СИСТЕМА

СИСТЕМА
СИСТЕМА
        (от греч.целое, составленное из частей; соединение), совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определ. целостность, единство. Претерпев длит. историч. эволюцию, понятие С. с сер. 20 в. становится одним из ключевых филос.-методологич. и спец.-науч. понятий. В совр. науч. и технич. знании разработка проблематики, связанной с исследованием и конструированием С. разного рода, проводится в рамках системного подхода, общей теории С., различных спец. теорий С., в кибернетике, системотехнике, системном анализе и т. д.
        Первые представления о С. возникли в антич. философии, выдвинувшей онтологич. истолкование С. как упорядоченности и целостности бытия. В др.-греч. философии и науке (Евклид, Платон, Аристотель, стоики) разрабатывалась идея системности знания (аксиома-тич. построение логики, геометрии). Воспринятые от античности представления о системности бытия развивались как в системно-онтологич. концепциях Спинозы и Лейбница, так и в построениях науч. систематики 17—18 вв., стремившейся к естественной (а не телео-логич.) интерпретации системности мира (напр., классификация К. Линнея). В философии и науке нового времени понятие С. использовалось при исследовании науч. знания; при этом спектр предлагаемых решений был очень широк — от отрицания системного характера науч.-теоретич. знания (Кондильяк) до первых попыток филос. обоснования логико-дедуктивной природы систем знания (И. Г. Ламберт и др.).
        Принципы системной природы знания разрабатывались в нем. классич. философии: согласно Канту, науч. знание есть С., в которой целое главенствует над частями; Шеллинг и Гегель трактовали системность познания как важнейшее требование диалектич. мышления. В бурж. философии 2-й пол. 19—20 вв. при общем идеа-листич. решении осн. вопроса философии содержатся, однако, постановки, а в отд. случаях и решения некоторых проблем системного исследования: специфики теоретич. знания как С. (неокантианство), особенностей целого (холизм, гештальтпсихология), методов построения ло-гич. и формализов. систем (неопозитивизм).
        Адекватной общефилос. основой исследования С. являются принципы материалистич. диалектики (всеобщей связи явлений, развития, противоречия и др.). Важнейшую роль в этой связи играет диалектико-материалистич. принцип системности, в содержание которого входят филос. представления о целостности объектов мира, о соотношении целого и частей, о взаимодействии С. со средой (являющееся одним из условий существования С.), об общих закономерностях функционирования и развития С., о структурированности каждого системного объекта, об активном характере деятельности живых и социальных С. и т. п. Труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина содержат богатейший материал по филос. методологии изучения С.— сложных развивающихся объектов (см. Системный подход).
        Для начавшегося со 2-й пол. 19 в. проникновения понятия С. в различные области конкретно-науч. знания важное значение имело создание эволюц. теории Ч. Дарвина, теории относительности, квантовой физики, структурной лингвистики и др. Возникла задача построения строгого определения понятия С. и разработки оперативных методов анализа С. Интенсивные исследования в этом направлении начались только в 40—50-х гг. 20 в., однако ряд конкретно-науч. принципов анализа С. был сформулирован ранее в тектологии А. А. Богданова, в работах В. И. Вернадского, в праксеологии Т. Ко-тарбиньского и др. Предложенная в кон. 40-х гг. Л. Берталанфи программа построения «общей теории систем» явилась одной из попыток обобщённого анализа системной проблематики. Дополнительно к этой программе, тесно связанной с развитием кибернетики, в 50—60-х гг. был выдвинут ряд общесистемных концепций и определений понятия С. (в США, СССР, Польше, Великобритании, Канаде и др. странах).
        При определении понятия С. необходимо учитывать теснейшую взаимосвязь его с понятиями целостности, структуры, связи, элемента, отношения, подсистемы и др. Поскольку понятие С. имеет чрезвычайно широкую область применения (практически каждый объект может быть рассмотрен как С.), постольку его достаточно полное понимание предполагает построение семейства соответств. определений — как содержательных, так и формальных. Лишь в рамках такого семейства определений удаётся выразить осн. системные принципы: целостности (принципиальная несводимость свойств С. к сумме свойств составляющих её элементов и невыводимость из последних свойств целого; зависимость каждого элемента, свойства и отношения С. от его места, функций и т. д. внутри целого), структурности (возможность описания С. через установление её структуры, т. е. сети связей и отношений С.; обусловленность поведения С. не столько поведением её отд. элементов, сколько свойствами её структуры), взаимозависимости С. и среды (С. формирует и проявляет свои свойства в процессе взаимодействия со средой, являясь при этом ведущим активным компонентом взаимодействия), иерархичности (каждый компонент С. в свою очередь может рассматриваться как С., а исследуемая в данном случае С. представляет собой один из компонентов более широкой С.), множественности описания каждой С. (в силу принципиальной сложности каждой С. её адекватное познание требует построения множества различных моделей, каждая из которых описывает лишь определ. аспект С.) и др.
