БУРЫЛИН Дмитрий Геннадьевич это:

БУРЫЛИН Дмитрий Геннадьевич
БУРЫЛИН Дмитрий Геннадьевич
БУРЫ́ЛИН Дмитрий Геннадьевич (1852—1924), русский фабрикант, купец первой гильдии (1899), предприниматель в области текстильной промышленности, потомственный почетный гражданин; коллекционер, краевед.
Семейное дело
Предки Д.Г. Бурылина были старообрядцами, его дед примкнул к единоверцам, получив при этом имя Диодор вместо Федора. По семейному преданию Бурылины некогда жили на Новгородчине, но «за строптивый нрав» были высланы из родных мест. Позднее Бурылины были крепостными князей Черкасских, графа Н.П. Шереметева (см. ШЕРЕМЕТЕВ Николай Петрович), ткали льняные ткани, занимались набойкой (см. НАБОЙКА). Дело Бурылиных получило развитие после московского пожара 1812 года, во время которого сгорели почти все фабрики Москвы. Диодор Андреевич Бурылин (1788—1860) в 1812 году построил ситценабивную фабрику в Вознесенском посаде на реке Уводи (будущий Иваново-Вознесенск). В 1831 году он получил вольную от графа Шереметева для себя и своей семьи. В 1844 году Д.А. Бурылин выстроил одноэтажный каменный дом с садом, а напротив него — каменную ситценабивную фабрику и деревянную заварку на Уводи (заварка — помещение, где варились краски для тканей).
Бурылинские ситцы сбывались в Москве, на ярмарках в Нижнем Новгороде, Ростове Великом, Макарьеве, Холуе. По дороге на ярмарку Д.Г. Бурылин был ограблен и убит, но своему единственному сыну Геннадию он оставил хорошо отлаженное хозяйство и капитал. Геннадий склонности к предпринимательству не имел, хозяйство запустил; продолжателями дела стали его сыновья — Николай и Дмитрий. Еще подростками они работали на фабрике деда простыми рабочими. С 1866 года еще при жизни отца 16-летний Николай и 14-летний Дмитрий стали руководить фабрикой, взяв на себя заботы о сестрах и родителях. Николай Геннадьевич в 1875 году женился на Надежде Харлампиевне Куваевой, единственной дочери богатого ивановского фабриканта Х.И. Куваева. После смерти родителей жены (1887), он вместе с супругой учредил «Товарищество Куваевской ситценабивной мануфактуры», которым руководил до 1917 года. Это было самое крупное в Иваново-Вознесенске предприятие.
В 1876 году Дмитрий Геннадьевич Бурылин стал купцом второй гильдии. В следующем году он женился на дочери шуйского лесопромышленника С.В. Романова Марии Степановне и построил на месте старой деревянной заварки каменную, а рядом — двухэтажное здание красильно-набивной фабрики. В 1880 году Дмитрий Геннадьевич приобрел большой участок земли на Александровской улице в Иваново-Вознесенске. Часть его предназначалась для нового здания реального училища (в 20 веке в этом здании разместились областной художественный музей и химико-технологический техникум), а ближе к Уводи были построены два каменных двухэтажных корпуса механической ситцепечатной фабрики (ныне корпус Ивановского государственного университета). Фабрика имела паровое отопление, освещалась керосиновыми лампами; вырабатывала ластик, миткаль, саржу, жаккардовые ткани. Товар сбывался в Москве и на ярмарках. В 1882 году в новом каменном здании в центре Иваново-Вознесенска, возле Крестовоздвиженской церкви начала работу красильно-аппретурная фабрика. К 1890 на фабрике трудились более 500 человек. Сам хозяин получал жалования 6 тысяч рублей в год. Средняя зарплата мужчин на его фабрике составляла 15 рублей в месяц, женщин и детей — 6 рублей.
В 1893 году Д.Г. Бурылин решил освоить хлопкоочистительное производство. В 1895 году рядом с ткацкой фабрикой на Вознесенской улице он оборудовал хлопкоочистительную фабрику, способную обрабатывать до 60 тысяч пудов хлопчатобумажных концов. Перед ее строительством Дмитрий Геннадьевич ездил в Англию, чтобы познакомиться с новым для него делом. По объему производства фабрика стала самой крупной в России. Вся выработанная продукция поставлялась на пороховые заводы военно-сухопутного и военно-морского ведомств. Изделия фабрик Бурылина получали золотые и серебряные награды на международных и всероссийских выставках: Москва (1882) — похвальный отзыв, Чикаго (1884) — бронзовая медаль и диплом, Ныо-Орлеан (1885) — золотая медаль, Екатеринбург (1886) — серебряная медаль, Москва (1891) — золотая медаль, Париж (1894) — золотая медаль, Новгород (1896) — серебряная медаль, Париж (1897) — золотая медаль. В 1899 году Д.Г. Бурылин стал купцом первой гильдии.
Дмитрий Геннадьевич трижды встречался с императором Николаем II Александровичем (1896, 1912, 1913). В юбилейные дни Отечественной войны 1812 года Д.Г. Бурылин поднес дочерям императора шелковые платки, сработанные на его фабрике по редчайшему оригиналу-гравюре эпохи 1812 года. Большие доходы Бурылиным принесли поставки товаров в годы русско-японской войны (см. РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904—05). Большим спросом пользовались хлопчатобумажные концы, вата, марля, шелковые ткани для зарядов артиллерийских картузов. В 1906 и 1908 годах Д.Г. Бурылин приобрел еще две фабрики — одну в Иваново-Вознесенске, другую — в Шуйском уезде. В марте 1909 года было образовано «Товарищество мануфактур Д.Г. Бурылина» с капиталом в 750 тысяч рублей. В 1909 году продукция товарищества была удостоена золотой медали на выставке в Казани. В 1912 года «Товарищество мануфактур Д.Г. Бурылина» досгигло миллионных оборотов.
Война и революция
