НАПОЛЕОН I это:

НАПОЛЕОН I
Французский император из династии Бонапартов, правивший в 1804 — 1814,1815 гг. Король Италии в 1805— 1814 гг. Сын Карло Буонапарте и Летиции Рамолино. Ж.: 1) с 1796 г. Жозефина, урожденная Ташер де ла Пажери, вдова виконта Александра Богарнэ (род. 1763 г., ум. 1814 г.); 2) с 1810 г. Мария Луиза, дочь императора Австрии Франца (род. 1791 г., ум. 1847 г.). Род. 15 авг. 1769 г., ум. 5 мая 1821 г.

Наполеон родился в городке Аяччо на острове Корсика, в семье мелкопоместного дворянина Карло Бонапарте, занимавшегося адвокатской практикой. Он рос ребенком угрюмым и раздражительным. Мать любила его, но воспитание и ему, и другим своим детям дала довольно суровое. Жили экономно, но нужды семья не испытывала. Отец, по-видимому, был человеком добрым и слабохарактерным. Истинной главой семьи являлась мать Летиция, твердая, строгая, трудолюбивая женщина, в руках которой находилось воспитание детей. Любовь к труду и строгому порядку в делах Наполеон унаследовал именно от матери.

В 1779 г., после больших хлопот, отцу удалось отвезти двух старших детей — Жозефа и Наполеона — во Францию и поместить их в Отенский коллеж, а весной того же года 10-летний Наполеон был переведен и помещен на казенный счет в военное училище в Бриен-не, в восточной Франции. Он оставался угрюмым, замкнутым мальчиком, быстро и надолго раздражался, не искал ни с кем сближения, смотрел на всех без почтения, без приязни и без сочувствия и был очень в себе уверен, несмотря на свой низкий рост и малый возраст. Учился он превосходно, а кроме того, много и жадно читал. Уже тогда он проявлял удивительный талант, когда дело касалось организации потешных боев междутоварищами. Особенно запомнилась битва снежками, когда под его предводительством младшие ученики одержали победу над старшими. В 1784 г., в возрасте пятнадцати лет, он с успехом окончил курс и перешел в Парижскую военную школу, откуда уже выпускались офицеры в армию. Но в первый же учебный год Наполеона постигло несчастье: в феврале 1785 г. от рака желудка (той самой болезни, от которой впоследствии умер сам Наполеон) умер его отец. Семья осталась почти без средств, и шестнадцатилетний юнкер взял на себя заботу о матери, братьях и сестрах. После годичного пребывания в школе он вышел в октябре 1785 г. в армию с чином поручика и отправился в полк, стоявший на юге, в городе Балансе. Большую часть жалования Наполеон отсылал матери, оставляя себе только на самое скудное пропитание, не позволяя ни малейших развлечений. В том же доме, где он снимал комнату, помещалась лавка букиниста, и Наполеон все свободное время стал проводить за чтением книг. Читал он запоем с неслыханной жадностью, заполняя заметками и конспектами свои тетради. Однажды, уже будучи в Оксони, куда он перебрался вместе со своим полком, Наполеон попал за что-то на гауптвахту. Совершенно случайно он нашел в помещении, где был заперт, неизвестно как попавший сюда старый том юстиниановского сборника (по римскому праву). Наполеон не только прочел его от корки до корки, но потом, почти 15 лет спустя, изумлял знаменитых французских юристов, цитируя наизусть римские дигесты. Память у него была исключительная.

В течение года, с апреля 1791 по май 1792-го, Наполеон служил на Корсике, а в конце мая приехал в Париж за новым назначением. Бурные события 20 июня и 10 августа произошли на его глазах. В 1793 г. он был произведен в капитаны, но трудности и лишения от этого не уменьшились. В голодное революционное время он по-прежнему содержал на свое жалование всю семью, которая переезжала вслед за ним сначала в Марсель, а потом в Тулон. Между тем именно в Тулоне судьба впервые улыбнулась молодому Бонапарту.

Роялисты, поднявшие контрреволюционный мятеж на юге Франции, призвали в Тулон английскую эскадру. Революционная армия осадила Тулон с суши. Осада шла вяло и неуспешно. Политическим руководителем армии, усмирявшей мятеж, был корсиканец Саличетти. Наполеон предложил ему свой план штурма, и Саличетти назначил молодого капитана помощником начальника осадной артиллерии. После долгого сопротивления и проволочек высших властей Наполеону, наконец, удалось расположить батареи так, как он этого хотел. После страшной канонады революционная армия захватила Эгильет, высоту, господствующую над рейдом. Отсюда был открыт огонь по английскому флоту. 17 декабря 1793 г. начался штурм укреплений. Сначала республиканцы были отброшены, но тут подоспел Бонапарт с резервной колонной, и эта помощь решила дело. Англичане покинули город, увозя на своих кораблях руководителей мятежа, а Тулон сдался на милость победителя. Падение Тулона, который считался неприступной крепостью, имело большой резонанс. К счастью для Бонапарта, в лагере осаждавших находился Огюст Робеспьер, младший брат Максимилиана. Он и сообщил в Париж о важной роли, которую сыграл в победе Наполеон. В январе 1794 г. двадцатичетырехлетнему Бонапарту был присвоен чин бригадного генерала. Но положив с таким блеском начало своей карьере, Наполеон едва не оступился на первом шагу. Он слишком сблизился с Огюстом Робеспьером и через него старался влиять на самого Максимилиана, предлагая Комитету общественного спасения свой план вторжения в Италию. Между тем 27 июля 1794 г. в Париже произошел термидорианский переворот. Оба Робеспьера были казнены без суда, вслед за тем начались аресты близких к ним лиц. 10 августа арестовали Наполеона. Две недели его продержали под арестом, но потом освободили, так как в его бумагах не нашлось ничего, что бы дало повод к преследованию. По выходе из тюрьмы Наполеон сразу убедился, что времена переменились и что его счастливо начатая карьера приостановилась. Термидорианский Комитет общественного спасения приказал ему ехать в Вандею на усмирение мятежников. Однако в Париже Бонапарт узнал, что ему дают командование над пехотной бригадой, тогда как он был артиллеристом и не хотел служить в пехоте. После запальчивого объяснения он подал в отставку.

Для Наполеона опять наступила пора материальных лишений. С большим трудом в августе 1795 г. он сумел устроиться в топографическое отделение Комитета общественного спасения. Должность эта не давала большого заработка, но зато позволяла быть на виду у руководителей Конвента. Это дало Наполеону еще одну возможность проявить свои блестящие способности. В октябре 1795 г. роялисты открыто готовили в Париже контрреволюционный переворот. 5 октября Конвент назначил одного из главных вожаков термидорианцев — Барасса главой парижского гарнизона. Сейчас же, ночью, нужно было начать действовать, потому что роялисты с лихорадочной поспешностью стали скопляться в ближайших ко дворцу Конвента улицах, готовясь к утреннему штурму. Баррас не был военным. Необходимо было немедленно найти подходящего генерала, и тут Баррас вспомнил о Бонапарте и приказал его разыскать. Наполеон явился. Ему был задан вопрос, берется ли он покончить с мятежом. Наполеон попросил несколько минут на размышление и согласился, поставив только одно условие: чтобы никто не вмешивался в его распоряжения. «Я вложу шпагу в ножны, только тогда, когда все будет кончено", — сказал он.

Ознакомившись с положением, Бонапарт увидел, что опасность очень велика. Но у него был определенный план действий, основанный на беспощадном применении артиллерии. К утру он свез ко дворцу все имевшиеся артиллерийские орудия. Когда на рассвете 5 октября мятежники пошли на штурм Конвента, навстречу им загремели пушки Бонапарта. Особенно страшным было избиение на паперти церкви святого Роха, где стоял резерв. К середине дня все было кончено. Оставив сотни трупов, роялисты обратились в бегство. Этот день сыграл в жизни Наполеона гораздо большую роль, чем его первая победа под Тулоном. Его имя стало широко известно во всех слоях общества, и на него стали смотреть, как на человека очень большой распорядительности, быстрой сметливости и твердой решимости. Наполеон был назначен начальником парижского гарнизона и приобрел доверие Барраса, который вскоре стал наиболее заметной фигурой в Директории. Он наконец смог поправить свое скромное материальное положение — из убогой квартирки в Марэ переехал прямиком в богатый городской особняк и стал разъезжать по городу в великолепном экипаже. Матери он послал 60 тысяч франков, а брату Жозефу написал, что отныне их семья никогда не будет нуждаться. В это время Наполеон всерьез подумывал о женитьбе и подыскивал себе невесту с капиталом. Внешние качества не играли в его глазах большой роли. Одно время он ухаживал за пятидесятилетней мадам Пермон (ходил слух, что, она унаследовала от первого мужа огромное состояние). Он даже сделал ей формальное предложение, но она лишь рассмеялась ему в лицо — настолько это сватовство показалось ей несуразным. В конце концов Наполеон сумел сделать лучший выбор. В парижском обществе тогда блистала «гражданка» Жозефина Богарне, вдова казненного при терроре генерала Богарне. Это была женщина во многих отношениях замечательная. Креолка по происхождению, она превратилась в истинную парижанку, обладавшую и тонкостью, и шиком, и фривольностью. Несмотря на то что она далеко не была красавицей (черты ее лица были неправильны, а зубы просто дурны), она пользовалась большим успехом благодаря своему шарму и большому опыту в любовных делах. Она жила в богатом особняке на Рю-Шантерейн, обставленном с большой роскошью. Наполеон сначала начал ухаживать за Жозефиной в расчете на ее деньги, но потом стал испытывать к ней и более нежные чувства. Он, впрочем, никогда не обманывался насчет того, к какому сорту женщин принадлежит его избранница. «Я действительно любил ее, — признался он позже, — но никогда не испытывал к ней уважения». Жозефина поначалу отнеслась к генералу Бонапарте холодно. За глаза она называла его «котом в сапогах». Но познакомившись с ним поближе и взвесив здраво все «за» и «против», решила, что за неимением лучшего, эта партия будет для нее выгодна. 9 марта 1796 г., спустя четыре месяца после их первой встречи, Наполеон и Жозефина сочетались гражданским браком. Только после свадьбы Наполеон узнал о том, что его жена по уши в долгах, но, кажется, это открытие не сильно расстроило его. Он остался при убеждении, что сделанный им выбор — не самый плохой. Кроме того, любовь и женщины никогда не играли в его жизни значительной роли. На третий день после свадьбы Бонапарт простился с женой и уехал в Италию, где должен был начать первую в своей жизни самостоятельную кампанию.

На пост командующего южной армии, сосредоточенной у границ Италии, Бонапарт был назначен 23 февраля. Директория рассматривала это направление как второстепенное. Военные действия здесь должны были отвлечь внимание австрийцев от главного — германского фронта. Сам Наполеон был другого мнения, недаром он еще при якобинцах добивался назначения в Италию. Другие генералы не стремились сюда, и, прибыв в Ниццу, Наполеон понял почему. Такого разгула казнокрадства, как здесь, не было больше нигде. 43 тысячи солдат жили неизвестно где и питались неизвестно чем. Развал снабжения сопровождался упадком дисциплины. Бонапарту предстояло на ходу одеть и дисциплинировать свое войско. Подчиненные ему генералы поначалу встретили молодого двадцатисемилетнего командующего с откровенной неприязнью. Но Наполеон быстро дал понять, что не потерпит в армии никакого противодействия. Нарушителей дисциплины он велел расстреливать, одновременно повел безжалостную войну с воровством. Укрепив таким образом боевой дух, он 5 апреля начал свой итальянский поход.

