Морозовы это:

Морозовы
Моро́зовы
российские предприниматели, владельцы текстильных предприятий. Савва Васильевич (1770—1862), из крепостных крестьян, выкупился с сыновьями в 1820. Основал ряд текстильных фабрик. Морозовы создали ряд мануфактурных товариществ, на которых в 1915 было 54 тыс. рабочих. См. также Морозов С. Т.
* * *
МОРОЗОВЫ
МОРО́ЗОВЫ, российские предприниматели, владельцы текстильных предприятий. Многие прославились своей благотворительной деятельностью и как коллекционеры и меценаты.
Основатель династии
Родиной Морозовых был край Гуслицы, который охватывал южную часть Богородского и Бронницкого уездов Московской губернии, включая Егорьевский и Покровский, примыкая к землям Рязанской и Владимирской губерний. Заселен был преимущественно старообрядцами, к которым поначалу принадлежали и Морозовы. Первым из рода Морозовых был зуевский крепостной крестьянин Василий Федорович Морозов. В ревизской сказке села Зуево за 1834 записано, что крестьянин Василий Федоров, его сын Савва со своими четырьмя детьми (женщины не указаны) «отпущены на волю в 1821 году».
Савва Васильевич Морозов (1770—1860) — основатель династии текстильных фабрикантов, будучи крепостным, рыбачил, пас коров, был извозчиком, затем стал ткачом в шелковом заведении И. Кононова. В 1797 женился на Ульяне Афанасьевне, крепостной, дочери красильного мастера. В день свадьбы помещик Рюмин преподнес молодым в подарок 5 рублей золотом. Считается, что на эти деньги Савва Морозов открыл «свое дело». В том же 1797 году он создал шелкоткацкую мастерскую и нанял ткачей. Так был положено начало торгово-промышленному делу Морозовых, которое просуществовало до 1917.
Выпускаемые Морозовым ткани окрашивала его жена, унаследовавшая от отца умение и тонкости красильного ремесла. Морозов сам сбывал свой товар, ежедневно отправляясь пешком из Зуева к Рогожской заставе в Москве, где его ожидали перекупщики, по достоинству оценившие качество товара. Спрос на товар Морозова возрастал. Вся семья Саввы Васильевича, включая малолетних детей, ежедневно работала по 10—12 часов в мастерской, на сдельную оплату были переведены и ткачи по найму. В 1821 Савва Морозов за 17 тыс. руб. покупает «вольную» у помещика Г. Рюмина на отца, себя и четырех сыновей — Елисея, Захара, Абрама и Ивана. Пятый сын, Тимофей, родился уже вольным.
Никольская мануфактура
В 1823 Савва Морозов покупает у помещика Рюмина земли на правом берегу р. Клязьма и в 1830 переводит туда из Зуева товароотделочную и красильную мануфактуры. Это событие положило начало росту промышленного местечка Никольское (ныне Зуево и Никольское входят в черту города Орехово-Зуево (см. ОРЕХОВО-ЗУЕВО)). В 1837 в Никольском Морозов начал строить суконно-прядильную и ткацкую фабрику. В 1847 Л. Кнопп построил для Морозова самую крупную в России бумагопрядильную и ткацкую фабрику. В 1860 единоличная фирма была преобразована в торговый дом «Савва Морозов с сыновьями» на паях. В 1873 торговый дом был переименован в Товарищество Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К».
В Москве Морозовы обосновались в середине 1830-х гг., для чего была приобретена земля с жилыми и нежилыми строениями и садом в Рогожской части, в Шелапутинском переулке. В 1842 Морозовы получили потомственное почетное гражданство. Савва Васильевич прожил долгую жизнь, умер богатейшим человеком, купцом 1 гильдии, похоронен на Рогожском старообрядческом кладбище.
«Викуловичи»
По именам сыновей Саввы Васильевича, кроме старшего, образовались четыре династии. Елисей Саввич (1798—1868), старший сын, старообрядец, похоронен на Преображенском кладбище. Получил от отца капитал и земельный участок в Никольском, в 1837 организовал собственную мануфактуру с раздаточной конторой и красильной. В 1858 с помощью сына Викулы построил в Никольском первую в России самоткацкую фабрику для выработки суровых материалов. Постепенно Елисей Саввич все дела передал жене и сыну. Он был фанатичным старообрядцем Федосеевского согласия, примыкавшего к Преображенскому кладбищу в Москве. В 1830—1850 годы он являлся попечителем и хранителем капиталов одной из самых многолюдных молелен в Москве — Покровской, основал несколько молелен в Москве и Орехове (ныне город Орехово-3уево). Занимался богословскими вопросами, по его имени был назван один из старообрядческих толков («Елисова вера»). Так как фабричными делами в основном занимался его сын, Викула, эта ветвь именуется «Викуловичами».
Викула Елисеевич (1829—1894), соревнуясь с братьями отца, учредил в 1882 «Товарищество мануфактуры Викулы Морозова с сыновьям в местечке Никольском». Обладая слабым здоровьем, он часто ездил на лечение в Англию, постигая там ведение хлопкового дела и внедряя новейшие достижения у себя на фабрике. Его предприятие было весьма прибыльным: при средней норме прибыли в хлопчатобумажной промышленности в 1888 17,9% прибыль на фабрике Викулы Морозова составляла 31,6%, а в 1893 — 16% при средней по отрасли 8,3%. На свою фабрику во избежание беспорядков он старался принимать только рабочих-старообрядцев. Для рабочих строились казармы с бесплатным проживанием, освещением, отоплением и водоснабжением. При фабриках имелись фермы по 25—30 коров в каждой, собственные бойни, мельницы, хлебопекарни. На средства Викулы и его сыновей в Никольском были построены: образцовая больница, две фабричные школы и богадельня; с помощью английских специалистов, работавших на морозовских мануфактурах, в 1910 и 1914 были сооружены два футбольных стадиона, считавшихся в те годы лучшими в России.
