Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.


Магеллан

Перевод
Магеллан

Магеллан, Фернан

Фернан Магеллан
порт. Fernão de Magalhães
исп. Fernando (Hernando) de Magallanes
Портрет Магеллана из галереи Уффици.jpg
Портрет Фернана Магеллана из галереи Уффици (Флоренция) неизвестного автора, XVII век
Род деятельности:

мореплаватель

Дата рождения:

1480 год(1480)

Место рождения:

Саброза, Португалия

Дата смерти:

27 апреля 1521(1521-04-27)

Место смерти:

о. Мактан, Филиппины

Супруга:

Беатрис Барбоза

Награды и премии:

кавалер ордена Сант-Яго

Ферна́н Магелла́н (порт. Fernão de Magalhães, исп. Fernando (Hernando) de Magallanes; весна 1480, Саброза, область Траз-уж-Монтиш, Португалия — 27 апреля 1521, остров Мактан, Филиппины) — португальский и испанский мореплаватель. Принято считать, что он совершил первое кругосветное путешествие. Открыл пролив, позже названный его именем, став первым европейцем, проследовавшим из Атлантического океана в Тихий.

Подпись Фернана Магеллана.


Карта путешествия Магеллана и возвращения его спутников

Содержание

Биография

Магеллан по происхождению португалец. Место его рождения спорно, но некоторые источники указывают в качестве такового город Саброза в провинции Траж-уш-Монтиш. О семье морепалавателя также известно немногое, в частности, то, что она принадлежала к дворянству, а именно — к разряду fidalgos de cota de armes. Отцом был Руй или Родриго де Магальянеш, либо же Педру Альфонсу[1]. Рано осиротев, юный Магеллан стал пажом при дворе королевы Элеоноры, затем учился в знаменитой мореходной школе на мысе Сагриш. Повзрослев, поступил на флот в качестве sobresaliente — «сверхштатного» рядового воина. Участвовал в битве при Каннаноре (1506). Под начальством Франсишку Алмейды он участвовал в португальских экспедициях в Индийский океан (1509-12 гг.), дважды доходил до Малакки (ныне в Малайзии) — в 1509 и 1511 годах. Принимал участие и в битвах с маврами в Марокко, где и получил ранение пикой в колено, сделавшее его на всю жизнь хромым.


Кругосветное плавание Магеллана

Подготовка плавания

Магеллан вместе с видным португальским учёным того времени Руем Фалейру разработал проект плавания западным путём к островам пряностей — Молуккским (Малайский архипелаг в Индонезии), но он был отклонён португальским королём в связи с тем, что экспедицией Васко да Гама был открыт более близкий восточный путь.

После этого Магеллан принимает решение эмигрировать в Испанию и перейти на службу к испанскому королю. Он поселился в Севилье и женился на дочери высокопоставленного горожанина Дьогу Барбозы, также португальца по происхождению. Однако его цель — найти западный путь к Молуккским островам оставалась неизменной. В этом ему, как ни странно, много помогла неразвитость географии тех времен. Тогда принадлежность новооткрытых колоний определялась по Тордесильясскому договору — все земли, лежащие западнее меридиана, проходящего в 370 лигах (около 1770 км) западнее о-вов Зелёного мыса, принадлежали Испании, восточнее — Португалии. Размеры земного шара были плохо известны, а измерять долготу почти что не умели, поэтому многие картографы считали, что Молуккские острова должны принадлежать Испании, а не Португалии.

На самом деле линия Тордесильясского договора проходила по меридиану 49°33' з.д. — 130°27' в.д., то есть Молуккские острова должны были принадлежать Португалии. Магеллан этого не знал либо же делал вид, что не знал. Поскольку это было выгодно Испании, проект Магеллана в 1517 году был принят испанским королём Карлом I. В инструкции, данной Магеллану королём, было сказано: «Поскольку мне доподлинно известно, что на островах Молукко имеются пряности, я посылаю вас главным образом на их поиски, и моя воля такова, чтобы вы направились прямо на эти острова».

Состав и снаряжение экспедиции

Флотилия Магеллана состояла из следующих кораблей: «Тринидад» водоизмещением 110 т под командованием адмирала Магеллана; «Сан-Антонио», 120 т — капитаном был инспектор флота Хуан де Картахена; «Консепсьон», 90 т — капитан Гаспар де Кассада; «Виктория», 85 т — капитан, казначей флота Луис де Мендоса и «Сантьяго», 75 т — капитан Жуан Серрано.

