Английская литература это:

Английская литература
Английская литература

       
АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Обыкновенно начало А. Л. относят к началу VII в. христ. эры. К концу VII в. заканчивается процесс завоевания Британии англами и саксами, двумя германскими племенами, вытесненными с континента, где они занимали территорию между Эльбой и Одером. Эти племена принесли с собою предания и сюжеты, составлявшие содержание общегерманской поэзии на континенте. Но обработка их на новой родине совершалась под влиянием исторических событий, происходивших уже на британской территории. В этих обработках сказывается и соприкосновение с туземным кельтским населением, частично подвергшимся римскому влиянию, переход к оседлым формам быта, а, главное — воздействие христианства, которое привело духовенство в близкую связь с латинской культурой и, с другой стороны, оборвало его связи с континентальными германцами, сохранившими язычество. Поэтому и первые крупные памятники англосаксонской литературы — памятники латинские — принадлежат представителям духовенства (Альдгельм, живший во второй половине VII в., автор витиеватой прозы и стихов; Беда Преподобный (672–735) — автор знаменитой «Церковной истории англов», один из образованнейших людей своего времени, имевший влияние далеко за пределами своей страны, отличавшийся простотой стиля, достигавшего местами яркой художественной выразительности; Алкуин (ум. 804) — ученый монах, знаток грамматики, риторики, диалектики, переехавший в 60-летнем возрасте ко двору Карла Великого). Есть указания, что эти блестящие представители латинской литературы в Англии писали и на англо-саксонском яз., но эти произведения не дошли до нас. В латинскую поэзию они перенесли художественные приемы англо-саксонского творчества; с другой стороны, у них нетрудно уловить отголоски времен язычества.
               Что касается древнейших памятников англо-саксонского языка, то крупные поэтические произведения доходят до нас от XI в., если не считать памятников документального характера, хроник, текстов законов и т. д. Мы имеем короткие поэмы, рисующие певцов еще языческого периода («Видсид», «Жалоба Деора») в переработке писателей из христианского духовенства. Самым замечательным памятником древней английской поэзии является поэма о Беовульфе. Содержание ее — события, относящиеся к первой половине VI в., эпохе борьбы франков с готами. Древность ее сюжета, и то обстоятельство, что в ее героях не было ничего чисто англо-саксонского, породили даже предположение, что поэма была переработкой одной из скандинавских легенд. Но несомненно, что по языку и по проникающим ее моральным тенденциям она гармонирует с другими памятниками англо-саксонской поэзии того времени.
               Рядом с поэзией, использующей языческие сюжеты, до нас дошли памятники, свидетельствующие о широком развитии собственно христианской поэзии (Кэдмон, Кюневульф). Самым блестящим периодом англо-саксонской образованности и письменности до нашествия норманнов по справедливости считается эпоха Альфреда Великого, победителя датчан, в течение почти двух веков опустошавших Британию. Альфред много сделал для восстановления разрушенной культуры, для поднятия образованности, сам был писателем и переводчиком (перевел между прочим на англо-саксонский яз. «Церковную историю» Беды).
               Во второй половине XI в. Англия подвергается новому нашествию. Она подпадает под власть норманнов, офранцузившихся скандинавов, к-рые на несколько столетий утверждают в Англии господство французского яз. и французской литературы. Начинается длительный период, известный в истории под именем периода англо-норманской литературы. В течение первого столетия после нашествия норманнов литература на англо-саксонском яз. почти исчезает.
               И только спустя столетие снова появляются на этом языке литературные памятники церковного содержания и позже светские, представлявшие собой переводы французских произведений. Благодаря этому смешению языков снова среди образованного общества большое значение приобретает латинский яз., на к-ром расцветает литература хроник. Период французского господства оставил важный след в дальнейшей истории А. Л., к-рая, по мнению некоторых исследователей, более связана с художественными приемами и стилем французской литературы норманского периода, чем с древней англо-саксонской литературой, от к-рой она была искусственно оторвана.
               К XIV в. как бы заканчивается процесс растворения норманнов в туземном населении и формируется новый английский язык, объединивший элементы англо-саксонского и французского языков. Норманны сыграли большую роль в распространении кельтских сюжетов (Сказания о короле Артуре) во всей европейской поэзии. Уже около 1300 английский священник Лайамон использовал эти сказания для своей поэмы «Бретт».
               После Лайамона появляется ряд произведений, отмечающих процесс вбирания в себя туземным творчеством французской литературы и их органического слияния («Филин и соловей», «Havelock», «Horn» и др.). Национальное возрождение в литературе связано с начинающимся сотрясением патриархально-феодального уклада, с ростом денежного хозяйства и с крестьянскими восстаниями. Уже в середине XIII в. появляется поэзия политического и социального протеста, бичующая пороки дворянства и духовенства, протестующая против налогов, против злоупотреблений чиновников и даже короля, прикрывающего своих фаворитов и распускающего для этой цели парламент («Song of the Husbandman»). Эта сатирическая литература, возникающая из среды народа, находит свое завершение в XIV в. в поэме Ленглэнда «Видение о Петре пахаре», к-рая хотя и написана в морализирующем духе, однако не лишена революционного значения, т. к. является идеологическим выражением недовольства, накопившегося в массах трудового крестьянства. К XIV в. появляются на английском яз. различные формы поэзии, к-рые отличаются своим сатирическим содержанием, перерабатываются фаблио. С обострением социальной борьбы литература в XIV в. приобретает большой общественный интерес. В ней можно различить влияние классовых стремлений. Любопытным образчиком в этом отношении, наряду с упомянутой поэмой о Петре пахаре, является поэма Гоуэра «Vox Clamantis», написанная на латинском языке. Гоуэр, крупный собственник, был последним писателем англо-норманского (французского) языка, перешедший к английскому после успехов его современника Чосера. Поэма Гоуэра показательна как свидетельство испуга, овладевшего его классом после крестьянского восстания Уот Тайлора.
