Болгария


Болгария
I
княжество, получившее свое существование после русско-турецкой войны 1877—78 годов и организованное согласно постановлениям Берлинского трактата 18 (25) июля 1878 года, состоит под верховной властью турецкого султана вместе с фактически присоединенной к нему (после переворота 6 сентября 1885 года) Восточной Румелией [последовавшее после переворота 6 сентября 1885 года соединение В. Румелии с к-ством не получило окончательной санкции великих держав, подписавших Берлинский тр. Константинопольская конференция 24 марта 1886 г. утвердила только передачу управления автономной областью (В. Румелия) болгарскому князю на 5 лет.]. Б. заключает в себе площадь в 99635 кв. км, расположена между 42,5° и 44,25° сев. шир. (крайние ее пункты: Чепелери, в Родопах, и устье Тимока) и между 20° и 25,5° вост. долготы (крайний пункт на западе — место, где сходятся границы Болгарии, Сербии и Турции, на востоке — город Мангалия). Длина этой площади приблизительно вдвое более ширины.
Собственно Болгарское княжество в пределах, установленных Берлинским трактатом, заключает 63045 кв. км (В. Румелия содержит 33590 кв. км) и граничит на севере — Румынией, на востоке — Черным морем, на юге и юго-западе — В. Румелией и Македонией, а на западе — Сербией. Оно образовано из бывшего Дунайского вилайета, за исключением Добруджи, отошедшей к Румынии. В состав его вошли прежние турецкие казы: Софийская, Виднаская, Тырновская, Рущукская и Варненская, с населением (по переписи 1881 г.) в 2007000 душ обоего пола. По переписи 1887 г. население Болгарского княжества вместе с В. Румелией показано в 3154375 душ.
Поверхность. Страна возвышенна и гориста. Балканский хребет, хотя и уступает по высоте другим горам кн-ва, но по своему развитию в длину и ширину оказывает существенное влияние на характер Б. и на ее физические свойства (см. карту Балканского полуострова).
ЮЗ окраина княжества значительно разнится в орографическом отношении от остальной Б. Здесь ряд котловин, окруженных высокими горами и сообщающихся одна с другой посредством перевалов или ущелий, по которым текут реки. К югу от Софии поднимается г. Витош, имеющая главное направление с Ю на С; вершины его (самая высокая Черный верх — 7518 ф.) обнажены и сплошь усеяны большими камнями. Множество потоков, стекающих с высот, избороздили его бока глубокими лощинами; у главной его вершины получают начало с одной стороны притоки Искера, а с другой — р. Струмы с верхними притоками, принадлежащей уже к бассейну Эгейского моря. Верила Планина (между котловинами Самоковской, Дупницкой и Радомирской) связывает Витош с горной группой Рыло, которая выше и больше. Эта последняя имеет короткие и крутые скаты, изборожденные потоками, и скалистые конусообразные вершины, придающие ей издали вид высокой зубчатой скалы. По абсолютной высоте Рыло превосходит Балканы; его высшая точка, Олений верх, 8980 ф. над ур. м. Рыльский монастырь, до которого поднимаются поселения на Рыле, находится на высоте 3900 ф. над ур. м. Реки, вытекающие из рыльских склонов, принадлежат, как и реки Витоша, к бассейнам Дуная и Эгейского моря. Переправа через Рыло невозможна; единственный путь (вьючный) идет по отрогу, от Самокова до Рыльского монастыря, а оттуда — к Дупницко-Джумайскому шоссе. К В. и Ю.В. от Рыло Родопские горы между Струмой, Марицей и Эгейским морем, высотой 5—7 тыс. футов; некоторые точки превышают Рыло (Мус-Ала близ Самокова — 9620 ф.); в пределы княжества входит незначительная часть этих гор. Перимские горы (западная часть Родоп) к Ю. от Рыла, между Струмой и Местой. На з-ой стороне Струмы водораздел между болгарской Моравой, Вардаром (с одной стороны) и Струмой (с другой) образует Беласиц и Малишеву планину, а севернее последней до Кюстендильской котловины тянется Осогова планина. Радомирская котловина отделяется от Кюстендильской Конева-планиной (до 5 тыс. ф.). К З. и С. от Кюстендильской котловины поднимаются тоже горы; одни из них посредством горного узла Кара-Даг сообщаются с горами сербскими, македонскими, албанскими и греческими, а другие — Лилин-планина, Власина и Сухая Планина — направляются на С., между Струмой, Нишавой и болгарской Моравой. С Балканской цепью эти последние были связаны небольшой седловиной (2380 ф. высоты) между дер. Сливница (по дороге из Софии в Пирот) и истоками Нишавы. Из котловин юго-западной Б. самая обширная Софийская, 60 вер. в длину и 15—20 в ширину; посередине ее протекает Искер. Далее следуют менее значительные котловины: Самоковская, Дупницкая, Радомирская и др. Сообщение между этими котловинами поддерживается посредством шоссейных дорог по перевалам и долинам рек. В западной части кн-ва почва по преимуществу черноземная; в в-ой суглинистая и известковая.
Воды Болгарии принадлежат гл. об. к бассейну Черного моря и только отчасти к бассейну Эгейского. Черное море омывает берега княжества на протяжении около 140 верст от С. Иланлык (южнее Мангалии) до устья речки Чифт-дере, образуя Варненскую гавань и рейды Каварнский и Бадчикский. Варненская гавань просторна и соединена железной дорогой с Рущуком, но при сильном западном ветре в бухту нельзя войти. Рейд Каварны невелик, но прикрыт с моря длинной косой и представляет удобную пристань. Дунай омывает берега Б. от впадения в него Тимока до Силистрии (430 в.). На этом пространстве он доступен для навигации. Притоки Дуная — Тимок, Вид, Осма, Янтра, Лом и др. — текут с Балкан, и только Искер вытекает из Рыла. Непосредственно в Черное море впадают: Камчик и Девна. К бассейну Эгейского моря принадлежит Струма с ее притоками. Внутренние реки к-ства не судоходны (за исключением Камчика, по которому ходят барки) и имеют характер горных потоков: обильны водой и бурны в период таяния снегов, а в остальное время мелеют, и их можно переходить вброд. Вообще Б. обильно орошена. Вследствие гористой местности внутренние воды страны повсюду текучие. Озера — в низменных местностях близ Дуная, у Варненского залива (Большое и Малое Девненское), в Балканах и на Рыле.
Климат Б. вообще здоров и способствует роскошной растительности; встречаются местности (впрочем, не обширные), вредные для здоровья, чаще по Дунаю, особенно там, где низменности покрыты озерами и остатками прежних разливов, с гниющею во время жаров водой. Лихорадки свирепствуют особенно в Варненском округе и вообще на черноморском побережье, а также в горных котловинах, напр. во Враце, в окрестностях Пловдива (В. Румелия) и некоторых других местностях.
Первостепенное влияние на климат оказывают Балканы; так как С-ая Б. расположена на их склонах, то климат ее по мере удаления на Ю. от Дуная делается суровее. В В. Румелии, защищенной от сев. ветров этим хребтом, климат значительно мягче. В к-стве зима с половины ноября до марта, а в В. Румелии она менее продолжительна, не более двух месяцев. Холода достигают в кн-ве до 15° и даже 18° Р., а в В. Румелии температура редко опускается до 10°. Жары с мая по сентябрь. В самую знойную пору, в продолжение июля и августа, обыкновенно стоит засуха. Дождь преимущественно выпадает в марте и апреле, а также осенью; в В. Румелии и в зимние месяцы часто вместо снега идет дождь. Климат последней вообще суше, а дожди реже. Почти повсюду — резкое различие между температурой дня и ночи. Софийское плато (к югу от Старого Балкана) приподнято над уровнем моря более чем на 1Ѕ фт., вследствие чего отличается более суровым климатом; прилегающие к нему котловины представляют особенности: Софийская отличается довольно суровым климатом и частыми ветрами и ураганами, Самоковская — еще более суровой горной температурой (она выше над уровнем моря), а Дупницкая и Кюстендильская, хорошо защищенные горами, — несравненно более мягким климатом: в них созревает виноград. Кюстендиль славится своими фруктами, в особенности сливами и виноградом.
Народонаселение. По переписи 1881 г. число жителей кн-ва было 2007919 челов., из коих 1404309 (почти все болгары) православных и 578000 мусульман. В В. Румелии по переписи 1885 г. значилось 975458 жителей, из коих 681643 христиан-болгар, 200458 турок или болгар-мусульман (помаков) и 53028 греков. Эти цифры, в особенности в отношении В. Румелии, ниже действительного числа жителей, так как в них совершенно не вошли дети, а в некоторых округах даже женщины. По переписи 1887 г. общее число жителей в кн-ве и в В. Румелии определено в 3154375 душ обоего пола, из коих 2326250 болгар, 607000 турок, 58000 греков, 50000 цыган, 24000 евреев, 55000 румын. По вероисповеданиям население распределено на следующие группы: православных 2432000, магометан 668000, католиков 18500, армяно-григориан 6000, протестантов 1500, евреев 24000 и разных вероисповеданий 4000. В. Румелия населена менее густо, чем княжество, где на один квадратный километр приходится 31,3 жит.; в В. Румелии 27,3 жит. Болгаре составляют преобладающий элемент населения: 67 % в княжестве и 70 % в В. Румелии; турки по численности занимают второе место: 26 % в княжестве, 21 % в В. Румелии; число греков едва превышает 1 % населения. В 23-х административных округах население распределено следующим образом: а) в кн-ве: Варненский — 206664 ч., Виддинский — 115698 ч., Врачанский — 87562 ч., Кюстендильский — 162939 ч., Ловчанский — 119010 ч., Ломский — 114223 ч., Плевненский — 92040 ч., Разградский — 122370 ч., Раховский — 86781 ч., Рущукский — 154434 ч., Свищовский — 90876 ч., Севдиевский — 93948 ч., Силистринский — 107687 чел., Софийский — 182247 ч., Терновский — 205344 чел., Шуменский — 175709 ч., Трнский — 76051 чел.; б) в В. Румелии: Бургасский — 110363 ч., Пловдивский — 226013 ч., Сливенский — 161303 чел., Старо-Загорский — 203396 ч., Т. Базарджикский 136698 ч. и Хаскиоский — 123168 чел. Всего населения — 3154375 чел., из коих 1605389 мужчин и 1548986 женщин. Численность населения важнейших городов: Пловдив — 33442, София (столица) — 30428, Рущук — 27198, Варна — 25256, Шумла — 23161, Сливен — 20893, Старая Загора — 16039, Татар-Базарджик — 15659, Виддин — 14772, Плевна — 14307, Систово — 12482, Силистрия — 11414, Терново — 11314, Кюстендиль — 10689 жителей.
Произведения. Почва и климатические условия благоприятствуют земледелию, которое и составляет главное занятие жителей. Несмотря на плохую обработку и первобытные земледельческие орудия (деревянное рало, борона и влак — бревно с продетыми в него ветками для раздробления пахотной земли; хлеб молотят диканей — примитивным орудием в роде саней для отделения зерен от колосьев), урожаи большей частью хороши, нередко даже жатвы весьма изобильны. Более всего сеются кукуруза, пшеница и ячмень; затем рожь, овес и просо; гречиха — в одном Кюстендильском округе и в очень ограниченных размерах; в последнем также и мак. В В. Румелии возделывается рис (производство его при русской оккупации и существовании автономной области было запрещено вследствие распространения лихорадок рисовыми плантациями, а в 1887 г. снова восстановлено). Виноделие весьма распространено; лучшие вина в княжестве производят: Плевна, Варна, Систово в Виддине, в В. Румелии — Чирпан, Сливно и Татар-Базарджик. Вследствие грубого приготовления и дурного хранения болгарское вино не соответствует прекрасным качествам винограда, оно скоро портится и почти не выдерживает перевозки и потому служит только для местного потребления. Спиртные напитки (ракия) гонятся также из винограда и отчасти из слив (сливовица). В садах (преимущественно пригородных) растут груши, яблоки, сливы (последних больше всего — лучшие кюстендильские), персики, абрикосы, черешни, вишни, айва, грецкие орехи, тутовые деревья и проч. Возле Златицы небольшие, а у Казанлыка — громадные плантации для добывания розового масла. В огородах — дыни, арбузы, капуста, лук, перец, чечевица, горох, бобы, огурцы, тыква и картофель; последний стал разводиться в значительном количестве только со времени русской оккупации и ценится дороже винограда.
Болгары хорошие огородники и этим промыслом добывают себе значительные заработки в Румынии, Сербии и Австро-Венгрии. В Румынию их ежегодно отправляется до 80 тыс. челов. Конопля и лен в Виддинском округе, хмель — в Систове, откуда вывозится в Австрию. Табаководство во многих местах, но табак не отличается хорошим достоинством и вообще низкого качества. Шелководство, довольно распространенное в 60-х годах, теперь ничтожно. Леса наиболее сохранились на Балканах и их северных предгорьях, хотя вообще их недостаточно, но при этом в западной части Б. леса больше, чем в восточной. В последней, впрочем, есть одно большое пространство (950 кв. верст), так называемый Дели-Орманский лес (в Силистрийском и отчасти в Разградском округах). Значительные леса — в Виддинском округе и так назыв. Беловской даче бар. Гирша, в В. Румелии, близ Татар-Базарджика. Главные породы деревьев: дуб, клен, граб, бук и липа. Скотоводство и коневодство — в самом первобытном состоянии, несмотря на благоприятные условия (между прочим — обилие лугов). Эти отрасли сельского хозяйства более всего развиты в некот. округах кн-ва (из Рахова отправляются быки в Пешт). Лошадей мало; они малорослы и худы, но довольно крепки и служат преимущественно для верховой езды и перевозки вьюков в горах. Для обработки земли и перевозки тяжестей употребляются быки и буйволы, последние преимущественно, а в В. Румелии почти исключительно. Овцеводство значительно и имеет все условия для процветания. Коз и свиней в болгарских селениях — достаточно. Минеральные богатства до сих пор мало исследованы. В народе сохранилось предание, что золото и серебро добывалось некогда в Балканах и Самокове. В последнем производилась, самым грубым образом, разработка железных руд, но теперь железное производство в полном застое и железо получается из-за границы. В Троянском Балкане найдены залежи меди и серебра, но эксплуатация их до сих пор не производится. Во многих местах находится также каменный уголь, особенно в Балканах, около Травны, близ Белоградчика, в виддинском округе, в отрогах Витоша и Лилин-Планины, между Софией и Радомиром. Но разработка этих копей производится в самых ограниченных размерах. Во многих местах сернистые и железистые теплые источники: в Софии и ее окрестностях, в Кюстендиле близ Самокова, а в В. Румелии — в Гиссарах (около Пловдива), в Бане, Лыдже, около Бургаса, близ Сливно и в др. местах.
Промышленность только начинает развиваться. Фабрик и заводов почти вовсе нет. Преимущественно после освобождения заведено несколько фабрик; в Габрове и Карлове приготовляются шерстяные шнурки — гайтан, употребляемый на украшения (обшивку) мужской одежды болгарского и турецкого покроя; в Сливно (В. Румелия) акционерная суконная фабрика снабжает сукном болгарскую армию, поставляя последнее также и на турецкую (в количестве до 240000 метров ежегодно). Более развито кустарное производство. Ремесленники-кустари образуют из себя корпорации (эснафы). Они занимаются различными промыслами, а именно: выделкой кож, полотна, разных изделий из глины, изготовлением турецких седел, шитых золотом шнурков, сбруи из шерсти и шелка, абы и шаяка (местные шерстяные материи, причем первая более грубая и идет на одежду поселянам; производством этой шерстяной материи занимаются также небольшие фабрики в Габрове), шалей, турецких рубашек, шитых полотенец, телег, разной деревянной рухляди и т. п. В некоторых населенных пунктах по Балкану, напр. в городах Трояне, Травне и Габрове, отлично режут на дереве; в Самокове и Травне пишут иконы.
