Лермонтов М.Ю.


Лермонтов М.Ю.
Лермонтов М.Ю.
Лермонтов Михаил Юрьевич (1814 - 1841)
Русский поэт, писатель.

Афоризмы, цитаты -

Лермонтов М.Ю. - биография
• Гений, прикованный к чиновничьему столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же, как человек с могучим телосложением при сидячей жизни и скромном поведении умирает от апоплексического удара.

• Поверь мне - счастье только там,

• Где любят нас, где верят нам!

• Русский народ, этот сторукий исполин, скорее перенесет жестокость и надменность своего повелителя, чем слабость его; он желает быть наказываем - по справедливости, он согласен служить - но хочет гордиться рабством, хочет поднимать голову, чтобы смотреть на своего господина, и простит в нем скорее излишество пороков, чем недостаток добродетелей.

"Маскарад", 1835 - 1836

• Два средства только есть:

• Дать клятву за игру вовеки не садиться

• Или опять сейчас же сесть.

• Но чтобы здесь выигрывать решиться,

• Вам надо кинуть все: родных, друзей и честь,

• Вам надо испытать, ощупать беспристрастно

• Свои способности и душу: по частям

• Их разобрать; привыкнуть ясно

• Читать на лицах чуть знакомых вам

• Все побужденья мысли; годы

• Употребить на упражненье рук,

• Все презирать: закон людей, закон природы.

• День думать, ночь играть, от мук не знать свободы,

• И чтоб никто не понял ваших мук.

• Не трепетать, когда близ вас искусством равный,

• Удачи каждый миг постыдный ждать конец

• И не краснеть, когда вам скажут явно:

• "Подлец!" - (Арбенин)

• Женился и богат, стал человек солидный,

• Глядит ягненочком, - а право, тот же зверь...

• Мне скажут: можно отучиться,

• Натуру победить. Дурак, кто говорит;

• Пусть ангелом и притворится,

• Да черт-то все в душе сидит. - (Казарин об Арбенине как игроке)

• Под маской все чины равны,

• У маски ни души, ни званья нет, - есть тело.

• И если маскою черты утаены,

• То маску с чувств снимают смело. - (Арбенин)

• Что ныне женщина? создание без воли,

• Игрушка для страстей иль прихотей других!

• Имея свет судей и без защиты в свете,

• Она должна таить весь пламень чувств своих

• Иль удушить их в полном цвете:

• Что женщина? Ее от юности самой

• В продажу выгодам, как жертву, убирают,

• Винят в любви к себе одной,

• Любить других не позволяют. - (баронесса Штраль)

• Взгляните-ка, из стариков

• Как многие игрой достигли до чинов,

• Из грязи

• Вошли со знатью в связи,

• А все ведь отчего? - умели сохранять

• Приличие во всем, блюсти свои законы,

• Держались правил... глядь!..

• При них и честь и миллионы!.. - (Казарин)

• Я думаю, мой друг,

• Что благодарность - вещь, которая тем боле

• Зависит от цены услуг,

• Что не всегда добро бывает в нашей воле! - (Казарин)

• Мир для меня - колода карт,

• Жизнь - банк; рок мечет, я играю,

• И правила игры я к людям применяю. - (Казарин)

• Ты любишь женщину... ты жертвуешь ей честью,

• Богатством, дружбою и жизнью, может быть;

• Ты окружил ее забавами и лестью,

• Но ей за что тебя благодарить?

• Ты это сделал все из страсти

• И самолюбия, отчасти, -

• Чтоб ею обладать, пожертвовал ты все,

• А не для счастия ее.

• Да, - пораздумай-ка об этом хладнокровно

• И скажешь сам, что в мире все условно. - (Казарин Арбенину)

• Что женщине в любви?

• Победы новые ей нужны ежедневно.

• Пожалуй, плачь, терзайся и моли -

• Смешон ей вид и голос твой плачевный,

• Ты прав - глупец, кто в женщине одной

• Мечтал найти свой рай земной. - (Арбенин)

• Тут, тут сквозь душу переходит

• Страстей и ощущений тьма,

• И часто мысль гигантская заводит

• Пружину пылкого ума...

• И если победишь противника уменьем,

• Судьбу заставишь пасть к ногам твоим с смиреньем -

• Тогда и сам Наполеон

• Тебе покажется и жалок и смешон. - (Казарин об игре)

• Чтоб не скучать с людьми - то надо приучить

• Себя смотреть на глупость и коварство!

• Вот все, на чем вертится свет! - (Арбенин)

• Что такое жизнь? жизнь вещь пустая.

• Покуда в сердце быстро льется кровь,

• Все в мире нам и радость и отрада.

• Пройдут года желаний и страстей,

• И все вокруг темней, темней!