        Каждая С. характеризуется не только наличием связей и отношений между образующими её элементами, но и неразрывным единством с окружающей средой, во взаимодействии с которой С. проявляет свою целостность. Иерархичность, многоуровневость, структурность — свойства не только строения, морфологии С., но и ей поведения: отд. уровни С. обусловливают определ. аспекты её поведения, а целостное функционирование оказывается результатом взаимодействия всех её сторон и уровней. Важной особенностью большинства С., особенно живых, технич. и социальных С., является передача в них информации и наличие процессов управления. К наиболее сложным видам С. относятся целенаправленные С., поведение которых подчинено достижению определ. целей, и самоорганизующисся С., способные в процессе функционирования видоизменять свою структуру. Для многих сложных живых и социальных С. характерно наличие разных по уровню, часто не согласующихся между собой целей.
        Существ. аспектом раскрытия содержания понятия С. является выделение различных типов С. В наиболее общем плане С. можно разделить на материальные и абстрактные. Первые (целостные совокупности материальных объектов) в свою очередь делятся на С. неорга-нич. природы (физич., геологич., химич. и др.) и живые С., куда входят как простейшие биология. С., так и очень сложные биология, объекты типа организма, вида, экосистемы. Особый класс материальных живых С. образуют социальные С., чрезвычайно многообразные по своим типам и формам (начиная от простейших социальных объединений и вплоть до социально-экономич. структуры общества). Абстрактные С. являются продуктом человеч. мышления; они также могут быть разделены на множество различных типов (особые С. представляют собой понятия, гипотезы, теории, последоват. смена науч. теорий и т. д.). К числу абстрактных С. относятся и науч. знания о С. разного типа, как они формулируются в общей теории С., спец. теориях С. и др. В науке 20 в. большое внимание уделяется исследованию языка как С. (лингвистич. С.); в результате обобщения этих исследований возникла общая теория знаков — семиотика. Задачи обоснования математики и логики вызвали интенсивную разработку принципов построения и природы формализов., логич. С. (метало-гика, метаматематика). Результаты этих исследований широко применяются в кибернетике, вычислит. технике и др.
        При использовании других оснований классификации С. выделяются статичные и динамичные С. Для статичной С. характерно, что её состояние с течением времени остаётся постоянным (напр., газ в ограниченном объёме — в состоянии равновесия). Динамичная С. изменяет своё состояние во времени (напр., живой организм). Если знание значений переменных С. в данный момент времени позволяет установить состояние С. в любой последующий или любой предшествующий моменты времени, то такая С. является однозначно детерминированной. Для вероятностной (стохастич.) С. знание значений переменных в данный момент времени позволяет только предсказать вероятность распределения значений этих переменных в последующие моменты времени. По характеру взаимоотношений С. и среды С. делятся на закрытые — замкнутые (в них не поступает и из них не выделяется вещество, происходит лишь обмен энергией) и открытые — незамкнутые (постоянно происходит ввод и вывод не только энергии, но и вещества). По второму закону термодинамики, каждая закрытая С. в конечном счёте достигает состояния равновесия, при котором остаются неизменными все макроскопич. величины С. и прекращаются все макроскопич. процессы (состояние макс, энтропии и миним. свободной энергии). Стационарным состоянием открытой С. является подвижное равновесие, при котором все макроскопич. величины остаются неизменными, но непрерывно продол-жаются макроскопич. процессы ввода и вывода вещества.
        В процессе развития системных исследований в 20 в. более чётко были определены задачи и функции разных форм теоретич. анализа всего комплекса системных проблем. Осн. задача специализиров. теорий С.— построение конкретно-науч. знания о разных типах и разных аспектах С., в то время как главные проблемы общей теории С. концентрируются вокруг логико-методологич. принципов анализа С., построения метатеории системных исследований.
        Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; т. 26, ч. 2; т. 46, ч. 1; Ленин В. И., ПСС, т. 18, т. 29; Рапопорт А., Различные подходы к общей теории С., пер. с польск., в кн.: Системные исследования. Ежегодник 1969, M., 1969; Гвишиани Д. М., Организация и управление, M., 19722; Огурцов А. П., Этапы интерпретации системности знания, в кн.: Системные исследования. Ежегодник 1974, М., 1974; Садовский В. Н., Основания общей теории С., М., 1974; Захаров В. ?., ?оспелов Д. ?., Xазацкий В, Е., С. управления, М., 1977; Уемов А. И., Системный подход и общая теория С., М., 1978; Месарович М., Такахара Я., Общая теория С.: матем. основы, пер. с англ., М., 1978; Афанасьев В. Г., Системность и общество, М., 1980; Кузьмин В.П., Принцип системности в теории и методологии К. Маркса, ?., 19802; Modern systems research for the behavioral scientist. A sourcebook, ed. by W. Buckley, Chi 1968; Bertalanffy L. ?., General system theory. Foundations, development, applications, N. Y., 19692; Zadeh L A Polak E., System theory, ?. ?., 1969; Trends in general systems theory, ed. by G. J. Klir, N. Y., 1972; Laszlo E., Introduction to systems philosophy, N. Y., 1972; Sutherland J. W., Systems: analysis, administration and architecture, N. Y., 1975; Mattessich R., Instrumental reasoning and systems methodology, Dordrecht — Boston, 1978;
        см. также лит. к ст. Системный подход.
        В. Н. Садовский