               Величайшим художником XIV в., к-рому пришлось дать художественное воплощение его общественно-психологической сущности, был Чосер (см.) (1340–1400), автор знаменитых «Кентерберийских рассказов». Чосер одновременно завершает эпоху англо-норманской и открывает историю новой А. Л. Всему богатству и разнообразию мысли и чувствований, тонкости и сложности душевных переживаний, характеризующих предшествующую эпоху, он дал выражение на английском яз., завершив опыт прошлого и уловив стремления будущего. Среди английских диалектов он утвердил господство лондонского диалекта, языка, на к-ром говорили в этом крупном торговом центре, где находилась резиденция короля и оба университета. Но Чосер является не только основателем нового английского языка. Он был первым глубоким выразителем того чувства жизни, того бодрого и жадного внимания ко всем сторонам действительности, к-рые утверждаются в литературе вместе с ростом буржуазии и национального самосознания. Он отбрасывает дидактику и аллегорию, отвлеченное морализирование, господствовавшее в современной ему литературе, — приемы, к-рыми долгое время пользовался сам, — подходит непосредственно к природе и жизни, изображает все их разнообразие, все классы общества, он — один из величайших реалистов и творец разнообразнейших стихотворных форм.
               Объективно Чосер делал общее дело с своим знаменитым современником Виклефом (1320–1384). Виклеф примыкает к обличительной литературе, направленной против духовенства, но он идет дальше, является предшественником реформации, восстает против самой догмы католицизма, против идеи папского авторитета, переводит Библию на английский яз., обращается к народу в своей борьбе с папством и так. обр. делает предметом публичного обсуждения те вопросы, решение к-рых до этого времени составляло монополию католического духовенства. Виклеф и Чосер своей литературной деятельностью знаменуют первое сотрясение идеи католического спиритуализма, возникновение интереса к земной природе человека, интереса к личности, нового мироощущения, в связи с развитием торговли, денежного хозяйства, инициативы и предприимчивости, всего того, что принесла с собою усиливающаяся торговая буржуазия.
               Чосер был ранним ярким проявлением возникающего нового сознания. От него тянутся нити к Шекспиру, который через два столетия даст глубочайшее выражение этому процессу в другом разрезе. Чосеровская традиция слабеет в следующем веке, несмотря на подражателей (Лидгэт и Окклив). В литературном отношении это столетие мало замечательно. Необходимо отметить большой интерес именно в этом веке к живой народной поэзии, к-рая, как мы знаем, существовала уже и в XIII и в XIV вв. Но в XV в. эта поэзия проявляет особенно активную жизнь, и наиболее старинные образцы ее, сохранившиеся до нашего времени, принадлежат этому веку. Большой популярностью пользовались особенно баллады о Робине Гуде.
               В следующем XVI в. развитие капитализма идет еще более быстрыми шагами. Землевладельцы предпочитают шерстяную промышленность обработке земли. Разведение овец ведет к обезземелению крестьян. Открытие Америки, рост промышленности и городов все более толкают Англию на борьбу за первенство на морях и скоро дадут возможность Шекспиру в «Венецианском купце» говорить о богаче-коммерсанте, корабли к-рого развозят товары по всему миру. У начала XVI в. и у начала следующего XVII в. стоят два великих литературных памятника, воплотивших высшее достижение социальной и философской мысли, связанной с этим веком. Это «Утопия» Томаса Мора (1516) и «Novum Organum» Бэкона (1620). Томас Мор — типичный представитель английского гуманизма. Его «Утопия» — общественная организация, построенная в духе идеалов гуманизма. Ее цель — счастье человека, благосостояние всей общины. Ему чужд средневековый спиритуализм, те утешения, которые предлагала за гробом католическая церковь взамен земных страданий. Он желает радости здесь, на земле. Поэтому в его общине нет собственности, господствует обязательный труд для всех ее членов, чередуются работа в городе и в деревне, установлена полная религиозная терпимость, благодаря идеальной организации общества отсутствует преступление и т. д. Произведение Бэкона — книга, от к-рой можно вести развитие позитивной мысли. Автор исходит из наблюдения и опыта как источников познания истины, считает, что не знает того, что лежит за их пределами.
               XVI в. — век расцвета английского гуманизма, к-рый возник здесь позднее чем в Италии, встретился с реформацией, наложившей на него отпечаток большей суровости. И здесь мы имеем влияние классической литературы, к к-рому присоединяется влияние итальянской поэзии, в особенности Петрарки. Расцветает форма сонета, введенного Томасом Уэйаттом (1503–1542) и вслед за ним более талантливо разработанного Серрей (1517–1547). Джон Лили (1554–1606) пишет роман «Эвфуес», к-рый положил начало особому стилю, известному под именем эвфуизма, стилю манерному и жеманному, и стал предметом многочисленных подражаний. Лучшее из них — роман Томаса Лоджа (1558–1625) «Розалинда», к-рый не остался без влияния на Шекспира («Как вам будет угодно»). Характерный для эпохи Ренессанса пастушеский роман получает большое распространение в Англии. Один из известнейших романов этого рода («Аркадия») принадлежит Филиппу Сиднею (1554–1586). Он соединил здесь два жанра — пастораль и рыцарский роман — и пользуется изысканным стилем, который повторит Шекспир в таких трагедиях, как «Ромео и Джульетта». Славу Сиднея, к-рому подражали десятки поэтов в течение целого века, делил Эдмунд Спенсер (ум. 1559), автор знаменитой «Королевы фей», поэмы, привлекавшей его современников не глубиной содержания, а причудливой пестротой и яркостью красок, запутанной и сложной интригой, необычайной фантастичностью сюжета, великолепием картин и образов.
