АЛЕКСАНДР III МАКЕДОНСКИЙ это:

АЛЕКСАНДР III МАКЕДОНСКИЙ
Царь Македонии в 336—323 гг. до Р.Х. Сын Филиппа II и эпирской царевны Олимпиады. Род. в 356 г. до Р.Х., ум. 13 июня 323 г. до Р.Х. Ж: 1) Роксана; 2) Статира.

По свидетельству Плутарха, Александр еще в отроческом возрасте проявлял редкий здравый смысл: неистовый и неудержимый в остальном, он был равнодушен к телесным наслаждениям и очень в них умерен. Честолюбия же и благородной гордости он был преисполнен не по возрасту. Дорожил он, однако, не всякой похвалой и не от каждого. Всякий раз при известии о том, что Филипп взял знаменитый город или одержал славную победу, Александр мрачнел и говорил, обращаясь к сверстникам: «Отец все забирает себе сам. Мне с вами не достанется совершить ни одного великого, блистательного дела». Уже с раннего детства он ревновал к отцовской славе и старался соперничать с ним. В связи с этим рассказывают такую историю. Однажды Филоник привел Филиппу Букефала, предлагая его за 13 талантов. Спустились на равнину испытать лошадь — она оказалась норовистой и совершенно неукротимой: сесть на себя она не давала, не слушалась никого из спутников Филиппа и перед каждым взвивалась на дыбы. Филипп рассердился и приказал уже увести коня, потому что он совершенно дик и необъезжен, но Александр, находившийся здесь, воскликнул: «Какую лошадь теряют по своему неумению обращаться с лошадьми». Филипп заметил ему: «Ты порицаешь старших, будто сам знаешь и умеешь больше!» «Конечно, — ответил тот, — я с ней лучше справлюсь, чем кто-нибудь другой!» «А если нет, то как наказать тебя за дерзость?» — спросил Филипп. «Я заплачу цену лошади», — сказал Александр. Поднялся смех; отец с сыном точно условились насчет денег. Александр тут же подбежал к лошади, взял ее за узду и повернул к солнцу: по-видимому, он заметил, что конь начинает беспокоиться при виде собственной двигавшейся перед ним тени. Немного пробежав с ним рысью, Александр вскочил на Букефала и крепко уселся верхом. Конь помчался вперед. Спутники Александра сначала замерли от страха и молчали; когда же Александр повернул прямо к ним, гордый и ликующий, все подняли радостный крик; отец же, говорят, прослезился от радости, а когда сын сошел с коня, поцеловал его в голову и сказал: «Дитя мое, поищи царства по себе; Македония для тебя тесна».

Александр упорствовал в споре, если его принуждали. Насилие его возмущало, а убеждением легко было направить его на должный путь. Филипп и сам старался скорее убеждать его, а не приказывать. Не особенно доверяя надзору и влиянию учителей, обучавших Александра, он пригласил Аристотеля, самого знаменитого философа и ученого. Под его руководством Александр изучал не только этику и науку об управлении государством, но был также приобщен к учениям сокровенным и более глубоким, которые именовались «изустными и тайными». Аристотель также привил Александру любовь к медицине. Позже Александр не раз рекомендовал в письмах своим друзьям способы лечения и образ жизни. Он вообще любил науку и был любознателен. Считая, что «Илиада» возбуждает к воинской доблести, он взял ее экземпляр, исправленный Аристотелем, и, по сообщению Окесикрита, держал его всегда под подушкой вместе с кинжалом. Аристотелем он вначале восхищался и любил его, по собственным словам, не меньше отца. Впоследствии он стал относиться к нему подозрительно; зла не делал, но в отношениях не было прежней горячей любви: они охладели друг к другу. Однако любовь к философии, врожденная и возрастающая с годами, не иссякла в его душе.

Когда Филипп отправился в поход против греков, Александру было 16 лет. Оставшись полноправным распорядителем македонских дел и государственной печати, он покорил отпавших мэдов, взял их город, выгнал варваров и поселил здесь пришельцев из разных городов, а сам город назвал Александрополем. Он лично принимал участие в битве против эллинов при Херонее и, говорят, первый бросился на «священный» отряд фиванцев. Филипп после этого особенно полюбил сына и радовался, когда македонцы называли Александр царем, а его полководцем. Однако домашние неурядицы, вызванные браками и любовными похождениями Филиппа, привели к тяжелому раздору, который Олимпиада, женщина с тяжелым характером, ревнивая и раздражительная, еще более обостряла, подстрекая Александра против отца. В полной мере этот раздор выявился на свадьбе Филиппа с Клеопатрой, молоденькой девушкой, в которую Филипп страстно влюбился. Ее дядя Аттал, подвыпивши, предложил македонянам помолиться о том, чтобы от Филиппа и Клеопатры родился законный наследник царства. Александр рассердился и крикнул: «А, по-твоему, болван, я незаконный?» — и швырнул в Аттала чашей. Филипп бросился на Александра с мечом, но, к счастью для обоих, споткнулся, раздраженный и пьяный, и упал. «Вот человек, — сказал Александр, — который собирается перешагнуть из Европы в Азию, а свалился, шагая от ложа к ложу!»

После этой пьяной дерзости Александр взял с собой Олимпиаду и, устроив ее в Эпире, жил сам у иллирийцев. В это время коринфянин Демарат, друг царского дома, привыкший говорить с царем откровенно, приехал к Филиппу. После первых приветствий Филипп спросил, в согласии ли живут между собой эллины. «Тебе, Филипп, как раз и пристало заботиться об Элладе, когда в твоем собственном доме такая распря по твоей вине», — заметил Демарат. Филипп одумался, послал в Иллирию и при посредничестве Демарата убедил Александра вернуться. Но вскоре между отцом и сыном произошла новая ссора из-за планов Филиппа женить своего сына Арридея на дочери карийского сатрапа Пиксодара. Александр был встревожен этим, так как опасался, что Филипп передаст престол Арридею, и сам захотел жениться на этой девушке. Когда Филипп узнал об этом, он осыпал Александра бранью и горькими упреками, а друзей его — Неарха и Птолемея — выслал из Македонии.

Когда Филипп был убит Павсанием, то вина за это преступление пала главным образом на Олимпиаду, которая подговаривала и подстрекала юношу. Александр, тем не менее, разыскал участников заговора и наказал их. Он очень негодовал на Олимпиаду, жестоко расправившуюся в его отсутствии с Клеопатрой (Плутарх: «Александр»; 2-10). Так как в войске Филиппа были представители разных народностей, то его смерть восприняли по-разному. Одни, угнетаемые несправедливым рабством, стали надеяться на получение свободы; другим надоела долгая служба, и они радовались тому, что избавились от похода в Азию; друзей царя при столь неожиданном известии охватил великий страх. Они представляли себе то Азию, вызванную на бой, то Европу, еще неукрощенную, то иллирийцев, фракийцев, дарданцев и другие варварские племена, верность которых была сомнительна; если бы все эти народы одновременно отложились от Македонии, устоять было бы невозможно (Юстин: 11; 1).

В таких обстоятельствах Александр принял власть. Ему было 20 лет от роду: великое недоброжелательство, страшная ненависть и опасность окружали его со всех сторон (Плутарх: «Александр»; 11). Прежде всего он постарался вселить бодрость в самих македонцев. Он выступил в народном собрании и своими твердыми речами сразу внушил веру в себя. Всех македонцев он освободил от государственных повинностей, кроме воинской службы, и этим поступком заслужил такое расположение со стороны всех окружающих, что стали говорить: на престоле сменился человек, но доблесть царская осталась неизменной.

На похоронах отца перед могильным холмом Александр приказал казнить всех соучастников его убийства, пощадив только Александра Линкеста. Приказал он также умертвить своего соперника по праву на власть, своего брата Карана, рожденного от мачехи (Юстин: 11; 1—2). Аттал, племянник Клеопатры, второй жены Филиппа, мог притязать на царский престол, и Александр решил покончить с ним, тем более что за несколько дней до кончины Филиппа Клеопатра родила сына. Аттал еще раньше был отправлен во главе войска вместе с Парменионом в Азию. Своей щедростью и ласковым обхождением с солдатами он приобрел в лагере большую популярность. У Александра были основания бояться, как бы этот человек не стал с помощью греков оспаривать у него власть. Поэтому, выбрав одного из друзей, Гекатея, он послал его с достаточным отрядом в Азию, поручив ему доставить Аттала живым или, в случае необходимости, убить его. Подозрения царя были очень основательны. После смерти Филиппа Аттал сначала задумал переворот и вошел с афинянами в заговор против Александра, но затем одумался, переслал Александру письмо, полученное от Демосфена, и пытался дружественными речами рассеять возводимые на него обвинения. Гекатей хитростью убил Аттала и тем самым прекратил в македонском войске всякие помыслы о восстании: Аттал был мертв, а Парменион дружественно расположен к Александру.

После этого Александр обратился к эллинским делам, поскольку они требовали неотложного решения. Афиняне, которых восстанавливал против македонцев Демосфен, обрадовались смерти Филиппа и побудили многие города выступить за свою свободу. Этолийцы постановили вернуть из Акарнании изгнанников, отправленных туда по предложению Филиппа. Амбракиоты изгнали македонский гарнизон и установили демократическое правление. Точно так же фиванцы постановили выгнать гарнизон, стоявший в Кадмее, и не предоставлять Александру гегемонии над эллинами. Что касается пелопоннесцев, то тут дела были еще хуже. Аркадяне и лакедемоняне вообще не признавали гегемонии Македонии, а аргосцы и элейцы готовы были восстать в любой момент. Едва ли можно было надеяться и на окружавшие Македонию варварские племена.

Действуя в этих трудных обстоятельствах, угрожавших его власти, Александр, вопреки ожиданиям, быстро усмирил все враждебные ему силы. Одних он привлек на свою сторону, действуя словом и убеждением; других смирил страхом; некоторых покорил и подчинил себе силой. Фессалийцев первых убедил он вручить ему по всенародному постановлению гегемонию над Элладой, переходившую к нему от отца. Добился этого он исключительно лестью и лаской, повсюду произнося дружественные речи и вскружив им голову широкими обещаниями. После фессалийцев он отправился на совет амфиктионов в Фокиду и также убедил их с общего постановления вручить ему гегемонию над Элладой. К амбракиотам он отправил дружественное послание и убедил их, что еще немного — и они получат автономию, которую он сам с охотой собирается им дать. Против непокорных он двинул македонское войско во всем его грозном снаряжении. После трудного перехода Александр явился в Беотию, разбил лагерь неподалеку от Кадмеи и внушил ужас жителям Фив. Афиняне, узнав о появлении царя в Беотии, перестали относиться к нему пренебрежительно. Стремительность юноши и его энергичная деятельность сильно напугала людей, враждебно к нему настроенных. Афиняне отправили к Александру послов с просьбой простить их, если они замедлили с предоставлением ему гегемонии. Александр дал ласковый ответ послам. Избавив афинский народ от великого страха, он отправил в Коринф приказ послам и членам совета встретить его; когда совет собрался, Александр произнес речь и своими разумными и кроткими словами убедил эллинов назначить его полномочным военачальником Эллады и идти с ним на персов, наказать их за вину перед греками. Получив этот почетный титул, царь с войском вернулся в Македонию и стал готовиться к походу в Азию (Диодор: 17; 3—5).

С наступлением весны 335 г. до Р X. Александр отправился во Фракию против трибалов и иллирийцев, так как узнал, что те восстали; кроме того, он считал, что, отправляясь в такой дальний путь от дома, не следует оставлять у себя за спиной соседей, которые до конца не усмирены. Александр собирался из Амфиполя вторгнуться в землю так называемых «независимых» фракийцев. Говорят, что, перейдя реку Несс, он на десятый день подошел к Балканам. Там, в ущелье, через которое шла дорога на гору, его встретила толпа вооруженных горцев и «независимые» фракийцы. Они захватили вершину Гема и приготовились преградить войску дальнейший путь. Сюда же они затащили множество телег, которые собирались сбросить на македонскую фалангу. Александр, узнав об этом, велел воинам падать на землю при виде телег и, закрывшись щитами, лежать, тесно прижавшись друг к другу. Он был уверен, что телеги перескочут через них, не причинив вреда. Так и случилось. Македонцы приободрились, видя, что телеги, которых они больше всего боялись, не нанесли им вреда, и с криком кинулись на фракийцев. Фаланга без труда отбросила плохо вооруженных варваров, так что они, побросав оружие, кинулись с горы кто куда.

Александр, перевалив Балканы, пошел вперед на трибалов и прибыл к реке Лигину. Сирм, царь трибалов, укрылся на одном из дунайских островов. Большая же часть трибалов сосредоточилась в тылу у македонцев. Когда Александр узнал, куда ушли трибалы, он повернул обратно и застиг их врасплох. Трибалы построились в лесу, росшем у реки. Александр, выставив вперед лучников и пращников, приказал им осыпать варваров стрелами и камнями. Как он и ожидал, оказавшись под дождем стрел, трибалы сделали вылазку. Выманив противника из леса, Александр атаковал его с фланга конницей, а с фронта ударила фаланга. Не выдержав удара, трибалы обратились в бегство.

На третий день после этой битвы Александр подошел к Дунаю и решил переправиться через него, чтобы напасть на гетов. Судов было мало. Поэтому полторы тысячи всадников и около 4000 пехотинцев переправились через реку на набитых сеном мешках. Геты, пораженные стремительностью, с которой совершилась переправа через великую реку, бежали, не дав решительного сражения. Македонцы овладели их городом. Сюда прибыли послы от фракийских и кельтских племен с заверениями дружбы. Пришли послы и от Сирама, царя трибалов. Заключив мир, Александр вернулся за Дунай и тут узнал, что иллирийское племя тавлантиев отпало от него, а во главе восстания стоят царь Главкия и изменивший ему Клит, сын Бардилея. Александр отправился в Македонию к городу Пелий, где находилось войско Клита. Но едва македонцы приступили к осаде, как появились иллирийцы с Главкией во главе. Сражаться на два фронта не было никакой возможности, и Александр начал отступление, которое проходило через теснины, занятые врагом, и было очень трудным. Тем не менее благодаря искусным маневрам македонцам без больших потерь удалось отступить за реку Эригон. Спустя три дня Александр узнал, что войско Клита и Главкия находится в полной беспечности: караулы для охраны не расставлены, перед лагерем нет ни палисада, ни рва, словно все думают, что Александр в страхе бежал. Ночью Александр незаметно переправился через реку и ударил на неприятеля, когда тот меньше всего этого ожидал. Многие были убиты в постели, а другие погибли при беспорядочном и паническом отступлении.

В это время некоторые из фиванских изгнанников вернулись в Фивы: кое-кто в городе подстрекал их к восстанию. Из кадмейского гарнизона они вызвали Аминту и Тимолая и убили их за стенами Кадмеи, когда те не подозревали ничего худого. Явившись в народное собрание, изгнанники убеждали фиванцев отпасть от Александра, прельщая их свободой и избавлением от македонского ига. Так как они утверждали, что Александр умер в Иллирии, то речи их показались толпе особенно убедительными. Молва о смерти Александра разрасталась и шла с разных сторон; прошло действительно немало времени, как от него не приходило никаких известий. И как это обычно бывает в таких случаях, люди, не разузнав, как обстоит все на самом деле, выдавали желаемое за действительное.

