Социалистические партии


Социалистические партии
I
Общий обзор. — Германия. — Франция. — Бельгия. — Голландия. — Швейцария. — Австрия и Венгрия. — Англия. — Италия. — Испания и Португалия. — Дания, Швеция и Норвегия. — Болгария, Сербия и Румыния. — Америка. — Австралия. — Япония.
Под этим именем разумеются все те политические партии, для которых идеалом общественного устройства является социализм (см.). Понятие социализма (см.), однако, не отличается достаточной определенностью и потому понятие С. партии в широком смысле обнимает самые различные партии; сюда входят также католические, христианские, национальные и другие социалисты, которые имеют мало общего с социал-демократами; сюда вошли бы также государственные или консервативные социалисты и катедер-социалисты, если бы они организовались в самостоятельные партии, вообще все те, которые отводят первенствующее место так называемым социальным реформам в интересах низших классов или в частности пролетариата. Князь Бисмарк тоже называл себя социалистом. В тесном и наиболее правильном смысле слова к С. партиям следует относить лишь те, в идеальном общественном строе которых нет места для частной собственности на орудия производства. Требование обобществления всех тех предметов, которые являются орудиями производства, т. е. капитала (фабрик, железных дорог и пр.) и земли составляет экономический элемент в стремлениях всех С. партий в узком смысле слова. И так как общественный строй без частной собственности на капитал и на землю немыслим в рамках современного государства, то подобное экономическое требование тесно связано с политическим требованием полной реорганизации государства на демократических началах, или с уничтожением государства в его нынешнем виде. Наиболее типичной социалистической партией является социал-демократия, к которой относятся С. партии Бельгии, Германии, Австрии Италии; к тому же типу стремятся С. партии Франции, Испании; тем не менее во Франции, Англии, Голландии, а также в других государствах существуют еще С. партии, не являющиеся в то же время социал-демократическими.
Формальным признаком для различения С. партий, в узком смысле этого слова, может служить принимаемое ими участие в периодических социалистических конгрессах; катедер-социалисты, национальные, христианские и всякие иные социалисты, стоящие на почве ныне существующего государства и признающие в его рамках социальные реформы (см. Социальный вопрос), не принимают участия в этих конгрессах; не стремятся к участию в социалистических конгрессах и последователи учения Генри Джорджа, т. е. сторонники национализации земли на почве капиталистически организованного государства, хотя многие из них (в особенности А. Р. Уоллес) охотно называют себя социалистами, и хотя эта кличка дается им иногда и защитниками современного строя (преимущественно в политических видах). Не допускаются на социалистические конгрессы (хотя и горячо добиваются этого) также анархисты, даже те из них, которые сами себя называют социалистами, находя, что понятие социализм и анархия не исключают друг друга. Отличие между С. партиями и сторонниками анархизма состоит в том, что первые признают политическую борьбу и считают возможным пользоваться существующими ныне политическими организациями для борьбы за свои идеалы, другими словами — признают возможность действовать в существующем государстве на почве существующих государственных институтов, преимущественно парламента, тогда как анархисты отрицают политическую борьбу и политическую деятельность, почему в точном смысле слова не могут даже составлять настоящей политической партии (см.).
Социализм, как система, отрицающая право частной собственности на землю и на капитал, является идеалом тех общественных групп, которые не обладают ни тем, ни другим; поэтому: 1) С. партия есть по преимуществу партия пролетариата, стремящегося к такой реорганизации существующего ныне общественного строя, при которой господство принадлежало бы ему ("диктатура пролетариата"). 2) Осуществление идеала партии требует самой коренной реорганизации всего общественного строя на существенно новых началах; поэтому С. партия — партия революционная, хотя не непременно в смысле стремления к насильственному перевороту. 3) Пролетариат различных государств мира, раз он сознает свои классовые интересы, естественно не находит поводов для вражды между собой и противополагает себя не пролетариату других национальностей, а исключительно буржуазии, землевладельцам, вообще другим общественным классам. Вследствие этого социализм имеет в виду организацию на новых началах не одного какого-либо государства, а всего человечества. Вот почему С. партии являются партиями интернациональными и космополитическими по преимуществу, отрицающими в принципе национальную борьбу. При этих общих чертах С. партии в различных государствах и в различное время отличаются друг от друга весьма значительно; с ними происходит то же самое, что с либеральной и консервативной партиями, т. е. в постепенном историческом развитии они воспринимают иногда элементы, весьма далеко отстоящие от основных принципов социалистического учения. С. партия в различных государствах развивалась различным образом, но, как партия с космополитическим идеалом, она очень рано пыталась организоваться международным путем, раньше даже, чем достигла сколько-нибудь заметного развития в отдельных государствах. До 1848 г. были социалисты (см. Социализм), но не было С. партий. В 1836 г. в Париже немецкие выходцы основали тайную организацию под названием "союз справедливых" ("Der Bund der Gerechten"), в 1839 перенесенную в Лондон; союз имел отделения во Франции, Бельгии, Швейцарии и Германии. Виднейшими деятелями этого союза были Шаппер (см.), часовщик Молль († в 1849, убит в сражении баденских революционеров с прусскими войсками) и несколько позднее друг и ученик К. Маркса, портной Эккариус; Маркс и Энгельс отказались вступить в союз, несмотря на настойчивые приглашения, и даже строго критиковали "смесь англо-французского социализма с немецкой философией", заключавшуюся в учении Союза. Это было сообщество, ставившее своей задачей подготовление всемирной революции в целях водворения на свете социализма. Большинство Союза составляли немцы; однако, в него не только допускались, но усиленно привлекались иностранцы, ибо союз был безусловно космополитическим по своим стремлениям. Летом 1847 г. был созван в Лондоне конгресс из представителей различных отделений Союза, на котором присутствовал и Энгельс; на нем Союз справедливых был обращен в "Союз коммунистов". Слова "коммунисты", "коммунизм" в то время употреблялись почти так, как ныне слова социалисты, социализм, эти же последние имели оттенок большей умеренности и соответствовали до некоторой степени нынешним социал-реформаторам. В первой статье нового устава Союза, как цель его, было намечено: "Ниспровержение буржуазии, господство пролетариата, уничтожение старого гражданского общества, основанного на классовых различиях, и основание нового общества без классов и частной собственности". Союз должен был представлять собой федерацию из небольших коммунистических кружков в различных государствах и городах. Союз отрекался от своих конспираторских стремлений и обращался в общество, преследовавшее исключительно цели пропаганды в широких размерах. В декабре того же 1847 г., в Лондоне же, состоялся второй конгресс Союза, на котором был принят, как программа Союза, выработанный К. Марксом и Ф. Энгельсом "Манифест коммунистической партии" (см. Маркс, Социализм и Экономический материализм). Самым существенным пунктом отличия этой программы от других социалистических программ того времени было убеждение, что С. революция неизбежно должна быть делом только самого пролетариата; рост его классового сознания, по словам манифеста, неминуемо приведет к лучшей его организации, благодаря которой он наконец приобретет в свои руки власть над падающей буржуазией и реорганизует общество сообразно со своими интересами; интересы же пролетариата — это интересы громадной массы народа. "Пролетариат воспользуется своей политической властью для того, чтобы лишить буржуазию всего её капитала, чтобы сосредоточить все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и как можно скорее увеличить массу производительных сил. Естественно это может случиться только посредством деспотических вторжений в право собственности и буржуазные производственные отношения. Эти меры будут естественно различными в различных государствах; в наиболее передовых странах могут быть приняты более и менее повсеместно следующие меры: 1) экспроприация поземельной собственности и обращение поземельной ренты на государственные нужды; 2) сильно прогрессивный подоходный налог; 3) отмена права наследства; 4) конфискация собственности всех эмигрантов и бунтовщиков; 5) централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с правом монополии; 6) централизация в руках государства всех способов перевозки; 7) увеличение фабрик и других орудий производства и улучшение земельных участков по общему плану; 8) обязательный труд для всех, учреждение промышленных армий, в особенности для земледелия". При этом резко подчеркивался интернациональный характер социализма, и прежний девиз союза справедливых "все люди — братья" заменялся призывом: "Пролетарии всех стран — соединяйтесь". Манифест появился в печати на немецком языке (не менее 12 разных изданий в один год) и в переводах на французский, английский, польский и датский в самом начале 1848 г. Он произвел сильное впечатление на всех склонявшихся к С. образу мыслей, и с него можно начинать новую эпоху в истории социализма, хотя он не дал повода к основанию C. партии в точном смысле этого слова. В 1848 г. "Манифест" был знаменем в борьбе французского и немецкого пролетариата. Первое время рука об руку с пролетариатом шла радикальная буржуазия, но это длилось очень недолго. После подавления революции 1848 г. образование социалистической партий в Европе стало немыслимым и лишь в начале 60-х годов в Германии, преимущественно в Пруссии, под влиянием агитации Лассаля, образовался Всеобщий Рабочий Союз. Вместе с тем воскресли и интернациональные стремления социализма, и в 1864 г. было основано "Международное общество рабочих" (см.), преследовавшее С. задачи (более известное под кличкой "Интернационал"). В 1873 г. Интернационал прекратил свое существование, по крайней мере в Европе. Вслед за тем социалистические партии ограничились территориальными границами своих государств. Однако, стремление к объединению их в одну организацию не исчезло; делались различные более или менее неудачные попытки международных социалистических съездов. 14 июля 1889 г., в столетнюю годовщину взятия Бастилии, в Париже, после продолжительных предварительных переговоров между германской и другими С. париями, собрался "Международный социалистический рабочий конгресс", на котором 467 членов представляли 20 государств. В тот же день, однако, и тоже в Париже, собрался другой конгресс, назвавший себя тем же именем, на который также были приглашены иностранцы; но они явились в совершенно ничтожном количестве (из более важных партий только английская Социальная Демократическая Федерация); конгресс созван был по инициативе французской парии "поссибилистов". Между двумя конгрессами шли некоторое время переговоры о слиянии, но они не привели ни к каким последствиям, и конгресс поссибилистов скоро разошелся. Международный рабочий конгресс послужил началом подобных же периодических съездов С. партий. Между прочим, конгресс постановил: 1) созывать время от времени такие же международные С. конгрессы, из делегатов от различных С. организаций; 2) ежегодно повсеместно праздновать 1 мая, производя демонстрацию в пользу 8-часового рабочего дня. В 1890 г. такая демонстрация, действительно, имела место в Германии, Австрии, Франции, Швейцарии, Бельгии, Голландии, в меньшей степени — в Англии и в Италии, отчасти в других странах; громадные массы рабочих не работали, устраивая вместо того процессии по городам со знаменами и различные собрания. Празднование 1-го мая повторилось и в следующем 1891 г.; но в том же году на 2-м международном социалистическом конгрессе в Брюсселе немецкие и английские делегаты, ввиду столкновений с полицией, вызванных в некоторых странах этим празднованием, внесли предложение о перенесении празднования с 1 мая на первое майское воскресение; предложение немцев и англичан было отклонено; однако, конгресс постановил такую уклончивую резолюцию: "Чтобы сохранить за первым мая его определенный экономический характер, а именно характер демонстрации в пользу 8-часового рабочего дня и выражение классовой борьбы, конгресс постановляет: первое мая есть общий праздник рабочих всех стран, на котором рабочие должны свидетельствовать общность своих требований и свою солидарность; этот праздник должен быть днем отдыха, поскольку условия отдельных государств не делают этого невозможным". Несмотря на то, что С. партия наиболее сильна (кроме Бельгии) в Германии, но именно благодаря тому, что в этой стране она приобрела наиболее спокойный и практический характер, последние слова резолюции конгресса дали германской социал-демократии основание уклониться от празднования первого мая в том объеме, в каком это было первоначально задумано: на партейтаге германской социал-демократии 1892 г. было постановлено праздновать первое мая только вечером, когда прекращаются работы. Это предложение вызвало горячий протест присутствовавшего на партейтаге вождя австрийской социал-демократии Виктора Адлера, доказывавшего, что 1-ое мая есть одно из лучших орудий для агитации; тем не менее оно, после речей Бебеля и Фольмара в его пользу, было принято большинством 223 против 6 голосов. С тех пор 1-ое мая праздновалось каждый год, в Германии более скромным, в Австрии и Франции более шумным образом, но постепенно распространяясь привлекая к участию все большие и большие массы народа. В 1893 г. состоялся международный социалистический конгресс в Цюрихе. На нем были признаны недействительными полномочия тех делегатов, которые были даны сообществами с более или менее заметной анархистской тенденцией, и постановлено: "к участию в конгрессах допускаются только С. партии и сообщества, которые признают необходимость организации рабочих и политической деятельности. Последняя имеет место тогда, когда рабочие партии по мере сил пользуются своими политическими правами и существующими законодательными машинами, стремятся завоевать таковые в интересах пролетариата, вообще стремятся к завоеванию политической власти". Прибавление о политической деятельности должно было отграничить социалистические партии от несоциалистических или от не признаваемых таковыми большинством социалистов. Оно вызвало протесты со стороны анархистов, "независимых социалистов" и некоторых других, признающих себя социалистами, несмотря на отрицание ими политической деятельности; в особенности горячо протестовал Домела Ниювенгуис, вождь голландских социалистов, бывший ранее депутатом парламента, но признающий парламентаризм простой комедией. Тем не менее, постановление было принято и анархисты принуждены были удалиться; некоторые из них не пожелали подчиниться и были выведены силой, что дало повод к нескольким скандальным сценам. То же самое повторилось в 1896 г. на лондонском конгрессе. На двух последних — цюрихском и лондонском конгрессах — дебатировались некоторые спорные вопросы, назревшие в социалистических партиях. Так, левое крыло партий издавна агитирует за подготовление всемирной и всеобщей стачки, которая охватила бы все промышленные страны и, по возможности, все отрасли производства; проект отвергнут, как неосуществимый. То же крыло партии агитирует за отказ от воинской повинности и за стачку в случае начала какой-либо войны в видах протеста против войны вообще; это предложение было отвергнуто. На лондонском конгрессе 1896 г. поставлен на обсуждение аграрный вопрос, перед тем, в 1894 г., одновременно возбужденный на съездах французской социалистической партии в Нанте и германской во Франкфурте. Ввиду невозможности найти общую почву для соглашения, конгресс пришел к неопределенной резолюции, никого ни к чему не обязывающей. 5-й конгресс, на который 29 национальностей прислали до 700 делегатов, состоялся в Париже во время всемирной выставки 23—27 сентября 1900 г. На него анархисты не явились вовсе. Важнейшим вопросом конгресса было решение спора между французами париями независимых социалистов (Жореса) и социал-демократов (Геда) о праве участия социалиста в буржуазном министерстве (по поводу Мильерана); конгресс после бурных дебатов принял уклончивую резолюцию Каутского, по которой это есть вопрос тактики, а не принципа, допускающий, следовательно, различное решение. Видное место занимал также вопрос о колониальной политике и милитаризме, поставленный на очередь политикой Англии в Южной Африке и Индии, и всех европейских держав в Китае; политика эта встретила полное осуждение. На конгрессе, сверх того, установлено учредить в Брюсселе постоянный международный социалистический комитет из представителей разных национальностей с постоянным секретарем; цель его: издание общеинтересных материалов, собирание необходимых для социалистических партий сведений, подготовление международных конгрессов, облегчение сношений между С. партиями разных стран и т. д. Благодаря этим конгрессам, С. партии Европы, Америки и даже Австралии сблизились между собой гораздо теснее, чем прежде; во Франции различные С. партии явно стремятся обратиться в социал-демократию, подобную немецкой; то же самое, хотя в меньшей степени, заметно и в Англии. Вместе с тем более спокойный и умеренный характер немецкой социал-демократии (о его причинах — см. ниже) отразился на С. партиях других стран.
Литература предмета весьма обширна; подробный библиографический указатель представляет Stammhammer ("Bibliographie des Socialismus", 1893—96; 2-е изд. выйдет в 1901), новее в Elster's "Wörterbuch der Volkswirthschaft" (Йена, 1898). Полна библиография при слове Socialdemokratie в Conrad's "Handwörterbuch der Staatswissenschaften"; краткая критическая библиография у Sombart, "Der Socialismus und sociale Bewegung im XIX Jahrh." (3-е изд., Йена, 1900). Ввиду наличности этих указателей и ввиду того, что важнейшие теоретические сочинения указаны при слове Социализм, здесь указываются лишь важнейшие общие сочинения о развитии социалистических партий в Европе и Америке: Rud. Meyer, "Emancipations Kampf des 4 Standes" (Б., 1874—75; 2 изд., 1882; весьма богатое материалом, написанное в духе консервативного социализма; устарело); Laveleye, "Le socialisme contemporain" (10 изд., П., 1896; есть русский перевод; враждебно социализму). Литературу об Интернационале см. в соотв. статье. Winterer, "Le socialisme international. Coup d'oeil sur le mouvement socialiste de 1885 à 1890" (П., 1890); анонимное, "Socialismus und Anarchismus in Europa und Amerika während d. Jahre 1883—86" (Б., 1887); "Jahbücher für Socialpolitik u. Socialwissenschaft", herausg. v. Ludwig Richter" (Цюрих, 1879—80; обзоры развития С. партий во всех странах, слишком панегиристические, но ценные); "Revue internationale de sociolgie", с ежегодным обзором "Mouvement social" (изд. в Париже Вормсом с 1893 г.; враждебно социализму); Геркнер, "Рабочий труд в Западной Европе" (пер. с немецкого, СПб., 1899); Stegman u. Hugo, "Handbuch des Socialismus" (Цюрих, 1897; в форме словаря, много фактов, но с большими пропусками). Важнейшим материалом для истории партий являются протоколы их международных конгрессов, издаваемые, однако, неполно: "Protokoll d. Internationalen Arbeiter-Kongresses zu Paris 1889" (Нюрнберг, 1890); "Verhandlungen und Beschlüsse d. I. A. K. zu Brüssel 1891" (Берлин, 1893); "Protokoll d. I. Socialistischen A. K. zu Zürich 1893" (Цюрих, 1894); "Verhandlungen u. Beschlüsse d. I. S. A. K. zu London 1896" (Б., 1896). Для 5-го конгресса пока только газетные и журнальные отчеты. См. А. Hamon, "Le socialisme et le Congrès de Londres" (П., 1897).
К социалистическим партиям, главным образом в критике существующих экономических отношений, приближаются анархисты. Однако, теории двух учений диаметрально противоположны. Социализм стремится к общественной организации по возможности всего человечества для ведения производства общими организованными силами, следовательно, по необходимости признает принудительную (государственную) власть; противники, как из буржуазного, так и из анархистского лагеря, обвиняют его, что он отрицает свободу (для Г. Спенсера социализм есть "грядущее рабство"). Анархизм, напротив, исходит из требования самой неограниченной свободы личности и отрицает какую бы то ни было принудительную власть; государство для него есть организация меньшинства для эксплуатации масс, и не может быть ничем иным. Впрочем, теория анархизма развивается в двух совершенно различных направлениях. С одной стороны это есть крайнее проведение принципа либерализма в его чистом виде с признанием возможно большей свободы личности и отрицанием государственного вмешательства; для сторонников манчестерской школы и в особенности для Г. Спенсера производство в идеальном обществе (даже такие учреждения, как почта и телеграф) должно вестись свободными промышленными компаниями помимо вмешательства принудительной власти; такое учение выгодно экономически или социально сильным общественным группам и является потому буржуазным анархизмом; философию одной из разновидностей этого анархизма представляет Ницше. Но обыкновенно под анархизмом подразумевается анархизм революционный, или, как он сам себя неправильно называет, анархизм социалистический. Впервые теория этого анархизма была разработана Прудоном ("Qu'est ce que la propriété", 1840, XXV, 393), который первый также употребил слово анархия для обозначения идеального, по его мнению, общественного строя (ранее анархия была просто безначалием, отсутствием власти). Для Прудона идеальным общественным строем представлялся союз совершенно автономных и свободных общин. Это был анархизм преимущественно крестьянства и мелкой буржуазии. За Прудоном последовал Штирнер (1844, см.). Дальнейшим развитием идея анархии обязана Михаилу Бакунину. Бакунин отрицал государство во всех его проявлениях и основаниях, даже всеобщее голосование; по его мнению, при нынешнем народном невежестве из него извлекают выгоды только лучше организованные зажиточные классы; только насильственный переворот признавал он подходящим орудием для водворения на земле идеального строя, в котором не было бы ни частной собственности, ни власти, ни богатства, ни бедности, ни властелинов, ни рабов; все должны работать по мере сил и получать по потребностям. Дальнейшее развитие теории сделано Кропоткиным (см.), главным образом в книге "La conquête du pain" (Париж, 1890), в которой доказывается, что анархия есть исторически неизбежная дальнейшая ступень общественного развития. По его мнению, и теперь уже многое, что прежде составляло предмет монополии и частной собственности, является предметом всеобщего, совершенно неограниченного пользования; мостами, дорогами, даже публичными библиотеками пользуются все по мере потребности, а не средств или заслуг. Бакунин сделал первую крупную попытку осуществить свое учение в жизни. Он играл важную роль в Интернационале, стараясь склонить его на свою сторону и настаивая на безусловной автономии его секций (меньшей зависимости от центрального генерального совета), но в 1872 г. был исключен из него со своими сторонниками. Верные Бакунину секции Интернационала съехались в 1872 г. на международный рабочий конгресс в С.-Иммер, за которым до 1876 г. последовало еще несколько других. Они основали союз "противогосударственных социалистов", скоро исчезнувший. Несколько секций этого союза, под именем "Юрской федерации" (Fédération jurassienne), играли довольно заметную роль во Франции и Швейцарии до начала 1880-х гг.; руководящим лицом в ней был доктор Поль Брусс. Отрицая безусловно участие в настоящей государственной деятельности, эта федерация признавала лишь "пропаганду действия". За восхваление покушений Геделя и Нобилинга 1878 г. Брусс приговорен к двум месяцам тюрьмы и к изгнанию из Швейцарии. Различные группы анархистов в течение трех последних десятилетий образовывались и скоро исчезали почти во всех европейских и американских странах; во всех народных бунтах и волнениях анархисты принимали видное участие; они же совершили ряд убийств и динамитных взрывов. Социал-демократы всегда вели с ними ожесточенную борьбу, за которую анархисты мстили иногда убийствами (социал-демократ Салуц убит ими в С.-Галлене в 1887 г.), и где они достигали силы, там успевали совершенно их вытеснить; так, в Германии анархисты всегда были крайне слабы, хотя и теперь есть несколько анархистских групп (Ландауэр, Гумплович), время от времени издающие листки. В Австрии анархисты играли роль в 1870-х и 1880-х гг. под руководством Пейкерта, но были совершенно вытеснены социал-демократами. А в Англии и Швейцарии всегда было много анархистов, но почти исключительно иностранцев. Особенно силен анархизм в романских странах: во Франции, Испании и в особенности Италии, анархисты которой нередко совершают анархистские покушения и за пределами родины (убийства Карно в 1894 г. во Франции, Кановаса в 1897 г. в Испании, императрицы австрийской в 1898 г. в Швейцарии и многие другие совершены итальянцами).
Важнейшая литература указана в статье об анархизме Георга Адлера в "Handwörterbuch der Staatswissenschaften" (1-й т., 2 изд., Йена, 1898). Серьезнейшая книга об анархизме: Zenker, "Der Anarchismus" (Йена, 1895). Ср. Р. Eltzbacher, "Der Anarchismus" (Б., 1901); Kropotkin, "The autobiography of a revolutionist" (2 т., Л., 1899) и ст. о Кропоткине Георга Брандеса в венской "Die Zeit" (1899).