               Но наибольшего блеска А. Л. эпохи Ренессанса достигает в области театра. В XV в. средневековая мистерия становится как бы застывшей формой и не обнаруживает тенденции к дальнейшему развитию, благодаря реформации, к-рая вытесняет ее, содействуя развитию других драматических жанров. Особенно в большом ходу «моралитэ», к-рые используются для борьбы с папством и обличают дворянина и торговца («Сатира» Линдсэ — 1490–1555, — направленная против «трех сословий» — дворянства, духовенства и купечества, изображающая, между прочим, под именем Pauper’а, бедняка, доведенного до нищеты поборами землевладельца и священника); сцены на сюжеты из священной истории Бэль (1495–1563), пьеса которого «Иоанн Безземельный» уже предвозвещает шекспировскую хронику; «интерлюдии» или фарсы, шуточные представления, очень популярные в широких массах в провинции и в столице, вытеснившие постепенно мистерии и моралитэ; особенно известен как автор интерлюдий Джон Гейвуд (ум. 1580); «маски» — великолепные, очень сложные представления, соединяющие мифологию, аллегорию и феерию, сопровождаемые символическими танцами и музыкой, предтечи балета и оперы («маски» талантливо писал Самуил Даниель (1562–1619)), и т. д. Рядом с этими многочисленными жанрами, развившимися из народной драмы, на формирование английского театра уже в середине XVI в. начинают оказывать влияние классическая комедия и трагедия. Это влияние проникает через школы и университеты, где пишутся и разыгрываются преподавателями и учениками пьесы в классических формах, в особенности в подражание Плавту и Сенеке, многие трагедии к-рого были переведены на английский яз. Первую оригинальную классическую трагедию издали Томас Саквилль и Томас Нортон в 1562 («Горбодук, или Феррекс и Поррекс»). Так. обр. английский национальный театр вобрал в себя самые разнообразные формы, начиная с мистерий и кончая театром классическим и формами, выработанными в Италии и Франции. В Англии театр был действительно народным видом искусства, открыт всем, был одновременно и газетой и клубом, светской церковью в противоположность, напр., Франции, где создателями театра являлись избранные круги гуманистов, где народная традиция, связь с средневековой мистерией оборвалась и в 1548 были даже полицейским приказом запрещены народные представления мистерий. В середине века в Англии появляются профессиональные труппы актеров, идущие на смену прежним любителям, игравшим мистерии. Труппы эти преследуются городскими властями, к-рые рассматривали актеров как бездомных бродяг, опасались нарушения порядка и скопления толпы. Преследования особенно усиливались под влиянием пуританской буржуазии и пуританских проповедников, агитировавших против «греховных» развлечений. Актеры, игравшие в тавернах, искали покровительства у знатных вельмож и приписывались к тому или другому аристократу. Двор и таверны, где собирались низшие слои народа, были главными потребителями театра. Первый королевский патент был выдан труппе графа Лейстера в 1574, первый театр был построен в Лондоне в 1576.
               Разнообразные богатые поэтические элементы, вошедшие в английский театр, борьба буржуазии с дворянством и жадная к зрелищам публика больших городов — слуги, приказчики, солдаты, мелкие торговцы, ремесленники и т. д., — все это наполнило английский театр глубоким содержанием. В эпоху Елизаветы (1558–1603) театр достигает такого расцвета, какого не знает история, отвечает вкусам всех классов общества, изображая и трагические моменты английской истории, трагедии королей и аристократии, и семейные драмы буржуазии, и грубые нравы городских низов, вводя и шутки и юмор, одинаково увлекающие и аристократию и городскую толпу. Большинство драматургов елизаветинского времени отмечены печатью оригинальности и таланта, отражают преобладающие вкусы той или другой группы населения: Лили (1554–1606), Роберт Грин (1560–1592), Марло (см.) (1563–1593), Кид (1558–1594), Наш (1567–1601), Лодж (1558–1625) и несколько более поздние — Бен Джонсон (см.) (1574–1637), Вебстер (1575–1624), Джон Флетчер (1579–1625), Бьюмонт (1584–1616), Форд (1586–1639), Чапман (ум. 1634). Все эти имена были затемнены именем Шекспира (см.). Впрочем, в настоящее время с большим основанием оспаривается принадлежность ему знаменитых пьес. Тщательный анализ шекспировских трагедий и комедий заставляет предполагать, что автором их является один из аристократов елизаветинской эпохи, скрывшийся за Шекспиром. Шекспир был глубочайшим выразителем основной тенденции Возрождения, его интересов к земной человеческой природе, к человеческой личности, к ее страстям и чувствам, к личности инициативной, предприимчивой, борющейся за лучшее место в жизни. Шекспир — поэт аристократии в период начинающегося сотрясения ее могущества, ее психики, в тот период, когда она подвергается напору со стороны агрессивной торговой буржуазии («Венецианский купец»). Человеческие страсти: любовь («Ромео и Джульетта»), ревность («Отелло», «Зимняя сказка»), властолюбие («Макбет»), мстительность и алчность («Венецианский купец»), самодурство, неблагодарность, раскаяние («Король Лир»), пессимизм, меланхолия, гнет рефлексии, тоска по правде («Гамлет»), и т. д. — озарены гениальным сердцеведом так глубоко, что до последнего времени шекспировский театр остается непревзойденным материалом для актерской игры. Соперник Шекспира, Бен Джонсон отдал дань классическому театру, к-рый возник, как мы видели, под влиянием гуманистического движения, интереса к античной древности. Классический театр был распространен среди образованных и ученых кругов, но он не мог удовлетворить массовую публику, к-рую увлекал Шекспир разнообразием своего театра, шедшего от народной драмы, хотя и не избежавшего влияния классицизма; «Юлий Цезарь», «Антоний и Клеопатра», «Кориолан» — трагедии с античными сюжетами, но пропущенные сквозь призму шекспировского времени, поставившие проблемы величайшего значения.