9 апреля войско вступило в Италию и стремительно обрушилось на врага. Перед Бонапартом были три совместно действовавшие австрийско-пьемонтские армии, прикрывавшие дороги в Пьемонт и Геную. Первым делом у Монтенотте он разгромил австрийскую армию Держанто. Затем, дав своим солдатам самый краткий отдых, Наполеон атаковал пьемонтскую армию у Меллезимо и нанес ей сокрушительное поражение. Наконец, при Мондови пьемонтцы потерпели еще одну неудачу и после этого запросили мира. 28 апреля Наполеон подписал предварительное перемирие на весьма выгодных условиях. Король Виктор Амадей допускал в свои крепости французские гарнизоны, выплачивал контрибуцию и уступал Франции Ниццу и Савойю. Австрийцы, отброшенные за реку По, поспешно отступали. Бонапарт двинулся следом. 10 мая 10-тысячный австрийский отряд попытался остановить французов при переправе через Адду у местечка Лоди Самый страшный бой завязался у моста. 20 австрийских орудий поливали картечью мост, буквально сметая с него все живое. Увидев заминку, Наполеон во главе гренадерского батальона бросился под град пуль, захватил мост и оттеснили от него австрийцев. 15 мая французская армия вступила в Милан. Вся Ломбардия была очищена от врага. В июне французы овладели Ливорно, Болоньей, Тосканой и приступили к осаде Мантуи. Вскоре Наполеону стало известно, что на помощь осажденному городу движется 30-тысячная австрийская армия под началом генерала Вурмзера, переправленная из Тироля. Наполеон пропустил часть австрийцев вместе с Вурмузером в Мантую и, когда тот уже торжествовал победу, напал на другую колонну и разбил ее в трех сражениях. Вурмзер поспешил на выручку своей армии, но 5 августа под Кастильоне был разбит Бонапартом. Вурмзер заперся в Мантуе, а Наполеон вновь приступил к осаде.

На помощь теперь уже Вурмзеру из Австрии выслана была новая армия под командованием Альвинци. После ряда стычек Наполеон встретил ее 15 ноября при Арколе. Сражение продолжалось два дня. Одним из важнейших пунктов был Аркольский мост. Трижды французы бросались на мост и брали его и трижды с тяжкими потерями отступали. Четвертую атаку возглавил сам Бонапарт. Со знаменем в руках он бросился на мост и на этот раз овладел им. Альвинци был разбит и отступил на север. Полтора месяца он готовился к новому сражению, стягивая отовсюду резервы, и в январе 1797 г. предпринял новое наступление на Мантую. В сражении при Риволи 14—15 января Наполеон нанес ему окончательное поражение. Альвинци отступил, и через две недели Мантуя капитулировала.

В феврале Бонапарт пошел на Рим. Папские войска были разбиты в первой же стычке, после чего города стали сдаваться один за другим. В этой богатейшей итальянской области французы захватили огромную добычу. Папа Пий VI послал кардинала Маттеи умолять Бонапарта о мире. 19 февраля мир был подписан. Папа согласился на отторжение части своей территории и уплатил 30 миллионов франков золотом. Множество картин и других бесценных произведений искусства было вывезено во Францию. Весной французская армия вновь двинулась на север, угрожая на этот раз самой Австрии. Эрцгерцог Карл пытался остановить ее, но был разбит в нескольких сражениях и отступил к Альпам. Встревоженный император Франц в апреле отправил Бонапарту официальное предложение о заключении мира. Предварительное перемирие было заключено в Штирии в Леобене, а сам мир подписан 17 октября в местечке Кампо-Формио. По его условиям, Австрия отказывалась от всех потерянных в Италии земель, из которых создавалась марионеточная, зависимая от Франции Цизальпинская республика. В качестве компенсации Австрии отходила Венеция.

В Париже весть о мире встретили бурным ликованием. Имя Бонапарта было у всех на устах. Каждому было очевидно, что после того, как западная армия проиграла кампанию на Рейне, победа была достигнута только благодаря Бонапарту и его успехам в Италии. 7 декабря Наполеон вернулся в Париж, а 10-го был с триумфом встречен несметными толпами народа и всеми директорами у Люксембургского дворца. Директора хотели отослать его воевать против Англии, но Бонапарт вынес на рассмотрение другой план: он предложил завоевать Египет с тем, чтобы создать плацдарм на востоке и угрожать оттуда британскому владычеству в Индии. 5 марта 1798 г. Директория утвердила план Бонапарта и назначила его главнокомандующим экспедиционного корпуса. Наполеон готовился к этому походу с чрезвычайной тщательностью. Он не просто отбирал для него отдельные части, но буквально подобрал каждого солдата. Благодаря своей исключительной памяти Наполеон знал по именам громадное количество солдат, помнил достоинства и недостатки очень многих из них. Это помогало ему в дальнейшем одинаково хорошо подбирать себе как маршалов, так и капралов. К 19 мая все было готово. 30 тысяч солдат погрузились на 350 кораблей и выплыли из Тулона на юг. Чтобы избежать встречи с английской эскадрой, Наполеон распространил слух, будто намерен плыть через Гибралтар к берегам Ирландии. Адмирал Нельсон направил свои корабли к Гибралтару, в то время как Наполеон двинул свой флот на восток к Мальте. 10 июня он высадился здесь, объявил остров владением Французской республики и 19-го уже продолжил путь. 30 июня французы причалили к берегу Египта, 2 июля в полном порядке выгрузились на сушу и вступили в Александрию.

Устроив в городе французское управление, Наполеон повел свои полки на юг, постепенно углубляясь в пустыню. Солдаты страдали от жажды, так как все колодцы оказались засыпаны и отравлены бежавшим населением. 20 июля в виду пирамид французов встретила мамелюкская конница. Сражение продолжалось несколько часов и кончилось полной победой французов. Бонапарт сейчас же направился в Каир и занял его безо всякого труда. Здесь оказались большие запасы продовольствия, и армия могла отдохнуть после тяжелого перехода. Несколько месяцев Наполеон пробыл в Каире, налаживая управление страной. Население было обложено достаточно тягостными поборами в пользу оккупационной армии. В октябре недовольные арабы подняли в Каире восстание, которое было подавлено с обычной беспощадностью. Кроме массы перебитых в сражении, уже после усмирения восстания казнили несколько сот человек. Бонапарт мог считать свое положение слишком крепким. Однако его личная жизнь в это время пошла на разлад. Жозефина и прежде была не слишком верна мужу. Теперь же, пользуясь его "отсутствием, она завязала роман с Ипполитом Шарлем. Об этой связи знал весь Париж, а вскоре слух о ней дошел и до Египта. Наполеон был в бешенстве. «Женщины! Как они смеют обманывать меня! — негодовал он. — Да обрушатся на их головы все несчастья. Я сотру в порошок всю свору ее щенков и прихлебателей. Что до нее самой — развод, и только развод!» Он пытался найти утешение в любовных утехах. Одну за другой Бонапарту доставили нескольких женщин, признанных красавиц мамелюкских гаремов, но все они показались ему слишком толстыми. В конце концов он вступил в связь с молодой француженкой «гражданкой» Фурес. (Пишут, что ее мужа, лейтенанта Фуреса, Бонапарт несколько раз посылал на верную смерть, в надежде сделать свою любовницу вдовой, но лейтенант все-таки остался жив.)

В конце года пришло известие, что турецкая армия через Сирию идет в Египет. Наполеон выступил ей навстречу. Поход в Сирию был страшно тяжелым, особенно вследствие недостатка воды. Город за городом, начиная от Эль-Ариша, сдавался Бонапарту. Перейдя через Суэцкий перешеек, он двинулся к Яффе и 4 марта 1799 г. осадил ее. Город не сдавался. Бонапарт приказал объявить населению: если город будет взят приступом, то всех жителей ждет истребление; в плен брать не будут. Яффа не сдалась. 6 марта последовал штурм, и, ворвавшись в город, солдаты принялись убивать каждого, кто попадался под руку. Остатки уцелевшего гарнизона — 4 тысячи солдат — сдались после того, как генералы обещали им жизнь. Однако, поскольку не было ни припасов, для того, чтобы кормить такую уйму людей, ни свободных войск, чтобы конвоировать их в Египет, Наполеон дал приказ их расстрелять. 4 тысячи пленников были отведены на берег моря и все до одного расстреляны.

Французы двинулись дальше, к крепости Акр. Осада ее продолжалась два месяца и кончилась неудачей. У Бонапарта не было осадной артиллерии; между тем как англичане непрерывно подвозили туркам по орю припасы и оружие. Потеря в безрезультатных штурмах 3 тысячи солдат, Наполеон 20 мая 1799 г. приказал снять осаду и двинулся обратно в Египет. Поход этот был также очень тяжелым. Стояла невыносимая жара, в армии открылась эпидемия чумы. Заразившихся этой болезнью Бонапарт велел оставлять, но раненых и больных другими болезнями везли с собой. Всем было приказано спешиться, а лошадей, все повозки и экипажи предоставить для больных и раненых. Когда заведовавший конюшней спросил, какую лошадь оставить для главнокомандующего, Бонапарт пришел в ярость и закричал: «Всем идти пешком! Я первый пойду! Что, вы не знаете приказа? Вон!» И он действительно проделал оставшийся путь пешком наравне со всеми.

14 июня армия вернулась в Каир. Сейчас же пришло известие о высадке турок близ Абукира. Наполеон выступил на север к дельте Нила и 25 июля напал на турецкую армию. На берег успело высадиться около 15 тысяч турок, и все они, почти поголовно, были истреблены в этом сражении. Лишь немногие успели спастись на английские суда. Тут случайно в руки Бонапарта попала европейская газета. Читая ее, он впервые узнал о победах Суворова в Италии и о смутах в самой Франции. «Негодяи! — воскликнул он. — Италия потеряна! Все плоды моих побед потеряны! Мне нужно ехать!» Решение было принято сразу. Он передал верховное командование армией генералу Клеберу, приказал в спешном порядке и строжайшей тайне снарядить четыре судна, посадил на них около 500 отобранных им людей и 23 августа 1799 г. выехал во Францию с твердым намерением низвергнуть Директорию и овладеть верховной властью в государстве.

8 октября корабли Наполеона пристали в бухте у мыса Фрежюс, на южном берегу Франции. 13 октября весть о его возвращении достигла Парижа и произвела эффект разорвавшейся бомбы. Совет пятисот прервал заседание. Депутаты вышли на улицу и распространили полученное известие. В театрах, в салонах, на центральных улицах неустанно повторялось имя Бонапарта. Во всех городах и деревнях, которые Наполеон проезжал, направляясь в Париж, население встречало его овациями. 16 октября он въехал в Париж. Крупные финансисты немедленно изъявили Бонапарту свою поддержку, предложив ему несколько миллионов франков. Министр полиции Фуше и министр иностранных дел Талейран — оба умные и беспринципные карьеристы — сейчас же стали давать советы, каким образом быстрее уничтожить режим Директории. Многими из этих советов Наполеон воспользовался. Вместе с Фуше он привлек на свою сторону одного из директоров Сийеса, которому постарались внушить, что в грядущем перевороте именно он будет играть первую роль, а Бонапарт останется лишь его шпагой. Что касается Жозефинч, то все грозные замыслы Наполеона относительно нее, рассыпалась при первом же свидании — он имела достаточно опыта в усмирении упрямцев, хотя трудно представить кого-то более ужасного в гневе, чем Наполеон. Можно только догадываться какие чары пустила она в дело, но результат был налицо — согласие в семействе Бонапартов восстановилось полностью. Отчасти примирению их способствовало и то, что Наполеону в это время было не до семейных дрязг. Он с головой ушел в подготовку государственного переворота.

Особенно важна была для Наполеона поддержка парижского гарнизона. В продолжение трех недель после своего возвращения, он встречался со многими офицерами и генералами и постепенно убедился в том, что защищать потерявших всякий авторитет директоров никто не собирается. Тогда Наполеон решил действовать. Утром 9 ноября (18 брюмера по революционному календарю) он созвал к себе генералов, на которых мог особенно положиться (в их числе были Мюрат, Леклерк, Бернадот и Макдональд), и объявил, что пришло время «спасать республику». Генералы и офицеры вполне ручались за свои части. Вскоре возле дома Бонапарта уже строились колоны войск. Тем временем некий Корнэ, человек преданный Бонапарту, объявил в Совете старейшин о «страшном заговоре террористов» и об угрозе республике. Для наведения порядка Совет немедленно назначил Наполеона начальником всех вооруженных сил, расположенных в столице и ее окрестностях. Свои заседания Совет перенес в Сен-Клу.