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

СИСТЕМА
(от греч. systema – целое)
объединение некоторого разнообразия в единое и четко расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и др. частям занимают соответствующие им места. Философская система является соединением принципиальных и основополагающих знаний в некоторую органическую целостность, доктрину; см. Метод. В Новое время, в частности благодаря феноменологии Гуссерля, стали обращать внимание на опасность т. н. «системосозидающего мышления», когда сначала пытаются создать систему, а затем на ее основании конструировать и имитировать действительность, вместо того чтобы познавать ее. Этой опасности не избежали такие мыслители, как Кант, Гегель. Справедливо замечание о том, что довольно часто наиболее ценным в философии великих создателей систем является то, что не укладывается в их системы.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

СИСТЕ́МА
(от греч. σύστημα – целое, составленное из частей; соединение) – множество элементов с отношениями и связями между ними, образующее определ. целостность. Это определение выражает не все, а лишь нек-рые, наиболее употребительные в совр. лит-ре аспекты понятия С.
Понятие С. встречается впервые у стоиков, толковавших его в онтологич. смысле, как мировой порядок. В последующем системность бытия была одним из оснований концепций Шеллинга, Гегеля и др. Однако преобладающим было употребление понятия С. применительно к познанию, в гносеологии и логике, предметами к-рых были С. знания и способы их построения. На системность познания указывал Кант, требовавший, чтобы знания образовывали не агрегат, а С., в к-рой целое важнее частей. Ту же позицию занимали Кондильяк, Шеллинг, Гегель. Назв. "С." применялось к филос. концепциям, в рамках к-рых категории и понятия объединены по более или менее последовательно проведенному принципу, а также к нек-рым науч. теориям (типа геометрии Эвклида, С. формальной логики).
Еще один аспект понятия С. связан с задачами систематизации, возникающими практически в каждой науке на определ. этапе ее развития (типа систематики Линнея в биологии, систематики в кристаллографии и т.д.). Это связано с тем, что системность знания, т.е. его достаточно жесткая организованность по определ. правилам, всегда выступает как существ. признак науки.
Второе рождение понятия С., сделавшее его одной из центр. категорий совр. науки, можно отнести к сер. 19 в., когда Маркс и Дарвин поставили на науч. почву целостное изучение таких сложных объектов, как общество (органичная С., по определению Маркса) и биологич. эволюция. Филос. предпосылки такого подхода начала формировать нем. классич. философия, подвергшая радикальной критике принципы механистич. мировоззрения и выдвинувшая задачу перехода к новым формам науч. мышления. Экономич. учение Маркса и эволюц. теория Дарвина развили эти предпосылки и реализовали их на конкретном науч. материале. Методологически самым важным в этих концепциях был факт отказа от элементаризма, т.е. от поисков "последних", далее не делимых частей, из к-рых можно и должно объяснить целое. Новые принципы подхода к сложным объектам получили дальнейшее развитие в связи с проникновением в науку вероятностных методов, существенно расширивших понимание причинности и разрушивших представление об однозначном детерминизме как о единственно возможной схеме объяснения строения и "жизни" сложных объектов.
На рубеже 19–20 вв. возникают попытки применить эти новые принципы при построении специально науч. концепций, особенно в сфере биологии и психологии (см. Организмические теории). Это движение проникает и в др. науки. На рассмотрение языка как С. опирается концепция Соссюра, положившая начало структурализму в языкознании. Анализ формальных С. занял значит. место в совр. математике и матем. логике. В кибернетике понятие С. стало одним из центральных с самого возникновения этой дисциплины. С сер. 20 в. подход к объектам исследования как к С. начинает применяться в экономич. науке, в семиотике, истории, педагогике, географии, геологии и нек-рых др. науках. В это же время в эру С. вступает техника, в к-рой центр. место занимают проектирование, создание и эксплуатация сложных С. типа С. управления связью, движением транспорта, совр. оборонных С., космич. аппаратов и т.д. Системный подход становится серьезным фактором организации совр. произ-ва.
Переход науки и техники к систематич. изучению сложных объектов и очевидная необходимость разработки для этого новых принципов и методов анализа уже в первой четв. 20 в. породили попытки создания системных концепций обобщающего характера. Одной из первых концепций такого рода явилась тектология А. А. Богданова, по ряду причин не получившая достаточного признания в период ее создания. Теоретико-системное движение широко развивается после опубликования Л. Берталанфи в 50-х гг. "общей теории систем", в противовес к-рой целый ряд исследователей выдвигает свои варианты общесистемных концепций (У. Росс Эшби, О. Ланге, Р. Акоф, М. Месарович, А. И. Уемов, А. А. Малиновский, А. А. Ляпунов и др.).
Интенсивное изучение многообразных типов С., проводимое на разных уровнях анализа, от сугубо эмпирического до самого абстрактного, превратило исследование С. в особое направление развития совр. науки, гл. задачами к-рого в наст. время являются отыскание и систематизация специфич. принципов системного подхода к объектам изучения и построение адекватных таким принципам аппаратов анализа. Однако крайне широкие рамки совр. системных исследований затрудняют эффективные обобщения в этой области.