               Таков был английский театр при Елизавете и ее преемниках, Якове I и Карле I. После победы буржуазии, — пуританской революции 1648, казнившей короля, — английский театр снова подвергается преследованиям, и литература приобретает суровый характер. Поэзия уступает место прозе. Жестокая политическая борьба приводит к исчезновению литературы для развлечения и дает толчок развитию литературы политической. Писатели и мыслители эпохи Кромвеля (правившего до 1658) и реставрации — Мильтон (см.) (1608–1674), Гоббс (1578–1679), Локк (см.) (1632–1704) — ставят важнейшие проблемы народовластия, церкви, воспитания, свободы печати, веротерпимости и т. д. Именно это просветительное движение оказывает в следующем столетии могучее влияние на французских философов, откуда распространяется по всей Европе. Мильтон защищает революцию против монархии, выпускает «Защиту английского народа» и знаменитую «Ареопагитику», замечательный памфлет в защиту свободы печати. В своей поэме «Потерянный рай» он является представителем пуританских идеалов, рассказывает о начале мира, о борьбе бога и сатаны, об изгнании из рая первых людей, снова воссоздает так. обр. библейские сказания, преобразуя их согласно представлениям эпохи Возрождения. Другое патетическое произведение пуританского направления — «Путешествие пилигрима» Бэньяна (1628–1688). — Локк отрицает прирожденные идеи и единственным источником всякого познания объявляет впечатления, к-рые получают наши чувства от внешних предметов. Вслед за Мильтоном Локк предвосхищает теорию Руссо (см.) об общественном договоре и праве народа отказаться от повиновения власти, если она нарушает закон. В эпоху Кромвеля театр замирает, классические традиции поддерживаются только среди преследуемых сторонников королевского дома. После реставрации снова открывается театр, появляются веселые комедии нравов с не всегда пристойным содержанием (Вичерлей, Конгрив и др.), возрождается галантная литература и наконец возникает классицизм французского типа. Его представителем является Драйден (1631–1700), типичный беспринципный поэт распущенного придворного общества реставрации, неудачливый подражатель Корнеля (см.) и Расина (см.), строго отстаивавший три единства и вообще все классические правила.
               После 1688, с установлением конституции, тон литературе дает буржуазия, влияние к-рой ясно ощущается и в романах и на сцене. Новый потребитель требует своей литературы, изображения семейных добродетелей, честных купцов, чувствительности, природы и т. д. Его не трогают сказания о классических героях, о подвигах аристократических предков придворного общества. Ему нужна сатира на распущенные светские нравы. Возникают нравоучительно-сатирические журналы — «Болтун», «Зритель», «Опекун» — Стиля (1671–1729) и Аддисона (1672–1719), с талантливыми бытовыми очерками, обличающими роскошь, пустоту, суетность, невежество и другие пороки тогдашнего общества. Дидактический, сатирический и моральный характер носит образцовая классическая поэзия Попа (1688–1744) (см.), автора «Опыта о человеке». Англия дала толчок не только освободительным идеям французских энциклопедистов, но и положила начало нравоучительной сентиментальной литературе, тому роману нравов, к-рый распространился по всей Европе. Самюэль Ричардсон (см.) (1689–1761), автор «Памелы», «Клариссы» и «Грандиссона» выводит добродетельных мещанских девушек и противопоставляет их распущенным аристократкам, идеализирует мещанские добродетели и заставляет исправляться развращенных представителей жуирующей золотой молодежи. Стерн (см.) пишет свое «Сентиментальное путешествие» и «Тристрама Шенди». Фильдинг (1707–1754) — автор «Сэра Жозефа Адрюза» и «Тома Джонса», менее сентиментальный, чем Ричардсон, но такой же нравоучительный, такой же внимательный к семейным отношениям, наблюдательный реалист, охватывающий нравы и города и деревни. Гольдсмит (см.) (1728–1774), автор «Викфильдского священника», и ряд других писателей создают настоящую чувствительную эпопею трудов и дней буржуазного общества. Выразитель этих настроений в лирике — Томсон (1700–1748), автор «Времен года». И в драме Англия является пионером и создает не только сентиментальный театр, но и его теорию. Новые драматурги — Лилло (см.) (1693–1739), автор «Лондонского купца», изображающий трогательную историю исправившегося молодого купца, Комберлэнд, Эдвард Мур уничтожили три единства, отменили стихотворную форму и торжественный яз. классической трагедии и доказывали, что не одни только государи и вельможи подвергаются несчастиям и страданиям, — идеи, легшие в основу мыслей Дидро (см.) о драме. Даниель Дефо (см.) с его прославленным романом «Робинзон Крузо» — наиболее законченный идеолог средней буржуазии, выражает ее желания и то представление, какое она имеет о себе и о своем месте в государстве. Дж. Свифт (см.) (1667–1745) в знаменитых «Путешествиях Гулливера» едко осмеивает современное английское общество.