Германия. В первой половине XIX в. С. учения встречали в Германии мало сочувствия. С 1830-х гг. начался рост германской промышленности и среди фабричных рабочих, число которых в одной Пруссии к середине 1840-х гг. исчислялось полумиллионом, началось движение. В то время когда рабочие в менее культурных восточных провинциях Пруссии стремились к улучшению своего положения посредством ожесточенных, но стихийных и совершенно бесплодных бунтов (бунт силезских ткачей 1844), на западе Германии рабочие, начиная с 1844 г., основывали "общества самообразования": эти общества разрешались властями и достигли довольно значительного развития; число членов некоторых превышало тысячу человек. В них С. идеи находили подходящую почву; в общем, социалисты действовали в союзе с радикальной частью буржуазии. В 1847 г. основание союза коммунистов в Лондоне (см. выше) встретило значительное сочувствие среди обществ самообразования и германских рабочих вообще, вызвавшее к жизни до 30 тайных отделений союза в германских городах. Манифест коммунистической партии нашел горячий отклик в массе рабочих, хотя его идеи, как бы упреждавшие историю, были усвоены рабочими плохо. Рабочие в большом числе приняли участие в мартовской революции 1848 г. Революция доставила свободу слова и сходок, которая быстро послужила на пользу С. движению. Уже 26 марта 1848 г. в Берлине произошло большое народное собрание, на котором выставлены следующие требования: учреждение министерства труда, нормальная заработная плата и рабочий день, запрещение детского труда на фабриках; вместе с тем ограничение введения машин. Эти требования представляли соединение требований социалистических с цеховыми. 6 апреля 1848 г. в Берлине основан "Германский союз рабочих", представлявший федерацию профессиональных рабочих союзов различных городов Пруссии, потом всей Германии. Задачами союза были: 1) взаимопомощь разными способами, между прочим, организацией потребительных и производительных ассоциаций; 2) борьба за нормальный рабочий день и нормальную рабочую плату. Союз существовал два года, ведя С. пропаганду и одновременно стремясь к осуществлению своей первой задачи, ничего общего с чистым социализмом не имеющей. Под конец он состоял из 250 отделений с несколькими десятками тысяч членов. Одновременно развивались и возникали в большом числе новые чисто С. союзы рабочих, вдохновителями которых были К. Маркс и Ф. Энгельс. Главным их органом был "Neue Rheinische Zeitung", издававшийся в Кельне с июня 1848 г. Но наступившая вскоре общая реакция положила конец успехам социализма. В 1849 г. была запрещена "Neue Rheinische Zeitung", в 1850г. был запрещен германский союз рабочих в большей части германских государств; в 1851—52 гг. процесс коммунистов в Кёльне привел к исчезновению германских отделений союза коммунистов, который в 1850 г. распался на организации Шаппера и Виллиха, стремившихся к немедленной революции, и — Маркса и Энгельса, настаивавших на полной противоположности интересов буржуазии и пролетариата и в возможность немедленной революции не веривших. В 1853 г. союз совершенно закрылся. В 1852—60 гг. в Германии не замечается сколько-нибудь значительного социалистического движения. Следующее десятилетие было эпохой чрезвычайно быстрого роста германской промышленности и вместе с тем численного роста германского пролетариата. К началу 1860-х гг. возникло в нем социалистическое движение. Речь, произнесенная в 1862 г. Лассалем в рабочем собрании в Берлине, "Ueber der Zusammenhang der gegenwärtigen Geschichtsperiode mit der Idee des Arbeiterstandes" (изд. впоследствии под заглавием "Arbeiterprogramm", Б., 1862) выдвинула его сразу, как вождя социалистической части рабочих. Когда среди последних возникла идея о созыве в Лейпциге всеобщего германского рабочего конгресса, то образовавшийся с этой целью центральный комитет обратился к Лассалю с предложением высказать свои взгляды на рабочее движение. Лассаль ответил известным "Открытым письмом комитету", которое послужило как бы учредительной грамотой германской социалистической партии (см.) По идеям Лассаля и под его председательством, в 1863 г. был основан в Лейпциге (с отделениями в других городах) всеобщий германский рабочий союз. В § 1 устава, как цель союза, было указано восстановление всеобщего равного и прямого избирательного права посредством завоевания общественного мнения, но исключительно мирными и законными путями. Рабочий союз этот был социалистическим, так как он стремился к замене капиталистического способа производства общественным, и был демократическим, так как стремился к проведению демократической реорганизации государства, но он не был социал-демократическим в современном смысле этого слова, да и не называл себя таковым, потому что промышленные ассоциации, по плану Лассаля, были гораздо ближе к утопическим проектам Фурье, Кабе и др. или по крайней мере к мастерским Луи Блана, чем к системе мер, преобразовывающих способы производства коренным образом, указанным в манифесте коммунистической парии и принятым впоследствии в программу социал-демократической партии. Было и еще одно существенное отличие в направлении союза и социал-демократов: в то время, когда последние были безусловными космополитами, в учении лассальянцев были очень сильны националистические стремления; идея объединения всех немцев в одно сильное государство являлась для них требованием реальной политики минуты. Тем не менее, с основания рабочего союза можно считать начало С. партии в Германии. Агитация Лассаля имела громадное влияние на рабочий класс и послужила первым сильным толчком для всего дальнейшего движения. Однако, вместо 100000 членов, на которых рассчитывал Лассаль, в союзе через три месяца после его основания было всего 900 членов, а еще через год, в момент смерти Лассаля, 4610. Но кроме активных (следовательно, платящих) членов, было немало сочувствующих. После смерти Лассаля в союзе началась мелкая борьба личных честолюбий и тщеславий. Выбранный председателем союза, по указанию самого Лассаля в его завещании, Бернгард Беккер соперничал с более даровитым, но пользующимся еще меньшим уважением Швейцером, а противницей обоих была покровительствовавшая союзу известная подруга Лассаля, графиня Гацфельд. Председатели сменяли один другого, пока в 1867 г. не был избран Швейцер, удержавший это звание до 1871 г. Но уже в 1866 г. графиня Гацфельд со своими сторонниками выделилась из союза и образовала особый рабочий союз, так называемый "союз лассальянцев женской линии"; союз этот скоро погиб, не оставив заметных следов. Перед выборами в учредительный северогерманский рейхстаг лассальянцы выставили следующую программу: 1) устранение всяческой федерации, всякого союза государств; объединение всех германских народов в одну государственную единицу, которая одна может доставить немецкому народу славное национальное будущее: через единство к свободе; 2) всеобщее, прямое и равное избирательное право с тайным голосованием; 3) милиция; 4) разрешение социального вопроса свободными ассоциациями рабочих с государственной помощью по принципам Лассаля. В учредительный рейхстаг лассальянцам проникнуть не удалось, но в первом северогерманском рейхстаге они были представлены двумя депутатами (в том числе Швейцером); кроме того, был избран один представитель "женской линии лассальянцев" (Фёрстерлинг). В 1871 г. Швейцер должен был сложить с себя полномочия президента рабочего союза. Параллельно с лассальянцами развивалась другая С. партия, возникшая в 1863 г., когда большое число различных прогрессистских рабочих сообществ объединилось, во Франкфурте-на-Майне, в один "союз германских рабочих обществ"; постоянными членами его комитета были известный радикальный философ Ланге, прогрессист Макс Гирш и молодой токарь Август Бебель. Однако, недовольство манчестерскими принципами либеральной партии с каждым годом становилось все заметнее и среди этого союза; впереди шел Бебель, находившийся под сильным влиянием вернувшегося из Лондона революционера 1848 г., социалиста Вильгельма Либкнехта. В 1865 г. Бебель был избран президентом союза. В 1866 г. на съезде прогрессистских рабочих обществ в Кемнице Бебель предложил программу, которая хотя и не была еще вполне социалистической, но, тем не менее, очень далеко ушла от принципов прогрессистской партии. Когда в следующем году Бебель был избран на основе этой программы сперва в учредительный, потом в северогерманский рейхстаг, он называл себя там "не принадлежащим ни к какой партии", так же, как и его товарищ Либкнехт. В 1869 г. состоялся рабочий конгресс в Эйзенахе, на который прислали своих делегатов также лассальянские рабочие организации. Там была основана "социал-демократическая рабочая партия" и была выработана ее программа, в которой в 5 пунктах были выражены теоретические принципы партии, а в 10 других ее практические требования. Партия своим идеалом выставила "свободное народное государство", признавала, что "политическая свобода есть необходимое условие экономического освобождения рабочих классов: социальный вопрос неотделим, поэтому, от политического, его разрешение обусловлено разрешением этого последнего и возможно только в демократическом государстве. "Борьба за освобождение рабочих классов не есть борьба за классовые привилегии и преимущества, но за равные права и равные обязанности и за отмену всяческого классового господства". Практические требования программы были почти сплошь чисто политические; сюда входили всеобщее голосование, референдум, милиция, отделение церкви от государства, подоходный налог и т. д. и только в нескольких словах сказано: "введение нормального рабочего дня, ограничение женской и запрещение детской работы", и еще: "государственная помощь товариществам и государственный кредит для свободных производительных ассоциаций при демократических гарантиях". Последний пункт представлял уступку лассальянцам, но она не привлекла их к партии: лассальянцы и "эйзенахцы" остались двумя отдельными организациями с отдельными программами. С объединения Германии для обеих социалистических партий открылось широкое поле деятельности и они обе начали быстро развиваться, притом обе в чисто политическом отношении; к стачечному движению, начавшемуся в широких размерах с 1868 г., обе отнеслись довольно холодно. Лассальянцы сперва шли впереди (в 1871 г. на выборах в рейхстаг они получили 72000 против 41000 голосов, собранных эйзенахцами, в 1874 г. 180000 против 171000 голосов эйзенахцев), но тем не менее в парламенте роль эйзенахцев была гораздо заметнее. Очевидная невозможность добиться при тогдашних условиях осуществления главного требования Лассаля — правительственной субсидии ассоциациям, обрекала лассальянцев на довольно бесплодную роль в парламенте; поэтому они после сложения Швейцером президентских полномочий быстро шли навстречу "эйзенахцам". В 1875 г. последние пригласили их на свой обычный ежегодный конгресс или "партейтаг" в Готе и на нем состоялось слияние двух партий на основе новой программы, несмотря даже на то, что она была лишь дальнейшим развитием программы эйзенахской и окончательно устраняла лассальянское требование государственной помощи промышленным ассоциациям; лассальянцы, таким образом, совершенно отказались от своих особенностей и просто присоединились к социал-демократической рабочей партии. Теоретическая часть готской программы представляла краткое, но гораздо более ясное изложение чисто социалистических принципов партии, чем эйзенахская программа, и приближалась к принципам манифеста коммунистической партии. Тут говорилось, что "труд есть источник всякого богатства и всякой культуры, и так как продуктивный труд возможен только благодаря обществу, то обществу же и принадлежит вся совокупность продуктов труда". "В современном обществе средства труда составляют монополию класса капиталистов". "Освобождение труда требует обращения их в собственность общества". "Освобождение труда должно быть делом рабочего класса". Исходя из этих принципов, "С. рабочая партия" Германии стремится "всеми законными средствами к созданию свободного государства и социалистического общества, к уничтожению действия железного закона заработной платы посредством отмены системы наемного труда" и т. д.; "С. рабочая партия, хотя она действует в национальных рамках, сознает международный характер рабочего движения". Практическая часть программы, сохраняя все прежние чисто политические пункты, значительно расширяет социальные требования, направления к защите рабочего класса; теперь в программу включено требование "законов, охраняющих жизнь и здоровье рабочих, санитарный контроль за жилищами рабочих, избираемые рабочими фабричные инспектора" и т. д. Социал-демократическая партия развивалась очень быстро, как это видно из следующей таблицы:
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
|                                                             | 1871    | 1874    | 1877    | 1878    | 1881    | 1884    | 1887    | 1890    | 1893    | 1898     |
|                                                             |--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
|                                                             | В т ы с я ч а х                                                                                                               |
|----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
| Число голосов, полученных на              | 113      | 351      | 493      | 437      | 311      | 549      | 763      | 1427    | 1786    | 2107     |
| выборах                                               | 2,9       | 6,7       | 9,1       | 7,5       | 6,1       | 9,7       | 10,1     | 19,7     | 23,2     | 27,1     |
| То же в %                                             | 2          | 10        | 13        | 9          | 13        | 24        | 11        | 35        | 44        | 56        |
| Число избранных депутатов                 |            |            |            |            |            |            |            |            |            |             |
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Чрезвычайно веря в свои силы и основываясь на схеме общественного развития, нарисованной Марксом, германская социал-демократия ожидала полного своего торжества, т. е. социалистической революции в самом близком будущем; бывали случаи, что рабочие отказывались от устройства профессиональной ассоциации, не желая тратить сил на практическую работу, когда их нужно направить на политическую борьбу, которая через два-три года доставит полное торжество всем их требованиям. Несмотря на то, что жизнь каждый день приносила разочарования, такая вера сохранилась в более пылких умах партии до самого конца XIX в.; в 1891 г. Энгельс предсказывал полный социалистический переворот к юбилею мартовской революции, т. е. к 1898 г., а в следующем году назначал для торжества партии десятилетний срок; в том же году Бебель говорил, что "великий кладдерадач" наступит ранее, чем этого ожидают, и что лишь немногие в этой зале (в собрании партейтага) не увидят его собственными глазами. В зависимости от этой веры партия не шла ни на какие компромиссы; она была революционной в полном смысле этого слова. Настаивание на легальности способов борьбы нисколько не противоречит этому, потому что партия многократно устами своих вождей, Либкнехта, Бебеля и др., настаивала на том, что законность гораздо выгоднее для прогрессивного движения, чем для реакционных сил, и что к насилию гораздо охотнее прибегают эти последние, чем сторонники первого. Революционной она была потому, что решительно не верила в возможность сколько-нибудь серьезных улучшений в положении народа при сохранении принципа частной собственности. Все практические реформы, которые она, однако, очень горячо и настойчиво защищала, были в ее глазах лишь жалким паллиативом, скорее агитационным средством, нежели делом практически серьезным. "Не к рейхстагу должны говорить наши депутаты, а через головы рейхстага к народу", говорил Либкнехт. В 1887 г. на партейтаге Бебель выражал радость по тому поводу, что, несмотря на рост социал-демократической партии в стране, число ее представителей в рейхстаге значительно уменьшилось, ибо благодаря этому она избегает соблазна играть в государственную деятельность в парламенте. В общем, социал-демократия мечтала о захвате власти; когда пролетариат приобретёт диктатуру, ему легко будет декретировать меры, которые быстро обратят капиталистическое государство в социалистическое общество. Быстрый рост подобной партии внушал опасение всем остальным социалистическим партиям и правительству. Уже вскоре после основания Германской империи агитация против присоединения Эльзас-Лотарингии, как против акта грубого насилия, дала повод правительству возбудить процесс о государственной измене; суд присяжных в Лейпциге приговорил Бебеля и Либкнехта к двум годам тюремного заключения. С 1874 г. начались в Пруссии закрытия различных С. союзов по разным поводам. Два покушения на Вильгельма I Геделя и Нобилинга в 1878 г. дали основание Бисмарку внести в рейхстаг проект закона "против общеопасных стремлений социал-демократии". Закон этот был принят на двухлетний срок и потом систематически возобновлялся вплоть до 1890 г. Этим законом запрещались союзы, собрания, газеты и вообще литературные произведения, в которых обнаруживаются социал-демократические, социалистические или коммунистические стремления; запрещался сбор на подобные цели; в исключительных случаях администрация могла вводить малое осадное положение, при котором пользовалась правом административной высылки лиц, опасных для общественного спокойствия. Закон этот разбил всю социал-демократическую организацию и уничтожил социал-демократическую прессу, насчитывавшую 47 газет со 150000 подписчиков. Из больших городов было изгнано в первый же год до 900 лиц; в течение 10 лет было запрещено в пределах Германии 1299 произведений печати, кроме летучих листков, закрыто множество ассоциаций и союзов. Приблизительно в то же время Бисмарк вступил на дорогу социальной политики, стремясь некоторыми реформами в пользу рабочих примирить их с существующим государством. Ни тот, ни другой способ борьбы с социал-демократией не увенчался, однако, успехом. Социал-демократическая организация была перенесена за границу, пресса партии стала издаваться в Швейцарии, потом в Лондоне и в значительном числе экземпляров провозилась в Германию контрабандным образом. Партейтаги партии стали собираться за границей, хотя не с прежней регулярностью (за время действия социалистического закона их было всего три: в 1880 г. в Видене, в Швейцарии, в 1883 г. — в Копенгагене, в 1887 г. — в С.-Галлене). Что касается правительственной "социальной политики", то рабочая масса отнеслась к ней с недоверием. На первом из заграничных партейтагов из готской программы было вычеркнуто слово "законными", и партия предоставила себе право бороться также нелегальными способами. В 1878 г. число социал-демократических голосов несколько упало под влиянием двух покушений; в 1881 г. оно еще упало, благодаря действию социалистического закона; но после 1881 г. партия оправилась и рост голосов происходил с прежней правильностью. Однако, уже в 1887 г. Энгельс жаловался на проникновение в ее среду мелкобуржуазных элементов, которые дают себя чувствовать с 1884 г. даже среди депутатов рейхстага, в виде умеренного крыла партии. Действительно, в 1885 г. князь Бисмарк внес предложение о государственных субсидиях нескольким пароходным компаниям, поддерживающим торговые сношения Германии с неевропейскими странами; эта мера была предвозвестницей колониальной политики князя Бисмарка. Она безусловно противоречила всем основным принципам партии; тем не менее от её принятия или непринятия зависел заработок большого количества рабочих в Гамбурге, занятых постройкой судов, и несколько депутатов партии не пожелали вотировать против нее. Это был первый случай (и до сих пор единственный), когда разногласие партии дошло до отрицания партийной дисциплины в рейхстаге. Появление умеренного крыла партии в 1884 г., т. е. в самый разгар действия антисоциалистического закона, служит доказательством того, что вовсе не один этот закон революционизировал партию, и не одна отмена его сделала партию умереннее, а целый ряд более глубоких причин. Действительно, в течение 1880-х гг. из Германии вырабатывалась колониальная держава с громадной всемирной торговлей; в последнем десятилетии XIX столетия она начала вытеснять Англию с мирового рынка. Рост богатства Германии и постепенное приобретение на мировом рынке положения эксплуатирующей державы было выгодно, конечно, преимущественно германской буржуазии, но несомненно, что некоторая доля выгод выпадала и рабочему. Часть рабочих делалась заинтересованной в сохранении военного и колониального могущества Германии, а это непосредственно отражалось на его настроении. У части рабочих появилось сознание что, несмотря на противоположность классовых интересов, есть также интересы общие германскому рабочему с германским буржуа, объединяющие того и другого ее членов единой государственной единицы с некоторыми общими интересами, противоположными интересам других государственных единиц. По-видимому, появлением того же сознания у правящих классов объясняется смена сурового режима князя Бисмарка более мягким режимом графа Каприви, более терпимое отношение к социал-демократии как со стороны правительства, так и со стороны некоторых буржуазных партий (в особенности народной, в меньшей степени свободомыслящей) и в частности отмена антисоциалистического закона 1890 г. Последняя мера вновь обратила партию в одну из вполне легальных партий. организация ее была восстановлена в прежнем виде; партейтаги стали собираться ежегодно. На эрфуртском партейтаге была выработана новая программа, которая, в сущности, служила лишь дальнейшим развитием прежней, готской программы и выражала прежние наиболее революционные убеждения партии. Теоретическая часть программы развивала подробно идеи Маркса о постоянно происходящем процессе концентрации капиталов, об углублении пропасти между все уменьшающейся кучкой капиталистов и все увеличивающейся массой пролетариев; из этого делался вывод о неизбежности страшного социального катаклизма; программа с прежней твердостью подчеркивала, что дело освобождения рабочего класса может быть делом только самого рабочего класса. Тем не менее, желая сохранить соединение идеального момента с практическим, программа выставляла ряд практических требований, которых можно было добиваться в нынешнем государстве; в общих чертах они представляли повторение требований готской программы. В полном соответствии с этой демократической программой была и организация партии, установленная в 1890 г. на конгрессе в Галле. Партия организуется снизу вверх. Членом партии признается всякий, "признающий основные принципы ее программы и поддерживающий партию по мере сил; не установлено даже обязательного взноса. Все члены партии на открытых собраниях в отдельных избирательных округах Германии избирают "доверенных лиц", которые составляют бюро партии в данном округе; эти бюро собирают взносы, заведуют делами партии в округе и сносятся между собой и с центральным правлением. На таких же открытых собраниях избираются делегаты на партейтаге — не более чем по 3 от каждого округа. Партейтаг собирается каждый год в разных местах и является как бы парламентом партии; на нем обсуждаются теоретические и практические вопросы, на нем же избирается правление партии из 12 лиц. При выборах делегатов происходит такая же борьба между различными фракциями социал-демократической партии, как и при выборах членов парламента между различными партиями; делегаты являются на партейтаг нередко с обязательством возбуждать такие-то и такие-то вопросы, голосовать так-то и так-то. Каждый партейтаг носит явственный отпечаток предшествующих прений на открытых социал-демократических собраниях; вожди находятся, таким образом, в постоянном соприкосновении со всей массой партии.
Несмотря на революционность программы 1891 г., свидетельствовавшей как будто о том, что партия ни от чего из своего прошлого не отрекается, в действительности, физиономия партии после 1890 г. начала заметно изменяться. На том же эрфуртском партейтаге, на котором была выработана новая программа, обсуждался вопрос о так называемой новой тактике, предложенной депутатом Фольмаром; последний доказывал, что процесс, намеченный Марксом, совершается в действительности несколько иначе и, во всяком случае, гораздо медленнее, чем это думал Маркс, так что спекулировать на великий кладдерадач партия никоим образом не имеет оснований; ныне живущее поколение не доживет до социалистического государства, а до 8-часового рабочего дня дожить может. Ввиду этого партия должна направить все свои силы на разрешение практических задач: расширение фабричного законодательства и т. п. Если правительство, в лице Вильгельма II, идет навстречу некоторым требованиям рабочих, то нет ни малейшего основания сразу отталкивать его. Не следует забывать также, что Германия имеет национальные задачи и если тройственный союз охраняет мир, то есть все основания стоять за него. Тактика Фольмара подверглась строгому осуждению на партейтаге. Но с другой стороны подверглись осуждению и даже исключению из партии некоторые "молодые" (А. Ауербах, Вернер), составившие потом партию "независимых социалистов", которые нападали на понижение революционного духа, сказывавшееся в увлечении парламентской деятельностью. Партия "независимых" позже дошла до полного отрицания политической деятельности, что ее сблизило с анархистами; около 1895 г. она исчезла, не оставив заметного следа. Однако, с каждым новым партейтагом голоса людей, защищающих те самые принципы, слышались все громче и громче. Во второй половине 1890-х гг. Шиппель выступил с пропагандой идеи, что социал-демократия при всей своей антипатии к шовинизму и милитаризму не имеет основания оставлять Германию хуже вооруженной или вообще слабее, чем другие государства Европы; народ нас не поблагодарит, говорил он, если, благодаря нашему отказу ассигновать кредиты на новые пушки, значительное количество солдат будет перестреляно значительно лучшей артиллерией России. Наконец, в 1899 г. вышла в свет книга одного из видных теоретиков и публицистов партии Эдуарда Бернштейна ("Die Voraussetzungen der Socialismus und die Aufgabender Socialdemokratie", Штутгарт; возражение на нее: K. Kautsky, "Bernstein u. das socialdemokratische Programm", Штутгарт, 1899; Rosa Luxemburg, "Reform oder Revolution", Лейпциг, 1899), в которой были изложены новые начала, предлагаемые автором для партии. Теоретическая часть учения Бернштейна была изложена в форме довольно отрицательной критики марксизма, и из этой критики сделаны практические выводы. Бернштейн совершенно отрицает диалектический метод Маркса; он доказывает статистически, что процесс концентрации капиталов вовсе не происходит, пропасть между богатыми и бедными не углубляется, а постепенно сглаживается, хотя и с чрезвычайной медленностью. Социализм может восторжествовать, следовательно, не вследствие катаклизма, а путем медленных частичных реформ; все, что увеличивает долю рабочего, получаемую им из продукта его труда, есть шаг на пути к той экспроприации экспроприирующих, к которой стремятся социалисты, ожидая ее от внезапного переворота. Муниципализация, в особенности в широких размерах совершающаяся в Англии, конок, газового дела, водопроводов и т. д. — тоже шаг на пути к социализации. Отвергнув, таким образом, и теорию обнищания масс (Verelendungstheorie) и теорию катаклизма (Zusammenbruchstheorie), Бернштейн заменяет их теорией медленного и постепенного превращения капиталистического общества в общество социалистическое. На вопрос, что же из теоретической части социал-демократической программы Бернштейн сохраняет в ней нетронутым, он письмом, опубликованным в "Vorwärts", ответил, что из всех 6 теоретических пунктов программы он признает только шестой, и то с заменой слов: "освобождение рабочего класса должно быть делом только рабочего класса" словами "преимущественно рабочего класса". Для Бернштейна нет основания безусловно противополагать социал-демократию буржуазным партиям; напротив, при всей противоположности классовых интересов между буржуазией и пролетариатом, по крайней мере в настоящее время, есть точки соприкосновения. "Пролетарий не имеет отечества, — говорилось в Манифесте коммунистической партии, — но этот тезис мог быть верен для бесправного, исключенного из общественной жизни рабочего 40-х гг.; нынче же, несмотря на значительное сближение народов между собой, он потерял большую часть своего значения и будет терять его все более и более по мере того, как рабочий, благодаря влиянию социал-демократии, будет обращаться из пролетария в гражданина; рабочий, являющийся равноправным избирателем в государстве и общине, а вследствие этого и совладельцем общего богатства нации, рабочий, детей которого воспитывает община, здоровье которого защищает она же, права которого отстаивает она же, уже имеет отечество, не переставая от этого быть гражданином всего мира. Полное уничтожение национальности есть мечта, и притом некрасивая... Социал-демократия не может относиться равнодушно к тому, чтобы немецкая нация, которая уже немало поработала для культурного развития человечества, была бы удалена из совета народов". Исходя из подобных соображений, Бернштейн отстаивает колониальную систему, как распространяющую культуру во внеевропейские страны, и требует, чтобы социал-демократия отказалась от своего безусловно отрицательного отношения ко всем военным требованиям правительства. "Влияние социал-демократии станет гораздо больше, когда она найдет в себе мужество эмансипироваться от влияния фразы, и открыто станет тем, чем она уже является в действительности — демократически-социалистической партией реформы".
Учение Бернштейна разделило всю партию на два крыла — умеренное или бернштейнианское и революционное. Во главе последнего стояли главный теоретик партии (после смерти Энгельса) К. Каутский и старые ее борцы — Бебель, Либкнехт, Зингер. К первому примкнули Фольмар, Ауер, молодой, но очень талантливый деятель парии Вольфганг Гейне, Давид, Конрад Шмидт, Шиппель и др. Впрочем, как в ряду умеренных, так и в ряду крайних не существует единства. Среди бернштейнианцев Шиппель, например, защищающий постоянную армию против милиции и готовый отстаивать даже протекционизм, но вместе с тем несогласный с другими пунктами учения Бернштейна, представляет особое течение. Эльм, враждебно относящийся к учению Бернштейна о реформах и революции, является представителем опять-таки особого течения. В свою очередь и среди крайних нужно выделить течение, во главе которого стоят Парвус, Роза Люксембург и Клара Цеткин, верящие в возможность баррикадной революции в самом близком будущем. Учение Бернштейна вызвало ожесточенные дебаты на двух партейтагах, штутгартском (1898) и ганноверском (1899), окончившиеся не совсем определенной резолюцией, которая была предложена Бебелем, но сформулирована настолько неопределенно, что на нее согласился и Бернштейн. Постановлено, что социал-демократической партии нет оснований менять ни название, ни тактику, ни программу. Проповедь Шиппеля была осуждена. Кроме указанных, в последнее десятилетие и другие вопросы, как тактические, так и принципиальные, вызывали горячие споры и делили партию на различные фракции, иногда самым причудливым образом. К числу первых принадлежит вопрос об участии социал-демократии в выборах в прусский ландтаг; до последнего времени социал-демократия отказывалась от него, считая проведение хотя бы одного социал-демократа в ландтаг невозможным, вследствие основанной на имущественном цензе системы выборов, а участие в выборах для поддержки какой-нибудь партии считая несогласным с принципами партии. Все бернштейнианское крыло партии, а из враждебного ему Бебель, Каутский и даже Парвус высказались, однако, за изменение тактики и в 1898 г. социал-демократия, на основании постановления штутгартского конгресса, в первый раз приняла участие в выборах в прусский ландтаг и содействовала усилению в нем свободомыслящей партии за счет консерваторов и национал-либералов. На майнцском партейтаге, в сентябре 1900 г., вопрос возбужден вновь и решен еще более категорически: "Социал-демократия обязана принимать участие на выборах в прусский и саксонский ландтаги". На конгрессах во Франкфурте (1894) и в Бреславле (1895) возбужден один из самых серьезных принципиальных вопросов, а именно аграрный. Бебель, Либкнехт, Шенланк, Давид, Фольмар доказывали, что социал-демократическая партия не должна быть специально партией промышленных рабочих; она должна быть партией всех неимущих; признавая, что крестьянство, как общественный класс, гибнет, она, однако, исходя из этого принципа, должна придти ему на помощь, хотя бы при помощи паллиативов, как, например, дешевого кредита и т. п. Предложенная аграрная программа, однако, была отвергнута (противниками выступили Каутский и Зингер) подавляющим большинством голосов. Разногласия далеко не всегда оказываются разногласиями личных убеждений или взглядов; за ними в большинстве случаев лежат противоречия интересов различных групп среди той народной массы, которая составляет армию социал-демократической партии; так, саксонские социал-демократы, вербующиеся преимущественно в занятых горной промышленностью округах, являются сторонниками самых крайних учений и безусловными противниками союза с крестьянством; в Баварии же, где рабочий класс не в такой степени оторван от земли, социал-демократы симпатизируют умеренной политике и аграрной программе. Гамбург, как город, живущий мировой торговлей, издавна является центром умеренного движения, но вместе с тем он враждебен аграрной программе и т. д. Тем не менее единство партии до сих пор не нарушено. Разрыв был бы одинаково невыгоден как левому, так и правому крылу. В течение 1890-х годов темп роста партии, как это видно из числа поданных за нее голосов, значительно замедлился. Далеко не все даже промышленные рабочие вотируют за нее (противоположный расчет Каутского в его книге против Бернштейна основан на очевидном статистическом недоразумении); однако, как показывают выборы 1899 г. в баварский и баденский ландтаг (основанные на имущественном цензе), сочувствие к социал-демократии усиливается среди среднезажиточных слоев населения, что несомненно объясняется большей её умеренностью. Кроме рейхстага, социал-демократия имеет своих сторонников также во всех почти ландтагах (исключение составляет прусский) и в некоторых из них (баварском) играет довольно видную роль. В думах разных городов (например, Берлина) есть тоже социал-демократы, несмотря на покоящуюся на имущественном цензе систему выборов. Они там энергично, но довольно безрезультатно, борются за "муниципальный социализм", с большими результатами за демократизацию и улучшение школы, городское благоустройство и пр.