Получив ожидаемый декрет, Наполеон в сопровождении войск поехал в Тюильрийский дворец и выступил перед депутатами. Речь его была путанная и неясная (говорить перед собранием он никогда не умел), он нападал на директоров и обещал установить республику, «основанную на свободе, равенстве и на священных принципах народного представительства...» Сразу вслед за тем Наполеон отправил Талейрана к Баррасу с требованием отставки. Баррас без возражений подписал требуемую бумагу и удалился под конвоем в свое имение. На другой день Бонапарт отправился в Сен-Клу, где с утра заседали оба Совета. Среди депутатовстарейшин царила растерянность, но члены Совета Пятисот уже начали понимать, как ловко их провели, и негодовали на Бонапарта. И действительно — тот не скрывал теперь своих планов: депутатам предложено было принять закон, который поручал разработку новой конституции Бонапарту, а затем самораспуститься. Но обе палаты отказались вотировать Бонапарту такие исключительные полномочия. В бесплодных прениях прошла большая часть дня. В четыре часа Бонапарт решил вмешаться в дело и отправился в Совет старейшин. Речь его на этот раз была еще более сбивчивая и неясная, чем накануне; когда же депутаты стали ему возражать, он прямо пригрозил военной силой. Затем он отправился в Совет Пятисот, но здесь ему не дали даже раскрыть рта. Возбужденные депутаты накинулись на него со всех сторон и едва не задушили. Гренадерам с трудом удалось вырвать своего начальника из рук разгневанных избранников и вывести его из зала. Люсьен Бонапарт, брат Наполеона, председательствующий в этот день в Совете, вышел следом и обратился к солдатам с речью. Он потребовал спасти «большинство собрания» от «кучки бешеных». Если у солдат еще могли быть какие-то сомнения в законности происходящего, то теперь они отпали. Под гром барабанов гренадеры ворвались в зал и выгнали из него всех депутатов. Большинство из них разбежалось, но нескольких депутатов схватили и доставили под конвоем к Наполеону. Он приказал им вотировать декрет о роспуске Собрания и передачи всей власти трем консулам. На этот раз желание его было удовлетворено. В тот же вечер и Совет Старейшин принял эти декреты. Консулами кроме Бонапарта были объявлены два бывших директора: Сийес и Роже-Дюкло.

Через месяц после переворота под руководством Сийеса была написана новая конституция. Но когда Сийес представил Бонапарту ее проект, по которому первый консул должен был играть роль верховного представителя страны, а управлять должны были другие, лишь назначаемые им, но от него не зависящие люди, Бонапарт заявил: «Я никогда не стану играть такой смешной роли». Наполеон подверг проект коренной правке и кардинальным исправлением. Из него были изъяты остатки демократических свобод. Вся полнота власти сосредоточилась в руках первого консула. Два остальных имели лишь совещательный голос. Консулы назначали членов Сената, а те утверждали членов Законодательного корпуса и Трибуната из числа нескольких кандидатов, избираемых населением. 25 декабря 1799 г. был проведен плебисцит, утвердивший новую конституцию и трех консулов. Вскоре после этого из 73-х существовавших газет было закрыто 60, а остальные были поставлены под суровый надзор министра полиции.

Гораздо более, чем свобода слова, французов волновали тогда насущные проблемы: гражданская война на западе страны и невероятно развившийся бандитизм в южных и центральных департаментах. Бандитизм приобрел характер страшного социального бедствия. Огромные шайки не только разбойничали на дорогах, но и совершали налеты на города. Полиция была совершенно бессильна против этого зла. Став первым консулом, Бонапарт двинул против разбойников армию. Приказано было не брать бандитов в плен, но расстреливать на месте без всякого суда. С той же суровостью карались местные власти, изобличенные в связях с преступниками или виновные в попустительстве. Уже через полгода с разбоями было покончено. Гражданскую войну в Вандее Бонапарту не удалось прекратить полностью, но он значительно ослабил ее силу. Всем замешанным в мятеже была объявлена амнистия, а гонения на католическую церковь прекращены. Одновременно усилено было военное давление. Разбитые в нескольких сражениях шуаны перешли к партизанской борьбе.

От Вандеи Наполеон обратился к финансам. От Директории ему досталась пустая казна. Несмотря на высокие налоги, деньги почти не поступали. Между тем к весне предстояло снарядить новую большую армию и вести войну со всей Европой. Суть финансовой политики Наполеона сводилась к тому, что прямые налоги были заменены косвенными. Вместе с тем был установлен строгий контроль за отчетностью и начата беспощадная борьба с казнокрадами. Одновременно была проведена кардинальная реформа местного управления. Все выборные должности и собрания были упразднены. Отныне министр внутренних дел назначал в каждый департамент префекта, который делался его владыкой и повелителем. Префект в свою очередь назначал муниципальные советы и городских мэров. Особое внимание было уделено министерству полиции. Вообще полицейское дело при Бонапарте было поставлено на такую высоту, какой Франция еще не знала. Заведено было несколько полиций, которые следили друг за другом и помогали Наполеону чутко улавливать все изменения, происходившие в народном сознании.

Не осталась без внимания и светская жизнь. В это время вокруг семейства Бонапартов сложилось новое высшее общество. В отличие от времен Директории первую роль в нем играли блестящие военные. Люксембургский дворец, который был официальной резиденцией директоров, показался Наполеону слишком маленьким. Через три месяца он перенес свое местопребывание в Тюильри. При этом был извлечен из забвения придворный этикет. Наполеон облачился в пышный костюм из красного бархата. Консульская гвардия отдавала ему салют как королю. Жозефина вновь ввела в обиход слово «мадам», чем сильно расстроила республиканцев, но Наполеон пошел еще дальше, официально приказав именовать себя «ваше высочество». Все члены семейства Бонапартов обзавелись прекрасными загородными домами, в которых постоянно было полно гостей. Веселые прогулки, Декламации, бильярд, литература стали здесь обычным времяпрепровождением. Раскрепощенность и свобода предавали этим собраниям неповторимое очарование.

Окончив самые неотложные дела, Бонапарт уже 8 мая 1800 г. покинул Париж и отправился на новую большую войну. Главным противником его по-прежнему были австрийцы, которые после ухода Суворова вновь заняли Северную Италию. Австрийский главнокомандующий Мелас ожидал, что Наполеон поведет свою армию вдоль побережья, как и в первый раз, и здесь сосредоточил свои войска. Но Наполеон избрал самый сложный путь — через Альпы и перевал Сен-Бернар. 16 мая начался подъем в горы, а 21-го сам Бонапарт с главными силами был на Сен-Бернаре. Слабые австрийские заслоны были опрокинуты, и в конце мая вся французская армия внезапно вышла из альпийских ущелий и развернулась в тылу австрийских войск. 2 июня Наполеон занял Милан. Мелас поспешил навстречу противнику, и 14 июня у деревушки Маренго произошла встреча главных сил. Все преимущества были на стороне австрийцев. Против 20 тысяч французов они имели 30 тысяч, преимущество в артиллерии было вообще почти десятикратным. Поэтому начало битвы сложилось неудачно для Наполеона. Французы были вытеснены со своих позиций и отступали с большими потерями. Но в четвертом часу подоспела свежая дивизия Дезэ, еще не участвовавшая в битве. Прямо с марша она вступила в бой, а за ней пошла в атаку вся армия. Австрийцы не выдержали натиска и обратились в бегство. Уже в пятом часу армия Меласа была наголову разбита. Торжество победителей было омрачено только смертью Дезе, который погиб в самом начале атаки. Узнав об этом, Наполеон плакал первый раз в жизни. Этой победой война была фактически завершена. Уже в конце 1800 г. был решен вопрос о мире с Россией. 9 февраля 1801 г. закончились мирные переговоры с Австрией. По Люневильскому миру от нее были отторгнуты остатки Бельгии, Люксембург и все германские владения по левому берегу Рейна. Австрия признала Батавскую республику (Голландию), Гельветическую республику (Швейцарию), а также Цезальпинскую и Лигурийскую республики (Геную и Ломбардию), которые оставались фактически французскими владениями. Наконец, 26 марта 1802 г. в Амьене был подписан мирный трактат с Англией, положивший конец тяжелой девятилетней войне Франции против всей Европы.

Два года мирной передышки, которые Франция получила после Люневильского мира, Наполеон посвятил кипучей деятельности в области организации управления страной и законодательства. 2 августа 1802 г. после плебисцита Бонапарт был объявлен пожизненным первым консулом. Таким образом, он окончательно сделался полным и ничем не ограниченным диктатором. В то же время была объявлена амнистия эмигрантам и прекращены всякие гонения на католическую церковь. 15 апреля 1802 г. после долгих переговоров с папой Наполеон подписал с ним конкордат о новом устройстве католической церкви во Франции. Согласно этому конкордату первый консул признал католицизм «религией огромного большинства французских граждан», но отказал ему в статусе государственной религии. Беспрепятственное богослужение было разрешено по всей стране. Взамен папа обещал не требовать возвращения конфискованных во время революции церковных земель. Наполеон мог по своему выбору назначать епископов и архиепископов, но вступали они в свою должность после посвящения в сан папой. Определенная конкордатом система отношений между французским государством и церковью сохранялась в течение многих десятилетий после смерти Наполеона. Точно так же длительное время почти без изменений функционировала созданная им система народного образования. Во главе всей организации был поставлен «Университет». Он заведовал высшей школой и лицеями — средними школами. (Начального образования при Наполеоне не существовало.) Был основан целый ряд высших специальных школ для подготовки техников, инженеров, нотариусов, судебных и административных чиновников, а также сеть лицеев. Получить офицерский чин или должность в гражданском ведомстве можно было лишь по окончании одного из этих учебных учреждений. Но занимаясь этими насущными делами, Наполеон ясно отдавал себе отчет в том, что новая система буржуазных отношений, которая сложилась во Франции после революции, не может нормально действовать без фундаментальной разработки новых юридических норм. Дело это было колоссально трудное, однако Наполеон приступил к нему, организовал и довел до конца с той же быстротой и тщательностью, которая всегда отличала его работу. Уже в августе 1800 г. была образована комиссия для выработки проекта гражданского свода законов. Наполеон считал, что революция произошла во Франции не потому, что Франция жаждала свободы, а потому, что хотела равенства. Под равенством он понимал равенство гражданских прав, обеспечиваемых законом, но не социально-экономических условий существования граждан. Равенство гражданских прав он и решил обеспечить своим кодексом. В марте 1804 г. кодекс, подписанный Наполеоном, стал основным законом и базисом французской юриспруденции. Как и многое, из того что было создано при нем, кодекс этот функционировал при всех последующих режимах и правительствах в течение многих лет после смерти Наполеона, вызывая заслуженное восхищение за свою ясность, последовательность и логическую выдержанность в защите интересов буржуазного государства. С этой точки зрения он оказал огромное влияние на последующую юридическую мысль всей Европы. Одновременно начата была работа над торговым кодексом, который должен был служить важным дополнением для гражданского. Впервые были сформулированы и кодифицированы постановления, регулирующие и юридически обеспечивающие торговые сделки, жизнь биржи и банков, вексельное и нотариальное право. Создание правовой системы должно было увенчать принятие уголовного кодекса. Вся эта огромная законодательная деятельность еще не была завершена, когда в марте 1803 г. началась новая война с Англией, переросшая в скором времени в войну против всей Европы.

С первых дней войны Наполеон приступил к устройству грандиозного военного лагеря в Булони, на Ла-Манше, напротив английского берега. Там должна была собраться огромная армия, которая предназначалась для высадки в Англии. Никогда еще со времен нашествия Непобедимой армады англичане не испытывали такой тревоги за свою судьбу. Выиграть эту войну без союзников на континенте было фактически невозможно, поэтому Вильям Питт был весьма озабочен созданием новой европейской коалиции. Но переговоры продвигались очень туго до тех пор, пока все монархические дома Европы не потрясла весть о расстреле герцога Энгиенского.