• Что жизнь? давно известная шарада

• Для упражнения детей;

• Где первое - рожденье! где второе -

• Ужасный ряд забот и муки тайных ран,

• Где смерть - последнее, а целое - обман! - (Арбенин Нине)

• Жизнь лишь дорога, пока она прекрасна,

• А долго ль!.. жизнь как бал -

• Кружишься - весело, кругом все светло, ясно...

• Вернулся лишь домой, наряд измятый снял -

• И все забыл, и только что устал.

• Но в юных летах лучше с ней проститься,

• Пока душа привычкой не сроднится

• С ее бездушной пустотой;

• Мгновенно в мир перелететь другой,

• Покуда ум былым еще не тяготится;

• Покуда с смертию легка еще борьба -

• Но это счастие не всем дает судьба. - (Арбенин Нине)

• Жизнь - вечность, смерть -

• лишь миг! - (Арбенин Нине)

• Что слезы женские? вода!

• Я ж плакал! я, мужчина!

• От злобы, ревности, мученья и стыда

• Я плакал - да!

• А ты не знаешь, что такое значит,

• Когда мужчина - плачет!

• О! в этот миг к нему не подходи:

• Смерть у него в руках - и ад в его груди. - (Арбенин Нине)

"Княгиня Лиговская", 1836

• Когда хвалят глаза, то это значит, что остальное никуда не годится. - (Печорин)

• Он знал, что заставить говорить об себе легко, но знал также, что свет два раза сряду не занимается одним и тем же лицом: ему нужны новые кумиры, новые моды, новые романы... ветераны светской славы, как и все другие ветераны, самые жалкие созданья.

• В коротком обществе, где умный, разнообразный разговор заменяет танцы, где говорить можно обо всем, не боясь цензуры тетушек и не встречая чересчур строгих и неприступных дев, - в таком кругу он мог бы блистать и даже нравиться, потому что ум и душа, показываясь наружу, придают чертам жизнь, игру и заставляют забыть их недостатки: но таких обществ у нас в России мало, в Петербурге еще меньше, вопреки тому, что его называют совершенно европейским городом и владыкой хорошего тона.

• Хороший тон царствует только там, где вы не услышите ничего лишнего, но увы! друзья мои! зато как мало вы там и услышите.

• По коренным законам общества в танцующем кавалере ума не полагается!

• О! история у нас вещь ужасная; благородно или низко вы поступили, правы или нет, могли избежать или не могли, но ваше имя замешано в историю... все равно, вы теряете все: расположение общества, карьеру, уважение друзей... попасться в историю! ужаснее этого ничего не может быть, как бы эта история ни кончилась! Частная известность уж есть острый нож для общества, вы заставили об себе говорить два дня. Страдайте ж двадцать лет за это.

• Суд общего мнения, везде ошибочный, происходит, однако, у нас совсем на других основаниях, чем в остальной Европе; в Англии, например, банкрутство - бесчестие неизгладимое, - достаточная причина для самоубийства. Развратная шалость в Германии закрывает навсегда двери хорошего общества (о Франции я не говорю: в одном Париже больше разных общих мнений, чем в целом свете) - а у нас?.. объявленный взяточник принимается везде очень хорошо: его оправдывают фразою: и! кто этого не делает!.. Трус обласкан везде, потому что он смирный малый, а замешанный в историю! - о! ему нет пощады: маменьки говорят об нем: "Бог его знает, какой он человек", - и папеньки прибавляют: "Мерзавец!.."

• Натуральная история нынче обогатилась новым классом очень милых и красивых существ - именно классом женщин без сердца.

• Пятнадцати лет ее стали вывозить, выдавая за семнадцатилетнюю, и до двадцати пяти лет условный этот возраст не изменялся... Семнадцать лет точка замерзания; они растягиваются сколько угодно, как резиновые помочи. - (о Лизавете Николаевне)

• Она была в тех летах, когда еще волочиться за нею было не совестно, а влюбиться в нее стало трудно; в тех летах, когда какой-нибудь ветреный или беспечный франт не почитает уже за грех уверять шутя в глубокой страсти, чтобы после так, для смеху, скомпрометировать девушку в глазах подруг ее, думая этим придать себе более весу... уверить всех, что она от него без памяти и стараться показать, что он ее жалеет, что он не знает, как от нее отделаться... бедная, предчувствуя, что это ее последний обожатель, без любви, из одного самолюбия старается удержать шалуна как можно дольше у ног своих... напрасно: она более и более запутывается, - и наконец... увы... за этим периодом остаются только мечты о муже, каком-нибудь муже... одни мечты. - (о Лизавете Николаевне, "отцветающей женщине" 25 лет)

• Эти здания, которые с первого взгляда вас только удивляют как все великое, со временем сделаются для вас бесценны, когда вы вспомните, что здесь развилось и выросло наше просвещение, и когда увидите, что оно в них уживается легко и прятно. Всякий русский должен любить Пеьербург: здесь все, что есть лучшего русской молодежи, как бы нарочно собралось, чтоб подать дружескую руку Европе... здесь жизнь, здесь наши надежды...

