Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.


ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

Перевод
ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ
ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ
        один из осн. законов диалектики, выражающий источник самодвижения и развития явлений природы и со-циально-историч. действительности, выступающий и как всеобщий закон познания. Закон Е. и б. п. в системе материалистич. диалектики занимает центр. место, являясь сутью, «ядром» диалектики.
        В истории философии первоначально сложилось представление о повсеместном сцеплении крайностей, об их чередовании и замещении друг другом, о том, что они «сходятся». Из этого представления выросла концепция поляризма (напр., у Лао-цзы, в пифагореизме), края в иных формах воспроизводится и в ряде школ нового и новейшего времени (Шеллинг, Уайтхед, органицизм).
        Собственно диалектика зарождается там, где вскрывается проблема противоречия; сначала противоречие обнаруживается в виде образа гармония лиры и лука» у Гераклита) или апории. Из антич. философов наиболее развёрнуто рассматривал диалектику Е. и б. п. Платон. В эпоху Возрождения идею «совпадения противоположностей» развивали Николай Кузанский и Дж. Бруно. В новое время Кант создал учение об антиномиях, Фихте — учение о диалектике в деятельности «Я», Гегель — учение о Е. и б. п. как содержатель-но-логич. принципе, явившееся одной из важнейших историч. предпосылок марксистской диалектики.
        В совр. бурж. философии преобладают две тенденции. У позитивистов противоположности сводятся к полюсам, а их отношение — к взаимной дополнительности. У иррационалистов противоположности заключают якобы принципиально не разрешимые антиномии («трагич. диалектика» и т. п.). Реформисты и правые ревизионисты пропагандируют тезис о примирении противоположностей, что служит методологич. «основанием» для политики соглашательства с буржуазией. «Левые» ревизионисты неправомерно абсолютизируют борьбу противоположностей, сводят противоречия к антагонизмам, что служит основой волюнтаризма в политике.
        Марксистско-ленинская философия, развивающая с позиций материализма диалектич. идеи предшествующей философии и отвергающая все идеалистич. толкования диалектики, рассматривает Е. и б. п. как важнейший закон материалистич. диалектики - общего учения о развитии природы, общества и мышления.
        Характеристика всякого объекта как подчинённого закону Е. и б. п. указывает на источник движения и развития не где-то вне его самого, не в сверхъестественных силах, а в самом объекте. Закон позволяет понять всякую целостность как сложную и расчленённую систему, заключающую в себе элементы или тенденции, непосредственно друг с другом несовместимые. Закон Е. и б. п. снимает притязание на окончательность со всякой огранич. формы существования в природе и обществе, ориентирует на раскрытие преходящего характера таких форм, их переход в более высокие и развитые формы по мере исчерпания ими своих возможностей. Напр., в биологич. эволюции именно путём Е. и б. п. наследственности и изменчивости происходит становление новых форм жизни. Простейшее выражение Е. и б. п. в товарно-капиталистич. мире — это потребительная стоимость и стоимость; наиболее развитые противоположности капитализма — рабочий класс и буржуазия; капиталист выступает как персонификация капитала, как «... порождение труда, враждебное труду» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 26, ч. 3, с. 307).
        Относительно внеш. сторона Е. и б. п. состоит в том, что существуют вне друг друга полюсы, или крайности,— такие, как левое и правое, хорошее и дурное, плюс и минус, северный и южный полюсы и т. п. Эти полюсы в равной мере взаимно предполагают друг друга (нераздельны, находятся в корреляции) и исключают (вытесняют) один другой. На основе этого представления метафизич. концепции истолковывают полюсы дуалистически. Диалектика же не останавливается на признании полярности и усматривает за нею отношение противоположностей, возникающих одна из другой, их переход друг в друга, взаимопроникновение и разрешение в нечто новое. «Диалектика есть учение о том ... как бывают ...тождественными противоположности ...» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 98). Действит. противоположностей не бывает вне единства и взаимопроникновения. Точно так же не бывает действительного конкретного единства без специфич. противоположностей (напр., нового и старого, традиционного и творческого и т. п.).
        Прогресс материальной и духовной культуры происходит через порождение противоречащих друг другу тенденций, способов деятельности, всё более многообразных способностей, форм общения, теорий, ценностей и т. п. «Сосуществование двух взаимно-противоречащих сторон, их борьба и их слияние в новую категорию составляют сущность диалектического движения» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 4, с. 136). Однако в условиях бурж. общества созидат. диалектика процесса человеч. деятельности скована классовым антагонизмом. Капитализм порождает и формирует рабочий класс, исторически призванный в конечном счёте преодолеть мир антагонизмов и создать коммунистич. общество.
        В марксистской философии Е. и б. п. выступает как фундаментальный методология, принцип. В. И. Ленин считал важным исследовать Е. и б. п. «...как закон познания (и закон объективного мира)» (ПСС, т. 29, с. 316). Раздвоенность единого на полюсы — лишь результат того, что противоположности обретают относит. самостоятельность. Последовательно раскрывать движение как диалектически-противоречивое самодвижение можно лишь распространяя этот принцип также и на процесс познания.
        Маркc К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, 2.4; Ленин В. И., ПСС, т. 29; История марксистской диалектики. От возникновения марксизма до ленинского этапа, М., 1971; Диа-лектич. противоречие, М., 1979; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980; Основы марксистско-ленинской философии, М., 19805; см. также ст. Противоречие и лит. к ней. Г. С. Батищев.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ЕДИНСТВО И БОРЬБА́ ПРОТИВОПОЛО́ЖНОСТЕЙ
один из основных законов материалистич. диалектики. Суть этого закона состоит в том, что развитие объективного мира и познания осуществляется путем раздвоения единого на взаимоисключающие, противоположные моменты, стороны и тенденции, взаимоотношение к-рых, с одной стороны, характеризует ту или иную систему как нечто целое и качественно определенное, а с другой – составляет внутр. импульс ее изменения, развития, превращения в новое качество. Взаимоотношение противоположностей в составе единого целого выступает как диалектич. Противоречие, к-рое и составляет суть данного закона. Т. о., диалектич. принцип противоречия отражает двойственное отношение внутри целого: единство противоположностей и их противоречивость. Противоречия нельзя отделить от единства противоположностей: каждая из диалектич. противоположностей невозможна объективно и немыслима без другой, без внутр. отношения к ней, "...как невозможно иметь в руке целое яблоко после того, как съедена его половина" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 70).
Диалектич. противоречие – это взаимоотношение между такими моментами, сторонами, тенденциями в составе целого, к-рые не даны извечно в готовом и неизменном виде, а возникают и развиваются – из несущественного различия превращаются в различия существенные, т.е. в противоположности. Говоря, напр., о существовании товара как потребительной стоимости и как стоимости Маркс отмечал, что это двойное существование "...должно развиваться в различие, различие – в противоположность и в п р о т и в о р е ч и е" ("Архив Маркса и Энгельса", т. 4, 1935, с. 67). Противоречие, столкновение, борьба противоположностей являются наиболее общей и самой глубокой движущей силой развития. "... Движущее начало всякого развития – разделение на противоположности, их борьба и разрешение..." (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1957, с. 328). Всякое развитие есть возникновение различий, противоположностей, их разрешение и в то же время в о з н и к н о в е н и е новых противоположностей и противоречий. В этой универсальной диалектич. форме осуществляется бесконечный процесс развития объективного мира и процесс его познания.