Торговля. Хотя болгары охотно занимаются ею, но это мелкий торг. Более крупные торговые фирмы существуют только в немногих городах по Дунаю, по берегу Черного моря, в Софии и Пловдиве. Не только предметы роскоши, но и предметы первой необходимости получаются извне, напр, соль (в кн-ве соль привозится из Румынии, а в В. Румелии соль добывается в значительном количестве из солеварен в Ахиоле). Ввозная торговля вообще преобладает над вывозной. По официальным сведениям, в 1884 г. в кн. было ввезено товаров на 46 мил. 351 тыс. франков, а вывезено несколько более, именно на 48 мил. 867 тыс. франков (до 1884 г. ввоз преобладал над вывозом, особенно в первые годы существования кн.). В 1886 г., после присоединения к княжеству В. Румелии, цифра ввоза возросла и достигла 66 миллионов 980 тыс. франков. В 1887 г. общая цифра ввоза (по официальным сведениям) равнялась 63 мил. 587 тыс. франков, а вывоза — 45 мил. 747 тыс. франк. Главные предметы ввоза распределяются в следующем порядке: нитки, бумажные и шерстяные ткани от 20 % до 28 %, соль до 25 %, сахар, спирт, керосин, стеариновые свечи и кофе до 10 % и 15 %, животные продукты до 10 %, минералы, металлы и изделия из них, а также строительный лес до 5 % — общей стоимости всего ввоза. Предметы вывоза составляют: хлеб до 58 %, шерсть, кожи и другие сырые материалы до 7 %; животные до 28 % и разные продукты до 7 % — стоимости всего вывоза. Участие разных государств во ввозе товаров определяется, в общем, следующими цифрами: Австро-Венгрия — 25 % всей цифры ввоза товаров, Англия — 23 %, Румыния — 14 %, Турция — 11 %, Италия — 10 %, Франция — 5 %, Сербия — 3,5 %, Россия — 2 % и все остальные государства — 5 %. Ввозные товары направляются в В. главным образом по следующим путям: из Австрии по Дунаю и по железной дороге Цариброд-София из Константинополя в Пловдив (Филиппополь) и Варну; из Деде-Агача (порт на Эгейском море) по железной дороге в Пловдив и Софию; кроме того, из Солуня — через Эгри-Паланку и Кюстендиль. Торговые сношения с Россией ничтожны; они производились через Варну и Бургас. Россия снабжала Болгарию офицерскими принадлежностями и вообще военными предметами (в последнее время это почти прекратилось), а также керосином и сушеной рыбой, привоз которых усилился с открытием русского пароходного общества (кн. Гагарина) по Дунаю. Из России также доставляется церковная утварь, богослужебные книги, а также учебники (спрос на русские книги, особенно педагогического содержания, сравнительно значителен), изделия из меди (самовары), чай и стеариновые свечи. Сахаром же Б. снабжается из Австрии. В Варне была организована компания для торговых сношений с Россией, но обороты ее были ничтожны, а особенно после событий, последовавших за отозванием наших дипломатических представителей из Княжества и В. Румелии.
Пути сообщения. Железнодорожные линии в кн-ве Б.: Рущук — Варна — 224 километра и Цариброд (сербская граница); София — Вакарел (восточно-румелийская граница) — 114 километров; в Восточной Румелии: Вакарел — Пловдив — Терново — Сеймен — 247 километров, Терново — Сеймен — Ямболь — 106 километров; всего 691 километр. Новая линия Ямболь — Бургас выстроена в 1889 г. (земляные работы произведены войском и местным населением как натуральная повинность). Кроме того, сделаны изыскания для постройки проектированной линии: от Шумлы (станция Каспичан Рущуко-Варненской жел. дор.) на Терново — Орхание — Софию и Кюстендиль. В Болгарии и В. Румелии до освобождения их существовала шоссейная сеть, сооруженная Мидхатом-пашой в конце 60-х годов, соединявшая главные пункты: Рущук, Шумлу, Варну, Софию, Пловдив и далее к Андрианополю, а также шоссе от Пловдива (Филиппополя) в Старую Загору через Чирпан. Всех шоссированных дорог до 2800 километров, но далеко не все они содержатся в исправности. Болгарами сооружены в княжестве две шоссейные дороги — из Лом-Паланки в Софию и из Орхание через Ловчу в Тырново. Сеть телеграфов обнимает всю Б., длина телеграфной линии по сведениям за 1888 г. 4402 км, а длина проволок 6002 килом. Телеграфных станций 108. Служащих на телеграфных и почтовых станциях 811 чел.
Народное образование. По конституции первоначальное образование обязательно. На основании особо выработанного закона родители детей, не посещающих школы, подвергаются денежному штрафу. В 1888—89 г. в кн-стве и В. Румелии детей обоего пола школьного возраста (6—12 лет) всех вероисповеданий, обязанных посещать первоначальные школы, было 637724; из них действительно посещали школы 172183 детей, или 32,2 %. Число обучавшихся мальчиков по отношению ко всему числу мальчиков, обязанных посещать первоначальные школы, составляло 47,14 %; а то же отношение для девочек было — 16,1 %. В 1890 году в княжестве Б. и в В. Румелии насчитывалось до 2100 первоначальных школ, 22 средних учебных заведения, из них правительственные: 2 классических, 6 реальных и 5 женских гимназий; 1 духовная семинария (в Самокове), 4 трехклассных педагогических училища, 1 трехклассное коммерческое училище, 3 трехклассных училища, 1 духовное училище при терновской гимназии, 2 земледельческих училища с образцовыми фермами при сс. Садово (около Пловдива) и Иван-Чифлик (близ Рущука) и 1 ремесленная школа в с. Княжево (близ Софии). Кроме того, в Софии существует военное училище на 300 юнкеров и при нем военно-фельдшерская школа, основанные во время русской оккупации края в 1878 году. Школы турок, евреев, греков и армян в вышеприведенных цифрах не показаны. В 1888 году положено начало университету открытием историко-филологических и естественно-математических курсов в Софии; записалось 70 слушателей. Высшее образование болгарская молодежь получает за границей: в России (до 120 человек), во Франции и Бельгии (до 30 чел.), в Швейцарии (до 45 чел.), в Австрии (до 25 чел.), в Германии (до 10 чел.). В американском Robert's College в Константинополе воспитывается до 200 молодых болгар и там же до 30 девиц. В высших учебных заведениях за границей в 1890 г. воспитывалось на счет казны 124 чел.
Религия. Тырновской конституцией 1879 г., поныне действующей в стране, объявлена свобода всех вероисповеданий. Большинство населения принадлежит к православной церкви. Султанским фирманом, без согласия на то константинопольского патриарха, 28 февраля (12 марта) 1870 года признано существование самостоятельного болгарского экзархата. Во главе болгарской церкви (в княжестве, В. Румелии и Македонии) поставлен болгарский экзарх, имеющий пребывание в Константинополе вместе со своим синодом, в коем участвуют все болгарские митрополиты и управляющий болгарскими церковными делами. В пределах княжества и В. Румелии состоит 9 болгарских митрополий (Софийская, Самоковская, Ловчанская (в Ловче), Рущукская, Терновская, Виддинская, Кюстендильская, Шуменская и Варненская и одна епископия во Враце, а в В. Румелии одна митрополия — Пловдивская. Проживающие в стране греки, принадлежащие также к православному исповеданию, не признают самостоятельного экзархата и сохранили свою каноническую зависимость от константинопольского греческого патриарха; для них существует особая епископия в Варне, которая подчинена непосредственно константинопольскому патриарху. Кроме того, в Болгарии и в В. Румелии находятся христиане других исповеданий: католики (большей частью иностранцы; болгаро-католиков, так называемых павликиан, менее 12 тысяч); они имеют свою школу в Софии, во главе которой стоит итальянский патер в Пловдиве, где находится католический епископ с несколькими французскими сестрами-учительницами. Протестантов болгар также немного; они частью принадлежат к учению баптистов, частью американских методистов. Центром для последних служит Самоков. Болгарские методисты под руководством американских миссионеров учредили свои школы в Самокове и некоторых других городах. В Софии существует также придворная лютеранская община, учрежденная при Баттенберге для проживающих в Болгарии лютеран-иностранцев. Болгарские баптисты сосредоточены в Рущуке. Мусульман в княжестве и В. Румелии 668 тысяч, евреев Моисеева закона 24 тыс. — это так называемые шпаньолы, переселившиеся сюда из Испании и Португалии. Кроме того, в стране проживает до 6000 жителей армяно-григориан.
Управление. Согласно постановлениям Берлинского конгресса Б. составляет княжество самоуправляющееся и платящее дань турецкому султану, под верховной властью коего оно состоит. Размер ежегодной дани княжества предоставлено было определить по соглашению великих держав, подписавших трактат, по истечении года со дня введения в действие управления, указанного в этом договоре; но означенного определения размера дани до сих пор не последовало. Фактически присоединившаяся к княжеству 6 сентября 1885 года В. Румелия составляла автономную турецкую область, управляемую генерал-губернатором, назначавшимся на 5-летний срок султаном с согласия великих держав, на основании выработанного международной комиссией органического статута, в силу которого управление этой областью было предоставлено ее губернатору, областному народному собранию, избираемому населением, и представителю этого собрания, постоянному комитету. После низвержения второго ген.-губерн. В. Румелии, Гавриила Крестовича, В. Румелия соединилась с кн., причем по соглашению болгарского правительства с султаном, утвержденному на конференции послов 24 марта 1886 г. в Константинополе, управление В. Румелией, соединившейся с княжеством, было предоставлено на 5 лет болгарскому князю. Согласно основному закону Б. княжества, тырновской конституции 1879 г., составленной народным собранием болгарских представителей в апреле этого года, на основании 4 ст. этого законодательного акта Болгария есть монархия наследственная и конституционная, с народным представительством. Князь есть верховный глава государства, а также верховный начальник всех военных сил в мирное и военное время. Господствующая в княжестве вера есть православная, христианская, восточного исповедания; князь и его потомство не могут исповедовать никакой другой веры, кроме православной; только для первого князя Б. тырновская конституция делает исключение, предоставляя ему право пребывать в той вере, в которой он родился. Князю принадлежит исполнительная власть; законодательную же он разделяет с народными представителями. Законодательная инициатива предоставлена как князю, так и членам народного собрания, но проекты новых законов получают силу после того, как они приняты народным собранием и утверждены князем. Народное собрание состоит из депутатов, избираемых прямой подачей голосов. Оно бывает обыкновенное и великое. Первое созывается ежегодно на два месяца; каждый его депутат является представителем округа в 10 тыс. жителей. Депутаты должны быть не моложе 30 лет и уметь читать и писать. Второе, великое собрание, избирается в двойном числе депутатов. Обыкновенное народное собрание обсуждает законопроекты и предположения о государственных займах, установлении и распределении налогов; рассматривает ежегодный бюджет; контролирует расходы и возбуждает вопросы об ответственности министров. Великое народное собрание созывается только для решения вопросов особой важности: об изменении и пересмотре конституции, избрании нового князя или регентов (в случае несовершеннолетия наследника престола), отчуждении или обмене части территории княжества. В народном собрании вопросы решаются простым большинством голосов, за исключением выбора князя, пересмотра и изменений конституции, для чего требуется две трети голосов.
Высшие правительственные учреждения: — совет министров и министерства. Министры ответственны перед князем и собранием. Они составляют совет, в котором председательствует один из них, по выбору князя. Министерств в Б. шесть: 1) министерство иностранных дел и исповеданий, которое также заведует почтами и телеграфами, для управления которыми при этом министерстве учреждена особая дирекция; 2) внутренних дел; 3) народного просвещения; 4) финансов, с особой при нем дирекцией общественных работ (одно время эта дирекция составляла 7-е министерство, не установленное в конституции, — под названием министерства общественных работ и земледелия, но впоследствии это министерство было упразднено и заведование подлежащими его ведению учреждениями и предметами передано в особую дирекцию министерства финансов); 5) юстиции и 6) военное. После переворота 27 апреля 1881 г. и приостановления действия конституции в силу особых полномочий, предоставленных систовским народным собранием Александру Баттенбергскому, был учрежден в 1882 г. державный совет из министров и 12 членов (четверо по назначению князя и 8 по избранию собранием) для разработки законодательных вопросов, заключения по делам высшей администрации и разрешения пререканий между различными ведомствами. Но в 1883 г., вслед за восстановлением тырновской конституции, державный совет был упразднен. В административном отношении Б. делится на округа, которых 23. Последние разделены на околии. В каждом округе 3—6 околий. Стоящие во главе их окружные и околийские начальники назначаются правительством и состоят в ведении министра внутренних дел. Каждая околия состоит из нескольких общин, городских и сельских, представители которых — общинные управления с кметом во главе, по выбору населения. В окружных городах — окружные советы; члены их избираются жителями округа; советы эти наблюдают за исполнением государственных и общественных повинностей. Юстиция отправляется в Б. мировыми судьями (всего 95), окружными судами, из которых 6 первостепенных (в Софии, Пловдиве, Тырнове, Рущуке, Варне и Бургасе) и 16 второстепенных и тремя апелляционными судилищами (в Софии, Пловдиве и Рущуке). Кроме того, в Софии находится один верховный кассационный суд на все княжество; его компетенция распространена также и на В. Румелию. Кроме того, в Болгарии учреждены: главный военно-кассационный суд, в Софии, и окружные военные (в Софии, Шумле и Пловдиве) и полковые суды.
Бюджет. Финансовый год начинается 1 января. Приходо-расход княжества Б. и Восточной Румелии за 1891 г. представляется в следующем виде. Приход: прямые подати — 39952000 фр.: таможни и акциз — 15893500 фр., косвенные налоги — 3052500 фр., штрафы — 231500 фр.; доходы от путей сообщения — 6457000 фр.; доходы от казенных имуществ и капиталов — 5087100 фр.; случайные поступления — 10805100 фр.; всего 80478700 фр. Расход: содержание высших правительственных инстанций (цивильный лист — 990800 фр., народное собрание — 586000 фр., министерский совет — 32740 франков) — 1609540 фр.; уплата государственных долгов — 13087618; контрольная палата — 243463; министерство иностранных дел и исповеданий — 2763443; дирекция почт и телеграфов — 2576022; министерство внутренних дел — 8335430; министерство народного просвещения — 6140985; министерство финансов — 13720732; дирекция общественных работ — 7722243; министерство правосудия — 4391322; военное министерство — 20617435; всего — 80208233. Излишек от доходов, показанный в бюджете, — 270467 фр.(по официальн. бюджету Б., утвержд. народным собранием 15 дек. 1890). Государственный долг: 6 % заем 1888 г. 38500000 фр.; 6 % заем 1889 г. 30000000 фр.; оккупационный долг России (5418250 руб. 43 к. кр. бил., по курсу за 1 руб. 3 франка) 16254750 фр.; и кроме того, ежегодная дань Порте в 3451000 фр., представляющая при капитализации из 6 % годовых — капитал в 57516666 фр.