В деревне Ионово благодаря влиянию Викулы Морозова была открыта в 1880 единственная в России легальная старообрядческая школа. В селе Саввино (ныне входит в черту города Железнодорожный) в 1879 по инициативе Викулы Морозова было образовано новое товарищество «Саввинская мануфактура Викулы Морозова сыновей, Ивана Полякова и К», рядом с которой были построены казармы для рабочих. В храме Преображения Господня, что находилось недалеко от фабрики, был установлен фарфоровый иконостас, изготовленный на фарфоровом заводе М. С. Кузнецова (см. КУЗНЕЦОВ Матвей Сидорович), близкого друга Викулы Морозова (храм с иконостасом сохранились).
В 1894 Викула поделил фабрики и капиталы между своими сыновьями. Родовой дом в Введенском (ныне Подсосенском) переулке, 21, перешел к Алексею Викуловичу (см. МОРОЗОВ Алексей Викулович), известному в Москве коллекционеру предметов русской художественной старины, ему же досталось и подмосковное имение Одинцово-Архангельское. «Викуловичи» были известны своей благотворительностью. В. Е. Морозов пожертвовал на постройку городской психиатрической больницы на Канатчиковой даче (Алексеевской) 60 тыс. руб., на устройство дешевых столовых и чайных и на улучшение «продовольствия бедного класса населения» — 3 тыс. руб. Наследники из завещанных B. E. Морозовым денег внесли 3500 руб. на постройку здания богадельни при попечительстве Яузского участка. Но главным делом потомков Bикулы Морозова было строительство в Москве детской больницы, открытой в апреле 1902 и более известной как «Морозовская».
Сын Викулы Морозова, Иван, после окончания юридического факультета университета по решению пайщиков Никольской мануфактуры становится директором ее правления. Ему принадлежал особняк в Москве (Леонтьевский переулок, 10), а также имение Иславское и конный завод, находящийся рядом. Иван Морозов занимался разведением русских рысаков. Завод, созданный на базе морозовского, существует и сейчас. Старшая из дочерей Викулы, Вера, вышла замуж за московского мебельного фабриканта П. А. Шмита. Состояние их сына, известного революционера Николая Шмита, после его гибели в Бутырской тюрьме при невыясненных обстоятельствах, попало в руки большевиков («дело о наследстве купчихи Шмит»). Праправнучкой Викулы Морозова является актриса Татьяна Лаврова (см. ЛАВРОВА Татьяна Евгеньевна) .
«Захаровичи», или «богородские» Морозовы
Захар Саввич (1802—1857), старообрядец, похоронен на Рогожском кладбище. Получил от отца капитал и красильное отделение Никольской мануфактуры в Богородске. В 1842 приобрел у помещика Жеребцова сельцо Глухово в Богородском уезде и перенес туда свое предприятие (ныне входит в черту города Ногинска (см. НОГИНСК)). В 1844 открыл первое среди морозовских предприятий — Богородско-Глуховскую механическую бумагопрядильную фабрику. На ней был занято 450 рабочих. После смерти Захара Саввича предприятие было преобразовано в Товарищество Богородско-Глуховской мануфактуры. Оно стало первым торгово-промышленным товариществом в Центральном районе России. К этому времени в него уже входили отстроенные и пущенные в ход прядильная, ткацкая, красильная, белильная, красильно-отделочная фабрики и два корпуса ручного ткачества. В 1884 на мануфактуре работало уже 8,5 тыс. человек при обороте капитала в 5,5 млн. руб.
В 1830-е гг. Морозовы создают в Глухове крупное ниточное производство, переводят туда две фабрики из соседнего села Кузнецы. Это предприятие стало крупнейшим в Московской губернии и во всей Центрально-промышленной области России. В 1907—08 строится Новоткацкая фабрика Глуховской мануфактуры, ставшая одной из лучших в мире. Помимо рабочих, занятых на производствах, на Морозовых трудилось 1300 ткачей-кустарей.
Морозовы владели 10 тыс. десятин земли, где на 8 торфяных болотах работало ежегодно 20 тыс. человек. Компания Глуховской мануфактуры имела свою торговлю в Санкт-Петербурге, Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге. Правление находилось в Москве (Старая площадь, 8). С 1890-х гг. и до революции мануфактурой управлял Арсений Иванович, внук Захара Саввича, ему помогали сыновья — Петр и Сергей Арсеньевичи, и племянник Николай Давидович.
