Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.


ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ

Перевод
ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
или материалистическое понимание истории — марксистская философия истории и социология. В 20 в. И.м. превратился в идеологическую доктрину. Сам термин «И.м.» впервые использован Ф. Энгельсом в письмах 1890-х гг. Основные идеи разрабатывались К. Марксом и Энгельсом в работе «Немецкая идеология», Марксом в работах «К критике политической экономии», «Нищета философии» и др.
В социальную науку своего времени Маркс ввел новый метод исследования и новые понятия, связанные с процессами развития и упадка конкретных форм общества. Эти понятия оказали значительное воздействие на историческую и политическую науку, социологию и философию истории. Маркс использовал два подхода к обществознанию. Первый — подход к человеческим обществам как к целостным системам, в которых социальные группы и ин-ты, верования и доктрины должны изучаться не изолированно, но в их взаимосвязи. Второй — рассмотрение общественных систем как внутренне противоречивых образований: их развитие происходит за счет внутренних конфликтов. Происходящие при этом изменения демонстрируют достаточную степень регулярности, что дает возможность сформулировать общее утверждение относительно причин и следствий таковых. Маркс связал характеристики экономических систем с отношениями между общественными группами, предопределяющими структуры общества. Этот комплекс идей и был обозначен не слишком точным термином «И.м.» и послужил исходным пунктом для поиска точного и реалистического метода исследования причин социальных изменений (Ф. Теннис, М. Вебер, В. Зомбарт, Б. Кроче, В. Парето и др.).
В России первое систематическое изложение И.м. дано П.Б. Струве в его «Критических заметках» (1894). Против Струве выступил Г.В. Плеханов (П. Бельтов) в работе «К вопросу о монистическом взгляде на историю» (1895). В дальнейшем развернулась полемика между С.Н. Булгаковым («О закономерности социальных явлений», 1896) и Струве («Свобода и историческая необходимость», 1897; «Еще о свободе и необходимости», 1897). Ряд критических замечаний был высказан в адрес И.м. Н.А. Бердяевым («Субъективизм и индивидуализм в общественной философии», 1901). Делались попытки сближения И.м. и кантианства (см.: Давыдов И. «Исторический материализм и критическая философия», 1905). Как отмечал Г.П. Федотов в «Трагедии интеллигенции», в марксизме получили крещение все направления рус. филос. и политической мысли, в т.ч. и новые богословские течения.
В дальнейшем воздействие И.м. на отечественную социальную мысль утрачивает собственно научно-теоретический интерес. Внимание переключается с материалистического понимания истории как средства научного объяснения на И.м. как теоретическую историю и революционную социальную философию.
В.И. Ленин, оценивая вклад Маркса, интерпретировал И.м. как цельную и стройную научную теорию, которая с «естественно-исторической точностью» демонстрирует, как из одного уклада общественной жизни развивается другой, «более высокий уклад».

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
        составная часть марксистско-ленинской философии и одновременно общая социологическая теория, наука об общих и специфич. законах функционирования и развития обществ.-экономич. формаций. Как филос. концепция историч. процесса, И. м. представляет собой распространение принципов диалектич. материализма на область обществ. явлений. Такое достраивание материализма «доверху» означало создание принципиально новой формы материализма и знаменовало появление науч. социологии. «Сознание непоследовательности, незавершенности, односторонности старого материализма привело Маркса к убеждению в необходимости „согласовать науку об обществе с материалистическим основанием и перестроить ее соответственно этому основанию"» (Ленин В. И., ПСС, т. 26, с. 55).
        Осн. гносеологич. принцип марксистской философии о первичности материи и вторичности сознания конкретизируется в И. м. как признание первичности обществ. бытия и вторичности обществ. сознания. Обществ. бытие выступает как совокупность материальных обществ. процессов, существующих независимо от воли и сознания индивида или общества в целом, а обществ. сознание является отражением обществ. бытия. Из сложной совокупности обществ. явлений И. м. выделяет материальные отношения, крые определяют идео-логич. обществ. отношения. В основе такого выделения лежит тот простой и естеств. факт, что люди, прежде чем заниматься наукой, политикой, философией, религией и т. п., должны есть, пить, одеваться, иметь жилище и т. д., что в процессе производства материальных благ они вступают в определённые, от их воли не зависящие производственные отношения, которые составляют материальную основу, реальный базис общества, на котором возвышается идеологич. и политич. надстройка общества (см. Базис и надстройка). «Хаос и произвол, царившие до сих нор во взглядах на историю и политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией...» (там же).
        Эмпирически наблюдаемые и с науч. точностью констатируемые материальные обществ. отношения позволили впервые применить в исследовании обществ. явлений общенауч. критерий повторяемости, благодаря которому оказалось возможным выделить общее в социальном строе различных стран и обобщить их порядки в одно осн. понятие обществ.-экономич. формации. «Только такое обобщение,— писал В. И. Ленин,— и дало возможность перейти от описания (и оценки с точки зрения идеала) общественных явлений к строго научному анализу их, выделяющему, скажем для примера, то, что отличает одну капиталистическую страну от другой, и исследующему то, что обще всем им» (там же, т. 1, с. 137). В свою очередь, смена различных эпох в истории человечества предстала как закономерный процесс смены прогрессирующих от эпохи к эпохе способов производства. В основе изменения способов производства лежит постоянно возникающее противоречие между уровнем производит. сил, выступающих в качестве внутр. содержания процесса развития, и определ. производств. отношениями. Каждая историч. эпоха характеризуется естеств.-историч. предпосылками своего развития, т. е. наличием определ. числа индивидов и определ. производит. сил и производств. отношений. Люди не вольны выбирать эти предпосылки, они им заданы как реальные условия их жизнедеятельности и в качестве таковых диктуют им соответств. формы деятельности.
        Однако каждое новое поколение людей своей деятельностью изменяет эти условия и предпосылки и тем самым «... образуется история человечества, которая тем больше становится историей человечества, чем больше выросли производительные силы людей, а следовательно, и их общественные отношения» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 27, с. 402).
        Признавая закономерный характер историч. процесса, или историч. необходимость, И. м. признаёт и активную роль деятельности людей, которые являются не только продуктом обстоятельств, но и активно изменяют эти обстоятельства. Проблема историч. необходимости и свободы в И. м. получает, т. о., свою адекватную науч. трактовку, одинаково противостоящую волюнтаризму и фатализму, поскольку развитие объективных условий существования человека рассматривается как предпосылка его собственного развития, а также развития его познавательной и творчески преобразующей эти условия деятельности, т. е. его свободы.
        В условиях капитализма общество достигло такого уровня, когда осн. закономерности и противоречия его развития стали эмпирически осязаемы. Ф. Энгельс писал, что «...в наше время связи эти до такой степени упростились, что решение загадки стало, наконец, возможным» (там же, т. 21, с. 308). Капитализм, создав предпосылки для быстрого развития производит. сил, тем самым породил потребность и условия для прогресса естеств. и обществ. наук, в частности философии, политэкономии, истории, а развитие классовой борьбы пролетариата против капитализма поставило на повестку дня задачу объяснения причин этой борьбы неё перспектив. В качестве первонач. попыток преодоления антагонизма труда и капитала были созданы различные проекты утопического социализма, в которых тем не менее давалось позитивное решение ряда вопросов пролет. движения, выдвигались отд. правильные догадки о характере будущего общества. Эти объективные и субъективные предпосылки в значит. мере предопределили развитие взглядов К. Маркса и Ф. Энгельса и стали основой для выработки принципиально новой формы материализма.
        Весь ход идейно-политич. развития Маркса и Энгельса, их творч. и критич. отношение к теоретич. наследию прошлого вели к формированию принципиально нового взгляда на историю. Ещё в нач. 40х гг. 19 в. Маркс установил, что причиной существования классов и классовой борьбы является частная собственность, а вся политич. и идеологич. машина эксплуататорских классов служит закреплению и оправданию их эконо-мич. интересов. В работе «К критике гегелевской философии права» Маркс сделал вывод, согласно которому основой государства является не идея, а экономич. отношения. Государство — это орудие имущих сословий, защищающее их интересы.
        Обосновывая идею о зависимости государства, социально-политич. системы от экономич. отношений, Маркс и Энгельс писали в «Святом семействе», что осн. причину историч. развития следует искать не в абстрактных идеях, оторванных от реальной действительности, а в «...материальном производстве на земле» (там же, т. 2, с. 166). Анализ форм собственности, сменявшихся на протяжении истории, привёл Маркса и Энгельса к выводу, что каждая из них имеет свой закон возникновения, развития и перехода в другую, более зрелую форму. Материалистич. подход к обществ. жизни дополняется подходом конкретно-историческим. Излагая суть материалистич. понимания истории, Маркс и Энгельс подчёркивали в «Немецкой идеологию», что «... это понимание истории заключается в том, чтобы, исходя именно из материального производства непосредственной жизни, рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с данным способом производства и порождённую им форму общения — то есть гражданское общество на его различных ступенях,— как основу всей истории; затем изобразить деятельность гражданского общества в сфере государственной жизни, а также объяснить из него все различные теоретические порождения и формы сознания, религию, философию, мораль и т. д. и т. д., и проследить процесс их возникновения на этой основе...» (там же, т. 3, с. 36—37). В отличие от экономического материализма, который сводит всё богатство обществ. отношений только к отношениям экономическим, Маркс и Энгельс высказали мысль о необходимости «... изобразить весь процесс в целом (а потому также и взаимодействие между его различными сторонами)» (там же, с. 37).
        В результате такого подхода история общества предстала как естеств.-историч. процесс, как закономерная смена одних социальных организмов другими. На смену понятию «общество вообще» пришло конкретное понятие обществ.-экономич. формации, в котором выражена органич. взаимосвязь всех сторон обществ. жизни при решающей роли материального производства. «Все стороны общественной жизни,— писал Ленин,— тесно связаны между собой и всецело подчинены в последнем счете отношениям производства» (ПСС, т. 12, с. 259). Обратив внимание на целостность обществ. жизни, Маркс и Энгельс вычленили внутри обществ.-экономич. формации базис, оказывающий определяющее воздействие на жизнь общества, и надстройку, в свою очередь оказывающую обратное воздействие на базис. Изменения в базисе вызываются изменениями в способе ироиз-«а, выступающим в диалектич. единстве двух его сторон — производит. сил и производств. отношений. Противоречия между производит. силами и формами
        общения разрешаются тем, что на место «...прежней, ставшей оковами, формы общения становится новая,— соответствующая более развитым производительным силам...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 72). Конфликт между новыми производит. силами и старыми производств. отношениями находит своё проявление в борьбе антагонистич. классов и решается путём социальной революции. Если способ производства является определяющим фактором историч. развития, то движущей силой этого развития в антагониетич. обществе являются классы и классовая борьба. Энгельс писал о материалистич. понимании истории как о таком взгляде «...на ход всемирной истории, который конечную причину и решающую движущую силу всех важных исторических событий находит в экономическом развитии общества, в изменениях способа производства и обмена, в вытекающем отсюда разделении общества на различные классы и в борьбе этих классов между собой» (там же, т. 22, с. 306). И. м. анализирует различные формы классовой борьбы, характерные черты и предпосылки социальных революций, раскрывает решающую роль нар. масс в истории и их активизацию в период социальных революций. Важное место в И. м. занимает исследование форм обществ. сознания и социальных институтов. И. м. впервые в истории обществ. мысли дал науч. обоснование социальных законов, проявляющихся в различных формах (законы функционирования и развития, статистич. и динамич. законы и т. д.). Познание социальных законов, форм их проявления и механизмов действия является основой целесообразного воздействия человека на общество и его преобразования. Фундаментальным понятием И. м. является понятие деятельности и прежде всего производств. деятельности людей.
        Развитие обществ.-экономич. формаций рассматривается в И. м. как процесс восхождения от низших ступеней к высшим. «... В се общественные порядки, сменяющие друг друга в ходе истории, представляют собой лишь преходящие ступени бесконечного развития человеческого общества от низшей ступени к высшей» (Эн г е л ь с Ф., там же, т. 21, с. 275). Идеи социального прогресса, диалектич. характера историч. развития неразрывно связывают И. м. с диалектич. теорией развития. И. м. соединяет анализ законов развития с исследованием законов функционирования социальных систем и институтов. В процессе познания для Маркса было весьма важно «... найти закон тех явлений, которые он исследует, и притом особенно важен для него закон изменения, развития этих явлений, перехода их из одной формы в другую, из одного порядка общественных отношений в другой» (Ленин В. И., ПСС, г. 1, с. 166).
        В отличие от бурж. социальной мысли, в которой существует разрыв между социальной философией, философией истории и социологией, что неизбежно приводит к абстрактному теоретизированию в философии и эмпиризму в социологии, И. м. сохраняет единство науч.-теоретич. понимания истории и совр. обществ. развития, анализа законов развития и функционирования, диахронич. и синхронич. подходов к социальным явлениям, историко-генетич. изучения общества и структурнофункционального анализа социальных систем. Такое единство предполагает вместе с тем вычленение различных аспектов И. м., выступающего как материалистич. понимание истории, как общая социологич. теория, как методология всех обществ. наук.
        И. м. конкретизировался и развивался, превращаясь в строгую науч. теорию, в ходе детального анализа социальной действительности. Разрабатывались осн. категории И. м., его методологич. принципы и ведущие закономерности историч. развития, уточнялся предмет И. м., его структура и функции, его взаимоотношение с др. обществ. науками. Классики марксизма в формулировании общих законов развития и функционирования общества использовали достижения разных обществ. дисциплин, нередко выступая в качестве основоположников их науч. интерпретации и понимания, тем самым раскрывая методологич. функции И. м.
        Сжатая и целостная формулировка осн. принципов И. м. дана Марксом в Предисловии к «Критике политич. экономии»: «В общественном производстве своей жизни,— писал он,— люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношениях которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 13, с. 6—7).
        Становление и развитие И. м., как и всей философии марксизма, происходит в острой идеологич. борьбе с различными бурж. и мелкобурж. теориями обществ. процесса. В этой борьбе сформировался принцип партийности, классовости И. м. и его идеологич. функция. Наиболее важной задачей обществ. науки Маркс и Энгельс считали её практически-преобразующую функцию, её роль в изменении мира. Именно на основе ма-териалистич. понимания истории марксизм научно доказал неизбежность гибели капитализма, замены его коммунистич. формацией, роль пролетариата как могильщика капитализма, т. е. были заложены осн. принципы теории научного коммунизма.
        Дальнейшее развитие И. м. было осуществлено соратниками, учениками и последователями Маркса и Энгельса — П. Лафаргом, Ф. Мерингом, В. Либкнехтом, Г. В. Плехановым и др. Новую эпоху в развитии И. м. составила теоретич. деятельность В. И. Ленина, который обогатил И. м. анализом историч. фактов и закономерностей эпохи империализма, пролет. революций и перехода к социализму. На конкретном анализе новых явлений в развитии капитализма и опыта рсволюц. борьбы рабочего класса за социализм он сделал выдающийся вклад в разработку науч. принципов И. м., его методологии, категории и законов (соотношение объективных условий и субъективного фактора — деятельности масс, классов, партий и отд. личностей; роль науч. теории в революц. движении; руководящая роль партии рабочего класса в революц. движении и в борьбе за социализм и коммунизм; теория классовой борьбы, социалистич. революции и диктатуры пролетариата; пути социалистич. преобразования общества; теория наций и нац.-освободит. движения; теория культурной революции и культуры в целом, и др.).
        Развитие совр. общества поставило перед И. м. задачу осмысления целого ряда новых социальных процессов. . революция 1917 в России ознаменовала собой начало качественно нового этапа в развитии человеч. истории — переход к коммунистич. формации. Под воздействием социализма осуществились и осуществляются революц. преобразования во мн. странах Европы, Азии, Африки и Лат. Америки. Социализм как ведущий фактор совр. истории оказал определяющее влияние на ликвидацию колон. системы империализма и определяет осн. содержание совр. прогрессивного развития человечества. Становление и развитие коммунистич. формации связано с глубокими изменениями в жизнедеятельности людей социалистич. общества, его структурных элементов. Важные проблемы связаны с совр. научно-технической революцией. Сознательный и целенаправленный характер социальных изменений в условиях социализма определил роль обществ. наук как теоретич., науч. платформы руководства строительством нового общества и основы науч. мировоззрения. Возникла необходимость разработки и углубления таких фундаментальных проблем, как филос. осмысление обществ.-историч. процесса, модификация общих закономерностей развития в новых социальных условиях, раскрытие содержания новых социальных законов, т. е. конкретизация теории обществ.-экономич. формации. Исследование таких проблем невозможно без дальнейшей разработки методологич. принципов социального познания — восхождения от абстрактного к конкретному, принципа историзма, определения осн. противоречия и источника самодвижения, учёта взаимосвязи и взаимодействия различных социальных явлений, системного подхода и структурно-функционального метода исследования и др. Проблемы методологии социального познания в И. м.актуализировались не только как ответ на усложнение объекта исследования, но и как результат усложнения и развития самого И. м, и социологич. знания вообще.
