ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА) это:

ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
         Китообразные — резко отклонившаяся группа водных млекопитающих, внешне похожих на рыб, но отличающихся от них наличием теплокровности, легочного дыхания, а также внутриутробным развитием, выкормом детенышей молоком и многими другими чертами.

        70 миллионов лет назад наземные предки китообразных переселились в воду. Здесь они, спасаясь от наземных врагов и конкурентов, первоначально питались на мелководьях, а затем в поисках пищи все смелее стали отходить от берегов и, наконец, утратили связь с сушей. Так как сопротивление воды при передвижении в ней в 800 раз больше, чем в воздухе, то у китообразных развивалась хорош© обтекаемая торпедовидная форма тела. В новой среде за долгую эволюцию в корне менялось их строение и образ жизни. На теле исчезло все, что мешало его скольжению: шерстный покров, задние ноги, ушные раковины. Большая упругость, эластичность и несмачиваемость голой неороговевающей кожи помогали китообразным преодолевать сопротивление трения при быстром плавании. Передние конечности превратились в грудные, уплощенные жесткие плавники — это рули высоты, поворотов и торможения; они же обеспечивали движение тела назад. Сжатая с боков и мускулистая хвостовая часть тела китообразных очень гибка, подвижна, заканчивается широкими горизонтальными лопастями. У большинства видов появляется спинной плавник, придающий устойчивость телу в воде. Грудные, спинной и особенно хвостовой плавники китообразных, как открыли в 1968 г. советские ученые (С. В. П е р ш и н, А. С. Соколов, А. Г. Т о м и л и н), имеют переменную упругость, которая меняется в зависимости от скорости плавания и регулируется специфическими комплексными кровеносными сосудами

ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
,

        открытыми А. Г. Томилиным в 1947 г. Такой регулируемый гидроупругий эффект в плавниках — важнейшее приспособление к различному режиму плавания. Приспособления, обеспечивающие высокую скорость передвижения китообразных (до 50 км/ч), в настоящее время интересуют судостроителей, стремящихся создать наиболее выгодную (мягкую) обшивку и форму кораблей.

        Все плавники выполняют также роль терморегуляторов, через которые в первую очередь отдается избыток тепла при перегреве тела. Потовых и сальных желез нет. Толстый подкожный слой жира защищает тело от охлаждения и используется как энергетический запас во время сезонных голодовок китообразных, поэтому он сильно колеблется по сезонам года.

        Под слоем жира в задней половине или трети тела расположены две млечные железы, каждая с соском. Соски у китообразных помещаются в двух продольных кожных карманах по бокам мочеполовой щели и только у кормящих самок выступают наружу.

        Окраска китообразных бывает однотонной, противотеневой (темной сверху и светлой снизу) или расчленяющей, с резкими светлыми участками кожи и пятнами на ней.

        Скелет китов губчатый, пропитанный жиром. В позвоночнике от 41 до 98 позвонков, образующих четыре отдела: шейный (очень короткий, но всегда из семи свободных или срощенных позвонков), грудной, поясничный и хвостовой. Грудной отдел несет 10—17 пар ребер, из которых только первые 2—8 пар сочленяются с грудиной. Межпозвоночные диски придают позвоночнику, особенно его хвостовой части, большую подвижность. Утрата задних конечностей, крестцового отдела позвоночника и таза увеличивает свободу движения хвостового стебля и позволяет рождать очень крупных и развитых детенышей. К паре небольших косточек, оставшихся от таза, у самцов прикрепляются пещеристые тела копулятивного органа, а у самок — мышцы, расширяющие влагалище. Плоские грудные плавники поддерживает очень короткая плечевая кость, две короткие кости предплечья и многочисленные косточки кисти, в которой 4 или 5 пальцев с увеличенным числом фаланг. Ключица исчезает, лопатка веерообразной формы .

ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
.