Чтобы успешно вести в открытом океане столь «разнокалиберную» флотилию, Магелланом был разработан специальный язык световых сигналов. Капитан-генерал «требовал неуклонного соблюдения правил о сигналах и вахтах всеми кораблями, дабы тем обеспечить наиболее благоприятные условия для плавания». Учитывая необходимость весьма длительного автономного плавания вдали от цивилизации, флотилия была снабжена всем необходимым. В качестве провизии были взяты на борт сухари, вино, оливковое масло, уксус, солёная рыба, вяленая свинина, фасоль и бобы, мука, сыр, мед, миндаль, анчоусы, изюм, чернослив, сахар, айвовое варенье, каперсы, горчица, говядина и рис из расчёта на многие месяцы пути. На случай весьма вероятных вооружённых столкновений матросы были превосходно вооружены, а на кораблях было размещено в общей сложности шестьдесят пушек.

В качестве переводчика Магеллан взял своего раба-малайца Энрике; знанием же туземных языков Бразилии обладали несколько офицеров флотилии, в том числе соотечественники Магеллана Жуан Серрану и Жуан Карвалью.

Полный состав судов экспедиции Магеллана
Корабль Тоннаж    Экипаж
Тринидад 110   55  
Сан Антонио 120   60  
Консепсьон 90   45  
Виктория 85   42  
Сантьяго 75   32  
    Всего: 234 

Начало экспедиции. Атлантический океан. Бразилия

20 сентября 1519 года флотилия из пяти судов с командой в 265 человек во главе с Магелланом вышла из порта Санлукар-де-Баррамеда (устье реки Гвадалкивир) на поиски юго-западного пролива из Атлантического океана в открытое в 1513 году конкистадором Васко Нуньес де Бальбоа «Южное море».

Через два месяца корабли достигли берегов Бразилии и направились на юг вдоль Американского материка. В марте 1520 года они остановились на зимовку в бухте Сан-Хулиан. Здесь Магеллану с большим трудом удалось подавить мятеж части членов экспедиции, настаивавших на возвращении в Испанию.

Открытие Магелланова пролива

В сентябре 1520 года экспедиция на четырёх кораблях («Сантьяго» потерпел крушение в разведке 22 мая) вышла в океан и взяла курс на юг. В конце октября 1520 года достигли пролива, которому впоследствии было присвоено имя его первооткрывателя — Магелланов пролив. Переход по проливу с незнакомым фарватером был очень тяжёлым; кроме того, «Сан-Антонио», шедший передовым, выйдя из пролива, повернул на юг и, обогнув южную оконечность Америки, самовольно вернулся в Испанию.

Тихий океан

Пройдя пролив, экспедиция направилась к берегам Азии. «Южное море» Магеллан назвал Тихим океаном, «потому что, — как сообщает один из участников, — мы ни разу не испытали ни малейшей бури». Более трёх месяцев продолжался этот переход по абсолютном пустынному и словно бы бескрайнему океану. Экипаж сильно страдал от голода, жажды и цинги.

«В продолжение трех месяцев и двадцати дней, — отмечал в своих путевых заметках летописец экспедиции Антонио Пигафетта, — мы были совершенно лишены свежей пищи. Мы питались сухарями, но то уже не были сухари, а сухарная пыль, смешанная с червями, которые сожрали самые лучшие сухари. Она сильно воняла крысиной мочой. Мы пили желтую воду, которая гнила уже много дней. Мы ели также воловью кожу, покрывающую грот-грей, чтобы ванты не перетирались; от действия солнца, дождей и ветра она сделалась неимоверно твердой. Мы замачивали ее в морской воде в продолжение четырех-пяти дней, после чего клали на несколько минут на горячие уголья и съедали ее. Мы часто питались древесными опилками. Крысы продавались по полдуката за штуку, но и за такую цену их невозможно было достать».

Филиппинские острова. Гибель Магеллана.

Весной 1521 года Магеллан достиг островов у восточного побережья Азии, позже названных Филиппинскими. Преследуя цель подчинения местного населения испанской короне, Магеллан вмешался в спор двух местных правителей и был убит вождём Лапу-Лапу в сражении 27 апреля.