        Развитие И. м. и спец. обществ. дисциплин ведёт к их сближению, появлению стыковых или комплексных проблем, в решении которых принимают участие неск. обществ. наук, что также ведёт к более высоким методологич. требованиям этих наук к И. м. (примером может служить проблема человека всовр. общество-знании). Методологич. проблемы возникают и в отд. обществ. науках в связи с появлением и накоплением новых фактов, с попытками их адекватного описания в теории. Решение этих проблем ведётся в И. м. но неск. взаимосвязанным направлениям. Прежде всего более детально разрабатываются категории материального и идеального в обществ. развитии и диалектики их взаимоотношения, категорий и понятий, которые непосредственно связаны с данной проблемой (обществ. бытие и обществ. сознание, материальное и духовное производство, объективный и субъективный факторы, материальные и идеологич. отношения и т. д.). Предпринимаются попытки дать более строгую классификацию и субординацию законов развития и функционирования общества, категорий и понятий И. м.
        Совр. проблемы и задачи развития И. м.не означают «пересмотра» его коренных мировоззренч. принципов, как это пытаются представить бурж. и ревизионистские идеологи. Науч. плодотворность этих принципов доказана в ходе исследований, проведённых в различные историч. периоды, и подтверждена историей, в которой осуществлены прогнозы, выработанные на основе И. м. Абсолютизация отд. трудностей науч. познания, их субъективная интерпретация выступают гносеологич. корнями идеалистич. понимания обществ. развития и стали характерной особенностью борьбы бурж. идеологов с И. м. Социально-политич. контекст таких концепций направлен на дискредитацию марксизма-ленинизма, на идейное разоружение рабочего класса. Решит. борьба марксистов-ленинцев против идеалистич., волюнтаристских взглядов на историч. процесс, попыток ревизии И. м. сочетается с борьбой против вульгаризации и догматизации его принципов.
        И. м. выражает интересы рабочего класса в неразрывной связи с его политикой. Он служит руководством к познанию общества, которое позволяет определить роль и место рабочего класса и широких нар. масс в борьбе за мир, демократию и социализм как гл. направления обществ. развития.
        Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; их ж е, Манифест Коммунистич. партии, там же, т. 4; Маркс К., Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, там же, т. 8; его же, Предисловие [«K критике политич. экономии»], там же, т. 13; его же, Гражд. ввойна по Франции, там же, т. 17; его же, Критика Готской программы, там же, т. 19; eго же, Капитал, там же, т. 23—25; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; е г о же Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; его же, Роль насилия в истории, там же; Ленин В. И., Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?, ПСС, т. 1; его ж е, Что делать?, там же, т. 6; его ж е, Две тактики социалдемократии в демократии, революции, там же, т. 11; е г о же, Материализм и эмпириокритицизм, там же, т. 18; его же. Три источника и три составных части марксизма, там же, т. 23; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 27; его же, Воен. программа пролет. революции, там же, т. 30; его же, Государство и революция, там же, т. 33; его же. Очередные задачи Сов. власти, там же, т. 36; его же, Пролет. революция и ренегат Каутский, там же, т. 37; его же, Экономика и политика в апоху диктатуры пролетариата, там же, т. 39; его же, Детская болезнь «левизны» в коммунизме, там же, т. 41; его же, О нашей революции, там же, т. 45; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1976; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм, М., 1961; Документы совещания коммунистич. и рабочих партий, М., 1969; Л а ф а р г П., И. м. Маркса, [пер. с франц.], Иваново-Вознесенск, 1923; Плеханов Г. В., К вопросу о развитии монистич. взгляда на историю, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956; Грамши А., Избр. произв., пер. с итал., т. 1—3, М., 1957—59; Люксембург Р., Социальная реформа или революция, М., 1959; Меринг Ф., К. Маркс и Ф. Энгельс — создатели науч. коммунизма, [пер. с нем.], М., 1960; Лабриола А., Очерки материалистич. понимания истории, пер. с итал., М., 1960; И. м., M., 19542; Горохов ?. ?., Ленин и И. м., M., 19583; Глезер-ман Г. Е., О законах обществ. развития, М., 1960; его же, И. м. и развитие социалистич. общества, M., 19732; Ч е с н о-к о в Д. И., И. м., M., 19652; Социология и идеология, М., 1969; Келле В. Ж., Ковальзон М. Я., И. м., М., 1969; и ? же, Теория и история. (Проблемы теории историч. процесса), М., 1981; Актуальные проблемы развития И. м. (Материалы Всес. межвуз. науч.теоретич. конференции 25—28 янв. 1972 г.), М., 1974; Трапезников С. П., Обществ. науки — могучий идейный потенциал коммунизма, М., 1974; Ф е д о с е-е в П. Н., Коммунизм и философия, М., 1975г; Фурманов Г. Л., И. м. как общесоциологич. теория, М., 1979; И. м. как социально-филос. теория, М., 1982.
        Л. Ф. Ильичев.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
С о д е р ж а н и е:
I. Социально-экономические предпосылки возникновения исторического материализма.
II. Идейно-теоретические предпосылки возникновения исторического материализма.
III. Диалектический материализм и исторический материа-лизм. Своеобразие законов общественной жизни.
IV. Общественно-экономическая формация.
V. Народ – творец истории.
VI. Историческая закономерность и сознательная деятельность людей. Необходимость и свобода.
VII. Ленинский этап в развитии исторического материализма.
VIII. Партийность исторического материализма. Исторический материализм и современная буржуазная социология.
И. м. – наука о наиболее общих законах и движущих силах развития человеческого общества. И. м. возник в сер. 19 в. Его творцами являются вожди и идеологи рабочего класса – Маркс и Энгельс. Создавая новое философ. мировоззрение – диалектический материализм, Маркс и Энгельс распространили его на познание общества, истории общества, обществ. жизни.
И. м. называют и материалистич. пониманием истории. Предметом изучения И. м., или материалистич. понимания истории, является не только история общества, история развития и смены обществ. форм (общественно-экономич. формаций), но и совр. Обществ. жизнь капиталистич. и социалистич. стран, закономерности обществ. жизни человечества в целом. В отличие от таких обществ. наук, как иолитич. экономия, юриспруденция, этика, эстетика, изучающих те или иные стороны или процессы обществ. жизни, И. м. изучает общество, обществ. жизнь как целостный процесс, во взаимодействии и связи всех его сторон. И. м. – это философская, методологич. наука. Будучи наукой о законах обществ. развития, И. м. является единственно науч. социологией. Будучи методом изучения закономерностей обществ. развития, совр. явлений, процессов, тенденций обществ. жизни, И. м. дает возможность предвидеть события и направление обществ. развития, предвосхищать будущее.
И. м. для марксистских партий является надежным методом разработки научно обоснованной политики, стратегии и тактики классовой борьбы, революц. действий, планов строительства социализма и коммунизма.
I. С о ц и а л ь н о -э к о н о м и ч е с к и е предпосылки возникновения исторического материализма.
И. м. возник как закономерное явление в развитии как самого общества, так и философской, социологич. и историч. мысли.
И. м., как и марксизм в целом, частью к-рого (вместе с диалектич. материализмом) он является, не мог возникнуть, напр., в средние века или даже в 18 в. – тогда не было социальной обстановки для его возникновения, обществ. класса, идеологи к-рого могли бы создать И. м. Такой класс должен смотреть не в прошлое, а в будущее, бесстрашно, смело подвергнуть революц. критике все существующее. Смелое, ни перед чем не останавливающееся исследование объективных законов развития общества, законов обществ. жизни – вот что требовалось для творцов подлинной, материалистич. науки о законах развития общества. Обществ. класс, не заинтересованный в увековечении обществ. строя, основанного на эксплуатации человека человеком, класс, заинтересованный в уничтожении такого строя и в создании бесклассового коммунистич. общества, – рабочий класс – только возникал и формировался в передовых капиталистич. странах в 17–18 вв. и лишь к сер. 19 в. достиг определенной политич. зрелости, вышел на историч. арену как новая самостоят. обществ. сила.
Возникновение марксизма, в том числе и И. м., знаменовало собой идейную, политич. зрелость передовых отрядов всемирного рабочего класса и указывало на его историч. роль революц. борца против капитализма, против всех видов экономического, социального, политического и духовного гнета, творца будущего бесклассового коммунистич. общества.
Наличие революционного рабочего класса явилось важнейшей, но не единственной социальной предпосылкой возникновения И. м. Надо было, чтобы само общество пришло в такое движение, к-рое бы отличалось от эпохи феодализма с его крайне медленным, едва заметным развитием. Бурная эпоха экономич., технич., социальных, политич. революц. преобразований, переворота в области идей политических, философских, исторических, экономических наступила в конце 18 – нач. 19 вв. Этот период сначала ознаменовался пром. революцией в Англии, а затем французской революцией конца 18 в. В 30-е гг. 19 в. началось чартистское рабочее движение в Англии, а в 1848 – революции во Франции, Германии, где и имело место уже самостоят. выступление пролетариата. Все эти события показали, что обществ. жизнь находится в революц. развитии. И если раньше связь между политич. событиями и процессами в области экономической была скрыта и ее было трудно обнаружить, то после пром. переворота в Англии и политич. революций в Европе эта связь могла быть установлена.
Революц. события конца 18 – 1-й пол. 19 вв. свидетельствовали, что важнейшей движущей силой всего историч. развития является борьба классов. В прежние эпохи классы и их борьба были скрыты за сословными и разными идеологич. покровами. Борьба крестьян и горожан против феодально-крепостнич. гнета велась под религ. флагом (Реформация, крест. войны). С конца 18 и в 19 вв. классовая борьба носила открыто политич. характер. Энгельс – один из создателей И. м. – так характеризует социально-экономич. обстановку возникновения марксизма, в том числе и И. м.: "...если во все предшествующие периоды исследование этих движущих причин истории было почти невозможно из-за того, что связи этих причин с их следствиями были запутаны и скрыты, то в наше время связи эти до такой степени упростились, что решение загадки стало, наконец, возможным. Со времени введения крупной промышленности, то есть по крайней мере со времени европейского мира 1815 г., в Англии ни для кого уже не было тайной, что центром всей политической борьбы в этой стране являлись стремления к господству двух классов: землевладельческой аристократии (landed aristocracy), с одной стороны, и буржуазии (middle class) – с другой. Во Франции тот же самый факт дошел до сознания вместе с возвращением Бурбонов. Историки периода Реставрации, от Тьерри до Гизо, Минье и Тьера, постоянно указывают на него как на ключ к пониманию французской истории, начиная со средних веков. А с 1830 г. в обеих этих странах рабочий класс, пролетариат, признан был третьим борцом за господство. Отношения так упростились, что только люди, умышленно закрывавшие глаза, могли не видеть, что в борьбе этих трех больших классов и в столкновениях их интересов заключается движущая сила всей новейшей истории, по крайней мере в указанных двух самых передовых странах" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 308).
II. И д е й н о - т е о р е т и ч е с к и е предпосылки возникновения исторического материализма.
И. м. возник не в стороне от столбовой дороги развития науч. мысли. Бурж. критики стремятся представить марксизм-ленинизм, во-первых, как явление не западное, а восточное и, во-вторых, как такое идейное течение, к-рое будто бы является "незаконнорожденным", "случайным" произведением двух мыслителей, ученых-одиночек. В статье "Карл Маркс" Ленин, рассматривая эту сторону дела, писал: "Маркс явился продолжателем и гениальным завершителем трех главных идейных течений XIX века...: классической немецкой философии, классической английской политической экономии и французского социализма в связи с французскими революционными учениями вообще" (Соч., т. 21, с. 34). И в работе "Три источника и три составных части марксизма" Ленин, выражая эту мысль об историч. преемственности, связи в развитии социальной науч. мысли, писал: "История философии и история социальной науки показывают с полной ясностью, что в марксизме нет ничего похожего на "сектантство" в смысле какого-то замкнутого, закостенелого учения, возникшего в с т о р о н е от столбовой дороги развития мировой цивилизации. Напротив, вся гениальность Маркса состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила. Его учение возникло как прямое и непосредственное п р о д о л ж е н и е учения величайших представителей философии, политической экономии и социализма" (там же, т. 19, с. 3). В этой характеристике Ленина прежде всего бросается в глаза большое уважение к предшественникам марксизма как величайшим мыслителям. Стоять на плечах пигмеев и превзойти их – это дело не так уж значительно. А вот опираться на великих предшественников-гигантов философской, экономической и социалистич. мысли и превзойти их во всех отношениях, сохраняя все рациональное, создать новое мировоззрение – это величайший подвиг. Предшествующая мысль поставила многие важные вопросы социологии. Во-первых, Гегель сделал грандиозную попытку применить созданную им диалектику к пониманию хода всемирной истории, попытку, выразившуюся в стремлении представить историч. движение как необходимый, закономерный, поступат. процесс, идущий от низших форм к высшим. Этот процесс им был мистифицирован, представлен как самодвижение, саморазвитие мирового духа, носителями к-рого последовательно выступает то один, то другой народ, подвизающийся на первом плане историч. арены. Но, несмотря на мистификацию и националистич. извращения, привнесенные Гегелем, он тем не менее нанес удар вульгарному, наивному представлению о всемирной истории как продукте произвольной деятельности т. н. великих людей. Вот как Энгельс характеризует попытку Гегеля объяснить историч. процесс: "Он первый пытался показать развитие, внутреннюю связь истории, и каким бы странным ни казалось нам теперь многое в его философии истории, все же грандиозность основных его взглядов даже и в настоящее время еще поразительна, особенно если сравнить с ним его предшественников или тех, кто после него отваживался пускаться в общие размышления об истории. В "Феноменологии", в "Эстетике", в "Истории философии" – повсюду красной нитью проходит это великолепное понимание истории, и повсюду материал рассматривается исторически, в определенной, хотя и абстрактно извращенной, связи с историей. Это составившее эпоху понимание истории было прямой теоретической предпосылкой нового материалистического воззрения, и уже благодаря этому была дана исходная точка также для логического метода" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, с. 496), т.е. для диалектико-материалистического метода Маркса. Второй теоретич. предпосылкой в деле создания И. м. служила попытка историков периода Реставрации (Тьерри, Гизо, Минье), а также англ. историков этого времени рассматривать такие историч. события, как англ. революция 17 в. и французская революция конца 18 в., с т. зр. борьбы классов, борьбы буржуазии (или шире – третьего сословия во Франции) против землевладельцев-помещиков, феодалов. Эти историки не могли научно объяснить природу этих классов, но они открыли борьбу этих классов в обществе.
Англ. Экономисты – У. Петти, А. Смит, Д. Рикардо, сделали попытку дать экономич. анатомию классов бурж. общества. Эта попытка была еще неглубокой, они еще не смогли вскрыть коренные экономич. причины существования классов. Они дали характеристику классов лишь с т. зр. распределения источников дохода (рента – землевладельцы, прибыль – капиталисты, зарплата – рабочие). Но все же для своего времени это была первая науч. постановка вопроса, поиски решений с т. зр. экономической. Это также имело важное значение в подготовке нек-рых теоретич. предпосылок революц. переворота в науке об обществе, совершенного Марксом и Энгельсом. К этим предпосылкам можно отнести и попытки классиков англ. политич. экономии объяснить стоимость трудом, попытки определить, что такое производительный труд и т.д. Изучая предпосылки возникновения общественной науки, Ленин писал: "Т а к к а к эту науку строили, во-первых экономисты-классики, открывая закон стоимости и основное деление общества на классы, – т а к к а к эту науку обогащали далее, в связи с ними, просветители XVIII века борьбой с феодализмом и поповщиной, – т а к к а к эту науку двигали вперед, несмотря на свои реакционные взгляды, историки и философы начала XIX века, разъясняя еще дальше вопрос о классовой борьбе, развивая диалектический метод и применяя или начиная применять его к общественной жизни, – то марксизм, сделавший ряд громадных шагов вперед, именно по этому пути, есть в ы с ш е е р а з в и т и е всей исторической и экономической и философской науки Европы" (Соч., т. 20, с. 184).
Устанавливая связь, преемственность марксистской обществ. науки с предшествовавшими передовыми течениями обществ. теоретич. мысли, следует указать, что до Маркса и Энгельса в понимании истории человечества, обществ. жизни, как и в области философии, господствовал идеализм, и, как ни велико значение указанных выше гениальных попыток науч. объяснения отдельных сторон или отдельных явлений обществ. жизни, все же это были лишь поиски, новая постановка вопросов, но это еще не было и не могло быть решением вопросов. Подлинной целостной науки о законах обществ. развития до Маркса не было. Ее нужно было создать.
