Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.


ГОМЕР

Перевод
ГОМЕР

ГОМЕР
ГОМЕР

первый из греческих поэтов, чьи произведения дошли до нас, и, по общему признанию, один из величайших европейских поэтов. О нем самом и о его жизни мы не имеем никаких достоверных сведений. Многие города притязали на право зваться родиной поэта, среди них Смирн и Хиос в Малой Азии. Точно так же античные хронографы расходятся и в датах жизни Гомера: некоторые делают его современником Троянской войны (начало 12 в. до н.э.), но Геродот полагал, что Гомер жил в середине 9 в. до н.э. Современные ученые склонны относить его деятельность к 8 или даже 7 в. до н.э., указывая в качестве основного места его пребывания Хиос или какой-либо другой регион Ионии на побережье Малой Азии. В древности Гомеру, помимо Илиады и Одиссеи, приписывались авторство и других поэм (от некоторых из них сохранились фрагменты), но современные исследователи обычно считают, что их авторы жили позднее Гомера.
ИЛИАДА
Илиада, повествует об одном из центральных эпизодов Троянской войны - гневе Ахилла и его пагубных последствиях. Вот уже девять лет греческая армия осаждает Трою. В недавнем набеге на соседствующие области греки захватили Хрисеиду, дочь жреца бога Аполлона. Агамемнон, главнокомандующий греческого войска, сделал пленницу своей наложницей. Разгневанный Аполлон насылает на греков мор. По настоянию Ахилла, храбрейшего из греков, Агамемнон соглашается на собрании всего греческого войска возвратить Хрисеиду отцу, но требует взамен Брисеиду, пленницу Ахилла. В ответ на это оскорбление Ахилл хватается за меч, но богиня Афина, желающая победы греков, удерживает его. Ахилл оскорбляет Агамемнона, называя его бесстыжим своекорыстным трусом, и объявляет, что больше не станет участвовать в военных действиях. Нестор, старейший и мудрейший из греческих царей, пытается примирить ссорящихся, но терпит неудачу. Одиссей, наиболее любезный и дипломатичный из греческих вождей, отвозит Хрисеиду к отцу, Агамемнон забирает Брисеиду, а Ахилл просит свою мать, морскую богиню Фетиду, умолить царя богов Зевса даровать победу троянцам, чтобы греки почувствовали, насколько все они зависят от доблести Ахилла. Невзирая на возражения своей жены Геры, которая благоволит грекам, Зевс отвечает согласием. Он насылает Агамемнону сон, и тот созывает совет вождей. Желая выяснить настроение войска, Агамемном предлагает тут же вернуться домой. Приняв это предложение всерьез, воины уже бегут к кораблям, но тут Одиссей, повинуясь Афине, останавливает их убедительной речью. Терсит, единственный рядовой воин, который высказывает в этой поэме свое суждение, дерзко поносит Агамемнона, пока Одиссей не останавливает его строгим окриком и ударом. Выслушав благоразумные речи Нестора и совершив жертвоприношение, все войско, за исключением Ахилла и его спутников, строится для битвы. Следует подробное описание сил, выставленных всеми участвовавшими в войне государствами (т.н. "Каталог кораблей"); неизбежная сухость этого перечня несколько смягчается тщательным подбором эпитетов. Для отражения натиска греков на поле боя выходит троянская армия во главе с рыцарственным и отважным сыном царя Приама, Гектором. Составляющие ее силы описаны в более кратком "каталоге". Брат Гектора Парис (это он явился причиной войны, поскольку похитил Елену, жену спартанского царя Менелая) вызывает Менелая на единоборство, с тем чтобы победитель завладел Еленой уже окончательно и война прекратилась. После первого обмена ударами, где перевес оказался на стороне Менелая, в схватку вмешивается Афродита, божественная покровительница Париса, и спасает своего любимца. Троянцы, по коварному наущению своего врага Афины, нарушают установленное перед единоборством перемирие и тем самым делаются виновной стороной. Следует ряд схваток героев, описание которых Гомер искусно перемежает повествованием о событиях внутри Трои. Наконец, в момент, когда троянцы жестоко теснят греков, Агамемнон направляет к Ахиллу посольство с предложением вернуть Брисеиду и наградить его богатыми дарами, если герой снова пойдет в бой. Ахилл отвечает отказом. Следуют новые поединки и передвижения войск. Троянцы нападают на греческий лагерь, Гектор кажется неодолимым. Гера, которая опасается, что троянцы одержат окончательную победу, наряжается и украшается, желая отвлечь внимание Зевса от сражения. Зевс и Гера уединяются