АН (с 1847). Во время Крымской войны разработал систему организации хирургической помощи раненым, выезжал в действующую армию. В 1856 возвратился в Петербург из Крыма. Выступил со статьей "Вопросы жизни". Являясь попечителем Одесского (с 1856), а позже Киевского учебных округов, пытался провести реформы в постановке обучения в школах, в связи с чем в 1861 был уволен в отставку. Посл. годы провел на Украине, в своем имении. Наиболее адекватная характеристика мировоззрения П. дана В.В.Зеньковским. Он отмечает, что П. не считал себя филос. и не претендовал быть им, но в действительности у него имелось цельное и продуманное филос. миропонимание. До поступления в ун-т П. разделял принципы религ. мировоззрения, позднее перешел к материализму, придерживался в науке эмпиризма, расширенного впоследствии до "рационального эмпиризма". Затем отошел от материализма. Он склоняется к мысли, что "возможно даже допустить образование вещества из скопления силы". Проблема вещественности стала для П. далекой от упрощенных решений. Само противоположение вещественного и дух. начал утратило для него бесспорный характер. П. готов даже строить своеобразную метафизику света, сближая начало жизни со светом. Он пришел к убеждению о невозможности свести понятие жизни к чисто материалистич. объяснению. Зеньков-ский называет миропонимание П. "биоцентрическим". "Я представляю себе,— писал П.,— беспредельный, беспрерывно текущий океан жизни, бесформенный, вмещающий в себе всю вселенную, проникающий все ее атомы, беспрерывно группирующий и снова разлагающий их сочетания и приспосабливающий их к различным целям бытия". Это учение о мировой жизни по-новому, утверждает Зеньковский, осветило для П. все темы познания, и он приходит к учению о реальности мирового мышления — вселенского разума, высшего начала, стоящего над миром, сообщающего ему жизнь и разумность. В этом построении П. приближается к стоическому пантеизму с его учением о мировом логосе. Над мировым разумом стоит Бог как Абсолют. Указывая, что понятие мирового разума по существу тождественно понятию мировой души, Зеньковский подчеркивает, что в этом учении П. предвосхищает те космологич. построения (начиная от Вл.Соловьева), к-рые связаны с т.наз. софиологич. идеями. В гносеологии ("рациональном эмпиризме") П. все наши восприятия сопровождаются "бессознательным мышлением" (уже в самый момент их возникновения) и это мышление есть функция нашего "я" в его цельности. По мысли П., само наше "я" есть лишь индивидуализация мирового сознания. Он приходит к признанию ограниченности чистого рассудка, отделенного от моральной сферы. Наряду с познанием П. отводит большое место вере. Если "способность познания, основанная на сомнении, не допускает веры, то, наоборот, вера не стесняется знанием... идеал, служащий основанием веры, становится выше всякого знания и, помимо его, стремится к достижению истины". Вера для П. означала живое ощущение Бога; не ист., а именно мистическая реальность Христа, подчеркивает Зеньковский, напитала его дух, и потому П. стоит за полную свободу религ.-ист. иссл. (З. "ИРФ". T.I. Ч.2. С.186—193). П. верил в науку и образование как средство фундам. преобразования об-ва. Педагогика П. несет в себе нравств.-соц. содержание. Цель воспитания и образования — "истинный человек", качествами к-рого являются: нравств. свобода, развитый интеллект, преданность убеждениям, способность к самопознанию и самопожертвованию, вдохновение, сочувствие, воля. Филос. образование, по П., заключается в том, что оно является вопросом чело-веч, духа — "вопросом жизни", а не дидактики. Он разрабатывал идею "нового учителя" — той личности, через к-рую учащиеся воспринимают предмет. Вопрос соц. прогресса П. решал на путях христ. этики: изменение об-ва есть дело "промысла и времени". П. не был сторонником соц. революции. Большое значение в системе образования П. уделял ун-там. Он подчеркивал: "Университет есть лучший барометр об-ва. Об-во видно в университете как в зеркале и перспективе".

Соч.: Собрание литературных статей. Одесса. 1858; Дневник старого врача // Соч. Т.2. Киев. 1882; Собрание литературно-педагогических статей. Киев, 1884; Вопросы жизни. СПб., 1885; Соч. Т. 1, 2. Киев, 1914—1916; Письма к сыну. Пг., 1917; Севастопольские письма и воспоминания. М., 1950; Собр. соч. в 8 т. М.,

1957—1962.

Е.В.Зорина


Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Поможем решить контрольную работу

Полезное


Смотреть что такое "Пирогов, Николай Иванович" в других словарях:

  • Пирогов, Николай Иванович — Николай Иванович Пирогов. ПИРОГОВ Николай Иванович (1810 81), врач, естествоиспытатель, педагог, основоположник военно полевой хирургии в России и анатомо экспериментального направления в хирургии. Участник Севастопольской обороны (1854 55),… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Пирогов Николай Иванович — Пирогов (Николай Иванович, 1810 1881) один из величайших врачей и педагогов настоящего столетия и по сие время самый выдающийся авторитет по военно полевой хирургии. Пирогов родился в Москве, дома получил первоначальное образование, затем учился… …   Биографический словарь

  • Пирогов Николай Иванович — [13(25).11.1810, Москва, ‒ 23.11(5.12).1881, с. Вишня, ныне в черте Винницы], русский учёный, врач, педагог и общественный деятель, член корреспондент Российской АН (1847). Родился в семье мелкого служащего. В 1828 окончил медицинский факультет… …   Большая советская энциклопедия

  • Пирогов Николай Иванович — (1810—1881), врач, педагог и общественный деятель, член корреспондент Петербургской АН (1847). Окончил медицинский факультет Московского университета (1828). С 1841 в Петербурге, профессор МХА (ныне Военно медицинская академия; мемориальная… …   Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

  • ПИРОГОВ Николай Иванович — (1810 81) российский хирург и анатом, педагог, общественный деятель, основоположник военно полевой хирургии и анатомо экспериментального направления в хирургии, член корреспондент Петербургской АН (1846). Участник Севастопольской обороны (1854… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Пирогов Николай Иванович —       (1810 1881), врач, педагог и общественный деятель, член корреспондент Петербургской АН (1847). Окончил медицинский факультет Московского университета (1828). С 1841 в Петербурге, профессор МХА (ныне Военно медицинская академия; мемориальная …   Санкт-Петербург (энциклопедия)

  • Пирогов, Николай Иванович — Запрос «Пирогов» перенаправляется сюда; об однофамильцах см. Пирогов (фамилия). Николай Иванович Пирогов …   Википедия

  • Пирогов Николай Иванович — (1810 1881), хирург и анатом, педагог, общественный деятель, основоположник военно полевой хирургии и анатомо экспериментального направления в хирургии, член корреспондент Петербургской АН (1846). Участник Севастопольской обороны (1854 55),… …   Энциклопедический словарь

  • Пирогов Николай Иванович — Николай Иванович Пирогов Дата рождения: 13 (25 ноября) 1810 года Место рождения: Москва Дата смерти …   Википедия

  • Пирогов Николай Иванович — Памятник Н. И. Пирогову. Москва. Пирогов Николай Иванович (1810, Москва — 1881, село Вишня, ныне в г. Винница), врач, естествоиспытатель и педагог, один из основоположников научной хирургии, член корреспондент Петербургской Академии наук… …   Москва (энциклопедия)


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»