• Многие жители Петербурга, проведшие детство в другом климате, подвержены странному влиянию здешнего неба. Какое-то печальное равнодушие, подобное тому, с каким наше северное солнце отворачивается от неблагодарной здешней земли, закрадывается в душу, приводит в оцепенение все жизненные органы. В эту минуту сердце не способно к энтузиазму, ум к размышлению.

• Говорят, что въехавши раз в петербургскую заставу, люди меняются совершенно. - (княгиня Лиговская)

• Москва только великолепный памятник, пышная и безмолвная гробница минувшего.

• Об чем женщины не плачут: слезы их оружие нападательное и оборонительное. Досада, радость, бессильная ненависть, бессильная любовь имеют у них одно выражение.

• Самолюбие, а не сердце, самая слабая часть мужчины, подобная пятке Ахиллеса.

• Грустно, а надо признаться, что самая чистейшая любовь наполовину перемешана с самолюбием.

• Никакая книга не может выучить быть счастливым. О, если б счастие была наука! дело другое! - (Печорин)

• Для этого общества, кроме кучи золота, нужно имя, украшенное историческими воспоминаниями (какие бы они ни были), имя, столько уже знакомое лакейским, чтоб швейцар его не исковеркал и чтобы в случае, когда его произнесут, какая-нибудь важная дама, законодательница и судия гостиных, спросила бы - который это? - не родня ли князю В. или графу К.

• В моих понятиях женщина на бале составляет с своим нарядом нечто целое, нераздельное, особенное.

• Судить о душе и уме женщины, протанцевав с нею мазурку, все равно что судить о мнении и чувствах журналиста, прочитав одну его статью.

• Может ли женщина надеятся на успех, может ли она нравиться нашим франтам, если с первого взгляда скажут: elle a l'air bourgeois (у нее вид мещанки)... - это выражение, так некстати вкравшееся в наше чисто дворянское общество, имеет, однако же, ужасную власть над умами и отнимает все права у красоты и любезности. Вкус, батюшка, отменная манера.

• На балах Печорин с своею невыгодной наружностью терялся в толпе зрителей, был или печален, или слишком зол, потому что самолюбие его страдало. Танцуя редко, он мог разговаривать только с теми дамами, которые сидели весь вечер у стенки - а с этими-то именно он никогда не знакомился... У него прежде было занятие - сатира, - стоя вне круга мазурки, он разбирал танцующих, и его колкие замечания очень скоро расходились по зале и потом по городу; но раз как-то он подслушал в мазурке разговор одного длинного дипломата с какою-то княжною... Дипломат под своим именем так и печатал все его остроты, а княжна из одного приличия не хохотала во все горло; Печорин вспомнил, что когда он говорил то же самое и гораздо лучше одной из бальных нимф дня три тому назад, она только пожала плечами и не взяла на себя даже труд понять его; с этой минуты он стал больше танцевать и реже говорить умно; и даже ему показалось, что его начали принимать с большим удовольствием. Одним словом, он начал постигать, что по коренным законам общества в танцующем кавалере ума не олагается!

"Герой нашего времени", 1838 - 1839 *)

• Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее на находит нравоучения. Она не угадывает шутки, не чувствует иронии; она просто дурно воспитана. Она еще не знает, что в порядочном обществе и в порядочной книге явная брань не может иметь места; что современная образованность изобрела орудие более острое, почти невидимое и тем не менее смертельное, которое, под одеждою лести, наносит неотразимый и верный удар.

• Меня невольно поразила способность русского человека применяться к обычаям тех народов, среди которых ему случается жить; не знаю, достойно порицания или похвалы это свойство ума, только оно доказывает неимоверную его гибкость и присутствие этого ясного здравого смысла, который прощает зло везде, где видит его необходимость или невозможность его уничтожения. - (ч.I "Бэлла")

• Удаляясь от условий общества и приближаясь к природе, мы невольно становимся детьми; все приобретенное отпадает от души, и она делается вновь такою, какой была некогда, и, верно, будет когда-нибудь опять. - (ч.I "Бэлла")

• В сердцах простых чувство красоты и величия природы сильнее, живее во сто крат, чем в нас, восторженных рассказчиках на словах и на бумаге. - (ч.I "Бэлла")

• Уж эта мне Азия! что люди, что речки - никак нельзя положиться! - (ч.I "Бэлла", штабс-капитан Максим Максимыч)

• Слава - удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким. - (ч.I "Бэлла")

• История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она - следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление. - ("Журнал Печорина")

• Признаюсь, я имею сильное предубеждение против всех слепых, кривых, глухих, немых, безногих, безруких, горбатых и проч. Я замечал, что всегда есть какое-то странное отношение между наружностью человека и его душою: как будто с потерею члена душа теряет какое-нибудь чувство. - ("Журнал Печорина", "Тамань")