               Вторая половина XVIII в. вообще богата разнообразными талантами, с разных сторон освещающими психологические сдвиги, к-рыми сопровождался рост буржуазии, постепенно занимавшей господствующие позиции. Среди других необходимо отметить Т. Смоллетта (1721–1771), автора приключенческих романов — «Приключения Родерика Рэндома», «Приключения Перегрина Пикла», в к-рых сочетаются элементы классицизма с художественными приемами испанских пикаресков, с романтической выдумкой и в то же время с реальными образами, — романов, в к-рых много юмора, сатиры и даже горечи человека, не избалованного удачами. Далее, — Шеридан (1751–1816), автор известной комедии «Школа злословия», остроумной и злой сатиры на общественные пороки. Среди поэтов этой эпохи двое являются крупными предшественниками романтизма: Коллинз (1721–1759), в «Одах» к-рого романтическая выдумка, богатое и разнообразное содержание, нежность чувства и элегические настроения не вполне ладят с пиндаровской классической традицией, сдерживающей его свободное вдохновение; Томас Грей (1716–1771), автор элегий, у к-рого классическое чувство меры без ущерба регулирует импульс свободного вдохновения. Еще более черты приближающегося романтизма сказываются в романах Мэкензи (1745–1831) («Человек чувства», «Юлия де-Рубинье»). Мэкензи подражал Стерну, Ричардсону и Руссо, но внес в свое творчество ту спутанность противоположных чувств, ту сложность переживаний, которые позднее станут характерны для романтизма. «Замок Отранто» Вальполя (1717–1797) — уже настоящий «готический роман» с средневековыми замками, их тайнами и жуткими настроениями. Из школы Вальполя вышла Клара Рив (1729–1807). В романе ее («Старый английский барон») больше естественного чувства, есть также элементы ричардсоновской нравоучительности. Вслед за ней — Анна Радклиф (см.), к-рую можно считать первой представительницей романтизма. Романы: «Замки Алтин и Денбейн», «Тайны Удольфо», «Итальянец» и др. — типичный жанр романтического романа с подземельями, кинжалами, потайными дверьми, чувствительными безупречными девушками, к-рых преследуют бандиты, благородными преданными слугами и т. д. В «Итальянце» предвосхищен тип байроновского героя.
               Романтизма — как школы — не существовало в Англии. Здесь не было, как во Франции и Германии, группы писателей, объединившихся на романтической платформе. И тем не менее ряд типичных признаков романтизма, отличавших А. Л. в первые десятилетия XIX в., дают право говорить о романтическом направлении в Англии. Эти признаки были: протест против классической рассудочности, в особенности против классических правил и противопоставление им индивидуальной поэтической свободы; далее, интерес к народности и к старине, к средним векам — в противоположность античности, к-рая являлась главным содержанием классицизма; интерес к экзотике, к-рый привлек внимание английских романтиков к Шотландии, стране старинных народных песен и легенд. Природа и деревня широким потоком вливаются в английскую романтическую поэзию. Наконец большую роль в английской поэзии романтического периода играют революционные настроения, увлечение французской революцией, политический радикализм. Певцом деревни, республиканцем и поклонником французской революции был Роберт Бэрнс (см.) (1759–1796). Годвин (см.) (1756–1836) в своем романе «Приключения Калеба Вильямса» и др. сочинениях защищает наиболее революционные идеи своего времени не только в области политики, но и в сфере воспитания и брака, идет впереди тогдашней английской революционной мысли. Так наз. «Озерная школа» (от места жительства вокруг озер) включает ряд поэтов. Из них Вордсворт (см.) (1770–1850) был главой школы. Мечтательный, влюбленный в природу поэт маленьких явлений, к-рые он умел делать возвышенными и трогательными, он вместе со своим другом Кольриджем (1772–1834) был представителем того течения в романтизме, к-рое внесло вместе с любовью к природе простой безыскусственный яз., образы патриархальной старины, созерцательность и мечтательность. Третий поэт озерной школы — Соути (см.) (1774–1843) писал в духе своих друзей, присоединив фантастические картины экзотических стран Мексики, Индии, Аравии к идиллическим образам озерной поэзии. И поэты озерной школы увлекались революцией, но недолго. Вордсворт и Кольридж побывали в Германии, где подверглись влиянию немецкого романтического идеализма и закончили свой путь чистым созерцанием.
               Рядом с народническим романтизмом озерной школы величайший поэт эпохи Байрон (см.) (1788–1824) был представителем романтики революционно-аристократической. Презиравший великосветское общество, с к-рым он был связан своим происхождением, оторвавшись от своего класса, не видя ничего привлекательного в представителях капитала, жадных и продажных торгашах, Байрон в молодости разразился пламенной речью в защиту рабочих, но после не возвращался уже к этому вопросу, на всю жизнь остался деклассированным аристократом, мятежным революционером-индивидуалистом, певцом неудовлетворенных разочарованных натур, начав с таинственных демонических скитальцев и разбойников («Гяур», «Лара» и др.). Этот же образ углублен в «Чайльд Гарольде», к-рый стал предметом широкого подражания в европейской поэзии. Закончил Байрон протестом против мироздания и мирового порядка в своих богоборческих трагедиях («Манфред» и «Каин»). К концу жизни Байрон близко подошел к политической и социальной сатире («Дон-Жуан», «Бронзовый век»). Крайний индивидуализм, чувство неудовлетворенности, влечение к Востоку и экзотическим странам, любовь к природе и одиночеству, мечты о прошлом у руин и памятников, — все это делает Байрона поэтом английского романтизма, а его гневные обличительные протесты против всех форм насилия и эксплоатации, его связи с итальянскими карбонариями и борьба за освобождение Греции сделали его певцом свободы в глазах европейской интеллигенции. Его друг Шелли (см.) (1792–1822), гениальный лирический поэт, также аристократ, подобно Байрону соединяет в своей поэзии мир фантастической романтики с революционным протестом против складывающегося буржуазно-капиталистического общества. В своей поэме «Королева Маб» он изображает это общество, где все «на публичном продается рынке», где с помощью жестокого голода хозяин гонит своих рабов под иго наемного труда. Таким же революционером-романтиком выступает Шелли в других своих поэмах («Лаон и Цитна», «Раскованный Прометей» и др.). Вальтер Скотт (см.) (1771–1831) обнаруживает, как и два великих поэта, тенденцию к старине. Он был создателем исторического романа («Айвенго», «Роб-Рой», «Квентин Дорвард», «Тамплиеры» и др.), в к-ром умел соединять правдоподобие и реализм с богатой романтической фантастикой и изображать наиболее драматические моменты национальной истории Шотландии и Англии.