Эта расправа имела огромный общественный резонанс, и последствия ее оказались очень чувствительными как для самой Франции, так и для всей Европы. Непосредственным поводом к аресту герцога послужило раскрытие роялистского заговора в Париже, организованного на английские деньги. Главную роль в заговоре играл вождь шуанов Кадудаль, причастным к нему оказался и генерал Моро. Заговорщики планировали внезапно напасть на Наполеона во время прогулки, похитить или убить его. Наполеон был в бешенстве и жаждал мести. «Неужели меня, подобно псу, ожидает смерть на улице? — негодовал он. —Мои потенциальные убийцы ходят чуть ли не в святых! Они покушаются на мою жизнь, и я отвечу войной на войну!» Поскольку все главные представители семейства Бурбонов жили в Лондоне и находились вне его досягаемости, он решил отыграться на герцоге Энгиенском, который не имел никакого отношения к заговору, но зато проживал неподалеку. В ночь с 14 на 15 марта отряд французской жандармерии вторгся на территорию Бадена, арестовал герцога Энгиенского в его доме и увез во Францию. Ночью 20 марта в Венсенском замке состоялся суд над арестованным. Его обвинили в том, что он получал деньги от Англии и воевал против Франции. Через 15 минут после вынесения смертного приговора герцог был расстрелян во рву Венсенского замка.

Сразу после раскрытия заговора учреждения, изображавшие собой представительство народа и наполненные клевретами и исполнителями воли первого консула, — Трибунат, Законодательный корпус и Сенат — заговорили о необходимости раз и навсегда покончить с таким положением, когда от жизни одного человека зависит спокойствие и благо всего народа, когда враги Франции могут строить свои надежды на покушениях. Вывод был ясен: пожизненное консульство следует превратить в наследственную монархию. Однако Наполеон не пожелал принимать королевского титула, подобно предыдущим династиям, он пожелал принять титул императора, полученный впервые Карлом Великим после его коронации в 800 г. Наполеон открыто заявил, что, подобно Карлу Великому, он будет императором Запада и что он принимает не наследство прежних французских королей, а наследство императора Карла Великого.

В апреле 1804 г. сенат вынес постановление, дающее первому консулу Наполеону Бонапарту титул императора французов. 2 декабря 1804 г. в соборе Нотр-Дам в Париже папа Пий VII торжественно венчал и помазал Наполеона на царство. Однако, когда папа хотел возложить на его голову корону, Наполеон внезапно выхватил ее из рук первосвященника и сам надел ее себе на голову. Этот жест возложения на себя короны имел символический смысл: император не пожелал принимать корону из чьих бы то ни было рук, кроме своих собственных.

Следующие месяцы Наполеон был занят обустройством своего императорского двора и созданием новой аристократии. Его братья и сестры получили титулы принцев и принцесс. Многие приближенные и боевые соратники прежнего генерала Бонапарта стали графами, князьями или баронами. В обиход снова вернулось старинное звание маршала Франции. Кроме того, на свет Божий вытащили целый набор соответствующих титулов: Верховный канцлер, Верховный казначей империи, Великий маршал двора, Главный конюший и так далее. Был составлен придворный штат и введен этикет. Однако поскольку большинство придворных, да и сам император были начисто лишены аристократизма и врожденной утонченности манер, императорский двор во все время своего существования являл собой поразительную смесь показной пышности и вульгарности. По свидетельству графини Потоцкой, каким бы великолепием ни поражал на расстоянии двор Наполеона, он не выдерживал никакой критики при близком рассмотрении. Бросалось в глаза сочетание раздора и суматохи, которое разрушало атмосферу величия и блеска. По словам Меттерниха, было трудно представить себе что-либо более неуклюжее, нежели манера Наполеона держать себя в гостиной. Те усилия, с которыми он пытался исправить ошибки, возникавшие по причине его происхождения и недостатка образования, только подчеркивали его промахи. Он просто не знал, как поддерживать вежливую беседу, и беспрестанно пытался пускать пыль в глаза.

Между тем расстрел герцога Энгиенского и шумиха, поднятая по этому поводу, способствовали тому, что третья коалиция, о создании которой два года неутомимо хлопотал Питт, наконец сложилась. Но вплоть до конца лета 1805 г. Наполеон пребывал в уверенности, что ему предстоит высадка в Англию. Приготовления в Булонском лагере были завершены, и император дожидался только сезона туманов, чтобы начать переправу на остров. Однако 27 августа Наполеон получил одновременно два известия первое — что адмирал Вильнев с средиземноморской эскадрой задерживается и не может в ближайшее время быть в Ла-Манше, и второе — что русские войска уже двинулись на соединение с австрийскими и что австрийцы готовы к наступательной войне против него.

Разом, без колебаний, Наполеон принял новое решение. Увидев, что о высадке нечего теперь и мечтать, он велел передать корпусным командирам обдуманные заблаговременно диспозиции новой войны, но не против Англии, а против Австрии и России. Уже через несколько дней огромный Булонский лагерь был поднят, армия, собранная там, построена в походный порядок, усилена новыми формированиями и двинута от берегов Ла-Манша в союзную Баварию Меньше чем в три недели громадная по тому времени армия была переброшена почти без всяких потерь отставшими и больными от Ла-Манша на Дунай. Сам Наполеон выехал из Парижа 24 сентября 26-го он уже был в Страсбурге и тотчас начал переправу войск через Рейн. Тут же на походе армии была дана окончательная организация. Наполеон разделил ее на семь корпусов, во главе которых были поставлены маршалы Бернадот, Даву, Сульт, Ланн, Ней, Мармон и Ожеро. Каждому пехотному корпусу придана была артиллерия и кавалерия, что позволяло любому маршалу выполнять самостоятельные стратегические задачи. Однако главные артиллерийские и кавалерийские массы не входили ни в один из корпусов и были подчинены непосредственно самому императору. Таким образом, Наполеон имел возможность в нужный момент по своему усмотрению бросить всю свою артиллерию и всю кавалерию на помощь одному из маршалов.

В стремительности французов была уже половина их победы. Они обрушились на союзников, когда те этого никак не ожидали. В начале октября корпуса Сульта, Ланна и конница Мюрата перешли через Дунай и появились в тылу австрийской армии. Часть австрийцев успела проскользнуть на восток, но главная масса была отброшена Неем в крепость Ульм. 20 октября главнокомандующий австрийской армии Мак сдался Наполеону со всеми военными запасами, артиллерией, знаменами и крепостью Ульмом. Всего в короткое время в плен попало около 60 тысяч австрийских солдат. После этой блестящей победы Наполеон двинулся правым берегом Дуная прямо на Вену, куда вступил 13 ноября. По Венскому мосту французы перешли на левый берег и напали на русскую армию Кутузова. С тяжелыми арьергардными боями, потеряв до 12 тысяч человек, Кутузов отступил к Ольмюцу, где находились императоры Александр и Франц.

2 декабря на холмистом пространстве вокруг Праценских высот, западнее деревни Аустерлиц, развернулось жестокое сражение. Наполеон предугадал, что русские и австрийцы будут стараться отрезать его от дороги к Вене и от Дуная, чтобы окружить или загнать к северу в горы. Поэтому он не стал прикрывать и защищать эту часть своих позиций и преднамеренно отодвинул свой левый фланг, разместив на нем корпус Даву. Направлением своего главного удара император избрал Праценские высоты, напротив которых сосредоточил две трети всех своих сил: корпуса Сульта, Бернадота и Мюрата. На рассвете союзники начали наступление против правого фланга французов, но встретили упорное сопротивление Даву. Император Александр отправил на подмогу атакующим корпус Коловрата, расположенный на Праценских высотах. Таким образом, все благоприятствовало планам Наполеона — к девяти часам утра основные силы союзников находились на их левом фланге. Тогда французы перешли в наступление и нанесли мощный удар в центр вражеской позиции. Через два часа Праценские высоты были захвачены. Развернув на них батареи, Наполеон открыл убийственный огонь во фланг и тыл союзных войск, которые стали беспорядочно отступать через озеро Зачан. Множество русских было перебито картечью или утонуло в прудах, другие сдались в плен. После этого страшного поражения продолжать войну казалось невозможным — император Франц запросил мир и получил согласие Наполеона. 26 декабря в Пресбурге был подписан мирный договор. Франц уступил Налолеону Венецианскую область, Фриуль, Истрию и Далмацию и согласился на уплату 40 миллионов флоринов контрибуции. Неаполитанские Бурбоны, примкнувшие к коалиции, бежали в Сицилию, а вся южная Италия была занята французами. Новым королем Неаполитанским Наполеон провозгласил своего брата Жозефа. 26 января 1806 г., встречаемый толпами ликующего народа, Наполеон въехал в Париж и отметил свою замечательную победу неслыханно блестящими празднествами.

Аустерлицкая победа дала возможность императору распространить свою власть на всю западную и часть центральной Германии. 12 июля 1806 г. шестнадцать герман1-ских государей подписали договор о создании Рейнского союза и избрали своим протектором Наполеона. В случае войны они обязались выставить в помощь Франции 63 тысячи солдат. Эти силы потребовались очень скоро, потому что ни Англия, ни Россия не собирались заключать мир с Наполеоном. Вскоре в войну против Франции вступила Пруссия. 8 октября 1806 г. Наполеон отдал приказ о вторжении в Саксонию, которая была союзницей Пруссии. Под знаменами Наполеона в это время было около 150 тысяч человек. Прусский король Фридрих Вильгельм III имел под ружьем около 100 тысяч. Главные силы прусской армии под командованием герцога Брауншвейгского располагались в районе Йены. Узнав о движении французов, герцог с 50 тысячами солдат поспешил к Аурштедту, оставив под Йеной 38-тысячный корпус князя Гогенлоу. Наполеон принял этот корпус за главные силы прусской армии и решил, что генеральное сражение произойдет в районе Веймара. Он отделил от своих сил 27-тысячный корпус Даву и велел ему двигаться к Наумбургу, чтобы выйти в тыл пруссакам, а сам на рассвете 14 октября бросил против Гогенлоу корпуса Сульта, Ланна, Ожеро, Нея и Мюрата. Пруссаки и саксонцы сначала упорно оборонялись, но в конце концов были опрокинуты и обратились в повальное бегство. Французская кавалерия преследовала бегущих до самого Веймара и безжалостно истребляла всех без разбору. Разгром врага был полным. Лишь ничтожные остатки прусской армии спаслись и сохранили вид солдат. Остальные были перебиты, взяты в плен или разбежались по домам. В то же время Даву под Аурштедтом внезапно столкнулся с герцогом Брауншвейгском Дважды герцог безуспешно поднимал свои полки против врага — французы отбили все атаки и сами перешли в наступление. Разбитая прусская армия стала отступать к Веймару и по дороге столкнулась с остатками корпуса Гогенлоу. Когда стало известно о двойном поражении, паника и распад в прусской армии сделались полными. Никто больше не думал о сопротивлении, и все бежали перед стремительно надвигавшимся Наполеоном. Первоклассные крепости, в изобилии снабженные всем необходимым для длительной осады, сдавались по первому требованию французских маршалов. 27 октября Наполеон торжественно въехал в Берлин. 8 ноября капитулировала последняя прусская крепость — Магдебург. Король Фридрих Вильгельм бежал в Мемель. Вся кампания против Пруссии заняла ровно месяц. Европа, еще помнившая Семилетнюю войну и героическую борьбу Фридриха II против многочисленных врагов, была потрясена этой молниеносной расправой.