Трудности возникают уже при попытках построить определение понятия С. Во-первых, это понятие чрезвычайно широко используется в самых разных сферах научной и практич. деятельности с явно не совпадающими значениями: формализованные знаковые С., изучаемые в логике и математике, и такие С., как живой организм или совр. С. управления, вряд ли можно рассматривать как виды одного и того же понятия С. Во-вторых, гносеологич. цели приписывания тем или иным объектам свойств С. далеко не всегда очевидны и оправданы: практически любой объект, материальный или идеальный, можно представить как С., выделив в нем множество элементов, отношения и связи между ними и зафиксировав его целостные характеристики; однако очень трудно (если вообще возможно) найти такие нетривиальные задачи, для решения к-рых возникла бы необходимость в представлении как С. таких объектов, как, напр., карандаш или отд. слово разговорного языка. В то же время понимание как С. широкого множества сложных объектов – биологических, психологических, социально-экономических и т.д. – с несомненностью открывает новые возможности в их исследовании. Поиски общего, "стандартного" определения понятия С. требуют развернутых представлений о разных типах системных объектов, их специфических и общих свойствах; однако в наст. время такие представления являются далеко не полными. Поэтому наиболее эффективный путь экспликации содержания понятия С. состоит для совр. этапа системных исследований в содержат. рассмотрении многообразия значений понятия С. В качестве исходного пункта такого рассмотрения может быть взято понимание С. как целостного множества взаимосвязанных элементов. Типологич. анализ таких множеств позволяет получить семейство значений понятия С., причем нек-рые из них характеризуют не понятие С. вообще, а определ. виды С. В своей совокупности эти значения не только выделяют все существ. признаки С., но и способствуют раскрытию существа системного метода познания. Очевидно, что такое рассмотрение, проводимое в содержательно-интуитивной плоскости, должно дополняться формальными построениями, строго описывающими по крайней мере нек-рые особенности С.
Как и любое др. познавательное средство, понятие С. призвано характеризовать нек-рый и д е а л ь н ы й о б ъ е к т. Исходным пунктом его конструирования является м н о ж е с т в о элементов, на природу к-рых не накладывается никаких ограничений и к-рые рассматриваются как далее неделимые, при данном способе рассмотрения, единицы анализа. При этом подразумевается возможность, при др. целях и способах исследования, иного расчленения того же объекта с выделением иных элементов в рамках С. другого уровня и вместе с тем – возможность понимания рассматриваемой С. как элемента (или подсистемы) С. более высокого уровня. Это означает, что при подходе к объекту как к С. любое отд. системное представление этого объекта является относительным. Отсюда же следует, что для С. обычно характерна и е р а р х и ч н о с т ь строения – последоват. включение С. более низкого уровня в С. более высокого уровня.
Элементы множества, образующего С., находятся между собой в определ. отношениях и связях. Системное исследование предполагает не только установление способов описания этих отношений и связей, но – что особенно важно – выделение тех из них, к-рые являются с и с т е м о о б р а з у ю щ и м и, т.е. обеспечивают свойство целостности – условие относительно обособленного функционирования и, в нек-рых случаях, развития С. Отношения и связи в С. при определ. представлении С. сами могут рассматриваться как ее элементы, подчиняющиеся соответствующей иерархии. Это позволяет строить различные, не совпадающие между собой последовательности включения С. друг в друга, описывающие исследуемый объект с разных сторон.
Множество взаимосвязанных элементов, образующих С., противостоит с р е д е, во взаимодействии с к-рой С. проявляет и создает все свои свойства; характер этого взаимодействия весьма различен. В общем случае различают строго каузальное и статистическое, вероятностное воздействия среды на С. Функционирование С. в среде опирается на определ. у п о р я д о ч е н н о с т ь ее элементов, отношений и связей. Структурно и функционально различные аспекты упорядоченности образуют основу для выделения в С. ее подсистем, причем разбиение (декомпозиция) С. на подсистемы относительно и может определяться как нек-рыми объективными свойствами С., так и спецификой используемых исследовательских процедур. Развитием понятия упорядоченности являются понятия структуры и организации С. А. А. Малиновским предложено различение С. по их структуре, в зависимости от характера и "силы" связи элементов, на жесткие, корпускулярные (дискретные) и звездные (смешанные) (см., напр., А. А. Малиновский, Некоторые вопросы организации биологич. систем, в кн.: Организация и управление, М., 1968).
Как упорядоченное целостное множество взаимосвязанных элементов, обладающее структурой и организацией, С. в своем взаимодействии со средой демонстрирует определ. п о в е д е н и е, к-рое может быть реактивным (т.е. определяться во всех осн. пунктах воздействиями среды) или активным (т.е. определяться не только состоянием и воздействиями среды, но и собств. целями С., предполагающими преобразование среды, подчинение ее своим потребностям). В этой связи в С. с активным поведением важнейшее место занимают целевые характеристики самой С. и ее отд. подсистем и взаимосвязь этих характеристик (в частности, цели могут согласовываться друг с другом или противоречить друг другу). Как коренное свойство биологических С. активность поведения рассматривается в концепции физиологии активности. Целевое (телеологич.) описание С. может выступать и только как средство анализа, если речь идет о С., лишенных собств. целей. Различение синхронического и диахронич. аспектов поведения приводит к различению функционирования и эволюции, развития С.