Когда Александр узнал о событиях в Фивах, он отнесся к ним очень серьезно. Александр уже давно держал в подозрении Афины и считал, что дерзкое предприятие фиванцев может увенчаться успехом, если к ним примкнут лакедемоняне, другие пелопоннесцы и этолийцы. Пройдя через Эордею и Элимиотиду, он перевалил через горы Стимфеи и Паравии и на седьмой день прибыл в Пелину в Фессалии. Выступив оттуда, он на шестой день вторгся в Беотию; фиванцы узнали о том, что Александр прошел через Фермопилы, когда он со всем войском был уже в Онхесте. На следующий день они увидели македонское войско под стенами Фив (Арриан: 1; 1— 7). Сначала Александр не предпринимал никаких действий, давая фиванцам время одуматься и посовещаться; он предполагал также, что один город не осмелится выступить в одиночку против такой армии. И если бы фиванцы, уступая обстоятельствам, отправили к македонцам посольство, прося мира и согласия, то Александр охотно пошел бы на переговоры и удовлетворил бы все их просьбы. Ему хотелось покончить со смутами в Элладе и целиком заняться войной с персами. Теперь же, видя, что фиванцы ни во что его не ставят, он решил сравнять город с землей и таким страшным делом отвратить от попыток к отпадению всех, кто собирался на это отважиться. Выстроив войско в боевом порядке, он приказал объявить: кто из фиванцев пожелает, тот может явиться к нему и стать причастным к миру, установленному для всей Эллады. Фиванцы по своей гордости также ответили объявлением: с какой-то башни они провозгласили, что каждый, кто желает с помощью персидского царя и фиванцев освободить эллинов и уничтожить тирана Эллады, пусть приходит к ним. Александра это чрезвычайно оскорбило; вне себя от гнева он решил страшно наказать фиванцев Щиодор: 17; 10).

Когда начался бой, фиванцы опрокинули отряд Пердики и лучников, но при этом сами растянули и потеряли строй. Видя это, Александр бросил на них выстроенную фалангу, которая и оттеснила их за ворота. Фиванцы бежали в таком ужасе, что, теснимые в город через ворота, они не успели эти ворота закрыть. Вместе с ними ворвались те македонцы, которые бежали сразу за ними. Навстречу победителям выступил македонский гарнизон из Кадмеи. Какое-то время отряды фиванцев еще держались у храма Амфиона. Когда же македонцы стали нажимать на них со всех сторон, а Александр появлялся то тут, то там, фиванцы обратились в бегство. И тогда началось беспорядочное истребление уже не защищавшихся фиванцев, причем жестокость проявляли не столько македонцы, сколько фокейцы и беотийцы; одних из фиванцев застигали в домах, некоторые пытались сопротивляться, другие молили о пощаде, припав к жертвенникам, но жалости не было ни к женщинам, ни к детям. Это бедствие, постигшее Фивы, потрясло остальных эллинов не меньше, чем самих участников этого дела: величие взятого города, стремительность покорения, неожиданное поражение и неожиданная победа — все их потрясало. Но еще более поразила жестокость, с которой Александр расправился с побежденными. Александр поручил распорядиться судьбой Фив союзникам, принимавшим участие в этом деле; те решили поставить в Кадмее гарнизон, город же срыть до основания, а землю, кроме священной, разделить между союзниками; детей, женщин и фиванцев, оставшихся в живых, кроме жрецов, жриц, друзей Филиппа и Александра и македонских проксенов, продать в рабство. Рассказывают, что Александр, из уважения к Пиндару, сохранил дом поэта и спас его потомков. Сверх того союзники постановили восстановить Орхомен и Платеи и обнести их стенами (Арриан: 1; 8—10).

Покончив с делами в Элладе, Александр вернулся в Македонию. Зимние месяцы он посвятил улаживанию своих собственных дел, поскольку предполагал, что отсутствие его продлится долго (в действительности же он вообще больше не вернулся на родину). Все свое наследственное состояние, которым он владел в Македонии и в Европе, Александр разделил между друзьями (Юстин: 11; 5) Когда почти все царские доходы были розданы и расписаны, Пердикка спросил: «Что ты оставишь себе самому, царь?» «Надежды», — ответил Александр (Плутарх: «Александр»; 15).

С наступлением весны 334 г. до Р.Х. Александр отправился к Геллеспонту, поручив управление Македонией и эллинами Антипатру; он вел с собою пеших, легковооруженных и лучников немного больше 30 000 и всадников свыше 5000. На 20-й день после отправления из дому он прибыл в Сеет, оттуда на 160 триерах войско переправилось в Абидос. Александр первым во всеоружии вступил на азиатскую землю и совершил паломничество в Трою, где принес жертву Афине ( Арриан: 1: 11).

От Геллеспонта македонцы начали наступление вглубь Азии. К этому времени военачальники Дария собрали большое войско и выстроили его у переправы через Граник: приходилось сражаться как бы в воротах Азии, чтобы войти в нее и овладеть ею. Большинство испугалось глубокой реки и обрывистого крутого берега, на который надо было выходить, сражаясь. Парменион ввиду позднего часа не советовал рисковать, но Александр ответил, что если он испугается Граника, то ему стыдно будет перед Геллеспонтом, через который он переправился без задержки, и с 13 конными отрядами бросился в поток. Он направился прямо на вражеские стрелы к обрывистым берегам, которые охранялись конными и пешими воинами. Поток уносил и заливал его солдат, и казалось, что их ведет безумец, а не разумный и осмотрительный вождь. Все же упорно продолжая переправу и с великим трудом одолев мокрый и скользкий от грязи подьем, Александр сразу же вынужден был вступить в сражение при полном беспорядке в своем войске; противники схватились один на один, пока Александру удалось кое-как перестроить своих переправившихся воинов. Враги наседали с криком; конница бросилась на конницу; сражались копьями, и, когда копья сломались, стали рубиться мечами. Многие пробились к Александру (он был приметен своим щитом и шлемом с гребнем, по обе стороны которого торчало по перу изумительной величины и белизны); дротик попал сквозь просвет в панцире, но не поранил Александра. Двое персидских полководцев, Ресак и Скифридат, вместе устремились на него; он увернулся от Скифридата, а на Ресака, закованного в латы, бросился сам. Копье у него сломалось, он выхватил кинжал. Полководцы схватились в рукопашную; Скифридат подскакал сбоку и, стремительно приподнявшись, ударил Александра персидским мечом. Шлем едва выдержал удар, гребень с одним пером отлетел, и лезвие меча коснулось волос Александра. Скифридат замахнулся вновь, но его опередил Черный Клит, пронзив копьем насквозь. Под мечом Александра пал и Ресак.

В опасном и трудном положении находилась конница, когда переправилась македонская фаланга и начала стягиваться пехота. Ее удара персы не выдержали. Неприятель сопротивлялся слабо и недолго; все, кроме греческих наемников, обратились в бегство. Последние выстроились возле какого-то храма и хотели сдаться Александру под честное слово. Но тот, движимый скорее гневом, чем рассудком, первым напал на них. Именно на этом месте оказалось больше всего раненых и убитых, потому что здесь македонцам пришлось схватиться с мужественными воинами, потерявшими всякую надежду. Варвары тем временем успели бежать. Их почти не преследовали (Плутарх: «Александр»; 16).

От Граника Александр двинулся на Сарды. В 70 стадиях от города его встретил Мифрен, фрурарх кремля, и важнейшие люди города: они сдали ему Сарды, а Мифрен вручил кремль и сокровища, там находившиеся. Александр оставался в Сардах столько, сколько требовали лидийские дела, и оттуда отправился в Эфес. Наемники, стоявшие в Эфесе, бежали. Вступив в город, Александр восстановил здесь демократию, а подати, шедшие раньше царю, велел уплачивать Артемиде. Алкимаха, сына Агафокла, Александр послал к тем эолийским городам и тем ионийцам, которые еще находились под властью персов. Он приказал всюду уничтожать олигархию и восстанавливать демократическое правление, разрешать всем жить на их землях и отменить подати, которые платились варварам.

Сам он из Эфеса пошел к Милету. Внешний город, покинутый гарнизоном, он взял сходу и расположился там лагерем, а к стенам внутреннего города велел подвести машины. Через короткое время часть стен оказалась разрушена, а другая сильно разбита, и Александр повел свое войско на приступ через развалины и проломы. Под натиском македонцев, напиравших со всех сторон, милетя-не и наемники, которым поручена была оборона крепости, обратились в бегство. Но большинство из них оказалось перебито, так как Милет был блокирован с суши и моря. Оставшимся в живых 300 наемникам-эллинам Александр предложил вступить в свое войско, а милетянам даровал свободу.

Покончив с этими делами, он пошел в Карию, так как ему сообщили, что в Галикарнассе собралась немалая сила варваров и чужеземцев. Александр велел засыпать ров перед городом, а к стенам придвинуть башни и осадные машины. Все попытки осажденных уничтожить их были отбиты с немалым для них уроном. Родосец Мемнон, руководивший обороной, вскоре понял, что при сложившемся положении вещей не сможет долго выдерживать осаду: часть стены уже обрушилась, часть пошатнулась; много воинов погибло при вылазках. Учтя все это, Мемнон велел поджечь город и, оставив в акрополе самый лучший отряд со всем снаряжением, велел перевезти остальных на Кос. Когда Александр узнал о происшедшем, то велел сравнять город с землей, а засевших в крепости оставить пока без внимания — большого значения это уже не имело. Правительницей Карии он поставил Аду, дочь Гекатомна.

Зимние месяцы Александр потратил на покорение Ликии и Памфилии, желая завладеть побережьем и лишить базы вражеский флот. Заняв после двухмесячной осады Килену, он повел войско в Гордий, который считался столицей древней Фригии. Здесь он поднялся в кремль, где находился дворец родоначальника фригийских царей Гордия и его сына Мидаса. Ему очень хотелось осмотреть повозку Гордия и узел на ярме этой повозки. Говорили, что тому, кто развяжет узел на ярме, предсказано владеть Азией. Узел был связан из лыка дикой вишни, и в нем не было видно ни конца ни начала. Александр не мог разгадать загадку узла, оставить же узел не развязанным он не хотел, чтобы это не вызвало волнения и толков в народе. Одни рассказывают, что он разрубил узел мечом. Аристобул же пишет, что он просто вынул загвоздку из дышла, после чего легко снял ярмо, не развязывая узла. Во всяком случае, все присутствовавшие при этом остались в убеждении, что пророчество сбывается на Александре.

На следующий день он выступил в Анкиру, город Галатии. Тут к нему пришло посольство от паф-лагонцев с заявлением, что народ их сдается Александру, вступает с ним в переговоры, но просит не - входить в их землю с войском. Александр распорядился, чтобы пафлагонцы были подчинены Калату, сатрапу Фригии; сам же устремился в Каппадокию и взял всю землю по ту сторону реки Галиса и еще большое пространство за ней. Отсюда он двинулся к Киликийским воротам (Арриан: 2; 3—4). Он знал, что Киликия защищена непрерывной крутой и обрывистой цепью гор, которая начинается у моря и, как бы описав дугой залив, снова возвращается другим своим концом к морю. Через эту горную цепь в том месте, где море наиболее вдавалось в берега, вели три узких и крутых прохода. Войти в Киликию можно было лишь по одному из них. Арсам, сатрап Киликии, вместо того, чтобы сосредоточить все свои войска в проходах, был занят тем, что опустошал свою страну огнем и мечом. Он хотел оставить македонцам лишь голую и бесплодную землю. Когда Александр с легкими частями вступил в проход, персидская стража бежала, бросив свои посты. Овладев таким образом самым узким местом прохода, которое называлось «воротами», Александр, как говорят, сам удивился своему счастью: он признался, что мог быть завален камнями, если бы нашлось, кому сбрасывать их на идущее внизу войско. Дорога едва давала возможность идти по ней четырем воинам в ряд; гора нависала над дорогой, не только узкой, но и обрывистой, а также часто пересекаемой потоками, текущими с гор (Курций Руф: 3; 4). На следующий день на заре Александр прошел со всем войском через ворота и вторгся в Киликию. Там ему сообщили, что Арсам, думавший раньше сохранить для персов Таре, теперь, узнав о переходе Александра через «ворота», собирается оставить город; тарсяне же боятся, что он прежде его разграбит. Услышав об этом, Александр устремился к Тарсу с конницей и самыми быстрыми отрядами легковооруженных. Арсам, узнав о его стремительном приближении, поспешно бежал из Тарса к Дарию, не успев нанести городу никакого ущерба (Арриан: 2; 4).

Радость македонцев была омрачена болезнью Александра. По словам одних, болезнь эта случилась от усталости, по словам других, от того, что царь выкупался в ледяной воде Кидна. Из врачей никто не отваживался оказать ему помощь, считая, что перед этой болезнью они бессильны, и боясь, в случае неудачи, обвинений со стороны македонцев. Акарнанец Филипп тоже видел опасность положения Александра, но он надеялся на его дружелюбное отношение к себе и считал преступным избегать опасности, если в опасности царь. Филипп решил рискнуть, не останавливаясь в лечении перед самыми крайними средствами. Он приготовил лекарство и убедил Александра стерпеть и выпить его, если он хочет поскорее выздороветь. В это время Парменион прислал из лагеря письмо, в котором настоятельно советовал остерегаться Филиппа, потому что Дарий будто бы подкупил его щедрыми подарками и обещанием выдать за него свою дочь, только бы он погубил Александра. Царь прочитал письмо и, не показав его никому из друзей, положил под подушку. В назначенный час вошел вместе с друзьями Филипп с чашей лекарства в руках. Александр передал ему письмо, а сам взял лекарство. Он пил, а Филипп в это время читал письмо Пармениона. Сразу стало ясно, что Филипп спокоен за свое лекарство. Письмо не испугало его; он только посоветовал Александру слушаться его и в дальнейшем: если он будет слушаться, то выздоровеет. Лекарство сначала подействовало очень сильно: Александр потерял голос; органы чувств почти перестали действовать, наступил обморок. Вскоре, однако, он оправился и почувствовал прилив сил и только тогда вышел показаться македонцам: вид его рассеял их уныние (Плутарх: «Александр»; 19). После этого он послал Пармениона к другим «воротам», которые находились на границе Киликии и Ассирии, велев заранее захватить проход и охранять его. Сам он с основными силами двинулся следом (Арриан: 2; 5). Парменион занял самую узкую часть дороги, а затем захватил Исс, также покинутый варварами. Продвинувшись оттуда, он вытеснил отряды, оборонявшие внутренние горные районы, и овладел дорогой. Александр продвинул армию к Иссу. Здесь надо было решать, идти ли дальше или ждать свежие силы из Македонии. Парменион высказал мнение, что другого более удобного места для сражения не найти: ведь силы обоих царей будут равны, узкий проход не сможет вместить большого количества людей, а македонцам надо избегать равнин и открытых полей, где их могут окружить и перебить в бою на два фронта. Его разумные доводы были приняты, и Александр решил дожидаться врага среди горных равнин.

Дарий тем временем уже был в Ассирии, в нескольких переходах от македонской армии. Греческие наемники усиленно уговаривали его вернуться на просторные равнины Месопотамии, где персы могли вполне использовать свою конницу, но царь отверг их предложения и вступил в горную Киликию. Он занял Исс вскоре после того, как македонцы покинули его, и таким образом оказался в тылу у Александра. Когда Александру сообщили об этом, он сначала отказывался верить в такую удачу, а затем сказал, что Дарий теперь у него в руках (Курций Руф: 3; 7—8).