Под впечатлением своего триумфа Наполеон 21 ноября подписал берлинский декрет о континентальной блокаде, которым запретил всякую торговлю и всякие сношения с Англией. Этот указ был разослан во все зависимые от империи государства. Ближайшим следствием его стал тесный англорусский союз. Получив значительные английские субсидии, император Александр I вскоре был готов начать новую войну с Наполеоном. В ноябре французы вслед за отступавшими пруссаками вступили в Польшу. 28 числа Мюрат занял Варшаву. Вскоре сюда приехал сам император. Поляки восторженно встречали его как своего освободителя. Многие надеялись, что он вновь восстановит Польшу, но сам Наполеон относился к этой идее очень прохладно и говорил, что «поляки должны заслужить свое освобождение». На одном из балов, дававшихся в его честь, император увлекся очаровательной восемнадцатилетней блондинкой графиней Валевской. Сначала она отвергла ухаживания Наполеона и отказывалась отвечать на его записки. Супруг ее был на пятьдесят пять лет старше ее, а сама она была горячей патриоткой. Только после долгих уговоров князя Понятовского (племянника последнего польского короля) она согласилась стать любовницей императора, сопровождала его во время похода в Восточную Пруссию, а потом последовала за ним в Париж.

Война тем временем продолжалась. 26 декабря произошло первое крупное сражение с русским корпусом Бенигсена под Пултуском, закончившееся безрезультатно. Французскими войсками здесь командовал маршал Ланн. Обе стороны готовились к решительной битве. Она произошла 8 февраля 1807 г. под Прейсиш-Эйлау. Бенигсен построил свою армию по дивизиям в три линии. Осмотрев русские позиции, император приказал корпусу Ожеро начать атаку с фронта, а Нею и Даву обойти Бенигсена с флангов. Но ни одно из его распоряжений не было выполнено до конца. Даву перешел в наступление с большим опозданием и к полудню сумел только потеснить левый фланг русских. Между тем солдаты Ожеро попали под плотный огонь русских батарей и были в большинстве своем перебиты. Сам Наполеон с пехотными полками стоял на кладбище Эйлау в центре схватки. Вокруг него поминутно падали ядра, но император в течение многих часов оставался в этом опасном месте и отдавал приказы через тех редких адъютантов, которым удавалось приблизиться к кладбищу. У его ног лежало несколько трупов офицеров и солдат. Пехотные роты, окружавшие императора, постепенно истреблялись русским огнем и заменялись свежими частями. Наполеон видел, что только личным примером он может удержать своих солдат в этом ужасающем положении. Уже вечером смелая кавалерийская атака Мюрата, поддержан ная гвардией, поправила положение. Русские отступили, и остатки корпуса Ожеро были спасены от окончательного разгрома. Однако полной победы опять не получилось — несмотря на огромные потери (около 26 тысяч человек) Бенигсен отступил в полном порядке. Наполеон, положив до 30 тысяч своих солдат, был так же далек от успеха, как и в прошлом году.

Французской армии пришлось провести тяжелую зиму в дотла разоренной Польше. Повсюду была непролазная грязь. Наполеон отказался поселиться в Варшаве, Познани или Бреславле, где он мог выбрать для себя роскошный дворец. Он останавливался на ночлег в крестьянских избах или даже амбарах и проводил все время в поездках по дальним лагерям, посещал госпиталя и лично контролировал подвоз продовольствия. Ему хотелось своим примером подбодрить солдат в эту тяжелую пору. В одном из писем брату Жерому он писал: «Я ни разу не снимал сапог в течение 15 дней... Мы — среди снега и грязи, без вина, без водки, без хлеба, едим картошку и мясо... бьемся обыкновенно штыковым боем или под картечью... и ведем войну изо всех сил во всем ее ужасе...» К маю Наполеону удалось довести численность своей армии до 228 тысяч человек. Еще 170 тысяч были расквартированы в покоренной Пруссии. Война возобновилась в июне месяце и была на этот раз очень короткой. Наполеон двинулся на Кенигсберг. Бенигсен должен был поспешить на его защиту и сосредоточил свои войска на западном берегу реки Алле возле местечка Фридланд. Рано утром 14 июня наступавший в авангарде французской армии маршал Ланн натолкнулся на русских и послал известить об этом Наполеона. Вскоре подступили главные силы. Бенигсену пришлось принимать бой на очень невыгодной позиции — в центре его расположения находился глубокий овраг и озеро, сзади протекала река. Император ловко воспользовался выгодами своего положения. Сосредоточив против левого фланга русской армии, которой командовал Багратион, корпуса Нея, Виктора и гвардию, он рассчитывал отрезать его от переправ, окружить и уничтожить. Под мощным натиском французов Багратион отступил к Фридланду и по горящим мостам перешел через реку. При этом французская артиллерия нанесла русским жестокий урон. Солдаты правого фланга попали в еще более затруднительное положение — им пришлось отступать за реку без всяких мостов, вплавь и вброд. Множество солдат при этом утонуло. Почти вся артиллерия была брошена и оказалась в руках французов. Потеряв более 15 тысяч человек, Бенигсен поспешно отвел свою расстроенную армию к Неману и успел отступить за реку до подхода французов. Наполеон стоял на границе Российской империи. Но переходить ее он пока не решился. 19 июня было заключено перемирие. 25 июня Наполеон и Александр I встретились на плоту посередине Немана и договорились о предварительных условиях мира. Затем переговоры продолжились в Тильзите, и 8 июля договор был подписан. Александр должен был разорвать отношения с Англией и присоединиться к континентальной блокаде. Условия, которые император продиктовал прусскому королю, были гораздо жестче: Пруссия потеряла все земли на западном берегу Эльбы (на этих землях Наполеон образовал королевство Вестфалию, предназначив его своему брату Жерому) и большую часть польских провинций, объединенных в герцогство Варшавское, которое отошло в личную унию королю Саксонскому. На Пруссию была наложена непомерная контрибуция. До полной ее выплаты в стране оставались оккупационные войска. Это был один из самых суровых мирных договоров, когда-либо заключенных Наполеоном. Но зато к своим соратникам Наполеон был неслыханно щедр. После Тильзита он пролил на них настоящий золотой дождь. Маршалу Ланну он подарил миллион франков золотом, Нею пожаловал ежегодную пожизненную пенсию в 300 тысяч франков, Бертье — ренту в 400 тысяч, да еще выдал полмиллиона наличными. Прочих маршалов, генералов и многих офицеров одарил тоже очень щедро деньгами, титулами и поместьями. Все, кто принимал непосредственное участие в боях, получили хорошие пенсии, причем раненые получили втрое больше, чем не имевшие ранений. Эта щедрость, впрочем, ничего не стоила французской казне: все покоренные страны выплатили Наполеону огромные контрибуции, простиравшиеся до десятков миллионов франков; а общий ежегодный доход империи составлял в это время 770 миллионов франков золотом. Немалая часть этой суммы поступала в личное распоряжение Наполеона, и он тратил ее по своему личному усмотрению, а то, что оставалось, складывал в подвалы Тюильри. По его собственным словам, в 1812 г. здесь хранились огромные сокровища на общую сумму 300 миллионов франков. Иногда он, по свидетельству Фуше, спускался в этот подвал и осматривал груды золота «с алчным блеском в глазах, который бывает у разбойника при виде награбленного».

Важнейшей заботой Наполеона после одержанной победы было ужесточение континентальной блокады. Поскольку Германия, Нидерланды и Россия уже присоединились к ней, предстояло принудить к тому страны Пиренейского полуострова. В октябре 1807 г. император отправил в Португалию 27-тысячную армию под командованием Жюно, а вслед за ней — еще одну под началом генерала Дюпона. 29 ноября Жюно без боя вступил в Лиссабон. За два дня до этого принц-регент Жуан (будущий король Жуан VI) покинул столицу и уплыл в Бразилию. Вся страна оказалась под властью французов. Испания в этом конфликте выступила на стороне Франции. Под предлогом военных действий Наполеон наводнил ее своими войсками. В марте 1808 г. здесь уже было сосредоточено до 100 тысяч человек. Король Карл IV был наконец обеспокоен этим обстоятельством, но прежде чем он успел что-то предпринять, 80-тысячный корпус Мюрата подступил к Мадриду. Король бежал из столицы, но в Аранжуэце был задержан восставшим народом. Здесь 17 марта Карл отрекся от престола в пользу своего сына Фердинанда VII, а через шесть дней, 23 марта, Мюрат вступил в испанскую столицу. Наполеон не признал происшедшего переворота и вытребовал к себе в Байонну обоих Бурбонов. Между тем 2 мая в Мадриде произошло народное восстание против оккупационных войск, которое Мюрат потопил в крови. Воспользовавшись этим, император отнесся к Карлу и Фердинанду очень сурово и потребовал, чтобы они оба отреклись от престола в его пользу. Те безропотно подчинились его диктату. 10 мая Наполеон приказал своему брату Жозефу, королю Неаполитанскому, переехать в Мадрид и отныне быть королем испанским, а Мюрата сделал королем неаполитанским.

Казалось, что завоевание Испании закончено. Но на самом деле все только начиналось. С первых же своих шагов в Испании французы натолкнулись на бесчисленные, чуть не ежедневные проявления самой неистовой фанатической ненависти. Летом началось мощное восстание в Андалузии. Генерал Дюпон, двинувшийся против повстанцев, был окружен ими и 20 июля сдался вместе со всем своим отрядом неподалеку от Байлена. Впечатление, произведенное на Европу этим событием, было огромно. По многим признакам Наполеон сразу почувствовал, что его могущество поколебалось. Австрийское правительство, уже оправившееся против Аустерлицкой катастрофы, сразу повело себя более независимо. В сентябре Наполеон встретился в Эрфурте с Александром I и увидел, что имеет дело уже не с тем послушным союзником, которого он оставил в прошлом году в Тильзите. Чтобы добиться Продления франко-русского союза Наполеону пришлось пойти на целый ряд серьезных уступок, которых он никогда не мог простить русскому императору. Чтобы восстановить свое положение в Европе, Наполеон должен был преподать на ее глазах кровавый урок испанцам. Он это понимал и поздней осенью во главе 100-тысячной армии двинулся за Пиренеи. К этому времени положение французов здесь стало еще хуже. Англичане высадились в Португалии и заняли Лиссабон. Вся южная Испания была охвачена огнем восстания. Здесь уже сформировалась настоящая повстанческая армия, вооруженная английским оружием. Французы сохранили контроль только над северной частью страны до реки Эбро. Император немедленно перешел в наступление и 10 ноября под Бургосом нанес испанцам сокрушительное поражение. 4 декабря он вступил в Мадрид и сразу обратился против англичан. Английский экспедиционный корпус был разбит, а командовавший им генерал Мур пал в бою. Но сопротивление не ослабевало. Сарагоса несколько месяцев упорно отражала все приступы французов. Наконец, в январе 1809 г. маршал Ланн вступил в город по трупам его защитников, но после этого еще в течение трех недель шли упорные бои буквально за каждый дом. Озверевшим солдатам пришлось убивать всех без разбора — женщин, детей и стариков. Обозревая заваленные трупами улицы, маршал Ланн сказал: «Такая победа доставляет только грусть!»

В то же время пришли известия о том, что Австрия вот-вот готова вступить в войну. Наполеон оставил Пиренеи, перепоручив войну маршалам и брату Жозефу, а сам поспешил в Париж. К весне он успел собрать против австрийцев 300-тысячную армию. 9 апреля австрийская армия под командованием эрцгерцога Карла перешла в наступление и вскоре вторглась из Богемии в Баварию. 19—23 апреля произошли большие сражения при Абенсберге, Экмюле и Регенсбурге. Потеряв в них около 45 тысяч человек, эрцгерцог Карл отступил на левый берег Дуная. Преследуя противника, Наполеон 13 мая занял Вену. 17 мая часть французской армии переправилась на дунайский остров Лобау. Затем были наведены мосты между островом и противоположным берегом реки. Корпуса Ланна и Массены вступили в яростную битву с австрийцами у деревушек Асперн и Эсслинг. В это время подломился мост, соединявший правый берег реки с островом, и французская армия лишилась подвоза боеприпасов. Император велел Ланну немедленно отступать. Австрийцы перешли в атаку и упорно преследовали врага. В ожесточенном бою погибло более 10 тысяч французских солдат. Сам маршал Ланн был смертельно ранен ядром и умер на руках Наполеона. После этого поражения военные действия прекратились на полтора месяца. Обе стороны готовились к решительной битве. Сосредоточив на Лобау несколько корпусов и более 500 орудий, Наполеон 5 июля вновь атаковал австрийцев.