на горе Ида. Греки вновь берут верх. Зевс просыпается, в ярости обнаруживает уловки Геры и вновь оказывает помощь троянцам. Греки в ужасе бегут. Сожалея об их участи, Патрокл, ближайший друг Ахилла, надевает его доспехи, однако на единоборство выходит Гектор и убивает Патрокла. Ахилл клянется отомстить за смерть друга. Фетида упрашивает Гефеста, бога кузнечного дела, сковать ее сыну новое оружие. Подробнейшим образом описывается отделка щита, на котором изображены сцены городской и сельской жизни, танцы и сражения. Вооружившись новыми доспехами, Ахилл выходит на поле боя и убивает множество троянцев, вступает в сражение с богом реки Скамандр и, наконец, встречается с Гектором, которого ему приходится долго преследовать. Настигнув врага, Ахилл с помощью Афины безжалостно расправляется с ним, за ноги привязывает тело Гектора к своей колеснице и, торжествуя, увозит его прочь, в лагерь греков, между тем как Приам, его жена Гекуба и Андромаха, верная супруга Гектора, горестно оплакивают его смерть. Ахилл устраивает Патроклу похороны, достойные героя. Все собираются на торжество, с горы Иды приносят дрова для громадного костра. Тело Патрокла возлагают на костер, совершаются заупокойные обряды, в том числе человеческие жертвоприношения, тело сгорает, а кости собирают в золотую урну. День завершается атлетическими играми в честь усопшего. На следующий день Ахилл, все еще не оправившийся от утраты, объезжает на колеснице, к которой привязано тело Гектора, вокруг погребального холма Патрокла. Аполлон взывает к богам с требованием прекратить это надругательство, Гера ему возражает, но Зевс соглашается дозволить Приаму выкупить тело сына. Фетиду посылают, чтобы она убедила Ахилла дать согласие. Ирида, вестница богов, сообщает Приаму о воле Зевса. Хотя Гекуба и пытается отговорить Приама, он отправляется в шатер Ахилла, захватив с собой богатые дары для выкупа. Следует возвышенная, патетическая сцена. Опечаленный Ахилл почтительно принимает Приама. Памятуя о своем собственном престарелом отце Пелее, которого, как знает Ахилл, ему не суждено больше увидеть, он возвращает Приаму тело сына. Приам с телом Гектора возвращается в Трою, где Андромаха оплакивает своего супруга, Гекуба - сына, а Елена - своего неизменно любезного друга. Троянцы воздают Гектору последние почести, и поэма завершается стихом: "Так погребали они конеборного Гектора тело". Персонажи Илиады обрисованы ярко и живо, они легко узнаваемы. С греческой стороны мы знакомимся с заносчивым, эгоцентричным и все же величественным Агамемноном; молодым, вспыльчивым, ревниво оберегающим свою честь Ахиллом, который страшен во гневе, но способен и на сочувствие и великодушие. Здесь же Нестор - благоразумный, проницательный, но подчас велеречивый, вроде Полония у Шекспира; Одиссей - изобретательный, обходительный, владеющий собой; отважный и щедрый душой великан Аякс; Диомед - неунывающий задира и многие другие, обрисованные столь же мастерски и столь же разнообразно. Среди троянцев нам запомнится отважный, преданный, симпатичный, но обреченный Гектор; одряхлевший и измученный бедами, но непобежденный Приам; трагическая Гекуба, пытающаяся, пока не поздно, вернуть сына из битвы, а затем оплакивающая его смерть; Андромаха, благороднейшая из юных жен и матерей (прощание Гектора с Андромахой - одна из самых трогательных сцен в мировой поэзии); Елена, сознающая губительное влияние своей неотразимой красоты и все же не способная ничего изменить, великолепная "роковая женщина". Боги тоже обрисованы очень живо, хотя симпатии в нас не вызывают. Они бранятся, ссорятся, интригуют, обманывают и даже дерутся. Лишь Зевсу присуще величие, которое отвечает более возвышенным представлениям о божестве. Кроме того, задний план поэмы насыщен второстепенными персонажами - фигурами воинов, героев мифологии, пленников, слуг, крестьян. Ни один поэт не превзошел Гомера в искусстве тонкого и экономного выписывания характеров.
ОДИССЕЯ