        Череп приспособлен к тому, чтобы дыхание совершалось при выставлении ноздрей из воды без изгибания шеи (ноздри смещены на темя). Верхнечелюстные, межчелюстные и нижнечелюстные кости удлинены в связи с развитием цедильного аппарата (китового уса) или многочисленных одновершинных зубов. Носовые кости уменьшены, теменные сдвинуты в бока так, что верхнезатылочная кость соприкасается с лобными. Дыхало — одно или два наружных носовых отверстия — расположено на вершине головы и открывается лишь в момент короткого дыхательного акта выдоха — вдоха, производимого сразу же после выныривания.

ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
.

        В прохладную погоду при выдохе взлетает вверх конденсированный пар, образуя так называемый фонтан, по которому китобои различают вид кита. Иногда с этим паром взлетают и распыленные брызги воды. Все остальное время, пока длится дыхательная пауза и животное ныряет, ноздри плотно закрыты клапанами, которые не пропускают воду в дыхательные пути. Вследствие особого строения гортани воздухоносный путь отделен от пищевого. Это позволяет безопасно дышать, если вода или пища находятся в ротовой полости. Носовой канал большинства видов соединен с особыми воздушными мешками и вместе с ними выполняет роль звукосигнального органа.

        Легкие весьма упруги и эластичны, приспособлены к быстрому сжатию и расширению, что обеспечивает очень короткий дыхательный акт и позволяет обновлять воздух за одно дыхание на 80—90% (у человека только на 15%). В легких сильно развиты мускулатура альвеол и хрящевые кольца даже в мелких бронхах, а у дельфинов — ив бронхиолах.

        Китообразные могут долго (кашалоты и бутылконосы до 1, 5 часов) находиться под водой с одним и тем же запасом воздуха: большая емкость легких и богатое содержание мышечного гемоглобина позволяют им уносить с поверхности повышенное количество кислорода, который расходуется очень экономно: во время ныряния деятельность сердца (пульс) замедляется более чем вдвое и ток крови перераспределяется так, что кислородом снабжаются в первую очередь мозг и сердечная мышца. Эти органы при длительном погружении получают кислород также с артериальной кровью из запасов «чудесной сети» — тончайшего разветвления кровеносных сосудов. Менее чувствительные к кислородному голоданию ткани (особенно мышцы тела) переводятся на голодный паек. Мышечный гемоглобин, придающий мускулатуре темный цвет, снабжает мышцы кислородом во время дыхательной паузы. Пониженная чувствительность дыхательного центра к накоплению углекислоты в крови позволяет китообразным удлинять дыхательную паузу и использовать ее для кормежки.

        Китообразные заглатывают добычу (обычно только живую) целиком, без пережевывания; зубатые киты — «хваталь-щики» — хватают ее по одной, удерживая зубами, или с помощью движения языка всасывают по нескольку рыб в один прием.

ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
.

        Усатые киты — «фильт-ровальпщки» — хватают добычу сразу большими партиями; при этом они вылавливают пищу в массовом количестве и процеживают ее через китовый ус. Китообразные очень прожорливы. Желудок их многокамерный, состоит из трех основных отделов. Первый отдел (безжелезистый) — с ороговевшим наружным слоем эпителия — представляет нижнее (у некоторых видов двураздельное) выпячивание пищевода и служит для мацерации и механической обработки пищи. Второй отдел (кардиальный) — иногда дву-, трех-раздельный, складчатый, сильно растяжимый — обильно снабжен железистыми клетками, выделяющими пищеварительные соки с пепсином и соляной кислотой. В первом и во втором отделах бывают окатанные и твердые булыжники и галька, которые играют роль жерновов. Третий отдел (пилорический) представляет расширенную переднюю часть двенадцати перстной кишки. У клюворылых китов первый отдел исчезает, но в третьем отделе число камер возрастает до девяти.

        Длина кишечника превышает длину тела от 4—5 раз (у гангского дельфина и бутылконосов) до 12—16 раз (у кашалотов) и даже до 32 раз (у лаплатского дельфина). Кал всегда жидкий. Желудок способен растягиваться и вмещать у синих китов до 1, 5 т, у финвалов до 1 т, а у сейвалов до 0, 5 т рачков.