С началом Первой мировой войны «Товарищество Д.Г. Бурылина» по договорам с Главным управлением кораблестроения поставляло армии толстую ткань из шелковых очесов, выполняло заказы Главного артиллерийского управления на изготовление шелковой ткани для зарядных картузов, в большом количестве выпускало марлю, вату, хлопчатобумажные концы для пороховых заводов. В апреле 1917 года было решено построить еще один ткацкий корпус, но революция не дала осуществиться задуманным планам. Дмитрий Геннадьевич приветствовал свержение самодержавия, но вскоре реалии революционных преобразований разочаровали его. Смыслом жизни Д. Бурылина была его огромная коллекция произведений искусства. Он говорил: «Музей — это моя душа, а фабрика — источник средств для жизни и его пополнения». После революции фабрики Бурылина и его собрание древностей, существовавшее уже в виде музея, были национализированы. Сам Дмитрий Геннадьевич, по настоятельной рекомендации М.В. Фрунзе (см. ФРУНЗЕ Михаил Васильевич), бывшего в 1918 году председателем Иваново-Вознесенского губисполкома и губкома партии, был назначен директором музея. Но 1923 году Бурылин был выселен из собственного дома, а в 1924 году по ложному обвинению он был отстранен от должности, ему запретили проводить занятия в музее. В сентябре 1924 года его не стало. Но даже после смерти останкам его не суждено было упокоиться. Еще в 1839 году Диодор Бурылин совместно с другими купцами выстроил в Иванове единоверческую церковь Благовещения Богородицы. Рядом, на родовом участке Бурылиных, похоронили Д. Г. Бурылина. В 1960-е годах, когда ликвидировали Благовещенскую церковь и кладбище, прах Дмитрия Геннадьевича был перенесен на кладбище «Балино», где покоится и поныне.
Благотворитель и коллекционер
При жизни Д.Г. Бурылин пользовался почетом и уважением в городе и сам сделал для Иваново-Вознесенска немало. 28 лет подряд избирался он гласным Городской думы, с 1872 года занимал различные должности в 57 городских и общественных учреждениях. Политика его не интересовала, к партиям относился нейтрально, зато был истинным меценатом и благотворителем. В 1883 года иваново-вознесенский голова сообщил Бурылину, что он избран в комиссию по постройке нового здания реального училища; по окончании строительства Бурылин стал его попечителем. Он был также среди попечителей механического училища, женской гимназии, женской торговой и профессиональной школ, церковноприходской школы при Успенской церкви. 37 лет он возглавлял попечительский совет второго земского училища, 21 год был членом попечительства школы колористов. В 1914 года его единогласно избрали попечителем церковноприходской школы крестьяне села Афанасово. В 1900 году императрица Мария Федоровна определила Дмитрия Геннадьевича почетным членом Шуйского уездного попечительства детских приютов. За деятельность и пожертвования в пользу учреждений министерства просвещения Бурылин императорским указом был награжден золотой медалью со Станиславской лентой. В 1910 году на собственные средства Дмитрий Геннадьевич устроил бульвар на Александровской улице напротив собственного дома. Для этого из Риги привезли 224 липки и 1000 кустов боярышника. Бульвар существует по сей день и носит название проспекта Ленина. В 1918 году «Товарищество мануфактур Д. Г. Бурылина» перечислило в фонд устройства обсерватории и метеорологической станции 50 тысяч рублей. В том же году все было национализировано, Дмитрий Геннадьевич остался без средств к существованию.
В 1912 году исполнилось 100 лет промышленной и общественной деятельности рода Бурылиных. Эту дату Бурылин ознаменовал закладкой здания будущего музея. Строительство музея по проекту архитектора П.А. Трубникова завершилось в 1915 году. При этом был благоустроен низкий и сырой берег реки Уводи. В здании музея разместилась школа рисования. В одном из лучших залов Дмитрий Геннадьевич и его супруга устроили библиотеку и читальный зал, на что было пожертвовано 200 тысяч рублей. Бурылиным здание музея было задумано как городская достопримечательность. Большую роль он отводил внешнему декору строения. В деревянных ящиках до окончания строительства хранились мраморные фигуры античных богов, предназначенные на его фронтоны. У лучших мастеров были заказаны кованые двери. Из Италии привезли цветную плитку и мозаику для пола, мрамор для парадной лестницы. Здание было оснащено лифтом и вделанными во фронтон часами с ночной электрической подсветкой.
Начало коллекции Дмитрия Геннадьевича было положено еще его дедом Диодором. С 14 лет Дмитрий стал сам собирать монеты, оружие, книги. Он коллекционировал на протяжении своей жизни все или почти все, что можно подвести под понятие редкостей. Его собрание еще при жизни коллекционера во многом определило культурную жизнь Иваново-Вознесенска, а позднее стало катализатором создания целой семьи музеев и музейных экспозиций, сделавших Иваново одной из самых богатых в этом отношении территорий России. Увлеченный собирательством, испытывавший радость от обладания не только старинными вещами, Бурылин несколько наивно, наверное, полагал, чтo его музей может стать хранилищем, не знающим границ. Отсюда обилие разнохарактерных предметов, составивших его коллекцию. На свою коллекцию Дмитрий Геннадьевич тратил колоссальные средства, порой в ущерб семье. Для приобретения предметов он выезжал в различные города России, а также в Англию, Австрию, Германию, Грецию, Египет, Италию, Польшу, Турцию, Францию, Финляндию, Бельгию, Швейцарию. В 1913 году в Египте он даже приобрел древнюю мумию.