Литература громадна. Библиографические указатели указаны выше. Теоретические сочинения см. при слове Социализм; важнейшие сочинения, определявшие практическую программу партии, кроме указанных в тексте: все сочинения Маркса (практически важна его статья: "Zur Kritik des socialdemokratischen Parteiprogramms", в "Neue Zeit", 1891, № 18), Энгельса, Лассаля, многие Каутского, в особенности: "Das Erfurter Programm" (Штутгарт, 1892), Бебеля, в особенности: "Unsere Ziele" (1869; 10 изд., Берлин, 1895); Vollmar, "Die nächsten Aufgaben der Socialdemokratie" (Мюнхен, 1891); "Ueber den Staatssocialismus" (Мюнхен, 1891). Книга Бернштейна в русской литературе изложена в "Вестнике Европы" и в "Русском Богатстве" (1899); Kautsky, "Agrarfrage" (Штутгарт, 1899), два русских перевода, Харьков, 1900 и СПб., 1900; оба неполны); написанная в противоположном направлении книга Held, "Die Agrarischen Fragen" (В., 1899; два русских перевода, M. и СПб., 1900, с некоторыми сокращениями). О книге Каутского см. статью Булгакова в "Начале" (1899, №№ 1—3). Большое значение имеет резко враждебное социал-демократической партии с точки зрения "независимых" социалистов (отрицающих парламентаризм и всяческие компромиссы с нынешним государством): Domela Nieuwenhuis, "Le socialisme en danger" (Париж, 1897; извлечение из нее, имеющее самостоятельное значение: "Die verschiedenen Strömungen in der deutschen Socialdemokratie", Берлин, 1892); его же, "Le débacle du marxisme" (в "Humanité nouvelle", 1900, № 6); его же, "La social-démocratie allemande au congrès de Stuttgart" ("L'Humanité Nouvelle", 1899, № 4). C точки зрения независимых социалистов нап. книга: Hans Müller, "Der Klassenkampf in der deutschen Socialdemokratie" (Цюрих); A. Wagner "Das neue socialdemokratisches Programm" (Б., 1892); Масарик, "Философские и социологические основания марксизма" (перевод Николаева, М., 1900). Важнейший материал для истории партии представляют протоколы ее партейтагов, неполные и составляющие большую библиографическую редкость — "Protokoll des Kongresses zu Wyden", 1880, zu Kopenhagen 1883, zu St-Gallen, 1887, и полные и имеющиеся в продаже следующих партейтагов (Берлин, 1890 и сл.); также партейтаги баварских социал-демократов. Все программы партии напечатаны у Spacht, "Die Reichstagswahlen von 1867—97" (Берлин, 1898). Для более ранней истории важны: Engels, "Enthüllungen über den Kommunistenprozess" (1887); "Der Leipziger Hochverratsprozess" (Лейпциг, 1872; нов. изд. с предисловием Либкнехта, Берлин, 1894). Важнейшая газета партии: "Vorwärts", в Берлине с 1890 г. Журналы партии: "Die Neue Zeit", еженедельно в Штутгарте, ред. Каутским при постоянном участии Бернштейна с 1883, "Der socialistische Akademiker", потом переименованный в "Socialistische Monatshefte", Берлин. Оба издания представляют собой журналы для выяснения различных вопросов, волнующих партию (последний первое время специализировался на вопросах, касающихся студенческой жизни), и потому допускают на свои страницы произведения различных оттенков социалистического направления; но с 1899 г., еще более с 1900 г., т. е. с выходом Бернштейна из числа сотрудников "Neue Zeit", этот журнал все более и более делается органом ортодоксальной социал-демократии, второй же — органом критического направления в социал-демократии. Из весьма многочисленных сочинений о немецкой социал-демократии имеют значение написанное с ортодоксально социал-демократической точки зрения Fr. Mehring, "Gesch. d. deutschen Socialdemokratie" (Штутгарт, 1897—98), ценное по массе материала, но без достаточной критики, представляющее один восторженный панегирик; не потеряло своего интереса произведение того же автора, изданное им впервые в 1877 г., когда он не был еще социал-демократом, и написанное враждебно этой партии с точки зрения немецких прогрессистов: "Die deutsche Socialdemocratie", 3 изд., Бремен, 1879 (изложение книги в "Вестнике Европы", 1879, № 1). Обстоятельная история партии у Прокоповича, "Рабочее движение на Западе" (т. I, СПб., 1899); Russel, "German socialdemocraty" (Л., 1896). Для раннего периода см. предисловие Бернштейна к сборнику сочинений Лассаля; Held, "Die deutsche Arbeiterpresse des Gegenwart" (Лейпциг, 1873); Sombart, "Socialismus und die Sociale Bewegung im XIX Jahr.", 3 изд., 1900; русский перевод с 2 изд. в приложении к книге Уоллеса: "Чудесный век", СПб., 1900); Р. Singer, "L'action socialiste au conseil municipal de Berlin" ("Mouvement socialiste", 1900, № 26); Ad. Braun, "L'organisation de la démocratie soc. allemande" (ib., 1900, № 28); Schmöle, "Die socialdemokratisch. Gewerkschaften in Deutschland" (Йена, 1896—98). Обзор политических партий Германии с точки зрения социал-демократии: Ad. Braun, "Die Parteien des deutschen Reichstages" (Б., 1893). Враждебные социал-демократии характеристики ее в сочинениях Евгения Рихтера (перечень см. в ст. Рихтер, Евгений), в общих обзорах о партиях в Германии и в "Словарях" и "Handbuch'ax" разных партий. См. литературу при ст. Национал-либералы и Свободомыслящие; ценная (резко враждебная) статья в клерикальном Bruder's "Staatslexikon" (5 т., 1897). Статистика: Neumann-Hofer, "Die Entwickelung der Szd. bei den Wahlen" (2 изд., Б., 1898).
Во Франции С. течения существовали и даже представляли значительную силу уже в первой половине XIX в. Перед 1848 г. существовало два главных С. течения: во главе одного стоял Луи Блан (см.); его сторонники называли себя социальными демократами, хотя имели мало общего с социал-демократами позднейшей эпохи; во главе другого — Прудон (см.); оно приближалось во многих отношениях к анархизму. Первое было популярно преимущественно среди рабочих больших городов, в особенности Парижа; второе не имело такого определенного круга распространения и имело многочисленных сторонников и среди рабочих, и среди ремесленников, мелких лавочников и до некоторой степени крестьян. Роль парижского пролетариата в революции 1848 г. была весьма значительна и он получил участие во временном правительстве в лице двух социалистов, Л. Блана и Альбера. Но буржуазные члены правительства сумели подорвать их значение с самого начала. Июньское восстание сломило силы парижского, т. е. почти всего французского пролетариата надолго (подробности см. Революция); во все время второй империи социализм почти не выступал; существовал только прудонизм, да и тот был малозаметен. Но к концу правления Наполеона III стало вновь замечаться распространение С. кружков и групп, которые сыграли вновь крупную роль в восстании парижской коммуны (см.). Подавление его имело те же результаты, что и июньская революция 1848 г. До 1873 г. еще была заметна во Франции деятельность Интернационала, но после его закрытия социализм вновь совершенно исчез с политической арены. Были различные ассоциации рабочих, но они были слабы, действовали разрозненно и политической программы не имели. В 1876 г. в Париже собрался первый рабочий конгресс, избранный различными ассоциациями рабочих; в 1878 г. второй в Лионе: ни тот, ни другой далеко не были социалистическими, так как отличительной чертой их является полное отсутствие единства; конгрессы разошлись без практических результатов, кроме усилившегося желания договориться до какой-нибудь общей программы. С. партия, как известная организация, возникла только в 1879 г. на третьем рабочем конгрессе в Марселе. Среди разноголосицы господствовавших мнений намечалось два главных течения: одно революционно-социалистическое, другое радикально-ассоциационное, отстаивавшее профессиональные ассоциации, как лучший способ борьбы. Тем не менее создалась "коллективистическая рабочая партия", построенная на С. принципах. Наиболее видными деятелями были: Жюль Гед, Лафарг (см.), Малон (см.; † в 1893 г.), Брусс. Союз оказался, однако, весьма непрочным. На гаврском конгрессе 1881 г. дело дошло до разрыва; сторонники профессионально рабочего движения вышли и организовали собственную партию, а в "рабочей партии" остались более чистые социалисты. Но ни в той, ни в другой партии не было единства. Уже в 1882 г. коллективисты вновь распались. Гед и Лафарг, представители последовательного марксизма во Франции, основали в Руане "Рабочую партию", с программой, представляющей дальнейшую переработку программы "коллективистов" 1879 г., довольно близкой к готской программе германских социал-демократов 1875 г. В практической части ее выставлено 5 политических требований: 1) свобода печати, ассоциаций и т. д., 2) отмена бюджета культов и возвращение государству церковных и монастырских имуществ, 3) милиция, 4) децентрализация ("община должна быть распорядительницей своей администрации и полиции") и 5) отказ от уплаты государственных долгов; и 13 экономических, куда входит нормальный рабочий день, минимальная заработная плата, призрение стариков и инвалидов труда, ответственность хозяев за несчастные случаи, прогрессивный подоходный налог и т. д. В том же 1882 г., на конгрессе в Этьенне, была основана "федерация социалистических работников Франции" ("Fédération des travailleurs socialistes de France"), которая находила программу рабочей партии слишком отвлеченной, слишком малопрактичной; она считала нужным проводить "политику возможного" (politique des possibilités) и получила поэтому наименование поссибилистической; во главе ее стояли Брусс и Аллеман. В 1890 г. поссибилисты вновь распались на аллеманистов, называвшихся "революционно-социалистической рабочей парией", и бруссистов, сохранивших старую кличку. К этим партиям надо присоединить бланкистов, с Вальяном во главе, оправившихся от разгрома коммуны и основавших в начале 1880-х гг. "революционный центральный комитет", и "независимых социалистов", с Малоном во главе. Все эти фракции вели борьбу на выборах более между собой, чем со своими общими врагами. Различия во взглядах между ними были несомненны, но они не превышали разногласий внутри германской социал-демократии, вовсе не мешавших последней действовать общими силами. Эти различия, коренящиеся частью в различии темпераментов (большая или меньшая революционность), частью в различии воззрений, были далеко не всегда ясны, и многие члены фракций беспрестанно колебались, переходя из одной в другую. Значительную роль в дроблении сыграло личное соперничество вождей. В общем, первый период истории С. партии Франции (продолжавшийся от 1879 г. до начала 1890-х гг.) характеризуется глубокой верой в чрезвычайную близость новой великой революции. Во всех фракциях были живы традиции французских баррикадных революций, даже у поссибилистов, сравнительная умеренность которых не помешала выделиться из них фракции с "революционно-социалистической" кличкой. Подобная же частная борьба велась и среди партии профессионального движения, которая в 1884 г. распалась на умеренное и революционное крыло, последнее в 1886 г. подпало под влияние Геда и присоединилось к его партии. Такой характер С. партий был ими унаследован от буржуазных революционных партий Франции, которые тоже всегда вели борьбу с частными клубами и мелкими организациями. Внутренняя борьба не мешала, однако, росту С. партий, хотя и более медленному, чем в Германии. На выборах в 1881 г. С. партии собрали вместе 60000 голосов, в 1885 г. — 30000, в 1889 г. — 176000, в 1893 г. — 440000 и, наконец, в 1898 г. — 840000; с 2 депутатов в 1881 г. социалисты довели их число до 49 в 1893 г. и до 52 в 1898 г. Впрочем, в это число входит и несколько депутатов, социалистический оттенок которых подлежит большому сомнению. Деятельность С. депутатов в парламенте была довольно бесцветна; они обыкновенно являлись лишь одной из радикальных партий, усиливавших шум и разноголосицу во французском парламенте, и не придавали его прениям тот отпечаток борьбы между представителями буржуазии, землевладения и пролетариата, который сообщает германскому рейхстагу присутствие депутатов социалистов. Так было в первый период истории С. партии. В начале 90-х годов панамский скандал, совершенно не затронувший С. партию, создал ей преимущество перед всеми другими партиями и дал ей значительный рост голосов и числа депутатов. Ряды социалистов, и именно независимых, увеличились Жоресом, избранным в парламент в 1892 г. и сразу занявшим место лучшего оратора французской палаты; кроме того, образовалась новая, скоро почти слившаяся с независимыми, С. партия "радикалов-социалистов", выделившаяся из рядов радикалов, с Мильераном (см.) во главе. Началось стремление к сближению, к объединению. Тон речей в парламенте стал определеннее, и вместе с тем С. партии начали практическую работу в муниципалитетах; начиная с 1892 г., они составляли большинство в управлении некоторых из них, и это число значительно выросло в 1896 и 1900 гг. Несмотря на то, что деятельность муниципалитетов находится под строжайшим контролем администрации, социалистам удалось сделать довольно много для проведения своих принципов в управлении такими городами, как Лилль, Рубэ, в особенности Дижон и др. Здесь они выставляли совершенно практическую программу. Сюда входит муниципализация конок, газового и водопроводного дела, но в этой области ни одна серьезная мера не была утверждена; введение подоходного налога для городских надобностей тоже не могло состояться нигде, несмотря на многократные постановления разных муниципалитетов; но городу Дижону удалось, после продолжительной борьбы с министерством Мелина, отменить октруа; многим муниципалитетам удалось значительно поднять народные школы, устроить снабжение бедных учеников даровыми учебниками, завтраками и даже одеждой; поставить на широкую ногу призрение стариков; ввести даровую медицинскую помощь, но муниципальные аптеки систематически запрещались правительством. Все эти меры, конечно, не заключают в себе ничего специфически социалистического и в Англии их проводят либералы; но во Франции они сделались достоянием исключительно С. партий, и именно эта их муниципальная деятельность особенно привлекла на их сторону массу избирателей. Той же цели способствовало принятие на 10 и 12 конгрессах гедистов в Марселе 1892 г. и Нанте 1894 г. (одновременно с возбуждением того же вопроса на франкфуртском партейтаге германской С. демократии 1894 г.), так называемой "аграрной программы": 1) образование крестьянских товариществ всякого рода, 2) приобретение сельскохозяйственных машин общинами при поддержке государства и даровая выдача их крестьянам в пользование. 5) третейские суды между арендаторами и землевладельцами; вознаграждение арендаторов за мелиорации, 6) расширение сельскохозяйственного образования, 7) понижение железнодорожных тарифов. Программа эта имела целью привлечь те слои населения, на которые обыкновенно опираются С. партии, и действительно создала партии много сторонников в сельском населении. В течение этого периода в истории французских С. партий (до 1899 г.), периода, когда подготовлялось объединение партии, происходили сближения и слияния разных групп; Жорес почти всеми признавался за общего вождя партии, и даже крайне честолюбивый Гед, в 1893—98 гг., в первый и единственный раз бывший депутатом, крайне неохотно, но шел за ним. Рядом с Жоресом стоял Мильеран. В 1896 г., при содействии Жореса, рабочие в департаменте Тарн основали собственный стеклянный завод, который после первых неудач пошел хорошо и существует поныне. Фракция Геда сильно нападала за него на Жореса, видя в подобных учреждениях на капиталистической почве торжество не С., а именно капиталистического принципа. В 1898 г. дело Дрейфуса имело громадное влияние на историю партии. Жорес вместе с Эмилем Зола и Клемансо, т. е. людьми, не имеющими ничего общего с социализмом, выступил одним из самых энергичных агитаторов за пересмотр. Свое поведение он мотивировал тем, что С. партии не должны никогда отделять себя от дела прогресса и культуры, что они должны всегда выступать за справедливость и право, а в данном случае они всецело на стороне Дрейфуса. Жорес при этом действовал в полном согласии с громадным большинством социалистов и находил нравственную поддержку в массе германских социал-демократов. Но против него выступил Гед, доказывая, что дело Дрейфуса есть внутреннее дело буржуазии, которое она же и должна покончить, и что пролетариату мешаться в него нет повода; за Геда стояли немногие члены его партии и из-за границы он получал поддержку от Либкнехта, решительно разошедшегося по этому вопросу со своей партией. Дело Дрейфуса привело к сплочению значительной массы социалистов; но одним из своих последствий оно имело образование (июнь 1899 г.) министерства оппортуниста Вальдека-Руссо с известным своей жестокостью усмирителем коммуны генералом Галлиффе в должности военного министра; в это министерство вступил, не посоветовавшись с партией — Мильеран, получивший портфель министра торговли. Такой поступок был нарушением партийной дисциплины; кроме того, он ставил вопрос для партии чрезвычайно важный: имеет ли право социалист вступать в буржуазное министерство? Это несомненно шло вразрез со всеми принципами партии. Жорес и некоторые другие одобрили поступок Мильерана, но Гед, и на этот раз значительное большинство партии явно высказывались против. Среди различных С. партий возникла мысль созвать для обсуждения этого вопроса общий С. конгресс, который и был созван в декабре 1899 г. в Париже. На него организационным комитетом были приглашены 5 С. партий (гедисты, независимые, аллеманисты, бруссисты, бланкисты) и различные С. ассоциации; все допущенные на конгресс должны были объявить свое согласие с таким принципом: "интернациональная деятельность рабочих, политическая и хозяйственная организация пролетариата как классовой партии для завоевания политической власти и социализирования средств производства и обмена, другими словами, обращение капиталистического общества в коллективистическое". На обсуждение были поставлены 3 вопроса: 1) совместимо ли занятие должностей в буржуазных правительствах с принципом классовой борьбы. 2) Поведение социалистов в борьбе различных буржуазных партий (дело Дрейфуса). 3) Объединение С. партий в одну; теоретические и практические его условия. Успели обсудить только 1-й и 3-й вопросы. Можно было ожидать, что большинство выскажется против Мильерана; но между его вступлением в министерство и конгрессом прошло 6 месяцев в течение которых Мильерану удалось сделать больше, чем С. ждали. Прежде всего, при нем прекратилось стеснение С. муниципалитетов и им удалось шире развить свою деятельность (между прочим, им позволялось даже ассигновать суммы в пользу стачечников); во время стачек правительство не становилось на сторону хозяев, и благодаря этому стачки чаще прежнего оканчивались победой рабочих; в правительственных мастерских сокращено рабочее время; Мильеран подготовил (принятый 31 марта 1900 г.) новый фабричный закон, понижавший рабочий день на большей части фабрик до 10 часов. Рабочие почувствовали улучшение своего положения — и осуждение Мильерана стало немыслимым. При теоретическом обсуждении вопроса небольшое большинство высказалось за то, что социалист не должен вообще вступать в буржуазное министерство, но затем крупное большинство провело резолюцию, что в исключительных обстоятельствах и с безусловными гарантиями сохранения верности знамени это возможно. Затем было решено объединение всех С. партий, но не в единую цельную партию, а в федерацию партий (первый известный пример из истории политических партий) с сохранением самостоятельности всех 5 партий, но с общим управлением и с совместной деятельностью, с ежегодными конгрессами. Таким образом конгресс 1899 г. сыграл роль, сходную с ролью готского партейтага в Германии (1875), хотя слияние, устроенное последним, было гораздо полнее. Второй конгресс в Париже в сентябре 1900 г. закончился выделением из партии группы гедистов, образовавшей особую фракцию. Поводом послужило разногласие по вопросу об участии Мильерана в министерстве Вальдека-Руссо.
Литература. Брошюры, листки, газеты и журналы С. партий чрезвычайно многочисленны, но все почти имели лишь минутное значение; важнейшие: Guesde et Lafargue, "Le programme du parti ouvrier, son histoire, ses considérants" (П., 1883; книга имела бы такое же значение для французской С. партии, как "Erfurter Programm" Каутского для германских, если бы не была выражением мнений одной лишь фракции и не была бы так пристрастна в особенности в исторической части), также сочинения, указанные при именах Лафарга (см.), и Малона (см.). От многочисленных конгрессов разных фракций или вовсе не осталось печатных материалов, кроме газетных заметок, или остались брошюры, представляющие лишь краткие изложения хода прений. Впервые на конгрессе 1899 г. велась стенографическая запись, изданная под заглавием: "Congrès général des organisations socialistes françaises, tenu à Paris du 3—8 décembre 1894. Compte rendu sténographique officiel" (П., 1900). Ни газеты, подобной "Vorwärts", ни журнала, которые были бы официальным органом партии, во Франции нет; из многочисленных газет важнейшая "Petite République Française", в редакции которой близкое участие принимает Мильеран. Из журналов более значительный: "Le mouvement socialiste", изд. 2 раза в месяц с 1899 г. в Париже, под ред. Hub. Lagardelle, бывшего гедиста; журнал, подобно "Neue Zeit", стремится быть научным органом всех С. партий и свободно допускает на свои страницы полемику. В нем много ценных статей о французских и иностранных (в особенности бельгийской) С. партиях (в редакции журнала принимает участие вождь бельгийских С. Вандервельде). Имеет интерес также "La Revue Socialiste" основанная (1885) Малоном, выходящая доныне ежемесячно; в ней ценна библиография; точка зрения не выдержана; много научных статей по вопросам социализма. "L'Humanité nouvelle", ежемесячн. с 1897 г., ред. Hamon. Точка зрения еще менее выдержана, много статей вовсе не социалистических; есть наклонность с одной стороны к антисемитизму, с другой к умеренному анархизму. Серьезных исследований по истории С. партий во Франции вовсе нет, наиболее ценная работа — статья Lagardelle, "Der französische Socialismus" — в "Neue Zeit", 1900, №№ 17, 19, 22. Статья Adler'a в "Handwörterbuch der Staatswissenschaften"; в ней хорошая библиография. Lafargue, "Die Socialistische Bewegung in Frankreich 1876—90" ("Neue Zeit", т. VIII; вообще в "N. Z." много ценных статей о С. партиях во Франции); Zetkin, "Der Socialismus in Frankreich seit der Kommune" (Б., 1889); Seilhac (консерватор), "Le monde socialiste, groupes et programmes" (П., 1896); его же, "Les congrès ouvrières en France" (П., 1899), его же, "L'évolution du parti syndicale" (Париж, 1899); Инсаров, "Современная Франция" (СПб., 1900). Ряд статей о 2-м конгрессе в "Mouvement Soc." (1900); "Neue Zeit" (XIX, p. 9); "Revue Bleue" (1900) и др.