Арсений Иванович (1850—1932) — наиболее интересная и примечательная личность из «богородских» Морозовых, или «Захаровичей». Образование Арсений Морозов получил сначала в России (старейшее Коммерческое училище), а затем в Англии — несколько лет жил в Манчестере. Прекрасно знал английский язык, владел немецким и немного французским. Сотрудничал в московском старообрядческом журнале «Церковь», где постоянно публиковал полемические материалы в защиту старой веры и освещал дела Богородской старообрядческой общины, почетным председателем которой был, иногда помещал свою переписку с официальными лицами (вплоть до министров и самого премьер-министра П. А. Столыпина (см. СТОЛЫПИН Петр Аркадьевич)) по вопросам, затрагивающим интересы старообрядцев. Сам до конца дней оставался ярым приверженцем старой веры. Был прирожденным математиком, в уме свободно манипулировал огромными цифрами, вплоть до семизначных. Прекрасно играл в шахматы. Был знатоком живописи, имел множество картин: полотна И. К. Айвазовского (см. АЙВАЗОВСКИЙ Иван Константинович), И. И. Левитана (см. ЛЕВИТАН Исаак Ильич), Переплетчикова, Жуковского, Ф. С. Рокотова (см. РОКОТОВ Федор Степанович); две скульптуры — бюст Екатерины II работы Ф. И. Шубина (см. ШУБИН Федот Иванович) и римскую скульптуру Колумба, стоившую огромных денег. Сейчас бывшая коллекция А. И. Морозова находится в запасниках краеведческого музея Ногинска.
Для строительства своего дома, дома сыновей, а также одной из фабрик Морозов пригласил в Богородск модного тогда архитектора А. В. Кузнецова. В городе работал также и еще один известный архитектор — И. Е. Бондаренко. Благодаря Морозовым Богородск (Ногинск) стал городом русского модерна (см. МОДЕРН). В Богородске строились мужские и женские училища. В Глухове благодаря стараниям Арсения Морозова к началу Первой мировой войны сформировался уникальный социально-бытовой комплекс, включавший жилые дома, больничный городок, школы и училища, церкви, клуб приказчиков, библиотеку, фабричные лавки и магазины, а также огородные плантации для выращивания различных овощей. Жилые дома, построенные Морозовым для рабочих и служащих Глуховской мануфактуры, до сих пор используются по назначению. Для рабочих были построены 4-этажные казармы Т-образной формы с вентиляцией, канализацией, воздушным отоплением. Служащие жили в двухэтажных деревянных домах. Существовала и привилегированная улица, где жили иностранные специалисты и отечественные инженеры. Практически во всех домах, включая деревянные, была канализация. Для детей рабочих была открыта фабрично-заводская школа.
Известен был Арсений Морозов и как храмосозидатель. Когда царским манифестом от 17 апреля 1905 старообрядцам была предоставлена свобода вероисповедания, он занялся возведением храмов: в одном лишь Богородске и его предместьях было построено 4 старообрядческих храма, а в Богородском уезде — около 15 (сохранился один, в полуразрушенном виде). Печальная участь забвения постигла и знаменитый Морозовский хор, созданный по инициативе Арсения и проповедовавший древнерусскую певческую культуру. Концерты хора проходили в залах Москвы и Петербурга. Несомненным показателем успеха были выпущенные тогда грампластинки типа «Гранд» и «Гигант» (частично сохранившиеся).
Арсений Морозов прожил 82 года, собственного дома в Москве у него не было. После революции у него отняли все, остаток дней доживал в одном из домов рядом с построенной им же церковью в Богородске. Похоронен на Рогожском кладбище. Могила утеряна. Давид Иванович — брат Арсения, был строителем железнодорожной ветки, отходящей от основной, Москва—Владимир, до Глухова, с конечной станцией Захарово (по имени деда, 1885; существует и поныне).
Николай Давидович Морозов, племянник Арсения Ивановича, долгое время руководил делами Глуховской мануфактуры (был одним из директоров) и прославил ее. Николай Морозов часто бывал в Англии, хорошо изучил английское хлопчатобумажное производство и знания применил на Глуховской мануфактуре. В Азовско-Донском банке он удачно купил акции Л. Кноппа. С помощью Н. Д. Морозова компания купила в Петербурге фабрику Бэка, изготавливавшую тонкие номера пряжи, и в Глухове начали вырабатывать «изящные» изделия для городского населения, конкурировавшие с заграничными (с 1911). Перед Первой мировой войной, когда в текстильной промышленности начался кризис из-за крупных неплатежей и злоупотребления тех, кто хотел нажиться на скидках, Н. Д. Морозов стал бороться с этим.
В 1906 он купил имение Льялово (неподалеку от современного г. Зеленограда), снес все старые строения и построил огромную деревянную виллу в стиле модерн (см. МОДЕРН), купленную на Парижской выставке, за ней вскоре закрепилось название «Морозовка». После революции усадьбу национализировали и разместили в ней дом отдыха ЦИК. Основное здание усадьбы сгорело в годы войны. С 1991 усадьба «Морозовка» находится в ведении Газпрома. После революции Н. Д. Морозов эмигрировал в Америку, где и скончался. В эмиграции носил фамилию Фрост (мороз).
Константин Васильевич Морозов, внук Захара Морозова, был одним из директоров правления Глуховской мануфактуры и членом Дома призрения и ремесленного образования бедных детей в Петербурге. В Москве (Гончарный переулок) на свои средства основал бесплатный ночлежный дом на 1300 человек; в 1904 по духовному завещанию наследники К. В. Морозова передали в бюджет города 175 тыс. руб.
