Андреев это:

Андреев
Андреев

       
АНДРЕЕВ Леонид Николаевич (1871–1919) — беллетрист и драматург. Происходил из полуинтеллигентной чиновничьей семьи, учился в Московском университете. Окончил юридический факультет. Молодые годы провел в крайне тяжелых материальных условиях, усугубленных тяжелой наследственностью — алкоголизмом. В 1890 занимался адвокатской практикой и сотрудничал в различных московских газетах (судебный репортаж, фельетоны). Первые рассказы: «Он, она и водка», 1895 («Орловский вестник»), «Бергамот и Гараська», 1898 («Курьер»). Впервые внимание к А. привлек рассказ — «Жили-были» в журнале «Жизнь» (1901). В этом же году вышла первая книга рассказов А., к-рая вызвала ряд критических статей о нем; особенно много внимания к А. привлекают рассказы — «Мысль» и «Призраки» (1902). В 1905 А. предоставил свою квартиру для заседания ЦК РСДРП, в связи с чем подвергся некоторым репрессиям со стороны правительства. В годы реакции он становится во главе сборников «Шиповник» (см.), объединяющих реалистов-общественников из «Знания» (см.), символистов-индивидуалистов из «Весов» (см.) и др.
               Во время войны 1914–1918 А. принимал ближайшее участие в редактировании издававшейся на средства торгово-промышленных организаций газеты «Русская воля», игравшей особо реакционную роль в период между Февралем и Октябрем 1917. Умер в 1919 в Финляндии непримиримым врагом советской власти.
               А. — типичнейший выразитель настроений мелкобуржуазной интеллигенции XX в., неохотно и со страхом превращавшейся, в связи с капитализацией России, из «критически мыслящих личностей» в послушных «специалистов» на службе у буржуазии и дворянско-буржуазного государства. Интеллигенция эта однако была неспособна примкнуть к движению подлинно революционных классов. А. был необыкновенно популярен в предреволюционной читательской среде, особенно в эпоху после разгрома революции 1905 и отхода от революционного движения интеллигентов-»попутчиков».
               Односторонность и некритичность вульгарно-скептического ума, смелость фантазии, схематизм мышления и воображения — все это сделало А. писателем поверхностным, но «острым», идейно-упрощенным, но увлекательным и доступным. Такой именно писатель и нужен был средним слоям превращавшейся в обывателей интеллигенции, к-рая изжила общественнический позитивизм и демократизм эпохи «героических разночинцев» в скепсисе и индивидуализме и к-рая жаждала «абсолютной» свободы и «полного» счастья. Этим настроениям отвечали такие произведения А. как «Елеазар» (1907), доказывающий, что нельзя жить под угрозой неизбежной смерти, «Проклятие зверя» (1908), отвергающее «безличную» цивилизацию большого города, «Мои записки» (1908), объявляющие весь мир тюрьмой, «Жизнь человека» (1907), схематически изображающая бессмысленную жизнь человека вообще, типичную судьбу интеллигента в буржуазном обществе, «индивидуалиста, нынешнего среднего человека, хорошего, но все-таки обывателя, мещанина» (Луначарский).
               Среда, художником к-рой был А., не верила в буржуазные самооправдания и утешения для масс: идеалистическую философию, мистику, учение о примате красоты, либеральные доктрины. Но и принять мировоззрение пролетариата эта среда также не могла. «Бунт» ее был бунтом «внутренним», при пассивном подчинении жизни на деле. Она недостаточно задумывалась над философскими и социальными доктринами, отвергала их с легкомысленным скептицизмом, обоснованным поверхностным рационализмом и максималистскими этическими требованиями немедленного счастья для неотказавшегося от себя, одинокого, промежуточного мелкобуржуазного «человека». Для этой интеллигенции нужен был А., вульгаризировавший марксизм («Царь-голод»), анархизм («Савва»), христианство («Иуда», «Жизнь Василия Фивейского»), отвергавший одно за другим все действительные и мнимые пути выхода из социального