Ленин подчеркивает, что противоречие является сутью, ядром диалектики. "В собственном смысле диалектика есть изучение противоречия в самой сущности предметов..." (см. Соч., т. 38, с. 249). "Раздвоение единого и познание противоречивых частей его...есть суть (одна из "сущностей", одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики" (там же, с. 357). "Тождество противоположностей ("единство" их, может быть, вернее сказать? Хотя различие терминов тождество и единство здесь не особенно существенно. В известном смысле оба верны) есть признание (открытие) противоречивых, в з а и м о и с к л ю ч а ю щ и х, противоположных тенденций во всех явлениях и процессах природы (и духа и общества в т о м ч и с л е)" (там же, с. 358). Раскрывая суть данного закона и применяя его для анализа действительности и познания, классики марксизма-ленинизма терминологически не пользовались выражением "единство и борьба противоположностей". Такая формулировка этого закона получила широкое распространение в сов. филос. лит-ре. В трудах же классиков марксизма-ленинизма при характеристике этого закона содержатся выражения: "диалектическое противоречие", "взаимодействие противоположностей", "раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности", "разделение на противоположности, их борьба и разрешение", "единство противоположностей", "единство противоречий", "борьба противоположностей" и т.п.
И с т о р и я в о п р о с а. Догадки о том, что взаимодействие противоположных начал составляет всеобщий закон движения мира, высказывались еще в древности. Уже в наивно-диалектич. воззрениях многих ранних представителей др.-восточной и антич. натурфилософии действительность рассматривалась как становящаяся, вечно подвижная, совмещающая в себе противоположности. Так, в др.-кит. письм. памятнике "Дао-цзы", известном также под назв. "Дао дэ цзин", говорится, что "одни существа идут, другие следуют за ними; одни расцветают, другие высыхают; одни укрепляются, другие слабеют; одни создаются, другие разрушаются" ("Дао дэ цзин", § XXIX; цит. по кн.: Ян Xин-шун, Древнекитайский философ Лао-цзы и его учение, М.–Л., 1950, с. 131). В нем проводится мысль о том, что каждая вещь, достигнув определенной степени развития, превращается в свою противоположность: "Неполное становится полным, кривое становится прямым, пустое становится наполненным, ветхое сменяется новым и наоборот" (там же, § XXII; с. 127) (см. Китайская философия).
Диалектич. характер носили воззрения и ранних греч. философов. Анаксимандр, напр., учил о выделении противоположностей из апейрона. Пифагорейцы, подвергая анализу диалектику чисел, утверждали, что единица есть источник противоположностей, двойка – принцип противоположностей, тройка – их единство. Они учили о диалектике чета и нечета, предела и беспредельного. Эмпедокл усматривал движущее начало мира в действии противоположных сил: "вражды" и "дружбы" ("любви").
Наиболее ярким выражением диалектики в древнегреческой философии является учение Гераклита Эфесского, к-рого Ленин назвал "... одним из основоположников диалектики..." (Соч., т. 38, с. 343). Диалектика у Гераклита есть концепция непрерывного изменения, к-рое в основном является круговоротом материальных стихий. Все существующее постоянно переходит из одного состояния в другое, все течет и изменяется, нет ничего неподвижного: "Холодное теплеет, теплое холодеет, влажное высыхает, сухое увлажняется" ("Материалисты Древней Греции", М., 1955, с. 52). При этом становление возможно только как единство противоположностей, понимаемых в виде непрерывного перехода из одной противоположности в другую: смертью друг друга они живут, жизнью друг друга умирают; день противоположен ночи, прямая линия – кривой, добро – злу, путь вверх – пути вниз, бытие – небытию, всеобщее – отдельному. Противоположности, по Гераклиту, пребывают в вечной борьбе: "... Все происходит через борьбу" (там же, с. 42). Борьбу противоположностей Гераклит называл вечным "всеобщим логосом", т.е. единым, общим для всего сущего законом.
Диалектич. идеи о взаимодействии противоположностей первоначально были ориентированы только на объективный мир. Диалектич. мышление, являвшееся средством познания действительности в ее противоположностях, становилось вместе с тем и предметом познания. Происходил процесс осознания не только объективной, но и субъективной диалектики. Переход к последней наметился в вост. философии, как отметил Энгельс, в буддизме, а в античной – у пифагорейцев и Гераклита. Он получил в антич. философии более явственное выражение у элеатов (см. Элейская школа), особенно у Зенона в его знаменитых апориях (см. Зенон Элейский, раздел Апории Зенона и современная логика), а также у Сократа в его "ироническом" раскрытии противоречий в утверждениях собеседника и гл. обр. у Платона. Свое отрицат. выражение субъективная диалектика получила в софистике и релятивизме (Протагор, Горгий, Кротил).
Платон на объективно-идеалистич. основе подошел к диалектике как движению понятий. Сущность диалектич. метода Платона заключается в требовании: при решении любого вопроса необходимо исходить из двух противоречащих, взаимно друг друга исключающих положений, напр. единого и многого. Но и кроме этого, писал Платон, следует еще рассмотреть, что последует для единого и многого, для каждого из них, взятого само по себе, и для них же, взятых в отношении друг друга, если многое будет отсутствовать. Такое же рассмотрение следует предпринять касательно тожества и нетожества, покоя и движения, возникновения и уничтожения, и такое же рассмотрение должно быть предпринято также и относительно самого бытия и небытия, относительно каждого из этих определений следует спросить себя: что такое каждое из них, взятое само по себе, и каково их отношение, если предположим присутствие или отсутствие одного или другого? Упражняясь до совершенства в этом, ты познаешь существенную истину (Parm. 128 Е–129 Е).
Аристотель исследовал "...существеннейшие формы диалектического мышления" (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1957, с. 20). Согласно Аристотелю, вся реальность представляет собой последовательность переходов от "материи" к "форме" и от "формы" к "материи". Категории, как отметил Энгельс, становились у Аристотеля "текучими" (см. "Диалектика природы", 1955, с. 159). Диалектика, по Аристотелю, движется в области несовместимых противоположностей и устанавливает положения, либо подводя многое под единство, либо расчленяя единство на множество. Однако борьба против релятивизма и подчеркивание невозможности противоречивых определений в науке привели к тому, что "...Аристотель в своей "Метафизике" постоянно б ь е т с я около этого и б о р е т с я с Гераклитом resp. (соответственно) с гераклитовскими идеями" (Ленин В. И., Соч., т. 38, с. 357). В философии эпохи Возрождения идеи о взаимодействии противоположностей получили свое дальнейшее развитие у Николая Кузанского, к-рый, хотя и сохранил связь с мистикой неоплатоновской диалектики, но развивал диалектику в значительной степени на натурфилософской почве. Он считал, что все вещи состоят из противоположностей в различных степенях. В этой связи Николай Кузанский развивал свое учение о совпадении п р о т и в о п о л о ж н о с т е й, иллюстрируя эту идею примерами прежде всего из области математики: окружность с бесконечным радиусом превращается в прямую – исчезает противоположность прямого и кривого; бесконечно большой треугольник превращается в одну линию; такие противоположности, как движение и покой, примиряются в бесконечности – тело, двигающееся по кругу с бесконечной скоростью, кажется неподвижным. Б. Телезио развил идею о том, что все в природе вытекает не из "согласия", а из борьбы противоположных сил, неразрывно связанных с материей. Она – "поле битвы" тепла и холода, к-рые "дерутся за материю", как "два жениха за женщину". Философия Джордано Бруно, развивающая учение о совпадении противоположностей и базирующаяся на принципах единства и всеобщей связи природы, динамизма и самодвижения, содержит глубокие диалектич. идеи: "... Одна противоположность является началом другой... уничтожение есть не что иное, как возникновение, и возникновение есть не что иное, как уничтожение; любовь есть ненависть; ненависть есть любовь... Что служит для врача более удобным противоядием, чем яд? ...Шарообразное имеет предел в ровном, вогнутое успокаивается и пребывает в выпуклом... Подведём итоги. – Кто хочет познать наибольшие тайны природы, пусть рассматривает и наблюдает минимумы и максимумы противоречий и противоположностей" ("О причине, начале и едином", в кн.: "Диалоги", М., 1949, с. 290–91).