• Порода в женщинах, как и в лошадях, великое дело; это открытие принадлежит Юной Франции. Она, то есть порода, а не Юная Франция, большею частью изобличается в поступи, в руках и ногах; особенно нос много значит. Правильный нос в России реже маленькой ножки. - ("Журнал Печорина", "Тамань")

• Надобно отдать справедливость женщинам: они имеют инстинкт красоты душевной - ("Журнал Печорина", "Княжна Мери")

• Из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается. - ("Журнал Печорина", "Княжна Мери")

• О самолюбие! ты рычаг, которым Архимед хотел приподнять земной шар!.. - ("Журнал Печорина", "Княжна Мери")

• __________

*) Текст "Герой нашего времени" - в Библиотеке Максима Мошкова

"Герой нашего времени" ("Журнал Печорина", "Княжна Мери"), 1838 - 1839 *)

• Женщины любят только тех, которых не знают.

• Русские барышни большею частью питаются только платонической любовью, не примешивая к ней мысли о замужестве; а платоническая любовь самая беспокойная.

• Княжна, кажется, из тех женщин, которые хотят, чтоб их забавляли; если две минуты сряду ей будет возле тебя скучно, ты погиб невозвратно: твое молчание должно возбуждать ее любопытство, твой разговор - никогда не удовлетворять его вполне; ты должен ее тревожить ежеминутно; она десять раз публично для тебя пренебрежет мнением и назовет это жертвой и, чтоб вознаградить себя за это, станет тебя мучить - а потом просто скажет, что она тебя терпеть не может. Если ты над нею не приобретешь власти, то даже ее первый поцелуй не даст тебе права на второй; она с тобою накокетничается вдоволь, а года через два выйдет замуж за урода, из покорности к маменьке, и станет себя уверять, что она несчастна, что она одного только человека и любила, то есть тебя, но что небо не хотело соединить ее с ним, потому что на нем была солдатская шинель, хотя под этой толстой серой шинелью билось сердце страстное и благородное... - (Печорин Грушницкому)

• Странная вещь сердце человеческое вообще, и женское в особенности!

• Я уже прошел тот период жизни душевной, когда ищут только счастия, когда сердце чувствует необходимость любить сильно и страстно кого-нибудь, - теперь я только хочу быть любимым, и то очень немногими; даже мне кажется, одной постоянной привязанности мне было бы довольно: жалкая привычка сердца!..

• Нет женского взора, которого бы я не забыл при виде кудрявых гор, озаренных южным солнцем, при виде голубого неба или внимая шуму потока, падающего с утеса на утес.

• Где есть общество женщин - там сейчас явится высший и низший круг.

• Никогда не должно отвергать кающегося преступника: с отчаяния он может сделаться еще вдвое преступнее... и тогда...

• Женщины! женщины! кто их поймет? Их улыбки противоречат их взорам, их слова обещают и манят, а звук их голоса отталкивает... То они в минуту постигают и угадывают самую потаенную нашу мысль, то не понимают самых ясных намеков... - (Грушницкий)

• Вы, мужчины, не понимаете наслаждений взора, пожатия руки, а я, клянусь тебе, я, прислушиваясь к твоему голосу, чувствую такое глубокое, странное блаженство, что самые жаркие поцелуи не могут заменить его.

• Музыка после обеда усыпляет, а спать после обеда здорово: следовательно, я люблю музыку в медицинском отношении.

• Беспокойная потребность любви, которая нас мучит в первые годы молодости, бросает нас от одной женщины к другой, пока мы найдем такую, которая нас терпеть не может: тут начинается наше постоянство - истинная бесконечная страсть, которую математически можно выразить линией, падающей из точки в пространство; секрет этой бесконечности - только в невозможности достигнуть цели, то есть конца.

• Есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!

• Честолюбие есть не что иное как жажда власти, а первое мое удовольствие - подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха - не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?

• Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, - не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастие? Насыщенная гордость.

• Зло порождает зло; первое страдание дает понятие о удовольствии мучить другого; идея зла не может войти в голову человека без того, чтоб он не захотел приложить ее к действительности.

• Идеи - создания органические, сказал кто-то: их рождение дает уже им форму, и эта форма есть действие; тот, в чьей голове родилось больше идей, тот больше других действует; от этого гений, прикованный к чиновническому столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же, как человек с могучим телосложением, при сидячей жизни и скромном поведении, умирает от апоплексического удара.

• Страсти не что иное, как идеи при первом своем развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться: многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. Но это спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы; полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так должно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит; она проникается своей собственной жизнью, - лелеет и наказывает себя, как любимого ребенка. Только в этом высшем состоянии самопознания человек может оценить правосудие божие.

• Любовь, которую мы читаем в глазах, ни к чему женщину не обязывает, тогда как слова...

• Такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали - и они родились. Я был скромен - меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, - другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, - меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, - меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду - мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние - не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, - тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины. (Желающие могут сравнить слова Печорина с репликой героя драмы "Два брата")

• Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится.