Чтобы понять значение совершенного Марксом и Энгельсом переворота в понимании законов обществ. жизни, необходимо учесть коренные пороки существовавшего до Маркса социологич. воззрения. Во-первых, идеалисты-социологи рассматривали историч. события прежде всего или даже исключительно лишь с т. зр. идейных побудит. мотивов деятельности людей, не изучая и не ставя себе задачей изучение коренных причин, определяющих эти мотивы. Следовательно, они останавливались на поверхности явлений. А наука начинается лишь тогда, когда удается проникнуть за часто обманчивую видимость и поверхность событий в их сущность, открыть их определяющие причины.
Второй коренной порок идеалистич. социологич. взглядов состоял в том, что они вырывали пропасть между окружающей природой и обществом, не видя и не понимая того, что человек и в известном смысле человеч. общество, хотя и специфич. часть, но все же часть единого материального мира. И закономерности, законы обществ. жизни, будучи особыми, специфичными, все же являются столь же объективными, как и законы природы. Идеалист-социолог считает, что в природе все события, явления обусловлены законами, там господствуют причинные связи, а вот в обществе, утверждают они, господствуют и определяют события и явления цели, духовные ценности, идеальные мотивы, намерения, воля и страсти людей.
Третий коренной порок идеалистич. социологии состоит в игнорировании решающей роли нар. масс в истории, сведение истории к истории деятельности т. н. великих людей. Идеалисты – социологи и историки, рассматривали и рассматривают нар. массы лишь как объект, а не как субъект истории, как пассивную, инертную массу или в лучшем случае как орудие истории, а не как творца истории.
И, наконец, четвертый порок идеалистич. воззрения на общество – это антиисторизм, метафизичность. Капитализм всеми бурж. историками, социологами и экономистами до Маркса, как и в наст. время, рассматривался как вечная, естественная, непреходящая форма. В этой области даже выдающиеся англ. экономисты-классики не представляли исключения. И у Гегеля историч. процесс находит свое завершение в сословной прусской монархии.
Только преодолев и устранив указанные пороки в бурж. социологии, можно было создать подлинную науку о законах развития общества. Это была революция в науке, историч. подвиг Маркса и Энгельса. Говоря о значении этого подвига, Ленин писал: "Как Дарвин положил конец воззрению на виды животных и растений, как на ничем не связанные, случайные, "богом созданные" и неизменяемые, и впервые поставил биологию на вполне научную почву, установив изменяемость видов и преемственность между ними, – так и Маркс положил конец воззрению на общество, как на механический агрегат индивидов, допускающий всякие изменения по воле начальства (или, все равно, по воле общества и правительства), возникающий и изменяющийся случайно, и впервые поставил социологию на научную почву, установив понятие общественно-экономической формации, как совокупности данных производственных отношений, установив, что развитие таких формаций есть естественно-исторический процесс" (Соч., т. 1, с. 124–25).
III. Диалектический материализм и исторический материализм. Своеобразие законов общественной жизни.
С позиций философского идеализма нельзя было объяснить и понять действит. ход мировой истории и обществ. жизни. С другой стороны, и старый, домарксовский филос. материализм не смог подняться до науч. объяснения истории общества. Он был непоследовательным, односторонним, метафизическим. Материа-листически объясняя природу, домарксовский материализм французов 18 в. и Фейербаха оставался на позициях идеализма, если речь заходила об обществе. Такие мыслители, как Гельвеций, Гольбах, Дидро, Фейербах, хотя делали отдельные гениальные догадки о зависимости сознания людей от обществ. среды, все же всецело склонялись к осн. идее, что мнения правят миром; будучи детерминистами в объяснении явлений природы, они считали, что в обществе историч. судьбы народов могут зависеть от случайностей, от воли того или иного политического деятеля.
Великая историч. заслуга Маркса и Энгельса состояла в том, что они, создав высшую форму материализма – диалектич. материализм, сумели последовательно распространить этот диалектико-материалистич. взгляд и на познание общества. "Сознание непоследовательности, незавершенности, односторонности старого материализма привело Маркса к убеждению в необходимости "согласовать науку об обществе с материалистическим основанием и перестроить ее соответственно этому основанию". Если материализм вообще объясняет сознание из бытия, а не обратно, то в применении к общественной жизни человечества материализм требовал объяснения общественног о сознания из о б щ е с т в е н н о г о бытия" (Ленин В. И., Соч., т. 21, с. 38–39).
Распространение филос. материализма на познание и объяснение явлений обществ. жизни – это трудное и сложное дело. Общество – это самый сложный предмет научного исследования. Не случайно, что филос. материализм возник уже в древности и насчитывает более чем двухтысячелетнюю традицию. И. м. насчитывает лишь столетие с небольшим.
В природе явления, процессы происходят слепо, без участия сознания, без какой-либо воли и цели. История делается людьми. Люди ставят перед собой те или иные цели, задачи и борются за их осуществление.
И. м. объясняет цели людей, идеи, к-рыми руководствуются партии, классы, разные обществ. силы в борьбе, в обществ. жизни, условиями материальной жизни людей, обществ. классов. За лозунгами, программами партий И. м. требует вскрывать интересы определ. социальных групп, обществ. классов. А эти интересы, в свою очередь, определяются положением данного класса в системе обществ. произ-ва. "Когда, стало быть, речь заходит об исследовании движущих сил, стоящих за побуждениями исторических деятелей, осознано ли это или, как бывает часто, не осознано, – и образующих в конечном счете подлинные движущие силы истории, то надо иметь в виду не столько побуждения отдельных лиц, хотя бы и самых выдающихся, сколько те побуждения, которые приводят в движение большие массы людей, целые народы, а в каждом данном народе, в свою очередь, целые классы. Да и здесь важны не кратковременные взрывы, не скоропреходящие вспышки, а продолжительные действия, приводящие к великим историческим переменам. Исследовать движущие причины, которые ясно или неясно, непосредственно или в идеологической, может быть, даже в фантастической форме отражаются, в виде сознательных побуждений в головах действующих масс и их вождей, так называемых великих людей, – это единственный путь, ведущий к познанию законов, господствующих в истории вообще и в ее отдельные периоды или в отдельных странах" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 307–08).
Раньше, до Маркса, да и теперь бурж. социологи исходным пунктом при анализе причин обществ. явлений, историч. событий берут отдельную человеч. личность. Тем самым они закрывают для себя путь к раскрытию законов обществ. жизни. Заслуга Маркса состояла в том, что он свел индивидуальное к социальному, т.е. к обществ. отношениям, а в сложной сети обществ. отношений, составляющих в совокупности общество, находящееся на определенной историч. ступени развития, он выделил материальные, производств. отношения как определяющие всю структуру данного общества. Произ-во материальных благ составляет основу всякого общества. Люди, прежде чем заниматься наукой, философией, искусством, политикой, должны пить, есть и одеваться, иметь жилища. А для этого они должны заниматься произ-вом. Без повседневного удовлетворения материальных потребностей люди не могут жить, они погибли бы или деградировали до положения животных. Развитие общества выражается прежде всего в прогрессе произ-ва, орудий труда, производит. сил в целом. От примитивных каменных орудий – к бронзовым, а затем железным, до первых паровых машин и механич. станков, и от них до совр. системы машин, автоматизированных заводов, гигантских электростанций – таков путь, пройденный человечеством в течение многих тысячелетий. Именно в орудиях труда выражается степень достигнутой людьми власти над силами природы. Эти же орудия являются показателем тех общественных отношений, при к-рых совершается труд. Великое открытие Марксом и Энгельсом законов существования и развития общества превратило социологию в науку.
Марксом в Предисловии к книге "К критике политической экономии" дана классическая формулировка И. м. "В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или – чтó является только юридическим выражением последних – с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественно-научной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче – от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение. Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, чтó сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по ее сознанию. Наоборот, это сознание надо объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отношениями. Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самогó старого общества. Поэтому человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления. В общих чертах, азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства можно обозначить, как прогрессивные эпохи экономической общественной формации. Буржуазные производственные отношения являются последней антагонистической формой общественного процесса производства, антагонистической не в смысле индивидуального антагонизма, а в смысле антагонизма, вырастающего из общественных условий жизни индивидуумов; но развивающиеся в недрах буржуазного общества производительные силы создают вместе с тем материальные условия для разрешения этого антагонизма. Поэтому буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества" (там же, т. 13, с. 6–8).
IV. О б щ е с т в е н н о - э к о н о м и ч е с к а я ф о р м а ц и я.
Важнейшим и основным понятием И. м. является понятие общественно-экономич. формации как совокупности исторически определенных производств. отношений. Маркс и Энгельс в сложной сети обществ. отношений выделили материальные производств. отношения как первичные и определяющие все другие обществ. отношения. Бурж. социология оперирует понятием общества вообще как совокупности индивидов. Но такое общество – это пустая абстракция. Реально существующие общества – это последовательно сменяющие друг друга общественно-экономич. формации.
История человечества знает следующие общественно-экономич. формации: первобытно-общинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую. Ныне возник и развивается в целом ряде стран Европы и Азии новый, социалистич. строй как первая или низшая фаза новой, коммунистич. общественно-экономич. формации. Социалистич. страны насчитывают св. 1 млрд. жителей. Структура каждой общественно-экономич. формации определяется соответствующим способом произ-ва. Какой способ произ-ва господствует на данной ступени историч. развития, таков и характер данного общества, его структура, наличие или отсутствие в нем деления на классы, природа этих классов, их взаимоотношения, характер, природа политич. строя и господствующие в нем идеи, обществ. теории, взгляды, идеология. Совокупность исторически определенных производств. отношений, господствующих в данном обществе, образует экономич. базис этого общества, к-рый определяет, обусловливает собой соответствующую политическую, правовую и идеологич. надстройку, определ. формы семьи и брака, моральные нормы и т.п. С изменением базиса изменяется и возвышающаяся над ним политич. и идеологич. надстройка. Причем сам экономич. базис изменяется в результате развития общественных производит. сил. Последние представляют собой коренную, самую глубокую причину обществ. развития.
Общество на каждой ступени его развития представляет собой не просто сумму или совокупность людей, вещей, тех или иных учреждений и идей. Общественно-экономич. формация с т. зр. И. м. – это целостный социальный организм, подчиненный свойственным данному обществу историч. законам возникновения, развития и смены другим обществ. организмом, другой обществ. формацией.
Пока социологи и историки останавливали свое внимание при изучении обществ. жизни и историч. событий на тех или иных идеях, взглядах, теориях, на тех или иных деятелях, они не смогли установить правильность и повторяемость в ходе развития обществ. жизни, в историч. процессе. Установление науч. понятия общественно-экономич. формации, выделение среди обществ. отношений экономических, производственных, как первичных и определяющих, дали возможность установить правильность и повторяемость явлений в обществ. жизни народов различных стран, установить определ. закономерность. История показывает, что как только в той или иной стране зарождался и упрочивался, напр., капиталистич. способ произ-ва, вместе с ним появлялись буржуазия и пролетариат, антагонизм и борьба между ними, приобретала влияние социалистич. идеология. Эту закономерность Маркс выразил и в положении, что страны передового способа произ-ва показывают завтрашний день странам экономически отсталым. Совр. бурж. социологи, критикуя И. м., подвергают особым нападкам учение об общественно-экономич. формации. Учение об общественно-экономич. формациях отвергает учение бурж. социологов о вечности, надысторичности капитализма. Экономич. и социальные законы, действующие при капитализме, так же не вечны, как и сам капиталистич. строй. И, наконец, если капитализм есть исторически преходящая форма, ему на смену закономерно должна придти с силой историч. необходимости, другая, высшая прогрессивная обществ. формация, т.е. социализм и коммунизм. Ход историч. развития, возникновение мировой системы социализма подтвердили эту закономерность. Против марксистско-ленинского учения об общественно-экономич. формациях выдвигается бурж. социологами теория т. н. индустриального общества. Не капитализм и не социализм, а "единое индустриальное общество" – вот что является, мол, настоящим и будущим как для стран Запада, так и для социалистич. стран. Чтобы противостоять учению И. м. об общественно-экономич. формациях и "опровергнуть" ненавистное буржуазии учение об исторически неизбежной смене капитализма социализмом, амер. экономист и социолог У. Ростоу выдвинул подхваченное бурж. политиками и идеологами учение о пяти стадиях историч. развития. Эта "теория стадий", как и ее разновидность – теория "единого индустриального общества", игнорирует способ произ-ва, экономич. отношения, формы собственности на средства произ-ва, как главное и определяющее при характеристике всякого общества. Для "теории стадий" характерен вульгарно-технич. и чисто распределенческий подход к анализу явлений обществ. жизни. "Теория стадий роста" не может не учитывать обществ. прогресса, но она пытается втиснуть первобытное, рабовладельч. и феод. общества в одну стадию – т. н. "традиционного общества". Она также стремится затушевать коренную противоположность природы и законов двух мировых систем: умирающего капитализма и восходящей системы социализма. "Теория стадий" – это идеологич. конструкция, приспособленная ко вкусам и потребностям совр. буржуазии в ее борьбе против социализма и коммунизма.
Каждый исторически определенный способ произ-ва имеет свои специфич. законы возникновения и развития, и каждая общественно-экономич. формация соответст-венно имеет свои специфич. законы существования, развития и перехода в другую обществ. формацию. Так, напр., капиталистич. способ произ-ва возник и мог возникнуть стихийно в лоне феод. общества. В ходе бурж. политич. революций низвергалось лишь политич. господство дворянства и устанавливалось политич. господство буржуазии, а также уничтожались остатки феод. отношений в экономике (преим. феод. землевладение). Но в основном капиталистич. способ произ-ва и его носитель – буржуазия возникают и даже достигают господствующего положения в экономике в недрах феод. строя и под сенью феод. абсолютизма. Это могло происходить так потому, что и феодальный и капиталистич. способы произ-ва покоятся на основе частной собственности на средства произ-ва, эксплуатации трудящихся, на антагонизме классов, на основе господства эксплуататорского меньшинства над трудящимся большинством.
Иначе обстоит дело с переходом от капитализма к социализму. Социалистич. способ произ-ва не может стихийно возникнуть в недрах капитализма. Для возникновения социалистич. способа произ-ва и социалистич. общества в целом необходимы социалистич. революция пролетариата, установление политич. господства рабочего класса, его диктатуры. Буржуазные, реформистские и ревизионистские теории о возможности трансформации капитализма в некий иной, высший обществ. строй (по мнению ревизионистов и реформистов – в социалистич. строй) без социальной революции – одна из современных утопий, сочиняемых частью идеологов буржуазии, а вслед за ними реформистами и ревизионистами, для усыпления сознания рабочего класса.
К числу специфич. законов капиталистич. общества относятся: анархия произ-ва, отделение непосредств. производителей от средств произ-ва, закон прибавочной стоимости, противоречие между обществ. характером произ-ва и частной капиталистич. формой присвоения, кризисы перепроиз-ва, углубление пропасти между пролетариатом и буржуазией, специфич. формы социальных антагонизмов и т.д.
Специфич. законами социалистич. общества являются: планомерный и пропорциональный характер развития экономики, отсутствие кризисов произ-ва, отношения сотрудничества и взаимопомощи между людьми, отсутствие антагонизма классов, равенство, братское сотрудничество и взаимопомощь разных наций, идейно-политич. единство всего общества, движение к бесклассовому обществу, к полному социальному равенству, к всестороннему развитию личности и др. законы.
Но наряду со специфич. законами, свойственными каждой общественно-экономич. формации, существуют также и т.н. общесоциологич. законы, действующие во всех общественно-экономич. формациях. К таким законам относятся: определяющая роль производит. сил по отношению к производств. отношениям; определяющая роль способа произ-ва по отношению к социальной структуре общества; определяющая роль обществ. бытия по отношению к обществ. сознанию; внутр. необходимая связь между экономич. базисом и обществ. надстройкой; определяющая роль базиса по отношению к надстройке; социальные революции как результат конфликта производит. сил с отживающими производств. отношениями; поступат. характер историч. развития общества; экономический, социальный и культурный прогресс общества, являющийся социологич. закономерностью; народ является подлинным творцом истории.
