ФИЛОСОФИЯ И ЗЕРКАЛО ПРИРОДЫ это:

ФИЛОСОФИЯ И ЗЕРКАЛО ПРИРОДЫ

’ФИЛОСОФИЯ И ЗЕРКАЛО ПРИРОДЫ’
(‘Philosophy and the mirror of nature’, 1979) — работа Рорти. Книга направлена против парадигмы осуществимости выработки корректной ‘теории познания’ и — как следствие — против философии, рассматриваемой как отличное от других областей знание, в основе которого лежат эпистемологические вопросы (по Рорти, ‘написание данной книги это попытка дать обзор развития философии в последнее время, с точки зрения антикартезианской и антикантианской революции — революции, которая была инициирована проницательными поисками Куайна, Селларса, Витгенштейна’). Цель ‘Ф.иЗ.П.’ заключается в подрыве доверия читателя к понятию ‘ума’ и к тому, что по поводу данного понятия обязательно нужно иметь ‘философский взгляд’; к ‘познанию’, которое невозможно без ‘теории’, которая обязательно должна иметь ‘основания’. Следовательно, главной мишенью Рорти выступает философия, как она понималась со времен Канта. На примере решения проблемы о ‘соотношении ума и тела’, а также рассмотрении ‘теории указания’ автором провозглашается ‘смерть эпистемологии’. По мысли Рорти, проблема оппозиции ‘духовное — телесное’ появилась в поле зрения философии благодаря Декарту, который впервые сформулировал проблему сознания именно как проблему соотношения духовного и телесного. Демонстрируя ложность данной проблемы, Рорти прибегает к историко-философскому экскурсу, отмечая, что ранее она имела совсем иную направленность: греков волновала природа разума и познания, средневековых философов — проблема универсалий. Декарт же сформулировал ее в виде проблемы соотношения духовного и телесного как ‘двух субстанций’. По Рорти, духовная субстанция у Декарта наделена своеобразным двойным качеством: демонстрация духовных феноменов внутри нашего сознания и наблюдение этих феноменов своеобразным ‘внутренним оком’. С помощью этого качества обеспечивалась целостность и неразрывность человеческого Я. Декарт также затрагивает и эпистемологическую проблему. Исходя из постулата о ‘двух субстанциях’, познание представлялось как репрезентация внешнего мира, истинность которой удостоверялась ‘внутренним оком’. Он полагал, что самая простая операция, которую может делать сознание — это познавать самого себя. На основании этой иллюзии и сформировалось представление о человеке как ‘зеркалоподобной сущности’. Идея ‘репрезентации’ привела к изобретению еще одной области философии — эпистемологии, которая стала доминирующей областью философии после написания Кантом ‘Критики чистого разума’. После всего этого, следуя мысли Рорти, в культуре утвердился образ философии ‘как зеркала природы’. Рорти утверждает, что в эпистемологическом проекте следует видеть лишь цеховые и идеологические мотивы, которые были характерны для того времени. Выделив особую реальность, — ‘сознание’ — и наделив его способностью к ясности и отчетливости репрезентации, Декарт тем самым стремился уравнять философию с математикой. Изобретение сознания привело к измышлению псевдопротивоположностей, в результате чего возникли беспредметные споры о монизме, дуализме, редукционизме, реализме и т.д. Применяя принцип историцизма, Рорти показывает, что все эти споры являются следствием изобретения сознания. Но это еще не все; прежде чем проводить разговор о редукции, нужно было четко сформулировать, что подразумевается под понятием ‘сознание’. Рорти связывает появление в языке философии таких понятий, как ‘духовная и телесная субстанция’, ‘сознание’, ‘интеракция’, ‘репрезентация’, ‘интуиция’ с исторической случайностью, изобретенной однажды ‘языковой игрой’. Интеллектуалы играют в эту игру с тех пор, как философия заменила им религию. ‘После Витгенштейна, — пишет Рорти, — нельзя не видеть в проблеме духовное — телесное результат несчастливого заблуждения Локка относительно обретения словами своих значений, а также его и Платона запутывающей попытки говорить о прилагательных так, если бы они были существительными’. Однако, несмотря на всю критику, которой подвергалась оппозиция ‘духовное — телесное’, она все еще продолжает занимать умы мыслителей. Рорти объясняет это окостенелостью традиции, которая все свои усилия сосредоточила на том, чтобы сохранить себя и не допустить новации и изменений, которые последуют за этим привнесением. Он выделяет две причины этого: первая — это приверженность к категории Декарта ‘сознание’ и гипостазирование специфических для нее свойств, вторая — приверженность представлению о том, что человек имеет ‘интуиции о сознании’ или, иначе говоря, человек имеет привилегированный доступ к своему сознанию. Он направляет свою критику на то, чтобы показать, что ни категория ‘сознания’, ни категория ‘интуиции’ не отражают никакого реального положения дел в мире. Проблема ‘сознания’, по мнению Рорти, включает в себя существенно разные и перепутанные вопросы, а также ряд различных способностей, которые, в данной проблеме сливаются в одну. Следует признать факт, что сознание является невыразимой в языке сущностью, и тогда следует признать интуицию невозможным актом. Рорти настаивает на том, что очень часто философы оперируют понятиями, за которыми не стоит ничего из мира реально существующих вещей. Рорти настаивает на том, что интроспекция, или осознание самого себя, представляет собой обретенную в процессе обучения способность. Субъект может видеть внутри себя лишь то, что позволяет ему видеть его сообщество. Ссылаясь на Р.Селларса, Рорти утверждает, что все самоотчеты, которые индивид делает от первого лица, так же как и другие эпистемологические самоотчеты, имеют свой либо лингвистический, либо социологический, а никак не метафизический характер. Автор делает вывод о том, что вся метафизическая традиция, которая исходила из предпосылок о привилегированном доступе к сознанию, вовлекалась в бесполезные споры относительно ментальных значений. Таким образом, Рорти предлагает заменить вопрос ‘Что такое сознание?’, адресуемый, по его мнению, к неопределенной сущности, на вопрос о лингвистическом поведении. Ментальное устраняется, а на его место ставится социолингвистическое. Данный тезис поддерживается в тексте ‘Ф.иЗ.П.’ различными историко-философскими экскурсами, из которых следует, по мысли автора, что эпистемология занимается не вечными ценностями и вопросами, возникающими, по мере того как они становятся продуктом размышления, а скорее, проблемами, которые являются, по-видимому, продуктами случайного совпадения в истории философии тех или иных идей. Возникновение эпистемологии связывается Рорти с Декартом и его особым пониманием ‘ума’ как некой субстанции, к чему каждый обладатель ума имеет привилегированный доступ; также с предложением Локка, что при исследовании ‘ума’, как его понимал Декарт, мы можем определить границу и сферу человеческого познания; с утверждением И.Канта, что, т.к. все наши способности (и ‘внешние’ и ‘внутренние’) обусловлены познавательной способностью, то мы имеем априорное познание черт, необходимо присущих миру как мы его знаем. Такой подход, берущий свое начало с ‘философии ума’ Декарта, свойственен многим представителям ‘континентальной философии’. Разрушая эпистемологию, Рорти разрушает как корреспондентскую, так и имманентную теории истины, при этом он использует методологию аналитической философии, но при этом приводит довольно специфичный ряд философов: Хайдеггер и Витгенштейн, Рассел и Дьюи, Гадамер и Кун. Согласно Рорти, философия со времен Канта стремилась дать обоснования всем другим наукам, возникающим в культуре. Следовательно, ‘чем больше философия становилась ‘научной’ и ‘строгой’, тем меньше она имела дело с остальной культурой, и тем более абсурдными казались ее традиционные претензии’. По мнению Рорти, неважно, как назывались те или иные направления философии: аналитическая философия, феноменология, позитивизм и т.д. — все это варианты кантианской философии, аналитическая философия, например, представляет вариант кантианской философии с точки зрения языка. Это философия языка, а не ‘трансцендентальная критика’. Кроме этого, данное философское направление предстает, по мысли Рорти, дисциплиной, имеющей дело с ‘основаниями’, и акцент аналитических философов на язык не изменяет их картезианско-кантианской проблематики. Аналитическая программа в философии, как и философия Канта, занята конструированием неизменного каркаса для исследования всей культуры. По Рорти, ‘сама идея ‘философии’ как чего-то такого, что отличается от науки, не имеет особого смысла без картезианского убеждения в том, что, обращаясь вовнутрь, мы могли бы найти неотвратимую истину, и без картезианского убеждения в том, что эта истина налагает ограничения на возможные результаты эмпирических исследований’. Исходя из данного, Рорти называет трех философов 20 в., сделавших невозможным рассмотрение философии как дисциплины ‘оснований’ — это Хайдеггер, Витгенштейн, Дьюи. Каждый из них в раннем творчестве пытался найти новый способ ‘сделать философию дисциплиной ‘оснований’ — новый способ формулировки окончательного контекста мысли. Витгенштейн пытался создать новую теорию репрезентации, которая не имела ничего общего с ментализмом. Хайдеггер — новое множество философских категорий, которые не должны были иметь ничего общего с эпистемологией, наукой или картезианскими поисками достоверности, а Дьюи изобретал натурализированную версию гегелевского