• Все почти страсти начинаются так, и мы часто себя очень обманываем, думая, что нас женщина любит за наши физические или нравственные достоинства; конечно, они приготовляют ее сердце к принятию священного огня, а все-таки первое прикосновение решает дело.

• Были некогда люди премудрые, думавшие, что светила небесные принимают участие в наших ничтожных спорах за клочок земли или за какие-нибудь вымышленные права!.. И что ж? эти лампады, зажженные, по их мнению, только для того, чтобы освещать их битвы и торжества, горят с прежним блеском, а их страсти и надежды давно угасли вместе с ними, как огонек, зажженный на краю леса беспечным странником! Но зато какую силу воли придавала им уверенность, что целое небо со своими бесчисленными жителями на них смотрит с участием, хотя немым, но неизменным!.. А мы, их жалкие потомки, скитающиеся по земле без убеждений и гордости, без наслаждения и страха, кроме той невольной боязни, сжимающей сердце при мысли о неизбежном конце, мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного счастия, потому знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению, как наши предки бросались от одного заблуждения к другому, не имея, как они, ни надежды, ни даже того неопределенного, хотя и истинного наслаждения, которое встречает душа во всякой борьбе с людьми или судьбою...(ч. III "Фаталист")

• Я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют, волнуют мне кровь. Быть всегда настороже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерения, разрушать заговоры, притворяться обманутым, и вдруг одним толчком опрокинуть все огромное и многотрудное здание их хитростей и замыслов, - вот что я называю жизнью.

• Нет ничего парадоксальнее женского ума; женщин трудно убедить в чем-нибудь, надо их довести до того, чтоб они убедили себя сами; порядок доказательств, которыми они уничтожают свои предубеждения, очень оригинален; чтоб выучиться их диалектике, надо опрокинуть в уме своем все школьные правила логики.

• С тех пор, как поэты пишут и женщины их читают (за что им глубочайшая благодарность), их столько раз называли ангелами, что они в самом деле, в простоте душевной, поверили этому комплименту, забывая, что те же поэты за деньги величали Нерона полубогом.

• Надо мною слово жениться имеет какую-то волшебную власть: как бы страстно я ни любил женщину, если она мне даст только почувствовать, что я должен на ней жениться, - прости любовь! мое сердце превращается в камень, и ничто его не разогреет снова. Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту... но свободы моей не продам.

• Умереть так умереть! потеря для мира небольшая; да и мне самому порядочно уж скучно. Я - как человек, зевающий на бале, который не едет спать только потому, что еще нет его кареты. Но карета готова... прощайте!..

• Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия: я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая их чувства, их радости и страданья - и никогда не мог насытиться.

• Одни почитают меня хуже, другие лучше, чем я в самом деле... Одни скажут: он был добрый малый, другие - мерзавец. И то и другое будет ложно. После этого стоит ли труда жить? а все живешь - из любопытства: ожидаешь чего-то нового... Смешно и досадно!

• Думая о близкой и возможной смерти, я думаю об одном себе: иные не делают и этого. Друзья, которые завтра меня забудут или, хуже, возведут на мой счет бог знает какие небылицы; женщины, которые, обнимая другого, будут смеяться надо мною, чтоб не возбудить в нем ревности к усопшему, - бог с ними! Из жизненной бури я вынес только несколько идей - и ни одного чувства. Я давно уж живу не сердцем, а головою. Я взвешиваю, разбираю свои собственные страсти и поступки с строгим любопытством, но без участия.

• Вот люди! все они таковы: знают заранее все дурные стороны поступка, помогают, советуют, даже одобряют его, видя невозможность другого средства, - а потом умывают руки и отворачиваются с негодованием от того, кто имел смелость взять на себя всю тягость ответственности. Все они таковы, даже самые добрые, самые умные!..

• Кто знает наверное, убежден ли он в чем или нет?.. и как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка!.. (ч. III "Фаталист")

• Мало ли людей, начиная жизнь, думают кончить ее, как Александр Великий или лорд Байрон, а между тем целый век остаются титулярными советниками?..