Эрцгерцог Карл ожидал французов на левом берегу Дуная на высотах реки Русбах. Вблизи находилось село Ваграм, по имени которого битва получила свое название. К вечеру большая часть французской армии переправилась через Дунай и расположилась напротив австрийских позиций. Наполеон приказал сходу начать атаку. Однако этот неподготовленный штурм не имел успеха. Понеся большие потери, французы отступили. На следующий день, 6 июля, эрцгерцог Карл сделал попытку опрокинуть левый фланг Наполеона, отрезать его от Дуная и разгромить. Первоначально атака имела успех — французы стали отступать. Чтобы закрепить победу, Карл ввел в бой все резервы. В это время по правому флангу австрийцев нанес удар маршал Даву, а против центра вражеской армии Наполеон двинул корпус Макдональда. Маршал построил свои батальоны в огромное каре, сторона которого равнялась тысяче метров, и после мощной канонады прорвал центр австрийской армии. Этот натиск решил исход сражения. Эрцгерцог Карл потерпел катастрофическое поражение: треть его армии (32 тысячи человек) легли на поле боя, остальные в беспорядке отступили. Наполеону эта победа стоила 27 тысяч человек. 11 июля император Франц предложил Наполеону перемирие. Наполеон согласился. На начавшихся переговорах он потребовал, чтобы Франц уступил лучшие австрийские владения: Каринтию, Крайну, Истрию, Триест, часть Галиции, и выплатил контрибуцию в 85 миллионов франков. Пришлось принять все эти грабительские условия. 14 октября в Шенбрунне был подписан окончательный мир.

Возвратившись осенью в Париж, Наполеон сейчас же начал хлопотать о разводе с женой. Жозефина после возвращения Наполеона из Египта и бурного объяснения, последовавшего между ними, хранила мужу верность. Она, впрочем, поступала так вовсе не из добродетели, а вынужденная к этому обстоятельствами: по приказу Наполеона министр полиции Фуше окружил императрицу шпионами, которые докладывали супругу о каждом ее шаге. Жозефина была женщина страстная и горячая, из некоторых, оброненных ею в разное время фраз можно заключить, что Наполеон, как любовник, никогда не удовлетворял ее. В самом деле, любовь в жизни императора не занимала главного места, и он уделял на нее в своем расписании очень ограниченное время. Стендаль, некоторое время лично и довольно тесно общавшийся с Наполеоном, так описывает его свидания с женщинами: «Император, сидя за столиком, при сабле, подписывает декреты. Дама входит; он, не вставая, предлагает ей лечь в постель. Вскоре после этого он с подсвечником в руках провожает ее и снова садится читать, исправлять, подписывать декреты. На самое существенное в свидании уходило не более трех минут... Такое поведение императора возмущало парижских женщин. Его манера выпроваживать их через две-три минуты, зачастую даже не отстегнув сабли, и снова садиться за свои декреты казалась им невыносимой». Наполеон никогда не знал страстных увлечений, и политик неизменно заслонял в нем любовника. Однако, создав огромную империю, он должен был задуматься о законном наследнике, а поскольку от Жозефины он не мог больше иметь детей, то невольно приходила мысль о втором браке. 15 декабря в присутствии всех высших сановников империи и всей императорской семьи был подписан протокол о разводе. Жозефина удалилась от двора и поселилась в Мальмезоне. Император назначил ей ежегодное содержание в три миллиона франков.

Наполеон немедленно приступил к выбору невесты. Сначала он отдавал предпочтение сестре российского императора, Анне Павловне, но, получив отказ от Александра, стал свататься к дочери австрийского императора Марии Луизе. Император Франц, не задумываясь, дал свое согласие. 11 марта 1810 г. в Вене состоялась церемония бракосочетания. Роль Наполеона в ней играли маршал Бертье и эрцгерцог Карл. Вслед за тем новая императрица была торжественно отправлена в Париж. Император, встретив жену по дороге в Компьен, настоял на том, чтобы Мария Луиза в первую же ночь разделила с ним ложе, не дожидаясь ни гражданской, ни церковной церемоний. Многие сочли, что это был неподобающий поступок по отношению к напуганной восемнадцатилетней девушке, которая до этого видела только своих монастырских монахинь-воспитательниц и ни разу в жизни не оставалась наедине с мужчиной. Но, как показали дальнейшие события, под безукоризненным поведением новая императрица скрывала огромную жажду чувственности, так что желание Наполеона едва ли сильно шокировало ее. По свидетельству секретаря Агатона Фэна, первые три месяца супружества Наполеон днем И ночью ни на шаг не отходил от императрицы. Даже самые настоятельные дела не могли оторвать его от нее более чем на несколько минут. Он всегда находился в ее апартаментах, вел с ней беседы, изучал ее книги, слушал, как она поет и играет на рояле. Он пытался научиться танцевать, играл с ней в бильярд и даже давал ей уроки верховой езды. В марте 1811 г. Мария Луиза родила императору долгожданного наследника. Но вскоре политические заботы отвлекли Наполеона от семейных радостей.

Уже с января 1811 г. он стал всерьез думать о войне с Россией. К этому побудил его новый таможенный тариф, введенный Александром в 1810 г. и облагавший высокими пошлинами французский импорт. Вслед за тем Александр разрешил судам нейтральных стран сбывать свои товары в его портах, что сводило на нет все огромные издержки Наполеона на поддержание континентальной блокады. К этому добавлялись постоянные столкновения интересов двух стран в Польше, Германии и Турции. С лета 1811 г. обе стороны уже почти открыто готовились к войне. Она началась 24 июня 1812 г. с перехода французской армии через Неман. У Наполеона было в это время около 420 тысяч солдат. Русские войска (около 220 тысяч) под командованием Барклая-де-Толли были разделены на две самостоятельные армии (одна — под началом самого Барклая, другая — Багратиона). Император рассчитывал разъединить их, окружить и уничтожить каждую по отдельности. Стараясь избежать этого, Барклай и Багратион стали поспешно отступать вглубь страны. 3 августа они благополучно соединились под Смоленском. 16 августа Наполеон стянул главные силы к этому городу и начал его штурм. Два дня русские ожесточенно защищали Смоленск, но вечером 17-го Барклай приказал продолжить отступление. Через несколько дней Александр отдал главное командование фельдмаршалу Кутузову. Узнав об этом, Наполеон понял, что враги решились наконец на генеральное сражение. И действительно, 4 сентября ему донесли, что Кутузов занял позицию у села Бородино, а его арьергард занимает укрепленный редут у деревни Шевардино. 5 сентября французы выбили русских из Шевардино и стали готовиться к генеральному сражению.

Под Бородином у Кутузова было 120 тысяч солдат при 640 орудиях. Его позиция занимала в длину 8 километров. Центр ее опирался на Курганную высоту. На левом фланге были возведены флеши. Осмотрев русские укрепления, Наполеон, у которого к этому времени было 135 тысяч солдат при 587 орудиях, отказался от обходных маневров (отчасти от того, что это было трудно тактически, отчасти — из опасения спугнуть Кутузова, который в этом случае мог отказаться от столь желанного императору генерального сражения). Он решил нанести главный удар в районе флеши, прорвать здесь позицию русской армии и выйти к ней в тыл. На этом направлении он сосредоточил корпуса Мюрата, Даву, Нея, Жюно и гвардию (всего 86 тысяч при 400 орудиях). Бой начался на рассвете 7 сентября артканонадой с обеих сторон. Затем корпус Бо гарне произвел отвлекающую атаку на Бородино, но был отбит с большим уроном. Главные события развернулись у флеши и на Курганной высоте. В шесть утра Даву начал атаку флешей, но, несмотря на тройное превосходство в силах, был отбит. В семь утра атака повторилась. Французы взяли левую флешь, но опять были отбиты и отброшены. Тогда Наполеон ввел в бой корпуса Нея, Жюно и Мюрата. Кутузов также стал перебрасывать Багратиону резервы и войска с правого фланга. В восемь утра французы во второй раз ворвались на флеши и вновь были отброшены. Затем, до 11 часов были сделаны еще четыре безуспешные атаки. Убийственный огонь русских батарей с Курганной высоты наносил французам жестокий урон. К 12 часам Наполеон сосредоточил против флеши две трети своей армии и почти всю артиллерию. Только после этого французы наконец смогли овладеть флешами. Оборонявший их Багратион был смертельно ранен. Развивая успех, император перенес удар на Курганную высоту, двинув против нее 35 тысяч солдат и 300 орудий. В этот критический момент Кутузов направил конные корпуса Платова и Уварова в обход левого фланга Наполеона. Отбивая эту атаку, Наполеон на два часа задержал штурм Курганной высоты. Наконец, в четыре часа корпус Богарне с третьей атаки захватил высоту. Но, вопреки ожиданиям, прорыва русской позиции не произошло. Русские были только оттеснены, но продолжали упорно обороняться. Ни на одном направлении Наполеону не удалось достичь решительного успеха — враг отступил, однако не был разбит. Двинуть в сражение гвардию Наполеон не решился и в шесть часов вечера отвел войска на исходные позиции. В этой битве французы потеряли около 50 тысяч человек, а русские — примерно 44 тысячи. На другой день Кутузов отказался продолжать сражение и отступил далее на восток. 13 сентября Наполеон вошел в Москву. Он считал войну оконченной и ожидал начала переговоров с императором Александром. Дальнейшие события показали, что он ошибся. Уже 14 сентября в Москве начались сильные пожары. Некоторое время их удавалось тушить, но в ночь на 17 сентября поднялся сильный ветер, который раздул огонь на полгорода. Море пламени охватило весь центр близ Кремля. По свидетельству графа Сегюра, глядя из окон дворца на горящую столицу, Наполеон сказал: «Какое страшное зрелище! Это они сами поджигают... Какая решимость! Какие люди! Это — скифы!» Он покинул Кремлевский дворец и переехал в подмосковное Петровское. К вечеру 18 сентября пожар, истребив большую часть города, стал ослабевать. Однако с этого времени французы стали испытывать сильные затруднения с продовольствием. Фуражировка вне города из-за действий русских партизан тоже оказалась трудным делом. Лошади гибли сотнями в день. Дисциплина в армии падала. Между тем Александр упорно не хотел заключать мир и готов был идти ради победы на любые жертвы. В этих условиях война стала терять всякий смысл. Едва ли было разумно гоняться по огромной разоренной стране за постоянно отступавшим Кутузовым. Наполеон решил передвинуть армию поближе к западной русской границе. Внезапное нападение русских 18 октября на корпус Мюрата, стоявший перед селом Турутино, окончательно укрепило его в этом решении. На следующий день он дал приказ покинуть Москву.