Македонцы ночью выступили навстречу персам. На рассвете войско вышло из горных теснин, и Александр развернул его широким фронтом. С одной стороны была гора, с другой — море. Горы были заняты персами, и это внушало Александру опасения за судьбу правого фланга. Он расположил здесь два полка — Кена и Пердикки. На левом крыле стояли полки Аминты, Птолемея и Мелеагра. Общее командование левым флангом было поручено Пармениону. Александр приказал ему не отходить от моря, чтобы всей армии не попасть в окружение варваров, которые рассчитывали благодаря своей численности обойти македонцев. Сам он расположился на правом фланге во главе фессалийской и македонской конницы. Пелопонесскую конницу он отправил на левый фланг к Пармениону. Лучники и легкая пехота заняли позиции перед фронтом войска. Дарий построил свою армию на другом берегу Пинара. Против македонской фаланги он поставил 30 000 эллинских наемников, а по обоеим их сторонам 60 000 кардаков (это были тоже гоплиты). Остальное множество легковооруженных и гоплитов бесполезно глубоким строем стояло за эллинами-наемниками и кардаками. Всего у царя было около 600 000 человек. Большую часть своей конницы Дарий расположил на правом крыле против Пармениона, так как здесь предполагал нанести решающий удар. Сам Дарий находился в середине всего строя.

Поняв, какая опасность угрожает Пармениону, Александр отослал ему всю фессалийскую конницу со своего фланга. Бой начался с того, что легкая пехота македонцев атаковала персов, засевших на горе, и легко отогнала их, заставив снизу бежать наверх. Затем македонцы перешли в наступление по всему фронту, в то время как персы ожидали их, стоя на своем берегу. Оказавшись на расстоянии полета стрелы, воины, окружавшие Александра, и сам Александр первыми бросились к реке, чтобы своим стремительным напором напугать персов и схватиться поскорее врукопашную. Случилось так, как и предполагал Александр. Как только дело дошло до рукопашной, левое крыло персидского войска обратилось в бегство; Александр и его воины одержали здесь блестящую победу. Но из-за стремительного движения по пересеченной местности македонская фаланга разорвалась в нескольких местах — и эллинские наемники Дария бросились на македонцев как раз там, где видели, что строй наиболее разорван.

Завязалась жаркая схватка: наемники старались столкнуть македонцев в реку и вырвать победу для своих уже бегущих соратников. В это время полки правого фланга, видя, что персы, стоявшие против них, уже бегут, повернули на наемников в помощь своим теснимым товарищам. Атакованные с фланга и фронта наемники были таким образом опрокинуты и перебиты. Пока происходили эти события, персидская конница, выступившая против Пармениона, переправилась через реку и накинулась на отряды фессалийцев. Тут завязалась жаркая конная схватка, но персы дрогнули, как только узнали, что отряд наемников перебит, а Дарий бежал. В самом деле, царь бежал одним из первых, едва только увидел, что левое крыло дрогнуло перед Александром. Вслед за ним бежали вельможи, а потом бегство стало бесповоротным и всеобщим. Масса народа сталкивалась на узких дорогах, в страхе и беспорядке давя друг друга. Число убитых доходило до 100 000, причем всадников пало не меньше 10 000 (Арриан: 2; 8—11).

Победители ворвались в лагерь Дария и разграбили его. По персидскому обычаю здесь было множество женщин. Захвачены были мать и жена Дария, его малютка сын и две дочери (Курций Руф: 3; 11). Александр нисколько не изменил их прежнего образа жизни и не лишил их прежних почестей; денег на себя они получили больше, чем при Дарий. Самая же великая и воистину царственная милость для благородных и целомудренных женщин, ставших пленницами, заключалась в том, что они не слышали оскорблений в свой адрес, а жили словно бы не в лагере врага, а в девичьем тереме. А между тем рассказывают, что жена Дария была первой красавицей из всех цариц, а дочери ни в чем не уступали ей. И вот когда они оказались в полной его власти, Александр даже не дотронулся до них. Он вообще был равнодушен к женщинам и не знал до брака ни одной их них, кроме Барсины, вдовы Мемнона, которая попала в плен уже позже, под Дамаском.

С этого времени простота Александра стала подвергаться все большим испытаниям. Несмотря на то, что царский обоз остался в Дамаске, в лагере под Иссой македонцы захватили огромные богатства. Когда Александр после боя пошел мыться в походную баню Дария, то увидел множество кувшинов, кружек, ванн, флаконов для духов, все из золота, тонкой работы. Из бани он перешел в палатку, поражавшую высотой и размерами, с изумительными ложами, столами и посудой. Тогда Александр сказал, взглянув на друзей: «Вот это, по-видимому, и значит царствовать».

Впрочем, зараза роскоши долго не приставала к нему. Александр был чрезвычайно умерен в еде. Известны его слова, сказанные царице Карий. Та ежедневно посылала ему множество изысканных кушаний и пирожных и, наконец, отправила своих поваров и хлебников, считавшихся самыми искусными. Александр сказал, что ему ничего этого не нужно, у него есть лучшие повара, которых дал ему его воспитатель Леоннат: для завтрака — ночной поход, а для обеда — скудный завтрак. И к выпивке он был менее склонен, чем это казалось. Он долго оставался за столом, но больше говорил, чем пил, и, потягивая из чаши, всегда заводил долгую беседу, если у него было время. Ни вино, ни сон, ни забава, ни жена, ни зрелища не могли отвлечь его от дел, как это бывало с другими военачальниками. Об этом свидетельствует сама жизнь его, очень короткая и полная всяких дел. На досуге он, встав, прежде всего, приносил жертву ботам, а затем завтракал сидя. День он проводил на охоте, за распоряжениями по войску, судебными делами или за чтением. В дороге, если не надо было спешить, он учился стрелять из лука или тому, как вскакивать или ссаживаться с колесницы на ходу. В качестве забавы он, судя по дворцовому дневнику, часто охотился на лисиц и птиц. Остановившись где-нибудь, он, собираясь мыться и умащаться, обычно спрашивал тех, кто распоряжался хлебниками и поварами, готово ли у них все к обеду. Обедать он начинал поздно, уже в сумерках, и с удивительным вниманием и заботой относился к тому, чтобы за его столом всех угощали одинаково и никого не обошли. За вином засиживались долго, как было уже сказано, из любви к остроумным разговорам. Вообще в общежитии он был самым приятным из царей во всех отношениях. Впоследствии, однако, он сделался противен своим самомнением; в нем появилось слишком много солдатского, он стал хвастлив, льстецы вертели им как хотели, но эти пороки развились в нем не сразу. После попойки Александр принимал ванну и спал часто до полудня, иногда целый день. Был он умерен и в лакомых кушаньях: когда ему приносили очень редкие заморские плоды или редких рыб, он рассылал их всем друзьям, так что у него самого часто ничего не оставалось. Обед, однако, у него был всегда великолепен, и расходы на него увеличивались по мере его успехов и дошли, наконец, до 10 000 драхм. Это стало обычным, и столько же полагалось тратить тем, кто принимал Александра (Плутарх: «Александр»; 21—23).

После битвы при Иссе Александр послал к Дамаску Пармениона, так как ему донесли, что здесь находится обоз царской армии. Но пути он получил письмо правителя Дамаска, который предавал в его руки все царские сокровища и укрывшихся царских сановников, а также жен и детей полководцев Дария, отосланных сюда незадолго до битвы. Парменион поспешил вперед и, благодаря предательству, легко овладел Дамаском. В руки македонцев попало только чеканной золотой монеты на 2600 талантов. В плен было взято 30 000 пленных. В числе их оказалось множество знатных женщин и детей персидских полководцев (Курций Руф: 3; 13).

Тем временем Дарий, достигнув Вавилона и собрав тех, кто уцелел в битве при Иссе, не пал духом, хотя его и постигло великое несчастье. Он написал Александру, прося его отпустить пленных за большой выкуп. Он добавил, что если Александр пожелает стать ему другом, то он уступит ему всю Азию до Галиса. Александр собрал друзей, но скрыл от них подлинное письмо и показал своим советникам другое, которое более соответствовало его собственным намерениям. Послы ушли ни с чем. Обе стороны готовились к продолжению войны. Дарий вооружил тех, кто при отступлении бросил оружие, набрал новые полки, велел прибыть из глубин Азии армиям, которые он, стремительно собравшись в поход, оставил на месте. Вскоре у него собралось 800 000 пехотинцев и 20 000 всадников. Было еще много колесниц с серпами (Диодор: 17; 39).

В начале 332 г. до Р.Х. Александр овладел без боя всей Келессирией и пошел в Финикию. Выступив из Марафа, он взял Библ, заключивший с ним союз, и Сидон: сидоня-не сами призвали его, так как ненавидели персов и Дария. Оттуда он отправился к Тиру. В дороге его встретили тирские послы, отправленные к нему всем городом сказать, что тирийцы сделают все, что им прикажет Александр. Он поблагодарил город и послов и попросил их, вернувшись, передать тирийцам, что хочет войти в город и принести жертву Гераклу. Когда послы сообщили об этом в Тир, то горожане решили, что они сделают все, что прикажет Александр, но не пустят в город никого из персов или македонян; это решение показалось им самым правильным, поскольку исход войны еще не был известен. Узнав ответ тирийцев, Александр в гневе отослал обратно послов и, собрав «Друзей» и предводителей войска, сказал им: «Друзья и союзники, нам опасно предпринимать поход в Египет (на море ведь господствуют персы) и преследовать Дария, оставив за собой этот город, на который нельзя положиться, а Египет и Кипр в руках персов. Это опасно вообще, а особенно для положения дел в Элладе. Если персы опять завладеют побережьем, а мы в это время будем идти с нашим войском на Вавилон и на Дария, то они, располагая еще большими силами, перенесут войну в Элладу. Если же мы сметем Тир, то вся Финикия будет наша, и к нам, разумеется, перейдет финикийский флот, а он у персов самый большой и сильный. Кипр при таких обстоятельствах легко присоединится к нам или будет взят запросто при первом же появлении нашего флота. Располагая на море македонскими и финикийскими кораблями и присоединив Кипр, мы прочно утвердим наше морское господство, и тогда поход в Египет не представит для нас труда. А когда мы покорим Египет, то ни в Элладе, ни дома не останется больше ничего, что могло бы внушать подозрение, и тогда мы пойдем на Вавилон, совершенно успокоившись насчет наших домашних дел. А уважать нас станут еще больше, после того как мы отрежем персов от моря и еще отберем от них земли по эту сторону Евфрата».

Эта речь легко убедила всех в необходимости напасть на Тир, хотя осада его представлялась трудным делом. Город был расположен на острове, укреплен со всех сторон высокими стенами; к тому же на море господствовали персы, и у самих тирийцев было много судов. Из-за этого нельзя было штурмовать город с кораблей. Осмотрев укрепления тирийцев, Александр решил соединить насыпью материк с городом. Морское дно в проливе между ними было вязким, а около материка — илистым и мелким; около города, где было всего глубже, глубина достигала самое большее 3 оргий (около 5,5 м). Берег изобиловал камнями и лесом, который накладывали поверх камней. Вбивать колья в ил было нетрудно, и македонцы с жаром взялись за дело, тем более что Александр сам присутствовал при работах: показывал, что надо делать, воодушевлял людей словом, а тех, кто работал с особенным усердием, — и деньгами. Пока устраивали насыпь у материка, дело продвигалось легко. Когда же они дошли до более глубокого места, то пришлось им плохо, так как их стали поражать со стен. К тому же финикийские триеры подплывали теперь к самой насыпи и обстреливали работавших. Для их защиты Александр велел соорудить две деревянные башни. Но тирийцы пустили на насыпь горящий брандер. Пожар уничтожил башни, а высадившиеся с челноков воины переломали все машины, повыдергали все колья и, как смогли, испортили насыпь. Александр велел опять укреплять дамбу и строить новые башни, а сам отправился в Сидон собирать триеры, потому что господство тирийцев на море делало осаду Тира безнадежной. В Сидоне уже собралось 25 кораблей, посланных из разных мест. К ним прибавилось еще 80, которые дали сидоняне. А короткое время спустя в Сидон прибыли и кипрские цари с 120 кораблями: они знали уже о поражении Дария при Иссе и были перепуганы тем обстоятельством, что вся Финикия находится во власти Александра (Арриан: 2; 13, 15, 16-20).

Когда флот был готов, Александр привел его к Тиру. Киприотам он велел блокировать гавань, обращенную в сторону Сидона, а финикийцам — ту, что была обращена к Египту. Из Кипра и со всей Финикии собралось к нему множество машиностроителей, которые собрали много машин. Одни из этих машин стояли на насыпи, другие — на судах для перевозки лошадей. Когда все было готово, Александр подвел машины к стенам по сделанной насыпи; корабли же с машинами стали на якорь у стен с разных сторон, пытаясь их пробить. Однако оказалось, что корабли не могут подходить вплотную к стенам — этому мешают камни, во множестве сброшенные в море. Александр решил вытащить их из воды. Дело это было трудное, потому что приходилось действовать с судов, но, несмотря на противодействие тирийцев, македонцы с помощью машин извлекли все камни из моря и расчистили подходы к самым стенам. Тирийцы, оказавшись в безвыходном положении, попытались прорвать блокаду киприотов, но были разбиты и вернулись в гавань.

Теперь македонцы смогли подвести машины к самым стенам. Однако машины, стоявшие на насыпи, не нанесли стене никаких значительных повреждений: так она была крепка. Тогда суда с машинами подвели к той части стены, которая была обращена к Египту. Она оказалась менее прочной, и на значительном протяжении ее расшатали таранами. Часть стены обломилась и рухнула. Три дня спустя, выждав безветренную погоду, Александр подвел корабли к пролому. На берег перебросили мостки и по ним устремились в пролом на стену. После того как часть стены была захвачена, Александр прямо по ней устремился к царскому дворцу. Финикийцы, стоявшие со своими судами у гавани, обращенной к Египту, ворвались в нее, разнеся цепи, которыми она была заперта, и нанесли тяжелые повреждения тирийским кораблям. Киприоты вошли в другую гавань со стороны Сидона, которая не была заперта цепями, и сразу овладели в этом месте городом. Многие тирийцы, видя, что стена захвачена, отступили к Агенорию. Александр ударил на них с щитоносцами, опрокинул и перебил. После этого началась страшная бойня. Македонцы, измученные длительной осадой, зверствовали: было перебито около 8000 человек. Всех укрывшихся в храме Геракла Александр помиловал, остальных продали в рабство. Таких оказалось около 30 000 человек (Арриан: 2; 20—24). Две тысячи юношей, также оказавшихся в плену, Александр велел повесить (Диодор: 17; 46).