тупика, мало вдумываясь в их сущность. Для этой среды нужен был именно стиль А. со всеми его недостатками. Риторика адвоката, слегка начитанного в Библии, любящего антитезы, кричащие сравнения, торжественную инверсию, парадоксы; стилизация бредовых выкриков импрессионизма, ослабленных безвкусием литературных штампов; замена психологического проникновения олицетворением своих домыслов о схематизированных подсознательных переживаниях потрясенного человека; слишком часто наивный и прямолинейный аллегоризм вместо сложной символики; частая замена «криком» приемов заражения своим настроением («он пугает, а мне не страшно», сказал Л. Толстой об А.) — такова манера письма А. Она вызывала презрительные насмешки утонченных эстетов символистов (Мережковский — «В обезьяньих лапах», Белый — об «Анатэме» в «Арабесках»). В вульгаризации сложных социальных и философских проблем упрекали А. и марксисты. Но А. был популярен в широкой читательской среде и особенно среди молодежи эпохи реакции. Поэтому Мережковский призывал серьезно отнестись к этому столь популярному и влиятельному «варвару», а Луначарский посвятил А. лучшие из своих ранних философски-критических статей. А., упрощавший и заострявший глубокую диалектику и софистику Достоевского, подходил часто к философским и социальным проблемам с неожиданной стороны и ставил вопросы весьма важные для индивидуалистически-обывательского мышления, на к-рые приходилось давать в ту эпоху пространные и обоснованные ответы. Объективно А. при всей своей субъективной антибуржуазности играл роль могильщика революционных порывов интеллигенции, убеждая ее, что не стоит бороться, верить, любить — нужно либо умереть, либо спокойно существовать в столыпинской России. Развенчанием всякой общественной активности А., не менее чем Струве, с его призывом стать мудрыми мещанами, и другие участники «Вех», — помог укреплению третьеиюньского режима.
               Первые произведения А. — небольшие реалистические, густо насыщенные психологизмом рассказы, воспринимавшиеся (Мережковский — о рассказе «Жили-были») как хорошее усвоение традиции аналогичных повестей Чехова и Горького. Рассказы эти были окрашены несколько сентиментальным гуманизмом, желанием найти «человеческое» в самой «зверской натуре». Но уже «Большой шлем» (1899) и «Жили-были» омрачены подчеркнутой угрозой нависающей над героями смерти. Наконец «Стена» (1904) уже совершенно в духе будущего А. Это — импрессионистическая лирика и риторика о роковой, несокрушимой стене, перед к-рой бьется и погибает толпа уродов, безумцев, отчаявшихся, символизирующая человечество. К 1902 относятся нашумевшие рассказы «Бездна» и «В тумане», в которых проводится идея о власти над человеком зверя, часто пробуждаемого половым инстинктом и заставляющего хороших юношей насиловать и убивать. В том же году появляется «Мысль» — одно из значительнейших и наиболее пессимистических произведений А. на тему о ненадежности мысли, разума как орудий достижения человеком своих целей, о возможности «измены» и «бунта» мысли против ее обладателя. Через семь лет А. в «Черных масках» еще резче ставит этот вопрос о зыбкости сознания, о черной ночи безумия, осаждающей мозг, о возможности того, что человек, неожиданно и против воли, вместо гимна «духу святому» запоет гимн «сатане» и тогда лишь безумие будет спасением для него от одевших маски и проникших в его душу подлых желаний и лживых мыслей. В 1903 А. делает свою первую, довольно еще наивную, вылазку против религии, против веры, «двигающей горами», против бога, отказывающего в чуде загнанному, как древний Иов, отчаявшемуся человеку («Жизнь Василия Фивейского»). На войну А. отзывается рассказом «Красный смех» (1904), рисующим ужасы кровопролитных боев, гибели тысяч людей, всеобщего одичания, преломленные сквозь психику сходящего с ума человека, начинающего в своей обостренной чуткости воспринимать всю жизнь современного человечества как «безумие и ужас».