• Верст шесть от крепости жил один мирной князь. [...] Раз приезжает сам старый князь звать нас на свадьбу: он отдавал старшую дочь замуж, а мы были с ним кунаки: так нельзя же, знаете, отказаться, хоть он и татарин. Отправились. В ауле множество собак встретило нас громким лаем. Женщины, увидя нас, прятались; те, которых мы могли рассмотреть в лицо, были далеко не красавицы. [...] У князя в сакле собралось уже множество народа. У азиатов, знаете, обычай всех встречных и поперечных приглашать на свадьбу. Нас приняли со всеми почестями и повели в кунацкую. [...] Сначала мулла прочитает им что-то из Корана; потом дарят молодых и всех их родственников, едят, пьют бузу; потом начинается джигитовка, и всегда один какой-нибудь оборвыш, засаленный, на скверной хромой лошаденке, ломается, паясничает, смешит честную компанию; потом, когда смеркнется, в кунацкой начинается, по-нашему сказать, бал. Бедный старичишка бренчит на трехструнной... забыл, как по-ихнему ну, да вроде нашей балалайки. Девки и молодые ребята становятся в две шеренги одна против другой, хлопают в ладоши и поют. Вот выходит одна девка и один мужчина на середину и начинают говорить друг другу стихи нараспев, что попало, а остальные подхватывают хором. Мы с Печориным сидели на почетном месте, и вот к нему подошла меньшая дочь хозяина, девушка лет шестнадцати, и пропела ему... как бы сказать?.. вроде комплимента. [...] "Стройны, дескать, наши молодые джигиты, и кафтаны на них серебром выложены, а молодой русский офицер стройнее их, и галуны на нем золотые. Он как тополь между ними; только не расти, не цвести ему в нашем саду". Печорин встал, поклонился ей, приложив руку ко лбу и сердцу, и просил меня отвечать ей, я хорошо знаю по-ихнему и перевел его ответ.

• Завтра бал по подписке в зале ресторации, и я буду танцевать с княжной мазурку.

• 22-го мая. Зала ресторации превратилась в залу Благородного собрания. В девять часов все съехались. Княгиня с дочерью явилась из последних; многие дамы посмотрели на нее с завистью и недоброжелательством, потому что княжна Мери одевается со вкусом. Те, которые почитают себя здешними аристократками, утаив зависть, примкнулись к ней. Как быть? Где есть общество женщин - там сейчас явится высший и низший круг. [...] Танцы начались польским; потом заиграли вальс. Шпоры зазвенели, фалды поднялись и закружились. Я стоял сзади одной толстой дамы, осененной розовыми перьями; пышность ее платья напоминала времена фижм, а пестрота ее негладкой кожи - счастливую эпоху мушек из черной тафты. Самая большая бородавка на ее шее прикрыта была фермуаром. Она говорила своему кавалеру, драгунскому капитану:

• - Эта княжна Лиговская пренесносная девчонка! Вообразите, толкнула меня и не извинилась, да еще обернулась и посмотрела на меня в лорнет... И чем она гордится? Уж ее надо бы проучить...

• - За этим дело не станет! - отвечал услужливый капитан и отправился в другую комнату.

• Я тотчас подошел к княжне, приглашая ее вальсировать, пользуясь свободой здешних обычаев, позволяющих танцевать с незнакомыми дамами. Она едва могла принудить себя не улыбнуться и скрыть свое торжество; ей удалось, однако, довольно скоро принять совершенно равнодушный и даже строгий вид: она небрежно опустила руку на мое плечо, наклонила слегка головку набок, и мы пустились. Я не знаю талии более сладострастной и гибкой! Ее свежее дыхание касалось моего лица; иногда локон, отделившийся в вихре вальса от своих товарищей, скользил по горящей щеке моей... Я сделал три тура. (Она вальсирует удивительно хорошо). Она запыхалась, глаза ее помутились, полураскрытые губки едва могли прошептать необходимое: "Merci, monsieur". После нескольких минут молчания я сказал ей, приняв самый покорный вид:

• - Я слышал, княжна, что, будучи вам вовсе незнаком, я имел уже несчастье заслужить вашу немилость... что вы меня нашли дерзким... неужели это правда? [...]

• Хохот и шушуканье нас окружающих заставили меня обернуться и прервать мою фразу. В нескольких шагах от меня стояла группа мужчин, и в их числе драгунский капитан, изъявивший враждебные намерения против милой княжны; он особенно был чем-то очень доволен, потирал руки, хохотал и перемигивался с товарищами. Вдруг из среды их отделился господин во фраке с длинными усами и красной рожей и направил неверные шаги свои прямо к княжне: он был пьян. Остановясь против смутившейся княжны и заложив руки за спину, он уставил на нее мутно-серые глаза и произнес хриплым дишкантом:

• - Пермете... ну, да что тут!.. просто ангажирую вас на мазурку...

• - Что вам угодно? - произнесла она дрожащим голосом, бросая кругом умоляющий взгляд. Увы! ее мать была далеко, и возле никого из знакомых ей кавалеров не было; один адьютант, кажется, все это видел, да спрятался за толпой, чтоб не быть замешану в историю.

• - Что же? - сказал пьяный господин, мигнув драгунскому капитану, который ободрял его знаками, - разве вам не угодно?.. Я таки опять имею честь вас ангажировать pour mazure... Вы, может, думаете, что я пьян? Это ничего!.. Гораздо свободнее, могу вас уверить...

• Я видел, что она готова упасть в обморок от страху и негодования. Я подошел к пьяному господину, взял его довольно крепко за руку и, посмотрев ему пристально в глаза, попросил удалиться, - потому, прибавил я, что княжна давно уж обещалась танцевать мазурку со мною.