Когда Александр был еще занят осадой Тира, к нему пришли послы от Дария с такими предложениями: Дарий дает Александру 10 000 талантов выкупа за мать, жену и детей; вся земля за Евфратом вплоть До Эллинского моря будет принадлежать Александру; Александр женится на дочери Дария и будет пребывать с ним в мире и союзе. Послы предложили все это на собрании диадохов. Рассказывают, будто Парменион сказал Александру, что если бы он был Александром, то с радостью прекратил бы войну На этих условиях и не подвергал бы себя в дальнейшем опасностям. Александр ответил, что он так бы и поступил, если бы он был Парменионом, но так как он Александр, то ответил Дарию следующим образом: он не нуждается в деньгах Дария и не примет вместо всей страны только часть ее: и деньги, и вся страна принадлежат ему. Если он пожелает жениться на дочери Дария, то женится и без согласия Дария. Он велит Дарию явиться к нему, если тот хочет доброго к себе отношения. Дарий, выслушав все это, отказался от переговоров с Александром и стал вновь готовиться к войне.

Александр решил идти походом на Египет. Вся Палестина признала уже его власть, кроме города Газы, которым управлял евнух по имени Бат. Газа отстояла от моря на 20 стадий. Дорога к ней шла зыбучими песками, а морское дно у города было илистое и вязкое. Это был большой город, последний на пути из Финикии в Египет, в начале пустыни, располагался на высоком валу, который был обведен еще крепкой стеной. Александр, подойдя к Газе, остановился лагерем к югу от города в том месте, где стена казалась ему наиболее доступной, и велел собирать машины. Строители машин говорили, что взять стену приступом нельзя из-за высоты вала, но Александр считал, что взять ее тем необходимее, чем это труднее. Он решил насыпать напротив города свой вал, чтобы с этой насыпи, равной по высоте валу Газы, подвести машины к стенам. Когда решили, что вал поднят на достаточную высоту, стали готовиться к штурму. Неприятель, видя это, сделал вылазку. В бою Александр был ранен стрелой из катапульты, которая насквозь пробила щит и панцирь. Тем временем прибыли машины. Их втащили на вал и с их помощью расшатали значительную часть стен; кроме того, во многих местах были прорыты подземные ходы. Стена, оседая в провалы, рухнула во многих местах. Но и после этого горожане отбили три штурма. В четвертый раз Александр повел македонцев сам, хотя еще и не оправился от раны. На этот раз штурм был успешным. Македонцы ворвались внутрь. Горожане, хотя их дело было безнадежно, бились до последнего. Оставшихся женщин и детей Александр продал в рабство (Арриан: 2; 25—27).

Завершив завоевание Сирии, Александр отправил добычу Олимпиаде, Клеопатре и друзьям. Вместе с тем ему пришло на память одно детское желание. Когда однажды его воспитатель Леонид совершал жертвоприношение, маленький Александр подбежал к нему и, схватив пригоршню благовоний, бросил их в огонь. «Когда, Александр, ты завоюешь страну, обильную ароматами, — заметил ему Леонид, — тогда ты будешь так щедро их жечь. А пока то, что есть, расходуй бережливо». Теперь же, вспомнив об этом случае, Александр послал Леониду 500 талантов ладана и 100 смирны. А в письме написал ему: «Мы послали тебе ладана и смирны в изобилии: перестань скаредничать с богами». Рассказывают также, что Александру преподнесли ящичек изумительной работы, принадлежавший раньше Дарию. Друзья советовали хранить здесь самую большую драгоценность. Александр сказал, что положит сюда «Илиаду» Гомера (Плутарх: «Александр»; 25—26).

В начале 331 г. до Р.Х. Александр пошел на Египет и, выступив из Газы, на седьмой день прибыл в египетский город Пелусий. У Мазака, перса, которого Дарий поставил сатрапом Египта, не было персидского войска, и он, узнав об исходе сражения при Иссе, беспрепятственно впустил Александра в страну и ее города. Александр ввел в Пелусий гарнизон, кораблям велел подняться по реке до Мемфиса, а сам отправился к Гелиополю. Земли, через которые проходила его дорога, добровольно покорялись ему. Из Гелиополя Александр прибыл в Мемфис, где принес жертвы разным богам, а оттуда поплыл вниз по Нилу к морю. Местность против острова Фарос в устье Нила показалась чрезвычайно подходящей для основания города, который, по его мнению, должен был здесь процветать. Его охватило горячее желание осуществить эту мысль, и он сам разметил знаками, где устроить агору, где каким богам поставить храмы и по каким местам вести кругом стены. За этим занятием Александра застало известие о полной победе македонцев на море. Все острова признали их власть над собой, а персидский военачальник Фарнабаз был схвачен на Хиосе с остатками своего флота.

Из вновь основанного города, который получил название Александрии, Александр решил отправиться в храм Аммона в Ливию, чтобы вопросить оракул у бога. Сначала путь шел вблизи моря, а потом вглубь материка через сыпучие пески среди безводной пустыни. Область, где находился храм, представляла собой небольшой оазис, сплошь засаженный плодовыми деревьями, маслинами и финиковыми пальмами. Александр пришел в восторг от этого места (Арриан: 3; 1—4). В храме пророк приветствовал Александра от имени бога как от имени отца. Александр спросил, не скрылся ли от него кто-нибудь из убийц его отца. Пророк приказал ему не кощунствовать: отец у него не смертный человек. Александр изменил свой вопрос и осведомился, всех ли убийц Филиппа он наказал. Затем он спросил, дано ли ему будет стать владыкой всех людей. Когда бог изрек, что это ему будет дано и что Филипп вполне отомщен, Александр принес богу великолепные дары. Некоторые рассказывают, что пророк, желая из любезности обратиться к нему по-гречески «сын мой», спутался в буквах и сказал «сын Зевса». Александр обрадовался этой ошибке; так и пошла молва, что он сын Зевса, так как бог так назвал его. Вообще, он держался с варварами гордо, как человек, совершенно уверенный в своем божественном происхождении; перед греками он выступал в качестве бога осторожно и редко. Из многих слов и шуток Александра видно, что сам он не был одурманен мыслью о своей божественности и не допускал ее; она была для него средством для порабощения других (Плутарх: «Александр»; 27— 28). Но и бесследно для Александра это пророчество не прошло. С тех пор увеличилось его высокомерие, возросла надменность и исчезла та обходительность, которую он приобрел ранее от изучения греческой мудрости и от македонского воспитания (Юстин: 11; 11).

С первыми признаками весны Александр вышел из Мемфиса в Финикию. Прибыв в Тир, он уже застал там свой флот. Здесь он опять принес жертву Гераклу и устроил празднество с гимнастическими и мусическими состязаниями. Из Тира он отправился в Дамаск, а оттуда в Месопотамию. К его приходу через Евфрат уже было переброшено два моста. Мазей, которому Дарий поручил охрану реки, оставив ему 3000 всадников и много пехоты, все время держал реку под охраной, поэтому македонцы не могли довести мост до противоположного берега, опасаясь, как бы воины Мазея не начали разрушать его. Мазей, однако, услышав о приближении Александра, бежал со всем войском. Сразу после этого мосты на тот берег были переброшены, и Александр перешел по ним со своим войском.

Оттуда он двинулся через Месопотамию, но не пошел прямо на Вавилон, а избрал другую дорогу, двигаясь по которой войско могло в изобилии достать все. Тут была и трава для лошадей, и съестные припасы для солдат; к тому же и зной здесь был не таким жгучим. В пути стало известно, что Дарий с новой армией уже покинул Вавилон и стоит за рекой Тигр. Войска у персов было гораздо больше, чем под Иссом — и услышав об этом, Александр поспешно двинулся к Тигру. Придя к реке, он не застал ни Дария, ни охраны, которую оставил Дарий. Александр переправился через реку с трудом, вследствие стремительного течения, но никто не препятствовал переправе. Снявшись с берегов Тигра, Александр пошел через Ассирию вдоль реки. На четвертый день после переправы разведка сообщила ему, что на равнине видны неприятельские всадники. Это были передовые ряды персидской армии.

От пленных узнали, что основу войска Дария составляют в основном отряды из восточных сатрапий — инды, бактрийцы, согдиане, саки и другие окраинные племена. Говорили, что в персидском войске насчитывается до 1 000 000 пехоты, до 40 000 всадников, 15 слонов и 200 серпоносных колесниц (Арриан: 3; 6—8). На эти серпоносные колесницы Дарий возлагал особые надежды и сделал их ударной силой своего войска. На конце дышла такой колесницы торчали копья с железными наконечниками, с обеих сторон ярма направлены были против врагов по три меча; со спиц колес торчало помногу острых ножей, другие были прикреплены к ободьям колес и направлены остриями вниз, чтобы подсекать все, что только попадется на пути скачущих коней (Курций Руф: 4; 9).

Сблизившись друг с другом, обе армии стояли четыре дня, не вступая в сражение. В это время умерла Статира, жена Дария. Александр устроил ей роскошные похороны, на которые не пожалел расходов (Плутарх: «Александр»; 30). На пятый день македонцы стали сближаться с персами. Когда до противника оставалось стадий 30, Александр остановил своих. Посовещавшись с друзьями и стратегами, он решил начать сражение на рассвете. Объехав поле, он обратился к начальникам с краткой речью, в которой сказал, что сражаться они будут не за Финикию или Египет, как раньше, а за всю Азию. После этого Александр ушел в свою палатку. Парменион зашел к нему и стал уговаривать напасть на персов ночью. Однако Александр отвечал, что ему стыдно красть победу: на этот раз ему надлежит победить открыто, без хитростей.

Войско у Дария было построено таким образом: на флангах находилась конница. На левом, в основном, бактрийская, а на правом — сакская. В центре стояла пехота, основу которой составляли персы. Здесь же находился сам Дарий. Перед строем пехоты стояли слоны, а на флангах, перед конницей, серпоносные колесницы. По обе стороны от Дария и персидской пехоты стояли греческие наемники. Их выставили против македонской фаланги, как единственных солдат, которые могли этой фаланге противостоять. У Александра расположение войск было такое: на правом фланге находился он сам вместе с конницей гетайров (друзей). Этой конницей командовал Филота, сын Пармениона. В центре, как обычно, стояла фаланга. На левом фланге также находилась конница, основу которой составляли фессалийцы под командованием Филиппа, сына Менелая. Всем левым крылом командовал Парменион. Так была построена первая линия Александрова войска. За ней он поставил другую линию так, чтобы иметь два фронта. Начальникам стоявших сзади отрядов было приказано: в том случае, если они увидят, что персидское войско окружает македонцев, повернуть в полный оборот и принять варваров. Легкую пехоту Александр расположил впереди первой линии по всему фронту. Она была выставлена специально против колесниц с косами. Кроме того, впереди и правее основного построения стояла легкая кавалерия под командованием Менида. Мениду было приказано в случае, если вражеская конница начнет объезжать правый фланг, повернуть и напасть на них сбоку. Всего у Александра было конницы около 7000, а пехоты около 40 000 человек.

Утром, когда началась битва и войска стали сходиться, сражение развернулось прежде всего на правом фланге. Александр вместе с гетайрами стал обходить левый фланг Дария. Дарий испугался, как бы македонцы не вышли на пересеченную местность, где его колесницы окажутся бесполезными, и приказал сакам атаковать македонскую конницу. Начался упорный бой. Варвары подавляли своей численностью, а кроме того, и сами саки и их лошади были защищены броней. Несмотря на это, македонцы выдерживали натиск за натиском и, нападая отрядами, расстроили ряды врагов. В это время против фаланги были пущены серпоносные колесницы. Но, прежде чем персы достигли ее, им пришлось иметь дело с легкой пехотой, основу которой составляли агриане. Они встретили колесницы градом дротиков, многих возниц перебили, других стащили на землю. Но все же многим колесницам удалось пронестись сквозь ряды: солдаты, как им было приказано, расступились перед несущимися колесницами и пропустили их. Большинство колесниц не причинило вреда (Арриан: 3; 8—13).

Тем временем левое крыло, находившееся под командой Пармениона, дрогнуло и начало отступать под натиском бактрийской конницы, неистово обрушившейся на македонцев (Плутарх: «Александр»; 32). Линия была прорвана: через образовавшийся прорыв часть индов и персидской конницы пробилась к обозу македонцев. Здесь завязалась горячая схватка. Персы храбро нападали на людей, в большинстве своем невооруженных и не ожидавших нападения. Пленные варвары присоединились к персам и вместе с ними напали на македонцев (Арриан: 3; 14). Парменион, теснимый с обоеих сторон, послал к Александру сказать, что лагерь и весь обоз пропадут, если он тотчас же не пришлет сильной поддержки с передней линии. Получив это известие, Александр ответил, что Парменион, видно, потерял голову и забыл, что победители получат себе все имущество врагов; побежденным же придется думать не о деньгах и рабах, а о том, как, сражаясь, пасть со славой и без укора (Плутарх: «Александр»; 32). В течение некоторого времени на правом фланге шло упорное сражение и успех склонялся то на ту, то на другую сторону, но когда плотная македонская фаланга, ощетинившись сариссами, бросилась на персов, те не выдержали и обратились в бегство (Арриан: 3; 14). Александр погнал побежденных к центру, где находился Дарий; он увидел его издали — за выстроенным в глубину царским отрядом. Красивый, рослый мужчина, тот стоял на высокой колеснице, которую охраняло множество знатных всадников: они окружали ее в несколько рядов и приготовились встретить неприятеля. Вид Александра был страшен, он направил бегущих на тех, кто еще твердо держался на месте; большая часть в ужасе бросилась врассыпную. Лучших и благороднейших убивали на глазах царя; падая друг на друга, они задержали преследование. Дарий, на глазах которого происходил весь этот ужас, был не в состоянии повернуть колесницу и ускакать. Тогда он бросил все, вскочил, как говорят, на недавно ожеребившуюся кобылу, и бежал. Впрочем, вряд ли удалось бы ему тогда убежать, если бы к Александру не явились опять всадники от Пармениона звать на помощь (Плутарх: «Александр»; 33).

На правом крыле у персов еще не знали о бегстве Дария, и всадники, объехав вокруг левого Александрова крыла, теснили воинов Пармениона. Однако, как только предводители отрядов, стоявших за первой линией, узнали о случившемся, они, как и было им приказано, зашли в тыл персам, многих перебили, остальных обратили в бегство (Арриан: 3; 14). Пармениона позже обвиняли в том, что в этом сражении он вел себя нерадиво и вяло: может быть, старость лишила его отваги, а может быть, по словам Каллисфена, самовластие Александра его тяготило, а высокомерие царя вызывало зависть. Александр был раздосадован тем, что вынужден прекратить преследование, но не показал солдатам своих истинных чувств и приказал трубить сбор (Плутарх: «Александр»; 33). С конницей гетайров он вскачь помчался к правому флангу варваров и напал на бегущую вражескую конницу. Начался бой, самый жаркий во всей битве. Варвары, построенные в глубину отрядами, повернулись и напали на воинов Александра. Много гетайров было здесь ранено и убито, но, в конце концов, Александр одолел. Персы обратились в неудержимое бегство. Александр готов был напасть на правое крыло неприятеля, но фессалийская конница сражалась так блистательно, что Александру нечего было тут делать. Он повернул и устремился опять преследовать Дария. Погоня продолжалась до захода солнца.

Перейдя реку Лик, Александр остановился лагерем, чтобы дать немного отдохнуть людям и лошадям. На другой день он прибыл в Арбелы и захватил здесь деньги и все имущество Дария. Самого царя в Арбелах уже не было. Он сразу с поля битвы умчался в Мидию, держа путь к армянским горам. С ним бежала и бактрийская конница, царские родственники и около двух тысяч наемниковчужеземцев. В Мидию Дарий направился потому, что, по его расчетам, Александр после сражения должен был направиться в Вавилон и Сузы, поскольку Вавилония и Сузиана считались самыми богатыми сатрапиями в персидской державе и являлись, конечно, желанной наградой за невзгоды и трудности войны.