Специфич. чертой сложно организованных С. является наличие в них процессов у п р а в л е н и я, к-рые, в частности, порождают необходимость информационного подхода к исследованию С., наряду с подходами с т. зр. вещества и энергии. Именно управление обеспечивает автономность поведения С., его целенаправл. характер, а специфич. черты управления приводят к выделению классов многоуровневых, многоцелевых, самоорганизующихся и т.п. систем.
Естественно, что попытки формальных определений понятия С. учитывают лишь нек-рые из перечисленных содержат. признаков этого понятия, причем выделенное содержат. свойство определяет проводимую в том или ином случае классификацию С. Стремление охватить в определении понятия С. максимально широкий класс объектов, содержательно-интуитивно относимых к С., приводит к определению С. как отношения. Напр., М. Месарович определяет понятие С. как прямое (декартово) произведение произвольного семейства множеств SV1×. . . ×Vn, т.е. как отношение, определенное на этом семействе. Содержательно это определение означает спецификацию С. путем последоват. установления отношений, связывающих значения, к-рые могут принимать Vi-атрибуты исследуемого объекта. В зависимости от числа мест отношения, определяющего С., устанавливается классификация С. В рамках введенного формализма Месарович определяет понятие многоуровневой многоцелевой С., для чего формализует понятие цели С. (см. M. Mesarović, General systems theory and its mathematical foundations, "IEEE transactions on systems science and cybernetics", 1968, v. 4).
Близкое к определению Месаровича понимание С. сформулировано А. Холлом и Р. Фейдженом: С. есть множество объектов вместе с взаимоотношениями между объектами и между их атрибутами (см. A. D. Hall, R. Ε. Fagen, Definition of system, "General Systems", 1956, v. 1, p. 18). Т. к. атрибуты объектов также можно рассматривать как объекты, это определение сводится к пониманию С. как отношений, определенных на множестве объектов.
Понимание С. как отношения связано с включением в класс С. таких объектов, к-рые содержательно-интуитивно не рассматриваются как С. Поэтому в лит-ре сформулированы более узкие определения С., налагающие на содержание этого понятия более жесткие требования. Напр., Берталанфи определяет С. как комплекс элементов, находящихся во взаимодействии (см. L. von Bertalanffy, Allgemeine Systemtheorie, "Deutsche Universitätszeitung", 1957, H. 12, No 5–6, S. 8–12), и различает закрытые (в к-рых возможен лишь обмен энергией) и открытые (в к-рых происходит обмен энергией и веществом) С., причем в качестве стационарного состояния открытой С. определяется состояние подвижного равновесия, когда все макроскопич. величины С. неизменны, но непрерывно продолжаются микроскопич. процессы ввода и вывода вещества. Общим уравнением открытой С., по Берталанфи, является уравнение вида dQi/dt=Ti+Pi(i=1, 2, ... n), где Qi – определ. характеристика i-го элемента С., Ti – функция, описывающая скорость переноса элементов С., Рi – функция, описывающая появление элементов внутри С. При Τi=0 данное уравнение превращается в уравнение закрытой С.
Опираясь фактически на определение Берталанфи, Ст. Бир предложил классифицировать С. одновременно по двум основаниям – степени сложности С. и характеру их функционирования, детерминированному или вероятностному (см. Ст. Бир, Кибернетика и управление производством, пер. с англ., М., 1963, с. 22–36).
Определение С. с помощью понятия связи наталкивается на трудности определения самого этого понятия (в частности, выделения системообразующих связей) и очевидно более узкий объем класса соответствующих С. Учитывая это, А. И. Уемов предложил определять С. как множество объектов, на к-ром реализуется заранее определ. отношение с фиксированными свойствами, т.е. S=[R(m)] P, где m – множество объектов, Ρ – свойство, R – отношение. Здесь существен порядок перехода от Ρ к R и m. В двойственном ему определении S=R[(m)Р] С. рассматривается как множество объектов, обладающих заранее определ. свойствами с фиксированными между ними отношениями. На основе характера m, Ρ и R и взаимоотношений между ними проводится классификация С. (см. А. И. Уемов, С. и системные параметры, в кн.: Проблемы формального анализа систем, М., 1968).
В понимании содержания понятия С. важную роль играют определения отд. классов С. Один из наиболее изученных классов – формальные С., формализованные языки, исследуемые в логике, метаматематике и нек-рых разделах лингвистики. Неинтерпретированный формализованный язык представляет собой синтаксич. С., интерпретированный – семантич. С. В логике и методологии науки подробно исследованы методы построения формализованных С. (см. Метод аксиоматический), а сами такие С. используются как средства моделирования рассуждения (естественного и научного), естеств. языков и для анализа ряда лингвистич. проблем, возникающих в совр. технике (языка ЭВМ, общения человека с ЭВМ и т.