«Абрамовичи», или «тверские» Морозовы
Абрам Саввич (1806—1856), старообрядец, похоронен на Рогожском кладбище. Отделиться от отца со своим делом не успел, хотя формально считается основателем морозовской ветви «Абрамовичей», или «тверских» Морозовых. Основанием фабрики в Твери по просьбе уже пожилого Саввы Васильевича занимался его младший сын Тимофей. Устав «Тверской мануфактуры» был утвержден в 1859, Тимофей Саввич руководил ею до 1871, а затем она перешла к детям Абрама Саввича — Абраму и Давиду. Правление мануфактуры находилось в Москве (улица Варварка, 9). Дом с монограммой над парадным входом сохранился. Тверская фабрика представляла собой огромное хозяйство. В 1878 на ней перерабатывалось 212 тыс. пудов хлопка, работало почти 6 тыс. человек.
Фабрика выпускала миткаль, бумазею, сатин, рубчик, бязь, коленкор, мадаполам, ситец — всего 27 видов различных текстильных изделий 49 сортов. Продукция морозовской фабрики пользовалась большим спросом. Изделия продавались в Москве, на Нижегородской, Ирбитской и Урюпинской ярмарках, большое количество товаров шло на Украину, в Среднюю Азию, Сибирь, в Крым, на Кавказ. В 1865 на Московской мануфактурной выставке изделия фабрики были отмечены большой серебряной медалью, на Всероссийской выставке в Петербурге в 1870 — государственным гербом. В 1863 владелицей мануфактуры после смерти Абрама Абрамовича стала его вдова, Варвара Алексеевна. При ней мануфактура становится крупнейшей не только в Тверской губернии, но и во всей России. При Варваре Морозовой и ее сыне, Иване Абрамовиче, при фабриках строятся казармы для рабочих улучшенной планировки, желающие могли жить в отдельных домиках на 4 семьи, при домиках имелись участки земли с садом и огородом. Были возведены также школа, рассчитанная на 1500 учащихся, с 4-годичным курсом обучения, больница на 80 кроватей, родильный приют, колыбельная (то есть ясли и детский сад), богадельня. Для рабочих, больных туберкулезом, в Гаграх был построен санаторий. По инициативе Ивана Морозова на территории фабричного городка было построено здание Народного театра. Этот своеобразный «город в городе» со всеми перечисленными постройками сохранился до наших дней.
К 1917 на мануфактуре перерабатывалось около 600 тыс. пудов хлопка, выпускалось более полумиллиона пудов готовой пряжи. Ситцевая фабрика выпустила более 60,1 млн. метров готовых тканей. На всех производствах Тверской мануфактуры было занято 17,8 тыс. человек. При фабриках находилось 11 благотворительных заведений, которые пользовались отчислениями Морозовых до 1918. При детском приюте с 1913 по 1920 организовывались продовольственные дни для детей прислуги, надзирателей и служащих. Морозовы оказывали помощь также учебным заведениям и учащимся Твери.
Варвара Алексеевна Морозова, урожденная Чудова (1848—1917), православная, похоронена на Ваганьковском кладбище. Личность, безусловно, яркая, талантливая, наделенная к тому же деловитостью, способностью к коммерческим делам. Управление Тверской мануфактурой вела твердой рукой, отличалась сильной волей и независимым характером. Известна в Москве своей благотворительной деятельностью. На ее средства была создана Тургеневская библиотека-читальня, которая давала «возможность пользоваться книгами тем слоям городского населения, которым по состоянию их средств существующие библиотеки недоступны». Бесплатная читальня была открыта в 1885, на ее создание и строительство здания было затрачено 50 тыс. руб. По названию этой библиотеки была названа и примыкающая к ней площадь — Тургеневская.
В 1883 от тяжелой психической болезни скончался муж Варвары Морозовой, Абрам Абрамович. В память о нем Варвара Алексеевна строит психиатрическую клинику, положившую начало формированию клинического городка на Девичьем поле в районе Большой и Малой Пироговских улиц. Затраты на строительство и оборудование клиники составили более 500 тыс. руб. Клиника носила имя Абрама Морозова (с 1938 — им. С. С. Корсакова). В том же клиническом городке на средства, собранные по инициативе Морозовой, был построен Институт для лечения опухолей, или Раковый институт, названный «морозовским» (открыт в 1903). На постройку и обзаведение института Морозова вместе со своими сыновьями пожертвовали 150 тыс. руб. Ныне — онкологический НИИ им П. А. Герцена.
В 1897 в арендованном здании на Пречистенке В. А. Морозова открыла общедоступные бесплатные вечерние курсы для рабочих при техническом обществе и привлекла в качестве преподавателей видных ученых и деятелей искусства — И. М. Сеченова (см. СЕЧЕНОВ Иван Михайлович), C. Н. Реформатского (см. РЕФОРМАТСКИЙ Сергей Николаевич), А. И. Южина-Сумбатова (см. ЮЖИН Александр Иванович), А. С. Голубкину (см. ГОЛУБКИНА Анна Семеновна) и др. В 1908 для курсов было построено здание в Нижнем лесном (ныне Курсовом) переулке (сохранилось).