Большим разнообразием отличались этнографические коллекции, из которых самой большой была русская коллекция. В этнографических коллекциях были представлены предметы быта, посуда и утварь, одежда, головные уборы, оружие, военное снаряжение, орудия труда и огромная коллекция образцов тканей (более миллиона), преимущественно местного производства, начиная от старинных ручных набоек 17—18 веков, а также ткани и из Японии, Китая, Персии, Западной Европы. Большую ценность представлял отдел Востока и Средней Азии. Уникальной была коллекция предметов буддийского культа — подобной в дореволюционной России не было.
Уже в 1885 году только нумизматическая коллекция насчитывала до 100 тысяч монет, орденов и медалей 16—19 веков из 236 государств и городов. В 1883 году Бурылин был избран действительным членом Московского нумизматического общества, членом географического отделения императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, хотя и получил только домашнее образование. Одной из лучших в России была масонская коллекция. В ней находились редчайшие масонские знаки всех стран, всех масонских лож, символические одежды, рукописи и книги, оружие, ключи, все предметы для посвящения в рыцари. Описание масонской коллекции Бурылина вошло в двухтомное издание «Масонство в его прошлом и настоящем». Большой интерес представляли коллекции: курительных трубок русской и западноевропейской работы; русских металлических чернильниц 17 века; игральных карт различных времен — около 100 колод русских, японских, китайских, французских, немецких. Дмитрий Геннадьевич собирал также иконы, духовные книги, гравюры, фарфор. Значительными были разделы русской, восточной и западноевропейской металлической посуды 17—19 веков; изразцов 17—19 веков; серебряных филигранных изделий русской работы 19 века. Интересной была коллекция часов, в которой были представлены часы деревянные с деревянным механизмом русской работы, часы песочные, солнечные, каминные, настольные, английской работы 18—19 веков. Гордостью владельца были часы работы парижского механика Альберта Биллета, изготовленные в 1873 году — уникум мирового значения: 95 циферблатов показывали астрономическое, хронологическое и географическое время, продолжительность дня и ночи, отмечали, который час в Лондоне и Берлине, Париже и Лиссабоне, Москве и Петербурге, Пекине и Бомбее. Коллекция изобразительного искусства (более 500 полотен) содержала работы Айвазовского (см. АЙВАЗОВСКИЙ Иван Константинович), Верещагина (см. ВЕРЕЩАГИН Василий Васильевич), А. Бенуа (см. БЕНУА Александр Николаевич), Маковского (см. МАКОВСКИЙ Владимир Егорович), Поленова (см. ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич), Шишкина (см. ШИШКИН Иван Иванович), а также западноевропейские гравюры.
В археологической коллекции находились памятники культуры и искусства Древней Греции, Рима, Египта. Отличалась богатством коллекция старопечатных книг и рукописей («Апостол», 1564; «Псалтирь» с гравюрами Дюрера, 1521). Дмитрий Геннадьевич собирал сочинения по юриспруденции, начиная с 16—17 веков, редкие книги медиков 16—18 веков, древние рукописи. Много в коллекции было рукописей на арабском, персидском, тибетском, армянском, грузинском языках, на санскрите. Д. Г. Бурылин встречался с Л. Н. Толстым, вел с ним переписку, в день смерти великого писателя находился в Астапове, привез оттуда посмертную маску Толстого. В музее Бурылина много вещей было связано с Львом Николаевичем (портреты, бюсты, фотографии, публикации о великом писателе). До 1919 года Дмитрий Геннадьевич вел переписку с Софьей Андреевной Толстой. Первые коллекции Бурылина можно было увидеть на выставке в Москве, организованной в 1887—1888 годах Российским историческим музеем и Антропологическим музеем Московского университета. Историческому музею Бурылин подарил большой живописный портрет царя Алексея Михайловича, а Антропологическому музею — собрание рукописей в 16 томах. В 1891 году на Среднеазиатской выставке в Москве, проходившей также в историческом музее, экспонировалась коллекция азиатских и восточных монет, на которую обратил внимание император Александр III. Первую выставку из «собрания древностей и редкостей» Дмитрий Геннадьевич организовал в Иваново-Вознесенске в апреле 1903 году.
Еще до революции Бурылин передал музей в полное владение городу, так что формально его и не пришлось национализировать. В 1920-х годах из коллекции Бурылина в Эрмитаж была передана масонская часть. В 1930-х годах более половины восточной коллекции ушло в Московский музей восточных культур. После Великой Отечественной войны археологическая часть коллекции была передана в Херсон и Керчь. В Иванове из остатков бурылинской коллекции был организовано три музея: краеведческий, художественный и музей ивановского ситца, а библиотека, около 60 тысяч книг, стала основой городской публичной библиотеки. В постсоветские годы Государственному объединению историко-краеведческих музеев города Иванова присвоено имя Д.Г. Бурылина.
Дмитрий Геннадьевич хотел написать книгу по истории города Иваново-Вознесенска, собрал много фактического материала, в частности, по истории текстильной промышленности в крае. В 1911 году для составления книги был заключен договор с историком-археологом, надворным советником, действительным членом статистических комитетов и ученых архивных комиссий многих губерний России Иваном Федоровичем Токмаковым, автором интересных и подробных исторических описаний сел, городов, монастырей, церквей, фабрик, заводов России. Бурылин вел переписку и с И.В. Цветаевым, уроженцем Владимирского края. Для работы над книгой Дмитрий Геннадьевич привлек многих людей — ученых, историков, филологов из Москвы, ивановских художников и ученых. Но настоящим помощником был только Токмаков. Книгу предполагалось выпустить в 1915 году, но осуществить замысел так и не удалось.