И Дарий не ошибся. В начале 330 г. до Р.Х. Александр из Арбел повернул в Вавилон. Поход проходил сначала степью, а потом по богатой и хорошо возделанной равнине в междуречье Тигра и Евфрата. Вавилон был в то время одним из крупнейших и богатейших городов Азии. Прекрасно укрепленный и в избытке снабженный всем необходимым, он мог стать серьезным препятствием на пути македонцев, но сатрап Мазей сдал город, кремль и казну без боя.

Александр пробыл в Вавилоне более месяца, давая отдых утомленному войску и готовясь к новому трудному походу. Затем он отправился в Сузы. Уже по дороге он встретил сына царского сатрапа и узнал, что тот передает ему город и всю царскую казну — более 50 000 талантов серебром, а также все царское имущество (Арриан: 3; 15—16).

Оставив в Сузах мать Дария, Александр переправился через Тигр и двинулся в землю уксиев. Эта область находилась по соседству с Сузами и вторгалась в переднюю Персеиду, оставляя узкий проход между собой и Сузианой (Курций Руф: 5; 3). Горные уксии не были покорены персами и прислали сказать Александру, что они пропустят его с войском в Персеиду только в том случае, если получат от него плату, какую они получали за проход от персидского царя. Александр отослал их, велев идти к теснинам: там он обещал дать им установленную плату (Арриан: 3; 17). Знакомые с местностью люди указали Александру скрытый путь по глухим тропам в стороне от города уксиев и сказали, что если он пошлет небольшой отряд легковооруженных, то они проскользнут над головами врагов. Совет понравился царю, и он отправил в горы 8000-й отряд под командой Таврона. Сам царь приступил к городу уксиев и начал его осаду. Местность была неровная, заваленная скалами и камнями; воинам приходилось сражаться и с врагами, и с условиями местности, но они все же продвигались, так как царь находился в первых рядах и увлекал их своим примером. Наконец показался Таврон со своим отрядом над укреплениями города. При виде его дух неприятеля поколебался. Уксии начали переговоры. Александр, помня их дерзость, сначала отвечал им сурово, но потом, после просьбы матери Дария, смягчился, наложил на уксиев дань и позволил им жить в их стране.

Разделив свои силы с Парменионом, Александр приказал ему идти степью, а сам с отрядом легковооруженных захватил горный хребет, непрерывные отроги которого уходили вглубь Персеиды. Опустошив всю эту область, он на третий день вступил в Персеиду, а на пятый — в теснины, называемые Сузскими воротами, которые занимал сатрап Персеиды Ариобарзан с 25-ю тысячами пехотинцев. Проход представлял собой узкую дорогу, окруженную с обеих сторон гладкими отвесными скалами. На их вершинах варвары были недосягаемы для стрел. Как только македонцы вступили в ущелье, враги стали скатывать с высоты огромные камни, которые, натыкаясь на другие, катились дальше с еще большей силой и давили не только отдельных людей, но и целые отряды. Тем не менее македонцы двигались вперед, пока не дошли до стены, которой Ариобарзан перегородил ущелье. Здесь Александр вынужден был повернуть обратно, так как увидел, что штурмом стену взять невозможно.

Расположившись лагерем на открытом месте, царь стал совещаться о том, что делать дальше. Люди, знавшие местность, говорили Александру, что в Персеиду легко попасть через Мидию, но совесть не позволяла Александру оставить без погребения убитых воинов. Он призвал к себе недавно взятых пленников, среди которых был один, знавший персидский и греческий языки. Пленник сказал, что царь напрасно ведет войско в Персеиду по горным хребтам; есть лесные тропинки, едва доступные людям, где все закрыто зеленью, и сплетающиеся деревья делают лес непроходимым. Александр немедленно ухватился за эту возможность зайти Ариобарзану в тыл (Курций Руф: 5; 3—4). Он оставил в лагере полки Кратера и Мелеагра и велел им штурмовать стену, как только они узнают, что Александр уже обошел кругом и подходит к персидскому лагерю (об этом должен был известить сигнал трубы). Сам он с полками Пердикки и легковооруженными ночью осторожно вышел из лагеря и двинулся в горы (Арриан: 3; 18). Путь его был чрезвычайно тяжел. Помимо труднопроходимых скал и откосов, воинам приходилось преодолевать снежные заносы; перебравшись через перевал, воины оказались среди болот и непроходимых лесов (Курций Руф: 5; 4). Тем не менее, оставив позади все трудности, македонцы внезапно напали на сторожевые посты персов и перебили их. На заре Александр совершенно неожиданно напал на вражеский лагерь. Одновременно с его переходом через ров трубы подали знак войску Кратера, и тот повел людей на штурм стены. Персы попали между двух линий противника и обратились в бегство, не вступив даже в бой. Отовсюду, однако, путь им был прегражден: с одной стороны нажимал Александр, с другой наседали солдаты Кратера. Большинство варваров было перебито, другие погибли, срываясь в паническом страхе с крутых обрывов. Сам Ариобарзан с немногими всадниками бежал в горы (Арриан: 3; 18).

Рассеяв врага, македонцы двинулись к Персеполю. В пути Александру было доставлено письмо хранителя царской казны Тиридата. Тот писал, что жители, оставшиеся в городе, услыхав о приближении македонцев, хотят разграбить сокровищницу; пусть же он поторопится ее захватить. Александр оставил пешие войска и с одними всадниками поспешил к Персеполю, который успел захватить раньше, чем охрана расхитила казну. Он уже завоевал и частью принял на сдачу много городов с обильными царскими богатствами, но сокровища этого города намного превзошли все остальное. Сюда варвары свезли богатства со всей Азии, золото и серебро лежало в сокровищницах грудами. Общая сумма добычи достигала 120 000 талантов (Курций Руф: 5; б), если перевести золото в цену серебра. Желая взять часть этих денег с собой для военных нужд, а другую поместить для сохранности в Сузах, Александр потребовал из Вавилона, Месопотамии, а также Суз караван мулов и, кроме того, 3 000 вьючных верблюдов. Весь город кроме царского дворца был отдан на разграбление воинам. А был этот город самым богатым из существующих под солнцем, и в домах частных лиц с давних пор было полным-полно всякого добра. Македонцы, врываясь, убивали всех мужчин и расхищали имущество, которого имелось очень много (Диодор: 17; 70—71). Дворец вскоре разделил судьбу персидской столицы. Рассказывают, что, собираясь выступить против Дария, Александр как-то вместе с друзьями пировал и забавлялся. На пирушку к своим возлюбленным пришли и женщины, пившие вместе с остальными. Самой известной была Таис, родом из Аттики. В разгар веселья она воскликнула, что всего сладостнее для нее было бы поджечь дом Ксеркса, сжегшего некогда Афины, самой подложить под него огонь, чтобы по всему миру пошла об этом молва и чтобы говорили, что женщина сильнее отомстила персам за Элладу, чем знаменитые военачальники Александра. В ответ поднялся крик. Сотрапезники стали уговаривать и подгонять друг друга. Царь, увлеченный общим порывом, вскочил с венком на голове и с факелом в руках пошел впереди. Спутники его веселой толпой окружили дворец (Плутарх: «Александр»; 38). Александр первым бросил факел, затем это сделали и другие, и вскоре дворец со всеми постройками был охвачен огромным пламенем (Диодор: 17; 72).

Александр провел в Персеполе четыре месяца, обладая теперь сказочными богатствами. Он осыпал подарками своих друзей. По природе своей он был очень щедр, и когда дела его пошли все лучше и лучше, он стал раздавать еще больше. Вел он при этом себя с такой приветливостью, которая делала подарок по-настоящему приятным. Однако, когда он увидел, что его сподвижники утопают в наслаждениях и образ жизни их становится просто противным (у теосца Гагнона, например, сапоги были подбиты серебряными гвоздями; Леонату караваном верблюдов привозили для гимнастики песок из Египта; Филота заказал себе охотничьих тенет на 100 стадиев длины; миррой натирались теперь в бане больше, чем раньше оливковым маслом, и держали при себе постельничных и массажистов), он стал ласково и разумно упрекать их. Сам он, упражняясь и побуждая к этому других, подвергал себя ради доблести постоянной опасности. Друзья же его, получив богатства и высокие звания, хотели жить в роскоши и безделье. Их тяготили стран -ствия и походы. Постепенно они дошли до того, что стали злословить на царя. Тогда он относился к этому еще спокойно, говоря, что это царский удел: слушать брань за оказанные милости (Плутарх: «Александр»; 38—41).

В начале 329 г. до Р.Х. Александр выступил из Персеполя с намерением нанести окончательное поражение Дарию Дарий тем временем собирал войско в Бактриане и глубинных сатрапиях. Но Александр не дал собраться ему с силами. Стремительность продвижения македонцев превзошла все мыслимые возможности (Диодор: 17; 73). Выйдя из Персеполя, Александр через две недели овладел уже всей Мидией и вступил в ее столицу Экбатаны. Здесь он узнал, что у Дария фактически нет боеспособного войска и единственное свое спасение тот видит в бегстве. Пробыв в Экбатанах ровно столько, сколько требовали от него дела по налаживанию управления страной, Александр вновь устремился в погоню, — на этот раз через земли Парфии. В пути до него дошли известия, что армия Дария разбежалась, а сам Дарий оказался в полной власти бактрийского сатрапа Бесса, который держит царя на положении пленника. Услышав об этом, Александр заторопился еще больше. Через несколько дней изнурительной погони македонская конница настигла варваров. Все они обратились в бегство, даже не начав сражения. Бесс и его единомышленники старались увезти с собой в повозке Дария, но, когда Александр уже совсем настиг их, нанесли Дарию множество ран, бросили его, а сами бежали. Дарий умер раньше, чем его увидел Александр (Арриан: 3; 19—21).

Бесс же ускользнул от Александра вместе с Набарзаном и многими другими и добрался до Бактрии. Здесь он стал призывать народ к защите своей свободы. При этом Бесс указывал, что сама их земля во многом будет им помощницей: она недоступна, и населения в ней достаточно, чтобы приобрести независимость. Он заявил, что будет предводителем на войне, уговорил народ и объявил себя царем; набрал солдат, заготовил много оружия и ревностно занялся тем, что насущно требовалось в данный момент.

Между тем Александр видел, что македонцы рвутся домой, считая, что со смертью Дария война закончена. Собрав их всех и воодушевив подходящей речью, он уговорил их продолжать поход. Воинов из союзных греческих городов Александр созвал отдельно, поблагодарил за то, что они сделали, и отпустил, подарив каждому всаднику по одному таланту и каждому пехотинцу по 10 мин. Кроме того, он выплатил причитающееся им жалование, добавив к нему плату за все время, какое они пробудут на возвратном пути домой. Тем же, кто предпочел остаться вместе с царем, он выдал каждому по три таланта. Так богато одарил он воинов потому, что, преследуя Дария, захватил много денег.

Устроив таким образом свои дела, Александр отправился в Гирканию и завладел всеми городами этой страны вплоть до Каспийского моря. Вслед за Гирканией македонцам покорились и смежные с ней племена. Многие из военачальников, бежавших к Дарию, сами сдались ему. Милостиво обойдясь с ними, он прославился своим великодушием. Вскоре эллинские наемники, служившие в войске Дария, — а их было около полутора тысяч и они отличались своим мужеством — пришли к Александру с повинной, получили прощение и были зачислены в его полки с тем же жалованием (Диодор: 17; 74— 76).

Из Гиркании Александр пошел в Задракарты, самый большой город Гиркании, где находился царский дворец. Проведя там 15 дней, он двинулся дальше и вторгся в Парфию, а оттуда к границам Арии. В Сузию, столицу Арии, к нему явился Сатибарзан, сатрап этой страны. Александр оставил ему его сатрапию, но послал с ним небольшой отряд македонцев (Арриан: 3; 25).

Именно в это время Александр стал исподволь вводить у себя персидские обычаи. Сначала он завел во дворце жезлоносцев и поставил на эту должность уроженцев Азии, затем сделал своими телохранителями виднейших персов (Диодор: 17; 77). Еще находясь в Парфии, он как-то на досуге впервые надел варварскую одежду. Может быть, он хотел только приобщиться к местным нравам — принятие того, к чему люди привыкли и с чем сроднились, весьма способствует их умиротворению, — может быть, он незаметно пытался внушить македонцам мысль о том, что ему, как и персидскому царю, подобает кланяться в ноги, и постепенно приучал их мириться с переменой в образе жизни. Однако он, не принял целиком персидского облика: не надел ни штанов, ни верхней одежды с рукавами, ни тиары, но устроил себе что-то среднее между персидской и македонской одеждой: она была скромнее первой и пышнее второй. Он надевал ее сначала только дома, принимая варваров и друзей, а затем стал появляться в таком виде на людях и на больших приемах. Македонцев огорчало это зрелище, но, чтя доблесть царя, они рассуждали так: ему следует иногда уступать в том, что доставляет ему удовольствие и служит его славе (Плутарх: «Александр»; 45). Видя это, Александр стал действовать более смело. По примеру Дария он окружил себя наложницами; их было не меньше, чем дней в году, и они отличались красотой, так как были выбраны из всех азиатских женщин. Каждый вечер они становились вокруг царского ложа, чтобы он мог выбрать ту, которая проведет с ним ночь (Диодор: 17; 77). А чтобы не показалось, будто только он один опустился до порочной жизни тех, кто был побежден его армией, Александр позволил также и своим воинам брать в жены тех пленных женщин, с которыми они были в связи, полагая, что у солдат будет меньше желания вернуться на родину, если в лагере они почувствуют некоторое подобие домашнего очага и семейной обстановки (Юстин: 12; 4).

Чем дальше, тем более Александр усваивал местный образ жизни; коренных же обитателей приучал к обычаям македонским. Он считал, что во время его длительного отсутствия все устроится лучше без насилия, путем дружественного общения и взаимного приспособления. Потому он отобрал 30 000 мальчиков и велел учить их греческой грамоте и приучать пользоваться македонским вооружением; к ним приставили много учителей (Плутарх: «Александр»; 47).

Занимаясь всем этим, Александр не терял из вида Бесса, который вызывал у него все большую тревогу. Приходили известия, что Бесс надел высокую тиару и персидскую столу, называет себя не Бессом, а Артаксерксом, и говорит, что он царь Азии. К нему собрались персы, бежавшие в Бактрию, много бактрийцев, и он поджидает прихода союзников-скифов. Александр, имея при себе уже все свое войско, пошел на Бактрию. Уже по дороге он получил известие, что сатрап ариев Сатибарзан перебил отряд македонцев, вооружил ариев и собрал их в городе Артакоане. Узнав о продвижении Александра, он решил идти со своим войском к Бессу, чтобы вместе с ним напасть на македонцев где придется. Получив такое известие, Александр не пошел в Бактрию, а с частью войска поспешно двинулся на Сатибарзана и ариев (Арриан: 3; 25). Когда царь приблизился к нему, Сатибарзан испугался и его большой армии, и прославленного мужества македонцев. Поэтому, взяв с собой 2000 всадников, он поспешил к Бессу, чтобы побудить его скорее оказать ему помощь, а остальным велел бежать на высокую гору, где было много непроходимых мест и удобных убежищ. Приказ этот был выполнен, но Александр, с присущей ему решительностью, энергично повел осаду беглецов и принудил их сдаться. Затем в течение 30 дней он овладел всеми городами в Арии и отправился в Дрангиану. Там он поселился во дворце Дрангены и дал отдых войску.