               В первой трети XIX в. завершается первая стадия борьбы дворянства и промышленной буржуазии, к-рая все более становится господином положения. Борьба против хлебных законов, чартизм и выступления рабочего класса, властно заявляющего о своих требованиях, отодвигают на второй план феодальную романтику и патриархально-мечтательную поэзию. Город с его практическими интересами, усиливающаяся буржуазия, начинающаяся социальная борьба между нею и рабочим классом становятся главным содержанием А. Л., а реализм — ее преобладающей формой. Вместо средневекового замка — фабричный город, вместо далекой старины — кипучая современная промышленная жизнь, вместо фантастических образов изобретательного воображения — точное, почти фотографическое, изображение действительности. Бульвер (см.) (1803–1873), еще продолжающий традиции романтизма, аристократ по происхождению, наполняющий свои романы превращениями, чудесами и уголовщиной, оставляет нам однако ряд литературных документов, имеющих социальное значение, изображает процесс обеднения и разложения дворянства (романы — «Пельгам», «Ночь и утро» и др.). Диккенс (см.) (1812–1870), наиболее прославленный писатель этой эпохи, развертывает широкую картину жизни буржуазно-капиталистического общества в своих известных романах: «Тяжелые времена», «Давид Копперфильд», «Домби и Сын», «Пикквикский клуб», «Николай Никкльби» и др., создает галлерею типов капиталиста. Мелкобуржуазная, гуманная, интеллигентская точка зрения Диккенса мешает ему стать на сторону революционной части рабочего класса. Он дает потрясающие картины сухости, жадности, жестокости, невежества и эгоизма капиталистов, но он пишет для поучения эксплоататоров и не думает об организации сил эксплоатируемых. Его цель — трогать человеческие сердца зрелищем страдания, а не будить ненависть и звать к восстанию. Более озлоблен, более саркастичен и жесток в своей критике дворянско-буржуазного общества Теккерей (см.) (1811–1863), автор романов «Ярмарка тщеславия», «Пенденнис». Автор не видит выхода. Он исполнен пессимизма и раздражения. Он, как и Диккенс, не в состоянии понять освободительной роли начинающегося революционного рабочего движения. Колеблющаяся как всегда между крупным капиталом и рабочим движением мелкобуржуазная мысль искала соглашательских путей. Кингсли (1819–1875) в своих романах «Yeast» и «Alton Locke» рисует ужасы эксплоатации и нужды, но спасение видит в христианском социализме, в «духе божием», в раскаявшихся богачах, обратившихся к благотворительным делам. Дизраэли (см.) (1805–1881), впоследствии знаменитый лорд Биконсфильд, вождь ториев (романы «Сибилла» и др.), изобразив в ярких красках пороки буржуазно-аристократического общества и бедствия крестьян и рабочих, высказывается отрицательно против революции и видит спасителей в лице энергичных и деятельных аристократов, берущих на себя дело устроения народного благосостояния. Не только роман, но и лирическая поэзия вдохновляется социальными темами, и основной вопрос, выдвинутый эпохой, — вопрос об эксплоатации рабочего класса капиталом, — разрешается в духе расплывчатой гуманности и нравственного усовершенствования. Поэты, как Томас Гуд (см.) (1798–1845) или Эбинезер Эллиот (см.) (1781–1849), в своих стихотворениях изображают отдельные моменты тяжелого существования рабочих и городской нищеты, создают песни против хлебных законов, дают образы работниц, доведенных нищетой до проституции и самоубийства. Но и их положительные идеалы сводятся к благотворительности, к какой-нибудь лэди, постигшей свой долг благодаря назидательному сновидению и посвятившей свою жизнь облегчению участи бедняков.
               По мере приближения к концу XIX в. в европейской, в частности в английской литературе, реалистическое и социальное направление начинает уступать место возрождающимся идеям индивидуализма и эстетизма. Вместо воинствующих капиталистов, пролагающих себе путь борьбой и энергией, создающих предприятия, вместо Домби и Градгриндов, тон литературе начинают задавать те представители буржуазии, к-рые получили свои капиталы по наследству, не прошли суровой школы жизни, к-рые могут наслаждаться наследием отцов, стали любителями и ценителями искусств, покупателями дорогих картин и изящных томиков поэзии. Расцветает литература утонченных переживаний, мимолетных впечатлений. Индивидуализм, чистое искусство, эротика, культ настроений — отличительные черты литературы конца века. Правда, основная тема эпохи — организация общества, уничтожение эксплоатации, положение рабочего класса — занимает большое место в литературе, но и социализм конца века — есть социализм эстетический. Джон Рёскин (1819–1900) исходит из идеала красивой жизни, зовет общество к старым патриархальным ремесленным формам производства и восстает против индустриализма и капитализма. Он вдохновляет школу художников, известных под именем прерафаэлитов (см.), среди к-рых мы видим Россетти (см.) (1828–1882) и Вильяма Морриса (1834–1896), автора романов — «Сон Джона Боля» и «Известия ниоткуда», защитника социализма и в то же время страстного эстета, вместе с Россети искавшего идеалов красоты в прошлых веках, мечтавшего вызвать социальную революцию путем эстетического воспитания рабочих. Рядом с прерафаэлитами — Теннисон (1809–1892), поэт чистого искусства, свободного от мотивов социальной борьбы, Роберт Броунинг (1812–1889) (см.) и его жена Елизавета Баррет-Броунинг (1806–1861), Свинберн (1835–1909), в поэзии к-рого неясно переплетаются идеалы вечной красоты и защита эксплоатируемых. Наибольшей популярностью из поэтов этого направления пользовался Оскар Уайльд (1856–1900), «король эстетов», в своих «Замыслах» и в романе «Портрет Дориана Грея» создавший «религию красоты» и культ освобождающего вымысла, провозгласивший единственной реальностью творения искусства, утверждавший, что искусство создает жизнь, а не наоборот.