Одиссея повествует о том, как Одиссей, царь Итаки, острова на западе Греции, после долгих и опасных блужданий и приключений вернулся домой к своей жене Пенелопе. В отличие от Илиады, действие которой развивается преимущественно в Трое и вокруг нее и излагается как последовательное повествование, в Одиссее место действия часто сменяется. Мы переносимся из Трои в Египет, оказываемся в Северной Африке и на Пелопоннесе, попадаем на Итаку и на дальний запад Средиземного моря. Действие начинается на десятом году после взятия Трои. Гнев богов не позволил Одиссею вернуться домой. С морской нимфой Калипсо живет он на фиалковом острове на далеком западе. Афина, неизменная заступница Одиссея, добивается наконец у Зевса позволения выручить Одиссея. Изменив облик, Афина является на Итаку, где Пенелопе и ее сыну Телемаху досаждает буйная орава женихов, всего 108 человек, которые принуждают царицу выбрать одного из них в мужья (они полагают, что Одиссей умер, однако Пенелопа все еще продолжает надеяться на его возвращение). Афина побуждает Телемаха отправиться в путь и попытаться добыть какие-либо вести об отце. Телемах отплывает на Пилос (западная окраина Пелопоннеса), в столицу Нестора. Нестор дружески принимает Телемаха, рассказывает ему, что довелось испытать некоторым вождям греков на обратном пути из Трои, и оставляет гостя на ночь в своем дворце. Наутро Телемах выезжает на колеснице в Лакедемон (Спарту), в царство Менелая и Елены, которые снова живут в мире и согласии. Они устраивают в честь Телемаха роскошный пир и тоже рассказывают ему о приключениях греческих царей, в том числе о хитрости с деревянным конем (выдумка Одиссея, которая привела к гибели Трою) и о том, как Менелаю удалось изловить в Египте волшебника Протея. Но никаких сведений об Одиссее у них нет. Место действия вновь перемещается на Итаку. Пенелопа горюет о разлуке с сыном, женихи готовят засаду, чтобы убить Телемаха. Боги на Олимпе снова собираются на совет. Афина опять заговаривает об избавлении Одиссея, и Зевс посылает Гермеса, вестника богов, чтобы тот передал Калипсо повеление отпустить Одиссея. Калипсо скрепя сердце повинуется. Одиссей наскоро строит плот и отплывает на восток, в направлении Итаки. Владыка морей Посейдон, гневающийся на Одиссея за то, что он ослепил его сына, киклопа Полифема, насылает жестокую бурю и вдребезги разбивает плот, однако с помощью Афины Одиссею неимоверными усилиями удается добраться до берега. Утром он просыпается, заслышав девичьи голоса. Это явилась Навсикая, царевна Схерии, страны, где обитают феаки, со своими служанками. Одиссей молит их о помощи, и Навсикая благосклонно отвечает ему, наделяет пищей и одеждой, рассказывает ему о себе и о своих царственных родителях. Служанкам она признается, что за такого человека она бы охотно вышла замуж. Навсикая указывает Одиссею дорогу в столицу, где Одиссей, предоставленный сам себе, любуется великолепным дворцом и садом царя феаков. Он входит в парадный зал и как проситель молит царицу Арету и царя Алкиноя помочь ему вернуться на родину, они же оказывают ему любезный прием. На следующий день феаки устраивают пир, на котором феакийский певец Демодок декламирует сказания о героях и богах. Алкиной просит Одиссея назвать себя и поведать о своих приключениях. Одиссей начинает свое захватывающее повествование с момента отплытия от Трои. Он рассказывает о своих встречах со многими удивительными народами и чудищами: о мстительных киконах, о лотофагах, чья пища заставляет забыть об отчизне; об одноглазых гигантах киклопах; об Эоле, повелителе ветров, обитающем на плавучем острове, окруженном медной стеной; о людоедах лестригонах; о волшебнице Кирке, чей колдовской напиток превращает людей в животных: она в течение года удерживала Одиссея и его спутников у себя на острове; о призраках в Краю теней, среди которых Одиссею довелось повстречаться и со своей матерью Антиклеей, и с некоторыми соратниками по Троянскому походу. Далее Одиссей повествует о Сиренах, зачаровывающих моряков своим пением (Одиссей сумел устоять против них лишь потому, что приказал гребцам привязать себя к мачте, а уши своих спутников наполнил воском); о всепожирающем морском чудовище Сцилле и о возникающем по соседству грозном водовороте Харибде (пословица "между Сциллой и Харибдой" восходит к ловкости Одиссея, сумевшего проскользнуть между ними); о роковых коровах Солнца, послуживших причиной гибели последних товарищей Одиссея, и, наконец, о гостеприимной Калипсо, на пустынном острове которой он оказался, лишившись всех кораблей и спутников. Одиссей рассказывает до глубокой ночи, и феаки с удовольствием ему внимают. Щедро одарив своего гостя, они отправляют его домой на быстроходном корабле. Одиссей погружается в глубокий сон, а выйдя из забытья, обнаруживает, что вернулся на Итаку, где не был почти 20 