В 1901 в ведение города было передано созданное Варварой Алексеевной училище для мальчиков, где, помимо общеобразовательных предметов, дети изучали столярное или слесарное ремесло. Курс был 4-летний. Это училище стало первым учебным заведением в только что учрежденной системе профессиональных училищ в Москве (до этого училища были платными, что лишало возможности детей беднейших жителей Москвы получать профессиональное образование). На его постройку Морозовой было затрачено 150 тыс. руб. В 1897 ею была пожертвована сумму в 10 тыс. руб. на постройку здания женского начального училища (оба здания училищ сохранились). Большую роль сыграла В. А. Морозова и в издании газеты «Русские ведомости (см. РУССКИЕ ВЕДОМОСТИ)». Жила Варвара Алексеевна в доме на Воздвиженке, 14 (особняк сохранился). В зале особняка, вмещавшем более 200 человек, собирался цвет московской интеллигенции. Здесь бывали А. П. Чехов (см. ЧЕХОВ Антон Павлович), В. Г. Короленко (см. КОРОЛЕНКО Владимир Галактионович), П. Д. Боборыкин (см. БОБОРЫКИН Петр Дмитриевич), Г. И. Успенский (см. УСПЕНСКИЙ Глеб Иванович), В. Я. Брюсов (см. БРЮСОВ Валерий Яковлевич) .
Рядом (Воздвиженка, 16) находился дом младшего сына Варвары Морозовой, Арсения, не принимавшего участия ни в родовом текстильном деле, ни в благотворительности. Красавец, балагур, страстный охотник, он удивил Москву постройкой неординарного сооружения — замка в испано-мавританском стиле. Критиковавшим его старшим братьям Арсений провидчески сказал: «Мой дом вечно будет стоять, а с вашими картинами неизвестно что еще будет» (сохранился, известен как «Дом дружбы»).
Старшие братья Арсения были коллекционерами картин. Михаил Морозов собрал великолепную коллекцию западной живописи, хотя в его собрании находилось немало картин знаменитых русских художников, таких, как В. И. Суриков (см. СУРИКОВ Василий Иванович), И. И. Левитан (см. ЛЕВИТАН Исаак Ильич), В. Г. Перов (см. ПЕРОВ Василий Григорьевич), К. А. Коровин (см. КОРОВИН Константин Алексеевич), В. А. Серов (см. СЕРОВ Валентин Александрович). Серовым были написаны портреты Михаила, его брата Ивана, жены брата и детей Михаила Абрамовича. Всего в коллекции М. Морозова насчитывалось 60 икон, 10 скульптур и около 100 картин. После смерти М. Морозова его вдова, Маргарита Кирилловна, в соответствии с желанием мужа передала собранную им коллекцию в дар Третьяковской галерее (см. ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ). Семья Михаила Морозова жила в особняке на Смоленском бульваре (дом 26/6, сохранился). Интересна судьба супруги М. Морозова — Маргариты Кирилловны, урожденной Мамонтовой — женщины необыкновенной красоты, «активной деятельницы музыкальной, философской и издательской деятельности Москвы», хозяйки салона, ставшего одним из интеллектуальных центров города. Занималась благотворительностью: на протяжении многих лет материально поддерживала композитора А. Н. Скрябина (см. СКРЯБИН Александр Николаевич), помогала Русскому музыкальному обществу (см. РУССКОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО (РМО)), одним из директоров которого являлась, на ее финансовую помощь опирался С. П. Дягилев (см. ДЯГИЛЕВ Сергей Павлович), организуя в Париже концерты русской музыки. Немало средств было переведено М. К. Морозовой на счет Религиозно-философского общества, объединившего в своем составе созвездие русских мыслителей «серебряного века» — Н. А. Бердяева (см. БЕРДЯЕВ Николай Александрович) ,С. Н. Булгакова (см. БУЛГАКОВ Сергей Николаевич), В. Ф. Эрна (см. ЭРН Владимир Францевич), П. А. Флоренского (см. ФЛОРЕНСКИЙ Павел Александрович)и др. С глубоким уважением отзывался о Морозовой Василий Розанов. (см. РОЗАНОВ Василий Васильевич)Одним из ее очень близких друзей был поэт Андрей Белый (см. БЕЛЫЙ Андрей) — Маргарите Кирилловне посвящены многие строки в симфонии «Кубок метелей» и поэме «Первое свидание».
У Михаила Абрамовича и Маргариты Кирилловны было четверо детей — 2 дочери и 2 сына. Один из них, Михаил Михайлович, известен как шекспировед, театровед, преподавал в ГИТИСе и МГУ. Его детский портрет «Мика Морозов» (Третьяковская галерея), написанный Серовым, считается одним из лучших семейных портретов Морозовых. (см. МОРОЗОВ Иван Абрамович)Иван Абрамович Морозов (см. МОРОЗОВ Иван Абрамович) — средний сын Варвары Алексеевны, был не только прекрасным управляющим Тверской мануфактурой, но получил известность в Москве как один из самых выдающихся коллекционеров-меценатов.
По инициативе младшего сына Абрама Саввича, Давида Абрамовича Морозова, в Москве (в Шелапутинском переулке, 5) была открыта богадельня для призрения «бедных престарелых или лишившихся по болезни возможности к труду лиц обоего пола всех сословий, с отделением для приюта малолетных детей, сирот, обоего же пола». На устройство и содержание богадельни и приюта имени Д. А. Морозова им было передано Купеческому обществу 500 тыс. руб. (открыта в 1892, архитектор М. И. Никифоров).
На богадельню давали деньги и другие члены семьи. Поэтому здесь были палата имени Николая Давыдовича, койка имени Феодосьи Ермиловны (жены Ивана Саввича), женская стипендия имени Саввы Тимофеевича. В 1913 в богадельне призревались 243 человека. В одном из флигелей Морозовского владения работало 3-е Рогожское женское начальное училище. В советское время в здании бывшей богадельни находился родильный дом им. Клары Цеткин. В настоящее время здание находится в полуразрушенном состоянии.