Хотя в 17–18 вв. в науке и философии господствовала метафизика, идеи диалектики о взаимодействии противоположностей все настойчивее пробивались в филос. воззрениях Спинозы, Я. Бёме, Лейбница, Руссо, Дидро и др. В философии Декарта был заострен вопрос о том, как могут быть связаны друг с другом мышление и протяженность, рассматриваемые им как абсолютно исключающие друг друга противоположности. Опосредствующее единство между ними возможно, согласно Декарту, только благодаря богу. Преодолевая декартовский дуализм телесной и мыслящей субстанции, Спиноза признает е д и н у ю субстанцию, непосредственными противоположными атрибутами к-рой являются протяжение и мышление.
Наиболее глубокую трактовку идеи о взаимодействии противоположностей получили в нем. классич. идеалистич. философии. Благодаря космологич. работам Канта, пробившим брешь в метафизике и опирающимся на идею взаимодействия сил притяжения и отталкивания, принцип противоположностей и противоречия все более и более внедряется в филос. культуру. Если в докритич. период Кант развивал эту идею на почве натурфилософии, то в критич. период она рассматривается гл. обр. как диалектика антиномий чистого разума (к чему, впрочем, не сводятся диалектич. тенденции философии Канта критич. периода), т.е. рассматривается на гносеологич. почве. С этого времени начинается период систематич. разработки этой закономерности развития как всеобщей закономерности бытия и познания. Эта идея у Фихте становится основой для построения системы субъективно-идеалистич. дедукции категорий, базирующейся на диалектике субъективного и объективного – "Я" и "не-Я", как борющихся и синтезирующихся противоположностей. Шеллинг стремился объективировать эту диалектику. Наблюдения Шеллинга над электрическими и магнитными явлениями убедили его в том, что первый принцип филос. учения о природе – это сводить всю природу к деятельности возникающих из стремления к раздвоению полярных сил, первыми из к-рых являются силы притяжения и отталкивания. Как объективный идеалист, Шеллинг трактовал это организующее начало как разум в природе.
Наконец, у Гегеля идея о взаимодействии противоположностей, о противоречии на объективно-идеалистич. почве достигает обобщенности универсального закона бытия и мышления. Гегель показал, что процесс раздвоения единого на противоположности есть фундаментальная характеристика с у щ н о с т и развития, к-рая обнаруживается, когда мы от качественных переходов обращаемся к существенному отношению (по терминологии Гегеля – к рефлексии). Внутри развивающегося целого это существ. отношение есть отношение отрицания, благодаря к-рому существенные различия выступают как противоположности в единстве целого. Отношение этих противоположностей в рамках целого и составляет противоречие. В учении Гегеля противоречие рассматривалось как движущий принцип всякого развития и как центральный пункт всей его философии. Заслуга Гегеля заключается в том, что, подвергнув критике точку зрения, согласно к-рой противоречия свойственны только мышлению, он показал и их объективный характер. "Нет предмета, в котором нельзя было бы найти противоречия, т.е. противоположных определений, так как непротиворечащий себе предмет есть чистое отвлечение рассудка, насильственно удерживающего одну из двух определенностей и старающегося затемнить и устранить сознание другой определенности, содержащейся в первой" (Гегель, Соч., т. 1, М.–Л., 1929, с. 157; см. также т. 5, М.–Л., 1937, с. 1, 2, 42, 154).
Гегель подчеркивал, что "... тождество есть лишь определение простого непосредственного, определение мертвого бытия; противоречие же есть корень всякого движения и жизненности: лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью" (Соч., т. 5, с. 519–20). Он отметил, что противоположности, отрицая друг друга, составляют единство. "Почка исчезает, когда распускается цветок, и можно было бы сказать, что она опровергается цветком... Эти формы не только различаются между собой, но вытесняют друг друга как несовместимые. Однако их текучая природа делает их в то же время моментами органического единства, в котором они не только не противоречат друг другу, но один так же необходим, как и другой; и только эта одинаковая необходимость и составляет жизнь целого" (Соч., т. 4, М., 1959, с. 2).
Учение Гегеля о противоречии является наиболее глубоким и плодотворным во всей его философии. Однако его "ошибка заключалась в том, что законы эти он не выводит из природы и истории, а навязывает последним свыше, как законы мышления" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 384). Ложность исходных посылок Гегеля сказалась и в том, что он считал возможным примирение, нейтрализацию противоречия, что выражало собой его капитуляцию перед немецкой действительностью (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 1, с. 321, 324, а также К. Маркс, Капитал, т. 1, 1955, с. 19).
Идеи о роли противоположностей в развитии явлений природы на материалистич. основе развивали рус. революц. демократы – Белинский, Герцен, Чернышевский и Добролюбов. В их трудах содержатся высказывания о сочетании противоположных начал в природе. "Природа на каждом шагу учит нас понимать противоположное в сочетании" (Герцен А. И., Избр. филос. произв., т. 1, 1946, с. 103).
Подлинно научная и последовательно материалистич. разработка и обоснование принципа единства противоположностей принадлежат Марксу и Энгельсу, а его дальнейшее творч. развитие – Ленину, его ученикам и последователям. На основе критич. переработки всей истории философии, прежде всего идеалистич. диалектики Гегеля, и глубокого конкретного исследования закономерностей развития общества, прежде всего буржуазного, обобщения практики революц. движения рабочего класса Маркс и Энгельс создали материалистич. диалектику, ядром к-рой является закон диалектич. противоречия, взаимоотношения противоположностей. Эта проблема занимает центральное место во всех теоретич. исследованиях Маркса, в том числе в главном труде Маркса "Капитал". И закон стоимости, и закон прибавочной стоимости, и закон капиталистич. накопления, и все движение капиталистич. способа произ-ва в целом характеризуются посредством вскрытия заложенных в нем диалектич. противоречий. Маркс и Энгельс доказали, что взаимодействие противоположностей коренится в общественном бытии людей, к-рое составляет основание всей структуры общества и обнаруживается во всех сферах его жизни, образуя осн. источник его развития. "С самого начала цивилизации производство начинает базироваться на антагонизме рангов, сословий, классов, наконец, на антагонизме труда накопленного и труда непосредственного. Без антагонизма нет прогресса. Таков закон, которому цивилизация подчинялась до наших дней. До настоящего времени производительные силы развивались благодаря этому режиму антагонизма классов" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 96). Противоречие между общественным произ-вом и капиталистич. присвоением проявляется в форме антагонизма между пролетариатом и буржуазией. Оно выступает также как противоречие между организацией произ-ва на отд. предприятии, комплексе предприятий данного владельца и анархией произ-ва во всем капиталистич. обществе в целом. Маркс и Энгельс показали далее, что возникновение и развитие противоречий между развитием производит, сил и системой производств, отношений, в к-рых эти силы развиваются, и разрешение этих противоречий составляет движущую силу истории.
На основании объединения результатов изучения истории общества с обобщением достижений науки Маркс и Энгельс создали строго монистич. учение о противоречиях как универсальном законе всякого развития.
Ленин, развивая дальше марксистскую диалектику на основе анализа и оценки обществ. развития эпохи империализма и пролетарских революций, а также обобщения достижений науки, прежде всего обратил внимание на самую важную особенность диалектики, а именно – на диалектич. противоречия как осн. закон объективного мира и человеческого познания. В связи с рассмотрением закона диалектич. противоречия Ленин подчеркивает мысль о том, что этот закон, ставший методом науч. познания, позволяет понять развитие вещей как их саморазвитие. Характеризуя метафизич. и диалектич. концепции развития, Ленин писал: "Развитие есть "борьба" противоположностей. Две основные... концепции развития (эволюции) суть: развитие как уменьшение и увеличение, как повторение, и развитие как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними). При первой концепции движения остается в тени с а м о движение, его двигательная сила, его источник, его мотив (или сей источник переносится в о в н е – бог, субъект etc). При второй концепции главное внимание устремляется именно на познание и с т о ч н и к а "с а м о" движения... Т о л ь к о вторая дает ключ к "самодвижению" всего сущего; только она дает ключ к "скачкам", к "перерыву постепенности", к "превращению в противоположность", к уничтожению старого и возникновению нового" (Соч., т. 38, с. 358).