Кроме этих общесоциологич. законов, существуют законы, свойственные не всем, а только антагонистич. обществ. формациям. Таков закон классовой борьбы как движущей силы истории. Говоря о значении и роли классовой борьбы в истории общества и соответственно теории классовой борьбы в И. м., Ленин писал: "Что стремления одних членов данного общества идут в разрез с стремлениями других, что общественная жизнь полна противоречий, что история показывает нам борьбу между народами и обществами, а также внутри них, а кроме того еще смену периодов революции и реакции, мира и войн, застоя и быстрого прогресса или упадка, эти факты общеизвестны. Марксизм дал руководящую нить, позволяющую открыть закономерность в этом кажущемся лабиринте и хаосе, именно: теорию классовой борьбы. Только изучение совокупности стремлений всех членов данного общества или группы обществ способно привести к научному определению результата этих стремлений. А источником противоречивых стремлений является различие в положении и условии жизни тех к л а с с о в, на которые каждое общество распадается. „История всех до сих пор существовавших обществ – пишет Маркс в "Коммунистическом Манифесте" (за исключением истории первобытной общины – добавляет впоследствии Энгельс) – была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов...“" (Соч., т. 21, с. 41).
Буржуазия и бурж. социологи в наше время рассматривают классовую борьбу пролетариата против буржуазии, крестьян против помещиков, бедных против богатых, угнетенных против угнетателей как аномалию, как болезнь. Это означает, что буржуазная социологич., общественно-политич. мысль ныне пошла не вперед, а назад, даже по сравнению с теми бурж. теоретиками, историками, к-рые первые открыли борьбу классов. Ничего нельзя понять в мире ни в области политической, ни в области культуры, ни в идеологич. сфере, если игнорировать борьбу классов, борьбу сил прогресса и реакции, сил социализма и капитализма. Классы, их противоположность, их непримиримые интересы в капиталистич. обществе – это реальность. И борьба классов – это один из важнейших законов обществ. развития, как и закон социальных революций.
V. Народ – творец истории.
Выше было сказано, что одним из коренных недостатков идеалистич. понимания истории, в борьбе с к-рым возник и развивается И. м., является игнорирование роли нар. масс в истории, объяснение историч. событий деятельностью т. н. великих людей, полководцев, королей и т.п. И. м., напротив, исходит из того, что народ является главным творцом истории. Это положение вытекает из того факта, что произ-во материальных благ составляет основу существования и развития общества. Люди, трудящиеся, нар. массы – творцы материальных (а также и духовных) ценностей. Производит. силы в конечном счете определяют развитие всего общества. А важнейшей производит. силой являются трудящиеся.
Классовая борьба есть движущая сила истории. Но это – борьба рабов против рабовладельцев, крестьян против помещиков, рабочих против капиталистов. Во всех больших социальных и политич. революциях главную движущую силу, во всяком случае ударную, наиболее решительную и смелую силу этих революций, составляли трудящиеся массы.
Роль нар. масс в истории не одинакова. Она зависит от степени сознательности и организованности нар. масс, от того, какой именно класс возглавляет нар. массы, какая партия ими руководит. Были периоды в истории, когда нар. массы были вне политики и, по выражению Ленина, спали историч. сном. Но в переломные эпохи всемирной истории, когда накапливались глубокие противоречия и их надо было разрешить насильств. путем, тогда на историч. арену выходили нар. массы и своей беззаветной борьбой двигали историю вперед, сметая с пути все отжившее, гнилое, реакционное. Роль нар. масс особенно велика в эпоху перехода от капитализма к социализму и коммунизму, в эпоху национально-освободит. движений против колониализма, империализма.
Роль нар. масс в совр. эпоху возросла, т.к. во главе их стоит рабочий класс. Там, где рабочий класс возглавляется марксистскими партиями, вооруженными марксистско-ленинской теорией, роль, значение, сила и мощь рабочего класса, его влияние на массы и весь ход истории во много раз возрастают.
Эпоха социалистич. революций, строительства социализма и коммунизма представляет собой новую замечат. главу в историч. деятельности нар. масс, творящих новый обществ. строй – социализм и коммунизм. В прошлом массы, задавленные экономическим, политическим, социальным и духовным гнетом, естественно не могли проявить таящиеся в них способности и дарования. Буржуазия, как и крепостники-помещики, душила, подавляла и подавляет нар. таланты. Социализм раскрепостил массы, открыл простор для расцвета и применения нар. талантов, для широчайшей историч. творческой инициативы масс. Именно этим прежде всего и обусловливаются гигантские темпы технич., экономич., политич., научного и культурного развития стран социализма. Великий историч. скачок от экономической и культурной отсталости к вершинам всестороннего прогресса народов СССР и др. социалистич. стран есть результат творч. энергии нар. масс, руководимых коммунистич. партиями. Историч. практика стран социализма подтвердила истинность, правоту И. м., его учения о решающей роли нар. масс в истории. И. м. в то же время вовсе не игнорирует роли великих людей в истории, в развитии общества, в ходе и исходе историч. событий. И. м. признает роль личности в истории. Роль личности зависит, конечно, от способности, таланта или гениальности той или иной личности; бóльшая или меньшая роль личности, ее отрицат. реакционная или, наоборот, революц. роль зависит прежде всего от того, какой класс, какую партию возглавляет эта личность. Роль личности зависит и от того, как глубоко понимает эта личность назревшие историч. задачи и законы развития общества, направление этого развития и как эта личность, с какой энергией она действует, руководя борьбой своего класса. И, наконец, роль личности в истории зависит и от того, насколько благоприятствуют объективные условия ее деятельности. Если эти условия еще не созрели или не вполне созрели, то никакая великая личность не может вызвать, напр., революцию, поднять на восстание нар. массы. Но роль историч. личности, вождей в том и заключается прежде всего, чтобы правильно, трезво оценить обстановку, условия деятельности революц. класса. Ленин в предоктябрьские дни в письме ЦК партии большевиков писал о назревших условиях для победоносного восстания рабочего класса и солдатских масс. Вчера было рано выступать, писал Ленин. Завтра будет поздно, можно упустить момент. Выступать надо сегодня. Промедление с восстанием смерти подобно. Отсюда можно заключить, как может быть велика роль вождя. На примере всей деятельности Маркса, Энгельса, Ленина можно видеть, какую великую роль может играть историч. личность, связанная с революц. классом, выражающая его волю, интересы, цели.
Другой пример. Накануне вероломного вторжения в СССР фашистских полчищ гитлеровской Германии многое говорило о том, что враг готовится к вооруж. нападению. Сталина об этом предупреждали. Но он игнорировал эти сигналы. За эти ошибки Сталина сов. страна поплатилась огромными жертвами. Такова может быть отрицат. роль личности, если она оторвется от масс, перестанет прислушиваться к голосу коллектива, возомнит себя всевидящей и всемогущей силой. Культ личности Сталина, принижавшего роль партии, народа, коллективности руководства, имел крайне отрицат. последствия и был осужден КПСС и сов. народом, как в корне противоречащий марксизму и социалистич. строю.
Ленин в статье "Против бойкота" писал: "Марксизм отличается от всех других социалистических теорий замечательным соединением полной научной трезвости в анализе объективного положения вещей и объективного хода эволюции с самым решительным признанием значения революционной энергии, революционного творчества, революционной инициативы масс, – а также, конечно, отдельных личностей, групп, организаций, партий, умеющих нащупать и реализовать связь с теми или иными классами. Высокая оценка революционных периодов в развитии человечества вытекает из всей совокупности исторических взглядов Маркса: именно в такие периоды разрешаются те многочисленные противоречия, которые медленно накапливаются периодами так называемого мирного развития. Именно в такие периоды проявляется с наибольшей силой непосредственная роль разных классов в определении форм социальной жизни, созидаются основы политической "надстройки", которая долго держится потом на базисе обновленных производственных отношений. И, в отличие от теоретиков либеральной буржуазии, именно в таких периодах видел Маркс не уклонения от "нормального" пути, не проявления "социальной болезни", не печальные результаты крайностей и ошибок, а самые жизненные, самые важные, существенные, решающие моменты в истории человеческих обществ" (Соч., т. 13, с. 21–22).
VI. Историческая закономерность и сознательная деятельность людей. Необходимость и свобода.
В природе явления происходят слепо, без участия сознания. В обществе ничто не совершается без заранее поставленной цели, намерений, к-рые руководят поступками людей.
Но действия и цели людей часто взаимно сталкиваются, перекрещиваются и в итоге часто получается обществ. результат, к-рого никто не желал и не ожидал. А если вначале и кажется, что непосредств. результат как будто совпадает с целью участников событий, то конечные результаты бывают часто противоположными. Напр., франц. бурж. революция 1789 происходила под прекрасными лозунгами свободы, равенства и братства. В итоге этой революции были уничтожены феод. строй, сословные привилегии и сословное неравенство. Но "свобода" воплотилась в свободе купли и продажи, в свободе эксплуатации рабочих капиталистами, а вместо неравенства феод. общества утвердилось капиталистич. рабство.
Или, напр., развязывая 2-ю мировую войну, гитлеровская Германия стремилась установить свое мировое господство. И вначале казалось, что гитлеровцы как будто были близки к цели и уже поработили Зап. Европу, затем совершили нападение на СССР, дошли до Москвы, Ленинграда и Волги. Но так получилось только на первом этапе войны. Когда же пришли в движение целые народы, когда сов. народ мобилизовал все свои материальные, экономич. и моральные силы, он разгромил фашистские полчища и освободил народы Европы от порабощения. В итоге войны не оправдались также намерения и цели капиталистич. участников антигитлеровской коалиции. Германия как конкурент на мировом рынке, как претендент на мировое господство была разгромлена. Но главная цель, ради к-рой в 20–30-е гг. вооружалась империалистич. Германия, взращивался фашизм – уничтожить страну социализма – СССР, ослабить, отбросить назад рабочее движение, укрепить мировую систему капитализма – не была достигнута. Наоборот, кризис капитализма усилился еще больше. Возникла мировая социалистич. система. Это, конечно, не входило и не могло входить в намерения правящих классов США, Англии, Франции и Германии. Но такова неумолимая логика истории.
Во время 2-й мировой войны потерпели поражение реакц. цели, но одержали победу цели справедливые, прогрессивные. И эти цели, идеи следует обязательно учитывать при рассмотрении обществ. явлений. Но И. м. ставит задачу установить коренные причины событий, исследовать, почему люди ставят эту, а не другую цель. Почему в разные эпохи классы преследуют в борьбе различные цели, классы, социальные силы выдвигают и борются за противоположные цели и их воля имеет не только различное, а прямо противоположное направление?
И. м. объясняет цели и намерения людей, к-рыми руководствуются партии, классы, разные обществ. силы в борьбе, условиями материальной жизни людей, обществ. классов. За лозунгами, идеями, целями, программами партий И. м. требует вскрывать интересы определ. социальных групп, обществ. классов, к-рые, в свою очередь, определяются положением данного класса в системе обществ. произ-ва.
Пока социологи при рассмотрении обществ. явлений останавливаются на мнениях, идеях и целях участников историч. процесса, они остаются еще в царстве случайности. И история тогда выступает как хаос событий, заблуждений, ошибок людей. Объяснение самих целей, идей, сознания людей условиями материальной жизни людей, обществ. классов раскрывает действит. сущность обществ. явлений, их коренные причины и объективные законы деятельности больших масс людей, обществ. классов. Тогда и история общества в целом выступает как строго закономерный процесс. Незнание или непонимание законов обществ. развития обрекает данный класс и его партию на то, что они вынуждены действовать наугад, идти ощупью или, в лучшем случае, пользуясь эмпирическими, теоретически неосмысленными данными, действовать от случая к случаю.
Для бурж. социолога-метафизика историч. закономерность и сознат. деятельность людей в обществ. жизни, необходимость и свобода взаимно исключают друг друга. Бурж. социологи обвиняют марксизм, И. м. в фатализме, в игнорировании или принижении роли сознания, воли людей, роли субъективного фактора. Но так как коммунисты – эта самая активная, самая деятельная обществ. сила современности – приносят во имя достижения великих идеалов социализма, мира и демократии неисчислимые жертвы в борьбе, то противники И. м. из среды бурж. социологов и политиков выдвигают тезис о внутр. противоречивости или непоследовательности сторонников И. м., о мнимом конфликте между их теорией и практикой. Но эта критика и упреки бьют мимо цели. Великая заслуга И. м. состоит в том, что он впервые научно, диалектико-материалистически объяснил соотношение материального и идеального, необходимости и свободы, объективного и субъективного в обществ. жизни.
Наличие историч. закономерности, объективных законов развития общества отнюдь не является препятствием для сознательной, свободной деятельности людей, обществ. классов, нар. масс, если свободу деятельности понимать научно: не как независимость от объективных закономерностей, а как деятельность на основе знания законов и сознательного их использования.
Незнание законов природы делает людей рабами необходимости, зависимыми от ее слепых, стихийных сил. Но когда люди познали законы природы, сущность происходящих процессов, они могут подчинить их своей власти, господствовать над ними.
Так же обстоит дело и с законами истории, с историч. необходимостью. Последняя действует слепо, стихийно, пока она не познана и пока люди, общество не считаются с природой этих законов. Но если они познали эти законы и действуют в соответствии с ними, им обеспечен успех, они становятся господами своих обществ. отношений и законов ими управляющих, они в состоянии преобразовать общество в соответствии с условиями и законами самой действительности.
"Гегель первый, – писал Энгельс, – правильно представил соотношение свободы и необходимости. Для него свобода есть познание необходимости. "С л е п а необходимость, лишь поскольку она не понята". Не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определенных целей. Это относится как к законам внешней природы, так и к законам, управляющим телесным и духовным бытием самого человека, – два класса законов, которые мы можем отделять один от другого самое большее в нашем представлении, отнюдь не в действительности. Свобода воли означает ... не что иное, как способность принимать решения со знанием дела. Таким образом, чем с в о б о д н е е суждение человека по отношению к определенному вопросу, с тем большей необходимость ю будет определяться содержание этого суждения; тогда как неуверенность, имеющая в своей основе незнание и выбирающая как будто произвольно между многими различными и противоречащими друг другу возможными решениями, тем самым доказывает свою несвободу, свою подчиненность тому предмету, который она как раз и должна была бы подчинить себе. Свобода, следовательно, состоит в основанном на познании необходимостей природы (Naturnotwendigkeiten) господстве над нами самими и над внешней природой; она поэтому является необходимым продуктом исторического развития" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 116).
Защищая приведенные выше положения Энгельса от нападок идеалистов, развивая дальше материалистич. учение о свободе и необходимости, Ленин писал: "У Энгельса вся живая человеческая практика врывается в самое теорию познания, давая объективны й критерий истины: пока мы не знаем закона природы, он, существуя и действуя помимо, вне нашего познания, делает нас рабами "слепой необходимости". Раз мы узнали этот закон, действующий (как тысячи раз повторял Маркс) независимо от нашей воли и от нашего сознания, – мы господа природы" (Соч., т. 14, с. 177). Это относится и к обществ. законам, и к историч. деятельности людей. Но здесь есть и своеобразие, своя сложность, к-рую и пытаются использовать противники И. м. для защиты своих идеалистич. индетерминистских позиций.
Познание законов обществ. развития, историч. необходимости смены капитализма социализмом не только не освобождает, а, наоборот, побуждает передовые обществ. силы, рабочий класс, марксистские партии к сознат. деятельности, к борьбе за социализм против капитализма. Только теряющие почву под ногами классы, партии, деятельность к-рых направлена против историч. законов, против хода обществ. развития, вступают в конфликт с историч. закономерностью, с действием объективных законов. И, наоборот, передовые обществ. силы находят в объективных законах прочную опору для своей сознат. историч. деятельности. Чем глубже и правильнее эти силы понимают историч. закономерности, чем больше они с ними считаются и лучше используют объективные законы, тем больший успех обеспечен этим силам. Старое и давно опровергнутое возражение нем. правоведа Штаммлера, автора книги "Хозяйство и право с точки зрения материалистического понимания истории" (1896), против И. м., против учения об историч. необходимости и неизбежной победе социализма вновь воскрешается и в наши дни. Штаммлер упрекал марксистов в непоследовательности. С одной стороны, писал он, марксисты утверждают, что победа социализма закономерна, неизбежна, и вместе с тем они организуют партии социальной революции. С его т. зр. это все равно, что организовывать партию по содействию лунному затмению.
Так, напр., зап.-герм. философ Г. Фальк в кн. "Идеологические основы коммунизма" ("Ideologische Grundlagen des Kommunismus", Münch., 1961) вслед за Штаммлером пытается "изобличить" И. м. во внутр. противоречивости, в непоследовательности, в фатализме и волюнтаризме. Он пишет: "Логика подсказывает, что марксизм не может избежать фатализма. Но коммунисты отнюдь не хотят признать этого, ибо в противном случае любая агитация, любой призыв к классовой борьбе и революции оказались бы не только излишними, но и бессмысленными. Если бы коммунизм наступил с такой же неотвратимостью как очередное лунное затмение, людям нужно было бы лишь ожидать прихода этого коммунизма, не создавая никаких организаций для того, чтобы вызвать его к жизни".