видения истории. Данные философы были солидарны в том, что от понятия познания как точной репрезентации, возможной за счет социальных ментальных процессов и постижимой через общую теорию репрезентации следует избавляться. Для творчества всех троих свойственен отказ от понятий ‘оснований знания’, ‘ума’, общего для Локка, Декарта, Канта, как специального предмета исследования, локализованного во внутреннем пространстве. Это не значит, что они предлагают альтернативные теории познания, — это значит, что они вообще отбрасывают эпистемологию и метафизику как дисциплины. Центральным тезисом, поддерживающим утверждение о ‘смерти эпистемологии’, является утверждение Рорти о том, что реализм как направление не имеет будущего в философии, которая с течением времени все меньше имеет характер научной дисциплины. Это утверждение легче понять исходя из классификации философов, предложенной Рорти в данной работе: философы-ученые, имитирующие в своем творчестве научные методы, к ним относятся, например, Рассел, Г.Рейхенбах; философы-поэты, предпочитающие свободный дискурс, неограниченный никакими жесткими рамками в поисках нового взгляда на проблему (например, Хайдеггер); философы-реформаторы социального устройства (например, Дьюи). Предлагаемый философами-учеными путь развития философского знания не имеет, по мнению Рорти, будущего, и это подтверждается работами таких философов, как Куайн, Селларс, Д.Дэвидсон, поздний Витгенштейн, Хайдеггер, Гадамер. В ‘Ф.иЗ.П.’ Рорти настаивает на том, что Селларс разрушил ‘миф о данности’, свойственный всему направлению эмпирической философии, а Куайн устранил различие аналитического и синтетического и вслед за ним различение фактического и концептуального. Д.Дэвидсон произвел следующий шаг и устранил различие между концептуальной схемой и содержанием. В свете этих результатов попытка построения научной философии, целью которой является ‘конструирование мира’ на основании либо ‘данных’, либо аналитических истин, либо концептуальных схем и анализа концепций, обречена, по мысли Рорти, на неудачу. Другим мотивом в отказе Рорти от идеи ‘философии-как-науки’ выступает отсутствие прогресса (как он понимается в естественных науках — физика, химия и т.д.) в самой философии. В отличие от науки, в которой имеется преемственность проблем и прогресс в их разрешении, философия не ‘прогрессирует’, преемственность проблем создается в философии искусственным путем и многие темы, оказавшие влияние на формирование современной философской мыли, по мысли автора, просто игнорируются. С точки зрения Рорти, кардинальной ошибкой традиционного представления о философии является наличие одних и тех же проблем, которые занимали Платона, Декарта, Куайна, Рассела и др. Претензия эпистемологии на решение ‘вечных проблем’, общих для всей истории философии является несостоятельной. Рорти полагает, что сам термин ‘эпистемология’ появился в философском словаре совсем недавно, в основном этот термин связывается им с философской школой неокантианцев. Последние соединяли его с установлением критерия научного прогресса в философии и усматривали таким образом преемственность одних и тех же проблем в истории философии. Поскольку эпистемология, согласно Рорти, утверждает, что есть настоящее знание, то она претендует на выделенное положение в культуре: ведь для удостоверения того, что в некоторой ветви культуры действительно произошел прирост знания, нужен одобрительный отзыв теории познания. Рорти отрицает такое выделенное положение теории познания и эпистемологии и — как следствие — привилегированный статус философии в современной культуре. ‘Ф.иЗ.П.’ делится на три части, в которых, соответственно рассматриваются ‘ум’, ‘знание’ и ‘философия’ в исторической перспективе. Первая часть посвящена философии ума, в которой автор предпринимает попытку показать, что интуиции, лежащие в основе картезианского дуализма, имеют историческое происхождение. Вторая глава посвящена тому, что данные интуиции могли бы быть изменены, если бы на место психологических методов предсказания и контроля были бы взяты физиологические методы. Часть вторая посвящена эпистемологии и тех предметов, которые рассматривались как замена эпистемологии. Глава третья описывает генезис понятия ‘эпистемология’ в 17 в. и его связь с картезианским понятием ‘ума’. В ней представлена ‘теория познания’ в качестве понятия, основанного на смешении обоснования притязаний на знание и их причинного объяснения, — смешении социальных практик и психологических процессов. Глава четвертая является центральной, в ней представлены идеи Селларса относительно ‘данности’ и идеи Куайна относительно ‘необходимости’ в качестве решающих шагов, приведших