В Бельгию, страну с сильно развитой промышленностью и с низкой, сравнительно с Францией и Германией, заработной платой и продолжительным рабочим днем, социализм проник из Франции уже в 1840-х годах, сперва в утопической форме учений Сен-Симона и Фурье, а затем в форме социал-демократической достиг громадного развития, так что ныне, по его силе, Бельгия занимает первое место среди европейских государств. В 1850-х годах стали возникать профессиональные организации рабочих, многие из них с явно выраженными С., иногда анархическими тенденциями. В 1860 г. в Генте основался союз гентских рабочих, слившийся из союзов ткачей и рабочих металлургических заводов; скоро, однако, он исчез, вследствие кризиса в хлопчатобумажной промышленности, вызванного междоусобной войной в Америке. В начале 1860-х гг., рядом с профессиональными организациями, стали возникать С. рабочие клубы; с 1867 г. многие из этих клубов, слившись друг с другом, присоединились к Интернационалу и образовали 8 его секций, с числом членов, превышавшим по их (впрочем, весьма фантастической) статистике 100000. Бельгийские секции в большинстве примыкали, по своим анархическим тенденциям, к бакунинскому ее меньшинству и за него же они высказались на гаагском конгрессе в 1872 г. После гибели Интернационала С. движение в Бельгии на время замерло, но сочувствие к анархизму среди рабочих Бельгии все же сохранилось. Через несколько лет С. движение возникло вновь, причем главными агитаторами явились бывшие члены Интернационала, Цезарь де-Пап (Paepe), Бертран, Ансель (Anseele), Базен (Bazin) и др., которые за это время от анархизма перешли к марксизму. В 1875 г. они основали "федерацию рабочих обществ Брюсселя", с периодическим органом "La voix de l'ouvrier", потом в Генте и в Антверпене. В 1876 г. созван конгресс трех федераций для обсуждения вопроса о детском труде. Конгресс, имевший, таким образом, чисто практический характер, дал толчок развитию социал-демократического движения с политической программой; в его среде были еще, однако, довольно значительные разногласия, сказавшиеся в основании двух партий: фламандской С. партии с программой, приближавшейся к немецкой, и брабантской С. партии, с более анархистскими тенденциями. В 1879 г. они слились в одну "бельгийскую С. партию". Главным делом новой партии стала борьба за реформу избирательного закона. С 1880 г. партия устраивала многочисленные митинги и демонстрации; во время стачек рабочие рядом с экономическими требованиями выставляли требование всеобщего голосования. Крупная стачка была произведена в 1886 г. углекопами Льежа; произносились революционные речи и красное знамя было пронесено несколько раз по городу; рабочие произвели бесчинства, вопреки убеждениям вождей партии. Вспышка была подавлена, но за ней последовал длинный ряд других. К стачке 1893 г. присоединилось 230000 рабочих. Правительство и парламент пошли на уступки и был вотирован новый избирательный закон, дававший рабочим всеобщее, хотя далеко не равное избирательное право (множественные вотумы). Первая цель С. партии была достигнута, хотя и не в полном объеме. Достигнута она, однако, была не той С. партией, которая начала движение; та партия, вследствие внутренних разногласий, уже в начале 1880-х гг. распалась. Вместо неё, на конгрессе в Брюсселе, была основана новая. На этом конгрессе были представлены все течения, разделявшие в то время рабочий класс Бельгии; меньшинство относилось по-прежнему скептически к политической деятельности, большинство стояло безусловно за нее. Путем различных соглашений и уступок был заключен союз, причем решено было отказаться от имени "социалистическая" и принять название "бельгийской рабочей партии". Ораторы, высказывавшиеся за это, как де-Пап, Бертран, Вольдерс, не скрывали того, что они отказываются от названия "социалистическая" в полной уверенности, что рабочая партия на деле все же неминуемо будет ею. Однако, в первой редакции программы партии были устранены чисто С. требования; это привело к тому, что в 1887 г. 16 рабочих обществ отделились от партии и основали "республиканскую С. партию, которая, затем, скоро по частям вернулась в лоно рабочей партии. На ежегодных конгрессах последней, программа партии систематически перерабатывалась и в конце концов стала чисто С., что не мешает, однако, партии сохранять имя "рабочей". В настоящем своем виде программа очень детальна. Вступительная ее глава, "декларация принципов", отличается от соответственной части германской социал-демократической программы тем, что, вместо экономического обоснования С. принципов партии, представляет собой скорее призыв к нравственным чувствам. Руководительство делами партии принадлежит, во-первых, ежегодному конгрессу, на который посылают своих делегатов все рабочие организации страны, во-вторых — генеральному совету, заседающему постоянно и состоящему из 9 членов, избираемых на годичный срок конгрессом, и приблизительно из 40 членов, избираемых местными организациями. Официальными органами партии признаются газеты: "Le Peuple", "L'Echo du Peuple", "Vooruit", "De Werker". На первых выборах со всеобщим голосованием в 1894 г. партия собрала 334000 голосов, т. е. 18%, и провела 29 своих депутатов (из 152). Во главе ее в парламенте стал и стоит поныне публицист Вандервельде. Главным делом партии и в парламенте была борьба со стремлениями клерикального министерства и завоевание всеобщего и равного голосования. И в том, и в другом партия шла рука об руку с радикальным крылом либеральной партии, а в экономических требованиях также с христианскими социалистами (см.) и потому ей пришлось отказаться от прежнего нежелания вступать в компромиссы с буржуазными партиями. На половинных выборах 1896 г. и потом 1898 г. партия во многих местах пользовалась поддержкой радикалов, а также христианских социалистов. На них она собрала в общей сложности 534000 голосов, т. е. 29%, и провела 28 депутатов. На выборах 1900 г., происходивших на почве нового избирательного закона (вводившего пропорциональную систему выборов), рабочая партия собрала 470000 голосов, т. е. 23% и провела 33 депутатов. Начиная с 1888 г. рабочей партии удалось завоевать несколько муниципальных советов, в 1895 г. она располагала большинством в 65 муниципальных советах, а в 1900 г. приблизительно в 120. В них она обнаружила чрезвычайно энергичную деятельность. Во многих муниципалитетах ей удалось значительно поднять народное образование, реформировать систему общественной благотворительности, кое-где принять в заведование муниципалитетов конки, водопроводы, газовое освещение. В 1896 г. социалистические муниципалитеты устроили в Брюсселе съезд и организовали генеральный совет, ежемесячно публикующий "Bulletin communal" в журнале партии "L'Avenir social".
Ср. Destrée et Vandervelde, "Le socialisme en Belgique" (Париж, 1898), в котором находится также подробная библиография всех сочинений на ту же тему, изданных на французском, немецком и фламандском языках до 1898 г. На русском языке см. статьи Нестерова в "Северном Вестнике" (1886, №11); H. Водовозова в книге "Экономические этюды" (М., 1897) и Прокоповича в 1 томе книги "Рабочее движение на Западе" (СПб., 1899). Новейшие работы: Vinck, "Le socialisme municipal en Belgique" (в "Mouvement socialiste", 1900, № 28); Dewinne, "Les alliances électorales et le parti ouvrier en Belgique" (ibid., № 34); Chesnais, "Remarques arithmétiques sur les élections belges" (ib., № 37); Vinck, "Die letzten Legislativwahlen in Belgien" ("Neue Zeit", XVII J., № 38).
В Голландию социализм был принесен из Бельгии в 1860-х годах; в 1868 г. образовались секции международной ассоциации рабочих, тяготевшие к анархизму, которые погибли после гаагского конгресса 1872 г. Возродился социализм в середине 1870-х гг., когда агитацию за него начал бывший пастор, энергичный и красноречивый Домела Ньювенгуис (Nieuwenhuis) и вслед за ним Корнелиссен. Долгое время эта агитация имела сравнительно незначительный успех. Во второй половине 1880-х годов был основан "социал-демократический союз", а в 1888 г. Домела Ньювенгуис был избран депутатом, несмотря на высокий имущественный ценз, дававший в Голландии до 1897 г. право голоса. В социал-демократическом союзе происходили постоянные раздоры. Большая его часть, под влиянием примера Германии, стремилась к созданию чисто политической партии, выдвигала на первый план завоевание всеобщего голосования и стремилась к практической деятельности в парламенте и муниципалитетах, тогда как Ньювенгуис, Корнелиссен и их сторонники скептически относились к парламентской деятельности. В 1892 г. Ньювенгуис решительно отказался от участия в парламентских выборах. Это привело к распадению социал-демократического союза. Тогда Ньювенгуис основал антипарламентарный или революционный "С. союз", значение которого с каждым годом все падало. В 1896 г. Ньювенгуис, вследствие различия взглядов на значение парламентской борьбы, должен был покинуть лондонский международный конгресс, и это окончательно отделило его от С. партий; с тех пор он открыто уже называет себя анархистом и вместе с тем с тех пор не имеет никакого практического влияния в Голландии, несмотря на замечательный литературный и ораторский талант и искусство, с которым он в многочисленных своих произведениях ("Le socialisme en danger", П., 1897 и др.) отмечает слабые стороны и внутренние противоречия социал-демократии. Его бывшие единомышленники, во главе которых стояли Влиген (Vliegen), Ван Коль (Van Kol) и Трольстра (Troelstra), основали в 1894 г. "социал-демократическую рабочую партию Нидерландов", которая, напротив, хотя и не особенно быстро, но все же правильно растет. Программа ее составлена под влиянием германской и бельгийской программ, организация тоже довольно близка к германской и в особенности к бельгийской, так как в ней большую роль играют профессиональные рабочие организации. С 1895 г. ежегодно собирается национальный конгресс партии; на нем, как и в Германии, происходит обсуждение наиболее важных вопросов партийной программы, тактики и организации. На конгрессе 1897 г. в Арнгейме была принята аграрная программа, согласно которой партия должна стремиться к проведению законодательным путем реформы арендных отношений; арендная плата должна определяться не заранее на неопределенное число лет, на основании стоимости земли, а ежегодно, в зависимости от ее доходности. С этой аграрной программой социал-демократы приняли участие в выборах в генеральные штаты, происходившие в 1897 г. в первый раз на основе нового избирательного закона. Они собрали 15000 голосов (из 408000) и провели 4 депутатов; голоса собраны в значительной степени в чисто сельских округах. Дополнительные выборы следующих лет указывают на рост С. голосов. На пятом конгрессе 1899 г. обсуждалась "коммунальная программа", которая признает: "увеличение общинного землевладения, общинное страхование от огня, содействие кооперативному сельскому хозяйству" и т. д. После продолжительных прений большинство высказалось, однако, за то, "что партия не имеет достаточно опыта", чтобы принять эту программу безусловно, и она принята лишь для обсуждения на дальнейших конгрессах. Главным органом партии является выходящая (с 1895 г.) газета "Sociaaldemokraat", до сих пор, однако, дающая дефицит.
См. Domela Nieuwenhuis, "Die socialistische Bewegung in Holland" ("Neue Zeit", XI Jahrg., т. I); Vliegen, "Der Zusammenbruch der Nieuwenhuisschen Partei" (ib., XVI, I); его же, "Der vierte Kongress der Socialdemokratischen Arbeiterpartei in den Niederlanden" (ib., XVI, II); его же, "Der fünfte Kongress etc." (XVII, II); Troelstra, "Le parti démocrate socialiste de Hollande" ("Mouvement socialiste", 1899, № 22).
В Швейцарию С. учения были занесены из Германии; еще в 1830-х гг. начал агитацию Вейтлинг, вслед за ним Вильгельм Марр. С 1838 г., в особенности с 1848 г., в Швейцарии начали образовываться рабочие союзы с политическим характером, часть которых в 1866 г. превратилась в секции Интернационала. Душой движения в пользу присоединения к Интернационалу был тоже немец Иоган Филипп Беккер. В 1867 г. был основан в Женеве центральный комитет, заведовавший делами всех немецких секций Интернационала, находившихся в Швейцарии. Рядом с ними образовалась романская федерация, в которой особенной популярностью пользовались идеи Бакунина. После гаагского конгресса 1872 г. остатки немецко-швейцарских секций созвали в 1873 г. конгресс в Ольтене, на котором был основан "швейцарский рабочий союз". В 1874 г. союз насчитывал 76 секций и 5500 членов. Но в нем были значительные разногласия и притом на национальной почве, так что в 1880 г. союз распался на "социал-демократическую партию Швейцарии" и на "немецкую социал-демократическую партию в Швейцарии". В последней, впрочем, преобладали анархические тенденции и скоро она официально признала своим органом газету Иоганна Моста, "Freiheit", издававшуюся в Лондоне. В течение 1880-гг. последняя партия падала и, наконец, совсем погибла; однако, ее идеи имели некоторое распространение и время от времени приводили к анархистским преступлениям; так в 1887 г. был в С.-Галлене убит анархистами один видный деятель социал-демократической партии Салуц. Но и социал-демократическая партия Швейцарии была очень слаба, пока в 1889 г. на конгрессе в Берне не организовалась совершенно заново. В противоположность немецкой социал-демократии, отстаивающей децентрализацию государственного управления, швейцарская социал-демократия настаивает на усилении власти союза за счет прав отдельных кантонов; она всегда боролась за объединение уголовного и гражданского законодательства и т. д. Швейцарская социал-демократия принимает участие во всех выборах и имеет своих представителей как в национальном совете, так и в большей части кантональных больших советов; однако, крупной роли в швейцарской жизни она не играет. Самым крупным ее вожаком является Грейлих. Кроме С. партии, швейцарские рабочие организовались еще в один политический союз, Grütliverein. Он основан еще в 1838 г., но особенно расти начал в последние два десятилетия; в настоящее время он состоит из 352 секций с 15000 членов. Союз этот в свою программу не включает принципа реорганизации общества на С. началах, но он имеет практическую программу, которая воспроизводит почти все пункты социал-демократической программы; сюда входит "передача в руки государства страхового дела железных дорог, банков; государственная табачная, спичечная и хлебная монополии" и т. д. Не будучи социалистической партией, Grütliverein не враждебен социализму и ничего не имеет против того, что многие его секции являются в то же время секциями социал-демократической партии.
См. Berghoff Ising, "Die sozialistische Arbeiterbewegung in der Schweiz" (Лейпциг, 1895).
В Австрии социал-демократия появилась и развилась гораздо позднее, чем в Германии и Франции, что объясняется слабым и поздним развитием фабричной промышленности, национальным характером всякой политической борьбы в Австрии и полицейскими мерами. Тем не менее, агитация Лассаля нашла свой отголосок также среди рабочих Австрии; после издания законов 1867 и 1870 гг. о свободе собраний и коалиций в различных частях государства, преимущественно в Вене и Нижней Австрии вообще, также северной части Богемии, возникли довольно многочисленные рабочие организации с явно социалистическими тенденциями. Долгое время они не могли объединиться вследствие значительных различий во взглядах как на теоретические, так и на практические вопросы. Во многих из них социализм боролся с анархизмом, стремившимся к "пропаганде действием" и отрицавшим политическую борьбу. Администрация частью обходила, частью нарушала законы об ассоциациях и собраниях, запрещая или распуская уже разрешенные рабочие собрания, конфискуя листки и арестовывая и высылая наиболее выдающихся деятелей движения. Этим укреплялись анархические стремления среди рабочих организаций; дело дошло до многочисленных анархических убийств и покушений на убийства полицейских комиссаров, до мелких волнений с кровавым исходом, имевших место в период 1881—84 гг. Со второй половины 1880-х гг. политика графа Таафе сделалась более мягкой по отношению к рабочему движению. Это вызвало возникновение довольно многочисленной социалистической прессы. В 1886 г. доктор Виктор Адлер, и поныне являющийся одним из самых видных вождей социал-демократической партии Австрии, основал в Вене еженедельную газету "Gleichheit". Программой её было: объединение рабочих организаций Австрии в одну социал-демократическую партию без различий национальностей; борьба преимущественно на легальной почве за политические реформы и в особенности за всеобщее голосование; развитие промышленных организаций рабочих и борьба при их помощи за улучшение положения рабочего класса, в особенности за 8-часовой рабочий день. Теоретическое обоснование для своих стремлений газета Адлера находила в учении К. Маркса. За нею быстро возникли другие немецкие и чешские газеты ("Hlas Lidu" в Проснитце и "Rovnost" в Брюнне). За отсутствием других политических организаций, редакции газет были центрами для сношений между собой различных социалистических организаций империи. 30 декабря 1888 г. им удалось созвать первый в Австрии социал-демократический партейтаг в Гайнфельде. На нем присутствовало 110 социал-демократов, которые, однако, не были избраны рабочими, а были приглашены по усмотрению редакциями газет. Было решено основание социал-демократической партия Австрии, выработана программа и устав партии. Программа, впоследствии (на партейтаге 1892 г. в Вене) несколько измененная, в общих чертах, представляла лишь редакционную переделку германской социал-демократической программы. Что касается до организации партии, то национальный её состав ставил на пути гораздо больше трудностей, чем в Германии. Первый гайнфельдский партейтаг попытался игнорировать национальные различия. Однако он не достиг своей цели, так как единая централизованная партия из разнородных элементов, не имеющих для сношений одного всем понятного языка, и при наличности слишком глубоко вкоренившихся в народные массы националистических тенденций, не могла оказаться прочной.
В 1893 г. чешские социал-демократы собрались на партейтаг в Будвейсе и положили основание самостоятельной социал-демократической организации чехов. Это дало толчок к реорганизации всей партии на федеративном начале; несколько раз пересматривавшийся устав партии принял, по-видимому, окончательную редакцию на партейтагах в Вене 1897 г. и в Брюнне 1899 г. Согласно этому уставу, партия имеет федеративную организацию; немецкие, чешские, польские, итальянские, русинские и словинские социал-демократы организуются отдельно; каждая из этих организаций имеет собственные уставы, вырабатываемые и изменяемые по их собственному усмотрению, собственные партейтаги (созываемые по большей части в два года один раз), собственные местные организации и собственные управления. Однако, все эти партии организуются в одну "социал-демократию Австрии". Её органом является "Общий партейтаг", созываемый через два года, а в случае нужды и чаще, и состоящий из делегатов, избираемых не более чем по двое от каждой национальной организации в каждом из 72 избирательных округов Австрии. Для руководительства общими делами всей партии существует центральное управление из членов правлений всех шести партий. Денежные средства составляются из взносов, вносимых отдельными социал-демократическими партиями Австрии; бюджет центрального правления партии достиг в 1898—99 гг. 6000 гульденов. Центральным органом признается "Arbeiterzeitung" Адлера. На почве этих соглашений партия развилась в течение последнего десятилетия XIX в. очень быстро, несмотря на трудности, с которыми ей приходилось бороться, а именно на отсутствие представительства в парламенте (до 1897 г.) и на меры администрации; в течение 1898—99 гг. одна только чешская социал-демократия подверглась следующим мерам: 91 митинг и 343 общественных собрания были запрещены; 3 митинга и 115 собраний распущены; 753 члена парии подверглись судебному преследованию и 386 из них осуждены в общей сложности к 11 годам тюремного заключения и к 1498 гульденам денежного штрафа; 16 членов партии высланы. Подобным же преследованиям подвергались и другие социал-демократические партии Австрии. Тем не менее чешской партии удалось созвать 240 митингов и 3325 публичных собраний. О быстроте роста партии свидетельствует отчет чешской социал-демократии, представленный на общем партейтаге в Брюнне 1899 г.: в 1893 г. на чешском языке издавались 9 политических и 16 неполитических социал-демократических периодических изданий, в 1898 г. число газет достигло 38 (19 политических и 19 неполитических). Число периодических изданий на немецком языке равнялось в 1898 г. 56. Менее значительно число изданий и экземпляров на польском, малороссийском, словинском и итальянском языках. Общее число подписчиков на все социал-демократические издания Австрии равнялось в 1896 г. 229000. Общие партейтаги имели место: в Гайнфельде 1898—99 гг., в Вене 1891, 1892, 1894, 1896, 1897 гг. и (седьмой) в Брюнне 1899 г. Впервые австрийская социал-демократия получила возможность выступить на парламентских выборах лишь в 1897 г., когда создание V курии (всеобщего голосования) дало право голоса и рабочим. Результаты выборов 1897 г., несмотря на административное воздействие, превзошли не только все опасения противников, но даже все ожидания сторонников; отчасти это объясняется тем, что вследствие особенностей политического момента в некоторых местах (например, в Вене) за социал-демократических кандидатов подали голоса также многие либералы, а отчасти тем, что представители других партий обнаружили при выборах больший индифферентизм и в большой пропорции, чем социал-демократы, воздерживались от подачи голоса. Всего за социал-демократических кандидатов в V курии (всеобщего голосования) подано было (если голоса выборщиков перевести на соответствующее им число первичных избирателей) в общей сложности 595610 голосов, т. е. 27,6% из общего числа поданных в V курии голосов (в Германии за социал-демократов в 1898 г. подано 27,1% всех голосов) или 12% из общего числа лиц, имеющих право голоса. Зато в привилегированных куриях число социал-демократов ничтожно: в городской и сельской куриях оно равнялось 7014, т. е. 2,6%, и 7177, т. е. 1,1%; в куриях землевладения и торговых палат их вовсе не было. Все социал-демократические голоса собраны почти исключительно среди лиц, не платящих даже и 5 гульденов налогов (в Германии социал-демократическая партия имеет сторонников и среди более зажиточных элементов). Наибольшее количество голосов социал-демократы собрали в Богемии (42,5% всех поданных в V курии голосов), в Вене (40,9%), в Штирии (29,5%), в Моравии (27,2%). В Галиции за социал-демократов вотировало всего 12% населения, но зато там вотировало за них довольно значительное число крестьян и сельского пролетариата; почва для этого была подготовлена русинской радикальной партией (см.), сперва бывшей в значительной степени аграрно-социалистической. Через несколько месяцев после выборов один избранный депутатом член русинской радикальной партии Яросевич официально присоединился к социал-демократии. Число всех избранных в 1897 г. социал-демократических депутатов равнялось 14 (с Яросевичем — 15) из 72 депутатов от V курии и из общего числа 425. Во главе партии в рейхсрате стоит поляк Дашинский. В рейхсрате партия вела борьбу против всех антиконституционных мероприятий и представляла единственную партию, свободную от национального соперничества. Время от времени, однако, возникала в среде партии и национальная рознь. На общем социал-демократическом партейтаге в Брюнне, 1899 г., была предложена резолюция, по которой "Австрия должна представлять демократическое союзное государство из различных автономных национальностей". Отвергая общегосударственный язык, резолюция, в силу практической необходимости, допускает немецкий язык как язык сношений. На партейтаге немецкой социал-демократии в Граце, в 1900 г., был поднять аграрный вопрос, до тех пор игнорировавшийся австрийской социал-демократией; вопреки возражениям Адлера, была принята резолюция, предложенная Элленбогеном, которая рекомендовала и австрийской социал-демократии принятие так называемой аграрной программы; согласно этой резолюции, социал-демократия должна бороться за "общественную организацию производства и распределения продуктов сельского хозяйства, т. е. за обобществление, при помощи государства пли общины, лесов, лугов, водяной силы, за расширение площади общего владения землей, за передачу права охоты и рыбной ловли общинам, за меры для поднятия культуры земли и т. д.".
Литература предмета крайне бедна; не существует ни одной книги, посвященной вопросу о развитии австрийской социал-демократии. Кроме отдельных глав в сочинениях, указанных выше, см. различные статьи в журналах "Neue Zeit" и "Mouvement socialiste", в особенности: Kautsky, "Die Arbeiterbewegung in Oesterreich" ("N. Z.", VIII Jahrgang); его же, "Das Agrarprogramm d. österr. Soc." (ib., 1900, № 52); Ellenbogen, "Die politischen Parteien in Oesterreich" (ib., XII Jahrg.); V. Adler, "Die Lage in Oesterreich u. d. social-demokratische Parteitag" (ib., XII); Leser, "Bauernbewegung in Galizien" (ib., XV); Verus, "Die Nationalitäten in Oesterreich und des Social-demokratie" (ib., XVI); V. Adler, "La démocratie socialiste autrichienne" ("Mouv. Soc.", 1900, № 30); Ellenbogen, "La démocratie soc. autrichienne" (ib., 1900, № 37); Hilferding, "La question des nationalités en Autriche et le congrès de Brünn" (ib., №№ 25 и 26). Главным материалом для истории партии служат протоколы партейтагов: "Protokolle der Parteitage d. österr. Social-demokratie" (Вена, 1889 и сл.), "Protokolle der Parteitage d. deutschen Soc. in Oesterreich". Для статистики социал-демократической партии в Австрии см. В. Водовозов, "Политические партии Австрии" ("Русское Богатство", 1898, № 9).
В Венгрии, вследствие слабого развития фабричной промышленности, и социализм развился слабо, несмотря на большую политическую свободу, чем в Австрии. Агитация Лассаля, однако, имела свой отголосок, и в 1868 г. была основана венгерская социал-демократическая партия на почве лассалевской программы. Под влиянием событий в Германии и отчасти в Австрии с 1870-х гг. в партию проникло учение К. Маркса, но рядом с ним некоторая часть обнаружила тяготение к анархизму. Другие элементы тяготели к аграрному социализму и вместе с тем к соглашениям с правящими партиями. В общем, партия за все время своего существования представляла образец разрозненности, внутренних несогласий и бессилия. Многие социалистические газеты, то возникавшие, то скоро исчезавшие, никогда не могли добиться значительного влияния. С 1889 г. венгерская социал-демократия посылает представителей на международные социалистические конгрессы. В 1894 г. основалась самостоятельная социал-демократическая партия в Кроации на почве гайнфельдской программы, с прибавлением к ней программы аграрной; агитация этой партии имеет некоторый (не особенно значительный) успех среди сельского населения.
См. Malon, "Le socialisme en Hongrie" ("Revue Socialiste", 1889, № 3); Deutsch, "Agrarsocialismus in Ungarn" ("Die Zeit", венская, 2 мая 1896); Schwicker, "Agrarsocialismus in Ungarn" ("Oesterreichisch-Ungarische Revue", т. XX, Вена, 1896); анонимная, "Bauernbewegung in Ungarn" ("Neue Zeit", XVI J.).
Англия, по развитию обрабатывающей промышленности, по перевесу города над деревней, по численности, по интеллектуальному, политическому развитию и организованности пролетариата, издавна занимает первое место в ряду европейских держав. Её политический строй не препятствует развитию самых крайних политических учений. Тем не менее, С. партии в Англии развились чрезвычайно слабо и не играют сколько-нибудь значительной роли. Самые различные направления не боятся в Англии принимать имя социалистических; люди вполне консервативного или умеренно-либерального образа мыслей, если только они сочувствуют государственному вмешательству в отношения между нанимателями и рабочими, если они поддерживают законодательные меры в пользу рабочих, уже называют себя социалистами, но это не мешает им оставаться активными членами консервативной или либеральной партии. В Англии рано появились, и доныне существуют различные течения христианского социализма (см.), который имеет на своей стороне очень талантливых писателей. Сторонники национализации земли (см.), как Г. Джордж, А. Р. Уоллес, которые в других странах не считаются социалистами и даже нередко противополагаются им, в Англии обыкновенно называются этим именем. Но все эти течения не организовывались и не организуются до сих пор в какое-либо подобие С. партии, как во Франции или Германии. С. партию составляли в 1837—49 гг. чартисты (см.); но после их крушения социалистической партии вовсе не было в течение более чем 30 лет, если не считать основанного в Англии, но не особенно сильного именно в ней Интернационала (см.). Между тем, в это время в Англии продолжали развиваться, возникшие еще в XVIII в., тред-юнионы (см. Союзы рабочие), которые организовали английский рабочий класс (преимущественно, впрочем, его верхние слои) для борьбы за улучшение своего положения; в это время английские рабочие длинным рядом стачек добились возвышения заработной платы и вообще улучшения условий труда. Объяснение слабого развития в Англии чисто социалистических партий не установлено. Континентальные сторонники английского конституционализма охотно указывают на английский парламентарный строй и развившийся, благодаря ему, практический характер политической борьбы; рабочие, согласно этому объяснению, предпочитают бороться за свои интересы либо опираясь на ту или иную из политических партий страны, либо организуясь в различные союзы и при их помощи непосредственно добиваясь уступок от капиталистов, вместо того, чтобы тешиться несбыточными мечтами и под их знаменем забывать о практических задачах дня. Другое объяснение указывает на международное положение Англии, которое создало колоссальное богатство этой страны, выгодное и для рабочего класса; это заставляет английских рабочих чувствовать солидарность своих интересов с интересами других классов и признавать себя, поэтому, гражданами определенного государства, с судьбами которого связаны и они; рабочий класс, будучи заинтересован в сохранении колониального и морского могущества родины, основывающегося на эксплуатации международного рынка и в особенности некультурных народностей, не может, таким образом, согласно этому объяснению выдвигать идеалы всеобщего мирового братства и равенства. Как бы то ни было, когда в конце XIX в. положение Англии на мировом рынке пошатнулось благодаря Германии и России, когда некоторые из английских колоний (например, австралийские) почти совершенно освободились от опеки метрополии, настроение английского рабочего начинает меняться, хотя и крайне медленно. В 1881 г. несколько публицистов, ученых и адвокатов, во главе их Гайндман (Hyndman), Елена Тайлор (падчерица Дж. Ст. Милля), Бельфор Бакс, Квельч (Quelch), поэт В. Моррис, Чампион (Champion), рабочий Дж. Бернс (Burns) и др. основали "демократическую федерацию", скоро переименовавшуюся в социал-демократическую федерацию. Она выставила на своем знамени борьбу в литературе и на парламентских выборах, независимо от других английских партий, за национализацию земли (см.) и некоторые меры в пользу рабочих, а несколько позднее реорганизацию общества на социалистических основаниях. Федерация имела отделения в различных местностях Англии; к ней принадлежали как люди из средних классов, так и рабочие; она издавала под редакцией Гайндмана еженедельную газету "Justice", к которой с 1897 г. присоединяется ежемесячное обозрение "The socialdemocrat". Численность членов федерации постоянно колебалась, но никогда не превышала нескольких тысяч человек. В многочисленных литературных произведениях, выходивших из-под пера Гайндмана и других, федерация проводила марксистские идеи. Гайндман перевел на английский язык "Капитал" Маркса и популяризировал как его экономическое, так и философское учение; в этом ему усердно помогали доктор Эдуард Эвелинг († в 1898 г.) и Элеонора Маркс-Эвелинг († в 1898 г.).