• - Ну, нечего делать!.. в другой раз! - сказал он, засмеявшись, и удалился к своим пристыженным товарищам, которые тотчас увели его в другую комнату.

• Я был вознагражден глубоким, чудесным взглядом. Княжна подошла к своей матери и рассказала ей все, та отыскала меня в толпе и благодарила. [...] Кадрили тянулись ужасно долго. Наконец с хор загремела мазурка; мы с княжной уселись. [...] Вот мазурка кончилась, и мы распростились - до свидания. Дамы разъехались...

"Странный человек", 1831

• Справедливо ли описано у меня общество? - не знаю! По крайней мере, оно всегда останется для меня собранием людей бесчувственных, самолюбивых в высшей степени и полных зависти к тем, в душе которых сохраняется хотя малейшая искра небесного огня!..

• Все хотят, чтобы другие были счастливы по их образу мыслей - и таким образом уязвляют сердце, не имея средств излечить. - (Владимир Арбенин)

• Иногда чувствуешь отвращение к кому-нибудь, принудишь себя обойтись ласково, захочешь полюбить человека... а смотришь, он тебе плотит коварством и неблагодарностью!.. - (Владимир Арбенин)

• Я не сотворен для людей теперешнего века и нашей страны; у них каждый обязан жертвовать толпе своими чувствами и мыслями. - (Владимир Арбенин)

• Презрение! как оно похоже на участие, как эти два чувства близки друг другу! Как смерть и жизнь! - (Марья Дмитревна)

• Господа! когда-то русские будут русскими? - (Вышневской)

• Человек, который непременно хочет чего-нибудь, принуждает судьбу сдаться: судьба - женщина! - (Белинской)

• Один раб человека, другой раб судьбы. Первый может ожидать хорошего господина или имеет выбор - второй никогда. Им играет слепой случай, и страсти его и бесчувственность других - все соединено к его гибели. - (Владимир Арбенин)

• А все-таки как-то весело: видеть перед собою бумажку, которая содержит в себе цену многих людей, и думать: своими трудами ты достигнул способа менять людей на бумажки. Почему же нет? и человек тлеет, как бумажка, и человек, как бумажка, носит на себе условленные знаки, которые ставят его выше других и без которых он... - (Павел Григорич Арбенин)

• Когда мы чего-нибудь желаем и желание наше исполнится, то нам всегда кажется, что оно исполнилось слишком скоро. Мы лучше любим видеть радость в будущем, нежели в минувшем. - (княжна Софья)

• Приятели в наш век - две струны, которые по воле музыканта издают согласные звуки, но содержат в себе столько же противных. - (Белинской)

• Посмотрите очень близко на картину, и вы ничего не различите, краски сольются перед глазами вашими: так точно люди, которые слишком близко взглянули на жизнь, ничего более не могут в ней разобрать, а если они еще сохраняют в себе что-нибудь от сей жизни, то это одна смутная память о прошедшем. Чувство настоящего и надежда для них не существуют. Такое состояние люди называют сумасшествием - и смеются над его жертвами.

• Теперь жалеют! К погибшим люди справедливы! Но что в этом сожаленье? Одна слеза дружбы стоит всех восклицаний толпы!

"Два брата", 1834-1836

• Князь! и три тысячи душ! А есть ли у него своя в придачу? - (Юрий о князе Лиговском)

• Миллион, да тут не нужно ни лица, ни ума, ни души, ни имени - господин миллион - тут все. - (Юрий)

• Женщина, отказавшая миллиону, поздно или рано раскается, и горько раскается. Сколько прелестей в миллионе! наряды, подарки, вся утонченность роскоши, извинение всех слабостей, недостатков, уважение, любовь, дружба... вы скажете: это будет все один обман; но и без того мы вечно обмануты, так лучше быть обмануту с миллионом. - (Юрий о Вере Лиговской)

• Такова была моя участь со дня рождения... все читали на моем лице какие-то признаки дурных свойств, которых не было... но их предполагали - и они родились. Я был скромен, меня бранили за лукавство - я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло - никто меня не ласкал - все оскорбляли - я стал злопамятен. Я был угрюм - брат весел и открытен - я чувствовал себя выше его - меня ставили ниже - я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир - меня никто не любил - и я выучился ненавидеть... Моя бесцветная молодость протекла в борьбе с судьбой и светом. Лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубину сердца... они там и умерли; я стал честолюбив, служил долго... меня обходили; я пустился в большой свет, сделался искусен в науке жизни - а видел, как другие, без искусства счастливы: в груди моей возникло отчаянье, - не то, которое лечат дулом пистолета, но то отчаянье, которому нет лекарства ни в здешней, ни в будущей жизни. - (Александр) (Желающие могут сравнить данную реплику со словами Печорина из романа "Герой нашего времени")

• Я женился потому, что надо было жениться ... люблю ее потому, что надобно любить жену, чтоб быть счастливу!.. - (князь Лиговской)

"Я хочу рассказать вам"

• Все для нас в мире тайна, и тот, кто думает отгадать чужое сердце или знать все подробности жизни своего лучшего друга, горько ошибается. Во всяком сердце, во всякой жизни пробежало чувство, промелькнуло событие, которых никто никому не откроет, а они-то самые важные и есть, они-то обыкновенно дают тайное направление чувствам и поступкам.