Подавив это восстание, Александр вскоре столкнулся с опасностью более грозной, так как исходила она не от покоренного врага, а непосредственно от самих македонцев. Некто Лимн, один из друзей царя, за что-то упрекал его и, увлеченный гневом, решил составить против него заговор. Когда заговор раскрылся, обнаружилось, что Филота знал о нем и не донес царю. Александр поручил судить его македонцам (Диодор: 17; 78—79). Положение Филоты давно внушало зависть и ненависть, и теперь на него возвели бесконечное количество клеветы. Его схватили и стали допрашивать (Плутарх: «Александр»; 49). То ли не выдержав пыток, то ли от угрызений совести (это так и осталось неизвестным) Филота признался, что стоял во главе заговорщиков. После того как он и все его сообщники были казнены, Александр распорядился убить также Пармениона. Долгие годы тот оставался первым другом Александра и вторым после него человеком в армии. Его не было тогда при дворе, так как он остался управлять Мидией. Александр послал на драмадерах людей, которые опередили весть о казни Филоты и тайком убили его отца в Экботанах. Убийство Пармениона было воспринято неоднозначно. Если солдаты, находившиеся в Дрангиане и присутствовавшие при суде Филоты, отнеслись к нему как к должному, то воины мидийских гарнизонов сильно негодовали на царя. Александр велел вскрывать их письма, направленные в Македонию. Всех, кто дурно отзывался о царских намерениях, он решил соединять в один отряд под названием «отряд беспорядочных», так как боялся, чтобы они своим ропотом и речами не развратили остальное войско (Диодор: 17; 80).

Уладив все эти дела, Александр возобновил поход на Бактрию. Выступив из Дрангианы, он покорил по пути племена аримаспов и гадросов. В начале 328 г. до Р.Х. он вступил в предгорья Гиндукуша, заселенные парапамисадами. Тут он узнал, что Сатибарзан вернулся в Ариану, после чего арии опять восстали. Александр послал против них перса Артабаза и одного из диадохов — Эригия, а сам продолжал поход, который отличался большой сложностью. Земля парапамисадов была расположена в высокогорных районах, климат ее был чрезвычайно суров. Глубокие снега покрывали всю землю, а жестокие морозы доводили людей до изнеможения. Войско, заведенное в эту пустынную местность без следов человеческой культуры, претерпело все, что только можно претерпеть: голод, холод, утомление и отчаянье. Многие погибли от непривычно холодного снега, многие отморозили ноги, другие ослепли от нестерпимого блеска снегов. Утомленные походом воины ложились на снег, не в силах продолжать путь. Александр пешком обходил войско, поднимал лежавших и поддерживал тех, кому трудно было идти. Он не щадил сил, появляясь то в первых рядах, то в центре, то в арьергарде. Наконец, прибыли в места менее дикие, и войско оправилось, получив в изобилии продовольствие; в устроенный тут лагерь пришли и воины, отставшие в пути.

Оттуда войско отправилось к Гиндукушу и перевалило через него за 17 дней. У подножия высокой скалы по ту сторону гор было выбрано место для основания города. Семь тысяч старейших македонцев и, кроме того, воины, уже негодные для военной службы, получили позволение поселиться в новом городе, названном Александрией Кавказской.

Миновав горы, Александр вступил в пределы Бактрии. Страна эта славилась своими плодородными оазисами, где размещались богатые города и многочисленное население. Но большую часть Бактрии занимали бесплодные пески, и земля здесь была совершенно безлюдной. У Бесса было 8000 вооруженных бактрийцев. Пока они думали, что из-за жаркого климата македонцы скорее направятся в Индию, они покорно подчинялись ему. Узнав же о приближении Александра, они покинули Бесса и разбежались по своим селам. Тот, переправившись через Амударью с кучкой друзей, оставшихся ему верными, сжег свои лодки, чтобы их не использовали враги, и стал собирать новое войско в Согдиане.

Александр устремился вслед за врагом и двинулся в путь через пустыни Бактрии. Вскоре стала ощущаться острая нехватка воды. Жар летнего солнца раскалял пески, и они пылали, словно непрерывный пожар, опаляя все вокруг. Изнурительная жажда привела к тому, что Дух воинов начал падать. Александр был озабочен столькими бедствиями, но понимал, что только его мужество может вдохнуть новые силы в воинов. Как-то раз двое солдат, посланных вперед выбрать место для лагеря, вернулись, неся в кожаных мехах воду. Они несли ее сыновьям, находившимся, как они знали, в этой части войска и жестоко страдавшим от жажды. Когда они повстречались с царем, один из них, открыв мех, наполнил водой сосуд, который у него был, и протянул его царю. Тот, взяв его, спросил, кому они несут воду, и, узнав, что своим сыновьям, вернул им полный кубок, к которому не притронулся, и сказал: «Я не в силах выпить все один и не могу разделить между всеми такую малость. Берите и отдайте вашим детям то, что вы для них принесли (Курций Руф: 7; 3-5).

Прибыв в Драпсак, Александр дал войску отдохнуть и повел его на Аорн и Бактры, самые большие города в бактрийской земле. Взял он их сходу. После этого он принял власть над остальными бактрийцами, которые сдались почти без сопротивления. Из Бактр он двинулся к Амударье. Александр собирался приступить к переправе, но увидел, что переправиться через эту реку нигде невозможно: шириной она была, по крайней мере, шесть стадий и очень глубокой, с песчаным дном и таким сильным течением, что оно легко выворачивало колья, которые забивали в дно. Положение особенно затруднялось недостатком леса. Александр велел собирать шкуры, из которых были сделаны палатки, набить их самой сухой травой и зашить так тщательно, чтобы вода не могла проникнуть внутрь. Эти набитые и зашитые меха оказались вполне пригодными для переправы, и за пять дней войско переправилось с ними на тот берег (Арриан: 3; 29).

Переправившись в Согдиану, Александр спешно направился туда, где, по его сведеньиям, находился Бесс с войском. Но главные военачальники Бесса — Спитамен и Дитаферн, уже сговорились и схватили Бесса. Вскоре они привели его, скованного и в ошейнике, к Александру. Царь почтил их дарами, а Бесса передал для казни брату Дария (Диодор: 17; 83). Поскольку во время перехода через горы и пустыню македонцы потеряли много лошадей, Александр пополнил конницу местными лошадьми и пошел в Мараканды — столицу Согдианы. Оттуда он двинулся к Сырдарье. Неподалеку от этой реки македонцы, ушедшие за фуражом, были убиты согдийцами, которые затем бежали на гору, недоступную и отвесную со всех сторон. Их было около 30 000. Александр напал на них с самыми легкими на ходу воинами. В завязавшемся ожесточенном бою было много раненых. Самому Александру насквозь пробили бедро, стрела отколола часть кости. Тем не менее гора была взята. Из 30 000 уцелело не более 8000 человек (Арриан: 3; 30).

На берегах Сырдарьи Александр решил основать город, назвав его своим именем. Место это показалось ему подходящим, так как сулило будущему городу процветание от торговли и было превосходно защищено от возможного нападения саков. За то, что город станет большим, ручалось и обилие поселенцев, которых он хотел собрать здесь, и блеск его имени (Арриан: 4; 1). Но выполнение этого замысла отсрочилось из-за известия о начавшемся восстании согдийцев, увлекших за собой и бактрийцев. Подняли восстание 7000 всадников, которым Александр велел явиться к себе. Между тем Спитамен распространил слух, что македонцы собираются перебить их и тем самым лишить Согдиану ее защитников. Всадников поддерживало все население. Александр, встревоженный размахом восстания, отправил к согдийцам Спитамена, надеясь, что тот поможет привести их к покорности. Оказавшись среди своих, Спитамен встал во главе восстания. Узнав об измене перебежчиков, Александр немедленно обратился против них. От разведчиков он узнал, что все население сбежалось в семь городов, самыми крупными из которых был Кирополь, а македонский гарнизон в Маракандах осажден Спитаменом (Курций Руф: 7; 6). Первый город — Газу — Александр взял сходу и велел перебить здесь всех мужчин. Та же участь постигла два других города. Защитники четвертого и пятого разбежались, не дожидаясь македонцев, но конница настигла их и почти поголовно истребила. Взяв, таким образом, за два дня пять городов, Александр подошел к Кирополю. Город был хорошо укреплен, и занять его сходу было нелегко, но македонцы ворвались внутрь по руслу пересохшей реки. Завязалась жестокая схватка на улицах. Сам Александр был тяжело поражен камнями в шею и голову. Около 8000 согдийцев погибли в сражении, остальные сдались. Их примеру последовали и защитники седьмого города. Против Спитамена к Мараканде Александр отправил полководцев, а сам занялся строительством Александрии Эсхаты (Арриан: 4; 2—3). Вернувшись к берегам Сырдарьи, Александр велел обнести стенами все пространство, занятое лагерем. Стены имели в длину 60 стадиев. Постройка города была выполнена с такой быстротой, что на 17-й день после возведения укреплений были отстроены городские дома. В новом городе поселили пленников, которых Александр выкупил у своих воинов (Курций Руф: 7; 6).

Саки, жившие на противоположном берегу Сырдарьи, были встревожены постройкой города на границе их владений. Отряды их постоянно находились против города и вызывали македонцев на бой. В Азии саки имели репутацию непобедимых воинов, перед которыми в свое время отступил даже Кир. В конце концов, это вызвало раздражение Александра, и он решил переправиться через Сырдарью и разбить саков. Чтобы обеспечить переправу, он велел пускать в саков стрелы из машин. Саки испугались стрел, летящих на такое большое расстояние через реку, и отошли немного от берега. Александр, видя их смятение, начал переправу. Первыми на противоположный берег переправились лучники и пращники, они стрелами и камнями некоторое время удерживали саков на расстоянии, пока не переправилась пехота, а за нею конница. Расположив между рядами всадников легкую пехоту, Александр начал наступление. Когда противники сблизились, саки оказались не в состоянии противостоять македонской коннице, построенной глубокими Рядами и постоянно подкрепляемой своими лучниками и пращниками. Потеряв около тысячи человек, они обратились в позорное бегство.

Началось стремительное преследование врага. Воины замучились от сильной жажды, и самому Александру приходилось пить воду, какая была, отчего у него началось сильное расстройство. Нет сомнения, что, если бы он не заболел, всех саков перебили бы во время бегства (Арриан: 4; 4). Этот поход привел к усмирению значительной части Азии. Ее население верило в непобедимость саков; их поражение заставило признать, что никакое племя не сможет сопротивляться оружию македонцев (Курций Руф: 7; 9). В скором времени к Александру явились послы от царя саков с извинениями за то, что произошло. Александр встретил послов любезно, но мир так и не был заключен. Александр предполагал продолжить поход, так некстати прерванный, но известия из Согдианы смешали все его планы. Отряд, посланный Александром на помощь македонцам, осажденным в Мараканде, попал в засаду, устроенную Спитаменом, и был почти поголовно истреблен. Погибло не менее 2000 пехотинцев и 300 всадников. Когда Александру донесли об этом поражении, горькая судьба воинов очень его опечалила, и он решил стремительно идти на Спитамена и его варваров. Преодолев за три дня 1500 стадий, Александр на рассвете четвертого дня явился под Маракандой. Спитамен со своим войском не стал его ждать, а бежал из города. Александр преследовал его по пятам, но все же не смог настигнуть. Похоронив павших воинов, Александр повернул обратно и опустошил всю страну вплоть до пустыни, где Зеравшан теряется в песках (Арриан: 4; 5—6).

Покончив с согдийскими делами, Александр переправился через Амударью и основал по берегам шесть крепостей (Курций Руф: 7; 10). Вскоре пришло известие, что множество согдиан собрались по укреплениям и отказались повиноваться сатрапу, которого он им поставил. Приходилось в третий раз покорять эту землю. Александр вновь переправился через Амударью и разделил свое войско на пять частей. С пятым отрядом он пошел через всю страну к Маракандам и заставил жителей покориться ему. Тем временем Спитамен явился под стенами Бактры и опустошил ее окрестности, но потом был несколько раз разбит полководцами Александра, хотя сам всякий раз благополучно ускользал от них. Но дело его было обречено на неудачу, поскольку македонские гарнизоны стояли во всех укрепленных местах, а македонские конные отряды преследовали его день и ночь. В конце концов, разбитый и покинутый всеми, Спитамен бежал в землю саков. Однако когда саки узнали, что Александр опять готов вслед за ними вторгнуться в их владения, они отрезали Спитамену голову и послали ее Александру, чтобы этим поступком отвратить его от своего намерения.

Итак, вся равнинная Согдиана была окончательно подчинена, но в горах оставалось еще несколько укрепленных мест, где согдийцы чувствовали себя в безопасности. Особенно славилась неприступностью так называемая Согдийская Скала, где укрылось несколько тысяч воинов с большим запасом продовольствия. Говорили, что на эту скалу бежала с дочерьми жена бактрийца Оксиарта, отпавшего от Александра во время последнего восстания. Когда Александр подошел к Скале, то увидел отвесные, недоступные для штурма стены. Он вступил в переговоры с осажденными, предлагая им сдаться, но те посоветовали ему сначала поискать крылатых людей, которые могли бы взлететь на эту гору и только потом угрожать им. Тогда Александр отобрал 300 воинов, привыкших во время осад карабкаться по скалам, и пообещал им огромную награду, если они смогут взобраться на скалу. Воины вооружились костылями для крепления палаток и с их помощью поднялись на вершину. Когда на рассвете варвары увидели у себя над головой македонский отряд, они были так поражены, что сдались без боя. В плен было взято много женщин и детей, в том числе жена Оксиарта со своей дочерью Роксаной. Ее удивительная красота произвела на Александра большое впечатление. Ради дочери он простил Оксиарта и принял его очень приветливо. В благодарность Оксиарт отправился к одному из местных князей Хориену, укрывшемуся на одной из горных вершин вместе со многими воинами, и уговорил его признать власть Александра (Арриан: 4; 16—21).

Вслед за этим Александр отправился в Мараканды. Тут на пиру после жертвоприношения Диоскурам произошло событие, о котором Александр затем горько сожалел всю свою жизнь. Повздорив со своим старым другом Клитом, он в порыве страшного гнева убил его ударом копья. Оба к моменту ссоры были уже сильно пьяны. Тем не менее, увидев бездыханное тело Клита, Александр пришел в такой ужас, что хотел заколоть себя тем же копьем. Друзья сумели обезоружить его. Три дня Александр провел на своем ложе, тяжко раскаиваясь в преступлении. Он не хотел принимать пищи, собирался уморить себя голодом. Друзья ходили за ним как за ребенком и, наконец, уговорами и просьбами заставили его поесть.