Вероятно, наиболее достоверным из всех описаний последнего боя Магеллана является описание историографа экспедиции, Антонио Пигафетты. :

«Мы прыгнули в воду, доходившую нам до бедер, и прошли по ней расстояние вдвое больше того, какое может пролететь стрела, а лодки наши из-за рифов не могли следовать за нами. На берегу нас поджидало тысячи полторы островитян, разделенных на три отряда, и они тотчас с дикими воплями ринулись на нас. Две толпы атаковали нас с флангов, а третья — с фронта. Адмирал разделил команду на два отряда. Наши мушкетеры и арбалетчики в течение получаса палили издалека с лодок, но тщетно, ибо их пули, стрелы и копья не могли на таком дальнем расстоянии пробить деревянные щиты дикарей и разве что повреждали им руки. Тогда адмирал громким голосом отдал приказ прекратить стрельбу, очевидно желая приберечь порох и пули для решающей схватки. Но его приказ не был выполнен. Островитяне же, убедившись, что наши выстрелы почти или даже вовсе не наносят им вреда, перестали отступать. Они только все громче вопили и, прыгая из стороны в сторону, дабы увернуться от наших выстрелов, под прикрытием щитов придвигались все ближе, забрасывая нас стрелами, дротиками, закаленными на огне деревянными копьями, камнями и комьями грязи, так что мы с трудом от них оборонялись. Некоторые даже метали в нашего командира копья с железными наконечниками. Чтобы нагнать на них страху, адмирал послал нескольких воинов поджечь хижины туземцев. Но это только сильней разъярило их. Часть дикарей кинулась к месту пожара, который уже успел уничтожить двадцать или тридцать хижин, и там они убили двоих из наших людей. Остальные с еще большим ожесточением бросились на нас. Заметив, что туловища наши защищены, но ноги не прикрыты броней, они стали целиться в ноги. Отравленная стрела вонзилась в правую ногу адмирала, после чего он отдал приказ медленно, шаг за шагом, отступать. Но тем временем почти все наши люди обратились в беспорядочное бегство, так что около адмирала (а он, уже много лет хромой, теперь явно замедлял отступление) осталось не более семи или восьми человек. Теперь на нас со всех сторон сыпались дротики и камни, и мы уже не могли сопротивляться. Бомбарды, имевшиеся в наших лодках, были не в состоянии нам помочь, так как мелководье удерживало лодки вдали от берега. Итак, мы отступали все дальше, стойко обороняясь, и уже были на расстоянии полета стрелы от берега и вода доходила нам до колен. Но островитяне по пятам преследовали нас, выуживая из воды уже однажды использованные копья, и таким образом метали одно и то же копье пять-шесть раз. Узнав нашего адмирала, они стали целиться преимущественно в него; дважды им уже удалось сбить шлем с его головы; он оставался с горстью людей на своем посту, как подобает храброму рыцарю, не пытаясь продолжать отступление, и так сражались мы более часу, пока одному из туземцев не удалось тростниковым копьем ранить адмирала в лицо. Разъяренный, он тотчас же пронзил грудь нападавшего своим копьем, но оно застряло в теле убитого; тогда адмирал попытался выхватить меч, но уже не смог этого сделать, так как враги дротиком сильно ранили его в правую руку, и она перестала действовать. Заметив это, туземцы толпой ринулись на него, и один из них саблей ранил его в левую ногу, так что он упал навзничь. В тот же миг все островитяне набросились на него и стали колоть копьями и прочим оружием, у них имевшимся. Так умертвили они наше зерцало, свет наш, утешение наше и верного нашего предводителя».

Раджа острова Себу, только что присягнувший на верность королю Испании, воспользовался этим и заманил испанцев на торжественный обед, где устроил резню и убил несколько десятков человек. Кораблям пришлось срочно отплыть. Отсутствие опытного руководителя дало себя знать. Находясь почти у цели, флотилия потратила несколько месяцев, чтобы достичь Молуккских островов.

Разделение экспедиции. Обратный путь.