Подобные теоретики метафизически противопоставляют свободу и необходимость. И. м. дает единственно науч. понимание соотношения необходимости и свободной, активной историч. деятельности людей, к-рая сама входит как необходимое звено в цепь закономерного историч. развития.
Солнечные и лунные затмения происходили и происходят независимо от воли и деятельности людей. Они происходили и тогда, когда людей не было на Земле. Иначе обстоит дело с историч. событиями, с развитием общества. История делается людьми. Стихийный ход обществ. развития привел к тому, что капитализм исторически изжил себя, превратился из прогрессивной системы в реакционную, антинародную. При жизни одного поколения капитализм обрушил на человечество две мировые войны. В этих войнах были убиты десятки миллионов людей, разрушены, уничтожены величайшие исторические ценности, тысячи сел и городов. В наст. время создано атомное и ядерное оружие, оружие массового истребления людей. Империализм взвалил на плечи народов невыносимое бремя милитаризма, гонки вооружений. Все это вытекает не только и не столько из злой воли отд. представителей империалистич. буржуазии, сколько из природы и законов империализма. Народы мира начинают все больше и больше сознавать это. Невыносимый гнет, глубокие противоречия империализма, понимание народами природы империализма, причин нар. бедствий толкают их на борьбу против этого реакц. строя. Марксистские партии, опирающиеся на И. м., на знание законов обществ. развития, яснее, глубже понимают сущность империализма и поэтому они представляют собой самую активную, самую передовую силу современности, выражая в своей деятельности историч. необходимость и волю нар. масс.
Знание законов обществ. развития не только не обрекает трудящихся на пассивность, а, наоборот, зовет их к беззаветной борьбе за социализм, вселяет в них уверенность в торжество их идеала.
Жизненное значение в совр. условиях приобрел вопрос о войне. Империалистич. войны – явление не случайное, а закономерное в условиях империализма. Войны вытекают из сущности, природы империализма. И если бы страны социалистич. лагеря и миролюбивые народы всего мира не боролись против агрессивных сил, если бы Советский Союз и др. социалистич. страны ослабили свою оборонную мощь, то империалисты могли бы развязать новую мировую войну. Только сознательная, самоотверженная борьба народов против агрессивных сил способна предотвратить новую мировую войну. В совр. условиях нет фатальной неизбежности войн. Соотношение сил в мире изменилось в пользу сил мира и социализма. Опираясь на миролюбивую систему социализма, народы могут обуздать агрессоров и предотвратить войну.
Учение И. м. об объективности законов истории, о свободе и необходимости вооружает передовые обществ. силы современности знанием условий и средств борьбы для достижения великих целей и идеалов – прочного мира, подлинной демократии и социализма, коммунизма.
VII. Ленинский этап в развитии исторического материализма.
Практика вообще, в т.ч. и историч. практика, является критерием истины, правильности, научности той или иной теории. Практика классовой борьбы, победа социалистич. революции в целом ряде стран Европы и Азии, победа социализма в СССР, осуществляемый переход сов. народа к коммунизму, успешное строительство социализма в странах нар. демократии, победы национально-освободит. движения, успехи борьбы рабочего класса каииталистич. стран, рост влияния идей марксизма-ленинизма, влияния компартий, углубляющийся кризис капитализма, обострение его противоречий – все это вместе взятое полностью подтверждает истинность и правоту И. м. Бурж. социологи пытаются доказать, что победа социалистич. революции и социализма в СССР, социалистич. революций в странах нар. демократии произошла не по законам марксизма, И. м. Наивна претензия противников И. м. выступить в роли экспертов и судей в толковании И. м. и правильности его понимания Лениным и марксистскими партиями. Бурж. социологи силятся доказать, что Маркс был объективист, он ждал естеств. хода и исхода развития капитализма, а Ленин, мол, был волюнтарист, он полагался на активную деятельность партии, меньшинства. В то же время бурж. социологи упрекают Маркса в том, что он был революционер, что Марксу-ученому вредил Маркс-революционер. Но сила Маркса и Ленина и всей их теории состоит в единстве теории и практики.
Ленин был величайшим и самым последовательным марксистом. Он развил все стороны марксизма, в т.ч. и И. м., поднял его на высшую ступень. Враги И. м. пытаются утверждать, что И. м. устарел, что он якобы догматичен. В действительности И. м. – враг всякого догматизма. Вслед за Марксом и Энгельсом Ленин говорил, что марксизм не догма, а руководство для действия, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Ленин и созданная им Коммунистич. партия Сов. Союза были и остаются врагами догматизма и доктринерства. Не может быть догматизма там, где теория видит свою за дачу правильно отобразить развивающуюся действительность, видит критерий истинности в полном соответствии этой развивающейся действительности.
Ленин считал, что Маркс и Энгельс заложили краеугольный камень науч. теории и обязанность марксистов всех стран состоит в том, чтобы развивать, двигать дальше эту теорию. Душу марксистской теории, в т.ч. и теории И. м., Ленин видел в методе. Применение метода материалистич. диалектики, метода И. м. к новой действительности, к эпохе империализма привело к открытию Лениным новых закономерностей империализма, открытию закона неравномерного развития империализма, созданию учения о возможности победы социализма в одной стране. Ленинская теория социалистич. революции, опирающаяся на теорию социалистич. революции Маркса, на его учение о конфликте производит. сил с капиталистич. производств. отношениями как гл. причине революции, на учение о рабочем классе как творце революции, на его идею союза рабочего класса и крестьянства и т.д., эта ленинская теория явилась одним из величайших открытий, оказавших могущественное влияние на весь ход совр. мировой истории. Ленин открыл новые закономерности и движущие силы новой, коммунистической формации, у колыбели к-рой он стоял, реальный процесс становления к-рой он анализировал, как вождь Коммунистич. партии и глава Советского пр-ва руководя делом строительства социализма.
Подчеркивая всегда действие объективных законов социалистич. революции, сов. общества, Ленин особое внимание обратил на разработку проблем союза рабочих и крестьян, соотношения нар. масс, рабочего класса, партии, руководителей. Вслед за Марксом, Ленин развил учение И. м. о великой роли социалистич. сознания, социалистич. идеологии, о необходимости внесения его в стихийное рабочее движение; в условиях строительства социализма Ленин учил борьбе против пережитков старого общества в области сознания, против силы привычек, традиций старого строя, унаследованных людьми, строившими новое общество.
Живой социализм – дело творчества нар. масс, учил Ленин. Он внимательно следил за этим творчеством, подмечая ростки нового, социалистического, коммунистического. Статьи и речи Ленина о коммунистич. субботниках, о "великом почине" являются классич. образцом раскрытия нового, коммунистич. отношения к труду. То же следует сказать и о сущности и значении социалистич. соревнования в противоположность капиталистич. конкуренции. Разрабатывая план строительства социализма, Ленин в полном соответствии с духом И. м. выдвигал на первое место индустриализацию и электрификацию страны как основу социализма и базу социалистич. преобразования с. х-ва. Ленинский план строительства социализма – это мастерское применение и развитие И. м. Победа социализма в СССР явилась торжеством И. м., марксизма-ленинизма в целом. Ленинский этап в развитии И. м. включает в себя все то новое, что в этой области вносится КПСС, марксистскими партиями всех стран, творчески применяющими И. м. к конкретным условиям своих стран.
Особое место заняла в творч. развитии И. м., как и марксизма-ленинизма в целом, Программа КПСС, принятая на XXII съезде и справедливо названная братскими партиями "Коммунисти-ческим Манифестом нашей эпохи". Эта Программа опирается на учение Маркса – Энгельса – Ленина о коммунизме.
Создание научно обоснованного конкретного плана построения бесклассового коммунистич. общества – это науч. подвиг КПСС.
Глубокий анализ в Программе КПСС кризиса соврем. капитализма, анализ законов развития мировой социалистич. системы, мирового рабочего и нац.-освободит. движения – замечат. пример применения и развития диалектики и материализма. Строгая научность, широта охвата явлений, глубина анализа и раскрытие величайших перспектив, открывающихся перед человечеством при переходе от капитализма к социализму и коммунизму, – это характеризует новую Программу. Особенно велико значение раздела о строительстве коммунизма, закономерностях перехода от социализма к коммунизму.
Могучее развитие производит. сил строящегося коммунистич. общества – это его основа основ, главная материальная движущая сила. На этой основе происходит формирование и развитие новых, коммунистич. обществ. отношений. Новым в развитии И. м. являются в Программе и докладе Н. С. Хрущева о Программе КПСС на XXII съезде партии положения о превращении гос-ва диктатуры пролетариата во всенародное социалистич. гос-во, а КПСС – в авангард всего сов. народа, положения о развитии органов коммунистич. самоуправления.
Проблема всестороннего развития личности коммунистич. общества также рассматривается строго научно, материалистически. Личность всегда по своей внутр. сущности является результатом соответствующих обществ. отношений. Лишь при коммунизме личность будет всесторонне развита: физически, умственно, эстетически, нравственно. Всестороннее развитие личности вместе с тем есть одно из условий победы коммунизма. Это противоречие разрешается в ходе коммунистич. строительства. Строя новое, коммунистич. общество, сов. люди, люди социалистич. общества окончательно освобождаются от пережитков старого общества, подымаются шаг за шагом на высшую ступень, приобретая многостороннее, а затем и всестороннее развитие.
Значение Программы КПСС состоит в том, что она дала научно обоснованные ответы на великие вопросы современности, вопросы, поставленные всем ходом обществ. развития. Программа освещает главный вопрос о путях развития человечества.
На этот вопрос бурж. социологи и политич. вожди буржуазии отвечают, что человечество должно всегда оставаться в условиях капитализма, капитализм вечен, незыблем, что народы стран, вновь освободившихся от колониального ига, тоже придут к капитализму. Бурж. идеологи надеются даже на то, что и социалистич. страны повернут к капитализму. Другая часть бурж. социологов (напр., франц. социолог Арон и др.), сторонников теории т. н. "индустриального общества", считает, что и капитализм эволюционирует к какой-то новой, высшей стадии развития, усваивая нек-рые черты социализма (плановость), а социалистич. страны якобы также развиваются в направлении к этой стадии. В итоге они считают, что все народы придут ни к капитализму, ни к коммунизму, а к некоему третьему, т.н. индустриальному обществу. По сути дела и эта т. зр. есть стремление увековечить капитализм и мечта буржуа о перерождении социализма.
Программа КПСС на основе анализа законов поступат. развития общества, на основе анализа итогов развития капитализма и социализма за последние десятилетия, на основе изучения процессов и тенденций, происходящих в совр. мире, показала, что путь, ведущий к коммунизму, – это путь всего человечества.
Социализм доказал свое преимущество перед капитализмом: СССР за 45 лет совершил величайший скачок вперед по пути технического, экономического, социального, культурного и науч. прогресса. От телеги до космич. кораблей, от ветряных и водяных мельниц до гигантских электростанций, от малограмотной России ко всеобщей грамотности, к широкому развитию среднего и высшего образования. СССР стал первой пром. державой в Европе и второй в мире. Через несколько лет СССР оставит позади себя по уровню развития, объему пром. произ-ва и США. По выпуску инженеров СССР опередил все капиталистич. страны и вышел на первое место в мире. Развитие других социалистич. стран также подтверждает историч. закономерность поступат. развития общества и то, что новая, социалистич. форма общества открыла больший простор для развития производит. сил, для развития науки и техники, для развития самого человека.
Огромное революционизирующее влияние на весь мир оказывают и чем дальше, тем все больше и больше будут оказывать успехи строительства коммунизма в СССР, успехи строительства социализма в странах народной демократии. На основе обобщения творчества нар. масс И. м. обогащается новыми данными, новыми положениями, приобретая тем самым еще большую, действенную, преобразующую роль в борьбе за коммунизм. Самое значит. событие мировой истории и современности – это победа социализма в СССР, возникновение мировой социалистич. системы, развернутое строительство коммунизма в СССР. Это величайший результат развития марксистской обществ. науки, И. м.
VIII. П а р т и й н о с т ь и с т о р и ч е с к о г о материализма. Исторический материализм и современная буржуазная социология.
П а р т и й н о с т ь И. м. Марксизм-ленинизм последовательно отстаивает принцип партийности И. м., как и обществ. наук вообще. Каждый класс придерживается своих экономич., филос., социологич. взглядов и убеждений, к-рые выражают положение и интересы этого класса. Правда, выразители этих взглядов сами могут и не осознавать этого. Они могут считать себя беспристрастными, стоящими "вне" и "выше" парт. подхода к оценке социальных явлений. Но это иллюзия. При этом следует иметь в виду, что идеолог того или иного класса не обязательно должен быть выходцем из того класса, чье мировоззрение он отстаивает. Чтобы отстаивать бурж. мировоззрение, не обязательно самому быть капиталистом, для этого можно быть, напр., просто бурж. журналистом или даже выходцем из рабочих, попавшим под влияние бурж. идеологии и пропагандирующим ее. Бывает и наоборот. Дальновидные и честные представители бурж. интеллигенции, покоренные великой правдой освободит. борьбы народа и прогрессивной идеологией, могут стать на сторону народа. Это и понятно: классы и обществ. группы не отгорожены друг от друга непроходимой стеной. Они влияют друг на друга и экономически, и духовно. Но общий принцип таков, что буржуазия и ее политич. и идеологич. представители всегда выражают бурж. идеологию. И в обществ. теории, в области социологии они стоят на позиции защиты каниталистич. строя, его устоев, его духовных и политич. ценностей. Бурж. социология, как правило, скрывает свою партийность, старается выдать ее за общечеловеческое. Это выражается в трактовке вопросов гос-ва и права, демократии и диктатуры, в отношении к странам социализма и нац.-освободит. движению, в отношении к марксизму-ленинизму и, в частности, к И. м. Если сегодня бурж. теоретики, в т.ч. и социологи, выступают под фальшивым флагом беспартийности, объективизма, то в пору своей молодости буржуазия, ее философы открыто защищали парт. позиции. Они критиковали тех, кто не имел мужества открыто заявить о своей партийности.
Основоположники марксизма-ленинизма открыто провозгласили принцип партийности И. м. Этот принцип характеризует неразрывную связь И. м. с политикой, с интересами трудящихся масс.
И. м. выступает открыто как самая объективная и вместе с тем как классовая парт. наука, выражающая интересы трудящихся классов общества, прежде всего рабочего класса, к-рому принадлежит будущее во всем мире. Поскольку буржуазия является умирающим классом, она не способна понять и принять объективные законы обществ. развития, ведущие ее к гибели, а трудящихся – к социализму и коммунизму. Вот почему буржуазия и ее идеологи, как правило, отрицают вообще объективный характер обществ. закономерностей. Следовательно, партийная по существу бурж. социология не способна к объективному познанию социальной действительности. Она сознательно или бессознательно искажает ее. Напротив, рабочий класс является восходящей социальной силой. Поэтому рабочий класс и его идеологи заинтересованы в наиболее всестороннем и глубоком понимании законов истории, ведущих к коммунизму. Вот почему в И. м. принцип партийности находится в органич. единстве с объективностью, научностью подхода к обществ. явлениям.
Последоват. материализм в науке, к-рый только и способен дать истинное, самое точное и глубокое познание как природы, так и обществ. жизни, не отрицает, а включает в себя партийность. Противопоставляя бурж. объективизму марксистский материализм, Ленин писал: "Объективист говорит о необходимости данного исторического процесса; материалист констатирует с точностью данную общественно-экономическую формацию и порождаемые ею антагонистические отношения. Объективист, доказывая необходимость данного ряда фактов, всегда рискует сбиться на точку зрения апологета этих фактов; материалист вскрывает классовые противоречия и тем самым определяет свою точку зрения. Объективист говорит о "непреодолимых исторических тенденциях"; материалист говорит о том классе, который "заведует" данным экономическим порядком, создавая такие-то формы противодействия других классов. Таким образом, материалист, с одной стороны, последовательное объективиста и глубже, полнее проводит свой объективизм. Он не ограничивается указанием на необходимость процесса, а выясняет, какая именно общественно-экономическая формация дает содержание этому процессу, к а к о й именно класс определяет эту необходимость... С другой стороны, материализм включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке событий прямо и открыто становиться на точку зрения определенной общественной группы" (Соч., т. 1. с. 380–81).
В совр. условиях пролетарская, коммунистич. партийность и интересы подлинной науки требуют, чтобы тот, кто изучает обществ. явления, рассматривал их с т. зр. борьбы трудящихся за мир, за демократию, за коммунизм. Ленин и ленинизм учат непримиримости в классовой борьбе с буржуазией и ее идеологией. "Н и е д и н о м у из этих профессоров, способных давать самые ценные работы в специальных областях химии, истории, физики, нельзя верить ни в едином слове, раз речь заходит о философии. Почему? По той же причине, по которой ни единому профессору политической экономии, способному давать самые ценные работы в области фактических, специальных исследований, нельзя верить н и в о д н о м с л о в е, раз речь заходит об общей теории политической экономии. Ибо эта последняя – такая же п а р т и й н а я наука в современном обществе, как и г н о с е о л о г и я. В общем и целом профессора-экономисты не что иное, как ученые приказчики класса капиталистов, и профессора философии – ученые приказчики теологов.