лет. Здесь Одиссея уже ждет Афина. Богиня предупреждает его об опасности, подстерегающей его во дворце: обнаглевшие и утратившие терпение женихи готовы убить царя, если тот явится открыто. Афина придает Одиссею образ старого нищего, а сама отправляется в путь, чтобы вызвать Телемаха из его поездки по материковой Греции. Одиссей приходит к благонравному свинопасу Эвмею, который, хотя и не узнает своего господина, однако обходится с ним весьма любезно. Возвращается Телемах и с помощью Афины узнает отца. Вдвоем они составляют план, как погубить женихов. Телемах направляется во дворец, а Одиссей идет туда чуть позднее, все еще в измененном обличье. Некоторые из слуг и женихов грубо обращаются с Одиссеем, а с профессиональным нищим Иром ему приходится вступить в поединок. Одиссей беседует с Пенелопой и вводит ее в заблуждение своим вымыслом. Старая няня Эвриклея узнает своего питомца по шраму на ноге, но Одиссей запрещает ей разглашать это. Пенелопа рассказывает Одиссею, которого она по-прежнему не узнает, о своем удивительном сне и предупреждает, что намерена провести среди женихов состязание, чтобы определить, за кого из них ей выйтиь замуж. На следующий день Пенелопа распоряжается устроить испытание силы и ловкости женихов: ее мужем станет тот, кто сумеет согнуть тугой лук Одиссея, навязать на него тетиву и пустить стрелу так, чтобы она прошла через 12 колец - отверстий для рукоятки в выставленных в линию топорах. Многие женихи терпят неудачу, Одиссею же удается это сделать. Он сбрасывает с плеч рубище, встает на пороге зала и с помощью Телемаха и двух верных рабов истребляет женихов. Потом Пенелопа, которая поначалу оказывает чрезмерной самоуверенности Одиссея мягкий отпор (она измышляет свою хитроумную проверку того, что перед ней действительно ее супруг), с радостью принимает своего давно утраченного мужа. Наутро Одиссей отправляется навестить своего престарелого отца Лаэрта. Однако родственники женихов пускаются за ним следом. Одиссей, которому помогают его отец и сын, а также несколько преданных слуг, отражает их натиск. Афина с разрешения Зевса вмешивается и восстанавливает на Итаке мир и благоденствие. Хотя по языку, стилю, метрике и обрисовке героев Одиссея чрезвычайно схожа с Илиадой, сюжетом, настроением и общей атмосферой она напоминает скорее сказку или романтическую повесть, чем героический эпос. Центральный персонаж Одиссей - настоящий герой, однако главные свои подвиги он совершает не на поле брани и не в военном совете, а среди волшебников, чудищ и врагов у себя на родине. Поэтому изворотливость и хитрость нужны ему не в меньшей степени, чем сила и отвага. Жене Одиссея Пенелопе, чтобы сохранить любовь к супругу и верность ему во время его длительного отсутствия, приходится выдержать не менее героическую борьбу. Гомер ясно показывает, что Пенелопа, на свой женский лад, столь же умна и изобретательна, как и ее муж. Телемах, настоящий материнский баловень в начале поэмы, взрослеет на глазах под руководством Афины. Среди второстепенных персонажей - много отчетливо обрисованных фигур: честные слуги, такие, как Эвмей и Эвриклея; Лаэрт, своего рода деревенский Приам; Антиклея, тоскующая о сыне, с которым она была разлучена; высокомерные вожаки женихов; нежная Калипсо; коварная и прекрасная Кирка; простодушные и дикие киклопы; цари, царицы и их дочери, моряки, рабы, души умерших, волшебники, чудища - целый многонаселенный мир, отчасти действительный, отчасти волшебный. Вообще говоря, по сравнению с Илиадой, боги Одиссеи более величественны и умиротворенны. Афина здесь просто обаятельна. В противоположность трагической концовке Илиады, в финале Одиссеи торжествует поэтическая справедливость: добрые вознаграждены, дурные уничтожены. Последнее слово остается за богами.