Несмотря на то, что причину несчастья искали в действии вина и в гневе Диониса, многие понимали, что дело гораздо серьезнее. Александр был уже не тот — прежняя простота общения с ним стала невозможна. Царь приходил в ярость от любого сказанного поперек слова. Он стал настолько чувствителен к лести, что сквозь пальцы смотрел на то, как льстецы отдают ему на пиру земные поклоны, словно богу. Говорили, что он собирается ввести этот обычай в свой этикет, но старые его друзья, воевавшие еще под началом Филиппа, встретили это новшество с таким негодованием, что Александр не решился настаивать. Однако именно на этой почве произошел разрыв между Александром и философом Калисфеном, с которым прежде он был очень дружен. Рассказывают, что однажды на пиру Александр, отпив из золотой чаши, пустил ее в круговую, начав с тех, с кем он сговорился относительно поклонов. Первый из получивших чашу отпил из нее, встал и земно поклонился Александру, который поцеловал его. Так чаща обошла всех. Когда черед дошел до Калисфена, тот не стал кланяться и, отпив, подошел к Александру. Тот не захотел его целовать, а Калисфен громко заметил: «Я потерял только один поцелуй!» Произошло это уже в Бактрах, куда Александр прибыл после убийства Клита и где готовился к индийскому походу. В это время был раскрыт еще один заговор против его жизни, участниками которого были царские пажи. Александр велел схватить всех, и после пыток они раскрыли весь свой замысел. Искали тех, кто мог направить юношей на дерзкое предприятие и, прежде всего, арестовали Калисфена. По одним известиям его казнили вместе с заговорщиками, по другим — вели за войском в цепях и он скончался спустя несколько месяцев (Арриан: 4; 8—14).

Весной 327 г. до Р.Х. Александр пошел из Бактрии на индов. Переправившись за 10 дней через Гиндукуш, войско опять оказалось в земле парапамисадов, но повернуло отсюда на восток к верховьям Инда. На берегах Кабула его встретили Таксил и некоторые другие тамошние князья. Все они добровольно признали власть Александра и обещали впредь быть его союзниками. Александр отправил часть своих полков к Инду с приказом покорять окрестные племена и готовить переправу через реку. Сам он обратился против аспасиев, не признавших его власть, взял несколько крепостей, а затем разбил их в решительном сражении. Одних пленных взято здесь было более 40 000 человек. Кроме того, захватили несколько десятков тысяч голов скота. Покончив с аспасиями, Александр обратился против ассакенов и подступил к их столице — Массагам. Город был хорошо укреплен, а число его защитников очень велико. С помощью таранов македонцам удалось разбить стены в нескольких местах. Ассакены храбро сражались, пока с ними был их вождь, но когда тот скончался, пораженный стрелой, они решились на переговоры и сдались. Ночью всех их перебили по приказу Александра, который обвинил ассакенов в нарушении условий договора. После этого были взяты Оры. Жители третьего города — Базира — бежали на неприступную гору Аорн (Арриан: 4; 22—27). Гора эта имела в окружности 100 стадиев, а в высоту — 16. Ее южную часть была защищена Индом, а остальные стороны окружали пропасти и отвесные обрывы. Александр осмотрел эти неприступные места и отказался от мысли взять Аорн приступом. Располагая большим количеством людей, он велел завалить пропасть и сделать насыпь у подножия горы. Подойдя к ней вплотную, он повел энергичную осаду, непрерывно в течение 7 дней и стольких же ночей бросая людей на приступ. Сначала инды, занимавшие позиции на высотах, выходили победителями; нападавшие теряли много людей убитыми. Когда же насыпь была закончена, на нее поставили катапульты, метавшие стрелы, и прочие машины. Стало ясно, что царь не намерен снимать осаду. Видя это, инды перепугались. Александр, проницательно догадываясь о том, что произойдет, отозвал стражу, охранявшую проход, и открыл путь желавшим уйти со скалы. Ночью варвары оставили гору (Диодор: 17; 85).

От Аорна Александр отправился к мосту через Инд, который уже давно построили ему Гефистион и Пердикка (Арриан: 4; 30), и далее — к Таксилам, большому и богатому городу, самому крупному между Индом и Джелумом (Гидаспом). Таксил, князь города, и тамошние инды приняли его дружественно. Пробыв здесь некоторое время, македонцы выступили затем к Джелуму. Александру донесли, что по ту сторону реки со всем своим войском стоит царь Пор, решивший не пускать его через реку или напасть на него во время переправы.

Александр расположился лагерем на берегу Джелума. Пор явился на противоположном берегу со всем войском и отрядом слонов. Против того места, где он увидел лагерь Александра, он стал сам, чтобы охранять переправу, а по другим местам, где легко было пройти через реку, разослал сторожевые отряды, каждый под командой особого начальника. Пор рассчитывал, что таким образом не позволит македонцам переправиться (Арриан: 5; 8—9).

Александр велел ежедневно поднимать в лагере великий грохот и шум, приучая индов не обращать на него внимания. В одну бурную и безлунную ночь, взяв с собою часть пехоты и отборных всадников, он прошел далеко вперед и переправился на небольшой остров. Тут полил проливной дождь; над лагерем разразилась страшная гроза, Александр видел, как молнии поражали людей и те умирали, но все равно снялся с островка и переправился на противоположный берег. Течение Джелума стало стремительным, вода от ливня поднялась и образовала большую промоину, куда и устремилась значительной своей частью. Солдаты едва-едва добрались до середины этого места: было скользко, а вода все время их захлестывала. Переправившись, Александр с конницей опередил пехоту на 20 стадиев. Если на него нападет конное войско, полагал он, то перевес будет целиком на его стороне; если же неприятель двинет на него пехоту, то его пехотинцы успеют подойти к нему. Осуществилось первое. На него бросилась тысяча всадников и 60 колесниц, но колесницы были захвачены (они все застряли в грязи после дождя), а всадники отброшены с уроном. Пор, сообразив, что Александр переправился через реку, пошел навстречу со всем войском, оставив только охрану, которая должна была помешать переправиться остальным македонцам (Плутарх: «Александр»; 60).

Под командой Пора было больше 50 000 пехоты, около 3000 конницы, больше тысячи колесниц и 130 слонов. Всадников он расположил на флангах, а слонов, в их грозном воинственном уборе, — с фронта, на равных промежутках друг от друга. Между животными он разместил пехотинцев, которым было приказано защищать слонов с боков. Вся расстановка в целом напоминала укрепленный город: слоны стояли как башни, солдаты между ними играли роль простенков. Александр, рассмотрев вражескую диспозицию, расставил свое войско в соответствии с ней (Диодор: 17; 87). Он понял, что ему нельзя атаковать в лоб, где стояли слоны. Большую часть своей конницы он расположил на левом фланге. Кена с остальной конницей он отправил на правый фланг. Фаланге был дан приказ вмешаться в сражение только тогда, когда его конница (сам он остался на левом фланге) одержит верх над конницей врага. Битва началась стремительной атакой македонской конницы. На обоих флангах она одержала победу над конницей индов, а затем, развернувшись, ударила с флангов на построение пехоты. В ту же минуту фаланга пошла на слонов, кидая дротики в их воинов и поражая самих животных, которых они обступали со всех сторон. Это сражение не было похоже ни на одно прежнее. Слоны врывались в ряды пехоты, поворачивались — и в этом месте густого строя македонцев как не бывало (Арриан: 5; 16—17). Одни гибли под их ногами, растоптанные вместе с оружием, других они обхватывали хоботом и, подняв вверх, швыряли на землю, многие были насквозь пронзены клыками и тут же испускали дух. Македонцы мужественно противостояли им; перебив сариссами воинов, стоявших между животными, они уравновесили боевые силы. Слоны были засыпаны тучей дротиков. Животные, покрытые ранами, обезумели от боли, и инды, ходившие за ними, не могли уже их удержать: повернув, они неудержимо понеслись на своих, топча и давя их ногами (Диодор: 17; 88). Тем временем македонская конница обошла индов и ударила им в тыл. Конница Пора была в этом сражении почти полностью перебита. Избивали и пехоту, наседая на нее со всех сторон. Когда же всадники Александра раздвинулись, образовав проход, все обратились в бегство. В сражении полегло не менее 20 000 пехотинцев-индов, все 3000 их всадников. Были изрублены все колесницы, перебита треть слонов, остальные 80 достались победителям. Среди убитых были и два сына Пора и многие из его командиров. Сам Пор доблестно сражался на огромном слоне и, только совершенно обессилев от ран, сдался в плен. Александр отнесся к нему с величайшим почтением и в знак уважения к его мужеству вернул ему его царство в качестве сатрапии (Арриан: 5; 17—19). На том месте, где произошло сражение, Александр основал два города: один назвал Никеей, потому что здесь победил индов, а другой Букефалами, в память о своем коне Букефале, павшем здесь.

После этой блестящей победы Александру покорились все земли между Джелумом и Чинабом. Здесь было 37 городов, население самого маленького из них превышало 5000 человек, а во многих жило больше 10 000. Править всеми этими землями Александр поручил Пору. Затем он переправился через Чинаб (Анесин). Тамошние народы также большей частью признали его власть без боя (Арриан: 5; 19—20). Путь войска пролегал теперь через обширные леса с огромными и тенистыми деревьями большой высоты (Курций Руф: 9; 1). Переправившись через Рави, Александр узнал, что здесь обитает воинственный народ кафеев, который готовится к войне с ним. Их твердыней был город Сангалы. Кафеи считались самыми отважными и искусными воинами в этой части Индии. Когда Александр узнал все это, он стремительно пошел на Сангалы. Кафеи расположились на обрывистом холме перед городом, окружив свой лагерь тройным рядом телег. Александр увидел, что конница тут ничего не сделает, спешился и повел своих пехотинцев на штурм. После упорного боя, продолжавшегося целый день, македонцы прорвали все три ряда телег и загнали кафеев в город. Александр велел собирать осадные машины и подводить их к стенам. Но машины не понадобились: македонцы устроили подкоп под стену и ворвались внутрь. При штурме погибли 7000 индов и 70 000 сдались в плен. Город по приказу Александра разрушили до основания (Арриан: 5; 22-24).

Александру рассказали, что за последней, пятой рекой Пенджаба — Сатледжем (Гифасом) — лежит богатая страна, ее населяют люди, которые умеют хорошо обрабатывать землю и храбро воевать. Эти рассказы еще больше подстрекнули Александра в его желании идти дальше, но македонцы пали духом. В лагере стали собираться сходки. Те, кто был посмирнее, только оплакивали свою участь, но другие твердо заявляли, что не пойдут дальше за Александром. Когда Александр узнал об этом, то, не дожидаясь, пока волнение среди солдат усилится и они вовсе упадут духом, он созвал военачальников и стал делиться с ними своими планами. Но все его красноречие не произвело на них никакого впечатления. Говорили, что войско устало и что нет такой силы, которая может увлечь его в новый поход, что необходимо, наконец, сделать остановку и не требовать от людей больше того, что они уже совершили. Раздосадованный Александр распустил собрание. На следующий день он, полный гнева, созвал опять тех же военачальников и сказал, что он сам пойдет вперед, но никогда не заставит македонцев против воли следовать за ним; у него будут люди, которые пойдут за царем добровольно. Те же, кто желает, пусть уходят домой и пусть сообщат домашним, что они оставили своего царя, окруженного врагами. После этих слов он пошел к себе в палатку и в этот день и еще два не принимал никого, даже из диадохов, выжидая, не изменится ли настроение у македонцев и союзников. В лагере, однако, стояла полная тишина. Гнев Александра, очевидно, только раздосадовал солдат, но не изменил их настроения. Тем не менее Александр совершил жертвоприношение перед переправой через Сатледжен, но жертвы оказались неблагоприятными. Тогда он собрал старейших из диадохов наиболее преданных ему людей, и так как все указывали ему на необходимость вернуться, он велел объявить войску, что решено повернуть обратно.

Солдаты стали кричать так, как кричит беспорядочная ликующая толпа, многие плакали. Александр разделил войско на отряды, приказал им соорудить 12 алтарей высотой в самую высокую башню: благодарность богам за дарованные победы и память о понесенных трудах. Когда алтари были сооружены, он принес на них положенные жертвы. Страну до Сатледжена он отдал Пору, а сам повернул обратно к Джелуму (Арриан: 5; 25—29). На берегу Джелума для Александра приготовили много тридцативесельных судов, а также кораблей, удобных для перевозки лошадей и для переправы войска по реке, и он решил плыть вниз по Джелуму до Аравийского моря. Гребцов и матросов на эти суда набрали из финикиян, киприотов, карийцев и египтян, которые сопровождали войско. Собрав диадохов и индийских послов, пришедших к нему, Александр назначил царем завоеванных индийских земель Пора: под его власть отходили семь индийских племен и более 2000 городов, принадлежавших этим племенам. Свое войско он разделил таким образом: щитоносцев, лучников, агриан и агему всадников он посадил с собой на суда. Кратер повел по правому берегу Джелума вниз часть конницы и пехоты; по другому берегу шел Гефестион во главе большей и лучшей части войска. Вместе с ним следовали и слоны, которых было теперь более 200. Флотом Александра командовал Неарх, и было в нем более 2000 кораблей.

Александр узнал, что в низовьях Джелума обитает воинственное племя малов, которое намерено оказать ему сопротивление. Он спешно отправился вниз по реке, надеясь напасть на малов прежде, чем они успеют подготовиться к войне. Между рекой и городами малов лежала безводная пустыня. С конницей и легкой пехотой Александр за сутки пересек пустыню и напал на врага. Малы не ожидали такой стремительности; они не успели объединиться и защищались порознь, каждый город сам по себе. Несмотря на отчаянное сопротивление, македонцы в короткое время взяли все их крепости. Войско малов, собравшееся на берегах Рави (Гидраста), македонцы обратили в бегство прежде, чем началось правильное сражение. Остатки войск укрылись в ближайшем городе. Македонцы сходу ворвались за городские стены, но остановились перед внутренними укреплениями. Александру показалось, что солдаты, несшие лестницы, не торопятся. Он выхватил у одного из солдат лестницу, сам приставил ее к стене и полез, прикрываясь щитом. Он первый взобрался на стену и начал бой с малами. Щитоносцы в великом страхе за своего царя, спеша и толкаясь, полезли по одной лестнице и сломали ее.

Александр оказался один на стене, выделяясь среди всех своих роскошным вооружением и безумной отвагой. Град стрел и дротиков тут же обрушился на него. Он понял, что, оставаясь здесь, непременно будет убит. И тогда Александр прыгнул внутрь крепости. Оказавшись один против многих малов, он убил несколько человек мечом, в том числе вождя индов. Двоих он поразил камнями. Варвары не решались уже подходить к нему, а окружив его со всех сторон, метали в него оружием, какое у кого оказалось в руках. В это время царские телохранители Певкест, Абрея и Леоннат, единственные, которым удалось взойти на стену до того, как лестница сломалась, спрыгнули вниз и стали на защиту царя. Тут одна из стрел пробила панцирь Александра и вонзилась в грудь над соском. Из раны прыснула кровь и стал выходить воздух. Александр потерял сознание и упал на свой щит. Тем временем македонцы в бессильной ярости метались вокруг стены, не зная, как прийти на помощь своему царю. Несколько человек взобрались на стену, становясь на плечи друг к другу, некоторые — вбивая в стену костыли. Вокруг лежащего царя завязалась жестокая сеча. Наконец удалось сломать засов в воротах, македонцы хлынули в крепость и в короткое время перебили здесь всех, включая женщин и детей. Когда Александра принесли в палатку, почти не было надежды, что он останется в живых Косский врач Критодем провел операцию по извлечению стрелы. Она прошла успешно, но Александр потерял столько крови, что едва не умер.