               Продолжающийся рост индустрии вводит новые темы в литературу — урбанизм, машинизм. Литература становится динамичной, развивается сатира против капиталистического уклада жизни. Бернар Шоу (см.) (1856–) — самый блестящий и парадоксальный из писателей сатириков, виртуоз софизмов, остроумный автор мистификации, умеренный социалист, собирающийся впрочем улучшить положение рабочих при помощи буржуазии. Герберт Уэльс (см.) (1868–) — автор фантастических романов, проникнутых пафосом техники, рисующих чудеса индустрии, волшебно преобразующей жизнь, соединяющей планеты, позволяющей человеку переселяться и в прошлое и в будущее. Этот процесс одновременного нарастания социалистических тенденций и консервативно-индивидуалистических и эстетических устремлений сопровождается рядом разнообразных литературных явлений. Империализм и шовинизм, имеющий своего представителя в лице Чемберлена, бурская война, культ Китченера, — все это находит свое литературное отражение в творчестве Редиарда Киплинга (см.) (1865–), самого талантливого из писателей-националистов, автора колониальных рассказов и поэм, где возвеличивается колониальная политика Англии, где угнетение отсталых народов прославляется как осуществление великой цивилизаторской миссии. Другое явление — реакция против машинизма, вызывающая возрождение в литературе религиозных течений, порывов в потусторонний мир, теософии, спиритизма, оккультизма и т. д. Уже Самюэль Бётлер (1835–1902) и Мередит (1828–1909), столь несходные между собою в других отношениях, делают однако общее дело, пролагая путь спиритуализму, пытаются построить новую религию на основах современности, пользуясь для этого опытом и исследованием. Черты романтической символики мы находим в творчестве Йетса (1865–), представителя так наз. «кельтского возрождения», и у другого его представителя, тоже ирландца, более склонного к реализму и натурализму, — Синга (1871–1909). Другой формой протеста против машинизма было ницшеанство, культ силы и гипертрофированный эстетизм, все те модернистские идеи, влияние которых нетрудно уловить не только у Оскара Уайльда, но и в творчестве Стевенсона (см.) (1850–1894), утонченного автора образцовых авантюрных романов, а также Джорджа Мура (1852–), говорившего почти языком Заратустры (в «Исповеди молодого человека») о своем презрении к состраданию и к христианской морали, о красоте жестокости, силы и красоте преступления.
               Эта же враждебность к индустриальному веку породила струю пессимизма в А. Л. среди тех писателей, к-рые не могли примирить машинизм с душевным равновесием. Джемс Томсон (1834–1882) — один из замечательных поэтов, через всю поэзию к-рого проходит в качестве лейтмотива основная тема — мука жизни, мрачное величие отчаяния. Самый популярный и может быть самый глубокий из пессимистов — Томас Гарди (1848–1928), создатель грандиозной драматической эпопеи «Династы» и ряда романов, по преимуществу из жизни деревни и провинции. Над судьбой человека, по его учению, тяготеет темный и злой рок, непостижимый случай, жестокая неизбежность. Враг предрассудков и современного брака, ложащегося гнетом на женщину, враг цивилизации в духе Руссо или Толстого, Гарди не находит выхода из терзающих его мыслей. Тем же пессимизмом проникнут Джордж Роберт Гиссинг (1857–1903) — бытописатель лондонских низов и голодающей литературной богемы, ученик Диккенса, но лишенный его юмора и его филантропической веры, ничего не ждавший одинаково «ни от филантропии богатых, ни от восстания бедных». Пессимистичен и основной тон творчества Джозефа Конрада (1856–1913). Конрад принадлежит к числу наиболее сильных и сложных писателей современности, поражает богатством и разнообразием языка. Он стремится проникнуть в глубину человеческой природы и использовать все средства для того, чтобы передать впечатление реального нашему сознанию: «красочность живописи, пластичность скульптуры и магическое действие музыки». Он рисует все виды человеческих страданий, он не идеализирует человека, потому что убежден, что неискоренимый эгоизм делает человека волком другому человеку. Больше быта и здорового реализма у Арнольда Беннетта (1867–), изобразителя нравов низших слоев провинциальной буржуазии, и больше верного социального инстинкта у Гелсуорси (1867–), к-рый видит источник социальных конфликтов в существовании частной собственности. Честертон (1874–) — враг дряблости, проповедник активизма, но активизма средневековых корпораций, ревностный католик, убежденный, что развитие индустрии — источник социального рабства. Джемс Барри (1860–) — бытописатель шотландских крестьян, Конан Дойль (см.) (1860–) — прославленный автор исторических и полицейских романов, Роберт Хиченс (1864–) — сатирик и романтик, Израель Зангвилл (1864–) — автор «Детей Гетто», бытописатель еврейской бедноты, и ряд других, менее значительных, завершают литературную деятельность старшей группы современных писателей.