Ср. Hyndman, "Economics of Socialism" (Л., 1896), E. Aveling, "The student's Marx" (Л., 1895); Hyndman, "The historical basis of the socialism in England" (Л., 1883); его же, "The social reconstruction of England" (Л., без обозначения года, около 1885); его же, "The coming revolution in England" (то же); его же, "Text-book of democracy England for all" (Л., 1881); Hyndman and Morris, "Summary of the principles of socialism" (Л., 1884).
Однако, среди федерации есть также члены, решительно не соглашающиеся с историко-философскими воззрениями К. Маркса (B. Bax, "The ethics of socialism", Л., и его же статьи в венской "Die Zeit", 1896; против них очень резко писал Каутский в "Neue Zeit") и строящие систему социализма на моральных требованиях. В одном весьма существенном практическом вопросе и сам Гайндман долгое время не сходился с учением Маркса: он находил, что английский рабочий при настоящем положении Англии не может и не должен мешать правительству заботиться об укреплении английского могущества на море и отказывать ему в необходимых кредитах на флот. Такой взгляд Гайндмана встречал всегда осуждение со стороны его единомышленника Бакса. Только в 1899 г. впервые Гайндман, по поводу войны Англии с бурами, высказался определенно против английского шовинизма. Программа, выработанная на одном из ежегодных конгрессов социал-демократической федерации, не заключала в себе совершенно теоретической части, которую, очевидно, должны были заменять многочисленные книги и брошюры, ей издаваемые, но в практической части были в семи пунктах указаны цели, к коим стремится федерация (важнейшие: "способы производства, распределения и обмена, включая землю, должны быть организованы в виде коллективной собственности; производство и распределение богатства должны быть устанавливаемы обществом в интересах всех его членов") и в весьма большом числе пунктов очень подробно — "паллиативы", т. е. те меры, которых федерация хочет добиваться на почве существующего государства. В 1885 г. федерация приняла участие в парламентских выборах, выставив в разных округах несколько своих кандидатов; ввиду отсутствия собственных средств для ведения избирательной агитации, она согласилась принять денежную поддержку от нескольких консервативных организаций, которые рассчитывали, таким способом, ослабить либералов. Но два кандидата федерации получили всего один 27, другой 32 голоса. Как эта неудача, так и самое принятие денег от консерваторов, а также чрезвычайно деспотический характер Гайндмана привели к раздорам внутри федерации (начавшихся, впрочем, еще ранее выборов) и к выходу из ее состава целого ряда членов. Из них В. Моррис и др. основали в 1885 г. "социалистическую лигу". Лига опубликовала "The manifesto", составленный В. Моррисом и Б. Баксом (Л., 1885), и основала еженедельную газету "The Commonwealth". Несмотря на то, что в числе ее членов были такие определенные марксисты, как г-жа Маркс-Эвелинг и ее муж Эдуард Эвелинг, она отрицательно относилась к участию в парламентских выборах при настоящих условиях, когда эти выборы не могут иметь практического значения для рабочего класса, отвлекая его от более практической борьбы. Ее делегат на парижском международном конгрессе 1889 г., Вильям Моррис, произнес речь против парламентской деятельности, являющейся в настоящее время самообманом и служащей делу реакции; этой речью он приближался к германским независимым социалистам или даже к анархистам. Вскоре после парижского конгресса социалистическая лига, никогда, впрочем, не имевшая большого значения и в действительности почти ограничивавшаяся литературной пропагандой, распалась. Эвелинги и Бакс вернулись в социал-демократическую федерацию, а Моррис остался вне социалистических организаций. В 1886—87 гг. социал-демократическая федерация организовала агитацию, посредством массовых митингов (по сотне тысяч участников), в пользу безработных; один из этих митингов в Трафальгар-сквере, 13 ноября 1887 г. ("кровавое воскресенье"), окончился тяжелым столкновением с полицией; руководитель — Бернс — был приговорен к 6 неделям тюремного заключения. По каким-то причинам социал-демократическая федерация не приняла участия в общем международном социалистическом конгрессе 1889 г., и приняла участие в конгрессе поссибилистов, но уже с 1893 г. принимала участие на всех конгрессах, выделяясь даже на них решительностью тона своих заявлений и требований. В 1892, 1895 и 1900 гг. она приняла участие в парламентских выборах, но с крайне ничтожным успехом: в 1892 г. она собрала 659 голосов, не провела в парламент ни одного своего представителя, но зато лишила либеральную партию одного места в пользу партии консервативной; в 1895 г. она собрала 3730 голосов; данные за 1900 г. еще неизвестны. Еще до выборов 1892 г. Бернс вышел из состава федерации и с тех пор называл себя "независимым социалистом"; главным поводом для разрыва был взгляд на отношение к буржуазным партиям; Бернс вошел в соглашение с либералами, которые выставили его своим кандидатом, и таким образом он прошел в палату общин как в 1892 г., так и в 1895 г. С тех пор он занимал место на левом крыле либеральной партии, так же, как некоторые другие сторонники требований рабочих. В этой позиции им совершенно не удавалось играть той роли, какую играют германские социал-демократы в рейхстаге, которые во все моменты парламентской борьбы выступают как совершенно самостоятельная партия всегда с совершенно самостоятельными взглядами и требованиями. Но в Англии социалисты только при условии союза с консерваторами могут проводить свои требования и попадать в парламент: до 1900 г. ни один социалист не попадал в парламент иначе, как при поддержке той или другой из больших партий; Кейр Гарди (1892) и Кённингам Грагам, также как Бернс, были выбраны потому, что их согласились выставить либералы, а когда на следующих выборах первые два выступили самостоятельно, то они были забаллотированы. Единственное исключение составляет рабочий (не социалист) Вильсон, выбранный в 1892 г. против либералов и консерваторов; однако, и он вскоре после избрания счел нужным присоединиться к либеральной партии. Основываясь на этом факте, другая крупная С. организация Англии, фабианское общество, основанное в 1883 г., усердно рекомендовало рабочим принимать участие во всех парламентских и местных выборах, даже там, где социалисты не выступают, чтобы таким образом производить давление на обоих из борющихся кандидатов, стараясь побудить их дать обязательство поддерживать требования рабочих. С этой целью фабианское общество выработало программу, в которой нет ничего социалистического в точном смысле слова и в которой заключаются только практические требования, не противоречащие безусловно принципам современного английского либерализма (важнейшие: всеобщее голосование, демократический бюджет, 8-часовой рабочий день, так называемый муниципальный социализм). При всем этом фабианское общество в своих воззрениях, выражаемых им в многочисленных произведениях (под общим заглавием "Fabian Tracts"), является вполне социалистическим. Оно, однако, не представляет из себя политической партии: это есть общество для "исследования экономических вопросов, для издания книг, устройства митингов и дебатов, с целью пропаганды социализма", и т. д. Число его членов не превышает нескольких сот, и общество даже не стремится его увеличивать. Важнейшие его деятели: Сидней Вебб и Б. Шау. В 1893 г., по инициативе радикального депутата К. Гарди, в Бредфорде собрался конгресс из 115 делегатов от различных английских рабочих организаций; на нем было положено основание независимой рабочей партии (орган ее — еженедельная газета "Labour Leader"). Соглашения с социал-демократической федерацией не состоялось. Независимая партия не пожелала присоединить к своему названию эпитета "социалистическая", да и была ею лишь в слабой степени; она выставляла исключительно практические требования в пользу рабочего класса, хотя и весьма радикальные, но не включала в свою программу реорганизации общества на совершенно новых началах. С федерацией она, однако, сходилась в крайне скептическом отношении к буржуазным партиям; не ожидая от них ничего для рабочего класса, она решила вести борьбу исключительно за свой собственный счет, хотя бы такая тактика оказывалась выгодной для консерваторов в их борьбе с либералами. На выборах 1895 г. она собрала 44594 голоса, но не провела ни одного кандидата. Она же энергично выступила на выборах 1900 г. и провела в палату общин Кейра Гарди. В последние годы XIX в., как это можно было заметить на ежегодных конгрессах тред-юнионов, в их среду стало проникать, хотя и в довольно слабой степени, сочувствие к социализму; с 1893 г. тред-юнионы посылают своих представителей на международные С. конгрессы; однако, до сих пор они не являются ни в малейшей степени С. партией. С начала 1870-х гг. либеральная партия стала проводить в некоторых муниципалитетах Англии, в особенности в Бирмингаме, целый ряд мер, называемых общим именем "муниципального социализма". Эти меры, состоящие в муниципализации трамваев, освещения, канализации и т. д., затем в облегчении доступа к образованию для беднейших классов населения и проч., встречают особенное сочувствие среди рабочего класса и включаются в С. программы. На почве муниципального социализма во многих графских советах вполне сходятся представители либералов и социалистов.
Литература предмета весьма богата; важнейшие сочинения (кроме указанных выше): Sydney and Beatrice Webb, "Industrial democracy", (2 т., Лондон, 1897; русский перевод I тома: "Теория и практика английского тред-юнионизма", СПб., 1900); их же, "The history of trade unionisme" (Л., 1894; "История рабочего движения в Англии", пер. Паперна, СПб., 1899; в переводе выпущена богатая библиография подлинника); Sidney Webb, "Socialism in England" (2 изд., Л., 1893); его же, "Der Socialismus in England, geschildert von englischen Socalisten, deutsche Originalausgabe, besorgt von Kurella" (Геттинген, 1898; это не перевод предыдущего, а совершенно самостоятельный сборник статей разных авторов, собранных Веббом для немецких читателей); его же, "The London programme" (Л., 1891; изложены принципы муниципального социализма); Andrew Reid, "The new party, described by some of its members" (Л., 1894); Альб. Метен, "Социализм в Англии" (перевод с французского, СПб., 1898; поверхностная компиляция по Веббу, с фактическими ошибками и смешением под именем социализма самых разнородных явлений); J. Edwards, "Labour Annual, ценный по фактическим материалам ежегодник, выходящий в Манчестере с 1895 г. Длинный ряд очень ценных писем из Англии Эд. Бернштейна в "Neue Zeit", начиная с IX J., под разными заглавиями; особенно интересна: "Die Beziehungen zwischen Socialisten und Radikalen in England" (XVII J., I B.).
В Италии рабочий класс долгое время не обнаруживал склонности в социализму даже тогда, когда Италия после объединения начала довольно быстро развивать свою промышленность; зато в последнее десятилетие XIX в. С. партия в ней начала быстро расти. Первые рабочие ассоциации основал Мадзини еще в 1848 г.; в 1863 г. их число достигало 453 с 111000 членов; в 1875 г. дошло до тысячи с 200000 членов. Но политическое их направление не было определенным. Многие из них, подчиняясь руководительству Мадзини, были более или менее мистическими, в области политики республиканскими, но безусловно враждебными социализму; в других господствовали идеи Гарибальди, колебавшегося между социализмом и анархизмом; но весьма многие также шли за Бакуниным, который нигде не пользовался таким успехом, как в Италии. В 1866 и 1867 гг. многие из этих ассоциаций обратились в секции Интернационала; значительное большинство их в борьбе между Марксом и Бакуниным стояло на стороне последнего. В 1872 г. анархические секции Интернационала соединились в Fascio Operajo, под председательством Карло Кафиеро с секретарем Андреа Коста. Он имел довольно широкое распространение в Италии, но гораздо большую роль в нем играли студенты и вообще интеллигенты из буржуазного класса, чем настоящие рабочие; этим объясняется с одной стороны пылкая страстность его агитации и радикализм решений, и, с другой, его недолговечность. В 1874 г. начались среди его членов массовые аресты, которые нанесли ему сильный удар; во второй половине 1870-х гг. он окончательно исчез. В 1880-х гг. начинается в Италии движение, приближающееся к типу социалистических, или, правильнее сказать, два движения. В более промышленных северных провинциях возникает движение, в котором принципы немецкого социал-демократизма борются с принципами анархизма, все более и более отвоевывая у них почву. В 1881 г. в Понте Мариано (близ Лукки) состоялся тайный конгресс, на который прислали своих представителей некоторые С. рабочие организации Тосканы и Пиемонта. Здесь была основана "итальянская рабочая партия", которая в 1882 г. приняла участие в парламентских выборах и провела в парламент двух своих кандидатов — Косту, ставшего из анархиста убежденным социал-демократом, и Чиприани. Партия, представлявшая собой союз нескольких рабочих организаций, нарушала полицейские уставы, вследствие чего она подверглась преследованиям и исчезла. Взамен ее, на двух тоже тайных конгрессах в Равенне, 1883 и 1884 гг., основана "итальянская социалистическо-революционная партия", в 1885 г. на конгрессе в Мантуе превратившаяся в "итальянскую рабочую партию", насчитывавшую до 40000 активных членов, почти исключительно рабочих. Она издавала журнал "Fascio operajo", усердно поддерживала стачки, устраивала манифестации, а 1886 г. приняла участие в парламентских выборах, на которых опять провела Косту и Чиприани. Вслед за этим ее организация была распущена правительством, а главнейшие деятели приговорены к многомесячным тюремным заключениям. В 1887 г. партия была восстановлена, в 1889 г. она, вместе с некоторыми другими рабочими организациями Италии, послала в Париж на международный С. конгресс 11 своих представителей, трое из которых не были приняты, как анархисты. Рядом с этой партией на юге Италии, преимущественно в Сицилии, возникли многочисленные Fasci dei lavoratori, руководимые двумя народными ораторами — Гарибальди Боско и Дефеличе; к 1892 г. число членов этих Fasci определялось в 300000. Они рекрутировались среди сельского населения, а также среди рабочих в серных копях, многочисленных в Сицилии рабочих, не разрывающих обыкновенно связи с землей. Социализм их был в значительной степени муниципальным, затем он был аграрным, т. е. настаивал на передаче общинам лесов, выгонов, на улучшении арендных отношений и т. д.; в общем же, он не представлял собой сколько-нибудь выработанной системы, а являлся совокупностью неопределенных радикальных порывов с мистической окраской. В бунте, вспыхнувшем на Сицилии в 1893 г., эти Fasci принимали деятельное участие. Тем не менее и среди них появилось стремление к созданию правильной политической организации, которая вела бы борьбу более целесообразным способом. Поэтому они послали делегатов на конгресс в Геную, собранный по почину северной С. партии. На конгрессе этом была основана Partito dei lavoratori italiani, на третьем конгрессе, в Парме, в 1895 г., переименовавшаяся в Partito socialista. С этого времени, т. е. с 1892 г., может считаться существование итальянской социал-демократии. На конгрессе 1892 г. выработана теоретическая программа. В ней резко подчеркнут революционный характер партии, признан принцип классовой борьбы и необходимость как экономической, так и политической деятельности; партия, таким образом, окончательно разрывала с анархизмом. На первом конгрессе было представлено свыше 200 рабочих организаций с 300000 членов. Тем не менее, на первых выборах, в которых участвовала новая партия, в 1892 г., она собрала только 26000 голосов, что объясняется высоким имущественным цензом, лишающим большинство членов рабочих союзов права голоса. На втором конгрессе в Реджио присутствовал знаменитый депутат (либеральной партии) и профессор уголовного права Энрико Ферри; он заявил о своем присоединении к социал-демократической партии. Красноречие, ученость и парламентская опытность поставили его во главе партий; он же вместе с Лабриолой является главным теоретиком партии (важнейшие его труды в этом направлении: "Socialismo e criminalita", 2 изд., Турин, 1897, "Socialismo e szienza positiva, Darwin, Spencer, Marx", Рим, 1894; есть немецкий перевод. Важнейшие теоретические труды Лабриолы: "Essais sur la conception matérialiste de l'histoire", французский перевод с предисловием Ж. Сореля, П., 1897; есть неудовлетворительный русский перевод. "К вопросу о материалистическом взгляде на историю", СПб., 1899. "Socialisme et philosophie", французский перевод, П., 1899). После конгресса 1893 г. министерство сделало попытку разрушить партию посредством арестов и процессов. Попытка помешала третьему конгрессу собраться своевременно, но не достигла цели. Политика министерства принудила партию посвятить свои силы преимущественно чисто политической борьбе; в этой борьбе она должна была идти рука об руку с партией республиканской. Это вызвало протесты в среде партии, и на 5-м конгрессе в Болонье была принята резолюция, предложенная доктором Кулешовой (женой депутата Турати): "Политическая деятельность партии не может быть отделяема от экономической. Именно последняя придает партии классовый характер и сохраняет за ней революционное значение". Ввиду этого партия должна энергично участвовать в стачках и экономической деятельности рабочих и агитировать за фабричное законодательство, в частности за ограничение рабочего дня женщин и детей. На этом же конгрессе обсуждался аграрный вопрос, но конгресс не пришел к определенным выводам. В мае 1898 г. в Милане хлебная дороговизна и голод вызвали серьезный уличный бунт с баррикадами, окончившийся сражением, в котором насчитывалось до сотни убитых; за Миланом последовали некоторые другие города. Хотя С. партия, стараясь направлять рабочих в русло правильно организованной экономической и политической борьбы, была совершенно чужда этих бунтов, но личные знакомства и связи членов партии со многими из участников волнений дали повод арестовать почти всех видных деятелей партии. Военный суд приговорил главных вождей к многолетним тюремным заключениям: Турати к 20 годам carcere duro, Кулешову — к 10 годам. Все они, однако, по несколько раз кряду были вновь избираемы народом, и через год пришлось амнистировать всех заключенных. На выборах 1895 г. партия собрала 55000 голосов, в 1897 г. — 134000 и провела 16 своих кандидатов, на выборах 1900 г. провела 32 депутатов.
Литература предмета довольна бедна. Sombart, "Der gegenwärtige Stand der italienischen Arbeiterbewegung" и "Der zweite Congress des socialistischen Arbeiterpartei Italiens" (в "Socialpolitisches Centralblatt", 1892 и 1893); его же, "Studien zur Entwickelungsgesch. des italien. Proletariats" (в "Braun's, "Archiv f. soc. Gesetz.", т. VI); Ad. Rossi, "Die Bewegung in Sicilien" (немецкий перевод, Штутгарт, 1894); Nap. Colajanni, "In Sicilia" (Рим, 1894); его же, "L'Italia nel 1898" (Милан, 1899); его же, "Il Socialismo" (2 изд., Палермо, 1899). Ряд статей в "Neue Zeit" и "Mouvement Socialiste"; новейшие: Schiavi, "Bilanz des italienischen Socialismus" ("Neue Zeit", XVIII J., № 1); его же, "Die Wahlen in Italien" (1900, ib., XVIII J., № 2); Bissolati, "Le parti socialiste italien" ("Mouvement Socialiste", 1900, № 25); Ода Olberg, "Der Parteitag der Italienischen Socialisten" ("Neue Zeit", XIX J., 1900—1901, № 2).
В Испании в 1869 г. были основаны секции Интернационала, который в большинстве стояли на стороне Бакунина. После падения Интернационала анархисты сохраняли и сохраняют доныне свое значение, принимая горячее участие во всех многочисленных пронунциаменто, бунтах, стачках и совершая политические убийства и покушения; время от времени они созывают свои конгрессы (значительнейшие — 1882 и 1883 гг.); в 1884 г. в Андалузии было основано и получило довольно значительное распространение среди рабочих тайное анархистское общество Mano Negra, проповедовавшее самый кровожадный терроризм; оно было подавлено полицией. Рядом с анархистами уже 1872 г. социал-демократы получили преобладание в некоторых (немногих) секциях Интернационала, которые объединились в одну федерацию. Вскоре она прекратила существование и вслед за тем, в течение 15 лет, несмотря на попытки некоторых рабочих организаций объединиться в социал-демократическую партию, несмотря даже на основание в 1885 г. в Мадриде еженедельной социал-демократической газеты "El Socialista", во главе которой стал талантливый публицист Иглезиас, социал-демократизм весьма мало популярен в Испании. В 1888 г. редакция газеты "El Socialista" созвала в Барселоне социал-демократический конгресс, на котором основана Partido socialista obrero, выработана программа, близкая к программе германской, и устав. Активными членами партии признаются лица, правильно вносящие в партийную кассу взносы не менее 25 сантимов в месяц; представители местных организаций съезжаются на периодические конгрессы; последние избирают национальный комитет из 9 лиц, заведующий текущими делами партии. Председателем комитета поныне состоит Иглезиас. На следующих 2—4 конгрессах выработана муниципальная программа. В 1891 г. партия приняла участие в выборах в кортесы, но собрала ничтожное число голосов; в 1898 г. оно поднялось до 20000, в 1899 — до 22000, преимущественно в Мадриде, Сарагосе и Бильбао, но без возможности провести хотя бы одного депутата. В муниципалитетах трех названных городов С. завоевали несколько мест. Война с Америкой 1898 г., приведшая к страшному кризису, лишившая массы рабочих заработка, страшно поднявшая цены на предметы первой необходимости, также вызвавшая приостановление конституционных гарантий, разрушительно отразилась на партии. К осени 1899 г., когда собрался в Мадриде пятый конгресс партия оправилась. На этом конгрессе отменено постановление первого конгресса, которым безусловно запрещались всякие соглашения на выборах с республиканской и иными буржуазными партиями. На нем обсуждалась такого рода резолюция: "из партии исключаются все поддерживающие католическую или иную религию, не основанную на принципах свободы, нравственности и светскости (лаицизма)". Несмотря на горячую поддержку левого крыла партии, резолюция была отвергнута. В испанском переводе имеются "Капитал" Маркса и многие другие труды Маркса, Энгельса, Бебеля, Каутского, Ферри и др.; довольно велика переводная и оригинальная брошюрочная литература.
См. Malon, "Le socialisme en Espagne" (в "Rev. Soc.", 1889); Bark, "Der Socialismus in Spanien" ("Neue Zeit", VII J.); Iglesias, "Die socialistische Arbeiterp. in Spanien" (ib., X J.); его же, "L'organisation du parti socialiste espagnole" ("Mouv. Soc.", 1900, № 25); Cunow, "Der 5 Kongress d. span. sozialistischen Arbeiterp." ("Neue Zeit", XVIII J.).
В Португалии Интернационал имел тоже некоторый успех и тоже, как и в Испании, преимущественно с анархистскими тенденциями; но после его гибели анархисты были мало заметны в этой стране, хотя еще в 1889 г. они издавали в Опорто газету "A Revoluzao social.". Социал-демократическая партия основана в 1882 г. на конгрессе в Лиссабоне, ничтожность её видна уже из того, что на конгрессе присутствовали всего 12 делегатов от 8 рабочих кружков. Не имея возможности самостоятельно выступать на выборах, партия поддерживает на них республиканцев. Партия слаба настолько, что даже на международные С. конгрессы не всегда имеет возможность послать своего делегата.
См. Malon, "Les socialisme en Portugal" ("Rev. Soc.", 1889); ст. в словаре Hugo u. Stegman, "Handbuch des Socialismus" (Цюрих, 1897).