Задача марксистов и тут и там суметь усвоить себе и переработать те завоевания, которые делаются этими "приказчиками" (вы не сделаете, например, ни шагу в области изучения новых экономических явлений, не пользуясь трудами этих приказчиков), – и уметь отсечь их реакционную тенденцию, уметь вести свою линию и бороться со всей линией враждебных нам сил и классов" (Ленин В. И., там же, т. 14, с. 327–28).
Идеалистический и реакц. характер буржуазной социологии. И. м. – последовательно научная, цельная теория развития общества, показывающая закономерный процесс прогрессивного развития человечества к социализму и коммунизму. Поэтому теория И. м. вызывает страх и злобу у реакц. буржуазии и ее идеологов. Охваченные страхом перед неумолимыми законами истории, реакц. классы совр. капиталистич. общества стремятся всячески затормозить ход истории. Для достижения этой цели пускаются в ход все средства – экономические, политические и идеологические.
В арсенале этих средств существ. место занимает социология. В условиях глубокого кризиса бурж. идеологии теоретики буржуазии упражняются в разработке всевозможных рецептов спасения капитализма.
В разные историч. периоды идеологи буржуазии пытались противопоставить марксистской социологии – И. м. – различные социологич. теории: позитивизм Конта и Спенсера, социальный дарвинизм, неомальтузианские и др. натуралистич. теории, стирающие принципиальную грань между естеств., биологич. и социальными закономерностями. Географич. направления, в т.ч. реакц. геополитич. теории, также пытались искать коренные причины развития общества за его пределами, во внешней географич. среде. Все эти натуралистич. школы возникали и исчезали под влиянием хода событий, самой жизни.
Другое, внешне противоположное натурализму, направление бурж. социологии – субъективно-идеалистич. теории. Их характерная черта – принципиальное противопоставление природы и общества, разделение их некоей пропастью. В природе, как утверждают эти социологи, действуют причинные связи и закономерности, а в обществе – телеологич. закономерности, целевые, ценностные факторы. Но сознание, цели людей, борьба за идеалы, роль духовных, моральных ценностей в обществ. жизни отнюдь не снимают вопроса о причинной обусловленности и объективной закономерности социальных явлений. Субъективно-идеалистич. направление, волюнтаризм в социологии служили и служат идеологич. обоснованием авантюристич. реакц. империалистич. политики.
Широкое растущее влияние марксизма, И. м. заставляет и бурж. социологов "перестраиваться". Т.н. "теория стадий роста", индустриальная социология, различные направления эмпирич. социологии: социология труда, человеч. отношений и т.п. пытаются эклектически соединить разные факторы обществ. жизни, создать видимость всестороннего учета причин, влияющих на ход обществ. жизни, не исключая и экономики, произ-ва, техники. Но этот внешний реализм в подходе к объяснению истории и современности лишь прикрывает субъективизм и волюнтаризм и этих социологич. школок.
Отрицание определяющей роли условий материальной жизни, способа произ-ва в обществ. жизни, в развитии общества, отрицание объективных законов развития общества, эклектизм, неспособность понять диалектич. связь экономики и политики, объективного и субъективного, материального и идеального, антиисторизм, отрицание поступат. развития общества или "признание" такого социального прогресса, к-рый видит в капитализме вершину развития общества, – таковы характерные черты совр. бурж. социологии.
Для бурж. социологии нашего времени, зараженной недугом антимарксизма, антикоммунизма, характерен уход от больших социальных и политич. проблем. Когда бурж. социологи бывают вынуждены логикой самой жизни затрагивать эти проблемы, они проявляют полную неспособность объяснить причины и смысл великих событий современности (рабочее и нац.-освободит. движение, социальные революции, борьба за мир, за разоружение и т.д.). Это вынуждены признать и наиболее крупные бурж. социологи. На V Социологич. конгрессе в Вашингтоне (1962) видный амер. социолог Мертон с горечью заявил: "Война, эксплуатация, нищета, дискриминация, психологическая неуверенность в безопасности и т.д. являются бичом людей в нашем обществе. Социальные ученые не могут дать научного решения ни одной из этих проблем, так как не имеют научной социологической теории... Социологии еще предстоят родовые муки, в результате которых она может быть через 40 или 50 лет будет иметь своего Ньютона или Дарвина".
Бурж. эмпирич. социология накопила большой фактич. материал при исследовании частных, мелких вопросов жизни города и деревни (проблем, строго говоря, не относящихся к собственно социологии в марксистском понимании ее предмета), но она не может дать науч. теоретич. обобщения этого материала. Только И. м. дает возможность ориентироваться в сложной сети событий, понять смысл великих событий современности, направление историч. развития народов.
Историч. процесс, по мнению ряда бурж. социологов, – это хаотич. нагромождение нелепых случайностей и трагич. ошибок, к-рые невозможно ни предвидеть, ни предотвратить; история – это тяжелая дорога, по к-рой уныло бредет беспомощное человечество неведомо откуда и неведомо куда. Для И. м. характерен оптимизм, уверенность в победе сил прогресса, сил коммунизма. Для бурж. социологии характерен пессимизм, неуверенность, чувство страха перед грядущим.
Характерным для реакц. идеологов современности является третирование нар. масс, к-рым приписывается неспособность к разумному мышлению и действию. Народу приписываются всевозможные разрушит. эмоции и т.д. Все это сопровождается культом "выдающихся личностей". Бурж. социологи стремятся "доказать" примирение классовых противоречий, выравнивание социального положения людей в условиях капитализма, развитие планирующего начала в бурж. экономике. Но растущая классовая борьба опровергает эти домыслы бурж. социологии.
Бурж. социологи не видят коренной причины всех социальных конфликтов и революций – частной собственности, глубоких экономич., социальных и политич. противоречий, вызывающих классовую борьбу, социальные революции, нац.-освободит. движения.
Как бы ни изощрялись защитники империализма, история делает свое дело. С огромной силой и убедительностью она демонстрирует великую правоту марксизма-ленинизма.
Ф. Константинов. Москва.
Произведения классиков марксизма- ленинизма, их соратников и учеников.
Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. письма, М., 1953; их же, Святое семейство, или критика критической критики, Соч., 2 изд., т. 2; их же, Немецкая идеология, там же, т. 3; их же, Манифест Коммунистической партии, там же, т. 4; Маркс К., Нищета философии, там же; его же, Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г., там же, т. 7; его жe, Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, там же, т. 8; eго же, Гражданская война во Франции, там же, т. 17; eго же, Критика Готской программы, там же, т. 19; его же, Капитал, т. 1–3, М., 1955; его же, Теории прибавочной стоимости (4 т. "Капитала"), ч. 1–3, М., 1955–61; Энгельс Ф., Крестьянский вопрос во Франции и Германии, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 22; его же, К жилищному вопросу, там же, т. 18; его же, Об авторитете, там же; его же, Развитие социализма от утопии к науке, там же, т. 19; его же, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же; его же, Роль насилия в истории, там же; Ленин В. И., Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?, Соч., 4 изд., т. 1; его же, К характеристике экономического романтизма, там же, т. 2; его же, Развитие капитализма в России, там же, т. 3; его же, Что делать?, там же, т., 5; его же, Шаг вперед, два шага назад, там же, т. 7; его же, Две тактики социал-демократии в демократической революции, там же, т. 9; его же, Мелкобуржуазный и пролетарский социализм, там же; его же, Социализм и религия, там же, т. 10; его же, Материализм и эмпириокритицизм, там же, т. 14; его же, Марксизм и ревизионизм, там же, т. 15; его же, Об отношении рабочей партии к религии, там же; его же, О некоторых особенностях исторического развития марксизма, там же, т. 17; его же, Исторические судьбы учения Карла Маркса, там же, т. 18; его же, О либеральном и марксистском понятии классовой борьбы, там же, т. 19; его же, Три источника и три составных части марксизма, там же; его же, О праве наций на самоопределение, там же, т. 20; его же, Карл Маркс, там же, т. 21; его же, Крах II Интернационала, там же; его же, О лозунге Соединенных Штатов Европы, там же; его же, Социализм и война, там же; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 22; его же, Итоги дискуссии о самоопределении, там же; его же, Социалистическая революция и право наций на самоопределение, там же; его же, Военная программа пролетарской революции, там же, т. 23; его же, Империализм и раскол социализма, там же; его же, Апрельские тезисы, там же, т. 24; его же, О задачах пролетариата в данной революции, там же; его же, Государство и революция, там же, т. 25; его же, Грозящая катастрофа и как с ней бороться, там же; его же, Удержат ли большевики государственную власть?, там же, т. 26; его же, О "левом" ребячестве и о мелкобуржуазности, там же, т. 27; его же, Очередные задачи Советской власти, там же; его же, Доклад о пересмотре программы [на Седьмом съезде РКП(б) 6–8 марта 1918 г. ], там же; его же, О "демократии" и диктатуре, там же, т. 28; его же, Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата 4 марта [на I конгрессе Коммунистического Интернационала 2–6 марта 1919 г. ], там же; его же, Пролетарская революция и ренегат Каутский, там же; его же, Речь при открытии памятника Марксу и Энгельсу 7 ноября 1918 г., там же; его же, Великий почин, там же, т. 29; его же, Отчет ЦК 18 марта. Доклад о партийной программе 19 марта. Заключительное слово по докладу о партийной программе 19 марта. Доклад о работе в деревне 23 марта [на VIII съезде РКП(б) 18–23 марта 1919 г. ], там же; его же, О государстве, там же; его же, Проект программы РКП(б), там же; его же, Доклад о субботниках на Московской общегородской конференции РКП(б) 20 дек. 1919 г., там же, т. 30; его же, О диктатуре пролетариата, там же; его же, Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата, там же; его же, Детская болезнь "левизны" в коммунизме, там же, т. 31; его же, Задачи союзов молодежи, там же; его же, К истории вопроса о диктатуре, там же; его же, Доклад об единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне 16 марта [на X съезде РКП(б) 8–16 марта 1921 г. ], там же, т. 32; его же, Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина, там же; его же, О значении воинствующего материализма, там же, т. 33; его же, О кооперации, там же; его же, О нашей революции, там же; его же, Пять лет Российской революции и перспективы мировой революции. Доклад [на IV конгрессе Коммунистического Интернационала 13 ноября 1922 г. ], там же; его же, Письмо к Съезду, там же, т. 36; его же, Философские тетради, там же, т. 38; его же, Тетради по империализму, там же, т. 39; его же, Марксизм о государстве, Ленинский сб., XIV, М.–Л., [1930 ]; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, ч. 1–4, М., 1954–1960; XX съезд Коммунистической партии Советского Союза. 14–25 февраля 1956 года. Стенографич. отчет, т. 1–2, М., 1956; Материалы декабрьского (1957 года) Пленума ЦК КПСС, М., 1957; Пленум ЦК КПСС 15–19 дек. 1958 г., М., 1958; Внеочередной XXI съезд КПСС 27 янв. – 5 февр. 1959 г. Стенографич. отчет, т. 1–2, М., 1959; Пленум ЦК КПСС 24–29 июня 1959 г. Стенографич. отчет, М., 1959; Пленум ЦК КПСС 22–25 дек. 1959 г. Стенографич. отчет, М., 1960; Пленум ЦК КПСС 13–16 июля 1960 г. Стрнографич. отчет, М., 1960; Пленум ЦК КПСС 10–18 янв. 1961 г. Стенографич. отчет, М., 1961; Постановления январского Пленума ЦК КПСС 1961 г., М., 1961; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм. Документы совещаний представителей коммунистич. и рабочих партий, состоявшихся в Москве в ноябре 1957 г., в Бухаресте в июне 1960 г., в Москве в ноябре 1960 г., М., 1961; Программа КПСС, М., 1961; XXII съезд КПСС 17–31 октября 1961 г. Стенографич. отчет, т. 1–3, М., 1962; Бебель А., Женщина и социализм, [пер. с нем. ], М., 1959; Благоев Д. Н., Что такое социализм и имеет ли он почву у нас?, [пер. с болг. ], М., 1960; Боровский В. В., Соч., т. 1–3, М., 1931–33; Георгиу-Деж Г., Статьи и речи, т. 1–2, М., 1956; Голлан Д., По какому пути должны пойти социалисты? Доводы в пользу Коммунистич. партии, М., 1959; его же, Что же дальше?, [пер. с англ. ], М., 1960; Гомулка В., Статьи и речи, [1958 ], [пер. с польск. ], М., 1959; его же, Торжество ленинских идей пролетарского интернационализма. Отчетный доклад ЦК ПОРП III съезду ПОРП, пер. с польск., М., 1960; его же, Избр. статьи и речи 1959–61, пер. с польск., М., 1962; Готвальд К., Избр. произв., т. 1–2, М., 1957–58; Грамши А., Избр. произв., пер. с итал., т. 1–3, М., 1957–59; его же, Статьи из "Ордине нуово", [пер. с итал. ], М., 1960; Гxош А. К., Октябрьская революция и национально-освободительное движение в Индии, пер. с англ., М., 1957;его же, Статьи и речи, М., 1962; Димитров Г. М., Избр. произв., пер. с болг., т. 1–2, М., 1957; Живков Т., Союз рабочих и крестьян – незыблемая основа народной власти. Отчетный доклад ЦК Болгарской коммунистической партии VII съезду партии 2 июня 1958 г., М., 1960; Ибаррури Д., Октябрьская социалистическая революция и испанский рабочий класс, М., 1960; Ильичев Л. Ф., Мощный фактор строительства коммунизма, "Коммунист", 1962, No 1; его же, Ленинским курсом к победе коммунизма, М., 1962; Кадар Я., Избр. статьи и речи (1957–60 гг.), [пер. с венг. ], М., 1960; Калинин М. И., О коммунистическом воспитании, Избр. речи и статьи, [М. ], 1958; Катаяма Сэн, Статьи и мемуары. [К столетию со дня рождения ], М., 1959; его же, К вопросу о зарождении и развитии марксизма в Японии, М., 1960; Кашен М., Наука и религия, пер. с франц., М., 1958; Ким Ир Сен, Избр. статьи и речи, [пер. ], М., 1962; Киров С. М., Мы идем вперед, мы несем священный огонь пролетарской борьбы в своих руках. Доклад на IV съезде Советов Астрах. губ. 22 ноября 1919г. [и др. доклады и речи ], М., 1960; Лабриола А., Очерки материалистического понимания истории, М., 1960; Лафapг П., Исторический материализм Маркса, Иваново-Вознесенск, 1923; его же, Экономический детерминизм Карла Маркса, пер. с франц., 2 изд., М.–Л., 1928; его же, За и против коммунизма – Собственность и ее происхождение, М., 1959; Либкнехт К., О политической позиции социал-демократии, в частности по отношению к рейхстагу, М., 1958; его же, Милитаризм и антимилитаризм в связи с рассмотрением интернационального движения рабочей молодежи, М., 1960; его же, Избр. речи, письма и статьи, М., 1961; Луначарский А. В., Идеализм и материализм, Л., 1924; его же, Культура на Западе и у нас, М.–Л., 1928; Люксембург Р., Социальная реформа – или революция, М., 1959; Мао Цзэ-дун, Избр. произв., пер. с кит., т. 1–4, М., 1952–53; Мархлевский Ю. Ю., За что и как бороться?, М., 1959; Mepинг Ф., Легенда о Лессинге, пер. с нем., СПБ, 1907; его же, Марксизм и этика, К., 1923; его же, На страже марксизма, пер. с нем., М.–Л., 1927; его же, К. Маркс и Ф. Энгельс – создатели научного коммунизма, [пер. с нем. ], М., 1960; Πик В., Избр. произв., [пер. с нем. ], М., 1956; его же, Великая Октябрьская социалистическая революция и германское рабочее движение, М., 1957; Плеханов Г. В., Обоснование и защита марксизма, ч. 1–2, Соч., 3 изд., т. 7–8, М., 1925; его же, Огюстен Тьери и материалистическое понимание истории, Соч., 2 изд., т. 8, М., [б. г. ]; его же, Против философского ревизионизма. Сб. ст., М., 1935; его же, Утопический социализм XIX в., М., 1958; его же, Основные вопросы марксизма, М., 1959; его же, Социализм и политическая борьба, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956; его же, Наши разногласия, там же; его же, К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, там же; его же, Очерки по истории материализма, там же, т. 2, М., 1956; его же, О материалистическом понимании истории, там же; его же, К вопросу о роли личности в истории, там же; его же, Критика наших критиков, там же; его же, Материалистическое понимание истории, там же; его же, О книге Масарика, там же; его же, О книге Кроче, там же; его же, Карл Маркс, там же; его же, Идеология мещанина нашего времени, там же, т. 5, М., 1958; Πоллит Г., Избр. статьи и речи, [т. 1 ], М., 1955; его же, Годы политического ученичества, [пер. с англ. ], М., 1960; его же, Марксизм и рабочее движение в Великобритании, [пер. с англ. ], М., 1960;Свердлов Я. М., Избр. произв., т. 1–3, М., 1957–60; его же, Что такое рабочая партия?, М., 1960; Суслов Μ. Α., XXII съезд КПСС и задачи кафедр общественных наук, "Коммунист", 1962, No 3; Тельман Э., Задачи народной революции в Германии. Доклад на пленуме ЦК КПГ 15–17 янв. 1931 г., [пер. с нем. ], М., 1959; его же, Избр. статьи и речи. К истории германского рабочего движения, пер. с нем., т. 1–2, М., 1957–58; Тольятти П., Единственно правильный путь для человечества. [Доклад на Торжеств. собрании в Риме, посвящ. 34-й годовщине Великой Октябрьской соц. революции и открытию месячника укрепления итало-советской дружбы, пер. с итал. ], М., 1959; его же, Итальянская коммунистическая партия, [пер. с итал. ], М., 1959; Торез М., Избр. произв., [пер. с франц. ], т. 1–2, М., 1959; Ульбрихт В., Избр. статьи и речи, [пер. с нем. ], M., 1961; его же, Развитие германского народно-демократического государства. 1945–58, пер. с нем., М., 1961; Фостep У. З., Октябрьская революция и Соединенные Штаты Америки, [пер. с англ. ], М., 1958; его же, Закат мирового капитализма, [пер. с англ. ], М., 1959; его же Исторический прогресс мирового социализма, [пер. с англ. ], М., 1961; Xо Ши Мин, Ленинизм и освобождение угнетенных народов, М., 1960; Хрущев Н. С., За прочный мир и мирное сосуществование, [Сб. ], М., 1958; его же, За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа, М., 1958; его же, Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в стране, М., 1958; его же, Речь на VII съезде Болгарской коммунистической партии, М., 1958; его же, Жить в мире и дружбе, М., 1959; его же, К победе в мирном соревновании с капитализмом, [Сб. ], М., 1959; его же, О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959–65 годы, М., 1959; его же, Отчетный доклад ЦК КПСС XX съезду партии, М., 1959; его же, Сорок лет Великой Октябрьской социалистической революции, М., 1959; его же, За мир, за разоружение, за свободу народов!, М., 1960; его же, Мир без оружия – мир без войн, т. 1–2, М., 1960; его же, Свободу и независимость всем колониальным народам, решить проблему всеобщего разоружения, М., 1960; его же, За прочный мир во имя счастья и светлого будущего народов, М., 1960; его же, За новые победы мирового коммунистического движения, М., 1961; его же, К новым успехам литературы и искусства, М., 1961; его же, Повышение благосостояния народа и задачи дальнейшего увеличения производства сельскохозяйственных продуктов, М., 1961; его же, Отчет ЦК КПСС XXII съезду партии, M., l961; его же, О Программе КПСС, М., 1961; его же, Заключительное слово на XXII съезде КПСС 27 окт. 1961 г., М.,1961;его же, Коммунизм – мир и счастье народов, т. 1–2, М., 1962; его же, За мир, труд, свободу, равенство, братство и счастье!, М.,1962; его же, Насущные вопросы развития мировой социалистической системы, М., 1962; Цеденбал Ю., Избр. статьи и речи, т. 1–2, М., 1962; Цеткин К., О литературе и искусстве, М., 1958; Шаумян С. Г., Избр. произв., т. 1–2, М., 1957–58.