Вооруженные силы. Войска княжества Б. и Восточной Румелии после переворота 6 сент. 1885 г. соединены между собою и преобразованы. Военно-сухопутные силы состоят из: а) действующей армии с ее запасом, б) резервной армии и в) народного ополчения. Воинской повинности подлежит все мужское население без различия вероисповеданий. Общий срок службы 25 лет, в том числе 10 лет в действующей армии, 7 л. в резервной армии и 8 л. в ополчении. Служба в действующей армии подразделяется на службу в постоянных войсках (или в кадровых ротах) под знаменами и в запасе действующей армии. Сроки службы в постоянных войсках: для пехоты — 2 года, для других родов оружия — 3 года (в кадровых ротах 2 месяца). Продолжительность пребывания в запасе действующей армии: 8 л. для пехоты, 5 л. для прочих родов оружия и 10 л. для нижних чинов, прошедших только через кадровые роты. Лица, прослужившие установленное число лет в действующей и в резервной армиях, перечисляются в народное ополчение до 45-летнего возраста. Приблизительный размер ежегодного набора — около 16000 челов. Лица, совершенно неспособные к военной службе, вносят ежегодно в течение 10 лет военный налог в размере 10—200 фр. в зависимости от имущественного и семейного состояний. Корпус офицеров пополняется ежегодными выпусками воспитанников из Софийского юнкерск. училища; причем, однако, число офицеров не удовлетворяет требованиям мобилизации. Ремонт армии лошадьми производится закупкой их в Венгрии, так как страна крайне бедна коневыми средствами. Учетом и сбором чинов запаса, а также призывом новобранцев заведуют окружные воинские начальники, состоящие по одному в каждом из 24 военных округов, на которые разделена теперь территория княжества Б. и Восточной Румелии; при них — по одной кадровой роте, предназначенной служить в военное время кадром резервной армии. В мирное время назначение кадровых рот — дать необходимую подготовку новобранцам 2-месячного срока службы под знаменами. Сухопутные войска в мирное время имеют следующий состав: пехота — 24 полка двухдружинного (батальон.) состава, 24 кадровые и 1 дисциплинарная (для штрафованных нижн. чинов) рота. Полки сведены в 6 бригад, по 4 полка в бригаде; кавалерия — 4 конных полка 4-х эскадронного состава и 1 эскадрон княжеского конвоя; артиллерия — 6 полков полевой артиллерии каждый в составе: 4-х пеших батарей 4-орудийного состава в мирное и 6-орудийного в военное время и одного горного взвода 4-орудийного состава. Первые две батареи в полку вооружены 8-сантим., а вторые — 9-сант. дальнобойными крупповскими пушками. При артиллерийских складах в Софии и Рущуке по 1 кадровой батарее (запасной) и по одному запасному парку. Осадная артиллерия состоит из 24 крепостных батарей, расположенных в Софии и Шумле, и из материальной части; инженерные войска — один пионерный полк 2-дружинного состава, по 4 роты в каждой дружине и 1 нестроевая рота; всего в мирное время: 48 дружин, 17 эскадронов, 24 полевых батареи (108 орудий), 2 осадных батареи, 2 инженерные дружины, 24 кадровых роты, или: 1984 офицера, 35412 нижних чинов (в том числе 300 юнкеров Софийского военного училища) и 5348 лошадей; в военное время — а) действующие части: 24 пехотных полка 4-друж. состава, 24 запасных дружины, 1 дисциплинарная рота, 1 эскадрон конвоя, 4 конных полка (16 эскадронов), 6 артил. полков (144 орудий), 2 осадных батареи и 9 пионерных рот, или: 3106 офицер., 121181 нижних чинов; б) придаточные части: 24 пеших резервных дружины, 2 запасных батареи (12 оруд.); всего 538 оф. и 22496 н. чинов, или всего в военное время — 3644 офицера и 143677 н. ч., без ополчения. Дунайская флотилия состоит из: 1 яхты, 3 пароходов, 7 паровых шлюпок и двух миноносок, или: 30 оф., 314 н. чин., 22 орудия. В мирное время нижние чины резервной армии и ополчения в учебные сборы не призываются. Ныне армия вооружается (100000 ружей) магазинными 8 миллим. ружьями австрийского, 1888 года, образца Манлихера. В складах имеется 65000 ружей Бердана № 2 и 146000 Крика, Пибоди, Шаспо и Снейдера.
История. Древнейшими обитателями Б. признаются фракийские племена, о которых свидетельствуют многочисленные могильные холмы (tumuli, рассеянные по всей стране). Эти племена были покорены сначала македонскими царями, а затем римлянами, которые в 29 г. до Р. Хр. обратили область между Гемусом (Балканами) и Дунаем в римскую провинцию под названием Мизии (Moesia); страна же к Ю. от Гемуса, т. е. собственная Фракия, была сначала оставлена под властью туземного князя и только позднее, при императоре Клавдии, в 46 г. после Р. Хр., также обращена в римскую провинцию, причем, однако, горцы Гемуса и Родопа сохранили отчасти свою независимость и порядки. Во время движения народов, предшествовавшего падению Зап. Римской империи, здесь проходили различные племена, и наконец осели готы, которые вскоре ушли в Италию, за ними двигались славянские племена, которые постепенно наводнили Балканский полуостров и проникли до самого Пелопоннеса, приводя своими набегами в ужас Византию. Почти одновременно с славянами появляются на Дунае болгары, бродячий народ уральско-чудского или финского происхождения, которые жили долго на Волге (см. Болгаре). В V и начале VI века орды болгар уже кочуют между Доном и Днепром, постепенно двигаясь к Дунаю; они предпринимают набеги за Дунай и доходят до стен Константинополя. В конце VI века их покоряют пришедшие с В. авары, или обры, дикая и воинственная орда, нахлынувшая в равнины Тиссы и Дуная около 568 г., откуда они производят свои опустошительные набеги на соседние страны. Страшное Аварское царство, однако, просуществовало недолго, около двух с половиной столетий, — оно затем распалось и вскоре исчезло бесследно. Освободившись от авар, болгары отчасти покоряют оружием, отчасти подчиняют себе славянские племена в придунайских областях, образуя около 679 года первое Болгарское царство в Мизии. Основателем этого последнего был один из болгарских князей или ханов, по имени Исперих (греки называли его Аспарухом). Его орда сначала обитала в Угле (по-гречески этот край назывался Онглос, по-татарски Буджак, что значит также угол) между Дунаем, Днестром и Понтом. Отсюда Аспарух, пользуясь слабостью Византии при императоре Константине Поганате, проник с своими полчищами до Варны. Он облюбовал мизийские нивы, которые к Ю. упирались в крутой и непроходимый Балкан, с тылу были прикрыты широким Дунаем, а на В. омывались давно знакомым болгарам бурным Черным морем. Центром своего поселения он сделал Преславу, или Преслав, первую по времени болгарскую столицу на Б. полуострове (ныне Эски-Джума близ Шумлы).
По смерти этого полулегендарного Аспаруха между болгарскими князьями, его преемниками, возникли раздоры, и о болгарах было мало слышно, но в начале IX века они шумно появляются на исторической сцене после вступления на престол (около 802—807 г.) сильнейшего из болгарских князей Крума, неутомимого и свирепого воина, который прославился своими успешными войнами и опустошительными набегами, в особенности против Византии. Крум нанес жесточайшее поражение императору Никифору I, предпринявшему против него поход. Сначала император взял и сжег болгарский город, местопребывание князя. Но на возвратном пути Крум, загородив засеками балканские проходы, окружил византийское войско в горах и уничтожил его 25 июля 811 г. Сам император пал в бою. Крум выставил его голову, воткнутую на копье, на позорище своим воинам, а потом приказал из черепа, оправленного серебром, сделать чашу и пил из нее вино на пирах с своими гостями. Пользуясь победой, он жестоко опустошил Фракию и Македонию, а в следующем году разбил императора Михаила под Адрианополем и подошел к самой столице Византии, но, убедившись в опасности и безуспешности осады Константинополя, за неимением осадных машин предложил мир под условием ежегодной дани в виде даров и, разорив все окрестности греческой столицы до Геллеспонта, на этот раз удалился. Два года спустя, несмотря на поражение, нанесенное ему императором Львом при Месемврии, Крум, собрав многочисленное войско из болгар, аваров и славян, вторично пошел на Константинополь с целью взять его, для чего запасся огромным количеством осадных машин. Но в 815 г. он внезапно умер под стенами столицы Византии, а полчища его после смерти Крума рассеялись. Преемник Крума Мортагон (у западных писателей Омартаг), заключив мир с императором Львом V, обратил болгарские силы в другую сторону и завоевал Паннонию. При внуке, а по другим известиям, правнуке Крума, князе Борисе (852—888 г.), в Б. утвердилось христианство. После некоторых колебаний между Римом и Византией этот князь принял христианское учение от Византии и около 864 г. крестился сам (при чем получил имя Михаила) и крестил свою дружину и бояр. Христианство задолго перед тем начало распространяться среди болгар. Крещение болгарского народа и князя совпало с просветительной деятельностью первоучителей славянства, солунских братьев св. Кирилла и Мефодия. Ученики Мефодия окончательно утвердили литургию в Б. на славянском языке и положили начало ее церковнославянской литературе. С принятием христианства болгары слились с покоренными ими славянами и, усвоив славянский язык и письменность, окончательно ославянились. Михаил-Борис, отказавшись в старости от престола, пошел в монастырь и скончался монахом. Его изображение на золотом фоне находится в одной рукописи XIII века в Московской синодальной библиотеке. Он был причтен к лику святых, и с него начинается ряд святых болгарской церкви. При младшем сыне Бориса, царе Симеоне (888—927), Б. достигла высшей степени своего могущества. Воспитанный в Константинополе и получивший там греческое воспитание, весьма образованный Симеон возвысил, укрепил и расширил новокрещеное царство. Начало его правления ознаменовалось войной с пришедшими на Дунай мадьярами и Византией. Победив врагов, Симеон водворил долгий мир (почти на четверть века) с Византией, но после смерти императора Льва Философа (в 912 г.) Симеон, послы которого были оскорблены в Константинополе, воспользовавшись бессилием дряхлевшей Византии, стал угрожать самому ее существованию. Симеон сам имел виды на императорский престол; в 913 году он явился с сильным войском перед Константинополем, которое расположилось от Влахерна до Золотых ворот и от Золотого Рога до моря.
Сначала он довольствовался выгодными договорами, богатыми дарами и формальным соглашением о браке императора-мальчика (Константина Багрянородного) с его дочерью, рассчитывая править Константинополем через своего зятя, который был последним в роде. Почтенный богатыми и огромными дарами, Симеон обещал патриарху Николаю, с которым вел переговоры, прочный мир, какого доселе не бывало между греками и болгарами и какого не знали прежние поколения. Но когда мать малолетнего Константина, Зоя, взяла в свои руки правление, удалив патриарха и уничтожив брачный договор, политика Симеона относительно Византии изменилась и началась снова война. Симеон завоевал большую часть принадлежавших Византии областей на Балканском полуострове, в 914 г. взял Адрианополь, в 917 г. нанес лучшим войскам империи жестокое поражение при р. Ахелое близ Месемврии. Это поражение произвело такое впечатление в столице Византии, что вызвало там переворот, императрица-мать была заключена в монастырь, а начальник византийского флота Роман Лакапен, объявленный регентом на время несовершеннолетия юного императора Константина Багрянородного, женил его на своей дочери.
После этого переворота Симеон стал открыто домогаться византийского престола; он принял титул цесаря, или царя, болгар и греков, требовал чтобы Византия признала его таковым и продолжал упорно с нею воевать. Так как по тогдашним понятиям при императоре должен состоять патриарх, то болгарское архиепископство было возведено в патриархат. Царскую корону Симеон, вероятно, получил из Рима; присвоенный им царский титул носили все правители Болгарии до падения Болгарского царства в 1393 году. Симеон два раза брал Адрианополь и четыре раза осаждал Константинополь. В последнюю осаду (в 924 г.) соправитель императора Константина, вышесказанный Роман Лакапен, лично явился в лагерь Симеона умолять о мире и пощаде. Такое унижение Византии не прошло даром преемникам Симеона; византийский двор с тех пор напрягал все усилия для сокрушения такого опасного врага, как болгары.
Симеон снял осаду Константинополя, обложив Византию данью; его к тому склонил отказ аравитян, его союзников, прислать флот для содействия его операциям против столицы с моря (аравитяне были закуплены византийским золотом) и восстание против него сербского жупана и хорватов. Смирив жупана и хорватов, Симеон стал готовиться к новым, более широких размеров предприятиям против Византии, но среди этих приготовлений в 927 г. его постигла смерть.
При Симеоне Б. достигла наибольших пределов своего господства — она простиралась до стен Константинополя и Адрии. Симеон завоевал прибрежные области Македонии до самой Солуни, которыми он, однако, овладеть не успел. Его владения с другой стороны переходили за Дунай. До вторжения мадьяр Симеону принадлежали Валахия и части теперешней Венгрии и Трансильвании. Сербия и Византия платили ему дань. Араб-Аль-Масуди, посетивший Константинополь во второй половине X века, писал, что болгарское царство длиною в 30 дней, а шир. в 10 дней. Время Симеона — золотая эпоха болгарской литературы, хотя она не имела своей поэзии, что свидетельствует об ее подражательности и малой связи с народным бытом. Симеон не только покровительствовал литературе, но и сам ею занимался; он перевел некоторые проповеди Иоанна Златоуста на славянский язык (собрание которых получило название Златоструя). Иоанн, экзарх Болгарский, перевел "Богословие Иоанна Дамаскина" и написал "Толкование на книгу Бытия", пресвитер Григорий перевел известную хронику Амартола, которая перешла и в Россию вместе с другими произведениями болгарской письменности времен царя Симеона; черноризец Храбр составил историю изобретения славянской азбуки, в которой сообщает, что славяне "еще погани сущи", т. е. будучи язычниками, "писали чертами и резами". При сыне и преемнике Симеона, миролюбивом Петре (927—968), Болгарское царство пришло в упадок и разделилось — образовалось Западное Болгарское царство под властью одного из возмутившихся бояр, Петра Шишмана.
Женатый на византийской принцессе Петр подчинился влиянию Константинопольского двора, который вскоре вследствие раздоров в Болгарии и упадка ее могущества стал относиться к болгарам презрительно, и когда Петр послал за дарами к императору Никифору Фоке, последний, прогнав их, сказал: "убирайтесь к вашему тулупнику" (т. е. царю Петру, который, по болгарскому обычаю, носил зимой платье с бараньим мехом). Политические раздоры усложнились религиозными, вызванными богомильством (см. это сл.). — Кроме того, Никифор Фока, желая окончательного ослабления Болгарии, склонил дарами русского великого князя Святослава к походу на Болгарию; в первый поход (967) Святослав, спустившись по Днепру в Черное море, пристал с десятитысячным войском к устью Дуная и, поразив болгарскую рать, овладел болгарским городом Малой Преславой к В. от Тульчи, на правом берегу георгиевского русла Дуная. Вторжение печенегов, осадивших Киев, заставило Святослава на этот раз оставить Болгарию и вернуться на родину.
Престарелый болгарский царь Петр ввиду появления нового врага старался расположить в свою пользу императора, который и заключил союз с Болгарией, союз, скрепленный браком двух византийских царевичей на дочерях Петра, сыновья которого — Борис и Роман — были посланы на воспитание в Константинополь. Зимой 969 г. умер царь Петр, а весной того же года Святослав вторично, но с более многочисленным войском, пришел в Болгарию и после нескольких сражений овладел не только Дерстром (Силистрия) и другими дунайскими городами, но и самой столицей болгарского царства — Преславой на Камчии (основанной, по преданиям, Аспарухом), пленил преемника Петра, царя Бориса, со всем семейством, захватив там скопленные болгарами со времен Крума сокровища. Увеличив свое войско болгарскими и мадьярскими наемниками, русский князь перешел Балканы и после жестокого боя взял приступом Филиппополь (теперешний Пловдив болгар). Появление русских на греческой границе и, так сказать, в соседстве с столицей Византии встревожило императора Иоанна Цимисхия, тем более, что Святослав, отвергнув предложенный ему мир, поразил византийское войско под стенами Адрианополя и опустошил Фракию.