Эпическая техника. Большинство современных ученых считают верной теорию, согласно которой Илиада и Одиссея появились на свет как результат не письменного, а устного творчества. Эта особенность поэтической техники знаменует принципиальное различие между двумя гомеровскими поэмами и всем позднейшим "книжным эпосом" (Аргонавтика Аполлония Родосского, Энеида Вергилия и Потерянный рай Мильтона). Как у устного эпоса, у Илиады и Одиссеи больше общего с техникой Беовульфа, Песни о Роланде и импровизационным эпосом современных славянских народов. Следует, однако, тут же оговориться, что размах и поэтический гений Илиады и Одиссеи поднимают их высоко над большинством остальных сложенных в устной форме эпосов или саг. Существенная черта устного стихосложения крупных поэм - то, что поэт составляет свои стихи в значительной мере из готовых формул (т.е. сочетаний из двух или нескольких поэтических слов), которые были заранее подобраны самим же поэтом или его предшественником так, чтобы вписываться в разные метрические позиции в стихе и описывать стандартные возобновляющиеся ситуации, которые возникают в соответствии с тем или иным сюжетом. Так, формула "Ему отвечая, сказал Одиссей хитроумный" может применяться всякий раз, когда должна последовать реплика Одиссея. Эти формулы могут гибко изменяться в зависимости от конкретных задач поэта. Иногда такие формульные периоды растягиваются на несколько строк - как при описании отплытия корабля или приготовления пищи. Иными словами, создавая свои поэмы, поэт-сказитель использует гораздо больше готового материала, нежели автор, пользующийся бумагой и пером. То, что сочинение адресовано слушателям, а не читателям (у которых есть возможность в любой момент отвлечься и поразмышлять), избавляет такую поэзию от риска сделаться монотонной. Как и при восприятии музыки, при быстрой декламации публика рада возобновляющимся темам и мотивам, лишь бы ее внимание оставалось прикованным к сюжету и его развитию. Обе поэмы написаны дактилическим гекзаметром, красивым и гибким размером. Беда в том, что, поскольку данный ритм заключается в чередовании одного долгого и двух кратких слогов, его невозможно воспроизвести средствами современных языков с динамическим ударением, каковы русский или английский. Кроме того, у древнегреческого языка имелись еще два весьма способствовавших благозвучию свойства: система чистых и четко очерченных гласных и согласных, а также музыкальное ударение. Гомеру прекрасно удается использовать в своих стихах эти фонетические красоты. Порой он добивается еще и замечательного звукоподражательного эффекта. Среди прочих особенностей гомеровского стиля в обеих поэмах следует отметить развернутые сравнения (зачастую представляющие собой живые зарисовки повседневного быта), поразительные метафоры (как "лилейные голоса" цикад) и архаизмы.
Влияние на позднейшую литературу. Практически во все периоды европейской литературы, кроме эпохи, когда греческий на Западе был забыт, а переводы сделались недоступными, Илиада и Одиссея рассматривались в качестве вершины эпической поэзии. С этим соглашались и критики, и поэты, хотя в Александрии эпохи Птолемеев и во Франции 17 в. предпочтение отдавалось иным творениям. За образец первой половины Энеиды Вергилий взял Одиссею, а второй половины - Илиаду. Поэтому писатели, которые жили после Вергилия, мало знакомые с Гомером или вовсе его не читавшие, сами того не сознавая, воспринимали древнегреческого поэта через посредство Вергилия. Гораций ставит Гомера выше всех прочих эпических авторов. В своем чрезвычайно влиятельном сочинении Искусство поэзии (и других стихотворениях) он превозносит мастерство Гомера в изложении, построении сюжета и образов героев. Именно Гораций, отталкиваясь от Одиссеи, пустил во всеобщее обращение принцип, что эпос следует начинать посреди действия. Даже в те времена, когда греческий был на Западе практически неизвестен, Гомера продолжали почитать (см., например, Данте Ад, песнь IV). Эпические авторы Возрождения и более поздних периодов европейской литературы творили, оглядываясь на Гомера. В сравнительно недавние времена, в особенности в связи с преклонением романтиков перед греками в начале 19 в., многие лирики и прозаики вдохновлялись поэмами Гомера и черпали из них материал для творчества. Столь разные и по технике и по отношению к традиции авторы, как А.Теннисон и Дж.Джойс, написали на тему Одиссеи свои произведения. Греческий поэт Н.Казандзакис сочинил к Одиссее огромное продолжение в 33 333 строки. Однако в период с 16 по 18 в. больший интерес вызывала политическая по теме Илиада, что подтверждается Троилом и Крессидой Шекспира и Ифигенией Расина. Среди авторов, испытавших на себе влияние Гомера, можно назвать Пиндара, Эсхила, Софокла, Эврипида, Энния, Овидия, Плутарха, Кальдерона, Драйдена, Вико, Гете, Ландора, Пасколи и Жироду. Это влияние существует и поныне: практически каждый год в Европе и Америке на свет появляются значительные произведения в русле неогомеровской традиции.