Действие закона единства и борьбы противоположностей в природе и обществе. Движение – как самодвижение, так и опосредованное движение – присуще всем конкретным системам действительности. Как в области неживой, так и в области живой природы, в т.ч. в обществе и мышлении, действуют внутренние побудит. силы. Противоречия, возникающие внутри вещей, вызывают их самодвижение и саморазвитие. На противоречивые внутри условия воздействуют внешние. Способ и результат такого воздействия определяются соответствующим взаимным соотношением внутр. противоречий в самом предмете. Конкретные формы взаимодействия противоположностей бесконечно многообразны. Не существует таких противоположностей, к-рые в одинаковой форме и степени обусловливали бы развитие и в неорганич. природе, и в растительном, и в животном царствах, и в обществе на различных фазах его развития, и в сознании. С самого начала возникновения к.-л. объекта и до его превращения в другой объект в нем действуют специфич. противоречия: притяжение и отталкивание в форме приближения и удаления масс, положит, и отрицат. электрич. заряды, химич. соединение и разложение, ассимиляция и диссимиляция в организмах, возбуждение и торможение нервного процесса, обществ. сотрудничество и социальная борьба. Для каждой из этих систем движения материи существуют свои законы, свои противоречия, к-рые в конце концов ведут к появлению нового качества: или путем разрушения – к более низкой форме бытия, или путем развития – к более высокой форме бытия. Общим же для них является сама диалектич. форма: раздвоение единого на противоположности и взаимодействие между ними.
Проникновение во внутренне противоречивую природу объекта является важным показателем глубины теоретич. понимания данного объекта исследования, если он рассматривается в движении и развитии. Это относится ко всем областям знания и ко всем сферам действительности, начиная от элементарных частиц материи и кончая человеком и отношениями людей в обществе. Элементарные частицы материи могут быть поняты только как единство вещества и поля, во взаимосвязи и в их взаимодействии. Они закономерно превращаются друг в друга. Противоречивая игра сил притяжения и отталкивания в ядрах атомов при определенных условиях связывает их, а в других – заставляет распасться.
Обладая конечными размерами, конкретная система создает поля, а последние имеют тенденцию к безграничному распространению в мироздании. В результате этого процесс развития в конечных системах оказывается связанным с изменениями во всем космосе, представляющим собой взаимодействующую и развивающуюся совокупность всех небесных тел. Благодаря взаимодействию вещества и поля как противоположностей в конечном счете оказывается возможным формирование различных материальных систем из элементарных частиц. Все массы тяготеют одна к другой. Сила притяжения растет с величиной масс. В нашей Галактике между небесными телами действуют мощные гравитац. силы, к-рые стремятся объединить все тела в возможно более плотное образование. Именно благодаря этим силам частицы не могут рассеяться в мировом пространстве, а большие газовые массы приобретают шарообразную форму.
Шарообразная – устойчивая или неустойчивая – форма звезд по существу обусловлена внутр. противоречием, с одной стороны, между гравитацией, а с другой – давлением газа и световым давлением. Наконец, всем гравитац. силам противостоят силы отталкивания, обусловленные вращением тел в Галактике. Единство и взаимодействие всех этих противоположных сил обусловливает относительно устойчивую спиральную структуру нашей Галактики и вместе с тем определяет эволюцию ее как звездной системы. Формирование звезд происходит вследствие появления в волокнах туманностей неустойчивых неоднородностей, благодаря к-рым волокна распадаются на ряд сгущений. Если такое "вихревое" сгущение сохраняется в течение определенного времени, то оно превращается в звезду; гигантский газовый шар путем уплотнения превращается в тело с колоссальной температурой внутри. Однако дальнейшему его уплотнению противодействует внутр. давление. Внутр. слои, разогревшиеся сначала благодаря сжатию, а затем благодаря ядерным превращениям до гигантских температур, стремятся расшириться.
Биологич. формы движения характеризуются своими особыми диалектич. противоречиями. Наиболее общим из них является противоречие между организмом и условиями его существования, разрешение к-рого ведет к преобразованию внутр. формы и типа обмена веществ организма; последний полон своих внутр. противоречий. Обмен веществ слагается из двух процессов, образующих противоречивое единство: ассимиляции, к-рая состоит в построении свойственных данному живому телу веществ из поступающей из внешней среды пищи, и диссимиляции, к-рая состоит в химич. расщеплении веществ живого тела с освобождением нужной для жизни энергии.
Во внутривидовых и межвидовых отношениях противоречия выступают в форме конкурентной борьбы между особями одного вида, если они ограничены в жизненных условиях, и особенно в форме межвидовой борьбы (см. Борьба зa существование). Результатом действия противоречий между организмом и средой является естественный отбор. Теория естественного отбора построена на признании ведущей роли противоречия случайной индивидуальной изменчивости и общебиологич. видового приспособления. Эти противоречия разрешаются победой и распространением новых форм и вытеснением старых. Путем естественного отбора и выживания наиболее приспособленных – этого миллионократного и бессознательного эксперимента природы – куются виды, осуществляется эволюция царства живого (см. Жизнь, Изменчивость, Наследственность).
В общественных явлениях возникают совершенно новые типы противоречий: между обществом и природой, произ-вом и потребностями людей, производит. силами и производств. отношениями, базисом и надстройкой, между антагонистич. классами, между старым и новым во всех их проявлениях. Обществ. противоречия могут иметь либо антагонистич., либо неантагонистич. характер. Антагонистич. противоречия являются наиболее острой формой борьбы противоположностей (см. Антагонизм, Антагонистическое противоречие). Так, напр., осн. классами капиталистич. общества являются буржуазия и пролетариат. Отношение между этими классами выражает диалектич. противоречие (см. Классовая борьба). Буржуазия не есть нечто самодовлеющее: она – лишь момент, сторона единого целого и связана с этим целым. От буржуазии исходит действие, направленное на сохранение противоречия, а от пролетариата – действие, направленное на его уничтожение. Буржуазия, сохраняя свое собственное существование, тем самым сохраняет и существование своей противоположности – пролетариата. "Это п о л о ж и т е л ь н а я сторона антагонизма... Напротив, пролетариат... вынужден упразднить самого себя, а тем самым и обусловливающую его противоположность – частную собственность, – делающую его пролетариатом. Это – отрицательная сторона антагонизма, его беспокойство внутри него самого..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 38–39).
В борьбе противоположности качественно обособляются и раскрываются, что, в конечном счете, приводит к разрыву взаимосвязей противоположностей, к разрушению данного единства, к социальной революции. Та или иная социальная сила приобретает значение одного из двигателей обществ. прогресса только в том случае, если она направлена на разрешение существ. противоречий, являясь вместе с тем одной из сторон этого противоречия и противостоит другой его стороне. Претерпевая качеств. изменение, прежние противоположности уступают место новому единству противоположностей, их взаимодействию и борьбе на более высоком уровне. Экономич. основой борьбы классов в бурж. обществе являются противоречие между обществ. произ-вом и капиталистич. присвоением, отношения эксплуатации пролетариата буржуазией. Антагонизм, свойственный капиталистич. способу произ-ва, по словам Маркса, заключается в том, что капиталистич. произ-ву присуща тенденция к развитию производит. сил, но так как оно капиталистическое, то оно постоянно наталкивается па узкие барьеры: произ-во прибавочной стоимости. Основой борьбы является сам факт эксплуатации, т.е. тот факт, что произ-во есть произ-во прибавочной стоимости, есть экономич. порабощение человека человеком. Развиваясь в этих пределах, капиталистич. произ-во рождает трагич. коллизии: одновременное существование избыточного капитала и избыточного населения; машины из средства сокращения рабочего дня превращаются в средство его удлинения; на фоне перепроизводства продуктов питания многие голодают и т.п. Антагонистич. характер развития капиталистич. произ-ва на его империалистич. стадии не только не ослаб, но еще больше усилился и углубился. Монополистич. капитал все более углубляет пропасть между рабочим классом и буржуазией. Эти противоречия – важнейшая черта общего кризиса мировой системы империализма на совр. этапе: "...М и р о в а я империалистическая система раздирается глубокими и острыми противоречиям и. Антагонизм труда и капитала, противоречия между народом и монополиями, растущий милитаризм, распад колониальной системы, противоречия между молодыми национальными государствами и старыми колонизаторскими державами, и самое главное – стремительный рост мирового социализма подмывают и разрушают империализм, ведут к его ослаблению и гибели" (Программа КПСС, 1961, с. 34–35).