        Большинство китообразных размножается через два года, но изредка некоторые дельфины спариваются, еще не закончив выкорм потомства, и плодятся ежегодно. Беременность у разных видов продолжается от 10 до 16 месяцев. Далеко мигрирующие виды (полосатики) родят главным образом зимой в относительно теплых водах, а не совершающие больших миграций (дельфины) — летом, но в обоих случаях — при благоприятных температурных условиях. Во время гона наблюдаются драки между самцами, после чего на теле остаются следы зубов (зубатые киты). Единственный, хорошо развитый детеныш рождается очень крупным (от 1/4 до 1/2 длины тела матери). Изредка в одной самке находят несколько зародышей, У финвала однажды найдено 6 зародышей, а у синего кита 7. Это свидетельство былого многоплодия предков китообразных. Лишние зародыши обычно рассасываются, и только очень редко могут родиться двойни.

        Роды китообразных происходят под водой. Первый дыхательный акт детеныш совершает в момент своего первого выныривания на поверхность, как безусловный рефлекс, при котором раздражителем служит ощущение смены среды (вода — воздух). Плод выходит хвостом вперед. Пуповина рвется у самого брюха, где она менее прочная. Детеныш кормится очень жирным — до 54%!— молоком от 4 месяцев (мелкие дельфины) до 13 (кашалоты), а в неволе даже до 21—23 месяцев (афалины). Молоко потребляют небольшими порциями, но очень часто (дельфины через каждые 15—30 минут). Детеныш кончиком рта плотно захватывает сосок, и молоко — в 10 раз питательнее коровьего! — впрыскивается ему в рот под давлением особых мышц.

        С первого дня сосунок плавает совсем рядом с самкой; оказывается, это позволяет ему экономить силы и плыть пассивно, используя давление гидродинамического поля вокруг родителя, который как бы буксирует своего детеныша. С возрастом такая привычка ослабевает и исчезает. Детеныш растет очень быстро и за лактационный период у усатых китов увеличивается почти вдвое, а у зубатых китов на одну треть первоначального размера. Ко времени перехода на самостоятельное питание у одних резко увеличивается китовый ус, а у других прорезаются зубы.

        Половое созревание бывает в 3—6 лет, но замедленный рост тела продолжается еще долго после того. Когда скелет полностью окостеневает и все эпифизы позвоночника срастаются с телами позвонков, наступает физическая зрелость. Процесс окостенения позвоночника начинается с обоих его концов, притом с хвостового идет быстрее, чем с головного, и заканчивается в грудном отделе. Такие последовательные изменения в позвоночнике иногда используют для определения индивидуального возраста.

        Живут киты до 50, а мелкие — до 30 лет. Возраст усатых китов определяют несколькими способами: подсчитывают рубцы на поверхности яичников или слои в ушных пробках, устанавливают число шагов на усовой пластине цедильного аппарата либо количество концентрических слоев на сечении роговых трубочек в пластине, в которые заходят сосочки пульпы с кровеносными сосудами. У зубатых китов подсчитывают число денти-новых слоев на поперечных и продольных срезах зубов.

        Распространение большинства видов китообразных очень широкое, чему способствует отсутствие резко выраженных преград в океане. Тем не менее китообразные живут локальными стадами и даже при очень далеких миграциях, как правило, не переходят экватора. Есть холо-долюбивые виды, живущие в полярных и субполярных водах (белухи, нарвалы, гренландские киты), теплолюбивые (полосатик Брайда), тропические и субтропические (многие дельфины, карликовые кашалоты) и виды с весьма широким ареалом, включая космополитов (почти все полосатики, кашалоты, косатки и др.).