Из Скандинавских стран С. движение ранее всего появилось и достигло наибольшей силы в Дании, где уже в 1871 г. основались секции Интернационала, стоявшие на стороне Маркса. Скоро, однако, вследствие административных мер и внутренних раздоров, они погибли. В 1876 г. рабочий конгресс положил основание социал-демократической партии. На конгрессе присутствовали делегаты от 55 рабочих организаций с 55000 членов. Программа весьма близка к германской; но влияние сельского характера жизни страны сказалось в том, что она скоро была пополнена подробной аграрной программой, имеющей в виду интересы мелкого крестьянства, арендаторов и сельского пролетариата. В значительной степени благодаря этому, а также благодаря соединению чисто политической деятельности с деятельностью профессиональных рабочих союзов, социал-демократическая партия получила в Дании большое значение. В 1898 г. она состояла из 250 местных организаций, с более чем 30000 платящих взносы членов; сверх того, 400 профессиональных союзов, насчитывавших до 80000 членов, являлись совершенно социал-демократическими. Официальный орган партии "Social-Demokraten", выходящий в Копенгагене 6 раз в неделю, имеет (1898) 41000 подписчиков, а 12 провинциальных газет — в общей сложности 25000 подписчиков. На выборах 1881 г. партия собрала 1295 голосов, на выборах 1895 г. — 25000; в 1898 г. она провела в фолькетинг 12 своих кандидатов, а в ландстинге заседало два кандидата. Партийные конгрессы собираются раз в три года; партийными делами заведует комитет, состоящий из всех членов парламента (в настоящее время 14) и 29 избираемых конгрессом лиц. Председателем комитета состоит в настоящее время Кнудсен. В Норвегию С. учение было занесено из Дании в начале 1870-х годов; первым его агитатором был датчанин Янсен. Первое С. собрание происходило в Христиании в 1873 г. Социал-демократическая партия основана в 1885 г. К 1893 г. она состояла из 56 организаций с 9000 членов. Только с этого времени партия самостоятельно выступала на выборах, но не получила ни одного полномочия. Главной задачей партии было завоевание всеобщего голосования, что и было достигнуто в 1898 г., хотя, конечно, гораздо более благодаря радикалам, чем социалистам. В Швеции первым пропагандистом социализма в 1881 г. был портной Август Пальм, долго перед тем живший в Германии; в 1882 г. основана "Sveriges Socialdemokratiska Arbetareparti, затем газеты "Socialdemokraten" (с 1885 г.) и "Arbetet" (в 1887 г., в Мальмё, Акселем Даниэльсоном; † в 1899 г.). В 1889 г. социал-демократы собрались в Стокгольме на первый конгресс, на котором присутствовали 60 делегатов; на нем выработана программа партии по образцу германской. В 1890 г. партия приняла участия в выборах в риксдаг, выставив двух кандидатов: в Мальмё — Даниэльсона; в Стокгольме — Брантинга. Благодаря высокому имущественному цензу оба они получили ничтожное число голосов. В 1890—91 гг. в Швеции происходили в большом количестве рабочие стачки, окончившиеся почти сплошь неудачами для рабочих; неудача вызвала упадок духа среди рабочих и ослабление социал-демократического движения. Около этого времени либералы проявили довольно энергичную деятельность, направленную к завоеванию всеобщего голосования; их усердно поддерживали социал-демократы. На конгрессе партии 1891 г. обнаружилось в её среде анархистское крыло, враждебное парламентской деятельности; оно встретило осуждение, сторонники его вышли из партии и скоро анархистское течение пропало бесследно. В 1892—93 гг. либералы в союзе с социал-демократами произвели исключительный в истории опыт совершенно добровольного, частного "народного риксдага", избранного всеобщей подачей голосов и созванного для обсуждения вопроса о завоевании всеобщего голосования; в Стокгольме было подано 12000 С. голосов против 9000 либеральных; из общего числа избранных в стране 123 делегатов только 29 оказались социал-демократами. После этого риксдага, однако, между либералами и социал-демократами произошел разрыв и на выборах 1893 г. обе партии действовали совершенно самостоятельно; социал-демократы собрали около 1200 голосов и не получили ни одного полномочия. На парламентских выборах 1896 г. партии удалось провести в нижнюю палату своего сторонника, Брантинга, который был переизбран в 1899 г. К 1899 г. число активных членов партии достигло 44000; число ежедневных газет — 3.
См. Otto Smith, "Die schwedische Arbeiterbewegung" (Тюбинген, 1886); Martens, "Soz.-dem. in den skandinavischen Reichen" (в Shmoller's "Jahrb. für Gesetzgeb.", т. XV); Martinet, "Le socialisme en Danemark" (Париж, 1893); Branting, "Die Arbeiterbewegung in Schweden" ("N. Z.", J. XI); Baug, "Gesch. d. dänischen Szd." (ib., J. XVI); Borgbjerk, "L'organisation du parti ouvrier démocrate-socialiste du Danemark" ("Mouv. Soc.", 1899, № 22); Brunte, "Der Socialismus in Schweden" ("N. Z.", 1900, № 52).
В Румынию социализм был принесен в самом начале 1870-х годов лицами, обучавшимися в русских университетах, и распространялся преимущественно среди учащейся молодежи. Он скорее напоминает русское народничество и обращает преимущественное внимание на аграрные отношения, ставя своей целью улучшение положения крестьянства. В середине 1870-х годов социалистам на парламентских выборах удалось собрать до 40000 крестьянских голосов и добиться избрания трех С. депутатов; во главе их профессор Надейди. Министерство уволило этого профессора и прибегло к ряду полицейских мероприятий, которые в значительной степени достигли своей цели. Социалисты частью слились с радикалами, частью же сохранили социалистический характер; С. депутаты то появлялись, то вновь исчезали на целые законодательные периоды из парламента. Румынские социалисты посылают своих представителей на международные конгрессы.
В Сербию социализм был принесен в середине 1870-х годов несколькими молодыми людьми, Марковичем, Перой Тодоровичем и др., обучавшимися в университетах частью в России, частью в Швейцарии, где они находились под сильным влиянием Бакунина и Лаврова. Их социализм тоже имел аграрный или общинный характер. Со второй половины 1870-х годов социалисты стали проникать в скупщину, где они провели закон, гарантировавший минимум крестьянского инвентаря от продажи за недоимки и т. п. меры. Уже с начала 1880-х годов сербские социалисты начали себя называть радикалами и вскоре кличка социалистов была совершенно оставлена. Но в 1890-х годах среди учащейся молодежи Белграда возникло стремление к социал-демократизму на западноевропейский образец; это же учение было занесено и в среду рабочих Белграда. С 1893 г. сербские социал-демократы посылают своего представителя на международные С. конгрессы. В общем, значение социал-демократии в Сербии ничтожно.
В Болгарии адвокат Габровский, журналисты Благоев и Сакызов, позднее Раковский и др. в 1891 г. образовали социал-демократическую партию; они вели агитацию среди рабочих Софии, несколько раз принимались за издание газет, которые скоро гибли. Литературу партии составляли небольшие социал-демократические брошюры, переведенные с русского или скомпилированные по русским, преимущественно заграничным книгам Плеханова, Аксельрода и др. В болгарских переделках учение марксизма является обыкновенно в самом узком его понимании. На выборах 1894 г. Габровский и Сакызов были избраны в народное собрание, но это избрание объяснялось не их социал-демократической программой, а их оппозиционным настроением и личной талантливостью.
В Греции С. партия основана в 1876 г., но значения имела еще меньше, чем в Болгарии или Румынии.
См. устарелые и преувеличенно восторженные статьи Перы Тодоровича о сербском С. движении, Аксельрода о румынском и Косты о греческом в "Jahrbücher für Socialwissenschaft" (Цюрих, 1881); Mille, "Le mouvement socialiste en Roumanie" (в "Revue socialiste", 1887, октябрь); Malon, "Le socialisme en Roumanie" (ib., июль 1889).
Америка. В Соединенных Штатах, стране высокоразвитой промышленности, С. партии не находят почвы для своего развития; страна не прошла еще стадии экстенсивного хозяйства и в эксплуатации неизмеримых природных богатств страны капитал и труд могут идти рука об руку. Производительность труда, в особенности под охраной высокого покровительственного тарифа в Соединенных Штатах, так велика, что как норма процента, так и заработная плата там весьма значительны. Этим объясняется, что идея гармонии интересов труда и капитала весьма популярна (так что среди рабочих громадные массы являются сторонниками протекционизма, биметаллизма и т. п. антисоциалистических учений) и что стремление к реформе общественных отношений выливается там в такие формы, как учение Г. Джорджа о национализации земли, с которыми даже буржуазия может соглашаться (см. также известный роман Беллами "Через 100 лет"). К тому же, при весьма высокой заработной плате, в Америке безработица все-таки составляет почти регулярное явление, а безработные, вообще, чаще составляют кадры анархистов, чем социал-демократов. Анархизм действительно сравнительно сильно распространен в Штатах, особенно во времена частых там промышленных кризисов, как в 1877 и 1886 гг. Когда начинается брожение, устраиваются грандиозные манифестации рабочих, приводящие к кровавым столкновениям с полицией и войсками, устраиваются динамитные взрывы (май 1886 г. в Чикаго), а затем все возвращается в свою колею; анархизм делается de facto кабинетным учением нескольких малорасходящихся газет и рабочих групп, социализм — нескольких более значительных организаций, не имеющих в точном смысле характера политической партии. После окончания междоусобной войны, давшей серьезный толчок развитию обрабатывающей промышленности и сыгравшей приблизительно ту же роль, что в Европе революция 1848 г., в Нью-Йорке немцы основали секцию Интернационала (1867 г.), под председательством немецкого эмигранта, революционера 1848 г., Сорджа (Sorge); за ней последовали секции в других больших городах Северной Америки. Все эти секции составлялись почти исключительно из эмигрантов, и в особенности немцев, принесших социалистические убеждения с родины в готовой либо марксистской, либо лассальянской форме; число членов не превышало 50000 человек. В 1874 г. некоторые секции Интернационала, разошедшиеся с федеральным его советом (в Соединенных Штатах), который даже постановил их распущение; положили основание "социал-демократической партии Северной Америки". Поводом для разрыва с Интернационалом (который в 1876 г. окончательно исчез) был взгляд на участие в политических выборах: Интернационал считал его бесполезным, а партия признавала необходимым. Программа партии была переделкой эйзенахской программы немецкой социал-демократии; она требовала 8-часового рабочего дня, ограничения детского и женского труда, реформ финансовых, судебных и иных; в угоду лассальянцам — государственной помощи промышленным ассоциациям. В 1876 г. партия реорганизовалась в " рабочую партию Соединенных Штатов", а через год в "С. рабочую партию", с сохранением, впрочем, в общих чертах прежней программы, т. е. с признанием идеалом обобществления земли и орудий труда, общественной организации производства. Во главе ее стоял немец Штрассер. Громадное большинство членов партии составляли по-прежнему немцы, так что из 20 газет, которыми она располагала в наиболее цветущее время своего существования (1877—78 гг.), не более трех издавались на английском языке, остальные — на немецком: "Arbeiter Union", под редакцией немецкого революционера 1848 г. Дуэ, "New Yorker Volkszeitung" — Шевича (русского); последняя имела до 20000 подписчиков. Партия выступила в 1876—78 гг. на выборах в законодательные советы в штатах Кентукки и Огайо, и в первом провела 7 своих кандидатов, во втором собрала более десятка тысяч голосов. Это был ее апогей. После 1878 г. в партию вошли новые кадры немецких эмигрантов, частью удалившиеся из Германии, вследствие полицейских преследований. Эти весьма радикально настроенные кадры, с И. Мостом во главе, произвели в партии раскол; из нее выделилась анархистская группа. Последняя сыграла громкую роль во время волнений 1886 г., потом также заставляла несколько раз говорить о себе, но длительного значения не имела. Но самая С. партия существует доныне, посылает своих представителей на международные конгрессы, пытается принимать участие в различных избирательных кампаниях, но тоже малозаметна в общем ходе американской жизни. Значительная часть ее перешла к основавшейся (1885) в Нью-Йорке United Labour Party, которая, несмотря на свое название, была не рабочей партией, а партией национализации земли (Г. Джорджа); в 1887 г. она даже прямо исключила из своей среды всех социалистов. Она быстро приобрела большое значение при выборах на должность нью-йоркского бургомистра в 1886 г., собрала на имени Джорджа 67000 голосов, но скоро исчезла. Кроме означенных партий, в Америке значительную роль играют практические рабочие организации, как "рыцари труда" (см.), "американская федерация труда" с 500 тыс. членов, Central Labour Union и др.
В других американских государствах С. партии, если существуют, то почти только по имени. В Аргентине в 1880 г. возникла ассоциация немецких рабочих "Vorwärts", состоящая из 150 членов и издающая с 1886 г. газету "Vorwärts", не более чем в 600 экземплярах. В Бразилии с 1890 г. существует "рабочая партия" с вполне социал-демократической программой, устраивающая митинги и руководящая стачками; несколько раз ей удавалось проводить в конгресс своего депутата Хозе Августа Вингаеса, но значение ее совершенно призрачное. Аргентинская и бразильская "партии" посылают своих делегатов на международные конгрессы, говоря точнее, поручают представительство на них тем или иным европейским социалистам.
Литература. Cognetti de Martiis, "Il socialismo negli Stati Uniti" (Турин, 1887); Edw. and El. Aveling, "The labour mouvement in America" (Л., 1888); Sartorius von Waltershausen, "Per Socialismus in d. Ver. Staaten" (Б., 1890); Sorge, длинный ряд статей под разными заглавиями (в "Neue Zeit", J. IX—XIII); Ph. Rappaport, "Die neueste sozialdemokratische Partei in Amerika" ("Neue Zeit", J. XV, т. II); Simons, "Le Socialisme en Amérique" ("M. S.", 1900, № 40); H. Водовозов, "К истории партий в Соединенных Штатах" (в "Экономических этюдах", М., 1897); Xavier de Carvalho, "Le socialisme au Brésil" ("M. S ", 1899, № 19).
В Австралии "С. лига" основана в Сиднее в начале 1890-х гг. Она издает единственный С. орган, существующий в Австралии, "The people". В Новом Южном Уэльсе С. агитация ведется энергично; на предстоящих выборах в федеральный австралийский парламент решено там выставить 6 кандидатов. В Виктории и Квинсленде С. партии не существует, хотя существуют некоторые С. организации. В других частях Австралии не существует и их. В первый раз С. лига послала своего делегата на международный С. конгресс в 1893 г. См. ее отчет, представленный международному парижскому конгрессу 1900 г.
В Японии социал-демократическая партия возникла в самом конце XIX столетия; средства ей не позволили послать своего делегата на парижский конгресс 1900 г., но она представила ему свой отчет, подписанный председателем ее комитета Катайямо; значения партия не имеет.
В. Водовозов.
II (дополнение к статье)
Международный социализм. — Германия. — Франция. — Бельгия и Нидерланды. — Австро-Венгрия. — Англия. — Италия. — Второстепенные государства Европы. — Америка. — Австралия. — Япония. — Россия и Финляндия.
Шестой международный социалистический конгресс собрался в Амстердаме в августе 1904 г. На нем впервые были представлены Япония, Австралия, Канада и африканские колонии Англии; был также индус, не пользовавшийся правом голоса, так как он не представлял какой-либо социалистической партии, но явившийся на конгресс с целью возбудить протест против английской политики в Индии. Таким образом, на амстердамском конгрессе впервые был представлен социализм всех частей света. Из России на него послали своих представителей партия социал-демократическая, социалистов-революционеров и еврейский Бунд. Сам факт созыва во время Русско-Японской войны конгресса, девизом которого было объединение пролетариев всех стран, был как бы протестом против войны. В президиуме, которому было поручено открыть конгресс, участвовали в качестве президента Ван-Коль, представитель голландской социалистической партии, и в качестве вице-президентов Плеханов, от русских, и Сен-Катаиама, от японцев. После вступительной речи президента Катаиама заявил, что японский пролетариат не имеет ничего общего с японской буржуазией и японским правительством, допустившим в своекорыстных интересах войну с Россией. В свою очередь Плеханов заявил, что войну ведет не русский народ, а русское правительство. Главной задачей конгресса было яснее и подробнее наметить тактику международного социализма, чем это было сделано на предыдущем парижском конгрессе 1900 г. Борьба между ортодоксальным и критическим или так называемым ревизионистским социал-демократизмом велась во всех странах, где сколько-нибудь был силен социализм. В Германии она имела главным образом теоретический характер (см. Социалистические партии и Бернштейн); во Франции ревизионизму соответствовал министериализм, т. е. убеждение, что социалисты могут содействовать торжеству своего учения, вступая в буржуазное министерство или вообще деля с буржуазией политическую власть. Сторонники ортодоксального социал-демократизма внесли в конгресс резолюцию, направленную против ревизионизма; они предложили заявить, что партия отклоняет от себя ответственность за политические и экономические порядки, основанные на капиталистическом способе производства, и потому отказывается ассигновывать какие бы то ни было денежные средства на поддержание правящих классов у власти и не считает возможным участвовать в правительственной власти в рамках буржуазного общества. Жорес возражал против резолюции, доказывая, что противящиеся вступлению социалистов в ряды мин-ва немецкие и французские социал-демократы обрекают свою партию на полное политическое бессилие. Ему возражал Бебель, указывавший, что в Германии, где социалисты не бывали у власти, сделано в интересах рабочего класса отнюдь не меньше, чем во Франции, и что совершенно неправильно во имя защиты республики в той ее буржуазной форме, в какой она имеется во Франции, отказываться от чисто классовой борьбы пролетариата. Бельгийский (Вандервельде) и австрийский (Адлер) социал-демократы попробовали предложить к резолюции поправку, исключавшую слова осуждения ревизионистам. За поправку подан был 21 голос, против нее тоже 21 (при голосовании каждая нация имеет по 2 голоса); таким образом, поправка не была принята. За нее голосовали англичане, австралийцы, бельгийцы, австрийцы, одна из двух французских партий (жоресисты), против нее — немцы, американцы, русские, японцы, одна из двух французских партий (гедисты). После этого сама резолюция была принята 25 голосами против 5 (2 голоса английских колоний и по одному голосу Англии, Франции и Норвегии), при 12 воздержавшихся. На политику социалистических партий в отдельных странах решение конгресса оказало весьма мало влияния. В виду того, что во многих странах социализм оказывался разделенным на две или несколько враждующих партий, была выставлена и проведена резолюция, требующая, чтобы в каждой стране буржуазным партиям противостояла единая социалистическая партия, как един сам пролетариат. Однако только во Франции произошло объединение С. партий под влиянием этого постановления. — Главные практические вопросы, стоявшие на очереди, касались первомайского праздника и всеобщей стачки. Вопреки постановлениям первых международных социалистических конгрессов, германские социал-демократы уже давно праздновали не весь день 1 мая, а либо только вечер этого дня, когда рабочие и без того свободны, либо первое майское воскресенье. На амстердамском конгрессе этот вопрос был решен довольно уклончиво: конгресс "вменил в обязанность всем пролетарским организациям всех стран стремиться к забастовке в день 1 мая и всюду, где это возможно без вреда для интересов рабочих, прекращать в этот день работу". Идея всеобщей стачки, которая сразу прекратила бы всю промышленную жизнь страны и заставила бы правительства и буржуазию сдаться перед натиском пролетариата, давно уже проводилась среди рабочих в Германии, Франции и других странах различными элементами. Сторонниками такой стачки являлись анархисты, надеявшиеся при ее помощи сразу обратить буржуазное общество в общество социалистическое. Со времени бельгийской стачки 1893 г. многие видели в всеобщей стачке орудие для захвата политической власти. Другие допускали ее только для обороны, в случае посягательства правящих классов на какие-либо ценные права рабочих (например, на всеобщее голосование). Большинство социалистов относилось к идее всеобщей стачки отрицательно, находя, что она, прекращая всю экономическую жизнь страны, вместе с тем подрывает основы существования пролетариата, и потому практически неосуществима; между тем попытка ее осуществить может обойтись очень дорого для пролетариата. Эта последняя идея восторжествовала на амстердамском конгрессе, но не вполне. Конгресс признал, что абсолютная всеобщая стачка делает невозможным всякое существование, а, следовательно, и существование пролетариата; но стачка, охватывающая сразу несколько важных для экономической жизни страны отраслей производства, может послужить крайним средством для завоевания общественных перемен или для предотвращения реакционных покушений на права рабочих. Вместе с тем, он счел нужным предостеречь рабочих от увлечения пропагандой анархистов в пользу всеобщей стачки и призывал их укреплять свою силу в классовой борьбе путем развития своих организаций. Ввиду значения, которое в Америке имеют тресты, американские рабочие партии предложили поставить на обсуждение конгресса вопрос о них. Конгресс решил, что тресты являются высшим выражением торжества капитализма и что борьба против них, как она ведется в Америке и отчасти в других странах, является реакционной попыткой мелкой буржуазии задержать развитие капитализма, сохраняя все основы капиталистического строя. Ввиду этого конгресс отнесся отрицательно к законодательству, направленному против трестов, и выставил против них единственным орудием социализацию производства в целях общего блага и уничтожения прибылей. Видное место в работах конгресса занимал и вопрос о колониальной политике, поставленный на очередь незадолго перед тем окончившейся войной Англии с бурами, расширением колониальной политики Америки и Русско-Японской войной. Конгресс отнесся с безусловным осуждением ко всем колониальным завоевательным стремлениям европейских держав и рекомендовал социалистам всех стран бороться против колониальной политики и против насилий, жертвами которых являются туземцы со стороны военного варварства и капиталистической эксплуатации. Конгресс выразил решительное осуждение всякой попытке затруднить или ограничить доступ в какую-либо страну иностранным рабочим, хотя и признал, что иммиграция рабочих может иметь последствием понижение заработной платы. Это последнее решение вызвало сильные возражения представителей американского и австралийского социализма: они настаивали (но без успеха) на проведении резкого различия между иммиграцией рабочих культурных наций и ввозом китайцев, негров и других, стоящих на низшей ступени развития. Ближайший седьмой международный социалистический конгресс ожидается осенью 1907 года.
Литература. Отчеты о парижском 1900 г. и амстердамском 1904 г. конгрессах: "Internationaler Sozialisten-Kongress zu Paris 1900" (Берлин, 1900) и "zu Amsterdam 1904" (Б., 1904) или "5-me et 6-me Congrès Socialiste International" (Пар., 1901 и 1905). Речи Жореса и Бебеля на конгрессе имеются в русском переводе: "Две речи Жореса и Бебеля на международном конгрессе 1904 г. в Амстердаме" (Одесса, 1905; перевод совершенно неудовлетворительный). Ценные статьи о конгрессе Мартова и Плеханова — во II-м томе сборника "Искра за 2 года" (СПб., 1906) под заглавием: "Международные социалистические конгрессы" (СПб., 1906). Обозрение социал. движения в разных странах — в книге В. Зомбарт, "Социализм и социальное движение" (Москва, 1906); статьи о соц. движении разных стран и программы разных соц. партий собраны у Р. Энзор, "Современный социализм. Обоснование его в речах и сочинениях его виднейших представителей и в программах партий" (пер. с англ.). Статьи о соц. партиях — в сборнике Е. Смирнова: "Государственный строй политич. партий Европы и Америки" (вышло 3 тома, ожидается 4-й; СПб., без года).
Германия. Борьба между ортодоксальным марксизмом и бернштейнианством (около 1902 г. получившим ходячее наименование ревизионизма), начавшаяся в рядах германской социал-демократии около 1898 г. (см.), продолжалась систематически в первые годы XX века и продолжается поныне. Почти каждый партейтаг принимал громадным большинством голосов резолюции, выражавшие бернштейнианству решительное осуждение; но на следующий год та же самая борьба начиналась вновь, и в старые формулы незаметно вливалось новое содержание. Сами ревизионисты утверждали, что ревизионизма в сущности не существует, что есть только разногласия по отдельным практическим вопросам, разделяющим партию на группы самым причудливым образом. В действительности, однако, совершался процесс, постепенно обращавший всю партию из партии революционной в старом смысле этого слова в партию социальной реформы, осуществляемой парламентским путем. В июне 1903 г. происходили выборы в рейхстаг, доставившие социал-демократам блестящую победу. Они собрали 3010000 голосов, на 903000 больше, чем за 5 лет перед тем, и провели в рейхстаг 81 депутата. В значительной мере это зависело от роста населения (число лиц, имеющих право голоса, увеличилось с 11441000 до. 12531000) и от большей численности лиц, действительно голосовавших (с 7752000, т. е. 68 %, оно поднялось до 9495000, т. е. 76 %), так что относительно социал-демократия выросла всего с 27,2 % до 31,7 %. Кроме того, выборы происходили на основании нового избирательного закона, лучше обеспечившего тайну голосования, и под влиянием нескольких чрезвычайно благоприятных для социал-демократии обстоятельств (в 1902 г. рейхстаг принял новый таможенный тариф, повышавший пошлины на хлеб; перед самыми выборами произошел инцидент с Круппом [см.], доставивший соц.-демократам немало голосов, и т. д.). Эти обстоятельства привлекли к соц.-демократии значительное число так наз. Mitläufer — попутчиков из кругов буржуазии, голосовавших за нее, не разделяя вполне ее программу. Рост партии был особенно заметен в наиболее реакционных государствах Германии, с наименее демократической избирательной системой для собственных местных ландтагов (Саксония, оба княжества Рейсс и др.). Напротив, наиболее прогрессивные государства, в последнее время перешедшие к системе всеобщего голосования, отличаются сравнительно слабым распространением соц.-дем.: в Баварии она собрала всего 21 % всех поданных голосов, в Вюртемберге 27 %, в Бадене 21 %. Под впечатлением этой победы собрался обычный осенний партейтаг, на этот раз в Дрездене. Соц.-дем. вступала в рейхстаг второй по численности партией (после центра); следов., в силу парламентского обычая она могла бы претендовать, чтобы звание вице-президента рейхстага досталось указанному ею лицу. Бернштейн высказал мнение, что этого звания добиваться следует, причем социал-демократический вице-президент обязан подчиниться и тем условиям, которые ставит ему тот же обычай: он должен являться во дворец на приемы в соответственном костюме и соответственно вести себя. Оценку этого плана дрезденский партейтаг соединил с новой общей оценкой ревизионизма, а эту последнюю — с моральной оценкой поведения тех ревизионистов (Гере, Г. Браун и др.), которые сохраняют сношения с буржуазным обществом и сотрудничают в несоциалистических периодических изданиях. В свою очередь, ревизионисты произвели атаку на главного застрельщика правоверных с.-д., Меринга, обвиняя его в лицемерии, в клеветах, в интригантстве. Ни разу еще борьба не велась в такой личной форме. В результате была принята большинством 288 против 11 резолюция, известная под именем дрезденской. В первой ее части партейтаг отказывался от претензий на место вице-президента рейхстага, во второй осуждал ревизионистские стремления. В большинстве голосовали Ауер, Г. Браун, Гере, Гейне, Линдеман, Фолльмар и еще другие из числа тех, против кого главным образом она была направлена, но голосовали, предварительно высмеяв ее как ничего не говорящую. В числе 11 голосовали Бернштейн, Давид, Эльм. Многие участники партейтага (Гере, Меринг, Браун) призвали друг друга к суду чести. Суды чести ликвидировали дело общим оправданием всех. Тем не менее, с осени 1903 г. было заметно некоторое разложение партии. Почти на всех дополнительных выборах соц.-дем. терпела либо поражение, либо по крайней мере теряла голоса. На осенних выборах в прусский ландтаг партия не могла провести ни одного кандидата, что объяснялось, впрочем, преимущественно избирательной системой и тем, что свободомыслящие предпочли союзу с соц.-демократами союз с консерваторами. На бременском партейтаге (1904) соперничество с ревизионистами вылилось в форме борьбы с депут. Шиппелем, противником идеи свободной торговли, которую всегда отстаивала германская соц.-дем. Партейтаг принял такое резкое порицание Шиппелю, что ему пришлось сложить депутатские полномочия. Нельзя сказать, однако, чтобы радикальная тактика восторжествовала над ревизионистской. По вопросу о колониальной войне с племенем Гереро в Африке говорились речи против образа действий социал-демократии в парламенте, где она или воздерживалась от голосования, или даже (косвенно) поддерживала завоевательную деятельность правительства. Резолюции, которая заставила бы депутатов изменить свою тактику, принято не было. Некоторые делегаты порицали Бебеля за его выражение, что в случае войны или вообще посягательства иностранной державы на германскую территорию, социал-демократия не уступит ни одной ее пяди: указывалось, что в Германии есть территории, населенные французами, поляками, датчанами, отстаивать принадлежность которых к Германии нет никаких оснований. Бебель не отказался от своего заявления и не был принужден к тому партейтагом. Либкнехт (сын знаменитого Либкнехта) внес предложение, чтобы партия вела специальную пропаганду против милитаризма среди молодежи, подлежащей призыву в армию. Это предложение было отвергнуто единодушно, причем на Либкнехта напали одновременно Фолльмар и Бебель, радикалы и ревизионисты. В мае 1905 г. состоялся в Кельне 5-й конгресс представителей профессиональных союзов рабочих Германии, обнаруживший новое течение в социал-демократии — тред-юнионистское. Совершенно слабые еще в 1895 г., профессиональные союзы насчитывали к 1904 г. уже 1052000 членов (в конце 1905 г. — 1429000) и располагали капиталом в 16 миллионов марок. Настроение их было близкое к бернштейнианскому; профессиональные союзы несколько свысока относились к политической борьбе, и выдвигали на первый план практическую повседневную борьбу за экономические интересы рабочих. Такие меры, как всеобщая забастовка в день 1-го мая, подверглись на конгрессе осуждению. Следующему общему партейтагу соц.-дем. (в Иене, в 1905) пришлось считаться со стремлениями профессиональных союзов, представляемыми депутатами Эльм, Легин, Молькенбур, как с разновидностью бернштейнианства. На конгрессе было выражено осуждение бернштейнианской редакции центрального органа партии "Vorwärts": она принуждена была уступить место радикальной редакции. Принята резолюция о праздновании 1 мая, "где это возможно". Следующий, маннгеймский партейтаг (1906 г.) происходил под впечатлением русской революции вообще и удачи забастовки в октябре 1905 г. в частности. На нем был констатирован значительный рост партии, выразившийся в росте числа регистрированных ее членов (свыше 300000), числа абонентов ее прессы (свыше 800000), бюджета центральной кассы партии (свыше 800000 марок). По вопросу о всеобщей забастовке принята резолюция, допускающая такую забастовку; по вопросу о профессиональных союзах признано их равноправие и равноценность с политической партией. В январе 1907 г. происходили выборы в рейхстаг; лозунгом борьбы было — за колониальную политику или против нее. Соц.-дем. (вместе с партией центра) была против, свободомыслящие, вместе с консерваторами — за. В результате партия получила 3255000 голосов, т. е. на 250000 больше, чем в 1903 г.; но вследствие уменьшения абсентеизма избирателей (участие в выборах выразилось в цифре 85 %) этому абсолютному подъему соответствовал относительный упадок (с 31 % голосов, полученных в 1903 г., до 29 %). Во многих местах партия потеряла и абсолютно значительное число голосов (напр в Саксонии). В рейхстаг она провела всего 43 депутата. Таким образом, партия потерпела сильный ущерб, первый с 1881 г. (если не считать ущерба в 1887 г., когда он коснулся только числа депутатов, тогда как рост числа голосов был и абсолютный, и относительный). Причиной этому, по объяснению Бебеля и Каутского, было опьянение национальным угаром тех мелкобуржуазных элементов, которые голосовали за партию, не принадлежа к ней; партия, лишившаяся этих Mitläufer, стала однороднее и прочнее. Однако, анализ цифр для подтверждения этого мнения до сих пор (февраль 1907 г.) произведен не был.