Критики и исследователи Гомера. Как это обычно бывает со всеми великими творениями, гомеровские поэмы привлекали разные поколения читателей совершенно различными аспектами. Историю гомеровской критики открывают ионийские теологи и философы 6 в. до н.э. Некоторые их них осуждали религиозные и нравственные воззрения поэта. Теаген Регийский (ок. 525 до н.э.), пытаясь защитить Гомера, предложил аллегорическое истолкование наиболее грубых эпизодов. Софисты 5 в. до н.э. обращали внимание на язык гомеровских поэм и их логические аспекты, но в следующем столетии Платон возобновил нападки на Гомера с точки зрения нравственности, а печально знаменитый Зоил, прозванный Гомеромастиксом (греч. "Бич Гомера"), подверг Гомера уничтожающей критике. Однако Гомер нашел своего поборника в лице Аристотеля, самого мощного и влиятельного мыслителя эпохи. В Поэтике и других своих трактатах Аристотель защищает Гомера как от лингвистов, так и от моралистов, превозносит его непревзойденный гений эпического поэта и парадоксальным образом одобряет его в качестве учителя, который наставил всех прочих поэтов в том, как надлежащим образом рассказывать небылицы (в пику платоновскому порицанию поэтического вымысла). Начиная с 5 в. до н.э. ученые и критики постепенно склоняются к мысли, что подлинные поэмы Гомера - лишь Илиада и Одиссея, а также, возможно, ныне утраченный Маргит. Тем не менее еще долго с его именем продолжали традиционно связывать многие другие сочинения, прежде всего Киприю, Малую Илиаду, Возвращения (героев Илиады) и Батрахомиомахию (Войну мышей и лягушек). Первая эпоха европейских научных гомеровских исследований в нынешнем смысле слова начинается в Александрии в начале 3 в. до н.э., когда в Египте царствовала греческая династия Птолемеев. Здесь, в знаменитом Мусейоне (греч. "Обитель Муз", в современном произношении "Музей") три выдающихся ученых отдали значительную часть сил изучению гомеровских поэм. Это были Зенодот (ок. 270 до н.э.), Аристофан Византийский (ок. 210 до н.э.) и величайший среди них - Аристарх (ок. 180 до н.э.). Задавшись целью выяснить, что же все-таки было сказано самим Гомером, они обратились к рукописной традиции и выявляли разночтения в списках поэм. Они изучали язык и метрику Гомера, а также общее значение его творчества, подходя к нему главным образом с научных, а не с философских или эстетических позиций. Впоследствии теми же средствами с той же целью пользовались филологи, работавшие в других местах, например, Кратет Пергамский (ок. 168 до н.э.) и Дидим в Риме (ок. 20 до н.э.). Одна группа критиков, прозванных "горизонтами" (греч. "разделители"), утверждала, что Илиада и Одиссея принадлежат разным авторам. Здесь уже обнаруживаются ростки современных проблем гомероведения. Древние ученые, среди них Эратосфен (ок. 235 до н.э.) и Страбон (р. ок. 63 до н.э.), обращались к поэмам Гомера за сведениями по таким предметам, как география и физика. Философские школы, сложившиеся после Аристотеля, в особенности стоики, продолжали обсуждать религию и этику Гомера. В Риме эпохи Августа Гораций (ум. 8 до н.э.) и Дионисий Галикарнасский (ок. 20 до н.э.) возглавляли критиков, превозносивших поэтическое искусство Гомера. Наставники риторики в Риме рекомендовали его поэмы в качестве образца как для начинающих свою карьеру ораторов, так и для поэтов. Изучение и критика гомеровских поэм продолжались в латинизированных регионах Западной Европы вплоть до нашествия варваров. В грекоязычных областях Восточной Европы и Азии эта наука развивалась вплоть до падения Константинополя в 1453. Среди известных византийских гомероведов следует назвать Эвстафия, автора обширных комментариев к Илиаде и Одиссее (составленных главным образом на основании более ранних схолий), и Цеца, которые оба работали в 12 в. Тем временем, вновь и вновь воспроизводя текст поэм, продолжали трудиться прилежные писцы, цепочка которых восходила в конечном счете к тому первому, кто записал устные творения Гомера. Древнейшей из дошедших до нас полностью рукописей Илиады является Codex Venetus А (10 в.), Одиссеи - Codex Laurentianus (10-11 вв.), однако мы располагаем также множеством папирусных фрагментов, некоторые из них относятся к 3 в. до н.