Несколько дней все войско нахолилось в величайшем смятении. Каждый воин спрашивал себя, что случится с ним и со всей армией, если Александр умрет. Многие оплакивали свою судьбу, не надеясь, что останутся живы. Узнав об этом, Александр велел нести себя к Чи набу, где располагался весь его флот, и на седьмой день после операции показался войску верхом на коне. Ликованию македонцев не было пределов. От криков содрогнулись все окрестные леса и берега. Солдаты подходили к царю, со всех сторон касались его рук, обнимали колени, трогали одежду, некоторые только смотрели, стоя неподалеку, и уходили, благословляя его. Его осыпали лентами и цветами. Сюда же явились послы от малов и другого племени — оксидраков. И те и другие изъявили Александру полную покорность и согласились принять назначенного им сатрапа.

Устроив все дела, Александр продолжил плаванье и у слияния Чинаба с Индом заложил город — Александрию Опиану. Племена и народы по Инду покорились Александру почти без сопротивления. Между тем это были самые богатые и многочисленные области из всех, которые были захвачены в Индии. Таким образом, он опустился до Патал, где Инд разделяется на два рукава. Здесь он сделал остановку, велел войску строить верфи, ремонтировать и закладывать корабли. А сам на быстроходных кораблях спустился до места впадения Инда в Аравийское море. На македонцев, впервые увидевших великий Индийский океан, вид его произвел большое впечатление. Вернувшись в Паталы, Александр велел Гефестиону укреплять гавань и строить новые верфи. Он решил оставить в Паталах гарнизон и большую часть флота. Пока шли эти работы, Александр спустился к океану по второму рукаву. При этом он достиг большого лимана, который образует при своем впадении река. Александр велел строить здесь город и еще одну верфь. Часть воинов он отправил на запад вдоль побережья — разведать путь, по которому предстояло идти.

Между тем наступило неудобное для плаванья время — подули сильные противные ветры, при которых рискованно было выходить в море. Александр оставил флот под командованием Неарха в Паталах, велев ему дожидаться подходящего времени, а сам с остальными воинами начал тяжелый поход на запад вдоль берегов Аравийского моря. Путь Александра лежал через дикие и бесплодные земли, местное население никогда еще не знало над собой власти царей, и его предстояло покорить. Стремительно двигаясь вперед, македонцы напали на оритов и подвергли их владения разорению. Соседи оритов — гадросы — заняли узкий горный проход, соединявший их страны, но разбежались, узнав о приближении Александра. Ориты согласились после этого принять сатрапа от завоевателя. Александр оставил в Орах Леонната, приказав ему строить город и дожидаться Неарха. Сам он с большей частью войска вступил в Гидросию. Страна эта представляла собой настоящую пустыню. Все страдания, которые перенесло македонское войско в Азии, померкли перед тяготами этого последнего перехода. Жгучий зной и полное отсутствие воды погубило многих людей и еще больше животных, которые падали, увязая в раскаленном песке. Дороги как таковой не было. Солдаты шли по неутоптанному песку, проваливаясь в него как в рыхлый снег. Длинные переходы очень утомляли войско, но потребность в воде гнала и гнала вперед. Когда кончился хлеб, солдаты стали резать лошадей и мулов. Александр знал, что происходит, но считал, что в данных обстоятельствах лучше притвориться незнающим, чем дать разрешение на то, что ему известно. Из-за нехватки животных невозмож -но стало везти больных и ослабевших. Поход совершался с великой быстротой, и этих несчастных просто бросили в песках на произвол судьбы. Говорили, что никогда еще ни ассирийскому, ни персидскому войску не удалось пройти этой дорогой. Александр был первым, кто провел по ней большую армию, но и он не раз был на волосок от гибели. Однажды проводники заявили, что они не узнают дороги, так как следы ее сдуты и уничтожены ветром. Александр сообразил, что надо держаться влево. С небольшим конным отрядом он поехал вперед. Большинство всадников отстало. Только с пятью спутниками царь выехал к морю. Раскапывая на берегу песок, он наткнулся на чистую пресную воду. Семь дней затем войско шло вдоль моря, добывая воду на берегу. Тут проводники узнали дорогу и повели войско вглубь страны.

Через два месяца после выхода из Ор, Александр прибыл в Пуру, столицу Гадросии и здесь дал войску отдых. В Пуре македонцев поджидали большие запасы продовольствия, привезенные из Арианы, Парфии и Гиркании. Сюда же вскоре прибыл Неарх, благополучно совершивший свое плаванье по морю. Отсюда отдохнувшее войско через Карманию двинулось в Персию. По дороге царь принимал сатрапов и жалобы на них. Многих сатрапов тут же казнили по приказу Александра. На их место он поставил новых македонцев из своего окружения (Арриан: 6).

Остановившись в Сузах, Александр отпраздновал свадьбы — свою и своих друзей. Он уже был женат на Роксане, а теперь взял в жены еще и старшую из дочерей Дария — Барсину — и младшую дочь Оха — Парисатиду. Гефестиона он женил на Дрипетиде, дочери Дария, сестре своей жены: он хотел, чтобы дети Гефестиона и его были двоюродными. Точно также переженил он около 80 человек диадохов на дочерях знатнейших персов и мидян. Браки совершены были по персидскому обычаю. Этот поступок Александра сочли одним из доказательств его простого и дружественного обращения с диадохами. Приданное всем дал Александр. Были и другие македонцы, женившиеся на азиатских женщинах. Александр велел составить их поименный список (оказалось их больше 10 000 тысяч), и все они получили от него свадебные подарки. После этого Александр решил, что пришло время уплатить солдатские долги. Он велел составить списки, кто сколько должен, чтобы выдать соответствующие суммы. В лагере были поставлены столы, и на них положены деньги; ведающим раздачей он приказал уплачивать долги каждому, кто предъявит долговое обязательство, не записывая имен. Это понравилось солдатам даже больше, чем избавление от долгов. Говорят, что войску в этот раз было пожаловано около 20 000 талантов.

Пришли к нему сатрапы из новых городов и завоеванных земель, с ними прибыло около 30 000 юношей, вошедших в тот возраст, который Александр называл возрастом «потомков». У них было македонское вооружение, и обучены они были македонским военным приемам. Македонцев, говорят, раздосадовало их прибытие: они решили, что Александр принимает всяческие меры к тому, чтобы не так уж нуждаться в македонцах. Великой печалью было для них видеть на Александре мидийскую одежду; заключение браков по персидскому закону пришлось многим не по душе; огорчало их и то, что конные азиаты были зачислены по лохам в конницу гетайров. Всем дали вместо варварских метательных камней македонские копья. Все это, по мнению македонцев, свидетельствовало о том, что Александр склоняется в душе к варварам, а македонские обычаи и сами македонцы у него в пренебрежении.

Из Суз Александр спустился по Евфрату до Персидского залива, а затем поднялся по Тигру в Опиду. Здесь он собрал македонцев и заявил, что увольняет солдат, негодных к военной службе по старости или по увечью; он отошлет их на родину и даст каждому с собой столько, что дома земляки будут им завидовать, а другие македонцы загорятся желанием взять на себя их труды и опасности. Александр рассчитывал, что македонцы обрадуются его словам. Они же обиделись на эту речь царя. Во всем войске вообще было много недовольных: македонцев раздражала и персидская одежда Александра, и варварские обычаи, и новые любимцы. Солдаты не выдержали и закричали — пусть он уволит их всех и воюет вместе со своим отцом. Это был насмешливый намек на божество Аммона. Александр стал в то время уже раздражительным и, привыкнув к варварской угодливости, относился к македонцам не с прежним благодушием. Он соскочил с трибуны, приказал схватить явных смутьянов и сам рукой указал щитоносцам, кого надо взять. Взяли человек 13. Александр приказал их казнить (Арриан: 7; 1—8). Затем, поднявшись вновь на трибуну, он обратился к воинам с гневной речью, проклиная их неблагодарность, и под конец велел убираться всем, кому не стыдно бросить его одного, а он останется здесь под охраной побежденных варваров. И в самом деле, Александр тут же прогнал своих телохранителей и передал их должность персам, поставив их копьеносцами и жезлоносцами. Видя, что свита царя состоит из персов, что они удалены и оскорблены, македонцы притихли и, одумавшись, поняли, что они от ревности и гнева почти что обезумели. Образумившись, без оружия, в одних хитонах пошли они к царской палатке с плачем и криком. Александр не допустил их к себе, хотя и смягчился. Македонцы не уходили: 2 дня и 2 ночи терпеливо стояли они так, плакали и называли его владыкой. На третий день Александр вышел к ним, видя их печаль и унижение, заплакал и горевал долго (Плутарх: «Александр»; 71). Помирившись с солдатами, Александр уволил со службы 11 000 ветеранов. Во главе них он поставил Кратера, которому приказано было управлять Македонией вместо Антипатра, а Антипатра Александр вызвал к себе с пополнением из новобранцев (Юстин: 12; 12).

Из Опиды в 326 г. до Р.Х. войско отправилось в Экбатаны. Здесь начались шумные празднества, которые были прерваны внезапной смертью Гефестиона. Александр так любил его, что просто обезумел от горя. Он приказал сейчас же в знак траура остричь гривы всем лошадям и мулам, сломать зубцы у городских башен и распять врача Главка (хотя тот был не виноват — Гефестион умер именно потому, что не выполнял указаний врача). Предался он и другим безумствам. Так, например, он истратил на похороны друга 10 000 талантов, но и это считал за пустяк и собирался фракийскую гору Афон превратить в статую Гефестиона (Плутарх: «Александр»; 72).

Немного утешившись, Александр совершил поход на косеев и совершенно истребил это племя. Затем он отправился в Вавилон (Арриан: 7; 15). Здесь он застал флот Неарха, поднявшийся из Персидского залива вверх по Евфрату. Александр велел строить еще корабли и нанимать корабельщиков. У Вавилона была вырыта гавань, где могла пристать тысяча военных кораблей. Сюда же начали сходиться войска из всех сатрапий — Александр начал подготовку к новому походу (Арриан: 7; 19). Планы были столь же грандиозны, как и прежде: покорив арабов, Александр предполагал переправиться в Африку, пройти все просторы Нумидии, захватить Карфаген, переправиться в Испанию, выйти мимо Альп к побережью Италии и возвратиться в Эпир (Курций Руф: 10; 1).

Но когда все было готово и объявлен уже день начала похода, Александр внезапно заболел лихорадкой. Сначала он не обратил на нее внимания и продолжал отдавать распоряжения, но болезнь все усиливалась, пока, наконец, не свалила его окончательно. Когда войско узнало, что надежды на выздоровление нет, то солдаты, полные печали и любви к царю, потребовали, чтобы их впустили к Александру. Он лежал уже без голоса, но пожал руку каждому из проходивших мимо солдат, с трудом приподымая голову и приветствуя их глазами. Диадохи, собравшиеся у ложа умирающего, спросили, кому он оставляет свое царство. Он ответил: «наилучшему» (Арриан: 7; 25—26). Незадолго до смерти Александр снял с руки перстень и отдал его Пердикке. Скончался он в 28-й день месяца даисия в 324 г. до Р.Х., процарствовав 12 лет и 8 месяцев. Ни у кого первоначально не было подозрений в отравлении царя. Но спустя шесть лет Олимпиада получила донос, многих казнила и велела выбросить из могилы останки Иолая, царского виночерпия. Мысль об отравлении принадлежала якобы Антипатру, а осуществлена была его сыном Кассандром.

Роксана была беременна, а потому македонцы окружили ее почетом. Она относилась ревниво к Статире; обманом, с помощью подложного письма, заманила ее к себе и, когда та прибыла вместе с сестрой, убила обоих, а трупы велела бросить в колодец и засыпать. Сделано это было с ведома и с помощью Пердикки (Плутарх: «Александр»; 76— 77).

Похороны Александра состоялись только через семь дней после смерти, так как уже на другой день разгорелась жестокая распря из-за власти между его друзьями. Впоследствии Птолемей перевез его прах в Египет (Курций Руф: 10; 10).


Все монархи мира. — Академик . 2009.

Смотреть что такое "АЛЕКСАНДР III МАКЕДОНСКИЙ" в других словарях:

  • Александр III Македонский — …   Википедия

  • Александр I Македонский — Серебряная монета македонского царя Александра I. Стала чеканиться после захвата им Бизалтии …   Википедия

  • Александр II Македонский — Не следует путать с Александр III Македонский. Александр II (греч. Αλέξανδρος Β )  македонский царь, правивший Древней Македонией в 369/368 до н. э. Биография Александр был старшим сыном царя Аминты III. Воспользовавшись смутами в соседней… …   Википедия

  • Александр IV Македонский — Александр IV (323 309 гг. до н. э.)  македонский царь, номинально правивший в 316  309 гг. до н. э. Биография Александр IV Македонский …   Википедия

  • Александр V Македонский — (греч. Ἀλέξανδρος ὁ Μακεδών) македонский царь в 295 до н. э. 294 до н. э. годах. Александр был третьим и младшим сыном Кассандра и Фессалоники Македонской, сводной сестры Александра Великого. Он изначально правил совместно со своим братом… …   Википедия

  • Александр III (значения) — Александр III: Александр III (царь Македонии, 356 323)  он же Александр Македонский или Александр Великий. Александр III (византийский император) (870 913)  император Византии, сын Василия I. Александр III (папа римский) (1105… …   Википедия

  • Александр III Великий Македонский — …   Википедия

  • Император Александр III — Александр III может относиться к: Александр III (царь Македонии, 356 323) он же Александр Македонский или Александр Великий. Александр III (византийский император) (870 913) император Византии, сын Василия I Александр III (папа римский) (1105… …   Википедия

  • АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ — (356 323 до н. э.) Царь Македонии с 336. Сын царя Филиппа II, воспитывался Аристотелем. Победив персов при Гранике (334), Иссе (333), Гавгамелах (331), подчинил царство Ахеменидов, вторгся в Ср. Азию (329), завоевал земли до р. Инд, создав… …   Большой Энциклопедический словарь

  • АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ — (Македонский) [греч. ̓Αλέξανδρος οJ Μέγας] (357 до Р. Х., Пелла (Пела), Македония 13.06.323 до Р. Х., Вавилон), Александр III из династии Аргеадов, царь Македонии (336 323 до Р. Х.), царь Египта (с 332 до Р. Х.), «царь Востока» (офиц. титул с 330 …   Православная энциклопедия

Книги

  • Александр Македонский, Шмидт Ж.. Хотя его жизнь овеяна тайной (его могила так и не была обнаружена, написанное им утрачено), Александр III Македонский, прозванный Великим (356-323 годы до н. э.), остаётся одним из самых… Подробнее  Купить за 407 руб
  • Александр Македонский, Шмидт Жоэль. Хотя его жизнь овеяна тайной (его могила так и не была обнаружена, написанное им утрачено), Александр III Македонский, прозванный Великим (356-323 годы до н. э.), остаётся одним из самых… Подробнее  Купить за 405 руб
  • Александр Македонский, . Хотя его жизнь овеяна тайной (его могила так и не была обнаружена, написанное им утрачено), Александр III Македонский, прозванный Великим, остаётся одним из самых выдающихся героев всех… Подробнее  Купить за 401 руб
Другие книги по запросу «АЛЕКСАНДР III МАКЕДОНСКИЙ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»