Весной 971 г. Цимисхий из Адрианополя с многочисленным войском пошел на Великую Преславу через Балканские проходы, не занятые по беспечности Святославом, и после упорной борьбы овладел болгарской столицей, освободил пленного Бориса с семейством и осадил Святослава в Дерстре. После трехмесячной отчаянной борьбы под стенами этого города Святослав заключил мирный договор с византийским императором, который снабдил его судами и припасами для возвращения на родину. По удалении Святослава Дунайская Болгария была занята византийцами. Цимисхий и не думал возвращать царство освобожденному им Борису. Царь Борис II и болгарский патриарх Дамиан были низложены. Вся Восточная Болгария, т. е. как Дунайская, так и Сев. Фракия с Филиппополем, была присоединена к империи и стала византийской провинцией, причем болгарские города получили греческие названия. Возвратившись с триумфом в столицу, Цимисхий пожертвовал в Софийский собор корону злейших врагов империи — болгарских царей. Борис должен был снять с себя публично украшенную золотом жемчужную тиару, багряницу и красные башмаки и взамен этого получил титул магистра империи. Его младший брат Роман был оскоплен.
Западное Болгарское царство, более обширное, в котором удержалась династия Шишмана, просуществовало долее. Оно состояло из Македонии, Албании, Сев. Эпира, Фессалии, долины Моравы и края между Софией и Видином. Столицей Западной Болгарии при основателе царства Шишмане был Средец (София), затем Водена, а младший его сын Самуил перенес ее в Охриду. Сорокалетнее царствование Самуила (сына Шишмана от гречанки из Ларисы) ознаменовалось постоянными войнами с Византией; он умер от горя после тяжкого поражения, нанесенного его войску при Белащице императором Василием II (из Македонской династии), прозванным Болгаробойцем. Василий ослепил 15 тыс. пленных болгар, оставив из них сотого кривым, и в таком виде послал их к Самуилу. Болгарский царь при виде своих воинов с выколотыми глазами упал на землю — и через два дня умер, не пережив этого удара. После смерти Самуила начались раздоры; его сын Гавриил-Роман (по-славянски Родомир) был умерщвлен родственником. Император Василий, пользуясь возникшим в Западной Болгарии междоусобием, покорил и это Болгарское царство с ее столицей Охридой в 1018 г. В XI и XII вв. все области первого Болгарского царства составляли византийские провинции и состояли в полной зависимости от константинопольских императоров.
Но в конце XII века (именно в 1186) два брата — Петр и Иоанн Асени (потомки болгарского царя Шишмана), полунезависимые владельцы неприступных балканских замков Тырнова и Трапезницы на р. Янтре, стали во главе восстания, поднявшегося в балканских замках, владельцы которых, потомки сподвижников Самуила, пользуясь войнами Византии с мадьярами и половцами, стали почти независимы от византийского дукса, управлявшего Б., и возмутились против импер. Исаака II, который, заключив мир с венгерским королем Белой и женившись на его дочери, стал приводить в подчинение империи этих строптивых вассалов. Пользуясь слабостью Византии, эти Асени основали второе Болгарское царство в Мизии, т. е. в пределах между Дунаем и Балканами, избрав столицей Тырново. Во время крестового похода Фридриха Барбароссы предприимчивый Асень предлагал ему помощь и союз против Византии, относившейся неблагоприятно к крестоносцам. Но затем преемники первых Асеней, начиная с их младшего брата, Калояна, становятся на сторону Византии против крестоносцев, завоевавших Константинополь. Этот Калоян весьма удачно воевал с латинским императором в Константинополе и, разбив императора Балдуина под Адрианополем, взял его в плен и потом завоевал северную Македонию и Фракию до этого города и Родопских гор, но его убили при осаде Солуни. Царствование Асеня II (1218—1241) было самым блестящим временем второго Болгарского царства, которое почти достигло при нем пределов державы Симеона. Этот Асень покорил горную Албанию и верхнюю часть моравской долины и украсил свою столицу Тырново, которую болгары стали называть богоспасаемым градом царей. Вскоре после его смерти начинаются раздоры и междоусобицы; его младший сын Михаил был убит узурпатором Калиманом, который в свою очередь погиб насильственной смертью, и Болгарское царство теряет во время этих междоусобий свои македонские и фракийские провинции. Михаил был последний из мужской линии Асеней, царство которых распадается вследствие своеволия вождей, бояр и постоянных крамол. Б. разделяется на несколько владений и продолжает враждовать с Византией; последняя накликает на Б. татар, которые и подчиняют ее себе временно в конце XIII века. В конце XIV века Б. попадает под власть сербского короля Стефана Душана, который создал тогда могущественное Сербское королевство, приняв титул царя сербов, греков, болгар и албанцев. Вскоре после смерти Стефана Душана на Балканском полуострове появляются турки, под ударами которых гибнет как Сербское, так и Болгарское царство. В 1393 г. султан Баязет взял приступом столицу Болгарского царства Тырново — последний болгарский царь Шишман III был уведен в плен вместе с болгарским патриархом, и Б. обратилась в турецкую провинцию. В 1393 г. пало Терновское Болгарское царство, а вместе с ним церковная независимость Б. Западная Б., или Бдинское царство (столицей которого был Бдин или Видин, на Дунае), также подчинилась туркам после поражения венгерского короля Сигизмунда, желавшего вытеснить турок из Западной Б.; под Никополем (в 1396 г.) царь этой последней — Срацимир — был уведен султаном Баязетом в плен, и вся Б. стала турецкой областью. После падения Константинополя (29 мая 1453 г.) султан признал главой всех православных христиан на Востоке греческого патриарха в Константинополе, который сделался единственным представителем и заступником за христиан этого исповедания на Балканском полуострове. Греческое духовенство не могло забыть старой исторической борьбы Византии с болгарами и, пользуясь своим положением, деятельно искореняло болгарский национальный дух в подвластном ему церковном управлении. Для болгар был закрыт доступ к высшим духовным должностям, хотя они составляли большинство во многих странах, подчиненных константинопольскому патриарху. Высшее духовенство огречилось после введения греческого языка в богослужении; кроме того, в некоторые приходы стали назначаться священники также из греков. Сельское духовенство вследствие уничтожения школ загрубело, всякая литературная деятельность прекратилась. Века турецкого господства темны для истории. Мы знаем, что высшие классы в Б. были отчасти истреблены, отчасти обращены в мусульманство. Живущие в окрестностях Ловчи, в Родопских горах и др. местностях помаки — те же, только отуреченные, болгары, т. е. принявшие ислам. Некоторые из болгарских бояр с своими слугами и последовавшими за ними выходцами бежали за границу и поселились в Молдавии и Банаге. Б. пришла в полный упадок. Просвещение, достигшее в ней довольно значительной степени развития в золотой век царя Симеона, совершенно угасло. В течение нескольких веков вовсе не печаталось книг на болгарском языке; известна только одна книга "Псалтирь", напечатанная в 1596 г. болгарином Яковом Крайковым в Венеции, на своем языке. Греческое духовенство, особенно с конца XVIII в., когда образовалась и получила преобладание в церковных делах партия фанариотов (т. е. греков, проживавших в Фанаре, одном из предместий Константинополя), стало систематически преследовать и искоренять болгарскую национальность, имея в виду ради великой идеи, т. е. восстановления древней Византии, огречить болгарское население. Болгарский народ, лишенный школ, руководителей и национального богослужения, обратился в безответную райю, политически подчиненную турецкой власти, а духовно — греческому духовенству. Он обнищал материально и духовно, погряз в невежестве и как бы утратил свое национальное сознание. Фанариотское духовенство не без основания обвиняют в намеренном истреблении болгарских исторических памятников, книг и рукописей. Первые признаки болгарского возрождения относятся к концу прошлого века, когда все прошлое Б. пришло в совершенное забвение не только у других народов, но и у самих болгар.
В 1762 г. хиландарский монах на Афоне, Паисий, болгарин родом из Самокова, составил славяно-болгарскую историю "О Царях и святых болгарских и всех деяниях болгарских". Она написана на основании сочинения дубровицкого аббата Мавро Орбини (Regno degli slavi, в 1601 г.), переведенного по-русски в 1722 г. и в русском переводе известного Паисию, так же как и всемирная хроника Барония (русский перевод в 1716 г.). На основании этих источников, дополнив их некоторыми болгарскими грамотами и житиями святых, Паисий составил свою славяно-болгарскую историю, чтобы напомнить славные прошедшие времена своего народа, могущественных царей, знаменитых святых. Он указал болгарскому народу в жизни прошедших времен предмет гордости и урок для сохранения верности своей национальности и для отпора врагам.
Сочинение Паисия разошлось в рукописи и произвело впечатление, возбудив в Б. чувство патриотизма. Оно было напечатано только в нынешнем столетии, именно в 1844 г. в Пеште Христаки Павловичем из Дупницы, но с значительными переменами, под заглавием: "Царственник или история Болгарская". Ученик Паисия, Софроний, епископ врачанский (в мире Стойко Владиславов), умерший в 1815 г. в Бухареште, куда он должен был удалиться от преследований, издал первую печатную книгу на новоболгарском языке: "Собрание поучений, переведенных с старославянского и греческого языка" (Кириакодромион. Рымник, 1806 г.). Сначала Стойко был священником в Котле и учил в тамошней школе болгарскому языку, а затем греческое духовенство назначило его епископом в г. Врацу, под именем Софрония.
Деятельность Паисия и Софрония послужила первым зерном болгарского возрождения, которое в начале нынешнего столетия вследствие войн Екатерины и Александра с Турцией стало распространяться и нашло новых деятелей среди болгарских купцов, поселившихся в Валахии, благодаря содействию которых вне пределов Болгарии было издано несколько книг на болгарском языке и, между прочим, "Букварь" Петра Беровича, или Берона, напечатанный в Брашове, в Трансильвании, в 1824 г.
Болгарское возрождение заметно стало крепнуть после занятия русскими войсками Болгарии и Адрианополя. Одновременно с этим появилась в Москве в 1829 году известная книга карпаторуса Юрия Венелина "Древние и нынешние Б.", своей книгой и путешествием на Балканский полуостров оказавшего громадное влияние на пробуждение национального чувства в болгарах. Проживавшие в Одессе болгары В. Априлов и Н. Палаузов, сначала поддерживавшие греческие школы и греческое движение, прочтя книгу Венелина, стали ревностными деятелями национального болгарского возрождения. Они решили основать на своей родине, в Габрове, небольшом городке между Тырновом и Шипкой, первое болгарское училище, которое им удалось открыть в 1835 г. Габровская школа имела большой успех. Учрежденное в Одессе Априловым и Палаузовым Болгарское настоятельство деятельно поддерживало эту школу, выдавая ей ежегодное денежное пособие. Это настоятельство пригласило в габровскую школу учителем рыльского иеромонаха Неофита, оказавшего большие услуги болгарской народной педагогии и национальному движению. Явились новые пожертвования, стали издаваться учебники на болгарском языке, и 6 лет спустя после открытия первой школы в Б. существовал уже ряд школ, получавших из Габрова необходимые учебные пособия. В 1844 г. стала издаваться первая болгарская газета. Болгарское национальное движение обратило на себя тогда внимание Европы, и в Риме возникла мысль, пользуясь неудовольствием Б. против греческого духовенства, подчинить их папской власти. В начале 40-х годов в монастыре Св. Бенедикта в Галате с этой целью была основана миссионерская станция лазаристов с иезуитом аббатом Боре во главе, а в Бебеке, одном из предместий Константинополя, была основана школа для обучения болгарских мальчиков и девочек. После Крымской войны и Парижского конгресса (в 1856 г.) особенно усилилась католическая и протестантская пропаганда в Болгарии, которой благоприятствовали раздоры между Б. и константинопольским патриархом (см. Болгарская церковь). 28 февр. 1870 г. султан издал известный фирман о Болгарском экзархате, которым была создана самостоятельная болгарская церковь под управлением экзарха, выбираемого болгарскими епископами, власти которого подчинились все болгарские епископы в пределах Оттоманской Порты. Это учреждение самостоятельного болгарского экзархата последовало без согласия и благословения константинопольского патриарха, которое требовалось каноническими правилами. Оно вызвало величайшее раздражение и обострило церковную распрю между греками и болгарами. Вселенский патриарх Анфим на соборе греческих патриархов и митрополитов, собранном в 1872 г. в Константинополе, объявил Б. схизматиками и отлучил их от общения с Православной вселенской церковью. Эта ожесточенная церковная распря с греками вызвала целую полемическую литературу. На болгарском языке стали издаваться брошюры и газеты, которые выходили в Константинополе, Букареште, Белграде и Вене, а также в Москве. Болгарские эмигранты, главным образом в Белграде и Букареште, образовали комитет для агитации среди болгарского населения, подвластного султану. Молодые люди из Б. поехали учиться в Западн. Европу и в Россию, особенно в Москву. Учрежденные в Москве и Петербурге славянские благотворительные общества оказывали материальное пособие болгарам, приехавшим учиться в Россию. Некоторые вспышки болгарского национального движения обнаружились уже в 1867 г., но они скоро были подавлены турками. Восстание Боснии и Герцеговины в 1875 г. вызвало сильное брожение в Б. — болгарское население поднялось против турецкого ига на южных склонах Балкан, в местечках Панагюште, Капривщице, Батаке и др., а также в Сельви и Габрове. Гайдуцкие четы в Балканах, появлявшиеся в этих горах периодически, — заметно усилились и стали смелее в своих нападениях на турецкие власти. Но это народное движение было подавлено турецкими войсками и при этом сопровождалось жестокой резней в южной Б., которую турки считали очагом национального движения. Около 60 местечек было разорено, и свыше 12 тыс. болгар обоего пола и различного возраста было зарезано и повешено. Наибольшее зверство обнаружили турки в местечке Батаке (в Родопских горах). Болгарская резня встревожила общественное мнение Европы и вызвала сильное негодование в России. Ближайшим последствием этой резни было созвание Константинопольской конференции в декабре 1876 г. Послы великих держав предложили Порте образование двух самостоятельных провинций из турецких областей, населенных болгарами, — Тырновской и Софийской, управляемых губернаторами из христиан по назначению султана, но с одобрения великих держав. Порта отклонила предложения великих держав, что вызвало объявление войны со стороны России (в апреле 1877 г.). Русская армия, перейдя Дунай, 14 июня того же года заняла Систово; вместе с занятием этого города вступило в действие русское гражданское управление в Б., начальником которого был назначен князь В. А. Черкасский. Это управление положило начало самостоятельной организации края. Трактатами Сан-Стефанским 19 февр. 1878 г. и Берлинским 13 июля 1879 г. был образован новый порядок вещей в Б., для водворения которого Берлинским конгрессом был установлен девятимесячный срок со дня ратификации трактата. В течение этого срока продолжалась русская оккупация и русское гражданское управление, во главе которого стоял князь А. М. Дондуков-Корсаков, облеченный званием императорского комиссара и обширными полномочиями для организации освобожденного русским оружием края. В эти девять месяцев при самой усиленной деятельности была поспешно закончена русскою оккупационною властью военная и гражданская организация Б. Образовано болгарское земское войско в составе 21 пешей дружины, 4 кон. сотен, 2 саперных рот и 1 роты осадной артиллерии — численностью в 25000 челов., не считая русских кадров, которые состояли из 394 офицеров и 2700 нижн. чинов; административные и судебные учреждения, больницы, госпитали, склады военных запасов; введены таможенные и акцизные сборы (с табаку и вина) и, наконец, выработан органич. устав Болгарского княжества. Этот последний был составлен советом управления императорского комиссара и исправлен в Петербурге особою комиссиею под председательством князя С. Н. Урусова. 10 февр. 1879 г. было собрано в Тырнове первое болгарское народное собрание для рассмотрения предложенного ему князем Дондуковым проекта органического устава, который и был принят собранием с значительными изменениями, имевшими целью ограничение княжеской власти; при этом собранием было отвергнуто предложенное проектом учреждение державного совета, который должен был служить посредником между князем и народным собранием. Вслед за утверждением устава, названного Тырновскою конституцию 1879 г., князь Дондуков-Корсаков согласно постановлениям этой конституции созвал в том же Тырнове (17 апр.) великое народное собрание для избрания болгарского князя. Таковым, согласно желанию императорского комиссара, был избран молодой принц Александр Баттенберг, лейтенант прусской службы, племянник русской императрицы (сын ее родного брата Александра Гессенского). Народное собрание отправило в Берлин депутацию для извещения избранного князя о своем решении. Последний вслед за тем отправился в Ливадию для принесения благодарности русскому императору и объехал европейские столицы. Избрание Баттенберга болгарским князем было признано всеми великими державами, подписавшими Берлинский трактат. Из Константинополя, где князь Александр представился султану Абдул-Гамиду, от которого он получил инвеституру, он отправился в Варну и вступил на болгарскую территорию. Дондуков-Корсаков, встретив болгарского князя в Варне, проводил его до Тырнова, где болгарский князь 9 июля 1879 г. принес присягу на верность конституции, после чего ему было передано управление, а императорский комиссар вместе с русским гражданским управлением и оккупационным войском удалился в Россию. Вместе с подробной сметой доходов, которые были исчислены в 24 млн. франков (народное собрание увеличило смету ожидаемых доходов до 28 млн.), русское гражданское управление передало новому болгарскому правительству запасный фонд в 14 миллионов франков. Прибыв в Софию, избранную столицей Болгарского княжества, кн. Александр поручил составление первого болгарского министерства Бурмову (воспитаннику Киевской духовной академии). В состав этого министерства вошли Марк Балабанов, Начевич и Греков, управление же военным министерством было поручено русскому генералу Паренсову. Это министерство, впрочем, за исключением военного ведомства, занялось перетасовкой администрации княжества, в составе которой преобладали так наз. либералы, т. е. сторонники Д. Цанкова и П. Каравелова, не попавших в это министерство. Князь предложил Д. Цанкову министерский портфель, но последний, не сочувствуя некоторым членам кабинета, от него отказался. Произведенные во время управления этого министерства выборы в народное собрание, имевшее собраться осенью 1879 г., дали значительное большинство партии оппозиции (Цанков, Каравелов, Славейков), и несмотря на желание князя сохранить это министерство, на другой день после открытия заседания собрание (открылось 27 октября) выразило полное и резкое неодобрение министерству. Неделю спустя собрание было распущено княжеским указом от 3 ноября, в котором было сказано, что оно распускается потому, что по своему составу не представляет достаточных гарантий для правильного разрешения дел и водворения надлежащего порядка в княжестве. Вместе с этим последовали перемены в кабинете: председатель его, министр внутренних дел г. Бурмов, допустивший торжество оппозиции на выборах, был уволен и заменен Иконовым, приглашенным на этот пост из В. Румелии, а министром народного просвещения, представители которого заявили себя горячими сторонниками оппозиции (болгарские школьные учителя принимали самое деятельное участие в выборах, содействуя своим влиянием успеху депутатов оппозиции), был назначен известный болгарский писатель Климент Браницкий (Василий Друмьев), митрополит Тырновский, которому было предоставлено и председательствование в совете министров. Но действительным руководителем министерства явился Начевич, соединивший в своих руках управление министерством финансов и иностранных дел (последним временно) и пользовавшийся особым расположением болгарского князя. Этот последний вместе с Грековым и личным секретарем князя, молодым болгарином, воспитывавшимся в Западной Европе, Стоиловым, образовали кружок интимных советников князя, вызывавший против себя негодование оппозиции, которая имела за себя всю болгарскую печать (за исключением одной газеты, руководимой вышеуказанным кружком) и школьных учителей, весьма влиятельных деятелей болгарской общественной жизни. Оппозиция еще более усилилась многочисленными увольнениями чиновников, произведенными так называемым консервативным министерством, — эти последние и их родственники выступили на выборах озлобленными противниками правительства. Новые выборы, произведенные в начале 1880 года, дали результаты еще более неблагоприятные для министерства, и последнее в апреле того же года вышло в отставку. Тогда князь Александр по совету русского императора поручил составление министерства вождю оппозиции, старому болгарскому деятелю, игравшему роль в болгарских делах еще при турецком владычестве, Драгану Цанкову, который в то время считался наиболее влиятельным и уважаемым в стране и собрании общественным деятелем, хотя он не пользовался личным расположением князя.