Внутр. противоречие капитализма в том-то и состоит, что следствия, вытекающие из его же собственных оснований и служащие средством его поддержания, вместе с тем разрушают сами эти основания. "Усиливающийся конфликт между производительными силами и производственными отношениями властно ставит перед человечеством задачу – разорвать прогнившую капиталистическую оболочку, раскрепостить мощные производительные силы, созданные человеком, и использовать их на благо всего общества" (там же, с. 7). Внутр. противоречия, раздирающие совр. бурж. общество, усиливаются внешними противоречиями между метрополиями, колониальными державами и колониями, что находит свое яркое выражение во все нарастающем шквале национально-освободит. движений, сбрасывающих цепи колониализма.
На основе обществ. собственности и ликвидации эксплуататорских классов и эксплуатации человека человеком в социалистич. обществе прочно утвердилось единство трудящихся классов, социальных групп и наций, их сплочение вокруг Коммунистич. партии, монолитное единство самой Коммунистич. партии как руководящей силы общества, господство единой марксистско-ленинской идеологии. Все это превратило социальное, идейно-политич. единство общества в могучую творч. силу, к-рая созидает новое и является социальным средством разрешения возникающих неантагонистич. противоречий. В условиях социализма изменились конкретные формы проявления закона диалектич. противоречия, хотя его суть осталась: она носит универсальный характер и проявляется всюду, где есть движение, развитие. Прежде всего внутренние противоречия в условиях социализма перестали быть антагонистическими. Они обладают совершенно новой природой: взаимодействие осуществляется между совсем иными социальными силами; разрешаются противоречия иными средствами, принципиально отличными от методов классовой борьбы и социальных революций; партия владеет закономерностями развития общества, в т.ч. и законом диалектич. противоречия, поэтому разрешение противоречий осуществляется, как правило, своевременно и сознательно, планомерно.
Противоречия при социализме – это противоречия и трудности роста, противоречия между колоссальными возможностями, заложенными в социалистич. системе, и реализацией этих возможностей, противоречия между новым и старым, между передовым и отсталым.
Уничтожение частной и установление общественной собственности знаменует собой великий переворот в развитии человечества. Целью произ-ва становится всемерное удовлетворение потребностей всех членов общества. В массовом, изо дня в день растущем потреблении трудящихся производит, силы получают могучий, превосходящий все известное в прошлом, стимул роста и совершенствования. Впервые в истории они получают способность к безграничному, невиданно быстрому подъему. Следствием этого стремит, роста является возрастание потребностей народа, к-рое, в свою очередь, становится условием дальнейшего подъема производит. сил. Необходимость все более полного удовлетворения умножающихся и усложняющихся запросов населения требует постоянного, всемерного наращивания обществ, богатства, социалистич. собственности, к-рое возможно лишь за счет непрерывного увеличения народного (национального) дохода. Но для этого, в свою очередь, необходимо как можно быстрее расширять производство, а следовательно, осуществлять максимальное накопление. Перед социалистич. экономикой стоит двоякая задача: чтобы удовлетворять неуклонно повышающийся спрос населения, нужно все время наращивать производит. силы, но для этого, в свою очередь, необходимо поддерживать высокий и все возрастающий уровень потребления.
Характерным примером диалектич. взаимодействия, взаимопроникновения противоположностей в составе целого применительно к социалистич. обществу может служить принцип демократического централизма. Момент демократич. самоуправления выступает здесь как своего рода противовес односторонне централистским тенденциям в управлении обществ, делами, и наоборот. Преобладание одной из противоположностей может привести к нарушению самого принципа.
Одним из проявлений культа личности Сталина явилось нарушение принципа демократич. централизма в партийном и гос. строительстве. Сталин в определ. период своей деятельности стремился превратить централизм в руководстве и управлении в силу, к-рая сковывала инициативу снизу.
ЦК КПСС, проявив диалектич. гибкость политич. мышления, подверг резкой критике все эти извращения периода культа личности Сталина и восстановил принципы демократич. централизма. С целью разрешения противоречия в управлении была осуществлена целая система мер, в частности вместо министерств и ведомств руководство этими отраслями нар. х-ва стало осуществляться в экономич. административных районах совнархозами.
В развитии социалистич. общества имеется противоречие между передовым марксистско- ленинским мировоззрением, господствующим в стране, и пережитками капитализма в сознании людей. Они выражаются в наличии элементов тунеядства, воровства, взяточничества, хулиганства, бюрократизма, в религ. идеологии, в проявлениях бурж. национализма и вообще бурж. идеологии среди отсталых элементов населения. Все эти и другие пережитки капитализма являются тормозом в развитии социалистич. общества. Поэтому Коммунистич. партия и народ ведут против них непримиримую борьбу. Изучение перерастания социализма в коммунизм под углом зрения действия закона диалектич. противоречия имеет не только теоретическое, но и большое практич. значение. Этот закон является теоретич. обоснованием необходимости постоянной борьбы, мобилизации всех сил и резервов, дисциплины, инициативности и т.д., недопустимости какого-либо расхолаживания и безответственности в деле коммунистич. строительства. Всестороннее выявление противоречий и предвидение их появления – необходимое условие их своевременного и эффективного разрешения.
Важным методом выявления противоречий социалистич. общества является критика и самокритика. Однако, выявив противоречия, критика и самокритика сама по себе не может разрешить их. Разрешение противоречий в конечном счете осуществляется трудовыми усилиями народа, путем развития материальноо-технич. базы, экономики, совершенствования гос. форм, повышения социалистич. сознательности трудящихся, умелой организаторской и воспитат. работой партии и гос-ва. Диалектическое противоречие к а к з а к о н п о з н а н и я. Этот универсальный закон развития рассматривается в марксистской философии как важнейший методологии, принцип, как логич. форма развитии познания. Подобно противоречиям в явлениях реальной действительности, возникающие и разрешающиеся противоречия в развивающемся мышлении, отражающем объективную реальность, способствуют развитию процесса познания. Объективная диалектика находит свое отражение в диалектике субъективной. "Так называемая о б ъ е к т и в н а я диалектика царит во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое мышление, есть только отражение господствующего во всей природе движения путем противоположностей, которые и обусловливают жизнь природы своей постоянной борьбой и своим конечным переходом друг в друга либо в более высокие формы" (Энгельс Ф., Диалектика природы, с. 166). Подчеркивая объективный источник субъективной диалектики, Ленин пишет, что "диалектика вещей создает диалектику и д е й, а не наоборот" (Соч., т. 33, с. 183).
Поскольку взаимодействие противо-положностей составляет внутр. содержание и стимул развития любой конкретной системы, постольку познание этого содержания и источника самодвижения системы предполагает прежде всего выявление в ней противоположных моментов, сторон, тенденций. Учение о диалектич. противоречии включает раскрытие единства противоположностей и их борьбы и определение направления развития на основе противоположностей. Метафизич. метод мышления, выражающийся только в аналитич. подходе по принципу: "с одной стороны – с другой стороны", ограничиваясь характеристикой противоположностей и их констатацией, оказывается научно несостоятельным.