Иван Саввич Морозов
Иван Саввич (1812—1864), старообрядец, похоронен на Рогожском кладбище. Мануфактурным делом не интересовался, вскоре после смерти отца выделил свой капитал, сам завещания не оставил. Наследником его поместья в Пензенской губернии стал единственный сын Сергей — инициатор строительства «боярского двора» (Старая площадь, д. 6, архитектор Ф. О. Шехтель (см. ШЕХТЕЛЬ Федор Осипович)). В 1904 Сергей Морозов умирает, владение переходит в другие руки. Его мать, Феодосья Ермиловна, вторая жена И. С. Морозова, известна как крупная жертвовательница Рогожской старообрядческой общины. Кроме того, они вместе с сыном Сергеем пожертвовали в 1903 по 30 тыс. руб. каждый на строительство Ракового института.
«Тимофеевичи»
Тимофей Саввич (1823—1889), старообрядец, похоронен на Рогожском кладбище. С 1850 и вплоть до своей смерти в 1889 был единственным руководителем наследства Саввы Васильевича (после отделения старших сыновей), сначала через фирму «Торговый дом Савва Морозов с сыновьями», а с 1873 через Товарищество Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К», в которое был преобразован торговый дом. В то время оно включало: бумагопрядильную, ткацкую, красильно-набивную, аппретурную фабрики в с. Никольском, отбельно-аппретурную фабрику в д. Городищи; ткацко-ручную и плисорезную фабрики при с. Ваулово. Правление Товарищества находилось в Москве, в Трехсвятительском переулке, 1, где жила семья Тимофея Саввича.
В 1881 на фабриках Товарищества работало 25 800 человек, хлопка перерабатывалось более 250 тыс. пудов. Товар продавался в Москве, Петербурге, Харькове, Одессе, на Нижегородской, Ирбитской, Симбирской, Крестовской, а также на украинских ярмарках. Продукция морозовских фабрик была всегда самого высокого качества. Для рабочих были построены казармы, действовала больница, в которой ежедневно проводилось оспопрививание, при больнице имелись бесплатные ясли, где содержались также сироты фабричных рабочих. Молоко в больницу, приют и ясли доставлялось со своей фермы. При фабриках было создано училище, которое дети начинали посещать с 7 лет. После окончания училища детей принимали в учебные мастерские, где их обучали черчению, рисованию, слесарному, токарному, кузнечному, ткацкому, переплетному ремеслам. При училище имелась библиотека. Все фабричные корпуса, больница, училище, казармы и улицы, на которых имелись фонари, освещались газом, приготовленным на заводах при Товариществе.
В Товарищество входило также и химическое производство, где готовились вещества, употребляемые при белении, крашении и набивке. Имелось и кирпичное производство, на котором изготавливался кирпич для всех возводимых товариществом построек. Во владении Товарищества находилось более 33 тыс. десятин земли, неподалеку от Никольского находились торфяные разработки. Никольская мануфактура представляла собой как бы большой промышленный город, включавший в себя не только производство, но и социально-бытовой комплекс. В Никольском был открыт один из первых в России кооперативных магазинов. В харчевых лавках при фабриках продавались продукты, приобретенные у производителей, при самой мануфактуре был открыт рынок, на котором ежедневно окрестные крестьяне производили продажу всевозможных продуктов с возов.
В 1885 на мануфактуре произошла Морозовская стачка (см. МОРОЗОВСКАЯ СТАЧКА 1885) — до сих пор историки решают вопрос о правых и виноватых. В том, что она произошла, определенную роль сыграл не только общероссийский экономический кризис 1880-x гг., повлекший за собой снижение расценок на текстильных фабриках. Немаловажным обстоятельством было и то, что на фабрики Тимофея Морозова в отличие от фабрик Викулы (находившихся по соседству и куда принимали в основном старообрядцев) брали пришлый люд, шатавшийся по России в поисках легкой работы. Местные рабочие называли этих пришельцев «дном» или «котами». Они-то в основном и будоражили рабочих во время беспорядков.
Стачка 1885 и отношение к нему рабочих, которых он считал своими детьми, подорвали здоровье Тимофея Саввича, и он фактически отошел от дел. По инициативе его жены, Марии Федоровны, из родственников было создано паевое товарищество, техническим директором которого стал 20-летний талантливый инженер Савва Тимофеевич Морозов (см. МОРОЗОВ Савва Тимофеевич), с удовольствием взявшийся за управление мануфактурой.
Для Hикольской мануфактуры из Англии было завезено новое оборудование. Были проведены меры по улучшению социального положения рабочих. Началось строительство новых казарм. Так же, как и при фабрике Викулы Морозова, были заведены собственные бойни, мельницы, хлебопекарни. Открылись бани, началось строительство здания театра для рабочих и служащих. В 1895—1899 шло строительство новых фабрик: бумагопрядильной и ткацко-отделочной — светлых просторных корпусов, в которых было легче дышать и работать. В конце 19 — начале 20 вв. на расширение и развитие предприятия была перечислена гигантская сумма — свыше 7,5 млн. руб., выстроено новых зданий на общую сумму почти 3,5 млн. руб.