Это министерство, в состав которого вошел Петко Каравелов и другие представители так называемой радикальной партии, отнеслось серьезно к своей задаче, обнаружив благоразумную осторожность и сдержанность в своей политике (оно отказалось содействовать революционному движению в В. Румелии, которое предполагал вызвать болгарский князь с целью присоединения этой области), заботясь более всего о соблюдении строгой экономии в расходах. Но такая бережливость министерства, сопротивление его приглашению на болгарскую службу помимо согласия народного собрания, иностранных чиновников и твердое намерение держаться пределов установленного этим собранием бюджета вызвали неудовольствие князя. Личные враги Цанкова, ближайшие и доверенные советники Баттенберга — Начевич, Стоилов и Греков — постоянно подстрекали последнего против министерства, отклонявшего различные финансовые аферы, которые они желали провести в собрании. Поэтому князь ожидал только случая, чтобы отделаться от своего старого и упрямого министра. Этот случай представился в виде недоразумения, возникшего в Дунайской комиссии между австро-венгерским и болгарским представителями. Последний представил возражение против составленного в Вене проекта правил судоходства по Дунаю, хотя этот проект был предварительно одобрен болгарским князем. Австрийский консул принес жалобу на болгарского представителя, обвиняя при этом председателя министерства Цанкова, будто бы давшего болгарскому делегату инструкции действовать вопреки последовавшему соглашению. Князь Александр потребовал, чтобы Цанков немедленно вышел из министерства, назначив на его место Каравелова. Заменив главу кабинета и опытного Цанкова молодым Каравеловым, болгарский князь навлек на себя неудовольствие людей осторожных. Каравелов был более склонен к роли народного трибуна и агитатора, чем к деловому исполнению своих обязанностей в качестве главы исполнительной власти в княжестве. Его управление отличалось отсутствием дисциплины и задорным тоном болгарской печати, которая находилась в самых близких отношениях с президентом министерства. Каравелов, кроме того, не ладил с военным министром генер. Эрнротом, прибывшим незадолго перед тем из России на место Паренсова. Военный министр не одобрял демагогических наклонностей главы министерства, с которым у него кроме того возникали недоразумения по делам военного ведомства. Старые болгары, бывшие министры, их родственники и вообще так называемые болгарские консерваторы, крайне недовольные министерством Каравелова, стали говорить о тревожном внутреннем состоянии страны, которая, по их словам, стремилась к явной анархии. Таким положением дел искусно пользовались вышеназванные советники князя, которые желали пересмотра конституции и предоставления ему самых широких полномочий, надеясь при этом ввиду своих личных к нему отношений достигнуть власти и денег. Они старательно поддерживали и распространяли самые тревожные слухи насчет политики и намерений министерства Каравелова в издававшейся в Софии газете "Болгарский глас" (которой руководил Начевич), в этом же смысле посылались корреспонденции из Б. в европейские и русские газеты.
Ввиду такого положения вещей болгарский князь, убедившись во время своей поездки в Петербург (в марте 1881 г.) на погребение императора Александра Николаевича, что министерство Каравелова не пользуется сочувствием русского правительства и не встретит в нем поддержки и что, кроме того, порядок, установленный в Б. тырновской конституцией, начинает возбуждать сомнения — решился произвести переворот. Он поспешил произвести таковой до приезда в Софию русского генерального консула М. А. Хитрово (назначенного на место Кумани, отозванного из Б. согласно желанию князя). 27 апреля 1881 г. на улицах Софии была расклеена прокламация князя Александра к болгарскому народу, которая возвещала об увольнении министерства Каравелова и необходимости приостановить действие тырновской конституции, "которая расстроила страну внутри и дискредитирует ее извне. Такой порядок вещей поколебал в народе веру в законность и правду, внушая ему опасение за будущее. Поэтому (говорил князь Александр в своей прокламации) я решился созвать в наикратчайший срок народное собрание и возвратить ему вместе с короной управление судьбами болгарского народа, если собрание не одобрит условий, которые я ему предложу для управления страной".
В заключение прокламации было объявлено, что военному министру генералу Эрнроту поручено составление временного кабинета для обеспечения свободы выборов и поддержания порядка в стране. Собранное в Систове великое народное собрание 1 июля 1881 г. утвердило предложенные ему князем три пункта условий, в силу которых на 7 лет было приостановлено действие тырновской конституции, а князю были предоставлены широкие полномочия в отношении введения новых учреждений, необходимых для благоустройства страны, с тем, чтобы по истечении этого срока было снова созвано великое народное собрание для пересмотра конституции согласно указаниям князя. Во время полномочий князя народные представители должны были собираться только для утверждения бюджета и договоров с иностранными государствами. В течение же первого года болгарскому князю было предоставлено право вовсе не созывать народного собрания, пользуясь прежним бюджетом. Несмотря на такое одобрение систовским собранием переворота и предоставления ему потребованных полномочий, болгарский князь сознавал шаткость своего положения среди обнаружившегося в княжестве глухого брожения, вызванного переворотом. Каравелов, члены его министерства, а также их сторонники, к домам которых на первое время была приставлена полицейская стража, удалились в соседние страны. Сам Каравелов переехал в Восточную Румелию, а оставшиеся в княжестве агитировали против князя, нарушившего присягу, в том числе и находившийся в заключении Цанков, сосланный в глухой городок Врацу. Такая оппозиция оказалась опасной князю и его болгарским советникам, которые не только не пользовались доверием народа, но, имея весьма мало сторонников, возбуждали против себя общее озлобление. Таким образом князь Александр мог удержать предоставленные ему полномочия и сам удержаться в Б., только опираясь на Россию, которая в то время пользовалась большим влиянием в Б. Во главе болгарской армии и ее отдельных частей, начиная с полковых, батальонных и ротных командиров, стояли русские офицеры, которым подчинились и молодые болгарские офицеры. Приученное к дисциплине русскими офицерами, болгарское войско привыкло им повиноваться, и они являлись наиболее надежным оплотом для поддержания княжеской власти и порядка в Б. Поэтому в течение всего периода упразднения тырновской конституции, продолжавшегося два года четыре месяца и несколько дней (с 27 апреля 1881 г. по 7 сентября 1883 г.), князь Александр вынужден был ставить во главе исполнительной власти русских офицеров, которых он назначал президентами неоднократно сменяемых им кабинетов. Министрам из русских поручались министерства внутренних дел и военное, в первом из них участвовали полковник Ремдинген и генерал Крылов, в последнем генералы Соболев и Каульбарс. Болгарский князь вообще был недоволен своими русскими министрами, которые не желали поддерживать во что бы то ни стало малочисленную и не пользовавшуюся расположением и доверием страны партию его любимцев. Они заботились исключительно о поддержании тишины и порядка в стране и об охране национальных ее интересов. Кроме того, убедившись, что княжеские любимцы, преследуя чисто личные цели, вносят только интриги в дела высшего управления, неохотно давали им министерские портфели, предпочитая им болгар, стоящих вне борьбы партий. Стоилов и Начевич и примкнувший к ним доктор Вулкович из Восточной Румелии по настоянию князя получали портфели, но скоро теряли их вследствие возникавших при появлении их в министерстве интриг — первые два были уволены, а Вулкович был назначен председателем новоучрежденного державного совета, который, впрочем, просуществовал весьма недолго, не оправдав ожиданий князя — при тогдашнем положении Б. это учреждение оказалось мертворожденным. Недоразумения между болгарским князем и его русскими министрами (генералами Соболевым и бар. Каульбарсом) настолько обострились, что князь Александр, прибыв в мае 1883 г. в Москву на коронацию, выразил желание заменить их другими. Вследствие этих недоразумений был временно командирован в Софию для управления русским генеральным консульством наш посланник в Бразилии А. С. Ионин, которому было предоставлено разрешение пререканий между князем и его русскими министрами. Болгарский князь, недовольный миссией, возложенной на Ионина, поспешил войти в соглашение с оппозицией и Драганом Цанковым, который был вызван для переговоров в Софию. Ведя одновременно переговоры с нашим уполномоченным дипломатом и русскими министрами, князь Александр условился о назначении особой комиссии под личным его председательством для пересмотра конституции, после чего было предположено созвать великое народное собрание для утверждения необходимых исправлений в тырновской конституции и заявления о прекращении княжеских полномочий. Затем, с восстановлением нормального порядка вещей, русские министры должны были оставить Б. Вместо того манифестом от 7 сентября 1883 г. болгарский князь совершенно неожиданно для своего министерства объявил о прекращении своих полномочий и полном восстановлении тырновской конституции, поручив составление министерства Драгану Цанкову. Генералы Соболев и Каульбарс вслед за изданием манифеста подали прошение об отставке и оставили Б. Такая развязка вопроса еще более охладила отношения болгарского князя к России, который, будучи недоволен отозванием в Россию некоторых русских офицеров, пользовавшихся его расположением, издал приказ об увольнении всех русск. офицеров, состоявших на болгарской службе. Встревоженное таким поступком Баттенберга, который мог привести к полному разрыву, мин. Цанкова немедленно командировало в СПб. одного из своих членов, Марка Балабанова, для определения условий и срока службы русских офицеров с предложением отмены приказа о русских офицерах в случае согласия русского правительства заключить по этому предмету конвенцию с Болгарией.
Эта конвенция была заключена приезжавшим в конце 1883 г. в Софию флигель-адъютантом бар. Н. В. Каульбарсом (русским военным агентом в Вене, братом бывшего военного министра). Русские офицеры, необходимость которых в качестве инструкторов армии сознавалась министерством и общественным мнением, остались в Болгарии, но им было воспрещено всякое участие в делах политических. После стольких кризисов, казалось, настал отдых. Партия Начевича временно сошла с политической сцены, сам он удалился в Румынию, получив место дипломатического агента в Букареште. Болгарский князь, выжидая хода событий, предоставил управление своему министерству, а сам некоторое время держался в стороне от политики, но министерству пришлось бороться с болгарскими эмигрантами, которые после восстановления конституции, возвратившись с Каравеловым из В. Румелии и избрав его предводителем оппозиции, восстали против Цанкова. Произведенные в мае 1884 г. выборы в собрание, при производстве которых министерство воздержалось от всякого давления на избирателей, дали огромное большинство оппозиции. Открывшееся 27 июня народное собрание избрало С. Стамбулова своим председателем, а министерство Цанкова вышло в отставку. — Князь поручил составление нового кабинета Каравелову, который составил его из молодых людей своей партии, в которой приобрел преобладающее влияние новый председатель собрания Стамбулов. Во время этого второго министерства Каравелова князь Александр, сблизившись с Англией (брат его женился на дочери английской королевы), после поездки в Лондон вошел в деятельные сношения с революционной партией, агитировавшей в Румелии с целью ниспровержения существовавшего там правительства и присоединения этой области к Болгарскому княжеству. При этом князь Александр стал усердно искать примирения с либеральной партией, стараясь изгладить воспоминания прошлого, сваливая на Россию свои прежние действия. Он также употреблял все зависевшие от него средства, чтобы расположить к себе болгарских офицеров, в разговорах с которыми постоянно высказывал сожаление, что состоящие на службе в болгарском войске русские офицеры мешают карьере болгарских офицеров — эти слова производили впечатление, вызывая недоразумения и рознь между теми и другими.