Усматривая в противоположностях только простой факт различия, он оставляет в тени главное – взаимоотношение, взаимодействие противоположностей. "Пока мы рассматриваем вещи как покоящиеся и безжизненные, каждую в отдельности, одну рядом с другой и одну вслед за другой, мы, разумеется, не наталкиваемся ни на какие противоречия в них. Мы находим здесь определенные свойства, которые частью общи, частью различны или даже противоречат друг другу, но в этом последнем случае они распределены между различными вещами, так что не содержат внутри себя никакого противоречия. Поскольку наше наблюдение остается в этих пределах, мы обходимся также обычным, метафизическим способом мышлении. Но совсем иначе обстоит дело, когда мы начинаем рассматривать вещи в их движении, в их изменении, в их жизни, в их взаимном воздействии друг на друга. Здесь мы сразу наталкиваемся на противоречия" (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, с. 113).
Тот, кто рассматривает противоположные моменты, стороны, тенденции противоречивого процесса изолированно друг от друга, кто не поднимается до понимания их противоречивого единства, тот не может понять действит. процесс развития и его побудит. силы. Углубленное познание диалектич. противоречия предполагает, следовательно, синтетич. подход, схватывающий возникновение и взаимодействие противоположностей, их единство и взаимопереходы. "Условие познания всех процессов мира в их "с а м о д в и ж е н и и", в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их, как единства противоположностей" (Ленин В. И., Соч., т. 38, с. 358).
Правильно понимаемая формальная логика с ее недопустимостью формально-логич. противоречивости в рассуждениях отнюдь не исключает выявления единства противоположностей. Правда, объективная противоречивость действительности, а также сложность объекта исследования может быть причиной появления и формально-логич. противоречий.
Реальный процесс развития науч. мышления постоянно "продирается" через густую чащу противоречий, парадоксов и антиномий. Поднимаясь до глубоких обобщений процесса развития явлений, теоретич. мышление попадает в область, где, по выражению Энгельса, уже нельзя мыслить по формуле "да – да, нет – нет; что сверх того, то от лукавого". В этой области приобретает силу диалектич. формула: "и да и нет".
С подобным единством противоположностей имеет дело диалектич. мышление, к-рое оперирует полярными категориями (необходимость и случайность, возможность и действительность, внешнее и внутреннее и т.п.), а также суждениями, совмещающими в себе противоположные предикаты ("Материя и прерывна и непрерывна", "Материя конечна и бесконечна", "Свет есть и корпускула и волна" и т.п.).
Вся история развития духовной культуры человечества, история развития науч. знания осуществлялась и осуществляется через борьбу между новыми знаниями, гипотезами и устаревшими положениями, через борьбу различных и противоположных мнений. И было бы нелепым думать, что история умственного развития человечества, полная противоречий, борьбы противоположных идей, напр. материализма и идеализма, диалектики и метафизики, прогресса и реакции – это продукт алогичного мышления той или иной стороны или всех вместе. Борьба идей есть одна из важных гарантий против превращения их в окаменевшую догму (см. Догматизм). В жизни идет непрерывная борьба – процесс развития, в к-ром победитель достигает, как правило, прогресса в развитии знания наряду с другими причинами также и потому, что он вынужден бороться, подстегиваемый усилиями противной стороны, что заостряет работу мысли и интеллектуальные силы борющихся сторон. Это способствует общему умственному прогрессу. Диалектика развития познания заключается и в "...противоречии между внутренне неограниченной человеческой способностью познания и ее действительным осуществлением только в отдельных, внешне ограниченных и ограниченно познающих людях..." (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, с. 114). Это противоречие разрешается в бесконечном ряде последоват. поколений людей, углубляющих процесс познания действительности.
Будучи правильно отраженным и зафиксированным в системе теоретич. знания, закон диалектич. противоречия составляет осн. ядро диалектич. метода исследования и преобразования бытия и сознания. Каждое понятие и каждая категория возникают и развиваются через противоречие и представляют единство противоположностей. Говоря о понятиях, Ленин писал, что они "... должны быть также обтесаны, обломаны, гибки, подвижны, релятивны, взаимносвязаны, едины в противоположностях, дабы обнять мир" (Соч., т. 38, с. 136). В процессе анализа сложных явлений, при попытке проникнуть в их сущность, попять их возникновение, движущие силы и общие формы развития, теоретич. мышление неизбежно сталкивается с противоречиями. Уже сам по себе факт их констатации в науке представляет собой выявление и постановку проблемы, что имеет огромное значение для развития познания. Так, напр., еще в древности люди столкнулись с противоположностью души и тела, сознания и материи, единичного и общего, и т.п. На протяжении многих веков различные мыслители никак не могли правильно решить проблему соотношения сознания и материи. Они или резко обособляли одно от другого, вырывая между ними непроходимую пропасть, рассматривая их как особые и самостоят. субстанции, или отождествляли сознание с мыслящей материей (см. Вульгарный материализм), или растворяли материю в индивидуальном сознании (см. Идеализм).
Диалектич. взаимодействие этих противоположностей – сознания и материи – в гносеологич. плане впервые было научно раскрыто лишь марксизмом на основе обществ, практики, в процессе формирования и развития к-рой формируется и развивается сознание, в к-рой материальное превращается в идеальное, а идеальное – в материальное. Именно обществ. практика людей служит опосредствующим звеном между сознанием и бытием, основой единства этих противоположностей. Возьмем другой пример. В истории развития политической экономии процесс разложения классич. школы Рикардо выявил прямое противоречие между законом стоимости и средней нормой прибыли. Бурж. политич. экономия так и не нашла разрешения этого противоречия. В итоге она вообще отказалась от своего достижения – трудовой теории стоимости. "Противоречие между общим законом и более развитыми конкретными отношениями здесь хотят разрешить не путем нахождения посредствующих звеньев, а путем прямого подведения конкретного к абстрактному... Милль прибегает к этому методу только в тех случаях, когда он абсолютно не находит другого выхода. Но основной его метод иной. Где экономическое отношение, – а значит и категории, выражающие его, – заключает в себе противоположности, является противоречием и именно единством противоречий, он подчеркивает момент е д и н с т в а противоположностей и отрицает противоположности. Единство противоположностей он превращает в непосредственное тождество этих противоположностей" (Маркс К., Теории прибавочной стоимости", ч. 3, 1961, с. 76–77). Пользуясь диалектич. методом, констатируя противоречие между одинаковой нормой прибыли, получаемой капиталами различного органич. состава и законом стоимостей, Маркс показал, как на почве этого закона реально развиваются противоречащие ему формы экономич. отношений бурж. общества.
Приведенные примеры показывают, что единственный способ преодолеть противоречия, возникающие перед теоретич. мышлением, – это выйти за их пределы, найти им более глубокую основу, выявить переход одной противоположности в другую и раскрыть опосредствующие звенья этого диалектич. перехода. Это и есть, видимо, самый главный узел, в развязывании к-рого заключается важнейшая задача теоретического мышления, долженствующего проникнуть в сущность вещей. Эффективное применение этого закона не может носить формальный, автоматич. характер. Оно требует всегда большой гибкости теоретич. мышления, глубокого и всестороннего учета конкретных условий рассматриваемой системы предметов, учета места и времени. Догматич. ссылка на этот закон, как и на любой другой закон диалектики, без учета конкретных условий, в нарушение принципа конкретности истины может привести к ошибкам. Примером этого может служить ошибочный тезис Сталина об обострении классовой борьбы после победы социалистич. строя, когда эксплуататорские классы были ликвидированы. Закономерность, присущую переходному периоду от капитализма к социализму, Сталин неправильно, перенес в условия социалистического общества, что послужило основанием грубейших нарушений ленинских норм партийной и гос. жизни, социалистич. демократии и законности. На этом примере видно, какое большое не только теоретическое, но и практико-политич. значение имеет гибко-диалектич. понимание закона взаимодействия противоположностей.