Энциклопедический словарь. 2009.

Смотреть что такое "БУРЫЛИН Дмитрий Геннадьевич" в других словарях:

  • Бурылин, Дмитрий Геннадьевич — Дмитрий Геннадьевич Бурылин Дата рождения: 4 февраля (16& …   Википедия

  • Бурылин, Дмитрий Геннадьевич — Род. 1852, ум. 1924. Предприниматель текстильщик из старинной семьи, занимавшейся ткачеством, купец 2, затем 1 гильдии, потомственный почетный гражданин, известный благотворитель, коллекционер и краевед, создатель и первый директор Ивановского… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Бурылин — Бурылин, Дмитрий Геннадьевич Дмитрий Бурылин …   Википедия

  • Дмитрий Бурылин — Мемориальная доска в честь купца и предпринимателя Дмитрия Бурылина на фасаде краеведческого музея. Дата рождения: 4 (16) февраля 1852 года …   Википедия

  • Почётные граждане города Иваново — Почётный гражданин города Иваново  почётное звание города Иваново  высший знак отличия лиц, пользующихся уважением и авторитетом, внесших большой общественно значимый вклад в социально экономическое и культурное развитие города,… …   Википедия

  • Промышленность Иваново — Город Иваново Флаг Герб …   Википедия

  • Иваново-Вознесенск — Город Иваново Флаг Герб …   Википедия

  • Иваново (Ивановская область) — Город Иваново Флаг Герб …   Википедия

  • Иваново (Россия) — Город Иваново Флаг Герб …   Википедия

  • Иваново — У этого термина существуют и другие значения, см. Иваново (значения). Город Иваново Флаг Герб …   Википедия

Книги



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»