               Пути нового поколения еще не обрисовались отчетливо. В большинстве случаев это реалисты, к-рые однако не прочь затронуть и оккультные силы души. После стремления к ясности, ведущего свое происхождение от французских традиций, А. Л. пережила период сильного русского влияния, гл. обр. Достоевского. Этому влиянию соответствует аморфность в литературе, реакция против французской пластичности. Уолпол (1884–), один из наиболее модных романистов, сам легко следует за модой; Оливер Онионс приобрел известность трилогией, в к-рой описывает богему, натурщиц, машинисток, бедных художников и т. д.; Джилберт Каннан (1884–), Комптон Макензи (1883–), Лауренс (1887–) и ряд других молодых писателей, привлекающих в настоящее время внимание английского читателя, затрагивают самые разнообразные темы, изображают различные классы общества, критикуют социальные ценности, но их собственное мировоззрение чаще всего сводится к туманному гуманитаризму. Они сильнее в критике, чем в своих положительных идеях, и пока никому из них не удалось превзойти великих «стариков», как Шоу, Уэльс или Гарди.

Библиография:
На русском яз. имеется несколько устарелая, но все еще сохранившая свое значение книга Тэна, Развитие политической и гражданской свободы в Англии в связи с развитием литературы, СПБ., 1876 (2 тома); Жюссеран, История английского народа в его литературе, СПБ., 1898; Брандес Г., Английская литература (в собрании его сочинений), Киев, 1903; Геттнер Г. Т., История всеобщей литературы XVIII в. Английская литература, пер. Пыпина, М., 1868. Кроме того отдельные главы посвящены А. Л. в курсах по истории зап.-европейских литератур: Когана П., Луначарского А., Фриче В., Розанова М. и др. — На иностранных яз.: Wülker R., Geschichte der englischen Literatur, Lpz., 1896, 1907; Maigron L., Roman historique à l’époque romantique, P., 1898; Ten Brink, Geschichte der englischen Literatur, 2 Aufl., Strassburg, 1899; Gross W. L., The developement of english Novel, 1899; Cazamian L., Le roman social en Angleterre, 1903; Courthope W. J., History of English Poetry, 1903–1905; Garnett and Gosse, English Literature, Lond., 1904; Ward, History of English Dramatic Literature; Sharp, Short history of the english Stage, 1904; Chevrillon André, Nouvelles études anglaises, P., 1910; Laurent R., Études anglaises, 1910; Roz Pirmin, Le Roman anglais contemporain, P., 1912; Phelps W. L., Advance of english Novel, 1919; Elton O., Survey of english Literature, 1920; Chevalley Abel, Le roman anglais de notre temps, P., 1921; Cazamian M. L., Le roman et les idées en Angleterre, P., 1923; Tehr Bernard, Die englische Literatur des XIX und XX Jahrhunderts, B., 1923; Schirmer Walter F., Der englische Roman der neuesten Zeit, 1923; Legouise et Cazamian L., Histoire de la littérature anglaise, P., 1925; Lalou René, Littérature anglaise, 1927. Энциклопедии по А. Л.: Chamber, Cyclopoedia of English Literature, 1903 (посл. изд. 1905); Waller and Word, Cambridge History of Engl. Lit., 15 vv., 1908–1924.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. 1929—1939.


.

Смотреть что такое "Английская литература" в других словарях:

  • Английская литература — АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, получила известность в России в 18 в., но в меньшей степени, чем французская и немецкая лит ры. Англ. яз. также был менее распространен в русском образованном об ве; рус. читатели и переводчики нередко знакомились с произв …   Лермонтовская энциклопедия

  • Английская литература — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей. Английская литература  литер …   Википедия

  • АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — История английской литературы фактически включает несколько историй различного плана. Это литература, принадлежащая конкретным общественно политическим эпохам в истории Англии; литература, отражающая определенные системы нравственных идеалов и… …   Энциклопедия Кольера

  • АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Развивается на английском языке. Предки современных англичан англосаксы, пришедшие с континента, принесли с собой германские мифы и легенды, передававшиеся из поколения в поколение изустно; лишь после введения христианства… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Английская литература — во влиянии ее на русскую. Влияние английской литературы на русскую выступает с большой силой уже в XVIII столетии и достигает своего апогея в эпоху романтизма, когда Байрон, Вальтер Скотт и другие английские писатели того времени вызвали своими… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • АНГЛИЙСКАЯ ДРАМА — зародилась в недрах средневековой культуры, в церковных обрядах, и была поначалу символической пантомимой, иллюстрирующей литургию и украшающей пасхальную и рождественскую службы. Затем пантомима стала сопровождаться текстом на латыни.… …   Энциклопедия Кольера

  • Английская драма — зародилась в недрах средневековой культуры и в церковных обрядах; сначала это была символическая пантомима, описывающая литургию и украшающая службы на Пасху и Рождество Христово. Вскоре пантомима стала воспроизводиться вместе с текстом,… …   Википедия

  • Английская поэзия — Семена и плоды английской поэзии (The Seeds and Fruits of English Poetry), 1845 …   Википедия

  • Литература Индии — Индийская литература считается одной из древнейших. В Индии 22 официальных языка, и огромное количество литературы написано на этих языках. Устное народное творчество сильно развито. Индуистская литература составляет важную часть индийской… …   Википедия

  • Английская республика — Commonwealth of England упразднённая форма правления ← …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «Английская литература» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»