В. Румелия, из которой была образована Берлинским трактатом автономная область, управлялась на основании составленного в 1879 г. европейской международной комиссией Органического статута (Statut organique de la Roumelie Orientale; напечатан комиссией в Константинополе на французском языке, в 1879 г.; болгарский перевод Груева издан в Пловдиве) генерал-губернатором, областным собранием народных представителей и делегатами этого последнего, состоявшим из десяти членов постоянным комитетом. Генерал-губернатор В. Румелии назначался на 5 лет из лиц православного христианского исповедания, султаном, с согласия великих держав, подписавших Берлинский трактат; от него зависели все назначения должностных лиц автономной области, за исключением только шести директоров, соответствовавших министрам болгарского княжества, и начальников милиции, жандармерии и его генерального штаба. Эти последние назначались султаном по представлениям генерал-губернатора области. Первым генералом В. Румелии был Алеко-паша (Александр Богориди, огреченный болгарин, дед которого был родом из Котла в Балканах и приобрел известность своею деятельностью на пользу возрождения болгарской национальности, который долгое время состоял на турецкой службе и одно время занимал пост посла Высокой Порты в Вене. Пятилетнее управление Алеко-паши прошло довольно мирно, хотя ознаменовалось нередкими столкновениями генерал-губернатора с областным собранием и постоянным комитетом. После переворота в княжестве Алеко-паша стал мечтать о болгарской княжеской короне. Он оказал благосклонный прием болгарским эмигрантам, поселившимся в В. Румелии, и желал назначить Каравелова директором финансов В. Румелии, чему воспротивилась русская дипломатия. Издававшаяся в Пловдиве (Филиппополе) Каравеловым болгарская газета "Независимость" получала от него субсидию. Нападки этой газеты на русских офицеров, состоявших на службе в румелийской милиции, и честолюбивые стремления Алеко-паши, желавшего сделаться болгарским князем вместо Баттенберга, вызвали натянутые отношения между ним и Россией. Кроме того, сама Порта не желала продолжения его управления на второе пятилетие, которое как бы обратило его в пожизненного генерал-губернатора Восточной Румелии. Алеко-паша, желавший сохранить свой пост, усердно домогался покровительства западных держав, подписавших Берлинский трактат, думая при их содействии получить султанский фирман на второе пятилетие. Последний год своего управления он посвятил интригам и мелким придиркам к русским офицерам и болгарам, известным своими симпатиями к России. В апреле 1884 г., вопреки ожиданиям Алеко-паши, султаном с согласия великих держав был назначен генерал-губернатором Восточной Румелии Гавриил Крестович, генеральный секретарь области, в течение пяти лет занимавший пост директора внутренних дел и исправлявший должность правителя области во время летних отлучек Алеко-паши в Константинополь. Вопрос о назначении ген.-губ. Восточной Румелии вызвал сильную агитацию в этой области, население которой тяготилось своей зависимостью от султана (принятые собранием законопроекты требовали санкции султана, советники которого, злоупотребляя этим правом, слишком часто кассировали их и тормозили таким образом развитие законодательства области). В апреле 1884 г., почти одновременно с назначением нового генерал-губернатора, из Восточной Румелии отправилась депутация в Европу с целью ходатайствовать о присоединении этой области к княжеству, но в Берлине, Вене и Петербурге был отклонен самый приезд этой депутации, а в Париже и Лондоне депутация не могла добиться официального приема. Представителям депутации было объявлено, что возбуждение этого вопроса, могущего нарушить мир и тишину на Балканском полуострове, решительно порицается всеми европейскими кабинетами. Но движение в этом направлении было в высшей степени популярно как в В. Румелии, так и в княжестве. Князь Александр болгарский решился воспользоваться таким настроением. Он вошел в сношения с некоторыми офицерами румелийской милиции и революционными комитетами, агитировавшими в пользу соединения, и, кроме того, совершив лично поездку в Лондон, склонил Сент-Джемсский кабинет к благоприятному взгляду на такой переворот, который, хотя и нарушал Берлинский трактат, но ставил Россию в затруднительное положение. Революционная партия в В. Румелии, во главе которой стоял радикальный журналист Захарий Стоянов, войдя в соглашение с офицером румелийской милиции майором Николаевым, произвела переворот. Ген.-губернатор Крестович был арестован и выслан из области. Образовалось временное правительство, во главе которого был поставлен доктор Странский (болгарин, занимавший прежде должность директора финансов Восточной Румелии и лично известный князю Александру). Болгарский князь, знавший о приготовлении к революции в Филиппополе, находился в это время в Варне. Получив телеграмму от временного правительства об успехе переворота, он 8 сентября издал прокламацию о присоединении Восточной Румелии к княжеству, двинув вместе с тем предварительно стоявшее в Филиппополе на границе болгарское войско на турецкую границу. Вслед за тем последовал протест Высокой Порты на нарушение болгарским князем Берлинского трактата посредством вступления с войском в пределы подвластной султану В. Румелии. 11 сент. последовало отозвание русских офицеров, состоявших на болгарской службе, хотя некоторые из русских унтер-офицеров вследствие неведения ими о таком распоряжении продолжали оставаться в болгарских рядах и приняли участие в последовавшей войне с Сербией. Отозвание русских офицеров послужило категорическим выражением неодобрения русским правительством переворота. Сербия, протестуя против нарушения прав султана и присоединения Восточной Румелии к Болгарскому княжеству, объявила 1 ноября 1885 г. последнему войну. 2 ноября сербская армия перешла границу, направляясь на Софию, в количестве 5 дивизий в составе около 45 тыс. человек под командой короля Милана. Но 5, 6 и 7 ноября сербская армия была разбита и отброшена болгарами за границу. Болгарское войско затем в свою очередь перешло в наступление и нанесло второе поражение сербам под стенами принадлежащего последним г. Пирота, взятого болгарами. Но дальнейшее движение болгар было остановлено ультиматумом, предъявленным князю Александру австро-венгерским консулом в Белграде, гр. Кевенгюллером (16 ноября), что и вызвало заключение перемирия. Дипломатические переговоры между Болгарским княжеством и Портой на основании конвенции, заключенной великим визирем Киамиль-пашой с болгарским министром иностранных дел Цановым, закончились султанским ираде от 19 января 1886 года, в силу которого Александр Баттенбергский был признан на 5 лет генерал-губернатором Восточной Румелии. В таком виде Высокая Порта санкционировала установленный переворотом порядок вещей, а 15 марта был подписан при содействии великих держав в Букареште мирный договор между Болгарией и Сербией, коим было восстановлено положение вещей, предшествовавшее войне. 24 мар. 1886 на конференции послов великих держав была подписана конвенция, признавшая последовавшее между Портой и Болгарским княжеством соглашение, т. е. предоставление болгарскому князю управление Восточной Румелией на 5 лет.
9 августа 1886 года Александр Баттенбергский заговором офицеров софийского гарнизона и присоединившегося к ним Струмского пехотного полка был низвергнут с престола и, подписав отречение, был выслан из пределов Болгарского княжества.
Низверженный болгарский князь арестовавшими его офицерами был увезен из Софт, посажен в Рахове на пароход и под конвоем, во главе которого стоял капитан Карджиев, отправлен в Россию. По высадке его на берег в местечке Рени (в Бессарабии) он был сдан русским властям, предоставившим ему полную свободу, пользуясь которой он отправился в Австрию. В Софии после низвержения князя было образовано временное правительство, во главе которого был поставлен известный болгарский патриот и писатель, тырновский митрополит Климент (наместник экзарха); в состав этого правительства вошел также Драган Цанков в качестве министра внутренних дел. Несколько дней спустя, во избежание междоусобий, временное правительство передало свою власть Каравелову, Никифорову (занимавшему пост военного министра во время переворота) и начальнику артиллерии майору Попову. Между тем бывший болгарский князь, приехав в Галицию, получил в Львове от своих сторонников из Болгарии приглашение немедленно вернуться назад. Уступая настояниям Начевича и советам английской и австрийской дипломатии, он поспешил через Румынию в Болгарию.
17 августа, высадившись в Рущуке, Баттенберг отправил телеграмму русскому императору, в которой заявлял, что, получив от России княжеский венец, он по первому ее требованию готов возвратить его. В полученном 20 августа ответе русского государя содержалось порицание его возвращению в Болгарию и было высказано опасение злополучных последствий такового для страны, уже подвергшейся столь тяжким испытаниям. Пораженный этим ответом, Баттенберг отправился в Софию, холодно и даже неприязненно встречаемый на пути населением. По приезде в Софию, убедившись, что в низвержении его участвовала значительная часть и притом лучших офицеров болгарской армии, он вторично отрекся от звания болгарского князя и в прощальном воззвании к болгарскому народу от 27 авг. — 8 сент. объявил, что удаляется, сознав печальную истину, что отъезд его из Болгарии облегчит восстановление добрых отношений к России. Но перед отъездом отрекшийся князь принял меры с целью упрочить положение в стране враждебных России элементов, передав управление лицам наиболее враждебным последней. Он назначил регентами Каравелова, Стамбулова и Муткурова и образовал новое министерство из радикалов с Родославовым во главе. Тем не менее, однако, ввиду настроения болгарского народа, привыкшего считать Россию своей естественной и исторической покровительницей и желавшего следовать ее указаниям, регентство первое время старалось заслужить расположение русского правительства. Александров день (30 августа) был торжественно отпразднован в Софии — в чествовании тезоименитства русского царя приняли единодушное участие представители власти, депутаты и весь народ. Собрание болгарских представителей единогласно постановило отправить телеграмму к государю императору с изъявлением чувств любви и признательности, умоляя его предать забвению прошлые вины Болгарии и снова взять под свою защиту болгарский народ, его объединение, самобытность и самостоятельность. Министр иностранных дел, статс-секретарь Н. К. Гирс, отвечая на это заявление и сообщая о благосклонном приеме государем чувств, выраженных представителями болгарского народа, известил болгарское правительство о предстоящем прибытии в Софию назначенного заведовать делами дипломатического агентства генерала барона Каульбарса, который предназначался служить посредником при передаче болгарам указаний русского правительства в видах обеспечения стране счастливой будущности и восстановления прежних отношений между Россией и княжеством. Состоявший русским военным агентом в Вене Н. В. Каульбарс вслед за тем (13 сентября) прибыл в Софию и вступил в переговоры с регентством. Условия, первоначально предложенные генералом Каульбарсом, заключались в следующих трех пунктах: 1) отсрочка на два месяца выборов в великое народное собрание, созываемое для избрания нового князя, 2) снятие осадного положения, объявленного регентством по вступлении в управление, 3) освобождение из заточения лиц, обвиненных в перевороте 9 августа. Правители Болгарии согласились на две из рекомендованных им русским уполномоченным мер — осадное положение было отменено и участники переворота были освобождены, но первое из выставленных генералом Каульбарсом условий, на котором он особенно настаивал, — отсрочка выборов — встретило решительный отказ со стороны регентства. Последнее, ссылаясь на постановления тырновской конституции и действовавшего в княжестве избирательного закона, устанавливавшие сроки для производства выборов, решительно воспротивилось отсрочке выборов. Это разногласие и последовавший затем указ регентства о производстве выборов вызвали разрыв между болгарским правительством и русским уполномоченным. Вслед за опубликованием этого указа, генерал Каульбарс (17/29 сент.) издал свой циркуляр к русским консулам в Болгарии, поручив последним распространить его в народе. В этом циркуляре бар. Каульбарс, обращаясь непосредственно к самому болгарскому народу, излагал свою политическую программу соглашения, предложенную им болгарскому правительству и призывал болгар к прекращению междоусобий, открытому и единодушному сближению с Россией и полному доверию к намерениям их освободителя — русского государя, направленным единственно ко благу Болгарии. Одновременно с изданием этого циркуляра русский уполномоченный в ноте, обращенной к болгарскому министру иностранных дел Начевичу, заявил, что назначенные регентством выборы он признает незаконными, поэтому самое великое народное собрание, происшедшее из этих выборов, и все его решения будут сочтены Россией лишенными всякого значения. Все это, а также предпринятая генералом Каульбарсом поездка по Болгарии в самый разгар избирательной борьбы и речи, произнесенные им на публичных сходках, в которых он, обращаясь к населению, обличал и порицал действия и распоряжения регентства, привело к окончательному разрыву с последним. Разрыв сопровождался прискорбными сценами, оскорбительными криками уличной толпы на сходке в Софии при появлении на ней генерала, возвратившегося из своей поездки, а в самый день выборов в этом городе — поруганием здания русского агентства и оскорблением осенявшего его флага. 9 октября открылось в Софии заседание народного собрания, в котором преобладали сторонники регентства. Ввиду насилий, сопровождавших выборы, а также притеснений, которым стали подвергаться русские подданные в Болгарии, генерал Каульбарс обратился с ультиматумом к болгарскому правительству, требуя энергичных мер к прекращению таких посягательств. Уклончивый ответ болгарского министерства вызвал новые пререкания, закончившиеся заявлением генерала Каульбарса (это заявление опубликовано в "Правительственном вестнике" за 1886 г., № 231), что при первом насилии, которому подвергнется кто-либо из русских подданных на болгарской территории, русские дипломатические представители оставят Болгарию, и всякие сношения с нею будут прерваны.
Такое насилие последовало 5 ноября в г. Филиппополе (Пловдиве): кавас генерального консульства в В. Румелии, отправленный с депешами на телеграфную станцию, подвергся нападению палочников и солдат и был доставлен в консульство в беспамятном состоянии от нанесенных ему побоев. 8 ноября генерал Каульбарс, спустив флаг с здания дипломатического агентства в Софии, со всем персоналом этого последнего выехал из Болгарии через Константинополь в Россию, предписав всем русским консулам в Болгарии и Румелии последовать его примеру. Русские подданные, проживавшие в пределах Болгарии, получили приглашение оставить княжество. Оставляя Болгарию, русский уполномоченный издал и велел расклеить прощальную ноту, в которой, обращаясь к болгарскому народу, объяснил, что Императорский кабинет не находит возможным поддерживать сношения с болгарским правительством в его настоящем составе, так как оно окончательно утратило доверие России. После отъезда русских дипломатических представителей в Болгарии водворился террор палочников, покровительствуемых болгарскими правителями, т. е. регентами и министрами, которые пользовались ими для упрочения своего господства в стране. Такое положение вещей, отзываясь крайне тяжело на мирном населении княжества, вызывало сильное неудовольствие как в этом последнем, так и в войске, и имело последствием несколько военных восстаний, которые вспыхнули в Силистрии, Рущуке, Бургасе и Сливне. Заручившись расположением болгарских офицеров, болгарское правительство, вполне подчинившееся наиболее энергичному из регентов, Степану Стамбулову, подавило эти восстания. Наиболее серьезное из них, произошедшее в Рущуке, было усмирено с величайшей суровостью. Начальник рущукского гарнизона — майор Узунов и эмигрант Панов (бывший член временного правительства после 9 августа), прибывший в Болгарию ради участия в восстании, были расстреляны вместе с другими лицами и простыми гражданами в числе 10 человек. 300 молодых солдат и более 100 старых рущукского гарнизона были заключены в тюрьмы. В числе арестованных был один из назначенных Баттенбергом регентов — Каравелов, обвиненный в сношениях с заговорщиками: майор Паница подверг его жестоким истязаниям, хотя впоследствии он был выпущен на свободу за недоказанностью обвинения. Господствовавшее в стране возбужденное состояние умов, угрожавшее новыми переворотами, заставило правителей Болгарии, т. е. Стамбулова и председателя собрания Захария Стоянова, спешить избранием нового князя. Народное собрание болгарских представителей, собравшееся осенью 1886 года во время пребывания в княжестве генерала Каульбарса, избрало князем принца Вольдемара Датского, но последний от этого избрания отказался. 20 ноября того же года, вслед за удалением русских дипломатических представителей из Болгарии, была отправлена в Западную Европу болгарская депутация (Кальчев, Греков, Стоилов) с просьбой о посредничестве великих держав, подписавших Берлинский договор, для решения болгарского вопроса. Европейские кабинеты, равно как и Оттоманская Порта, дали депутации совет войти по этому предмету в непосредственное соглашение с Россией, но депутация вопреки такому совету во время своего пребывания в Вене обратилась к принцу Фердинанду Кобургскому с предложением ему болгарского престола. Эта комбинация встретила усердную поддержку в некоторых мадьярских магнатах, взявшихся за проведение кандидатуры Кобурга в Болгарии и принявших на себя денежные расходы по этому предмету. Принц Фердинанд Кобургский вступил в сношения с регентством и выразил свое согласие, оговорив последнее условием признания его в качестве князя державами, подписавшими Берлинский договор. Но затем, несмотря на отказ держав одобрить его кандидатуру, Кобург, избранный в июле 1887 народным собранием болгарским князем (избрание его было проведено регентством, несмотря на сильную оппозицию партии полковника Николаева, влиятельного в Румелии, где он командовал бригадой, и министра Радославова, сторонников Баттенберга), после некоторого колебания отправился в Софию и вступил в управление княжеством. Он поручил составление министерства Стамбулову, который, назначив на влиятельный пост военного министра своего зятя Муткурова, составил министерство из своих приверженцев и партии Начевича, который, так же как и Стамбулов, явился усердным сторонником Кобурга.