э. Первое печатное издание вышло во Флоренции в 1488 г. В Западной Европе интерес к Гомеру оживает в 14 в., в значительной мере благодаря Петрарке. Деятелей Возрождения привлекали главным образом благородство, мудрость и красота мысли и слова Гомера, а критика текста их занимала мало. По мере того, как гуманистические традиции Возрождения сменяются научным духом 17 в., исследователи постепенно обращаются к более строгим методам критики и интерпретации. Знаменитый английский филолог Р.Бентли (1662-1742) произвел переворот в изучении метрики Гомера, обнаружив последствия выпадения на письме буквы, названной "дигаммой" (обозначала звук "в", утраченный в аттический период греческого языка). Кроме того, он предложил множество блестящих исправлений и истолкований текста, а одно его наблюдение проложило дорогу эпохальной работе Вольфа. Фридрих Август Вольф, профессор классической филологии в Халле (Германия), опубликовал в 1795 свой труд Пролегомены к Гомеру. Вольф отстаивал воззрение, что без опоры на алфавитное письмо (он ошибочно полагал, что такового в ранний период древнегреческой цивилизации не существовало) один-единственный автор не в состоянии сочинить столь длинные поэмы, как Илиада и Одиссея (опять-таки заблуждение, опровергнутое М.Пэрри). По мнению Вольфа, оба эпоса составлены из более ранних небольших поэм, принадлежавших разным авторам. После впечатляющих раскопок Шлимана в Трое и Микенах в 1870-е годы гомероведы постарались обнаружить в эпосе "слои" различных периодов, а в доказательство такой "стратификации" широко привлекались археологические данные. Другие исследователи, получившее прозвище "унитариев", выступали против "аналитического" подхода к Гомеру. Они указывали, что обе поэмы представляют собой абсолютно цельное в художественном отношении произведение и были созданы одним автором. Споры между тем и другим направлением, временами крайне ожесточенные, вызывали чрезвычайный интерес. "Гомеровский вопрос" к настоящему моменту чрезвычайно осложнился. Так и не решена основная проблема: где, когда, кем, для кого и каким образом были сочинены Илиада и Одиссея? Расшифровка микенского линейного письма Б, выполненная Майклом Вентрисом в 1952, весьма плодотворным образом расширила наши представления об историческом и лингвистическом фоне поэм, однако обнаруженных письменных памятников недостаточно для решения основных проблем авторства и датировки. То же самое можно сказать и об археологии, в области которой при раскопках гомеровских поселений Греции и Малой Азии были сделаны выдающиеся открытия, заметно увеличившие объем наших знаний о микенском и раннегреческом обществе, описанном Гомером. Однако и эти открытия не предоставили в наше распоряжение бесспорных критериев, по которым можно было бы судить о происхождении поэм или эпохе их создания.
Переводы. Уже ок. 250 до н.э. Ливий Андроник, грек из Тарента, перевел Одиссею на латинский язык. В начале 1 в. до н.э. появились принадлежащие Гнею Мацию и Ниннию Крассу латинские переводы Илиады. За ними последовали другие, хотя к тому времени образованные римляне могли читать Гомера в подлиннике. В Средние века имели широкое хождение различные варианты т.н. Троянских сказаний, восходивших главным образом к поддельным хроникам Троянской войны, известным под именами Дарета Фригийского и Диктиса Критского. Около 1365 Леонтий Пилат подготовил для Боккаччо прозаический латинский перевод Илиады. На протяжении 15 в. в Италии появлялись и другие переводы, а в 16 в. они стали выходить также в Германии и Франции. Первый полный английский перевод Илиады и Одиссеи был подготовлен Джорджем Чапменом в 1598-1616. Не меньшей славы удостоилось и переложение А.Попа (с участием других авторов), вышедшее в свет в 1717-1726. Среди последних попыток наиболее авторитетными считаются переводы И.В.Рье, Р.Лэттимора и Р.Фицджеральда. На русском языке Илиада печатается почти исключительно в переводе Гнедича, Одиссея - в переводе Жуковского. Превосходные переводы обеих поэм, принадлежащие Вересаеву, незаслуженно забыты.
ЛИТЕРАТУРА
Полонская К.П. Поэмы Гомера. М., 1961 Маркиш С.П. Гомер и его поэмы. М., 1962 Егунов А.Н. Гомер в русских переводах XVIII-XIX вв. М. - Л., 1964 Сахарный Н.Л. Гомеровский эпос. М., 1976 Гордезиани Р.В. Проблемы гомеровского эпоса. Тбилиси, 1978 Шталь И.В. "Одиссея" - героическая поэма странствий. М., 1978 Гомер. Илиада. Одиссея. М., 1981 Шталь И.В. Художественный мир гомеровского эпоса. М., 1983 Гомер. Илиада. Л., 1990 Зайцев А.И. Формирование древнегреческого гекзаметра. СПб, 1994 Лосев А.Ф. Гомер. М., 1996