Первоначально Наполеон предполагал отходить по Новой Калужской дороге через еще не разоренные губернии. Но Кутузов помешал этому. 24 октября произошел упорный бой под Малоярославцем. Город восемь раз переходил из рук в руки. В конце концов он остался за французами, но Кутузов готов был продолжать сражение. Наполеон оказался перед выбором — либо дать новую битву, либо отступать по старой разоренной дороге. Он выбрал второе и приказал двигаться на Смоленск. Страна была страшно опустошена. Кроме острого недостатка продовольствия, армию Наполеона скоро стали донимать суровые морозы. Зима в 1812 г. началась необычайно рано — уже в начале декабря установилась сильная стужа. Кроме того, сильно тревожили Великую армию казаки и партизаны. Боевой дух солдат падал с каждым днем, несмотря на все старания императора. Наполеон мужественно переносил трудности похода наравне со всеми и целыми часами шел пешком по сугробам под падающим снегом и разговаривал с солдатами. Тем временем стало известно, что южная русская армия под командованием Чичагова после окончания турецкой войны спешно перебрасывается на западный фронт и готова преградить французам дорогу у Березины. Если бы этот замысел осуществился, армия оказалась бы в ловушке и была обречена на полное уничтожение. Наполеон приказал ускорить движение. Отступление превратилось в настоящее бегство. На раненых и больных уже не обращали внимания. Морозы, голод и партизаны истребляли солдат тысячами. Вся дорога была усеяна трупами. Кутузов несколько раз нападал на отступающих врагов и наносил им сильный урон. 16— 18 ноября произошло кровопролитное сражение под Красным, стоившее Наполеону 20 тысяч солдат. 22 ноября император узнал, что Чичагов выбил из Борисова польские части, которым было приказано оборонять переправу через Березину, и встали на пути французов. Наполеон приказал искать другое место, где можно было навести мосты. Севернее Борисова у Студянки было найдено узкое место, где ширина реки не превышала 25 метров, здесь навели два понтонных моста, и 26 ноября началась переправа. Русские полки, находившиеся на правом берегу, попытались сбросить французов обратно в реку. Гвардия пошла в атаку и отбила их. На следующий день большинство боеспособных частей уже перешло через Березину. В это время подоспели авангардные полки Кутузова. У переправы началась ужасная паника. Один из мостов провалился. 14 тысяч отставших были в большинстве своем перебиты казаками. Последний переход до Вильны был особенно тяжел, но Наполеон все же благополучно достиг русской границы и в середине декабря остатки армии перешли через замерзший Неман. Сам Наполеон еще 6 декабря передал командование Мюрату и поспешно уехал в Париж. По свидетельству Коленкура, который проделал с императором весь путь в одних санях, Наполеон уже очень мало думал о случившемся и всецело был поглощен заботами о предстоящей войне. В Варшаве он казался веселым, даже шутил и сказал между прочим: «Я покинул Париж в намерении не идти войной дальше польских границ. Обстоятельства увлекли меня. Может быть, я сделал ошибку, что дошел до Москвы, может быть, я плохо сделал, что слишком долго там оставался, но от великого до смешного — только шаг, и пусть судит потомство».

Что смешного мог найти Наполеон в неслыханных ужасах, которыми был ознаменован финал кампании 1812 г., осталось его тайной. Московский поход нанес непоправимый урон его могуществу. Если русскую границу за полгода войны перешло около полумиллиона императорских солдат, то обратно вернулось не более 30 тысяч. 100 тысяч остались в плену в России. Остальные 400 тысяч были убиты в боях или погибли при отступлении. Прибыв 18 декабря в Париж, император увидел повсюду большой упадок духа. Траур сотен тысяч семейств делал атмосферу особенно подавленной. Однако Наполеон по-прежнему располагал колоссальными ресурсами и не считал войну окончательно проигранной. Все первые месяцы 1813 г. он трудился над созданием и организацией новой армии. Двести тысяч человек дал ему призыв новобранцев и национальной гвардии. Еще двести тысяч не участвовали в русском походе — они стояли гарнизонами во Франции и Германии. Теперь они были стянуты в корпуса, снаряжены и снабжены всем необходимым. К середине весны грандиозная работа была завершена, и Наполеон выехал в Эрфурт. Тем временем русские продолжали одерживать успехи. К концу января вся территория Польши до Вислы была очищена от французов. В феврале русская армия вышла к берегам Одера, 4 марта овладела Берлином. Французы отступили за Эльбу. 19 марта прусский король Фридрих Вильгельм заключил союз с русским императором. Но появление на фронте Наполеона резко изменило ситуацию.

2 мая под Лютценом произошло первое крупное сражение. Витгенштейн, возглавивший союзную армию после смерти Кутузова, решил атаковать растянувшихся на марше французов. Но из-за медлительности эта атака не привела к успеху. Наполеон остановил наступление, а затем стал обходить противников с фланга. Разгорелся упорный бой. Император лично скакал с одного фланга на другой и руководил всеми операциями боя. Русские и пруссаки были отброшены, потеряв до 20 тысяч человек. Наполеон вновь овладел Лейпцигом и Дрезденом. Витгенштейн отступил к реке Шпре у Бауцена и здесь стал готовиться к обороне. Левый фланг союзников опирался на горы Богемский Лес, но правый не был защищен естественными укреплениями. Замысел Наполеона состоял в том, чтобы, атаковав центр и левый фланг противников, стянуть туда все их резервы, а затем нанести корпусом Нея удар в обход их правого фланга и выйти в тыл армии Витгенштейна. Бой начался 20 мая и продолжался на другой день. Маршалу Нею не удалось совершить задуманный императором прорыв на правом фланге. Командовавший здесь Барклай-де-Толли, отступил, но сделал это в полном порядке. Чтобы избежать окружения Витгенштейн приказал отойти за реку Лебау. Поле боя осталось за французами, но полной победы не получилось. Обе стороны были утомлены боями и 4 июня заключили перемирие.

Начались переговоры о мире. Требования союзников были достаточно умеренными. Они добивались только, чтобы Наполеон уступил назад Иллирию, освободил Гамбург, Бремен и Любек, отказался от герцогства Варшавского и от звания протектора Рейнского союза. Но Наполеон не желал идти ни на какие уступки. Своим упорством он наконец раздражил Австрию. 10 августа перемирие кончилось, а 11-го пришло известие о том, что Австрия примкнула к коалиции. Одновременно в войну вступила Швеция. Теперь силы союзников значительно превосходили силы Наполеона. Были образованы три армии: Богемская, под командованием австрийского фельдмаршала Шварценберга, Силезская — под началом прусского фельдмаршала Блюхера, и Северная, во главе которой встал бывший наполеоновский маршал Бернадот, ставший теперь шведским кронпринцем (позже была сформирована четвертая — Польская — армия Бенигсена). Общее командование было вручено Шварценбергу. С возобновлением военных действий Наполеон двинулся против армии Блюхера. Шварценберг начал заходить ему в тыл и 26 августа потеснил французский корпус генерала Сен-Сира, оборонявший Дрезден. Узнав об этом, Наполеон оставил действовать против Блюхера 80-тысячный корпус Макдональда, а сам с основными силами поспешил к Дрездену на выручку к Сен-Сиру и остановил противника. На следующий день он перешел в наступление и нанес сильный удар по левому флангу союзников. Потеряв до 20 тысяч человек, Шварценберг приказал отступать. Этот успех был последней крупной удачей Наполеона.

В следующем месяце, пока император лежал больной (он простудился под проливным дождем во время Дрезденского сражения), его маршалы потерпели несколько, хотя небольших, но досадных поражений. Союзники воспрянули духом, перешли в общее наступление и оттеснили французов за Эльбу. В середине октября все их армии сошлись у Лейпцига. Первыми к городу подступили Богемская и Силезская армии. Наполеон решил не сдавать город без боя. Он рассчитывал разгромить Шварценберга и Блюхера до подхода двух других армий. Свои войска император расположил в три линии: впереди поставил пять пехотных корпусов, за ними — четыре кавалерийских корпуса. Гвардия находилась в общем резерве и составляла третью линию. 16 октября союзники атаковали французов по всему фронту. Наполеон упорно оборонялся и отразил все атаки. После полудня, когда наступательная сила противника иссякла, он наметил прорвать его строй у деревни Госсы и сосредоточил против нее массы кавалерии. В три часа дня Мюрат, поддерживаемый мощным артиллерийским огнем, повел их в атаку. Однако внезапная контратака русских войск и жестокий огонь 112 русских пушек, в упор расстреливавших французов, остановили их наступление. К 17 часам атака была отбита. Потеряв по 30 тысяч человек, ни одна из сторон не добилась успеха. 17 октября сражения не было.

Противники подтягивали резервы и меняли позиции. Но если к Наполеону подошло всего 15 тысяч человек, то к союзникам подошли Северная и Польская армии, общей численностью ПО тысяч человек. Теперь они имели большой численный перевес над Наполеоном. Зная об этом, император в ночь на 18 октября стянул войска поближе к городу, охватив его полукругом. Утром союзники одновременно пошли в атаку с юга, севера и востока, но главный удар наносился с юга. В разгар боя вся саксонская армия (поневоле сражавшаяся за Наполеона) внезапно перешла в лагерь союзников и, мгновенно развернув пушки, стала стрелять по французам, в рядах которых только что была. Наполеону пришлось отступить, отдав врагу несколько селений. Он понес в этот день огромные потери и был принужден отдать приказ об отступлении. Отступление началось в ночь на 19 октября и продолжалось весь день. 20 тысяч поляков не успело перейти реку Эльстер и сдались в плен. Всего за три дня Наполеон потерял более 80 тысяч человек и 325 орудий. От такого поражения ему было уже тяжело оправиться. Но даже в этот момент Наполеон еще мог заключить сносный мир. В середине ноября союзные монархи предложили ему переговоры на таких условиях: он отказывается от всех завоеваний (и без того потерянных) и прекращает войну; ему остается Франция в границах 1801 г. Наполеон отказался. В январе 1814 г. союзники перешли Рейн, овладели Эльзасом и Франш-Конте. Одновременно английская армия Веллингтона перевалила через Пиренеи и вступила в южную Францию. В это время у Наполеона оставалось только 47 тысяч солдат. У союзников было, по крайней мере в пять раз больше. Тем не менее кампания началась с новых побед французов. Словно вспомнив свою молодость, Наполеон действовал стремительно и молниеносно, появляясь то здесь, то там и нанося сокрушительные удары. Сначала он выбил Блюхера из Сен-Дизье, затем нагнал его под Бриенном и нанес 31 января новое поражение. 1 февраля произошло сражение у Ла-Ротьера. После упорного противостояния, продолжавшегося целый день, Наполеону пришлось отступить, но у французов осталось впечатление, что они одержали победу. 10 февраля император стремительно атаковал корпус Олсуфьева у Щампоберга и наголову разгромил его. А уже на следующий день он одержал еще более значительную победу у Мон-мирайле, положив не менее восьми тысяч врагов. 12 февраля была достигнута новая победа у Шато-Тьери 14 февраля Блюхер был разбит при Вошане, потеряв девять тысяч человек. 18 февраля последовал новый успех — при Монтеро, а 7 марта Наполеон в третий раз разбил Блюхера у Краонна. 13 марта он одержал свою последнюю победу, разгромив русско-прусский отряд при Реймсе. Ошеломленные этим градом сокрушительных ударов, союзные монархи в последний раз предложили Наполеону мир на условиях возвращения Франции к границам 1792 г. 17 марта император отверг и это предложение. 20-го произошло большое сражение при Арсисюр-Об, окончившееся безрезультатно. Тогда Наполеон решил зайти в тыл союзникам и отрезать их от сообщения с Рейном. Таким образом он надеялся оттянуть врагов от Парижа. Но произошло прямо обратное его желаниям. Узнав, что между ними и французской столицей находятся всего два корпуса Мармона и Мортье, союзные монархи решили идти прямо на Париж. Сражение при Фер-Шампенуазье 25 марта кончилось победой над маршалами. 30 марта Париж капитулировал.