д.). Широкому изучению подвергаются различные виды кибернетических С. Напр., Г. Греневский вводит понятие относительно обособленной С., воздействие на к-рую остальной части Вселенной происходит только через входы С., а ее воздействие на Вселенную – только через выходы С. (см. Г. Греневский, Кибернетика без математики, пер. с польск., М., 1964, с. 22–23). А. А. Ляпунов и С. В. Яблонский определяют понятие управляющей С. через указание входов и выходов, состояний, переходного режима и реализацию нек-рого внутр. алгоритма переработки информации; математически управляющая С. представляет собой ориентированный граф, свойства к-рого моделируют свойства соответствующих ему реальных С. (см. "Проблемы кибернетики", вып. 9, М., 1964). Потребности совр. техники стимулировали попытки определения и исследования свойств самоуправляющихся, самооптимизирующихся, самоорганизующихся С. (см. Самоорганизующаяся система), а также С. человек – машина, больших С., сложных автоматизированных С. управления. Специфика больших С., в к-рые др. типы С. могут входить в качестве подсистем, состоит в следующем: 1) большие размеры – по числу частей и выполняемых функций; 2) сложность поведения как следствие очень большого числа взаимосвязей элементов С.; 3) наличие общей цели С.; 4) статистич. распределение поступления в С. внешних воздействий; 5) конкурирующий, состязательный характер мн. больших С.; 6) широкая автоматизация, основанная на использовании совр. вычислит. средств при обязат. участии человека (оператора); 7) большие сроки создания таких С.
Многообразие содержательных и формальных определений и употреблений понятия С. отражает очевидный процесс создания и развития новых принципов методологии науч. познания, ориентированного на изучение и конструирование сложных объектов, и многообразие самих этих объектов, а также возможных задач их изучения. Вместе с тем тот факт, что все эти разработки используют понятие С. в качестве центрального, позволяет объединять их в рамках системного подхода как особого направления развития совр. науки. При этом сложность и новизна проблематики порождают необходимость одноврем. развития системного подхода в неск. сферах. К их числу относятся:
1) Разработка филос. оснований и предпосылок системного подхода (Л. Берталанфи, А. Раппопорт, К. Боулдинг, Р. Акоф, У. Росс Эшби и др.; эту сферу разрабатывают также исследователи, стоящие на позициях диалектич. материализма, – О. Ланге, А. И. Уемов, Я. Камарит и др.). Предметом анализа здесь являются как онтология С., т.е. попытки
построения системной "картины мира", выявления общих свойств системных объектов, так и гносеологич. аспекты исследования С – построение, анализ и систематизация категориального аппарата системного подхода.
2) Построение логики и методологии системного исследования, осуществляемое указ. авторами, а также М. Месаровичем, М. Тода и Э. Шуфордом, рядом сов. логиков. Осн. содержание работ в этой сфере составляют попытки формализации понятий системного подхода, разработка специфич. процедур исследования и построение соответствующих логич. исчислений.
3) Спец. научные системные разработки – приложение принципов системного подхода к различным отраслям знания, как теоретическим, так и эмпирическим. Эта сфера является в наст. время наиболее развитой и обширной.
4) Построение различных вариантов общей теории систем в узком смысле. После обнаружения несостоятельности глобальных претензий "общей теории систем" Берталанфи работы в этой области направлены скорее на создание в той или иной мере обобщенной концепции, формулирующей принципы исследования С. определ. рода, чем на построение всеобщей теории, относящейся в принципе к любым С. По-видимому, над качеств. концепциями теории С. (подобными, напр., концепции Берталанфи) будут надстраиваться формализованные представления разной степени общности, от более общих и абстрактных до частных, имеющих дело с отд. задачами и проблемами теории С. Если в наст. время в этой области имеет место заметное многообразие качеств. пониманий теории С. и используемых формальных аппаратов (теории множеств, алгебры, теории вероятностей, матем. логики и т.д.), то на последующих этапах развития первоочередной станет задача синтеза.
Лит.: Богданов Α. Α., Очерки всеобщей организационной науки, Самара, 1921; Шеллинг Ф. В. И., С. трансцендентального идеализма, М., 1936; Кондильяк Э. Б., Трактат о С. ..., М., 1938; Гуд Г. Χ., Μакол Р. Э., Системотехника, пер. с англ., М., 1962; Хайлов К. М., Проблемы системной организованности в теоретич. биологии, "Журн. общей биологии", 1963, т. 24, No 5; Афанасьев В. Г., Проблема целостности в философии и биологии, М., 1964; Щедровицкий Г. П., Проблемы методологии системного исследования, М., 1964; Эшби У. Р., С. и информация, "ВФ", 1964, No 3; Проблемы исследования С. и структур. Материалы к конференции, М., 1965; Садовский В. Н., Методологич. проблемы исследования объектов, представляющих собой С., в кн.: Социология в СССР, т. 1, М., 1965; Общая теория С., пер. с англ., М., 1966; Блауберг И. В., Юдин Э. Г., Системный подход в социальных исследованиях, "ВФ", 1967, No 9; Исследования по общей теории С., Сб. переводов, М., 1969; Системные исследования – 1969. Ежегодник, М., 1969; Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г., Системный подход: предпосылки, проблемы, трудности, М., 1969; Кремянский В. И., Структурные уровни живой материи, М., 1969; Проблемы методологии системного исследования, под ред. И. В. Блауберга и др., М., 1970; Веrtаlanffу L. von [а. о.], General system theory: a new approach to unity of science, "Human biology", 1951, v. 23, No 4; General systems. Yearbook of the society for general systems research, v. 1–13–, Ann Arbor, 1956–68–; Mathematical systems theory, v. 1–4–, N. Y., 1965–68–; IEEE transactions on systems science and cybernetics, v. 1–, 1965–; Bertalanffy L. von, General system theory. Foundations, development, applications, N. Y., 1968; Systems theory and biology, ed. M. Mesarovic, N. Y., 1968; Unity and diversity of systems, ed. R. D. S. Jones, N. Y., 1969.
В. Садовский, Э. Юдин. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