• Известно, что в природе противоположные причины часто производят одинакие действия: лошадь равно падает на ноги от застоя и от излишней езды.

"Панорама Москвы", 1834 *)

• Москва не есть обыкновенный большой город, каких тысяча; Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в симметрическом порядке... нет! у нее есть своя душа, своя жизнь...

• Как у океана, у нее есть свой язык, язык сильный, звучный, святой, молитвенный! Едва проснется день, как уже со всех ее златоглавых церквей раздается согласный гимн колоколов ... и мнится, что бестелесные звуки принимают видимую форму, что духи неба и ада свиваются под облаками в один разнообразный, неизмеримый, быстро вертящийся хоровод!

• Что сравнить с этим Кремлем, который, окружась зубчатыми стенами, красуясь золотыми главами соборов, возлежит на высокой горе, как державный венец на челе грозного владыки?.. Он алтарь России, на нем должны совершаться и уже совершались многие жертвы, достойные отечества... Давно ли, как баснословный феникс, он возродился из пылающего своего праха?..

*) Текст "Панорама Москвы" - в Библиотеке Максима Мошкова

(Источник: «Афоризмы со всего мира. Энциклопедия мудрости.» www.foxdesign.ru)

Сводная энциклопедия афоризмов. . 2011.

Смотреть что такое "Лермонтов М.Ю." в других словарях:

  • Лермонтов — Михаил Юрьевич (1814 1841) поэт. Сын аристократки, вышедшей против воли родных замуж за бедного дворянина армейского «капитана в отставке». Мать Л. умерла в 1817, отец по бедности мог доставить ребенку лишь скромное воспитание. И бабушка Л. по… …   Литературная энциклопедия

  • Лермонтов — Лермонтов, Александр Михайлович Александр Михайлович Лермонтов 1838 1906 Принадлежность  Россия Род войск …   Википедия

  • Лермонтов — Родоначальником великого русского поэта был шотландец Георг Лермонт, перешедший в 1613 году на русскую службу. (Ф) (Источник: «Словарь русских фамилий». («Ономастикон»)) ЛЕРМОНТОВ Фамилия великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова имеет… …   Русские фамилии

  • Лермонтов — город, Ставропольский край. Основан в 1953 г. как рабоч. пос. Лермонтовский при объектах атомной энергетики. Название по расположению в лермонтовских местах Пятигорья. С 1956 г. город Лермонтовский, в 1967 г. переименован в Лермонтов.… …   Географическая энциклопедия

  • ЛЕРМОНТОВ — Михаил Юрьевич (1814 1841), русский поэт. В 1837 за стихотворение На смерть поэта (о гибели А.С. Пушкина) был сослан в армию на Кавказ. Убит на дуэли в Пятигорске. Разочарование в действительности, трагедия одиночества, мятежность, богоборчество …   Современная энциклопедия

  • ЛЕРМОНТОВ — город (с 1956) в Российской Федерации, Ставропольский кр. Железнодорожная станция. 22,0 тыс. жителей (1992). Завод Оргтехника ; легкая промышленность. Назван по имени М. Ю. Лермонтова …   Большой Энциклопедический словарь

  • лермонтов — сущ., кол во синонимов: 2 • астероид (579) • город (2765) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Лермонтов — I Лермонтов         Михаил Юрьевич [3(15).10.1814, Москва, 15(27).7.1841, Пятигорск], русский поэт. Родился в семье капитана в отставке Ю. П. Лермонтова (1787 1831); мать М. М. Арсеньева (1795 1817). Рано остался без родителей, воспитывался у… …   Большая советская энциклопедия

  • ЛЕРМОНТОВ — (Михаил Юрьевич (1814 1841) великий рус. поэт) К добру и злу постыдно равнодушны, В начале поприща мы вянем без борьбы. Лермонтов Эпгрф. АБ899 (I,18); За всё, за всё тебя благодарю я: За тайные мучения страстей, За горечь слез, отраву поцелуя, За …   Собственное имя в русской поэзии XX века: словарь личных имён

  • ЛЕРМОНТОВ — 1. ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (1814 41), русский поэт. В 1837 за стихотворение Смерть поэта (о гибели А. С. Пушкина) сослан в армию на Кавказ. Разочарование в действительности, трагедия одинокой личности, мятежность, скептицизм, проблемы жизни… …   Русская история

Книги

Другие книги по запросу «Лермонтов М.Ю.» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.