Наполеон узнал о падении столицы в тот же день в Фонтенбло. Он еще не терял надежды добиться успеха. Но 5 апреля маршалы стали говорить, что продолжение войны будет безумием и она закончится сожжением Парижа. Наполеон вспылил, стал гневно упрекать их за колебания, но потом вдруг объявил, что готов отречься от престола в пользу своего малолетнего сына. Маршалы горячо одобрили это решение. Наполеон сейчас же написал отречение, но прежде, чем подписать его, вдруг спросил: «А может быть, мы пойдем на них? Мы их разобьем!» Но маршалы молчали. Ни один не поддержал этих слов. Тогда Наполеон подписал бумагу и отправил ее в Париж вместе с Коленкуром, Неем и Макдональдом. Но государи-победители уже окончательно решили передать власть во Франции Бурбонам. Переход маршала Мармона вместе со всем его корпусом на сторону Людовика XVIII укрепил их в этом намерении. Кандидатура сына императора никого не устраивала. Однако Наполеону в случае добровольного отказа от власти обещали передать в полную собственность остров Эльба. Утром 6 апреля он созвал приближенных и объявил, что согласен отречься от престола за себя и за своих наследников. Это тяжелое решение далось Наполеону нелегко. Через пять дней после отречения он принял яд, который всегда носил с собой, начиная с кампании 1812 г. Однако за эти месяцы яд потерял свою силу. Жестоко промучившись несколько часов, Наполеон остался жив и больше не помышлял о самоубийстве. 20 апреля он отправился из Фонтенбло на Эльбу, а 4 мая уже высадился в своих новых владениях. Мария Луиза не последовала за мужем. Взяв с собой сына, она уехала к отцу. Вскоре стало известно о ее связи с графом Нейппергом (который позже стал ее вторым супругом). Жозефина умерла вскоре после отречения Наполеона. Первые месяцы император тяготился бездельем и пребывал в глубокой задумчивости. Но уже с ноября месяца он стал внимательно прислушиваться к новостям, доходившим к нему из Франции. Возвратившиеся к власти Бурбоны вели себя неосторожно и даже более нелепо, чем можно было от них ожидать. Особенно велико было раздражение в армии. Наполеон очень хорошо знал об изменении общественного настроения и решил воспользоваться этим. 26 февраля 1815 г. он посадил имевшихся у него солдат (всего их было около 1000 человек) на суда и поплыл к берегам Франции. 1 марта отряд высадился в бухте Жуан и двинулся на Париж через провинцию Дофинэ. Захватив город Грасс, император велел отпечатать в местной типографии свои воззвания к народу. В Гренобле уже находились два полка, высланные против мятежников. Наполеон приказал своим людям повернуть ружья дулом в землю и сам пошел впереди них прямо на королевских солдат. Их офицер не осмелился скомандовать «огонь». Подойдя вплотную к солдатам, Наполеон расстегнул сюртук и открыл грудь. «Кто из вас хочет стрелять в своего императора? — крикнул он. — Стреляйте!» В ту же секунду, расстроив фронт, солдаты с криком бросились к Наполеону, окружили его тесной толпой, целовали его руки, колени, плакали от восторга и вели себя, словно в приступе массового помешательства. С большим трудом император построил их в ряды и повел на Гренобль. Все войска, высылаемые против него, полк за полком перешли на сторону мятежников. Вскоре Наполеон имел уже шесть полков и значительное количество артиллерии. С этими силами он подступил к Лиону. Командовавший здесь бывший наполеоновский маршал Макдональд попытался 10 марта дать императору сражение, но прежде чем прозвучал хотя бы один выстрел, вся его армия перешла под знамена Наполеона. Вступив в город, император объявил Бурбонов низложенными. У него было уже 15 тысяч солдат. С этими силами он мог смело идти на Париж. Людовик XVIII решил испытать последнее средство — он отдал главное командование Нею, одному из популярнейших французских маршалов, и попросил его остановить Наполеона. 12 марта Ней прибыл в Лон-ле-Сонье и стал готовиться к обороне. Но очень скоро он понял, что солдаты ни за что не будут воевать с Наполеоном. Со всех сторон приходили известия, что города и целые провинции переходят под знамена императора. Маршал заколебался. 14 марта он построил свои войска и объявил, что переходит на сторону законного государя. Когда один из роялистских офицеров стал горько упрекать его в измене, Ней отвечал: «Я не могу руками остановить море». Узнав о поступке Нея, король 19 марта бежал из столицы, а на другой день Наполеон торжественно вступил в Париж.

С самого первого дня своего удивительного похода Наполеон не уставал повторять, что пришел дать французам «настоящую свободу». 23 апреля была опубликована новая конституция. По сравнению с хартией Людовика XVIII в ней был значительно снижен избирательный ценз и даны более либеральные свободы. 25 мая новые палаты открыли свои заседания. Большинство в них имели его сторонники, но Наполеон все равно был не очень доволен ими, так как тяжело переживал любое ограничение своей власти. 12 июня он выехал к армии, чтобы начать последнюю в своей жизни кампанию. Он успел собрать к этому времени около 128 тысяч солдат, что не шло ни в какое сравнение с силами Седьмой коалиции, которая готова была выставить до миллиона человек. Все монархи, заседавшие в это время на конгрессе в Вене, объявили, что будут бороться с Наполеоном до полной победы и ни за что не сложат оружия перед «врагом человечества». Этим судьба Наполеона была предрешена, но потребовалась еще одна большая битва, чтобы сделать его падение окончательным. Прежде всего, Наполеон двинулся в Бельгию против прусской армии Блюхера и английской армии Веллингтона. 14 июня французы перешли бельгийскую границу. 16 июня произошло большое сражение с пруссаками при Линьи. Потеряв 20 тысяч солдат, Блюхер отступил. Он, однако, не был разбит. Наполеон приказал 36-тысячному корпусу Груши преследовать пруссаков, а сам обратился против англичан. Решительная битва произошла в 22 километрах от Брюсселя у деревни Ватерлоо. У Наполеона было в этот момент 72 тысячи солдат при 243 орудиях, у Веллингтона — 68 тысяч при 159 орудиях. Сражение началось 18 июня в 11 часов утра. Главный удар Наполеон решил нанести по левому флангу англичан. Упорное сопротивление противника смешало все его планы. Бой был чрезвычайно упорным, и ни одна из сторон не имела успеха. Около полудня на правом фланге Наполеона появился авангард прусской армии — это был Блюхер, который успел оторваться от Груши и теперь спешил на помощь Веллингтону. Император направил против пруссаков корпус Лобау и гвардию. Одновременно он перенес направление главного удара на центр английских позиций. Дважды тяжелая французская конница врывалась на позиции англичан, но, не поддержанная пехотой, откатывалась назад. Наполеон бросил в бой свой последний резерв — 10 батальонов старой гвардии, и опять не достиг успеха. Между тем натиск пруссаков все усиливался. Подоспели три их корпуса (около 30 тысяч человек), и Блюхер один за другим бросал их в атаку. Около 8 часов вечера Веллингтон перешел в общее наступление, а пруссаки наконец опрокинули правый фланг Наполеона. Отступление французов вскоре превратилось в бегство. Они потеряли в этот день около 32 тысяч человек, а союзники — на 10 тысяч меньше. Битва, а вместе с ней и вся кампания были безнадежно проиграны.

21 июня Наполеон вернулся в Париж, а на другой день отрекся от престола в пользу своего маленького сына и отправился в Рошфор. Он рассчитывал сесть на один из фрегатов и уплыть в Америку. Осуществить этот план оказалось невозможно, так как английские корабли плотно блокировали берег. Выйдя 8 июля в море, Наполеон должен был высадиться на острове Экс. Поняв, что ему ни за что не дадут уплыть в Америку, император 15 июля сам отправился на английский флагманский корабль «Беллерофон» и отдал себя в руки капитана Мэтленда. Как только английское правительство узнало о пленении императора, решено было отправить его в ссылку на отдаленный остров Св. Елены (ближайший от острова африканский берег находился в 2 тысячах километрах). Наполеона пересадили на фрегат «Нортумберлэнд» и после двухмесячного плаванья, 15 октября, он достиг пределов своего последнего пристанища. Здесь он был отдан под надзор губернатору Гудсону Лоу, но мог пользоваться в пределах острова полной свободой. После долгих лет бурной жизни его обрекли на полную праздность. Он много читал, катался верхом, совершал пешие прогулки и диктовал свои воспоминания. Однако все эти занятия не могли разогнать его тоски. С каждым годом Наполеон становился все более угрюмым. С 1819 г. появились первые признаки разрушительной болезни. В начале 1821 г. уже не осталось сомнений, что император смертельно болен раком желудка. Жестокие боли усиливались с каждым днем, и 5 мая после тяжелой агонии он скончался.


Все монархи мира. — Академик . 2009.

Смотреть что такое "НАПОЛЕОН I" в других словарях:

  • Наполеон I —         Наполеон Бонапарт (Napoléon Bonaparte) (15.8.1769, Аяччо, Корсика, 5.5.1821, о. Св. Елены), французский государственный деятель и полководец, первый консул Французской республики (1799 1804), император французов (1804 14 и март июнь 1815) …   Большая советская энциклопедия

  • Наполеон I — Наполеон Бонапарт первый консул . Неизвестный художник. Музей ордена Почетного легиона. Париж. НАПОЛЕОН I (Napoleon) (Наполеон Бонапарт) (1769 – 1821), французский император в 1804 – 14 и в марте июне 1815. Уроженец Корсики. Начал службу в… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Наполеон I — Наполеон Бонапарт первый консул. Неизвестный художник. Музей ордена Почетного легиона. Париж. Наполеон Бонапарт первый консул . Неизвестный художник. Музей ордена Почетного легиона. Париж. Наполеон I () () французский император в 1804 1814 гг. и… …   Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • Наполеон I — (Бонапарт) (1769 1821 гг.) полководец, государственный деятель, император 1804 1814, 1815 гг. Большие батальоны всегда правы. В любви единственная победа это бегство. В ранце каждого солдата лежит жезл маршала. Военных сил недостаточно для защиты …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • НАПОЛЕОН I — (Napoleon) (Наполеон Бонапарт) (1769 1821), французский император в 1804 14 и в марте июне 1815. Уроженец Корсики. Начал службу в войсках в 1785 в чине младшего лейтенанта артиллерии; выдвинулся в период Французской революции (достигнув чина… …   Современная энциклопедия

  • Наполеон I — (Наполеон Бонапарт) (1769 1821 гг.) французский император в 1804 1814 гг. и в марте июне 1815 г. Уроженец Корсики. Начал службу в войсках в 1785 г. в чине младшего лейтенанта артиллерии; выдвинулся в период Французской революции (достигнув чина… …   Исторический словарь

  • Наполеон I — (Наполеон Бонапарт) (Napoleon I (Napoleon Bonaparte)) (1769 1821), император Франции (1804 14). Род. в Аяччо, корсиканец по происх. Получил образование в воен. школах во Франции и служил во франц. рев. армии. Став генералом в возрасте 26 лет, был …   Всемирная история

  • Наполеон I — (Napoleon) (Наполеон Бонапарт) (1769 1821). Выдающийся французский полководец, первый консул Французской республики в 1799 1804 гг., французский император в 1804 1814 и 1815 гг …   1000 биографий

  • Наполеон I — корсиканец, маленький капрал Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • Наполеон I — Запрос «Наполеон» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Наполеон I Napoléon Ier …   Википедия

  • НАПОЛЕОН I — Наполеон Бонапарт (Napoléon Bonaparte) (15.VIII.1769 5.V.1821), франц. гос. деятель и полководец, первый консул Франц. республики (1799 1804), император французов (1804 14 и 1815). Род. в г. Аяччо (Корсика) в семье корсиканского небогатого… …   Советская историческая энциклопедия

Книги

  • Наполеон I: В 2 кн. Кн. 1 и 2, Тарле, Евгений Викторович. Наполеон Бонапарт - ярчайшая историческая фигура, легендарный полководец и государственный деятель, заложивший основы современной Франции и давший имя целой эпохе. Предлагаемое вашему… Подробнее  Купить за 940 руб
  • Наполеон I. В 2-х томах, Тарле Евгений Викторович. Предлагаемое вашему вниманию издание выходит в двух томах под общим названием «Наполеон I» и включает произведения «Наполеон» и «Нашествие Наполеона на Россию». Хотя вторая книга не совсем… Подробнее  Купить за 890 руб
  • Наполеон I в России, Художник В. Верещагин. Наполеон I - яркая историческая фигура, привлекающая внимание многих поколений. Давно не переиздававшаяся работа В. В. Верещагина дает оригинальную и непривычную трактовку личности… Подробнее  Купить за 380 руб
Другие книги по запросу «НАПОЛЕОН I» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»