Предмет исторического м а т е р и а л и з м а.
Аксельрод Л. И., Критика основ буржуазного обществоведения и материалистическое понимание истории, вып. 1, Иваново-Вознесенск, 1924; Бернс Э., Введение в марксизм, пер. с англ., М., 1961; Вольфсон М. Б. и Гак Г. М., Очерки исторического материализма, 2 изд., М.–Л., 1931; Вопросы исторического материализма. [Сб. статей. Отв. ред. В. П. Рожин ], М., 1958; Гортер Г., Исторический материализм, пер. [с нем. ], 2 изд., М., 1924; Диалектический и исторический материализм. [Сб. статей. Гл. ред. А. Д. Макаров ], М., 1958; Зивельчинская Л. Я., Исторический материализм, М., 1929; Исторический материализм. [Сб. статей Энгельса, Каутского, Лафарга и мн. др. ], СПБ, 1908; Исторический материализм. Под общ. ред. Ф. В. Константинова, 2 изд., М., 1954; Келле В. Ж., Исторический материализм как наука, М., 1956; Кузьмин А. Ф., Исторический материализм как наука, Л., 1957; Оранский С. А., Основные вопросы марксистской социологии, т. 1, Л., 1929; Основы марксизма-ленинизма, 2 изд., М., 1962; Основы марксистской философии, 2 изд., М., 1962; Подосетник В., Что такое диалектический и исторический материализм, М., 1961; Семковский С. Ю., Исторический материализм. Сб. статей, 4 изд., [Х. ], 1923; Спокойный Л. Ф., Диалектический и исторический материализм, 2 изд., [М. ], 1930; Тюменев А. И., Теория исторического материализма, 4 изд., Л., 1924; Федорова А. Т., К вопросу о предмете исторического материализма, "Вопр. философии", 1957, No 3; Федосeeв П. Н., Исторический материализм – наука о законах развития общества, М., 1954; Штерн Я., Исторический материализм и теория прибавочной ценности Маркса. (Популярное изложение), пер. с нем., СПБ, 1905; Штpакс Г. М., Предмет диалектического и исторического материализма, М., 1960; Cornforth M., Hictorical materialism, N. Y., [1954 ]; Dunker G., Einführungen in den Marxismus, Bd l–2, B., 1958–59; Kuсzynski Y., Über einige Probleme des historischen Materialismus, dargestellt vornehmlich an Beispielen aus der deutschen Geschichte, B., 1956; Schaff A., Wstęp do teorii marksizmu. Zarys materializmu dialektycznego i historycznego, 5 wyd., Warsz., 1950; Stern V., Grundzüge des dialektischen und historischen Materialismus, B., [1947 ]; Studii de materialism istoric, Buc., 1960 (Inst. de filozofie al Acad. R. P. R.); Litwin J., Przyczynek do genezy materializmu historycznego, Warsz., 1953; Zelený J., O historickem materialismu, [Praha ], 1960.
Исторический и диалектический м а т е р и а л и з м.
Вопросы диалектического и исторического материализма. [Сб. статей. Ред. коллегия: проф. Г. М. Гак и др. ], М., 1957; Диалектический и исторический материализм, ч. 2, М., 1932; Панюшев И. М., К вопросу о соотношении диалектического и исторического материализма, "Вопр. философии", 1958, No 9.
Исторический материализм и другие естественные науки.
Грушин Б. А., Очерки логики исторического исследования, М., 1961; Дебоpин А. М., Философия и марксизм, 3 изд., М.–Л., 1930; его же, Философия и политика. [Сб. статей ], М., 1961; Ошавков Ж., Историческият материализъм и социологията, С., 1958; Приписнов В. И., О соотношении исторического материализма и исторической науки, "Вопр. философии", 1961, No 1; Сepeни Э., Марксизм, наука, культура, пер. с итал., М., 1952.
Возникновение и развитие исторического материализма.
Александров Г. Ф., Философские предшественники марксизма, 2 изд., [М. ], 1940; Гоpшкова Л. Г., Развитие Ф. Энгельсом исторического материализма в 90-е гг. XIX в., М., 1962; Зибep Н. И., Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях, М., 1937; Каутский К., Экономическое учение Карла Маркса, М., 1956; егоже, Эрфуртская программа, М., 1959; Корню О., Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Жизнь и деятельность, пер. с нем., т. 1–2, М., 1959–61; Meнде Г., Путь Карла Маркса от революционного демократа к коммунисту, пер. с нем., М., 1957; Mepинг Ф., Карл Маркс. История его жизни, М., 1957; Ойзepман Т. И., Формирование философии марксиама, М., 1962; Светлов В. и Ойзерман Т., Возникновение марксизма – революционный переворот в философии, [М. ], 1948; Schaff Α., Narodziny i rozwój filozofii marksistowskiej, Warsz., 1950. Борьба В. И. Ленина за воинствующий материализм и революционную диалектику. [Сб. статей ], М., 1960; Быковский С. Н., Ленин и основные проблемы истории доклассового общества, М.–Л., 1935; Владимир Ильич Ленин. Биография, М., 1960; Вопросы марксистской философии в трудах В. И. Ленина. [Сб. статей ], Минск, 1958; Газенко В. И., Вопросы исторического материализма в книге В. И. Ленина "Материализм и эмпириокритицизм", М., 1959; Горохов Φ. Α., Ленин и исторический материализм, 3 изд., М., 1958; Красин Ю. А., Ленинская теория социалистической революции, Л., 1960; Расулов Т. А., Критика В. И. Лениным позитивистской социологии в 90-е годы XIX века, Баку, 1960; Степанян Ц. А., В. И. Ленин об общих закономерностях и конкретных формах перехода к социализму, "Вопр. философии", 1957, No 2; Федосeeв П. Н., Развитие В. И. Лениным исторического материализма, там же, 1954, No 1; Федотов В. П., В. И. Ленин и исторический материализм (конец XIX – начало XX вв.), Л., 1960; Фурманов Г. Л., Развитие В. И. Лениным исторического материализма на основе обобщения опыта Октябрьской революции и строительства социализма в СССР, М., 1962; Халипов Н., Борьба В. И. Ленина против субъективной социологии либерального народничества, Минск, 1954; Чагин Б. А., Из истории борьбы В. И. Ленина за развитие марксистской философии, М., 1960; Черемных П. С., Разработка В. И. Лениным вопросов исторического материализма в годы первой русской революции, "Вопр. философии", 1956, No 2; Шендpик М. П., Защита и развитие В. И. Лениным марксистской теории диктатуры пролетариата, [Львов ], 1960; Шестаков М. Г., Борьба В. И. Ленина против идеалистической социологии народничества, [2 изд. ], М., 1959.
Категории и законы развития о б щ е с т в а.
Аптекер Г., О сущности свободы, пер. с англ., М., 1961; Блудов Я., Суспiльство i природа, [X. ], 1931; Восканян А. М., О роли географической среды в развитии общества, Ер., 1956; Вълов т.д., За ролята на субективния фактор в общественото развитие, С., 1957; Гагарин А. П., Общественная закономерность и объективная случайность, М.–Л., 1931; Гароди Р., Грамматика свободы, M., 1952; Глезерман Г. Е., О законах общественного развития, М., 1960; Горохов Φ. Α., Исторический материализм о материальной основе жизни общества, "Под знаменем марксизма", 1939, No 2; Даниэлян М. С., Марксизм-ленинизм о противоположности между умственным и физическим трудом, Ер., 1957; Жданов Ю. А., Воздействие человека на природные процессы, 2 изд., [М. ], 1953; Иванов-Омский И. И., Исторический материализм о роли географической среды в развитии общества, М., 1950; Категории исторического материализма, [Сб. статей ], под ред. проф. М. Джунусова, сб. 1–2, Ф., 1959–60; Каутский К., Размножение и развитие в природе и обществе, пер. [с нем. ], П., 1919; Келле В. Ж. и Ковальзон М. Я., Категории исторического материализма, "Вопр. философии", 1956, No 4; Козловский В., Антагонистические и неантагонистические противоречия, М., 1954; Кушнep П. И., Очерк развития общественных форм, 7 изд., М., 1929; Лем Г. П., О переходе от старого качества к новому в общественном развитии, М., 1958; Маковельский А. О., Категория причинности и законы природы и общества, М., 1961; Молодцов В. С., Марксистская диалектика о развитии в природе и обществе, [М. ], 1953; О некоторых категориях исторического материализма. [Сб. статей ], Каз., 1961, ["Уч. зап. Каз. ун-та", т. 121, кн. 1 ]; Павлюченко А. М., В. И. Ленин об объективном характере закономерностей общественного развития, Минск, 1960; Платонов Г. В., Всеобщая связь и развитие в природе и обществе, II., 1957; Проблемы развития в природе и обществе. [Сб. ст. Отв. ред. Б. А. Чагин ], М.–Л., 1958; Попов А., За съдържанкето и формата на историческия процес, С., 1961; Социально-экономические проблемы технического прогресса, М., 1961; Тугаринов В. П., Законы природы и общества М., 1957; его жe, Соотношение категорий исторического материализма, [Л. ], 1958; его жe, О ценностях жизни и культуры, Л., 1960; Украинцев Б. С., Активная роль формы в общественном развитии, "Вопр. философии", 1956, No 6; Чагин Б. А. и Xарчев А. Г., О категориях "производительные силы" и "производственные отношения", там же, 1958, No 2; Шария К. С., К вопросу о соотношении общих и специфических законов общественного развития, Тб., 1960; Жaфф Α., Объективный характер законов истории, пер. с польск., M., 1959; Янагида Кэндзюро, Философия свободы, [пер. с япон. ], М., 1958; Яхот О. О., Законы природы и общества, М., 1960; Gаrаudу R., La liberté, P., 1955; Mende G., Freiheit und Verantwortung, В., 1958; Vi1аr P., Développement historique et progrès social, "Pensée", 1961, Juillet-août, No 98.
Учение об общественно-экономических формациях.
Варгa E., Капитализм двадцатого века, M., 1961; Дмитриeв Α. Α., Общественно-экономические формации, М., 1960; Карл Маркс и проблемы истории докапиталистических формаций. Сб. к 50-летию со дня смерти Карла Маркса, М.–Л., 1934; Πригожин А. Г., Карл Маркс и проблема социально-экономических формаций, М.–Л., 1934; Трахтенбepг О. В. и Гуковский А. И., Фазы общественного развития, 4 изд., [вып. 1 ], М., 1928; Φeдорова А. Т., Общественно-экономическая формация, М., 1959; Федосеев П. Н., Основные особенности производства, М., 1954; его же, Условия материальной жизни общества, Μ., 1954.
Способ производства. Производительные силы и производственные отношения.
Глезерман Г. Е., Способ производства и его роль в развитии общества, М., 1957; Горохов Φ. Α., Κ вопросу о производительных силах и диалектике их развития, "Вести. Коммунистич. Акад.", 1928, кн. 27 [3 ]; Гурвич Л. И., Роль природных богатств в развитии производительных сил, М., 1961; Ковальзон М. Я., Закономерности развития производительных сил и производственных отношений, М., 1957; Константинов Ф. В., Закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил, [М. ], 1953; Процько М. А., Диалектика производительных сил и производственных отношений, "Уч. зап. Акад. обществ. наук", 1957, вып. 27; Федосеев П. Н., Производительные силы и производственные отношения социалистического общества, М., 1955; его же, Развитие производственных отношений при переходе от социализма к коммунизму, "Коммунист", 1958, No 9; Чeсноков Д. И., Диалектика производительных сил и производственных отношений в период развернутого строительства коммунизма в СССР, М., 1959.
Классы и классовая борьба.
Амвросов А. А., Марксистско-ленинская теория классов и классовой борьбы, М., 1959; Глезерман Γ. Ε., Ликвидация эксплуататорских классов и преодоление классовых различий в СССР, М., 1949; Грант Э., Социализм и средние классы, [пер. с англ. ], М., 1960; Дмитриев А. А., Классы и классовая борьба, М., 1960; Изменение классовой структуры общества в процессе строительства социализма и коммунизма, М., 1961; Φролов К. М., Классовая борьба в СССР в переходный период от капитализма к социализму, М., 1957; Черeмных Π. С., Как возникли классы и почему происходит классовая борьба, М., 1954; Classe ouvrière et classes moyennes, "Cahiers du communisme", 1960, an. 36, No 7–8, p. 1075–1188 [под этим общим заглавием помещено 8 статей ]; Oelssner F., Die Bauernfrage im Marxismus-Leninismus, Lpz.–Jena, 1955.
Базис и надстройка.
Глезерман Г. E., Базис и надстройка в советском обществе, М., 1954; Каммари М., Некоторые вопросы теории базиса и надстройки, "Коммунист", 1956, No 10; его же, Что такое базис и надстройка общества, М., 1957; Новожилова Л. И., Некоторые особенности возникновения социалистическое базиса, "Уч. зап. ЛГУ", No 264. "Сер. филос. наук", 1958, вып. 15; О характере надстройки антагонистического общества, "Вопр. философии", 1956, No 6.
Марксистско-ленинская теория государства, революции и диктатуры пролетариата.