Принц Фердинанд, сознавая шаткость своего положения, неоднократно и усердно добивался признания своего избрания Портой и великими державами, но его старания остались безуспешны. Заговор Паницы (недавнего друга Стамбулова и помощника) с целью низвержения Кобурга и умерщвления Стамбулова (майор Паница был арестован вместе с своими сообщниками в январе 1890 года и расстрелян того же года 16 июня в военном лагере в Софии), а также другие проявления народного неудовольствия и последовавшее на улицах Софии 15 марта 1891 г. покушение на жизнь Стамбулова, при чем был убит наповал тремя пулями из револьвера сопровождавший его министр финансов Бельчев, свидетельствуют о том, что страна не пришла еще в нормальное состояние.
Литература. 1) Иностранная: Ami Boué, "La Turquie d'Europe" (1848, 4 тома); Blanqui, "Voyage en Bulgarie" (Париж, 1843); Vretos, "La Bulgarie ancienne et moderne" (СПб., 1852); Allart, "Souvenirs d'Orient. La Bulgarie orientale" (Париж, 1864); Kanitz, "Reiso in Südserbien u. Nordbulgarien" (Вена, 1868); его же, "Donau-Bulgarien und d. Balkan" (3 т., Лейпц., 1875—77); Drumont, "Les Bulgares" (Париж, 1872); его же, "Le Balkan et l'Adriatique" (Париж, 1875); Jireček, "Dêjiny narodu bulharskeho" ("История болгарского народа", Прага, 1875; нем. пер. 1876; на русский язык пер. Палаузова, Одесса, 1879; Яковлева, Варшава, 1877); его же, "Путешествие по Болгарии" (на чешском яз., Прага, 1888); его же, "Das Fürstentum Bulgarien" (Вена, 1891); Barkley, "Bulgaria before the war" (Лондон, 1879); Baker, "War in Bulgaria" (Лонд., 1879); Bath, "Observations on bulgarian affairs" (Лонд., 1880); Minschin, "Bulgaria since the war" (Лондон, 1880); Farley, "New Bulgaria" (Лондон, 1880); Emile Queille (французский чиновник, состоявший на службе в Б., 1883—1884 г.), "En Boulgarie et Roumelie" (Париж, 1885); Leger, "La Save, le Danube et le Balkan" (Париж, 1885); его же, "La Bulgarie" (Париж, 1886); Ch. Roy, "Souvenirs politiques et militaires de Boulgarie" (Париж, 1887); Gopcevic, "Bulgarien und Ostrumelien" (Лейпциг, 1886); v. Huhn, "Der Kampf d. Bulgaren um ihre Nationaleinheit" (Лейпциг, 1886); его же, "Aus bulg. Sturmzeit" (Лейпц., 1886); Turna, "Die östl. Balkaninsel" (Вена, 1885); Bilimek-Waissolm, "Der bulgr.-serbischer Krieg" (Вена, 1886); Koch, "Mitteilungen aus d. Leben u. d. Regierung d. F. Alexander v. В." (Дармштадт, 1887); "Möller, "Der serbisch-bulgar. Krieg" (Ганновер, 1888); Samuelson, "Bulgaria, past und present" (Лондон, 1888); E. de Laveleye, "La Peninsule des Balkans" (Париж, 1885); Franz Joseph, Prinz von Battenberg, "Die volkswirtshaftliche Entwikelung Bulgarien von 1879" (Лейпциг, 1891); см. также издаваемое с 1880 г. Обществом наук в Софии "Периодическо списание".
2) Русская: А. Р. Гильфердинг, "Письма об истории сербов и болгар" (Москва, 1855—59, в собрании соч., изданном в Петербурге в 1868 г., т. I); М. Дринов, "Заселение Балканского полуострова славянами" (Москва, 1873, первоначально было напечатано в "Чтениях Моск. общ. любит. древности"); В. Макшеев, "Задунайские и адриатические славяне" (1867); Л. Каравелов, "Памятники народного быта болгар" (книга первая, Москва, 1861); П. А. Матвеев, "Болгария после Берлинского конгресса. Исторический очерк с приложением текста Тырновской конституции" (СПб., 1887), "Балканский полуостров" (пер. сочинения Лавелэ Н. Е. Васильева, который снабдил французский текст многими примечаниями и дополнениями; между прочим, напечатаны "Письма о Болгарии", помещенные в "Правительственном вестнике" за 1885 г., а также другие официальные сообщения русского правительства по болгарскому вопросу. Изд. Н. Т. Солдатенкова, Москва, 1889); "Россия и Болгария", историческая справка С. С. Татищева, в "Сборнике статей из прошлого русской дипломатии" (СПб., 1890); Е. Львов, "Румелийский переворот" (брошюра, 1887); его же, "Болгария в период террора в анархии", ч. I: "Между двумя переворотами" (Москва, 1888); Л. З. Слонимский, "Балканские дела и болгарский кризис" (в книге "Основные вопросы политики", изд. в 1889 г. в СПб.); П. Матвеев, "Волгарский переворот 6 сентября 1885 г." ("Северный вестн.", окт. 1885); его же "Органический статут В. Румелии, его основные начала и практика" ("Русский вестн.", № 1, 1886 г.), а также статьи в газете "Русь" за 1884, №№ 17, 18, 19 и 20, под заглавием "Органический статут В. Румелии" (история составления и введения его в действие); Л. Н. Соболев, "К новейшей истории Болгарии" ("Русская старина", сент. 1886; эти материалы изданы также в немецком переводе под заглавием: "Der erste Fürst von Bulgarien, Aufzeichungen der russischen Generals und vormaligen bulgarischen Ministerpräsident. Mit Einer Einleitung", Лейпциг, 1886); подполковник Плеве, "Военно-статистический обзор княжества Болгарского", 1881); капитан Бендерев, "Военная география и статистика Македонии и соседних с нею областей Балканского полуострова" (Петербург, 1890). Болгарская литература представляет ряд брошюр, преимущественно полемического содержания, вызванных тремя переворотами (систовским, пловдивским и софийским 9 авг.). Укажем на некоторые из них: "Династические вопросы в Българска-то княжество от един Български гражданин" (Виена, 1885); "Размишления верку положения-то ни" (Размышления о нашем положении) старого болгарского деятеля П. Славейкова (София, 1886). Библиографические указания по части новейшей болгарской печати с кратким изложением хода событий в Болгарии после освобождения изложены в книге Д. Маринова, "История то на Българска-та литература" (София, 1886). Карты Б. изданы Кипертом, "Generalkarte d. Unterdonau und Balkanländer" (Берлин, 1881). В 1877—79 гг. предпринято было русское издание карты восточной части Балканского полуострова в масштабе 1:42008 и 1:84000.
П. Матвеев.
II (дополнение к статье)
(см.) — конституционное княжество, номинально под верховной властью Турции. В 1900 г. жителей было: собственно в Б. 2644299, в Вост. Румелии — 1099984, всего 3744283. Наиболее значит. города: София (68 тыс. жит.), Филиппополь (43), Варна (33), Рущук (33), Сливно (25 тыс. жит.). Торговля развивается: в 1903 г. ввоз оценивался в 91 млн. фр., вывоз (продукты земледелия и скотоводства, вино, розовое масло, розовая вода) — 108 млн. фр. Жел. дорог в 1903 г. — 1599 км, телеграф. линий — 5261 км. Войска в мирное время — 40555, в военное — 209000; военных судов — 17, с 503 чел. экипажа. В 1903 г. госуд. доходы и расходы составляли 98 млн. фр.; госуд. долг — 280 млн. фр.
История. Последние годы управления министерства Стамбулова были эпохой крайнего деспотизма. Стамбулов систематически фальсифицировал выборы, как при помощи наемных хулиганов, препятствовавших избирателям пользоваться своим правом, так и при помощи извращения избирательной процедуры, производимого искусно подтасованными избирательными бюро. И то, и другое было возможно вследствие сравнительного равнодушия народных масс к политическим вопросам. Палата депутатов состояла поголовно или почти поголовно из сторонников Стамбулова, избранных большею частью либо единогласно, либо подавляющим большинством голосов. Свобода печати нарушалась на каждом шагу, при помощи конфискаций и предания суду, на основании крайне стеснительного закона 1887 г., причем не пользующиеся несменяемостью судьи оказывались всегда послушным орудием в руках Стамбулова. С политическими противниками Стамбулов расправлялся очень круто. После убийства Бельчева (см.) он арестовал и предал суду целый ряд враждебных ему выдающихся политических деятелей, которые и были осуждены; из их числа П. Каравелов приговорен, на основании крайне сомнительных улик, к пяти годам тюремного заключения. В области экономической деятельности правление Стамбулова было эпохой грюндерства, с соответствующими ей хищениями казенных сумм; сам Стамбулов и его ближайшие единомышленники широко пользовались возможностью бесконтрольно распоряжаться государственной кассой. В области иностранной политики Стамбулов стремился к сближению с Турцией и Австрией и до конца относился крайне враждебно к России. В 1893 г., после нескольких неудачных попыток найти невесту из царствующего дома, князь Фердинанд женился на Марии-Луизе, принцессе Пармской (внучке герцога Пармского Карла III), римско-католического вероисповедания. Бракосочетание это стало возможным лишь на условии обязательства (противоречившего действовавшей тогда конституции) воспитывать детей в римско-католической вере, что еще более отчуждало Фердинанда и Б. от России. Стамбулов, несмотря на упорное сопротивление даже своих обыкновенно послушных сторонников, провел через очередное и потом в 1893 г. через чрезвычайное народное собрание пересмотр конституции. 38-я статья конституции в новой редакции гласила: "Болгарский князь не может исповедовать другой веры, кроме православной. Только князь, вступивший на болгарский престол в силу избрания, если он принадлежит к какому-либо другому христианскому вероисповеданию, может остаться в нем, точно так же, как и его первый наследник". Одновременно с этим были пересмотрены и некоторые другие статьи конституции, в видах укрепления княжеской власти. Прежний титул князя "светлость" заменен титулом "царское высочество"; введены ордена, награждение коими предоставлено князю (до тех пор это было запрещено конституцией, за исключением военных). При отсутствии народного собрания князю предоставлено право заключать государственный заем на сумму не свыше 3 млн. франк. (ранее — не свыше млн. франк.); сумма, которую он может израсходовать на экстренные надобности без предварительного согласия народного собрания, повышена с 300 тыс. до миллиона франков. Число депутатов в народном собрании уменьшено вдвое: до тех пор депутаты избирались по одному на каждые 10000 населения, отныне — на каждые 20000 населения; срок полномочий палаты продлен с 3 до 5 лет. Впрочем, ни одна палата не дожила до нормального окончания срока своих полномочий; многие распускались через год, другие — через два, и только одна (1896—1899) распущена через три года после избрания. К прежним 6 министерствам прибавлены еще два: 1) торговли и земледелия, 2) общественных работ и путей сообщения. В том же 1893 г. обычное народное собрание увеличило цивильный лист князя с 600000 до 1000000 франк. Режим самовластной диктатуры Стамбулова под конец стал невыносим и для князя. После пересмотра конституции, который мог провести только Стамбулов, благодаря своему авторитету, он стал более не нужен для князя, который отставкой Стамбулова, ненавидимого всей страной, решил приобрести себе популярность. Воспользовавшись грязной историей между Стамбуловым и женой военного министра Саввова, князь явно обнаружил свою враждебность к Стамбулову. Последний подал в отставку, и на этот раз князь, вопреки настойчивым советам австрийского и других иностранных консулов, принял ее. Стамбулов, по-видимому, не ожидал этого. Сохраняя еще фактически власть в своих руках, он сделал распоряжение об устройстве при помощи полиции митингов протеста против его отставки. Ненависть к нему была, однако, слишком сильна, и митинги протеста против отставки Стамбулова, несмотря на все усилия полиции, обратились в митинги протеста против Стамбуловского режима и благодарности князю. На улицах Софии произошло несколько столкновений между согнанными на Стамбуловский митинг переодетыми полицейскими и нанятым сбродом, с одной стороны, — и грандиозными, действительно. народными митингами с другой; столкновение, между прочим, произошло на площади перед дворцом князя. Решил борьбу Рачо Петров, за несколько дней до того по личному настоянию князя занявший пост военного министра; войска стали на сторону народа, и Стам-буловский митинг был разогнан. Подобные инциденты произошли по всей стране. Все это имело характер отчасти революции, отчасти пронунциаменто и известно в истории Б. под именем "преврата 18 мая 1894 г.". Переворот этот знаменовал в одно и то же время и пробуждение народного самосознания к более нормальной конституционной жизни, и значительное укрепление власти князя, который отныне является могущественным фактором болгарской политики. Новый кабинет был составлен Стоиловым из вождей прежней соединенной легальной оппозиции, т. е. двух групп: консервативной (Стоиловской) и либеральной (Радославовской). Хотя обе эти группы считались русофобскими, но они вскоре начали стремиться к примирению Б. с Россией. В области внутренней политики их главной задачей было восстановить нормальный конституционный строй и уничтожить следы Стамбуловского режима. Значительное число Стамбуловских чиновников было смещено и заменено партизанами нового правительства. В действительности, однако, обе группы (особенно первая) стремились скорее заменить Стамбуловский режим личным режимом князя. Тем не менее печать получила значительно большую свободу, политические преступники старого режима, в том числе и Каравелов, освобождены или тотчас, или через несколько месяцев, на основании закона об амнистии, проведенного через народное собрание; большинство изгнанников и эмигрантов — Цанков, Величков и др. — вернулись в Б. еще до формальной амнистии. Выборы в народное собрание в конце 1894 г. были гораздо правильнее и свободнее, чем выборы при Стамбулове, что объяснялось как наличностью двух враждебных друг другу фракций в правительстве, так и тем, что новое правительство еще не успело овладеть вполне всем полицейским механизмом. В результате выборов явилась пестрая палата, лишенная прочного большинства. Стамбулисты, безраздельно властвовавшие в предыдущем парламенте, вовсе не были представлены в новой палате. Радославов, опираясь на значительное число своих сторонников, потребовал себе более влиятельного положения в правительстве. Стоилов воспользовался этим, чтобы отделаться от него: он вступил в переговоры с соединистами, привлек к себе даже часть цанковистов и образовал из них, вместе с консерваторами, новую партию, принявшую наименование народной партии (народняков). После выхода в отставку Радославова и радославистов их места были заняты соединистами (Величковым и другими). Как и другие болгарские политические партии, за исключением социалистов и отчасти каравелистов, народная партия очень мало заботилась о практическом применении своей программы и очень сильно о дележе добычи; но к этой партии примыкали наиболее зажиточные элементы болгарского общества, по преимуществу так называемые чорбаджии, и потому классовой оттенок в ее политике, несомненно, был. Очень многие депутаты правительственной партии, вопреки закону, занимались подрядами и поставками на казну. С чрезвычайной легкостью повышались налоги, в особенности налоги косвенные. В первую сессию нового парламента прошел закон об амнистии для политических преступников, однако с исключением для главарей (без ясного указания, что нужно понимать под этим словом) переворота 1886 г., что лишило возможности возвратиться в Б. Бендерева, Груева и других офицеров, находившихся на русской службе. Предание суду бывшего Стамбуловского кабинета представляло большую трудность: члены как Стоиловской, так и Радославовской группы в разное время были также членами разных Стамбуловских министерств и должны были нести ответственность за нарушения конституции и другие беззакония. Противодействовать общественному мнению было, тем не менее, невозможно. Народное собрание в конце 1894 г. назначило следственную комиссию для расследования злоупотреблений, совершенных Стамбуловским правительством; но раньше, чем она закончила свои занятия, 3 ноля 1895 г., Стамбулов был убит на улице несколькими злоумышленниками, которые остались не пойманными, причем даже