Литература. С изменением цензурных условий в России в 1905 г. на русский язык, ввиду громадного интереса к немецкой социал-демократии, переводится все сколько-нибудь важное, касающееся ее (множество произведений Каутского, Бернштейна, Бебеля, Либкнехта, Маркса, Лассаля и др.). Важнейшие сочинения: Ф. Меринг, "История германской социал-демократии" (СПб., 1906; последний, 4-й том еще не вышел); Э. Мильо, "Германская социал-демократии" (пер. с франц., Москва, 1906); В. Зомбарт (см.); Эд. Давид, "Социализм и сельское хозяйство" (СПб., 1906); В. Конштедт, "Аграрный вопрос и социал-демократии" (Киев, 1906); Генриетта Роланд Гольст, "Всеобщая стачка и социал-демократия. С пред. Каутского и речью Бебеля" (СПб., 1906); Роза Люксембург, "Всеобщая забастовка и немецкая социал-демократия" (Киев, 1906); ее же, "Социальная реформа или революция" (СПб., 1907); Каутский, "Профессиональные союзы и политика" (СПб., 1906); Г. Линдеман, "Коммунальная политика социализма" (СПб., 1906); К. Легиен, "Профессиональное движение в Германии" (Одесса, 1906); Р. Бланк "Классовая борьба и политические коалиции" (СПб., 1905); Бебель, "Состав социал-демократической партии в Германии" (СПб., 1906, это ответ на статью Бланка на ту же тему в "Archiv für Sozialwissenschaft"; изложение статьи Бланка — в вышеприведенной его брошюре); Атлантикус, "Государство будущего" (с пред. Каутского, СПб., 1906); Ф. Меринг, "Легенда о Лессинге" (СПб., 1907); "Основные вопросы программы и тактики на съездах германской соц.-дем." (М., 1906—07); "Маннгеймский партейтаг германской соц.-дем. Доклады и прения о массовой стачке. Пред. Орловского" (СПб., 1907); "Всеобщая политич. забастовка на маннгеймском партейгаге" (М., 1906).
Франция. На социалистическом конгрессе в Париже в сент. 1900 г. незадолго перед тем объединившаяся социалистическая партия вновь распалась. Ж. Гед стоял во главе parti socialiste de France, Жорес — parti socialiste français; к последней партии сначала примыкали также бывшие бланкисты и аллеманисты или социалисты-революционеры. Появилось и третье течение — течение синдикалистское; наиболее видным его представителем можно считать бывшего гедиста Гюбера Лагарделля (Lagardelle); его орган — журнал "Mouvement Socialiste". Сторонники синдик. течения оказывались как в рядах гедистов, так и в рядах жорезистов. Борьба между гедистами и жорезистами имело гораздо более реальное содержание, чем соответствовавшая ей борьба между ревизионистами и ортодоксами в Германии. Направление Геда соответствовало направлению ортодоксов в Германии; безусловный последователь Маркса, он настаивал на строгом сохранении классового характера социалистической партии и на преимущественно почти исключительно политической, в частности парламентской ее деятельности, без всяких компромиссов с существующим буржуазным строем. Напротив, Жорес доказывал, что своей непримиримостью гедисты обрекают социалистическую партию на полное бессилие. Франция находится в лучших условиях, чем Германия; в ней существует парламентаризм и ни одно правительство не имеет возможности игнорировать сильную социалистическую партию; партия, если она хочет иметь значение, должна не отказываться от той доли власти, которая в каждую данную минуту может достаться ей. Распадение социалистической партии из-за этих разногласий произошло как раз в тот момент, когда социалист Мильеран был членом кабинета Вальдека-Руссо. Гедисты указывали, что в качестве министра Мильеран успел сделать очень мало; новый фабричный закон, проведенный им, хотя и являлся шагом вперед, но не настолько значительным, чтобы им можно было оправдать общую политику министерства Вальдека-Руссо, в частности его борьбу со стачечниками, нередко при помощи вооруженной силы, доводившей столкновения до кровопролития. В рядах жорезистов поведение Мильерана также вызывало сомнения. На лионском конгрессе жорезистов 1901 г. многие настаивали на его исключении из партии, и его спасла только горячая защита Жореса; но она же побудила бланкистов, с Вальяном во главе, присоединиться к гедистам. В 1902 г. из жорезистского лагеря ушли и аллеманисты, и образовали самостоятельную группу под назв. революционно-социалистической рабочей партии, сохраняя, однако, дружеские отношения с жорезистами. Бланкисты слились с гедистами на конгрессе в Реймсе. На выборах весной 1902 г. социалисты собрали 805000 голосов и провели в палату 46 депутатов, из которых большая часть принадлежала к числу жорезистов, а меньшая — к числу гедистов. После выборов министерство Вальдека-Руссо вышло в отставку, и в новый кабинет Комба уже не вошел ни один социалист. Несмотря на это, политика правительства в общем стала более радикальной и у социалистов было меньше оснований для недовольства ею; жорезисты вошли в так называемый блок партий, поддерживавших Комба. Гедисты в блок не вошли, но фактически по большей части также поддерживали министерство Комба. Вопрос о Мильеране не сошел со сцены после его отставки; на бордоском конгрессе жорезистов 1903 г. Мильерану выражено доверие большинством всего 109 против 89 голосов. В начале 1904 г. Сенская федерация жорезистской партии исключила Мильерана из своего состава. Мильеран не воспользовался правом апелляции к конгрессу и стал так называемым независимым социалистом. На конгрессе жорезистов в Сент-Этьенне в 1904 г. было санкционировано исключение Мпльерана. На конгрессе в Лилле в том же 1904 г. гедисты провозгласили свою партию единственной политической организацией франц. пролетариата. Международный социалистический конгресс в Амстердаме 1904 г. (см.) пригласил социалистов всех стран стремиться к объединению и к прекращению своих раздоров. Обе французские партии первыми решили последовать этому требованию и между ними начались переговоры. К этому побуждало и ясно выразившееся на конгрессе французских синдикатов в Бурже (осенью 1904 г.) недовольство раздорами между партиями. Комиссия, состоявшая из представителей обеих партий, выработала декларацию, выражавшую готовность приступить к объединению социалистических сил на следующ. основаниях: 1) социалистическая партия есть классовая партия, имеющая целью социализировать орудия производства и обмена, т. е. превратить капиталистическое общество в коллективистское или коммунистическое. Средством для достижения этой цели является экономическая и политическая организация пролетариата. 2) Представители партии в парламенте образуют единую группу, противостоящую всем буржуазным политическим фракциям. Социалистическая группа в парламенте должна отказывать правительству во всех средствах, обеспечивающих господство буржуазии. Она должна посвятить себя защите и расширению политических свобод и прав рабочих и добиваться осуществления реформ, улучшающих условия существования и борьбы рабочего класса. По всем вопросам, касающимся доктрины и метода, социалистическая пресса не стеснена никакими ограничениями, но в отношении к практической деятельности она должна строго придерживаться решений конгресса в том их толковании, какое дает центральное учреждение партии. Депутаты избирают из своей среды делегатов в центральное учреждение партии в числе, равном одной десятой общего числа членов этого учреждения. — Декларация эта, резко подчеркивавшая противоположность социалистов всем буржуазным партиям, была ближе к убеждениям гедистов, чем жорезистов. Тем не менее, на конгрессе последних в Руане в марте 1905 г. ее защищали Жорес и Прессансе, и она была принята конгрессом единогласно. В апреле 1905 г. состоялся объединенный съезд обеих партий в Руане, и объединение их сделалось совершившимся фактом. Объединенная партия приняла наименование: "Parti socialiste, Section française de l'Internationale ouvrière". Через несколько месяцев, однако, из объединенной партии вышло несколько весьма видных лиц, в том числе несколько депутатов: Оганьер, Жиро, Ришар, Зеваэс, Норман, Кальяр, Вивиани, Бриан и др. Эти лица начали называть себя независимыми социалистами. Масса избирателей осталась на стороне объединенной партии. В образовавшийся в марте 1906 г. кабинет Сарьена вошел с портфелем народного просвещения и культов независимый социалист, ранее принадлежавший к партии Жореса, Аристид Бриан. Парламентская социалистическая партия поддерживала кабинет Сарьена, хотя и с большими оговорками. На майских выборах 1906 г. объединенная социалистическая партия провела в палату депутатов 53 членов, в том числе Жореса и Геда. Все видные вожди социализма вошли в палату, за исключением Лафарга, потерпевшего неудачу в борьбе с Мильераном. Общее число голосов, собранных партийными социалистами, равнялось 970000 (из 8900000); сверх того, 160000 голосов собрано независимыми социалистами, из которых многие тоже прошли в палату. 6 июня 1906 г. в палате депутатов произошел турнир между Жоресом и министром внутренних дел Клемансо по вопросу о социализме и его идеалах, имеющий сходство с тем турниром, который в 1893 г. велся по тому же вопросу в германском рейхстаге (см. брошюру: "Государство будущего. Речи Жореса, Вальяна, Клемансо 6 июня 1906 г.", СПб., 1907). В кабинет Клемансо, образовавшийся в октябре 1906 г., вошли два независимых социалиста: Бриан, с портфелем просвещения, и Вивиани, с портфелем новообразованного министерства труда. В октябре 1906 г. имели место конгресс синдикатов в Амьене и вслед за ним конгресс объединенной социалистической партии в Лиможе. Синдикаты к этому времени представляли большую силу; в 1904 г. их было 4227, организованных в них рабочих — 715000. Особенное значение имеют синдикаты благодаря биржам труда — своего рода центрам профессиональных союзов, не только признаваемым властью, но обычно субсидируемым городами (субсидии биржам труда от городов доходили в 1902 г. до 400000 франков; в следующем году националистическое большинство отняло у Парижской биржи труда пособие в 170000 фр., которое она получала до тех пор). Все биржи труда объединены в "федерацию бирж труда", основанную Ф. Пеллутье. Сторонники синдикализма скептически относятся к парламентской деятельности социалистической партии и стараются приспособить теории Маркса к теориям Прудона. На амьенском конгрессе синдикаты постановили вести самостоятельную политику, не связывая ее ни с одной из существующих политических партий, следовательно, и с партией социалистической. На конгрессе социалистической партии в Лиможе бывший бланкист, потом гедист Вальян выразил свое полное сочувствие этому решению; его поддерживал еще более горячо и Эрве, назвавший членов синдикалистского конгресса "превосходными анархистами и великолепными социалистами, которые своей тактикой воспитывают рабочий класс и создают в пролетариате противовес против увлечения парламентаризмом". Жорес, оценивший значение синдикатов, решился искать их поддержки и рекомендовал признать независимость их от социалистической партии. Гед, напротив, выступил противником синдикатов; по его мнению, только политическая борьба является единственно революционной. Он предложил резолюцию, в которой синдикалисты увидели объявление себе войны: она была отвергнута и взамен ее проведена резолюция, принятая Жоресом и явившаяся полным торжеством синдикализма. Она гласит: "Конгресс, убежденный, что рабочий класс не может вполне выразиться иначе как в комбинированной деятельности политической и синдикальной, при условии, что синдикализм будет идти вплоть до всеобщей забастовки и до завоевания политической власти ввиду общей экспроприации капитализма; принимая во внимание, что эта двойственная деятельность будет тем целесообразнее, чем более автономной будет политическая и экономическая организация; принимая во внимание резолюцию амьенского конгресса, признающую независимость синдикализма от политических партий и ставящую синдикализму целью социализм;... приглашает всех работать для того, чтобы рассеять все недоразумения между конфедерацией труда (т. е. синдикатами) и социалистической партией".
Литература предмета, особенно брошюрная, весьма велика. Главный материал для истории новейшего социализма во Франции — в протоколах конгрессов, а также в журналах "Mouvement Socialiste", "Revue socialiste", "Neue Zeit". На рус. языке: Ж. Вейль, "История социального движения во Франции 1852—1902" (M., 1906; подробная библиография предмета; в приложении к переводу статья Борисовича: "Объединение французских социалистов"); Поль Луи, "История социализма во Франции" (М., 1906); его же, "Будущее социализма" (СПб., 1906); Галеви, "Очерки по истории рабочего движения во Франции" (М., 1906); Гюбер Лагарделль, "Революционной синдикализм" (СПб., 1906); И. Бороздин, "Очерки по истории социального движения во Франции XIX века" (СПб., 1906); К. Каутский, "Республика и социал-демократия во Франции" (М., 1905); Ж. Гед и П. Лафарг, "Программа французской рабочей партии" (СПб., 1906; это старая программа 1883 г.); X. Раппопорт, "Жюль Гед и французская рабочая партия" (СПб., 1907); Леон Блюм, "Конгрессы французских рабочих социалистов 1876—1900" (М., 1906); Жан Жорес, "Очерки социализма" (СПб., 1906); его же, "Избранные речи и статьи" (СПб., 1907); статьи о Геде и Жоресе в книге Н. Е. Кудрина: "Галерея современных французских знаменитостей" (СПб., 1906). По-французски только что вышла (вероятно, скоро выйдет и в переводе) в высшей степени ценная новая работа Paul Louis: "Histoire du mouvement syndical en France. 1789—1906". (П., 1907).
В Бельгии социал-демократическая партия собрала в 1900 г. 470000 голосов (23 %) и провела в палату 33-х депутатов. С 1900 г. особенно сильно выросли в Бельгии профессиональные союзы; в 1901 г. число их членов достигало 132000, из них 90—95000 принадлежали к союзам социалистическим, остальные либо к политически нейтральным профессиональным союзам, либо к католическим, либо к либеральным. В следующие годы эта цифра еще увеличилась. Чрезвычайно развиты также кооперативные союзы, число членов которых превышает 200000. Сильное развитие профессиональных и кооперативных союзов наложило свой отпечаток на социал-демократическое движение в Бельгии, которое приняло почти исключительно синдикалистский, но, в противоположность Италии, вместе с тем ревизионистский характер. Все видные вожди бельгийского социализма — Вандервельде, Анзееле, Бертран и др. — являются ревизионистами и вместе синдикалистами; все они в международном социализме занимают место в политических вопросах на крайней правой; все они отстаивали Мильерана во время борьбы против него за его вступление в буржуазный кабинет и придают громадное значение профессиональным организациям. Правоверный марксизм в Бельгии представлен крайне слабо. Готовность идти на сделки с существующим строем у бельгийских социал-демократов так велика, что одно время значительная их часть высказывалась против женского избирательного права на том только основании, что в ближайшие годы распространение избирательного права на женщин может в Бельгии усилить клерикализм. На выборах в парламент в 1902 и 1904 гг. число голосов, поданных за социал-демократическую партию, несколько уменьшилось и в палате депутатов она сохранила всего 28 мест. Определить число голосов, поданных за социал-демократов на выборах 1906 г., невозможно, потому что они выступали почти повсеместно в союзе с либералами, выставив общие с ними списки. Однако, насколько можно заметить по голосованиям в отдельных местностях, число голосов еще несколько (незначительно) уменьшилось. В палате депутатов с 1906 г. заседает 31 социал-демократ (из 166), в сенате — 7. Уменьшение числа голосов сами социал-демократы объясняют тем, что ранее за них голосовала значительная часть буржуазии, недовольная передвижением либералов направо. Когда либеральная партия вновь подвинулась значительно налево, она вернула к себе отпавшие от нее и ушедшие к соц.-дем. голоса.
Литература. Всего важнее неоконченный труд Louis Bertrand, "Histoire de la démocratie et du socialisme en Belgique depuis 1830" (Брюссель, 1906—1907). Более раннее и в настоящее время в значительной степени устарелое соч. Вандервельде и Дестре, "Социализм в Бельгии" (перев. на рус. яз., М., 1906); переведен также первый том Бертрана, "История коопераций в Бельгии", с предислов. Вандервельде (М., 1906). См. еще Лоран де Шен, "Рабочие синдикаты в Бельгии" (СПб., без года); Вандервельде, "Положение рабочего класса в Бельгии" (СПб., без года); его же, "Профессиональные союзы ремесленников и рабочих в Бельгии" (Киев, 1906); его же, "Социализм и земледелие" (СПб., без года); его же, "Социалистические этюды" (3 выпуска, 1906); его же, "Деревенский отход и возвращение на лоно природы" (несколько русских переводов; лучший — Стеклова, Одесса, 1904); Фраувейлер, "Аграрный социализм в Бельгии" (СПб., 1906).
В Нидерландах старая партия, в сущности анархистская, но именовавшая себя социал-демократическим союзом, во главе которой стоял первый провозвестник социализма в Нидерландах, бывший пастор Домела Ньювенгуис, окончательно исчезла еще до международного амстердамского социалистического конгресса (1904). Ее место заняла социал-демократическая партия, во главе которой стояли бывшие ученики Ньювенгуиса, впоследствии с ним разошедшиеся: Ван Коль, Трёльстра и др. На выборах 1900 г. число социалистических голосов достигло 38000, на выборах 1905 г. — 65000 (около 13 %), и партия провела 7 депутатов (из 100). Профессиональные союзы растут в Нидерландах медленнее, чем в других капиталистических странах; в 1905 г. число их членов равнялось 25000. Эти союзы образуют федерацию. См. Ван Коль, "Колониальная политика и социал-демократия" (СПб., 1906).
Австро-Венгрия. На выборах в австрийский рейхсрат в декабре 1900 г. и январе 1901 г. социал-демократия, несмотря на некоторый рост поданных за нее голосов, провела в парламент только 10 представителей. В их числе были Пернерсторфер, Дашинский, Элленбоген, но истинного лидера партии, Виктора Адлера, не было: он избран только на дополнительных выборах 1905 г. Голос этих представителей, тем не менее, был заметен, благодаря раздробленности партий и часто практикуемому в австрийском рейхсрате приему обструкции, а также благодаря содержательности социал-демократических речей. На венском партейтаге 1901 г. была пересмотрена программа партии. Удаление из программы указания на увеличивающееся обнищание народных масс состоялось не без протестов со стороны ортодоксальных марксистов: они обвиняли сторонников пересмотра программы, особенно Адлера, в бернштейнианстве. На следующем партейтаге — тоже в Вене, в 1903 г., — продолжалась борьба между ортодоксальным и ревизионистским крыльями; победа осталась скорее на стороне ревизионистов, к которым причисляют большую часть вождей австрийской социал-демократии. Начиная с 1905 г. австрийская социал-демократия вела энергичную борьбу, посредством широкой пропаганды, а также в парламенте за всеобщее избирательное право. Борьба, благодаря неожиданному сочувствию правительства, завершилась победой: в конце 1906 г. обеими палатами австрийского рейхсрата принят закон о всеобщем голосовании. Профессиональное движение, находящееся в теснейшей связи с социал-демократией, выросло в последние годы в Австро-Венгрии довольно значительно. К профессиональным рабочим союзам в 1904 г. принадлежало в Австрии 189000 членов.
В Венгрии профессиональное движение растет довольно быстро. К 1-му января 1902 г. число организованных рабочих не достигало 10000; к 1-му января 1905 г. оно увеличилось уже до 53000. Впервые проникли в венгерский рейхстаг социал-демократы на выборах 1905 г., в числе 2-х. На своем 12-м конгрессе в Будапеште (1906) венгерская социал-демократия высказалась за допустимость временного союза с партией Кошута, но с сохранением самостоятельности и с соблюдением осторожности. Когда, однако, новое министерство, окрашенное личностью Кошута, не обнаружило особенной готовности к проведению всеобщего голосования, социал-демократия перешла в оппозицию ему. Главное дело социал-демократии в Венгрии — борьба за всеобщее голосование.
Литература. Э. Пернерсторфер, "Национальный вопрос и социал-демократия" (СПб., 1906); Вильгельм Элленбоген, "Чего хотят социал-демократы"? (СПб., 1906).