В 1906 закончилось строительство новой фабричной больницы. В двух больших корпусах разместились хирургические, терапевтические, гинекологическое и родильное отделения, а также амбулатория и аптека. Механическая прачечная с дезинфекционной камерой, биологический фильтр для очистки сточных вод, пароводяное отопление и приточно-вытяжная вентиляция свидетельствовали о санитарном обслуживании на европейском уровне. Для престарелых рабочих было выстроено новое здание богадельни. Для досуга рабочих и служащих в Никольском был организован Парк народных гуляний, открыты новые библиотеки. На рубеже веков на фабриках Товарищества работало более 13 тыс. человек, ежегодно производилось около 440 тыс. пудов пряжи, до 1800 тыс. кусков тканей. В 1907 капитал Товарищества составил 15 млн. руб.
Мария Федоровна Морозова (1830—1911), староверка, похоронена на Рогожском кладбище, была женщиной очень властной, обладала ясным умом, большим житейским тактом и самостоятельными взглядами. После ухода мужа от дел фактически возглавляла Товарищество Никольской мануфактуры до самой своей смерти, увеличив состояние мужа, доставшееся ей по наследству, почти в 5 раз (ее состояние оценивалось в 29 346 тыс. руб.). Обладая таким капиталом, Мария Федоровна никогда не забывала о делах благотворительных, и по масштабам превзошла мужа. Самыми большими вкладами Тимофея Морозова были: 150 тыс. руб. на строительство гинекологической клиники на Девичьем поле (ныне Пироговская улица) и 100 тыс. руб. на строительство психиатрической больницы на Канатчиковой даче (ныне психиатрическая больница им. Н. А. Алексеева (см. АЛЕКСЕЕВ Николай Александрович)). Мария Федоровна была единственной среди российских купчих награждена Мариинским знаком отличия за 25 лет (1878—1903) беспорочной службы в благотворительных заведениях. После смерти Тимофея Саввича она пожертвовала Рогожской старообрядческой общине 100 тыс. руб. Ежегодно Мария Федоровна раздавала бедным несколько сот тысяч руб. на воспитание детей, лечение и другие нужды. В 1903 она, среди прочих, пожертвовала на строительство Ракового института 15 тыс. руб.; в 1905 вместе с сыном Сергеем и дочерью Юлией выделила средства на строительство двух корпусов Старо-Екатерининской больницы в память об умершем сыне Савве, корпуса для нервных больных на 60 кроватей и корпуса родильного дома на 74 кровати (оба сохранились на территории МОНИКИ, бывшая Старо-Екатерининская больница). В 1908 Мария Федоровна скупила и закрыла все печально известные ночлежные дома в районе Хитровки и вместе с дочерью Юлией возвела пятиэтажный дом у Брестского вокзала на 800 человек (Пресненский вал, 15). Строительство обошлось в 100 тыс. руб. В Москве этот дом все знали как «морозовский». На средства Морозовой были построены студенческое общежитие и корпус для лаборатории механической технологии волокнистых веществ Императорского Технического училища (ныне имени Баумана). Свое завещание М. Ф. Морозова составила в 1908, распределив состояние между детьми и внуками и выделив 930 тыс. руб. на благотворительные цели.
Сергей Тимофеевич (1860—1944), младший сын, похоронен под Парижем. Получил университетское образование. В 1892 пригласил в родительский дом, где жил и сам, художника Левитана, которому в то время негде было жить. Мария Федоровна поселила художника во флигеле, где была оборудована и мастерская. Левитан жил там до самой своей смерти в 1900. Сергей Тимофеевич старался создать художнику все условия для работы: снабжал холстами, красками, подрамниками. После кончины художника его похоронили как близкого человека — все хлопоты и расходы взяла на себя Мария Федоровна. Флигель, где жил художник, Морозовы стали называть «левитановским» (сохранился, находится во дворе детского сада по Трехсвятительскому переулку, 1).
В 1885 Московское губернское земство открыло Торгово-промышленный музей кустарных изделий. Была создана кустарная комиссия, в которую вошел Сергей Морозов. Он разработал основы преобразования деятельности музея. В 1890 С. Т. Морозов становится заведующим Кустарным музеем, в 1903 строит на свои средства новое здание (в Леонтьевском переулке, 7, проект архитектора С. Соловьева) и переводит туда музей, а в 1911 к зданию пристраивается зал для размещения магазина, где продавались изделия народных умельцев. Вестибюль здания украсил камин работы М. А. Врубеля (см. ВРУБЕЛЬ Михаил Александрович). В должности заведующего Морозов оставался до 1897, после чего был избран почетным попечителем музея и продолжал руководить им. К работе в Кустарном музее Морозов привлекает В. М. (см. ВАСНЕЦОВ Виктор Михайлович)и А. М. Васнецовых (см. ВАСНЕЦОВ Аполлинарий Михайлович), М. Якунчикову, В. Д. Поленова (см. ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич)и др. Для оформления нового здания музея Морозов приглашает К. А. Коровина (см. КОРОВИН Константин Алексеевич).
На личные средства С. Морозова были устроены первые земские учебные мастерские: корзиночная в Голицыно, игрушечная в Сергиевом Посаде. Для этих и других мастерских Морозов построил здания. Он также участвовал в поддержке кооперации в промыслах и создании производственных артелей кустарей. Организовал фонд кредитования кооперативного движения, передав земству для этой цели 100 тыс. руб. (фонд получил имя С. Т. Морозова). В числе первых артелей была Хотьковская артель резчиков. В конце 19 — начале 20 вв. по примеру московского музея были организованы кустарные музеи в Вятской, Костромской, Нижегородской, Вологодской, Пермской губерниях. После революции, за которой последовала национализация музея, за Сергеем Тимофеевичем был сохранен кабинет, и в 1924 ему было предложено занять должность консультанта (музей существует и сейчас).