Открытие и дальнейшая разработка диалектич. противоречия имеет огромное значение не только для развития науч. метода мышления, но и для обоснования последовательно материалистич. мировоззрения: принцип диалектич. противоречия дает возможность вскрывать стимулы развития той или иной системы в присущих ей внутр. противоречиях и тем самым рассматривать ее движение и развитие как самодвижение и саморазвитие. Диалектич. взгляд на источник развития показывает несостоятельность поисков движущих сил развития мира за его пределами – в божественном толчке, в абс. идее, в жизненной силе виталистов и т.п.
Знание и умение применять закон диалектич. противоречия, позволяя научно объяснять действительность, составляют необходимое условие ее революц. преобразования. Ярким примером применения требования диалектики – учитывать борьбу противоположностей и на этой основе выявлять направление развития объекта – является характеристика совр. эпохи, данная в Программе КПСС: "Современная эпоха, основное содержание которой составляет переход от капитализма к социализму, есть эпоха борьбы двух противоположных общественных систем, эпоха социалистических и национально-освободительных революций, эпоха крушения империализма, ликвидации колониальной системы, эпоха перехода на путь социализма все новых народов, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе" (1961, с. 5).
Закон диалектич. противоречия, составляющий сердцевину марксистско- ленинской диалектики, встречает крайне враждебное отношение со стороны идеологов буржуазии, к-рые пытаются затушевать социальные противоречия, обосновать возможность примирения, гармонии противоположностей.
"В своём рациональном виде диалектика внушает буржуазии и её доктринерам-идеологам лишь злобу и ужас, т.к. в позитивное понимание существующего она включает в то же время понимание его отрицания, его необходимой гибели, каждую осуществлённую форму она рассматривает в движении, следовательно, также и с её преходящей стороны, она ни перед чем не преклоняется и по самому существу своему критична и революционна" (Маркс К., Капитал, т. 1, с. 20). Извращая истинную природу объективной диалектики как источника прогрессивного развития, бурж. идеологи считают, что диалектич. противоречия представляют собой не созидательный, а лишь разрушительный фактор. Будучи не в состоянии опровергнуть диалектику, бурж. идеологи пытаются лишить ее революционного содержания, прибегая к признанию "мирной" диалектики, диалектики противоположностей без борьбы, стремятся доказать, что противоречия между буржуазией и пролетариатом сглаживаются, что борьба между материализмом и идеализмом устарела, и т.п. Совр. "критики" марксистской диалектики, напр. Веттер, Бохенский, Сидни Хук и др., считают "неопровержимым" доводом против нее, гл. обр. против закона диалектич. противоречия, свое утверждение, будто бы классики марксизма не доказали объективность диалектики вообще, реальность противоречий в особенности, а в лучшем случае дали лишь иллюстрации к диалектич. идеям Гегеля.
Одним из наиболее популярных "аргументов" критиков марксистской диалектики является утверждение о том, что будто бы сфера действия и приложения диалектики – только человек, человеч. общество и познание. Исходя из этого ложного принципа, приписанного марксизму, бурж. идеологи делают вывод, будто бы не имеет смысла говорить об "объективной диалектике" развития природы, как она существует независимо от человека. Так, напр., Мерло-Понти заявляет, что Гегель неправомерно расширил сферу приложения диалектич. законов, сформулированных им в результате анализа человеч. духа, объявив их всеобщими законами бытия. Но Гегель при этом, согласно Мерло-Понти, был последователен, ибо, будучи идеалистом, он объявил сущностью бытия духовное начало, а потому и закономерность развития последнего считал универсальной. Что же касается марксистов, то они, по Мерло-Понти, являются непоследовательными, когда, будучи материалистами, "некритически" заимствуют гегелевский тезис об универсальности характера диалектики вообще, диалектич. противоречий в частности. Такая критика марксистской диалектики свидетельствует лишь о сознат. игнорировании или о неосведомленности в проблемах совр. естествознания, к-рое полно фактами диалектич. противоречий в природе, являющейся, по словам Энгельса, "пробным камнем диалектики".
Диалектико-материалистич. учение о противоречии, как всеобщей форме и движущей силе развития, основанное на опыте всей истории, результатах развития науки об обществе и природе, представляет собой великое оружие науч. исследования и практически-политич. деятельности, успешной борьбы за коммунизм.
Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Манифест Коммунистической партии, Соч., 2 изд., т. 4; Mаркс К., Нищета философии, там же; его же, Капитал, т. 1–3, М., 1955; Энгельс Ф., Диалектика природы, М., 1955; его же, Анти-Дюринг, М., 1957; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14; его же, Карл Маркс, там же, т. 21; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 23; его же, Государство и революция, там же, т. 25; его же, Философские тетради, там же, т. 38; Плеханов Г. В., К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956; его же, Основные вопросы марксизма, там же, т. 3, М., 1957; Программа КПСС, М., 1961; Хрущев Н. С., О Программе КПСС, М., 1961; Гераклит Эфесский, Фрагменты. – Парменид о природе. Поэма, пер. [с греч.] А. Дынника, М., [1937]; Аристотель, Метафизика, пер. [с греч.], М.–Л., 1934; Кузанский Н., Избр. филос. соч., М., 1937; Бруно Дж., О причине, начале и едином, М., 1934; Дидро Д., Собр. соч., т. 1–2, М., 1935; Гегель, Энциклопедия философских наук, Соч., т. 1, М.–Л., 1929, ч. 1 -Логика; Белинский В. Г., Избр. филос. соч., т. 1–2, [М.–Л.], 1948; Чернышевский Н. Г., Избр. филос. соч., т. 1–3, Л., 1950–51; Деборин А. М., Гегель и диалектический материализм, в кн.: Гегель, Соч., т. 1, [М.–Л.], 1929; Асмус В. Ф., Очерки истории диалектики в новой философии, 2 изд., М.–Л., 1930; его же, Диалектика Канта, 2 изд., М., 1930; его же, Маркс и буржуазный историзм, М.–Л., 1933; Дудель С. П., Законы материалистической диалектики, М., 1958; Проблемы развития в природе и обществе. [Сб. статей], M. –Л., 1958; Ильенков Э. В., Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" Маркса, М., 1960; Мелюхин С., О диалектике развития неорганической природы, М., 1960.
А. Спиркин. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ
    ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ — способ онтологизации противоречий и противоположностей. В логике и философии различают контрадикторные (противоречащие) и контрарные противоположности. Контрадикторные противоположности возникают в результате деления класса объектов на два подкласса по наличию или отсутствию признака; такое (дихотомическое) деление — самый элементарный способ находить различие в сходном. Контрарные противоположности — продукт более сложной логической процедуры; они возникают в результате деления упорядоченного класса объектов на три подкласса (напр., углов — на острые, прямые и тупые; признаков — на единичные, особенные и всеобщие). Крайние члены этого ряда, обладающие наибольшим и потому законченным различием, называют контрарными противоположностями. Их критериальное отличие от контрадикторных — наличие переходного, промежуточного подкласса: между острыми и тупыми углами — прямых, между единичными и всеобщими признаками — особенных и т. д.
    Деление противоположностей на контрарные и контрадикторные является полным, при этом никаких не охватываемых им диалектических противоположностей не существует. Логика и философия изучают не разные виды противоположностей, а разные отношения между ними: логика — законы противоречия, двойного отрицания и исключенного третьего, философия— тождество противоположностей, единство и борьбу противоположностей, их переход друг в друга.