СИСТЕМА
    СИСТЕМА (от греч. σύστεμα — целое, составленное из частей, соединение) — совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определенную целостность, единство. Претерпев длительную историческую эволюцию, понятие “система” с сер. 20 в. становится одним из ключевых философско-методологических и специально-научных понятий. В современном научном и техническом знании разработка проблематики, связанной с исследованием и конструированием систем разного рода, проводится в рамках системного подхода, общей теории систем, различных специальных теорий систем, системном анализе, в кибернетике, системотехнике, синергетике, теории катастроф, термодинамике неравновесных систем и т. п.
    Первые представления о системе возникли в античной философии, выдвинувшей онтологическое истолкование системы как упорядоченности и целостности бытия. В древнегреческой философии и науке (Платон, Аристотель, стоики, Евклид) разрабатывалась идея системности знания (целостность знания, аксиоматическое построение логики, геометрии). Воспринятые от античности представления о системности бытия развивались как в системно-онтологических концепциях Спинозы и Лейбница, так и в построениях научной систематики 17—18 вв., стремившейся к естественной (а не телеологической) интерпретации системности мира (напр., классификация К. Линнея). В философии и науке Нового времени понятие системы использовалось при исследовании научного знания; при этом спектр предлагаемых решений был очень широк — от отрицания системного характера научно-теоретического знания (Кондильяк) до первых попыток философского обоснования логико-дедуктивной природы систем знания (И. Г. Ламберт и др.).
    Принципы системной природы знания разрабатывались в немецкой классической философии: согласно Канту, научное знание есть система, в которой целое главенствует над частями; Шеллинг и Гегель трактовали системность познания как важнейшее требование теоретического мышления. В западной философии 2-й пол. 19—20 в. содержатся постановки, а в отдельных случаях и решения некоторых проблем системного исследования: специфики теоретического знания как системы (неокантиантво), особенностей целого (холизм, гештальтпсихология), методы построения логических и формализованных систем (неопозитивизм). Определенный вклад в разработку философских и методологических оснований исследования систем внесла марксистская философия.
    Для начавшегося со 2-й пол. 19 в. проникновения понятия системы в различные области конкретно-научного знания важное значение имело создание эволюционной теории Ч. Дарвина, теории относительности, квантовой физики, позднее — структурной лингвистики. Возникла задача построения строгого определения понятия системы и разработки оперативных методов анализа систем. Бесспорный приоритет в этом отношении принадлежит разработанной А. А. Богдановым в нач. 20 в. концепции тектологаи — всеобщей организационной науки. Эта теория в то время не получила достойного признания и только во 2-й пол. 20 в. значение тектологаи Богданова было адекватно оценено. Некоторые конкретно-научные принципы анализа систем были сформулированы в 1930—40-х гг. в работах В. И. Вернадского, в праксеологии Т. Котарбиньского. Предложенная в конце 1940-х гг. Л. Берталанфи программа построения “общей теории систем” явилась одной из попыток обобщенного анализа системной проблематики. Именно эта программа системных исследований получила наибольшую известность в мировом научном сообществе 2-й пол. 20 в. и с ее развитием и модификацией во многом связано возникшее в это время системное движение в науке и технических дисциплинах. Дополнительно к этой программе в 1950—60-х гг. был выдвинут ряд общесистемных концепций и определений понятия системы — в рамках кибернетики, системного подхода, системного анализа, системотехники, теории необратимых процессов и т. п.
    При определении понятия системы необходимо учитывать теснейшую взаимосвязь его с понятиями целостности, структуры, связи, элемента, отношения, подсистемы и др. Поскольку понятие системы имеет чрезвычайно широкую область применения (практически каждый объект может быть рассмотрен как система), постольку его достаточно полное понимание предполагает построение семейства соответствующих определений — как содержательных, так и формальных. Лишь в рамках такого семейства определений удается выразить основные системные принципы: целостности (принципиальная несводимость свойств системы к сумме свойств составляющих ее элементов и невыводимость из последних свойств целого; зависимость каждого элемента, свойства и отношения системы от его места, функций и т. д. внутри целого); структурности (возможность описания системы через установление ее структуры, т. e. сети связей и отношений; обусловленность поведения системы не столько поведением ее отдельных элементов, сколько свойствами ее структуры); взаимозависимости системы и среды (система формирует и проявляет свои свойства в процессе взаимодействия со средой, являясь при этом ведущим активным компонентом взаимодействия); иерархичности (каждый компонент системы, в свою очередь, может рассматриваться как система, а исследуемая в данном случае система представляет собой один из компонентов более широкой системы); множественности описания каждой системы(в силу принципиальной сложности каждой системы ее адекватное познание требует построения множества различных моделей, каждая из которых описывает лишь определенный аспект системы) и др.
    Каждая система характеризуется не только наличием связей и отношений между образующими ее элементами, но и неразрывным единством с окружающей средой, во взаимодействии с которой система проявляет свою целостность. Иерархичность присуща не только строению, морфологии системы, но и ее поведению: отдельные уровни системы обусловливают определенные аспекты ее поведения, а целостное функционирование оказывается результатом взаимодействия всех ее сторон и уровней. Важной особенностью систем, особенно живых, технических и социальных, является передача в них информации; существенную роль в них играют процессы управления. К наиболее сложным видам систем относятся целенаправленные системы, поведение которых подчинено достижению определенных целей, и самоорганизующиеся системы, способные в процессе функционирования видоизменять свою структуру. Для многих сложных живых и социальных систем характерно наличие разных по уровню, часто не согласующихся между собой целей.
    Существенным аспектом раскрытия содержания понятия системы является выделение различных типов систем. В наиболее общем плане системы можно разделить на материальные и абстрактные. Первые (целостные совокупности материальных объектов) в свою очередь делятся на системы неорганичной природы (физические, геологические, химические и др.) и живые системы, куда входят как простейшие биологические системы, так и очень сложные биологические объекты типа организма, вида, экосистемы. Особый класс материальных живых систем образуют социальные системы, многообразные по типам и формам (от простейших социальных объединений до социально-экономической структуры общества). Абстрактные системы являются продуктом человеческого мышления; они также могут быть разделены на множество различных типов (особые системы представляют собой понятия, гипотезы, теории, последовательная смена научных теорий и т. д.). К числу абстрактных систем относятся и научные знания о системах разного типа, как они формулируются в общей теории систем, специальных теориях систем и др. В науке 20 в. большое внимание уделяется исследованию языка как системы (лингвистическая система); в результате обобщения этих исследований возникла общая теория знаков — семиотика. Задачи обоснования математики и логики вызвали интенсивную разработку принципов построения и природы формализованных систем (металогика, математика). Результаты этих исследований широко применяются в кибернетике, вычислительной технике, информатике и др.
    При использовании других оснований классификации систем выделяются статичные и динамичные системы. Для статичной системы характерно, что ее состояние с течением времени остается постоянным (напр., газ в ограниченном объеме — в состоянии равновесия). Динамичная система изменяет свое состояние во времени (напр., живой организм). Если знание значений переменных системы в данный момент времени позволяет установить состояние системы в любой последующий или любой предшествующий моменты времени, то такая система является однозначно детерминированной. Для вероятностной (стохастической) системы знание значений переменных в данный момент времени позволяет предсказать вероятность распределения значений этих переменных в пос
    ледующие моменты времени. По характеру взаимоотношений системы и среды системы делятся на закрытые (в них не поступает и из них не выделяется вещество, происходит лишь обмен энергией) и открытые (постоянно происходит ввод и вывод не только энергии, но и вещества). По второму закону термодинамики, каждая закрытая система в конечном счете достигает состояния равновесия, при котором остаются неизменными все макроскопические величины системы и прекращаются все макроскопические процессы (состояние максимальной энтропии и минимальной свободной энергии). Стационарным состоянием открытой системы является подвижное равновесие, при котором все макроскопические величины остаются неизменными, но продолжаются макроскопичные процессы ввода и вывода вещества.
    Основная задача специализированных теорий систем — построение конкретно-научного знания о разных типах и разных аспектах систем, в то время как главные проблемы общей теории систем концентрируются вокруг логико-методологических принципов анализа систем, построения метатеории системных исследований.
    Лит.: Рапопорт А. Различные подходы к обшей теории систем.— В кн.: Системные исследования. Ежегодник 1969. M., 1969; ГвишианиД. M. Организация и управление. М., 1972; Огурцов А. П. Этапы интерпретации системности знания.— В кн.: Системные исследования. Ежегодник 1974. M., 1974; Садовский В. H. Основания общей теории систем. М., 1974: Захаров В. Н., Поспелов Д. А., Хазацкий В. Е. Системы управления. М., 1977; УемовА. И. Системный подход и общая теория систем, М., 1978; Месарович М., ТакахараЯ. Общая теория систем: математические основы. М., 1978; Афанасьев В. Г. Системность и общество. М., 1980; Кузьмин В. П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. М., 1983; Блауберг И. В. Проблема целостности и системный подход. М., 1997; Юдин Э. Г. Методология. Системность. Деятельность. М., 1997; Агошков Е. Б., Ахлибинский Б. В. Эволюция понятия системы.— “ВФ”, 1998, ¹ 7; Modern Systems Research for the Behavioral Scientist. A Sourcebook, ed. by W. Buckley. Chi., 1968; Bertalanfy L. V. General System Theory. Foundations, Development, Applications. N. Y., I969; Trends in General Systems Theory, ed. by G. J. Klir. N. Y, 1972; Lasîlo Ε. Introduction to Systems Philosophy N.Y., 1972; Sutherland J. W. Systems: Analysis, Administration and Architecture. N.Y, 1975; Mattessicy R. Instrumental Reasoning and Systems Methodology. Dortrecht—Boston, 1978; RappoportA. General System Theory. Cambr. (Mass.), 1986. См. также лит. к ст. Системный подход. Системный анализ.
    В. Н. Садовский