Вместе с И. В. Цветаевым (см. ЦВЕТАЕВ Иван Владимирович), профессором университета, С. Т. Морозов был учредителем Музея изящных искусств (см. МУЗЕЙ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ им. А.С. Пушкина)на Волхонке, впоследствии подарил музею свою небольшую коллекцию полотен западноевропейских и русских художников. Материальной поддержкой Морозова пользовалось Строгановское училище (см. СТРОГАНОВСКОЕ УЧИЛИЩЕ), членом совета которого он был. Оказывал материальную помощь художникам Поленову и Серову; построил народный дом им. Поленова на Пресне. Имел усадьбу Успенское под Звенигородом (сохранилась). В 1925 по настоянию родных С. Т. Морозов уезхал во Францию.
После гибели Саввы Морозова в память о муже его вдова, Зинаида Григорьевна, построила в Пресненской части Москвы дом дешевых квартир им. Саввы Морозова, затратив на него 70 тыс. руб. В 1909 Зинаида Григорьевна приобрела имение Горки в Подольском уезде и, реконструировав его (архитектор Ф. О. Шехтель (см. ШЕХТЕЛЬ Федор Осипович)), создала там полностью электрифицированную молочную ферму, скотный и конный дворы, построила роскошные оранжереи, заложила обширные сады и огороды (5,5 десятин). Имелся в Горках и телефон, обеспечивавший связь с Москвой. Именно это имение было выбрано в 1918 для пребывания В. И. Ленина (см. ЛЕНИН Владимир Ильич). Н. Крупская (см. КРУПСКАЯ Надежда Константиновна) обратила внимание на библиотеку, оставшуюся от предыдущих владельцев. В библиотеке наряду с книгами по военной теории и истории находились и ранние произведения Ленина. Книги, вероятно, входили в библиотеку, принадлежавшую Савве Тимофеевичу. Зинаида Григорьевна, хоть и не разделяла политических взглядов покойного мужа, все же берегла книги, ему принадлежавшие.
Число зданий в Москве, которыми владели или построили для города Морозовы, превышает 70, подавляющая их часть использовалась в культурных, просветительских и благотворительных целях (для своих личных целей они использовали лишь около третьей части домовладений). Перед революцией фамилия Морозовых была одной из самых известных: она звучала в названиях десятков московских учреждений.

Энциклопедический словарь. 2009.

Смотреть что такое "Морозовы" в других словарях:

  • Морозовы — ( Викуловичи ). Морозовы купеческий род, предприниматели, общественные деятели, благотворители. Старообрядцы. Родоначальник династии Савва Васильевич (1770, по другим данным, 1777—1860), выходец из крепостных крестьян Богородского уезда .… …   Москва (энциклопедия)

  • МОРОЗОВЫ — МОРОЗОВЫ, предприниматели, владельцы текстильных предприятий. Савва Васильевич (1770 1862), из крепостных крестьян, выкупился с сыновьями в 1820. Морозовы создали ряд мануфактурных товариществ, на которых в 1915 были заняты 54 тыс. рабочих. Савва …   Русская история

  • Морозовы — Морозовы: Морозовы  боярский род XV XVII веков Морозовы  семья промышленников Список значений слова или словосочетания со ссылк …   Википедия

  • МОРОЗОВЫ — российские предприниматели, владельцы текстильных предприятий. Савва Васильевич (1770 1862), из крепостных крестьян, выкупился с сыновьями в 1820. Основал ряд текстильных фабрик. Морозовы создали ряд мануфактурных товариществ, на которых в 1915… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Морозовы — семья промышленников, из старообрядцев. Савва М. положилоснование Никольской хлопчатобумажной мануфактуре, а Викула М. основалтакую же мануфактуру близ ст. Орехово. Захар М. основалбогородско глуховскую мануф. в с. Глухове, Богородского у.,… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • Морозовы —         русские текстильные фабриканты миллионеры. Родоначальник семьи Савва Васильевич М. (1770 1862), бывший крепостной, пастух, извозчик, наёмный ткач на фабрике Кононова. В 1797 организовал собственное шёлкоткацкое заведение в с. Зуево… …   Большая советская энциклопедия

  • МОРОЗОВЫ — рус. текстильные фабриканты миллионеры, представители нац. капитала Центр. пром. р на. По определению В. И. Ленина, прошли через все ступени от народного производства до капитализма . Родоначальник семьи Савва Васильевич Морозов (1770 1862), б.… …   Советская историческая энциклопедия

  • Морозовы — купеческий род 18 20 вв. Родоначальником семьи был Савва Вас. М. (1770 1862), быв. крепостной помещика Рюмина, устроившего в 1797 небольшую ткацкую мастерскую, в к рой работала вся семья М. Производившиеся шелковые ткани продавались в Москве. В… …   Российский гуманитарный энциклопедический словарь

  • Морозовы — МОРÓЗОВЫ, предприниматели, владельцы текстильных предприятий. Савва Васильевич (1770–1862), из крепостных крестьян, выкупился с сыновьями в 1820. М. создали ряд мануфактурных т в, на к рых в 1915 были заняты 54 тыс. рабочих. Савва Тимофеевич …   Биографический словарь

  • Морозовы-Борки — Село Морозовы Борки Страна РоссияРоссия Субъект …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «Морозовы» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»