    Наиболее трудным для анализа является отношение тождества противоположностей. Самая радикальная его трактовка, получившая название “тезис Гегеля”, сводится к утверждению, что две противоположности могут быть одновременно, в одном и том же смысле присущи одному объекту. Тем самым утверждается, что противоположности совмещены, слиты, отождествлены, представляют собой одно и то же. Основным аргументом в защиту этой точки зрения еще в античности были антиномии — конъюнкции противоречащих друг другу утверждений, полученных из бесспорных посылок по общепризнанным правилам вывода, в частности, умозаключение, что движущееся тело одновременно и находится, и не находится в данной точке. Современная наука лишь увеличила число таких аргументов: логические и семантические парадоксы породили в нач. 20 в. кризис оснований математики, а парадокс корпускулярно-волнового дуализма — кризис квантовой механики. Принципиальное отличие антиномий от обычных формально-логических противоречий в том, что их нельзя устранить без ущерба для той науки, в лоне которой они возникли: теория типов, устраняющая парадоксы теории множеств, исключает вместе с ними и вполне безвредные выражения, а статистическая интерпретация квантовой механики, устраняющая корпускулярно-волновой дуализм, делает эту науку неполной. Сторонники “тезиса Гегеля” заключают на этом основании, что антиномии — это не ошибки, а формы истинного отражения объективных противоречий.
    Однако онтологизация логического противоречия, снимая проблему антиномий, порождает не менее серьезные трудности. Они возникают при попытке конкретно представить себе то положение дел, которое задается “антиномией-истиной”. Тождество — это отношение объекта к самому себе. Единство и борьба — это отношения двух объектов. Приписывать эти отношения тождественным (совпавшим, слившимся) противоположностям — значит переходить грань, отделяющую диалектику от иррационализма. Именно поэтому “тезису Гегеля” противостоит трактовка антиномий не как истин, а как симптомов нерешенной проблемы. Объявляя “тезис Гегеля” интеллектуальным тупиком в исследовании как логических, так и онтологических противоречий, оппоненты, однако, делают его ядро — понятие тождества противоположностей — ядром и собственной концепции. Оно играет здесь примерно ту же роль, что и понятие вечного двигателя в термодинамике: как контрарные, так и контрадикторные противоположности — это в большинстве случаев материальные объекты, и их слияние, отождествление исключается законами сохранения. Но тождество противоположностей мыслимо; более того, тенденции к его возникновению постоянно зарождаются в самой действительности, напр., у движущихся навстречу друг другу тел. Отождествлением противоположностей, возникновением онтологизированного логического противоречия объективное противоречие разрешается лишь в воображении, в логически противоречивом суждении. В реальном пространствевремени оно устраняется другими способами, и борьба противоположностей — лишь самый разрушительный из них. В конкретных науках эти способы исследованы детально. Особенно богата методология разрешения социальных противоречий, показывающая, в частности, что реальной борьбы противоположностей можно избежать посредством моделирования ее в диалоге, позволяющем, по выражению К. Поппера, гибнуть теориям, а не их сторонникам.
    Противоречие редко существует в чистом виде. Обычно оно выступает в паре с отношением соответствия (гармонии, согласия). Если противоречие — источник борьбы противоположностей, то соответствие — движущая сила их единства. Многозначным термином “единство” здесь обозначается такое взаимодействие противоположностей, которое направлено на взаимное поддержание их существования, а не на взаимное уничтожение.
    Попытки сконструировать мир из противоположностей и объяснить их взаимодействием все происходящие в мире изменения предпринимались еще в древности. Современный гносеологический анализ религиозных мифов показал, что эта идея выражается там подчас совершенно явно. Напр., в индонезийских мифах из первоначального неразделенного космического целого возникают два полярных божественных начала, которые, противостоя друг другу и в то же время дополняя друг друга, в конце концов объединяются в высший синтез. “В истории досистематического мышления, — отмечает М. Элиаде, — редко встречается формула, более разительно напоминающая гегелевскую диалектику, чем индонезийские космологии и символика” (Элиаде М. Космос и история. М., 1987, с. 238). Это совпадение мифологической картины мира с философской объяснимо: в понятии противоположностей заключена дедуктивная сила, предопределяющая практически все дальнейшие шаги исследователя, подобно тому, как понятие натурального числа определяет все дальнейшие шаги математика. Философия лишь ясно выражает то, что в мифе смутно осознается. Так, пифагорейцы дают следующую классификацию противоположностей: предел и беспредельное, четное и нечетное, единое и множество, правое и левое, мужское и женское, покоящееся и движущееся, прямое и кривое, свет и тьма, хорошее и дурное, квадратное и продолговатое. У Гераклита понятие противоположностей не только используется для статического структурирования мира, но постулируется Вражда противоположностей, которой объясняются происходящие в мире изменений. Эмпедокл дополняет Вражду Любовью. Аристотель использует отношения между противоположностями для структурирования не только объективного мира, но и мышления, в частности для формулировки основных логических законов. Гегель стремится показать, что развитие мира и познания осуществляется путем раздвоения на взаимоисключающие и взаимодополняющие противоположности, единства и борьбы между ними. В диалектическом материализме это положение Гегеля считается законом диалектики, ее ядром. См. ст. Диалектика и лит. к ней.
    Г.Д.Левин

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

См. также в других словарях:

  • единство и борьба противоположностей —         ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ. В марксистской философии источник, движущая сила развития в природе, обществе и… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ — ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ, один из основных законов диалектики (см. ДИАЛЕКТИКА) , раскрывающий источник самодвижения и развития объективного мира и познания. Исходит из положения, что основу всякого развития составляет противоречие… …   Энциклопедический словарь

  • ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ — один из основных законов диалектики, раскрывающий источник самодвижения и развития объективного мира и познания. Исходит из положения, что основу всякого развития составляет противоречие борьба (взаимодействие) противоположных сторон и тенденций …   Большой Энциклопедический словарь

  • Единство и борьба противоположностей —         всеобщий закон природной и общественно исторической действительности, выступающий и как закон её познания, выражающий суть, «ядро» диалектики. Этот закон занимает центральное место в материалистической диалектике, имеет универсальное… …   Большая советская энциклопедия

  • Закон единства и борьбы противоположностей — Диалектическая логика в широком смысле есть философская наука, систематически развёрнутое изложение диалектики, понимаемой как логика (наука о мышлении) и теория познания объективного мира. В узком смысле, логическая дисциплина о формах… …   Википедия

  • Единство — Данная статья о философском и религиозном понятиях. В Википедии есть также статья о Единство (значения) Единство (др. греч. μονάς, лат.  Unitas)  такая взаимосвязь определенных предметов, процессов, которая образует целостную систему… …   Википедия

  • ЗАПАД И ВОСТОК —         (парадигматика)         условная смысловая конструкция, выработанная культурологической мыслью человечества для первичной типологии мировой культуры. 3. и В. парная категория, выражающая дихотомию поляризованного целого всемирной культуры …   Энциклопедия культурологии

  • ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ —         филос. категории, во взаимосвязи которых внешнее выражает свойства предмета как целого и способы его взаимодействия с окружающей средой, а внутреннее строение самого предмета, его состав, структуру и связи между элементами. В процессе… …   Философская энциклопедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, РСФСР (народное образование и культурно-просветительные учреждения) — VIII. Народное образование и культурно просветительные учреждения = История народного образования на территории РСФСР уходит в глубокую древность. В Киевской Руси элементарная грамотность была распространена среди разных слоев населения, о чём… …   Большая советская энциклопедия

  • Итальянская философия XVI и первой половины XVII в. — Античное наследие К началу XVI в. новая светская философия имела уже свою традицию, связанную с именами Лоренцо Валла, Пикоделла Мирандола, Марсилио Фичино. Она развивалась в рамках итальянского гуманизма с его обращением к древности и отрицанием …   Всемирная история. Энциклопедия

Книги