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество. 2000.

Синонимы:

См. также в других словарях:

  • Гомер — (Ηομηρος) имя пользующегося мировой славой древнегреческого поэта, предполагаемого творца греческих эпических поэм: «Илиады» (см.) и «Одиссеи» (см.). Проблемы о Г. и его отношении к «Илиаде» и «Одиссее», о времени возникновения, составе и… …   Литературная энциклопедия

  • ГОМЕР — Гомер. Греки считали, что эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея» были сложены слепым поэтом Гомером. Семь греческих городов претендовали на то, чтобы считаться родиной поэта. В то же время не существует никаких достоверных свидетельств о Гомере, и… …   Cловарь-справочник по Древней Греции и Риму, по мифологии

  • ГОМЕР — Гомер. Греки считали, что эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея» были сложены слепым поэтом Гомером. Семь греческих городов претендовали на то, чтобы считаться родиной поэта. В то же время не существует никаких достоверных свидетельств о Гомере, и… …   Список древнегреческих имен

  • ГОМЕР — (греч. Homeros лат. Homerus), легендарный греческий поэт, с именем которого связаны две величайшие поэмы древности, стоящие у истоков европейской литературы, Илиада и Одиссея . время создания поэм. История текста Биографические сведения о Гомере …   Большой Энциклопедический словарь

  • Гомер — (между 12 7 вв. до н.э.) легендарный эпический поэт Гибок язык человека; речей в нем край непочатый. Время на все есть: свой час для беседы, свой час для покоя. Глупец познает только то, что свершилось. Нет ничего худшего, чем блуждать в чужих… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Гомер — (Homerus, Ομηρος). Древнейший и величайший греческий поэт. Ни место его рождения, ни время его жизни с точностью не известны Семь городов спорили о том, который из них его родина и, вероятнее всего, местом его рождения можно считать Смирну или… …   Энциклопедия мифологии

  • Гомер — Гомер, Homeros, греческий поэт, согласно древней традиции, автор Илиады (Ilias) и Одиссеи (Odysseia), двух больших эпопей, открывающих историю европейской литературы. О жизни Г. у нас нет никаких сведений, а сохранившиеся жизнеописания и… …   Античные писатели

  • ГОМЕР — древнегреческий эпический поэт, которому со времен античности приписывается авторство Илиады , Одиссеи и других произведений. Легенды рисуют Гомера слепым странствующим певцом, одним из аэдов. За честь называться родиной Гомера спорили, по… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ГОМЕР — Жизнь (время от рождения до смерти), человеческий век. Житие. Антрополексема. Татарские, тюркские, мусульманские мужские имена. Словарь терминов …   Словарь личных имен

  • ГОМЕР — (Homeros) легендарный др. греч. поэт, которому приписывается авторство эпических поэм «Илиада» и «Одиссея», имеющих не только художественно историческое, но и мировоззренческо предфилософское значение. В них говорится о первоначале всего сущего… …   Философская энциклопедия

Фильмы

  • Трагедия Перу, 1970 — Фильм о трагедии народа Перу, перенесшего сильнейшее землетрясение века, о помощи Советского Союза этой стране.
  • Алёнушка из Брюсселя., 1990 — О советских женщинах, живущих после фашистского плена в Бельгии.

Книги

  • Гомер. Илиада. Одиссея, Гомер. Эпические поэмы "Илиада" и "Одиссея" дают широкую картину общественного устройства, материальной культуры и мифологии Древней Греции. Поэмы состоят из песен, каждуюиз которых можно… Подробнее  Купить за 480 руб
  • Гомер. Одиссея, Гомер. Эпическая поэма "Одиссея", приписываемая легендарному древнегреческому поэту Гомеру, дает широкую картину общественного устройства и материальной культуры Древней… Подробнее  Купить за 264 руб
  • Гомер:"Илиада"и"Одиссея", Мангель Альберто. Существовал ли Гомер в действительности? Историки по сей день не пришли к единому мнению на этот счет. Но в одном нет и не может быть сомнений: приписываемые великому «слепому аэду» эпические… Подробнее  Купить за 229 руб
Другие книги по запросу «ГОМЕР» >>