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,


См. также в других словарях:

  • СИСТЕМА — системы, ж. [греч. systema, букв. целое из составных частей]. 1. Порядок, обусловленный правильным, закономерным расположением частей в определенной связи. Привести в систему свои наблюдения. Строгая система в работе. Расположить книги на полках… …   Толковый словарь Ушакова

  • Система — [system] множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определенную целостность, единство. Следует отметить, что это определение (взятое нами из Большой Советской Энциклопедии) не является ни единственным …   Экономико-математический словарь

  • СИСТЕМА — (греч., целое, состоящее из многих частей). Собрание принципов, верно или ложно связанных вместе так, что образуют нечто целое: известное учение, известную школу. Расположение частей целого, ход чего либо в последовательном, связном порядке.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • система — ы, м. système m., нем. Systema <лат. systema <гр. systema соединенное, составленное из частей. 1. Порядок, обусловленный правильным расположением чего л. в определенной связи. БАС 1. Система. Слово греческое (по русски назвать бы можно… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • система — См. способ …   Словарь синонимов

  • СИСТЕМА — СИСТЕМА, ы, жен. 1. Определённый порядок в расположении и связи действий. Привести в систему свои наблюдения. Работать по строгой системе. 2. Форма организации чего н. Избирательная с. С. земледелия. 3. Нечто целое, представляющее собой единство… …   Толковый словарь Ожегова

  • СИСТЕМА — жен., греч. план, порядок расположенья частей целого, предначертанное устройство, ход чего либо, в последовательном, связном порядке. Солнечная система, солнечная вселенная. Ботаническая система Линея, распределенье, распорядок. Система ученья,… …   Толковый словарь Даля

  • СИСТЕМА — (от греч. systema целое, составленное из частей; соединение), совокупность элементов, находящихся в тесных отношениях и связях между собой, которая образует определенную целостность, единство. Претерпев длительную историческую эволюцию (начиная с …   Экологический словарь

  • Система — Система, основанная на знаниях система искусственного интеллекта, в которой предметные знания представлены в явном виде и отделены от прочих знаний системы. По английски: Knowledge based system Синонимы: основанная на знаниях См. также:… …   Финансовый словарь

  • СИСТЕМА — 1. Основное понятие общей теории систем, которое в последнее время чрезвычайно широко используется во всех отраслях естественных и общественных наук. Понятие О. используется в разл. значениях с многочисленными оттенками. По определению Берталанфи …   Геологическая энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «СИСТЕМА» >>

Фильмы

  • ИЛ-86., 1978 — О создании советского аэробуса ИЛ-86.
  • Могучая сила содружества., 1984 — Фильм рассказывает о деятельности Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ).
  • Новое время старого города., 1986 — О переменах, происходящих на производственном часовом объединении "Чайка", о работе нового директора В. Н. Лимонова.

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»