В Англии в 1900 г. имелись: слабая социал-демократическая федерация (лидер — Гайндмен), более сильная независимая рабочая партия (Кейр Гарди), Фабианское общество и сильные тред-юнионы. На 32 конгрессе тред-юнионов в Плимуте (1899) социалист Гольмс внес предложение созвать конференцию представителей тред-юнионов и социалистических организаций для изыскания средств увеличения числа парламентских представителей от рабочего класса. Предложение это было принято большинством 546000 против 434000 голосов (при подсчете голосов на тред-юнионистских конгрессах считаются не голоса присутствующих делегатов, а голоса представляемых ими членов тред-юнионов). Против него высказались два самые могущественные тред-юниона: горнорабочих и текстильный, отстаивавшие старый тред-юнионизм, чуждый политике. 27 февраля 1900 г. собралась в Лондоне конференция, созванная в силу этого постановления, и основан Labour Representation Commitee, вокруг которого сплотилась новая рабочая партия. К ней примкнули постепенно тред-юнионы, объявившие себя входящими в состав этой партии; к 1902 г. в ней числилось 356000 тред-юнионистов, в 1904 г. — 969000. Независимая раб. партия (Кейр Гарди) вошла в ее состав, сохраняя вместе с тем свою особую организацию; тоже сперва сделала и соц.-демркратическая федерация, но скоро она вышла из L. R. С., находя, что последний не является социалистическим. Фабианское общество вступило в L. R. С. — L. R. С. не имел собственной программы; он был только союзом различных, более или менее родственных, организаций, имевших целью взаимную поддержку на выборах. В различных литературных произведениях, выходивших из-под пера членов L. R. С., эта организация нередко объявлялась социалистической; на международный амстердамский социалистич. конгресс она своих представителей послала, но в иных официальных своих заявлениях она себя социалистической не выставляла. Не имея программы, она довольствовалась уставом (последняя редакция выработана на конференции в Ньюкасле в 1903 г.). На выборах в парламент в 1900 г. новая партия собрала 170000 голосов — число, которое было бы для Англии очень значительным, если бы в него не входило много чисто либеральных голосов, поданных за кандидатов, общих либералам и рабочим. Чистых представителей L. R. С., попавших в парламент, было два: К. Гарди и Белль; позднее на дополнительных выборах избрано еще несколько. Членами рабочей партии именовали себя и некоторые депутаты, одновременно бывшие членами партии либеральной, напр., Бернс, бывший даже с 1904—06 г. председателем парламентской фракции L. R. С. Вместе с такими членами она в 1904 г. насчитывала в палате 14 членов; потом это число уменьшилось, вследствие ухода из нее нескольких либералов. Во главе L. R. С. стоит исполнительный комитет из 13 членов: 9 из них являются представителями тред-юнионов, 1 промышленных советов, 1 фабианского об-ва, 2 независимой раб. партии. Все они выбираются на ежегодной конференции L. R. С. Средства L. R. С. составляются из членских взносов, входящих в его состав организаций, обложенных 10 шиллингами на каждую тысячу членов. Из этих средств производятся расходы на избирательную кампанию и уплачивается вознаграждение депутатам (по 200 фн. стерл. в год). — Социал-демократическая федерация по выходе из L. R. С. еле влачила свое существование. В 1903 г. она переработала свою программу, приблизив ее в теоретической части к программе германской соц.-демократии. Как minimum, требуется немедленное проведение следующих реформ: уничтожение монархии, демократизация правительственного механизма (упразднение палаты лордов, всеобщее голосование, референдум, децентрализация, расширение самоуправления и т. д.), отделение церкви от государства, упразднение постоянной армии, отказ от уплаты национального долга, отмена косвенных налогов, национализация земли, трестов, железных дорог, доков, каналов; муниципализация трамваев, электрического освещения, аптек, кладбищ, торговли напитками и т. д., 8-часовой рабочий день, свобода союзов и стачек, развитое фабричное законодательство, страхование от инвалидности, пенсии престарелым, минимальная рабочая плата — 30 шил. в неделю. В 1905 г. выработала новую программу и независимая рабочая партия. Она включила в нее раньше отсутствовавшее признание социализма и выставила целью партии "промышленную республику, основанную на социализации земли и капитала". За исключением нескольких строк ("производство должно быть коллективным, земля — общественной собственностью, капитал должен находиться в общем владении и пользовании, труд и продукты его должны быть правильно распределены между населением"), программа посвящена выяснению ближайших практических задач в сфере экономической (8-часовой рабочий день, minimum заработной платы — 6 пенсов в час, пенсии престарелым) и в сфере муниципализации разных отраслей хозяйства; только одно политическое требование выставлено в самом конце программы: "партия стоит за всякое предложение, распространяющее избирательные права на мужчин и женщин и демократизирующее систему управления". Партия посылала своих делегатов на международные социалистические конгрессы, но как английские, так и континентальные социал-демократы весьма неохотно признают незав. раб. партию социалистической. Таким образом, социализм в Англии, в силу ее международного положения, создающего бесконечные выгоды английскому рабочему классу, до сих пор оказывается слабым, хотя все же, медленно и постепенно, пускает корни в рабочем классе, что объясняется, во-первых, влиянием континента, во-вторых, постепенной утерей Англией ее рынков. На выборах в палату общин в янв. 1906 г. социал-демократич. федерация выставила 9 кандидатов; из них восемь (в том числе Гайндмен) потерпели неудачу, один (Торн в Лондоне) победил, вероятно, только потому, что он был выдвинут также и рабочей партией. L. R. С. выставил 50 кандидатов в Англии и Уэллсе; кроме того, шотландский союз горнорабочих выставил 18 кандидатов. Из тех и других победило (вместе с Торном) 29 человек, по преимуществу в тех местах, где они боролись с консерваторами; кроме того, прошло — отчасти при поддержке L. R. С. или каких-либо отдельных рабочих организаций, — 13 человек, более или менее близких к либералам. Еще до выборов, при образовании либерального кабинета К. Баннермана (дек. 1905 г.), в его состав вступил Д. Бернс в качестве министра местного управления. Таким образом, впервые в английский парламент проникла сильная рабочая партия. В общем она поддерживала либеральное правительство, систематически, однако, толкая его налево, в сторону социального законодательства.
Литература. Р. Энзор (см.); Грагам, "Социализм новый и старый" (СПб., 1906); С. Вебб, "Социализм в Англии" (СПб., 1907); Р. Гаммедж, "История чартизма" (СПб., 1907); E. Кувшинская, "Борьба рабочих за политическую свободу в Англии" (СПб., 1907); Б. Бакс и Г. Квелч, "Социалистический катехизис" (М., 1906); Эл. Маркс, "Классовое рабочее движение в Англии" (СПб., 1906); Ш. Рист, "Профессиональные рабочие союзы в Англии" (М., 1906).
В Италии на парламентских выборах 1900 г. социалистическая партия получила 164000 голосов (из 1 1/2 миллионов) и провела в парламент 32 своих члена. При раздробленности итальянских политических партий эта группа может иногда оказывать влияние на ход законодательной работы парламента и даже на судьбу министерства. В 1903 г. Джолитти, образуя новый кабинет, обратился к лидеру ревизионистского фланга итальянской С. партии, Филиппо Турати, с предложением портфеля, но получил отказ. Ортодоксальный марксизм имел в Италии главными представителями профессора Энрико Ферри и Чикотти, ревизионизм, известный здесь под именем реформизма — миланского адвоката Филиппо Турати, его жену русскую эмигрантку доктора Анну Кулешову и депутата Биссолати. Рядом с этими двумя течениями имелось и третье, синдикалистское, во главе которого стояли Артур Лабриола, Мокки и Ладзари. Оно относилось отрицательно ко всякой политике вообще и парламентаризму в частности, приближаясь к анархизму, ранее весьма сильному в Италии. Синдикализм находил источник своей силы в рабочих организациях и питался стачками, особенно многочисленными и грандиозными в Италии в первые годы XX века. В противоположность соответственному течению в Германии, сближающемуся часто с ревизионизмом, итальянский синдикализм занял место на крайнем левом фланге социалистического движения, передвинув левый его фланг, т. е. ортодоксальный марксизм, ближе к центру. Столкновения между различными течениями социализма происходили с особенной силой на 8-м С. конгрессе, в Болонье, в 1904 г. Турати от имени своей группы заявил, что он выйдет из партии, если будет принято революционное (синдикалистское) решение. Синдикалисты готовы были тоже идти на разрыв. Ферри, еще недавно лидер крайней левой, принужден был сыграть роль примирителя и объединителя. После 4-х дневных дебатов была принята резолюция его, заявлявшая об абсолютном отказе от сотрудничества с буржуазными классами. Ферри был поставлен конгрессом во главе центрального органа партии, Avanti. Летом 1903 г. итальянские соц.-демократы заявили, что не допустят посещения Италии русским императором, и добились того, что это посещение было отложено на неопределенный срок. На парламентских выборах в ноябре 1904 г. социалисты собрали 301000 голосов, но провели прежнее число депутатов — 32. К этому времени муниципалитеты более чем 100 городских и сельских общин находились в руках С. партии. В следующие два года социалистическое движение продолжало быстро идти вперед, захватывая в больших чем где бы то ни было размерах сельский пролетариат. Политические и профессиональные организации распространялись в 1904—06 г. на новые области, росли и крепли; развивалась и непосредственная деятельность пролетариата; участились всеобщие и частичные политические или экономические забастовки. Осенью 1904 г. состоялась почти всеобщая забастовка на севере Италии, вызванная грубым отношением правительства к рабочим; забастовка эта на несколько дней парализовала всю жизнь страны почти в той же мере, как русская октябрьская забастовка 1905 г. Позднее имели место крупные экономические забастовки в текстильной, шелковой и металлургической промышленности и на плантациях в Пьемонте и Ломбардии; затем следовала сильная железнодорожная забастовка и обструкция летом 1905 г. (обструкция — это оригинальный способ борьбы итальянских железнодорожных служащих, состоящий в том, что служащие начинают методически выполнять все мелочные предписания железнодорожных правил, что приводит к запаздыванию поездов на несколько часов). Наконец крупная, почти всеобщая забастовка вновь имела место весной 1906 г. Практически забастовки иногда оканчивались успешно, чаще неуспешно. Под влиянием этих событий реформизм значительно усилился, особенно на севере; ортодоксализм пострадал и численно, и качественно. Сильно вырос синдикализм. Когда в феврале 1906 г. был сформирован коалиционный кабинет консерватора Соннино, в его состав вошли радикал Сакки и республиканец Пантано. Парламентская социалистическая фракция обещала этому кабинету поддержку, рассчитывая на то, что Соннино прекратит репрессии, применявшиеся в Италии со времени радикала Джолитти. Главным защитником такого отношения партии к министерству был тот самый Ферри, который на болонском конгрессе провел резолюцию о невозможности для партии поддерживать какое бы то ни было буржуазное правительство. Это вызвало конфликт в редакции "Avanti", во главе которой стал синдикалист Лабриола. Парламентская фракция, однако, настаивала на своем, пока министерство Соннино не обнаружило, что оно намерено идти в отношении к стачечникам и к рабочим по дороге своих предшественников. На 9-й конгресс партии — в Риме, в 1906 г. — съехались 530 делегатов партии, по-прежнему делившиеся на три враждебные группы. Ортодокс, или, как их теперь начали называть в Италии, интегралист Моргари взывал к единству партии. Реформист Модильяни заявил, что между реформистами и интегралистами возможен мир, но обе эти группы оказываются в непримиримом противоречии с синдикализмом, переходящим в анархизм. Лабриола от имени синдикалистов подтвердил это мнение, указывая на всеобщую стачку, как на единственное средство борьбы, достойное пролетариата; парламентаризм только затемняет его классовое самосознание, приводя к сотрудничеству с враждебными ему классами. Турати возражал, что синдикалисты, в сущности, вовсе не социалисты, а анархисты, своими беспрестанными забастовками ухудшающие положение пролетариата. Ферри внес резолюцию, в которой подчеркивается ортодоксальная точка зрения, но делается уступка в пользу всеобщей забастовки как орудия пролетарской борьбы, признается безусловная необходимость обращать внимание на профессиональную организацию рабочего класса, отвергается сотрудничество классов, но в чрезвычайных обстоятельствах допускается поддержка буржуазного правительства; выражается неодобрение анархистским стремлениям. За нее было подано 26947 голосов, за синдикалистскую резолюцию — всего 5278 (счет голосов — не по числу поданных голосов делегатов, а по числу представляемых ими членов организаций).
Литература. Partito socialista italiana, "Rendiconto del I, II, III,... VIII, IX congresso nazionale" (Рим, разные годы); Чикотти, "Психология социалистического движения" (СПб., 1906); "Организация и борьба" (СПб., 1907: сборник статей Турати, Прамполини, Ферри, Лабриола и др.); "Итальянская рабочая библиотека. № 1. Антон Лабриола. О социализме. № 2. Прамполини. К крестьянам. Маттиа. Помещики и крестьяне" (СПб., 1906); Артур Лабриола, "Положение рабочего класса в Италии" (СПб., без года); Е. Малатеста, "Немножко теории" (Ростов-на-Дону, 1906); Е. Ферри, "Эволюция экономическая и эволюция социальная" (СПб., 1906); Артур Лабриола, "Реформизм и синдикализм" (СПб., 1907; другие переводы не полны); Амичис, "Под знаменем социализма" (СПб., 1906).
В Швейцарии на выборах в национальный совет в 1902 г. социал-демократы собрали около 63000 голосов и провели 7 депутатов из 167; на выборах 1905 г. число голосов, поданных за них, несколько упало, и они провели в национальный совет только одного депутата. В кантональных парламентах и даже в кантональных правительствах Цюриха, Базеля и Санкт-Галлена соц.-демократы имеют более или менее многочисленных представителей. В Швейцарии социал-демократы имеют полную возможность занимать места на государственной службе; люди, открыто заявляющие себя социал-демократами и принимающие участие в деятельности этих партий, встречаются не только среди профессоров университетов, но среди верховных судей и других должностных лиц.
Литература. Отто Ланг, "Социализм в Швейцарии" (с предисловием Г. Плеханова, "Библ. Обществ. Пользы").
В Швеции на выборах в риксдаг 1902 г. социал-демократы провели четырех депутатов, с Брантингом во главе, на выборах 1905 г. — 14 депутатов (из 230). Главное дело шведских социал-демократов — борьба в союзе с буржуазно-демократическими элементами за всеобщее избирательное право. Число рабочих, организованных в профессиональные союзы (1903) — 80000.
В Норвегии на выборах в стортинг в 1900 г. социал-демократы собрали всего 7000 голосов, т. е. 3,2 %, на выборах 1903 г. — 24000, т. е. 10,3 %, и провели впервые 4-х депутатов; на выборах 1906 г. они провели уже 11 депутатов (из 123). Лидером их является пастор Эриксен. В Норвегии социал-демократу вполне возможно занимать место на государственной и на церковной службе. Пастор Эриксен имеет приход на дальнем севере Норвегии. Во время борьбы со Швецией норвежские социал-демократы были решительными сторонниками расторжения унии, а после расторжения горячо отстаивали, вместе со значительной частью демократии, республиканское устройство страны.
В Дании выборы в фолькетинг 1906 г. увеличили число социал-демократов с 16 до 24 (из 114). Датский социал-демократизм является в значительной степени крестьянским или аграрным и почти сплошь бернштейнианским Социал-демократы в Дании имеют значительное влияние на коммунальное управление многих городов; управление Копенгагеном находится почти целиком в их руках.
В Испании социализм растет и имеет характер по преимуществу ортодоксальный, но сколько-нибудь заметного влияния на политику страны не оказывает; в Португалии он совсем слаб.
На Балканском полуострове социал-демократы имеются в небольшом числе. Болгарский социализм находится под сильнейшим влиянием русского, сербский — русского и австрийского, румынский — главным образом австрийского, греческий — французского. Отдельные социалисты иногда попадают в парламент, но скорее как радикалы и уважаемые люди, чем как социалисты. В Черногории и Турции социализма пока не существует.
В Сев.-Американских Соединенных Штатах социализм долго был крайне слаб (см.). К концу XIX века положение дел стало изменяться. Свободные земли исчезли; Америка обратилась в страну крупной промышленности, с сильным пролетариатом, находившимся уже в постоянной борьбе с предпринимателями. Рабочее движение стало принимать ярко социалистический характер. Число профессионально организованных рабочих в начале XX века достигало 2000000. Профессиональные союзы объединены в Америке в различные федерации, из которых наиболее важная — American Federation of labour. Объединенные в ней союзы насчитывают 1676000 членов. Сначала американские рабочие не имели самостоятельной политической программы и голосовали на выборах то за демократов, то за республиканцев, смотря по тому, кто больше обещал рабочим. В конце XIX века американская федерация труда внесла в свою программу следующие пункты: 1) 8-ми часовой рабочий день; 2) переход в собственность государства конно-железных дорог, водопроводных, газовых и электрических сооружений; 3) переход в собственность государства телеграфа, телефона, железн. дорог и рудников; 4) уничтожение частной поземельной собственности, замена ее правом владения или пользования. Эта программа была составлена под влиянием сильного еще движения в пользу национализации земли (Генри Джордж) с одной стороны и социализма — с другой. При обсуждении ее вождь горнорабочих Джон Митчелл заявил, что пока еще возможно рассчитывать на улучшение положения рабочих при сохранении системы заработной платы, но если это окажется невозможным, то нужно будет устранить эту систему. На всех конгрессах американской федерации труда раздавались социалистические, голоса, но социалисты оставались в меньшинстве, систематически увеличивавшемся. Рядом с профессиональными союзами в Америке существовало несколько социалистических партий, очень слабых и еще более ослабляемых взаимной борьбой. Некоторые из них выставляли своих кандидатов на президентских и парламентских выборах, но число подаваемых за них голосов было ничтожно; в 1894 г. на президентских выборах за социалистического кандидата подано 30000 голосов, в 1898 г. за двух социалистических кандидатов в общей сложности — 98000. С 1898 г. начинает быстро расти социал-демократическая партия. На выборах в законодательные учреждения штатов Массачусетса, Нью-Гемпшира, Нью-Йорка, Коннектикута, Мэриленда, Иллинойса, Миссури, Калифорнии она проводит более или менее значительное число своих сторонников. В 1899 г. она проводит своих людей в мэры нескольких второстепенных городов штата Массачусетса На ее конгрессе в Индианаполисе в 1900 г. было решено вступить в переговоры о слиянии с социалистической партией, и в 1901 г. на новом конгрессе в том же городе слияние стало совершившимся фактом; объединенная партия приняла наименование социалистической, общее число ее зарегистрированных членов в это время равнялось 10000. Другая социалистическая партия, носившая кличку: социалистическая рабочая партия, напротив, быстро падала. На президентских выборах в 1900 г. эта последняя партия получила только 34000 голосов, тогда как на общих выборах в конгресс за два года перед тем она собрала 82000 голосов. Программа социал-демокр. партии, выработанная в Индианаполисе, представляет переделку программы германской социал-демократической партии, с ее теоретической частью и частью практической; программа социалистической рабочей партии отличается неопределенностью выражений и мыслей. В 1904 г. социалистическая партия выставила на президентских выборах своего кандидата в лице Дебса и собрала на его имени более 400000 голосов. Эта цифра поразила в самой Америке многих, до тех пор не знавших о существовании там сильного социалистического движения. На амстердамском конгрессе 1904 г. социал-демокр. партия Америки была представлена 9-ю лицами. Социалистическая рабочая партия прислала одного представителя, так же как и слабая, не играющая роли социал-демократическая женская партия. По большей части вопросов представители американской партия голосовали за радикальные решения, но по вопросу об отношении к иностранной иммиграции внесли свою собственную резолюцию (см.). Наиболее ценные исследования по истории социализма в Америке: Моррис Хилквит, "История социализма в Соединенных Штатах" (СПб., 1907) и В. Зомбарт, "Пролетариат в Америке" (несколько русских переводов). См. еще Жан Лонге, "Рост социализма в Соединенных Штатах" (Одесса, 1905); Каутский, "Американский и русский рабочий" (СПб., 1906); Д. Курский, "Американские рабочие" (М., 1905); Джон Митчелл, "Организованный труд" (Ростов-на-Дону, без года).
В Австралии очень сильна рабочая партия, с радикальной, слегка окрашенной социалистическим цветом программой политической и социальной; она уже в 1903 г. имела в федеральном сенате 15 сторонников (из 36) и в федеральной палате депутатов 23 (из 75). Это давало ей положение супер-арбитра в борьбе между двумя другими австралийскими партиями, фритредерами и протекционистами, чем она с успехом и пользуется для проведения социального законодательства. Помимо национализации жел. дорог и некоторых других крупных промышленных предприятий, она успела провести третейское разбирательство между рабочими и хозяевами, прекратившее стачки. С апр. по авг. 1904 г. власть принадлежала министерству (Ватсона), составленному исключительно из членов рабочей партии. Рабочая партии находится в теснейшей связи с тред-юнионами, число членов которых, представленных на конгрессе 1902 г. в Сиднее, равнялось 250000. Рядом с этой рабочей партией стоят "социалистическая партия" и "социалистическая лига", не признающие рабочей партии за социалистическую и ведущие с ней борьбу, но вместе борющиеся и друг с другом. Обе они слабы; несколько сильнее — лига, стоящая на страже ортодоксального марксизма. В конце 1890-х годов в ней появились ревизионистские течения, но представители их были удалены из лиги. Лига и партии были представлены на амстердамском конгрессе и голосовали там за ревизионизм. См. Métin, "Socialisme sans doctrines" (П.); "Социалистическое движение в Австралии. Доклады международному соц. бюро" (СПб., 1906); M. Таганский, "Демократическая республика и Нов. Зеландия" (СПб., 1906).
"Японское социалистическое движение, — говорил на амстердамском конгрессе (1904) японский делегат, Сен Катаиама, — еще молодо; в 1896 г. в Японии не было еще социалистических обществ, не было соц. прессы, профессиональных союзов". И в 1904 г. в Японии имелось лишь 3000 организованных соц. Они высказались против войны с Россией; на время это их ослабило, но оказалось выгодным для их развития после окончания войны, когда тяжелые ее последствия дали себя почувствовать. См. Ж. Лонгэ, "Социализм в Японии" (Одесса, 1905); П. Луи, "Японский рабочий" (СПб., 1906).
В Россию социалистические идеи проникли в 1840-х гг. XIX века. В кружках Белинского и Герцена читались сочинения Фурье, Луи Блана, Леру, Кабе, и производили глубокое впечатление. Белинский, Герцен, Петрашевский и другие видные люди 40-х годов были социалистами; их социализм имел вполне утопический характер, навеянный французскими социалистами-утопистами. В 1850-х гг. идеи социализма нашли видного защитника в лице Чернышевского, умевшего проводить их в цензурных рамках. Социализм Чернышевского имел главным источником Фурье, Овена и Луи Блана. С Марксом, Родбертусом и Лассалем Чернышевский либо не был знаком, либо их идеи не произвели на него никакого впечатления. Герцен в своих заграничных сочинениях свободнее Чернышевского мог говорить о социализме, но у него господствовала над всем идея политической и гражданской свободы. В 1860-х гг. идеи социализма пустили глубокие корни в русском интеллигентном обществе, в особенности в интеллигентной молодежи; народные массы были им совершенно чужды, хотя главные проповедники социализма у нас в то время видели в крестьянской общине практическое применение социалистических идеалов. В конце 1860-х гг. проникают и распространяются в России сочинения Маркса и в особенности Лассаля; в начале 1870-х гг. те и другие появляются в русских переводах, сперва разрешенных цензурой, но вскоре изъятых из обращения. Идеи Маркса понимались, однако, совершенно превратно: роль, которую он приписывал рабочему классу, русские читатели переносили на крестьянство. В начале 1870-х гг. появляется в России сильное течение, известное под именем движения в народ — социалистическое по своим окончательным стремлениям, но иногда не более чем культурное по практическим задачам. Вследствие преследований со стороны властей оно получило характер подпольный и прямо революционный (см. в конце тома, в статье Россия). После провала народничества и заменившего его родственного ему землевольства (журнал "Земля и Воля"), появилось течение народовольчество (журнал "Народная Воля", см.). Оно было исключительно политическим по своим практическим задачам, хотя сторонники его считали себя социалистами. После разгрома Народной Воли в начале 1880-х гг. революционное движение стихает. Наше интеллигентное общество, по крайней мере, его прогрессивная часть, за весьма немногими исключениями было в этот период социалистическим, причем преобладающее течение имело народнический характер (см. Народничество). Тогда же закладываются основы социал-демократизма, первыми провозвестниками которого в России были эмигранты Плеханов (см.), Аксельрод и другие. Социал-демократизм делает на русской почве значительные успехи после голода 1891—92 г., когда произошло новое движение в народ, на этот раз с чисто практической целью — кормления голодающего крестьянства. Это был еще интеллигентский социал-демократизм, которому рабочие массы оставались долгое время чуждыми. В середине 1890-х гг. пропаганда социал-демократических идей, веденная молодежью в рабочих кругах, начинает находить благоприятную почву и со 2-й половины 1890-х годов во всех больших городах России образуются социал-демократические кружки, в которых видное место занимают рабочие. В 1898 г. положено формальное основание социал-демократической партии на тайном съезде представителей этих кружков в Минске. Хотя этот съезд был выслежен и почти все его участники арестованы, но дело не остановилось. Начиная с конца 90-х годов социал-демократизм делает громадные успехи в рабочих классах. Почти одновременно с социал-демократической партией основывается и партии социально-революционная, представляющая возрождение старого, но видоизмененного народовольчества. Обе партии — с.-д. (эс-деки, как их называют) и с.-р. (эс-эры) — в период образования политических партий в России представляли из себя уже сильные организации, распространенные по всей России. Летом 1906 г. возникли еще партии народных социалистов и трудовая группа, имеющая социалистический оттенок.
В Финляндии социалистич. партия основана на третьем рабочем конгрессе в Або в 1899 г. Первые два конгресса — в Гельсингфорсе, 1893 г., и Таммерфорсе, 1896 г. — были съездами представителей рабочих организаций, но еще не имели социал. характера. На третьем была выработана программа, близкая к программе германской социал-дем. Главным пунктом борьбы было всеобщее избирательное право. На 4-м съезде в Выборге в 1901 г. партия приняла название социал-демократической. Бобриковский режим обратил партию, первоначально строго конституционную и мирно реформаторскую, в партию революционную (в узком смысле слова), но после изменения режима в 1905—06 г. прежний ее характер более или менее восстановился. Завоевание всеобщего избират. права в 1906 г. открыло партии широкую дорогу, и она приняла деятельное участие в избирательной борьбе для выборов в сейм, которые предстоят в марте 1907 г. См. А. Коллонтай, "Финляндия и социализм" (СПб., без года).
В. В. Водовозов.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

Смотреть что такое "Социалистические партии" в других словарях:

  • СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ — (socialist parties) Социалисты и социалистические предвыборные программы существовали до возникновения социалистических партий. Лейбористская партия (Labour Party) Великобритании была создана в 1900 г. как Комитет рабочего представительства, в… …   Политология. Словарь.

  • Социалистические партии — партии, поставившие социализм целью своих стремлений (Смотри Социализм). В настоящее время с образованием Коммунистического Интернационала все действительно социалистические партии вошли в Коминтерн и переменили название, став коммунистическими… …   Популярный политический словарь

  • СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ — 28 сентября 1864 в Лондоне был образован 1 й Интернационал (Международное товарищество рабочих). Образование Интернационала привело к борьбе между его многочисленными группами за руководство организацией. В 1872, опасаясь, что анархисты захватят… …   Энциклопедия Кольера

  • Социалистические партии (дополнение к статье) — Международный социализм. Германия. Франция. Бельгия и Нидерланды. Австро Венгрия. Англия. Италия. Второстепенные государства Европы. Америка. Австралия. Япония. Россия и Финляндия. Шестой международный социалистический конгресс собрался в… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Социалистические партии Аргентины —         Впервые Социалистическая партия Аргентины (СПА) была создана в 1896. Её основатели X. Б. Хусто, А. Кун, Г. Мюллер, Г. Лальман, X. Инхеньерос и др. пропагандировали марксизм, выдвигали требования прогрессивных преобразований аргентинского… …   Большая советская энциклопедия

  • ПАРТИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ —     ПАРТИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ (от лат. рак часть) основные организационные формы ассоциативной политической жизни общества, представляющие интересы, взгляды, культурный облик, социальное положение различных слоев и общественных групп социального целого …   Философская энциклопедия

  • Социалистические конгрессы — см. Социалистические партии …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Социалистические страны — в XX веке …   Википедия

  • СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА — (SOCIALIST SOCIETIES) Несмотря на то, что исторически существовали различные направления социалистической мысли (такие, как утопическое и научное), большинство социалистов выделяли следующие важные черты социалистических обществ: (1) общественная …   Социологический словарь

  • Партии политические — (лат. pars часть) институт государственного, именно конституционного права. Этим именем обозначаются более или менее значительные группы людей, имеющих общие политические идеалы, стремящихся к одним и тем же политическим реформам и организованных …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Книги

Другие книги по запросу «Социалистические партии» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.