Там были закуплены пряности и экспедиции предстояло отправиться в обратный путь. На островах испанцы узнали, что португальский король объявил Магеллана дезертиром, поэтому его суда подлежали взятию в плен. Суда обветшали. «Консепсьон» был ранее оставлен командой и сожжён. Оставалось только два корабля. «Тринидад» был отремонтирован и отправился на восток к испанским владениям в Панаме, а «Виктория» — на запад в обход Африки. «Тринидад» попал в полосу встречных ветров, был вынужден возвратиться к Молуккским островам и был захвачен в плен португальцами. Большинство его экипажа погибло на каторге в Индии. «Виктория» под командованием Хуана Себастьяна Элькано продолжила путь. Экипаж был пополнен некоторым числом островитян-малайцев (почти все из них погибли в пути). На корабле вскоре стало не хватать провизии (Пигафетта отмечал в своих записях: «Кроме риса и воды, у нас не осталось съестного; из-за недостатка соли все мясные продукты попортились»), и часть экипажа стала требовать от капитана взять курс на принадлежащий португальской короне Мозамбик и сдаться в руки португальцев. Однако большинство моряков и сам капитан Элькано решили любой ценой попытаться доплыть до Испании. «Виктория» с трудом обогнула мыс Доброй Надежды и затем два месяца без остановок шла на северо-запад вдоль африканского побережья.

9 июля 1522 года изношенный корабль с измождённым экипажем подошёл к островам Зелёного мыса, португальскому владению. Не сделать здесь остановки было невозможно по причине крайнего недостатка питьевой воды и провизии. Здесь Пигафетта пишет:

«В среду, 9 июля, мы добрались до островов Святого Иакова и тут же отправили лодку к берегу за провизией, придумав для португальцев историю, будто мы потеряли нашу фок-мачту под экватором (на самом же деле мы потеряли ее у мыса Доброй Надежды), и за это время, что мы ее восстанавливали, наш капитан-генерал уехал с двумя другими кораблями в Испанию. Расположив их таким образом к себе, а также отдав им нашего товару, нам удалось получить от них две груженные рисом лодки… Когда наша лодка вновь подошла к берегу за рисом, были задержаны тринадцать человек экипажа вместе с лодкой. Опасаясь того, чтобы некоторые каравеллы не задержали также и нас, мы в спешном порядке направились дальше»

Современная копия Магеллановой каракки «Виктория»

Интересно, что сам Магеллан совершенно не предполагал совершить кругосветную экспедицию — он лишь хотел найти западный путь к Молуккам и возвратиться назад, вообще для любого коммерческого рейса (а рейс Магеллана был таким) кругосветное путешествие бессмысленно. Лишь угроза нападения португальцев заставила один из кораблей продолжать следовать на запад, причем если бы «Тринидад» проделал свой маршрут благополучно, а «Виктория» была бы пленена, никакого кругосветного путешествия бы и не было.

В начале сентября 1522 год1522 года «Виктория» добралась до Испании, став, таким образом, единственным кораблём флотилии Магеллана, победно вернувшимся в Севилью. На корабле было 18 выживших. Позже, в 1525 году, ещё четверо из 55 членов команды корабля Тринидад были доставлены в Испанию. Также были выкуплены из португальского плена те члены команды «Виктории», которые были схвачены португальцами во время вынужденной стоянки на островах Зелёного Мыса.

18 выживших с Victoria, прибышие в Севилью в 1522 году
Имя (Происхождение) Должность
Хуан Себастьян Элькано (Гуэтария) Капитан
Франсиско Альбо, грек(Аксиос, остров Родос) Лоцман
Мигель (Родас) Лоцман
Хуан де Акуриоо (Бермео) Лоцман
Антонио Ломбардо «Пигафетта» (Виченца) сверхштатный
Мартин де Худисибус (Генуя) Начальник по погрузке
Эрнандо де Бустаманте (Алькантара) Матрос
Николас Гриего [Грек](Неаполь) Матрос
Мигель Санчес (Родас) Матрос
Антонио Эрнандес Кольменеро (Уэльва) Матрос
Франсиско Родригес, португалец (Севилья) Матрос
Хуан Родригес (Уэльва) Матрос
Диего Кармена Матрос
Ханс (Акисгран) Артиллерист
Хуан де Арратия (Бильбао) Матрос
Васко Гомес Гальего Португалец (Байона) Матрос
Хуане де Сантандер (Куэто, Кантабрия) Юнга
Хуан де Субилета (Баракальдо) Помощник юнги

Итоги экспедиции

Продажа груза, привезённого «Викторией», не только покрыла все расходы на экспедицию, но и, несмотря на гибель 4 кораблей из 5, дала значительную прибыль. Что касается принадлежности Молуккских островов, то португальский король поверил в их принадлежность Испании и откупил их за огромную сумму в 350 тысяч золотых дукатов. В 1523 был издан отчёт императорского секретаря Максимилиана Трансильвана о путешествии, а затем были опубликованы и подробные воспоминания одного из участников экспедиции — венецианца Антонио Пигафетты.