               С 1906 большое место в творчестве А. начинает занимать тема революции. Революцию А. понимает преимущественно как попытку разрешения моральных проблем и как игру темных сил рока и подсознательных влечений массовой психики, — игру, в к-рой лучшие устремления людей неизбежно проигрывают. Так повесть о расстрелявшем толпу рабочих генерале («Губернатор», 1906) дает преимущественно переживания генерала, понявшего, что его неизбежно убьют по древнему закону «кровь за кровь». К проблеме торжества воли и разума над пошлостью и властью слепых сил природы сводит А. в драме «К звездам» (1906) уход астронома из жизни в науку и индивидуалистический революционный «подвиг». Впрочем в драме «К звездам» есть проблески и более правильного понимания идеологии революции. «Так было» (1906) и «Царь-голод» (1908) доказывают, извращая причины и смысл революций, бесплодие политической революции (убивши тирана, народ, из рабского страха перед тираном, создает новую тиранию революционного террора) и безнадежность революции социальной (голод поднимает «голодных» на бунт, но он же предает их снова кровожадной и подло-лицемерной буржуазии). «Тьма» (1907) доводит до конца понимание революционной работы как проблемы личного мужества и святости и критику революции с точки зрения максималистских этических требований немедленного спасения каждой личности. Герой этой повести, — справедливо воспринятой критикой как призыв к отказу от революционной деятельности, — убедившись, что нельзя сразу спасти всех павших и что стыдно быть «святым», когда есть «грешные», отказывается от совершения террористического акта и остается погибать в публичном доме. Также в плане индивидуальной честности, мужества, проблемы личного бессмертия и искупления своих и чужих грехов трактует революцию одна из наиболее сильных реалистических повестей А. — «Рассказ о семи повешенных» (1908) и единственный роман А. — «Сашка Жегулев» (1911); «Савва» (1907) вскрывает косность человечества, которого никаким огнем взрывов и призывов к бунту не заставишь отказаться от старых, гнусных «святынь», хотя бы и разоблаченных весьма наглядно. В эти же годы А. пишет ряд драм и повестей, посвященных опровержению всего, на что надеются и во что верят люди: «Иуду Искариота» (1907), инвективу против веры в чудесную силу любви к людям и в конечное торжество добра в человеческой душе; «Анатэму» (1909), драму, осмеивающую идею, что добро рождает добро и что можно облегчить страдания людей, хотя бы частично; «Океан», где утверждается, что даже разрыв с обществом не спасает человека от власти лживой и пошлой обывательщины, если «герой» хоть немного поддастся любви и жалости к людям. Полуреалистические и вполне реалистические драмы (1910–1913) — «Анфиса», «Профессор Сторицын», «Екатерина Ивановна», — окрашены в те же тона: торжества в жизни злого, темного и мелкого над «высоким», «добрым», «чистым». Характерно, что мотивы действий героев последних драм Андреева — преимущественно обывательские переживания (ревность, семейные дрязги), а сами герои оказываются интеллигентными обывателями или представителями наиболее легкомысленной, пустой и праздной части студенческой молодежи («Дни нашей жизни», 1909, «Gaudeamus», 1910). Герои — ученые, философы, политики даны главным образом внешне, без проникновения в их основные интересы и переживания. В эпоху войны 1914–1918 А. увлекся шовинистическими настроениями и написал ура-империалистическую антинемецкую драму «Король, закон и свобода», посвященную бельгийскому королю, Альберту. После революции А. опубликовал пессимистические «Записки Сатаны», а одним из последних произведений этого писателя перерождающейся интеллигенции XX в. был «SOS» (сигнал крайнего бедствия и призыв о помощи в морском обиходе) — призыв к «культурным нациям» спасти Россию от пролетарской диктатуры.