преследовавший их кучер Стамбулова был по ошибке арестован. Враги правительства и сторонники Стамбулова, в том числе его жена, а также Каравелов, настаивали на том, что убийство было совершено с ведома и согласия правительства или, по крайней мере, одного из его членов, Начевича; некоторые обвиняли даже князя. Во всяком случае, смерть Стамбулова была для многих членов правительства весьма приятным событием, так как она избавляла их от человека, которого нельзя было не посадить на скамью подсудимых, но который занял бы место на этой скамье хорошо вооруженными Парламентская следственная комиссия признала наличность целого ряда преступлений, но, ввиду смерти главного виновника, делу не было дано судебного хода. По обвинению в убийстве Стамбулова в декабре 1896 г. судился некто Тюфекчиев, который, как соучастник убийства, и был приговорен к 3 годам тюрьмы. Процесс производил впечатление искусно разыгранного фарса. Много времени спустя, именно в 1902 г. был приговорен к смертной казни некто Халю, как убийца Стамбулова. Все обстоятельства убийства остались темными. В конце 1895 г. князь заявил, что его сын Борис, крещенный по католическому обряду, будет присоединен к православной церкви. Этот акт совершился 2 февраля 1896 г. и привел к официальному примирению Б. с Россией, а вслед за тем к признанию султаном и всеми европейскими державами Фердинанда болгарским князем и генерал-губернатором Вост. Румелии. В мае 1896 г. были восстановлены между Б. и державами правильные дипломатические сношения. В 1897 г. князь совершил поездку в Константинополь; в 1898 г. князь с княгиней были в СПб., где были приняты императором Николаем II; в 1902 г. князь был вторично в Петербурге. С признанием державами болгарского правительства, существование нелегальной оппозиции (Цанкова и Каравелова) потеряло смысл, ибо она опиралась на незаконность власти Фердинанда. Уже в 1896 г. Цанков и Каравелов появились в княжеском дворце, приглашенные туда князем для совета. Благодаря всему этому к 1896 г. правительство Стоилова вполне окрепло и, завладев полицейской машиной, провело выборы в палату депутатов почти так же, как их производил Стамбулов. Из 169 членов новой палаты только 15 принадлежало к различным оттенкам оппозиции. Новая палата подняла покровительственные и фискальные пошлины на ввозимые в Б. товары с 8 % до 14 % ad valorem. Ta же палата, уступая желанию России, провела полную амнистию всем политическим преступникам; офицерам были даже засчитаны в счет службы года, проведенные ими на русской военной службе. В том же году был издан новый избирательный закон, улучшивший процедуру выборов. Избирательные округа были разделены на участки; для выборов отныне избиратель не должен был идти в далекий город, а мог вотировать поблизости, в своей деревне. Это сразу, в связи с общим подъемом политического самосознания, вызвало ослабление абсентеизма и усиление участия избирателей в выборах. В последний год стамбуловщины, в 1893 г., число голосовавших равнялось 141000, т. е. 19 % всех избирателей, затем:
--------------------------------------------------
| Годы    | Число               | %    |
|             | голосовавших   |        |
|-------------------------------------------------|
| 1894     | 197303              | 26    |
|-------------------------------------------------|
| 1896     | 227291              | 30    |
|-------------------------------------------------|
| 1899     | 378649              | 50    |
|-------------------------------------------------|
| 1901     | 344294              | 43    |
|-------------------------------------------------|
| 1902     | 405584              | 50    |
|-------------------------------------------------|
| 1903     | 345972              | 41    |
--------------------------------------------------
Проект правительства избавить Б. от власти иностранной железнодорожной компании, которой принадлежит железнодорожная линия, проходящая через Южную Б. (бывшую Восточную Румелию) посредством проведения параллельной железной дороги рухнул вследствие финансового противодействия венского Лендербанка и политического противодействия султана; общественное мнение упрекало министра финансов Тодорова в корыстных целях при проведении всей этой операции. Этим воспользовался князь, чтобы удалить слишком долго остававшееся на своем посту министерство, грозившее получить такую же власть, как и министерство Стамбулова. Он оскорбил Тодорова, выразив доверие к ходящему против него обвинению, и этим вызвал отставку кабинета (январь 1899 г.). Новый кабинет было поручено составить стамбулисту Грекову, не имевшему не только большинства, но даже сколько-нибудь заметного меньшинства в палате (3 сторонника). Греков соединился с Радославовым, палата была распущена, и новые выборы дали желательное новому коалиционному правительству большинство из 133 членов; на долю оппозиции досталось 36 мест. Внутренние раздоры в кабинете привели его к падению в октябре 1899 г. Князь, однако, решительно не желал иметь Радославова премьером, и сформирование кабинета было поручено одному из второстепенных членов Радославовской партии, Иванчову. Хорошие урожаи и некоторый рост промышленности, совершавшийся при содействии правительства, вызвали подъем экономического благосостояния Б., параллельно с которым шло поднятие народного образования. Несмотря на это, финансы княжества находились в крайне печальном положении. Радославову пришлось прибегнуть к двум крайне непопулярным мерам: к восстановлению десятины натурой — старинного турецкого налога, отмененного еще при Стамбулове, — и к сокращению жалованья чиновникам; князь отказался от половины своего цивильного листа. Восстановление десятины вызвало сильную агитацию в стране, сказавшуюся в нескольких кровопролитных стычках народа с полицией и войсками. Раздражение интеллигенции, вызванное сокращением жалованья чиновников, усилило общее недовольство; повсеместно говорили о возвращении стамбуловщины, с ее палочным режимом. В июне 1900 г. князь указом, не одобренным народным собранием и, следовательно, совершенно противозаконным, ограничил свободу печати. Наконец, общественное негодование против Радославовского кабинета было усилено историей с вагонами, заказанными правительством за границей по чрезмерно высокой цене и по доставке в Софию оказавшимися негодными. В январе 1901 г. Иванчов вышел в отставку и князь поручил сформирование кабинета своему верному стороннику, Рачо Петрову. Прежде всего Петрову понадобилось создать большинство, но он слишком поторопился, назначив выборы через месяц после своего вступления во власть и не подготовив их так, как они подготовлялись предшествовавшими министерствами. Во всяком случае, выборы, имевшие место в феврале 1901 г., были сравнительно свободны и нормальны. В новом народном собрании прочного большинства не было; цанковистов в нем было 42, каравелистов 30, народняков 30, "земледельческий союз" (партия крестьянско-демократическая, родственная каравелистам, но не тождественная с ними) — 18, социалистов — 2, радославистов, которые только что составляли подавляющее большинство палаты, всего 5 и, наконец, различных мелких групп и диких (в числе которых находились и демократы, и республиканцы, и реформаторы, и разные другие) — 30. Эта палата значительно выделялась из ряда всех предыдущих наличностью вполне принципиальных партий, свидетельствующею о значительном росте политического самосознания. Петрову не оставалось нечего другого, как подать в отставку. Князь решился испробовать вполне конституционное министерство. Он поручил составление его Каравелову, имевшему наиболее шансов сплотить вокруг себя в этой палате многочисленную партию. Каравелову пришлось сформировать кабинет из своих ближайших сторонников и цанковистов, опираясь, притом, на демократов и социалистов. Он пал, связав свою судьбу с заграничным займом, обеспеченным табачной монополией. Палата на заключение займа не согласилась, и Каравелову пришлось выйти в отставку. В актив управления Каравелова входит отмена десятины натурой. При нем был проведен новый избирательный закон: бродячие цыгане лишены права голоса, которым до тех пор они пользовались за водку или деньги, как это было угодно правительству и местным властям; но для проведения этой меры Каравелову пришлось обойти статью конституции о всеобщем голосовании, которую когда-то в Тырновском собрании (1879 г.) он сам горячо отстаивал. Новое министерство в январе 1902 г. сформировал цанковист Данев. Произведенные им выборы дали большинство правительству; одних цанковистов в палате оказалось 97 человек. Министерство Данева благополучно провело тот заем, из-за которого пал Каравелов. Главный вопрос, стоявший на очереди, был вопрос македонский. В самой Б. сочувствие к македонским инсургентам и ненависть к Турции, а косвенно — и раздражение против держав, ее поддерживающих, росло все более и более. Между тем запутать Б. в какую-либо опасную авантюру Фердинанд решительно не хотел. Угождая ему, министерство Данева арестовывало и разгоняло македонские комитеты на болгарской почве и препятствовало всем подготовительным мерам для возбуждения восстания в Македонии. Делало оно это довольно неохотно и не с достаточной энергией. Поэтому в 1903 г. князь дал ему отставку и вновь поручил сформировать кабинет Рачо Петрову, который взял себе иностранные дела. Министерство внутренних дел получил друг и единомышленник Стамбулова, член его кабинета, Петков, военное министерство — тоже член стамбуловского кабинета Саввов, министерство просвещения — проф. Шишманов, в свое время бывший тоже стамбулистом; таким образом кабинет был преимущественно стамбулистским. Новые выборы, произведенные обычными способами Петровым и Петковым, дали большинство правительству (124 из 189 членов собрания), и министерство могло управлять страною, опираясь на верную ему палату. Оно употребляло все усилия, чтобы подавить македонское движение, по крайней мере, на болгарской почве. Тем не менее, война России с Японией, ослабив поддержку, которую Россия оказывала Турции, окрылила надежды всех сторонников свободы в Македонии. Движение в 1904 г. приняло более широкие размеры, чем когда-либо, и министерству предстоит весьма трудная задача. Оно сильно поддержкой князя, но явно туркофильская политика последнего ослабила в последние годы его авторитет в стране. Вместе с тем в стране совершился несомненный рост народного самосознания, и политика в духе Стамбулова оказывается теперь более трудной, чем раньше. Это видно из того, что хотя правительству на выборах удалось создать себе сильное большинство, все же оппозиция оказалась несравненно более сильной, чем она бывала при Стамбулове.
Новейшая литература. Лучшим новейшим исследованием по конституционному строю и по истории государственного строя Б. является статья П. Н. Милюкова, "Болгарская конституция" (в "Русском Богатстве", 1904, №№ 8—10). См. К. Jirecek, "Das Fürstenthum Bulgarien" (Вена, 1891; изложение этого в высшей степени ценного исследования сделано Пыпиным в "Вестн. Евр.", 1891); Er. J. Prinz zu Battenberg, "Die volkswirtschaftliche Entwickelung B.'s von 1879 bis zur Gegenwart" (Лпц., 1891; одна из самых важных работ по экономическому положению Б.; теперь, впрочем, сильно устарела); Drandar, "Les événements politiques en В. depuis 1876" (Брюссель, 1896; поверхностно и пристрастно); Е. Dicey, "A peasant state, an account of В. in 1894" (Л., 1894); Drenkoff, "Die Steuerverhältnisse B.'s" (Иена, 1900); L. Lamouche, "La B. dans le passé et le présent" (П., 1892); W. Miller. "The Balkans" (Л., 1896).
В. В—в.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

Синонимы:

Смотреть что такое "Болгария" в других словарях:

  • Болгария — Республика Болгария, гос во на Ю. Европы. Название Болгария (България) образовано от названия жителей болгары. Географические названия мира: Топонимический словарь. М: АСТ. Поспелов Е.М. 2001 …   Географическая энциклопедия

  • Болгария — Болгария. Народная библиотека в Софии. БОЛГАРИЯ (Республика Болгария), государство на юге Европы, на Балканском полуострове, омывается Черным морем. Площадь 110,9 тыс. км2. Население 9 млн. человек, в том числе 85% болгары. Официальный язык… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • БОЛГАРИЯ — Республика Болгария, (Республика България), государство на юге Европы, на Балканском п ове, омывается Черным м. 110,9 тыс. км². население 8,47 млн. человек (1993), в основном болгары; живут также турки, цыгане и др. Городское население 67%… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Болгария — Болгария. Народная библиотека в Софии. Болгария. Народная библиотека в Софии. Болгария () государство в Южной Европе, на Балканском полуострове. Площадь 110,9 тыс. кв. км. Население 9 млн. человек. Столица София. Древнейшим населением Болгарии… …   Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • Болгария —         (България), Народная Республика Болгария (Народна република България), гос во в Юго Вост. Европе, в вост. части Балканского п ова. Граничит на С. с Румынией, на 3. с Югославией, на Ю. с Грецией, на Ю. В. с Турцией. На В. омывается Чёрным… …   Геологическая энциклопедия

  • Болгария —         (България), Народная Республика Болгария, социалистическое государство в Юго Восточной Европе. На территории Болгарии обнаружены глиняные сосуды с прочерченным и лепным геометрическим орнаментом, фигурки людей и животных из глины эпох… …   Художественная энциклопедия

  • БОЛГАРИЯ — (България), Народная Республика Болгария (Народна република България), НРБ, гос во на В. Балканского п ова, омывается Чёрным м Пл. 110,9 т. км2. Нас. 8949 т. ч. (1983). Столица София (1179 т. ж., 1983). Б. социалистич. гос во, развитая индустр.… …   Демографический энциклопедический словарь

  • болгария — сущ., кол во синонимов: 2 • нрб (1) • страна (281) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Болгария — (Bulgaria), гос во в Юго Вост. Европе. В 19 в. национально освободительное движение в Б. вылилось в антитур. восстания, подавленные с крайней жестокостью, особенно в 1876 г., когда были зверски убиты неск. тысяч болгар. Поддержка Б. Россией… …   Всемирная история

  • БОЛГАРИЯ — БОЛГАРИЯ. Площадь 103.146 кв. км. Население (в 1925 г.) 5.301.420 жит.; плотность населения 49,4 жит. на 1 да. км. Движение населения за 1921 1925 гг. (на 1.000 чел.): Годы Рождаемость Общая смертность Естественный прирост 1921 1922 1923 1924… …   Большая медицинская энциклопедия

  • БОЛГАРИЯ — Площадь 111 тыс. кв.км, население около 9 млн. человек. В структуре валовой продукции сельского хозяйства животноводство занимает 55,3%. Преобладает разведение крупного и мелкого рогатого скота. В 1990 году поголовье овец составило 7988 тыс. гол …   Мировое овцеводство

Книги

  • Болгария, Бусфилд Джонатан. Этот путеводитель поможет вам получить максимум удовольствия и впечатлений от поездки в Болгарию. Здесь вы найдете подробные практические сведения и рекомендации. В разделе "Знакомство с… Подробнее  Купить за 1319 руб
  • Болгария, Чудовская, Инесса Сергеевна. Путеводитель серии "Мировое путешествие" приглашает в Болгарию - страну, где все дышит историей: руины римских форумов, языческие идолы, фракийские клады. Болгария -это христианские храмы и… Подробнее  Купить за 925 руб
  • Болгария, Чудовская И.С.. Путеводитель серии&# 171;Мировое путешествие&# 187;приглашает в Болгарию – страну, где все дышит историей: руины римских форумов, языческие идолы, фракийские клады. Болгария – это… Подробнее  Купить за 717 руб
Другие книги по запросу «Болгария» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.