Таким образом, испанцы открыли западный путь к Азии и Островам Пряностей. Это первое в истории кругосветное плавание доказало правильность гипотезы о шарообразности Земли и нераздельности океанов, омывающих сушу.

Потерянный день

Кроме того, как обнаружилось, участники экспедиции «потеряли день». В те времена ещё не было понятия о разнице между местным и Всемирным временем, так как самые далёкие торговые экспедиции проходили в обоих направлениях практически по одному и тому же маршруту, пересекая меридианы сначала в одном направлении, потом в обратном. В этом же случае, впервые зафиксированном в истории, экспедиция вернулась в начальный пункт, так сказать, «не возвращаясь», но двигаясь только вперёд, на запад.

На кораблях «христианнейшего» испанского короля, как полагается, для поддержания порядка вахт, счисления движения, ведения записей, но, в первую очередь, для соблюдения церковных католических праздников, велось счисление времени. Хронометров в те времена не было, моряки пользовались песочными часами (от этого на флоте и был счет времени по склянкам). Начало счёта суточного времени было в полдень. Естественно, каждый ясный день моряки определяли момент полудня, когда Солнце было в самой верхней точке, то есть пересекало меридиан (с помощью компаса или по длине тени). От этого вёлся и счет дней календаря, в том числе воскресных дней, пасхалий и всех прочих церковных праздников. Но ведь каждый раз моряки определяли время местного полудня, соответствующего меридиану, на котором в этот момент находилось судно. Корабли плыли на запад, вслед за движением Солнца по небосводу, догоняя его. Поэтому, будь у них современный хронометр или простые часы, настроенные на местный полдень порта Санлукар-де-Баррамеда, моряки бы заметили, что их день чуть длиннее обычных 24 часов и их местный полдень всё больше и больше отстаёт от родного испанского, переходя постепенно на испанский вечер, ночь, утро и снова день. Но, поскольку хронометра у них не было, плавание их было чрезвычайно неспешным и с ними случались более важные и страшные происшествия, то об этой «мелочи» со временем никто просто не думал. Церковные праздники эти отважные испанские моряки отмечали со всей тщательностью, как ревностные католики, но, как оказалось, по своему собственному календарю. В итоге, когда горстка измученных скитальцев морей вернулась в родную Испанию, оказалось, что их корабельный календарь отстал от календаря родины и Церкви на целые сутки. То есть они неправильно праздновали воскресенья, святую Пасху и прочие праздники! Герои-моряки были объявлены вероотступниками и отлучены от церкви. Лишь через некоторое время удалось разобраться в этой ситуации и моряков восстановили в правах.

Люди поняли и признали, что Земля имеет форму шара, тела с непрерывной поверхностью, и при путешествиях вдоль параллелей, то есть в плоскости её суточного вращения вокруг своей оси, время как бы меняет свою длительность. Если двигаться на запад, за Солнцем, день (сутки) как бы удлиняется. Если же двигаться на восток, навстречу Солнцу, сутки, наоборот, укорачиваются.

Для преодоления этого парадокса позже была разработана система часовых поясов и понятие линии перемены дат.

Эффект смены часовых поясов теперь испытывает каждый, кто предпринимает дальние, но быстрые, путешествия на самолётах или скоростных поездах.

В честь Магеллана названы

Литература

  • Антонио Пигафетта, Путешествие Магеллана, Москва, 2009.
  • Бойцов, М. А., Путь Магеллана: Раннее Новое Время, Книга для чтения по истории, Москва, 2006, с. 20-24.
  • Стефан Цвейг, Магеллан, Москва, 2001.

Ссылки

http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5961/

Примечания



Wikimedia Foundation. 2010.

Книги

Другие книги по запросу «Магеллан» >>