Голосов В. Ф., Возникновение и развитие ленинской теории социалистической революции – классический образец единства теории и практики, "Уч. зап. Красноярск, гос. пед. ин-та", 1960, т. 18, Кафедра философии и истории; Гоушка И. и Кара К., Характер народно-демократической революции, пер. с чеш., М., 1958; XXI съезд КПСС и вопросы развития советского государства. Сб. статей, М., 1960; Зародов К. И., О формах перехода различных стран от капитализма к социализму, М., 1959; Каутский К., Движущие силы и перспективы русской революции, под ред. и с предисл. В. И. Ленина, М.–Л., 1926; его же, Путь к власти, М., 1959; Лашин А. Г., Формы социалистического государства, М., 1960; Лукьянов А. И. и Лазарев Б. М., Советское государство и общественные организации, М., 1960; Николаев В. В., Ленин о Советском государстве, [М., 1960 ]; О народной демократии в странах Европы. Сб. статей. [Под общ. ред. Ф. Т. Константинова ], М., 1956; От социалистической государственности к коммунистическому общественному самоуправлению., М., 1961; Петрухин А. А., Марксистско-ленинская теория социалистической революции и дальнейшее ее развитие XX съездом КПСС, М., 1958; Процько Μ. Α., Марксистско-ленинская теория государства, революции и диктатуры пролетариата, М., 1958; Селезнев Μ. Α., Государство, революция, диктатура пролетариата, М., 1960; Скоччимарро М., Новая демократия, пер. с итал., М., 1959; Соболев А. И., Марксизм-ленинизм о формах перехода от капитализма к социализму, M., 1958; Цонков Г., Общото и специфичното в развитието на социалистическата революция, С., 1959; Чесноков Д. И., Что такое государство?, М., 1955; его же, От государственности к общественному самоуправлению, М., 1960; Polak К., Zur Dialektik in der Staatslehre, В., 1959.
Исторический материализм и национальный вопрос.
Аржанов М., Учение Маркса о пролетарском интернационализме, М.–Л., 1933; Батыров Ш. Б., Формирование и развитие социалистических наций в СССР, М., 1962; Губанов Н. И., Отечество и патриотизм, М., 1960; Дунаева Ε. Α., Сотрудничество социалистических наций в строительстве коммунизма, М., 1960; Капырин П. И., Социалистические нации – нации нового типа, М., 1957; Кардашов И. С., Что такое пролетарский интернационализм и в чем его сила, М., 1958; Козлов В. К., Что такое нации буржуазные и нации социалистические, М., 1954; его же, О формировании и развитии социалистических наций в СССР, М., 1954; Πавлов Т., Нация и культура, с., 1940; Сатыбалов А. А., Исторические типы общности людей, Л., 1959; Свердлин М. А. и Рогачев П. М., Патриотизм и интернационализм, [Волгоград ], 1959; Социалистические нации СССР, [Общ. ред. М. А. Каммари и др. ], М., 1955; Цамepян И. П., Марксистско-ленинская теория по национально-колониальному вопросу, М., 1954; его же, Советское многонациональное государство, его особенности и пути развития, M., 1958; Шитов Η. Φ., Октябрьская революция и пролетарский интернационализм, М., 1957.
Общественное сознание и его ф о р м ы.
XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы, М., 1962; Бepнал Д. Д., Наука и общество, пер. с англ., М., 1953; его же, Наука в истории общества, пер. с англ., М., 1956; Габриэлян Г. Г., Наука и ее роль в обществе, Ер., 1956; Гак Г. Μ., Учение об общественном сознании в свете теории познания, М., 1960; Глезерман Г. Е., Общественное бытие и общественное сознание, М., 1958; Гороxов Φ. Α., Общественное бытие и общественное сознание, "Под знаменем марксизма", 1938, No 11; Зыбковец В. Ф., Дорелигиозная эпоха. К истории формирования обществ. сознания, М., 1959; Карпов М. М., Наука и развитие общества, М., 1961; Келле В. Ж. и Ковальзон М. Я., Формы общественного сознания, М., 1959; Киселинчев А., За капиталистическите отживелици в съзнанието и бита на трудещите ее и преодоляването им, С., 1956; Константинов Ф. В., Формы общественного сознания, Μ., 1951; его же, Роль передовых идей в развитии общества, М., 1953; Кузьмин Е. С., Общее и особенное в развитии индивидуального сознания, "Вестн. ЛГУ", 1956, No 5; Heстepeнко Г. Я., Общественное сознание и его формы, М., 1959; Спиркин А. Г., Происхождение сознания, М., 1960; Степанян Э. X., Об относительной самостоятельности идеологии, М., 1961; Тугаринов В. П., О сознании и об общественном сознании, "Вестн. ЛГУ", 1955, No 9; Флоpeнова Л. И., Политические и правовые взгляды, Ростов-на-Дону, 1958; Фомина В. А., Общественное сознание и закономерности его развития, М., 1960; Формы общественного сознания, [М. ], 1960.
Народные массы – решающая сила общественного развития; роль личности в истории.
О преодолении культа личности и его последствий. Постановление ЦК КПСС. [30.VI. 1956 г. ], М., 1956; Арбатов Ю. А., О роли народных масс в международных отношениях, М., 1956; Бернадинер Б. М., О коренном изменении деятельности народных масс в условиях социалистического общества, "Тр. Воронежск. ун-та", 1956, т. 41; Бутенко А. П., Народ как социологическая категория, "Вопр. философии", 1957, No 1; Глезерман Г., Творческая роль народных масс в развитии социалистического общества, "Коммунист", 1955, No 3; До конца преодолеть последствия культа личности, там же, 1956, No 10; Каммари М., Роль народных масс в развитии духовной жизни общества, там же, No 1; Heчкина М., Народ – решающая сила историч. развития, там же, 1954, No 16; К вопросу о преодолении культа личности и его последствий. Редакционные статьи "Правды", M., 1956; Горохов Φ. Α., Роль личности в истории, "Под знаменем марксизма", 1938, No 9; Ирибаджаков Н., Ролята на народните маси в историята, С., 1956; Константинов Ф. В., Роль народных масс в истории, М., 1953; Малышев И. В., О роли народных масс в советском социалистическом обществе, М., 1960; Момджян Х. Н., Социалистическое общество и творческая активность народных масс, Ер., 1954; Поршнев Б. Φ., Возрастание роли народных масс в истории, "Вопр. философии", 1954, No 4; Роль народных масс и личности в истории, М., 1957; Федоренко Є. Г., Про роль народных мас i особи в iсторii, К., 1957; Федосеев П. Н., Роль народных масс и личности в истории, М.,1957; Xалипов Н. А, В. И. Ленин о решающей роли народных масс в истории, Минск, 1957; Garaudy R., Le marxisme et, la personne humaine, P., 1949.
Социализм и коммунизм;проблемы коммунистического воспитания.
Белых А. Н., Соотношение экономики и политики в социалистическом обществе, [Л. ], 1959; Владимир Ильич Ленин о строительстве социализма и коммунизма. [Сб. статей ], Саратов, 1960; Вопросы развития социалистического общества. Сб. статей, М., 1958; Вопросы строительства коммунизма в СССР Материалы Научн. сессии отд-ний обществ. наук АН СССР, М., 1959; Вопросы теории социалистического общества. [Сб. статей ], М., 1960; Глезерман Γ. Ε., Две фазы коммунистического общества и закономерности перерастания социализма в коммунизм, М., 1959; XXI съезд КПСС о теоретических вопросах строительства коммунизма. Сб. статей, М., 1959; Диалектика развития социалистического общества. [Сб. статей ], М., 1961; Ковалев С. М., Коммунистическое воспитание трудящихся, М., 1960; Ковалдин Н. В. и Камшечко А. Т., Закономерности перехода от социализма к коммунизму, M., 1960; Константинов Ф. В., О движущих силах развития социалистического общества, М., 1951; Леонтьев Л. А., От социализма к коммунизму, М., 1959; Молодцов В. С., Закономерности перехода к коммунизму, М., 1959; Некоторые теоретические вопросы строительства коммунизма. [Сб. статей ], М., 1960; О закономерностях возникновения и развития социалистического общества, М., 1960; Общие закономерности перехода к социализму и особенности их проявления в разных странах. [Сб. статей ], М., 1960; Основы коммунистического воспитания, М., 1961; Πервушин С. П., Некоторые проблемы перехода от социализма к коммунизму, М., 1960; Струмилин С. Г., На путях построения коммунизма, М., 1959; его же, Проблемы социализма и коммунизма в СССР, М., 1961; Федосеев П. Н. и Помелов И. Π., Ο развитии мировой социалистической системы к коммунизму, М., 1959; Юдин П., От социализма к коммунизму, М., 1962.
Критика основных течений буржуазной социологии и р е в и з и о н и з м а.
Аксельрод (Ортодокс) Л., Философские очерки, М.–П., 1923; Альтер И. М., Демократия против революции, М., 1930 (имеется большая библиогр. работ Каутского); Асеев Ю. А. и Кон И. С., Основныe направления буржуазной философии и социологии XX века, [Л. ], 1961; Асмус В. Ф., Маркс и буржуазный историзм, М.–Л., 1933; Бельсон Я. М., Современные буржуазные учения о государстве, Алма-Ата, 1961; Бутенко А. П., Основные черты современного ревизионизма, М., 1959; Деборин А. М., Г. Лукач и его критика марксизма, М., 1924; Зарубежные марксисты в борьбе против реформизма и ревизионизма. Сб. переводов под общей ред. и с предисл. А. Ф. Окулова, М., 1960; Захаров В. И., Критика теоретических и методологических основ современного ревизионизма, М., 1960; Исторический материализм и социальная философия современной буржуазии. [Сб. статей ], М., 1960; Каутский К., Бернштейн и социал-демократическая программа, пер. с нем., СПБ, 1906; eго же, К критике теории и практики марксизма ("Антибернштейн"), М.–П., 1923; Кон И. С., Страх перед законами истории, М., 1958; его же, Философский идеализм и кризис буржуазной исторической мысли, М., 1959; его же, Свобода в "свободном обществе", М., 1861; Критика правосоциалистической идеологии. [Сб. статей ], М., 1960; Критика современной буржуазной философии и ревизионизма. [Сб. статей ], М., 1959; Критика современной буржуазной философии и социологии. [Сб. статей ], М., 1961; Кшемень Л., Против идеологического разоружения партии, пер. с польск., М., 1959; Лифшиц М., Странный социализм, "Новое время", 1958, No 9, 10, 13; Лонго Л., Ревизионизм новый и старый, пер. с итал., М., 1958; Месин Ф., Новая ревизия материалистического понимания истории, М., 1929; Общественные деятели Англии в борьбе за передовую идеологию. Сб. сокр. переводов с англ., М., 1954; Ойзерман Т. И. и Окулов А. Ф., Чему учит и кому служит современная буржуазная социология, М., 1960; Осипов Г. В., Техника и общественный прогресс, М., 1959; Пeсков Е. Б. и Шабад Б. А., Кому это выгодно, Μ., 1958; Πoпков В. Д., Критика буржуазно-реформистской теории "государства благоденствия", М., 1959; Правые социалисты – против социализма, М., 1960; Πронин С. В., Что такое современный "кооперативный реформизм", М., 1961; Против буржуазных и правосоциалистических фальсификаторов марксизма. Сб. сокращ. пер., М., 1952; Против современного ревизионизма. Сб. пер., M., 1958; Против современного ревизионизма в философии и социологии, М., 1960; Против современной буржуазной идеологии. Сб. ст. немецких марксистов, М., 1960; Против современной буржуазной философии и социологии. Сб. ст., М., 1949; Против фальсификации истории, М., 1959; Против фашистского мракобесия и демагогии. Сб. статей, М., 1936; Против философствующих оруженосцев американо-английского империализма, М., 1951; Ревизионизм – главная опасность. [Сб. статей ], М., 1958; Сикорский В. М., Социалистическое государство и современный ревизионизм, Минск, 1961; Соселия Г. К., Ревизионизм и марксистское учение о диктатуре пролетариата, М., 1980; Суворов Л. Н., Борьба марксистско-ленинской философии в СССР против буржуазной идеологии и ревизионизма в переходный период от капитализма к социализму, М., 1961; III международный конгресс социологов, М., 1957; Фабиунке Г., "Народный капитализм" в теории и на практике, пер. с нем., М., 1959; Францев Ю. П., Деградация современной буржуазной социологии, "Вопр. философии", 1953, No 6; Французские коммунисты в борьбе за прогрессивную идеологию. Сб. сокр. пер. с франц., М., 1953; Чагин Б. А., Из истории борьбы против философского ревизионизма в германской социал-демократии. 1895–1914, М.–Л., 1961; IV Международный социологический конгресс, М., 1960; Чхиквадзе В. М. и Зивс С. Л., Против современного реформизма и ревизионизма в вопросе о государстве, М., 1959; Шитов Н. Ф., Пролетарский интернационализм и современный ревизионизм, М., 1959; Щеглов А. В., Борьба Ленина против богдановской ревизии марксизма, М., 1937.
Ревизионизм и реформизм.
Абрамовский Э., Психологические основы социологии и исторический материализм, пер. с франц., М., 1900; Адлер М., Маркс как мыслитель, М.–Л., 1924; его же, Энгельс как мыслитель, M.–Л., 1924; его же, Марксизм как пролетарское учение о жизни, П., 1928; Бауэр О., Национальный вопрос и социал-демократия, пер. с нем., СПБ, 1909; Бернштейн Э., Исторический материализм, СПБ, 1901; его же, Социальные проблемы, M., 1901; его же, Условия возможности социализма и задачи социал-демократии, пер. с нем., СПБ, 1906; Богданов А., Из психологии общества, 2 изд., СПБ, 1906; его же, Наука об общественном сознании, 2 изд., М., 1918; его же, О пролетарской культуре. 1904–24, Л.–М., 1924; его же, Всеобщая организационная наука (тектология), 3 изд., ч. 1–3, Л.–М., 1925–1929; Гильфердинг Р., Финансовый капитал, пер. с нем., M., 1959; Каутский К., Материалистическое понимание истории, т. 2, М., 1931; Коул Д. Д. Г., Капитализм в современном мире, пер. с англ., М., 1958; Кунов Г., Марксова теория исторического процесса, общества и государства, пер. с нем., т. 2, М., 1930; Струве П., Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России, вып. 1, СПБ, 1894.
Н. В. Стариков. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.


.

См. также в других словарях:

  • Исторический материализм — Исторический материализм  название теории развития общества, разработанной в XIX XX веках в трудах Карла Маркса, Фридриха Энгельса и их последователями. Основные её тезисы изложены К. Марксом в предисловии к «К критике политической экономии» …   Википедия

  • ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — (материалистическое понимание истории), составная часть марксизма; теория развития и познания общества. Основные идеи выдвинуты К. Марксом, Ф. Энгельсом и В.И. Лениным. Исторический материализм исходит из признания первичности материальной жизни… …   Современная энциклопедия

  • ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — (материалистическое понимание истории) составная часть марксизма; теория развития и познания общества. Основные идеи выдвинуты К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным. Исторический материализм исходит из признания первичности материальной жизни… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — см. МАТЕРИАЛИЗМ ИСТОРИЧЕСКИЙ. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — (материалистическое понимание истории) парадигма философии истории, созданная и разработанная Марксом и Энгельсом. В основе И.М. лежит методологическая процедура апплицирования диалектической схемы развития по Гегелю на тенденции развития… …   История Философии: Энциклопедия

  • ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — (материалистическое понимание истории) парадигма философии истории, созданная и разработанная Марксом и Энгельсом. В основе И.М. лежит методологическая процедура апплицирования диалектической схемы развития по Гегелю на тенденции развития… …   Новейший философский словарь

  • ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — (historical materialism) Концепция, согласно которой социальный строй является производным экономических отношений и эта совокупность меняется путем классовой борьбы: всякий правящий класс порождает другой класс, который в конечном счете его… …   Политология. Словарь.

  • Исторический материализм — (материалистическое понимание истории)         марксистская теория развития общества и методология его познания. Предметом И. м. является общество как целостная и развивающаяся социальная система, общие законы и движущие силы исторического… …   Большая советская энциклопедия

  • ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — наука о наиболее общих законах и движущих силах развития человеч. общества; органич. часть марксистско ленинской философии, неотделимая от диалектич. материализма и распространяющая его принципы на область истории. Как филос. наука об обществе И …   Советская историческая энциклопедия

  • исторический материализм — (материалистическое понимание истории), философия истории и общества, развитая К. Марксом и Ф. Энгельсом на основе анализа современного им капиталистического общества; составная часть марксизма. * * * ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ ИСТОРИЧЕСКИЙ… …   Энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ» >>