к подрыву самой идеи ‘теории познания’. Данные мыслители продемонстрировали, что понятие точной репрезентации является ‘пустым комплиментом’, отпускаемым тем верованиям, которые позволяют нам делать то, что мы хотим. Следовательно, по мысли автора, понятие познания как ‘точной репрезентации’ убеждает в том, что это только одна из возможностей и что оно успешно может быть заменено прагматистской концепцией познания, которая снимает свойственные еще греческой философии противопоставление размышления и действия, репрезентирования мира и совладания с ним. Третья часть посвящена более детальному анализу понятия философии. Попытка традиционной философии эксплицировать ‘рациональность’ и ‘объективность’ в терминах условий точности репрезентирования является вводящей, по Рорти, в целый ряд заблуждений: ‘Именно образы, а не суждения, именно метафоры, а не утверждения определяют большую часть наших философских убеждений. Образ, пленником которого является традиционная философия, представляет ум в виде огромного зеркала, содержащего различные репрезентации, одни из которых точны, а другие — нет. Эти репрезентации могут исследоваться чистыми неэмпирическими методами. Без представления об уме как огромном зеркале понятие точной репрезентации не появилось бы’. Рорти настаивает на том, что ошибочно представлять философское знание как знание, которое имеет основание. Под основаниями философ подразумевает такие разделы философии, как гносеология, онтология, эпистемология. Философия со времен Канта стала дисциплиной оснований, она критиковала естественные науки, и она же давала им основания. В ней (философии) они находили проблемы для своей исследовательской деятельности. Благодаря Канту, превратившему философию в науку о границах человеческого разума, она стала критикой не только познавательной способности человека, но и критикой оснований других наук. Согласно Рорти, ‘Кант... трансформировал старое представление о философии — метафизике ‘как царицы наук’ — в понятие ‘наиболее базисной дисциплины’ или дисциплины оснований. Философия стала первичной уже не в смысле ‘наивысочайшей’, а в смысле лежащей в основе всего’. При помощи герменевтики, которая борется против предположения о соизмеримости вкладов в данный дискурс, можно будет добиться признания современной культурой невозможности фундаменталистского обоснования знания. Это означает, что разрушается основание не только философии, но и науки. Никакая теория, в том числе и научная, в эпистемологическом отношении не репрезентирует реальность и не может открыть ‘Истину’. Следовательно, наука является лишь одним из исторических способов метафорического изображения реальности, но она не дает привилегированного доступа к ее сути. Отсутствие общих проблем в философии Рорти связывает с философскими работами Куна. ‘Несоизмеримость’ философских проблем прошлого и настоящего занимает в философии Рорти центральное место. Смене парадигм, в трактовке Куна, Рорти предпочитает ‘избавление от великих проблем’, отказ от них как от псевдопроблем, порожденных некоторой частной картиной мира. Рорти не претендует на то, чтобы изобразить такой подход в качестве универсального. Скорее наоборот, в истории философии превалировал противоположный подход. В качестве примера Рорти рассматривает ‘Логико-философский трактат’ Витгенштейна, в котором последний выступает в качестве ‘сатириста’ по отношению к традиционной философии и тем самым избавляет себя от псевдопроблем. При таком рассмотрении Витгенштейн оказывается близок с Хайдеггером и Ницше, которые считали, что философии следует отказаться от претензий на установление абсолютной истины в том виде, как эти претензии были представлены у Канта. По мысли Рорти, если Кант ставил своей целью найти основания знания, цель приведения в систему всех культурных наработок человечества, то ни Ницше, ни Хайдеггер в своих работах таковой цели не ставят. Их философия — это реакция на традиционную философию, т.к., по мнению Рорти, они исходят из другой концепции философского знания, а именно философии как ‘наставления’. ‘Наставительная’ философия не должна мыслиться как новая эпистемология, скорее — это герменевтика, осуществляющаяся в попытке поддерживать постоянный разговор в рамках культуры или осуществляя ‘разговор человечества’. Сопоставлением герменевтики и эпистемологии завершается книга, и в этом сопоставлении не отдается явного предпочтения какой-то одной из традиций. Многие из положений ‘Ф.иЗ.П.’ будут развиты в дальнейших работах философа. Основной философский вопрос для Рорти представляется таковым: является ли предложенная в книге модель интеллектуальной культуры настолько хорошей, чтобы попробовать ее осуществить.