Библиография:

I. Собр. сочин. (изд-во «Просвещение»), СПБ., 1910–1916 (с XIV т. — в издании книгоизд-ва писателей); Собр. сочин, (изд-во Маркса), СПБ; Дневник Сатаны (изд-во «Библион»), Гельсингфорс, 1921. Автобиографические сведения: в VI кн. «Русск. лит. XX в.», Под редакцией С. А. Венгерова, М., 1914–1918.
               

II. Чуковский К., Л. А. большой и маленький, СПБ., 1903; Фриче В., Л. А., М., 1909; Коган П. С., Очерки по истории новейш. руск. литературы, т. III, вып. II, А., М., 1910; Мережковский, В обезьяньих лапах. Собр. соч. (изд-во Вольф), т. XII, СПБ., 1911–1913; Львов-Рогачевский В., Две правды, Книга об Л. А., СПБ., 1914; Рейснер М., Пролетариат и мещанство (О Горьком и А.), П., 1917; Иванов-Разумник, Творчество и критика, П., 1922; Книга об Л. А. (Воспоминания), Берлин, 1922; Воровский В., Литературные очерки, М., 1923; Луначарский, Предисловие к «Избранным рассказам» А., М., 1926; Воровский В., Русская интеллигенция и рус. литература, Харьков, 1923; Горнфельд А., Боевые отклики на мирные темы, Л., 1924; Фатов Н., Молодые годы Л. А., М,, 1924; Луначарский А. В., Критические этюды («Русская литература»), Л., 1925; Троцкий Л. Д., Собр. сочин., т. XX, М. — Л., 1926; Горбачев Г., Капитализм и рус. литература, Л., 1928.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. 1929—1939.

Андре́ев
Леонид Николаевич (1871, Орёл – 1919, д. Нейвала, близ Мустамяки, Финляндия, похоронен в Ваммельсу, перезахоронен в 1956 в Ленинграде), русский писатель.

Л. Н. Андреев. Портрет работы И. Репина. 1905 г.
Л. Н. Андреев. Портрет работы И. Репина. 1905 г.

 
Родился в семье землемера. В 1891 г. поступил на юридический ф-т Петербургского ун-та; в 1893 г., отчисленный «за невзнос платы за ученье», перевёлся на аналогичный ф-т Московского ун-та, который окончил в 1897 г. Восторженно приняв Февральскую революцию, сразу после Октябрьской революции эмигрировал (1917). Печатался с 1892 г. Ранние реалистические рассказы писателя, близкого в те годы к кругу М. Горького, проникнуты духом демократизма, социального сострадания «маленькому человеку» («Баргамот и Гараська», 1898), обличают жестокость и лицемерие буржуазного общества («Город», 1902; «Призраки», 1904). В то же время, сочувствуя революционерам, отмечая их душевную чистоту и нравственную силу («Рассказ о семи повешенных», 1908), писатель изображал революцию как стихийный бунт («Савва», 1906). Характерный для умонастроений российского общества нач. 20 в. кризис религиозного сознания убедительно показан Андреевым в рассказе «Жизнь Василия Фивейского» (1904), безумие и ужас войны – в не лишённой гротеска повести «Красный смех» (1905). Бытовые драмы, повествующие о всесильной, засасывающей пошлости повседневного бытия, убивающего высокие идеалы юных («Дни нашей жизни», 1908 и др.), разлагающего нравственные устои («Анфиса», 1909; «Профессор Сторицын», 1913), соседствуют в творчестве Андреева с философско-аллегорической трагедией «Жизнь человека» (1907), драмой «Анатэма» (1908), где говорится о непознаваемости мира и бессилии в нём добра, повестью «Иуда Искариот и другие» (1907), в которой не только толпа, глумящаяся над Христом, но и его ученики предстают трусливыми обывателями. Разочарование и скепсис – основная тональность зрелого и позднего творчества Андреева (повесть «Тьма», 1907; драма «Царь Голод», 1908; цикл рассказов «Мои анекдоты», 1915; незавершённый философско-этический роман «Дневник Сатаны», опубл. в 1921). Среди других произведений Андреева – роман «Сашка Жегулёв» (1911), посв. типичному для России рубежа 19–20 вв. образу вольнолюбивого и самоотверженного интеллигента-одиночки, неизбежно гибнущего в неравной и обречённой борьбе с несправедливостью мира; публицистические и литературно-критические труды.

Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия. — М.: Росмэн. 2006.


.

Смотреть что такое "Андреев" в других словарях:

  • Андреев — Андреев, Александр Игнатьевич Андреев, Александр Петрович Андреев, Константин Петрович Андреев, Николай Нико …   Морской биографический словарь

  • Андреев — Андрей Андреевич (1895 1970). Выходец из рабочих, Андреев стал руководителем профсоюза железнодорожников в 1920 28 г.г. Надежный сторонник сталинского аппарата, А. был введен в ЦК, чтобы ослабить влияние оппозиции. Член Политбюро в 1932 52 г.г.… …   1000 биографий

  • Андреев — Леонид Николаевич (1871 1919). Русский писатель, родился в Орле, в семье землемера. В 1897 г. появился его первый рассказ Бергамот и Гараська . В 1901 г. вышел отдельный сборник его рассказов, сразу обративший на него внимание публики и критики и …   1000 биографий

  • АНДРЕЕВ —         Даниил Леонидович (1906 1959) философ, культуролог, писатель. Сын Леонида Андреева; окончив Высшие лит. курсы, А. работал художником шрифтовиком. Вскоре после окончания Второй мир. войны, в к рой А. принял участие, был арестован (1947) и… …   Энциклопедия культурологии

  • АНДРЕЕВ —     АНДРЕЕВ Даниил Леонидович (2 ноября 1906, Берлин30 марта 1959, Москва) русский поэт, мыслитель. Сын писателя Л. Н. Андреева. Закончил Высшие литературные курсы в Москве в 1929. Участвовал в Великой Отечественной войне в 1941 45. Арестован в… …   Философская энциклопедия

  • АНДРЕЕВ — Борис Федорович (1915 82), российский киноактер. Его герои современники наделены душевной широтой, силой, добродушием (фильмы Трактористы , 1939, Большая жизнь , 1940, 2 я серия 1958, Два бойца , 1943). Психологически более сложные образы в… …   Современная энциклопедия

  • АНДРЕЕВ — Василий Васильевич (1861 1918), исполнитель на балалайке и дирижер. Усовершенствовал балалайку, разработал ее оркестровые разновидности. Организатор и руководитель первого оркестра русских народных инструментов (1888, с 1896 Великорусский… …   Современная энциклопедия

  • АНДРЕЕВ — Леонид Николаевич (1871 1919), русский писатель. Экспрессионизм в изображении кризисных ситуаций: испытания веры в повести Жизнь Василия Фивейского (1904); безумие и ужас войны в рассказе Красный смех (1905). Сочувствуя революционерам ( Рассказ о …   Современная энциклопедия

  • АНДРЕЕВ — Николай Андреевич (1873 1932), скульптор. Автор глубоко индивидуальных, психологически острых памятников: Н.В. Гоголю (1904 09), А.Н. Островскому (1924 29) оба в Москве …   Современная энциклопедия

  • АНДРЕЕВ — Даниил Леонидович (1906 1959) русский мыслитель, литератор и философ. Сын писателя и философа Леонида Андреева. В 1947 осужден на 25 лет тюремного заключения за антисоветскую литературную деятельность. Автор сочинения «Роза Мира» (впервые… …   Новейший философский словарь

Книги

Другие книги по запросу «Андреев» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»