История Философии: Энциклопедия. — Минск: Книжный Дом. . 2002.

Смотреть что такое "ФИЛОСОФИЯ И ЗЕРКАЛО ПРИРОДЫ" в других словарях:

  • Философия и зеркало природы —         «ФИЛОСОФИЯ И ЗЕРКАЛО ПРИРОДЫ» («Philosophy and the Mirror of the Nature») книга амер. философа Ричарда Рорти, изданная в 1979 в Принстоне (рус. пер. Новосибирск, 1997 представляет собой собрание очерков, подготовленных в период с 1974 по… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ФИЛОСОФИЯ И ЗЕРКАЛО ПРИРОДЫ — ( Philosophy and the mirror of nature , 1979) работа Рорти. Книга направлена против парадигмы осуществимости выработки корректной теории познания и как следствие против философии, рассматриваемой как отличное от других областей знание, в основе… …   История Философии: Энциклопедия

  • ФИЛОСОФИЯ НАУКИ — область философии, исследующая природу научного знания, его структуру и функции, методы научного познания, способы обоснования и развития научного знания. В своем исследовании научного знания Ф.н. опирается на те или иные гносеологические… …   Философская энциклопедия

  • ФРАНЦУЗСКАЯ ФИЛОСОФИЯ — – Примыкая в самый начальный период к философии поздней античности, франц. философия рано нашла свой оригинальный образ мышления и изложения. Для нее характерна ясность мышления, она всегда была тесно связана с общественной и политической жизнью… …   Философская энциклопедия

  • РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ — совокупность философских идей, образов, концепций, присутствующих во всем контексте отечественной культуры, начиная с ее возникновения до сего дня. Генезис отечественной культуры и возникшей в ее лоне протофилософской мысли уходит в глубины… …   Философская энциклопедия

  • Список теорий и представлений, относимых научными скептиками к псевдонаучным — В этом списке представлены концепции, которые представителями научного сообщества, стоящими на позициях научного cкептицизма (организациями[1] и отдельными лицами[2][3]), признаны псевдонаучными[4][5][6]. Позиция научного скептицизма состоит в… …   Википедия

  • ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ — с самого начала была и осталась философией религии. Чистое истолкование Библии и собрание божественных законов, фиксированных в Галахе (новоевр. – руководящее начало) и углубленных благодаря Поучительным текстам к Гаггаде (древнеевр. – рассказ,… …   Философская энциклопедия

  • МЕТАФОРА ОПТИЧЕСКАЯ —         или визуальная (от visus, лат., зрение, вид, зрелище); метафора зеркала феномены, выполняющие особые функции в познании и языке, искусстве и науке, религии и философии культуре в целом. Существующие зрительные мифологемы включают… …   Энциклопедия культурологии

  • Рорти Ричард — Неопрагматизм Ричарда Рорти Жизнь и сочинения     Ричард Рорти родился в Нью Йорке в 1931 г. В молодости на него, как и на многих американцев, значительное влияние оказал Дьюи «философ демократии», как его называли. Встреча с аналитической… …   Западная философия от истоков до наших дней

  • ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ — Гносеология (от греч. gno sis знание, logos слово, понятие), Эпистемолог и я (от греч. episteme знание) раздел философии, исследующий природу человеческого познания, его источники и предпосылки, отношение знания к предмету познания, условия… …   Философская энциклопедия

Книги

  • Очищение сердца, Голтвейт Джон. Джон Голдтвейт - американский психолог, специалист по надличностной психологии, принявший сан священника. Долгие годы он стремился к познанию себя и природы реальности, изучал основы религий,… Подробнее  Купить за 166 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»