        В результате приспособления к сезонным условиям питания и размножения у китов образовалось несколько биологических групп. Одни виды стали совершать строго регулярные миграции в пределах северного или южного полушария; на зиму они плывут в низкие широты для родов, а на лето — в умеренные и высокие для нагула жира (почти все усатые киты, часть клюворылых и кашалоты). (На полях нагула в Арктике и Антарктике планктонных организмов в 10—20 раз больше, чем в тропиках.) Другие виды стали перемещаться хотя и на значительные расстояния, но менее правильно и с нарушениями сезонных сроков (малые косатки, гринды, отчасти сейвалы, нарвалы и др.). Третья группа перешла к сравнительно оседлому образу жизни; их кочевки проходят в пределах небольшой акватории (афалины, речные дельфины, серые дельфины и др.).

        Изучение первой группы стало возможно только благодаря мечению: в кита стреляют меткой, на которой ставят номер и адрес для возврата. Кит плавает с меткой, пока его не убивают. Метку возвращают владельцу, по ее номеру восстанавливают место и дату мечения, а следовательно, и приблизительный путь животного. Данные мечения показали, что киты мигрируют только в пределах своих областей, придерживаясь определенных направлений, а может быть, даже путей. При далеких странствиях они безошибочно из года в год возвращаются в одни и те же районы и даже бухты. Бывало, что меченого кита добывали много лет спустя в том же сезоне и там же, где он был помечен, а в другие сезоны убивали на расстоянии в тысячи километров от места мечения. Так были выявлены удивительные способности китообразных точно ориентироваться в океане ночью и днем, в бурю и в штиль, на глубинах и у поверхности. Нет сомнений, что киты, совершая тысячекилометровые маршруты, точна выходят к цели с помощью совершенных органов чувств — анализаторов. Но не вое органы чувств у них развиты одинаково. Это выяснено при изучении дельфинов в океанариумах (больших аквариумах). Обоняние китообразными утрачено, так как молекулы пахучих веществ могут проникать в носовой канал вместе с атмосферным воздухом лишь в момент очень короткого вдоха, после длительной дыхательной паузы, проводимой под водой. Чистый воздух над океаном и запахи в нем не имеют значения для живущих в воде. Поэтому обонятельные доли мозга и обонятельные нервы полностью отсутствуют (зубатые киты) или сохраняются лишь в зачаточном виде (усатые киты).

        Вкус у китов считали слабо развитым, так как в желудках их часто обнаруживали булыжники, гальку, куски дерева и прочие несъедобные предметы. Но оказалось, что камни заглатываются не случайно, а для перетирания пищи, и потому нельзя считать вкус китов слабо развитым. Другие инородные предметы заглатываются случайно при процеживании цедильным аппаратом всего, что попадает в сферу фильтрации, когда невозможно отделить съедобное от несъедобного. Предполагают, что киты могут различать разную соленость воды и обнаруживать по моче и фекалиям своих сородичей. Хотя вкусовой нерв у китообразных довольно тонкий, сосочки с заложенными в них вкусовыми почками сравнительно крупные (в поперечнике 2—3 мм).

        Осязание китов, несмотря на исчезновение волосяного покрова, развито превосходно. Однако иннервация кожи еще недостаточно изучена. Смена среды, ощущаемая китообразными при выныривании, служит им сигналом для открывания дыхала и совершения короткого и слитного дыхательного акта (выдоха — вдоха). Этот безусловный рефлекс позволяет им безопасно дышать как при любой погоде, так и во время сна (поэтому ко «лбу» дельфинов, выставляющемуся из воды первым, подходит мощный чувствительный нерв). Когда китообразным требуется изменить свою плавучесть на данной глубине и удлинить дыхательную паузу, они расчленяют дыхательный акт и выдох производят под водой. Течения и колебания воды тонко воспринимаются рецепторами кожи и вызывают такую двигательную реакцию подкожной мускулатуры, которая задерживает образование вихрей вокруг тела дельфинов при их стремительном движении. Может быть, это одна из причин высокой скорости плавания китообразных.

        На голове усатых китов сохраняются несколько десятков одиночных волосков, действующих как вибриссы наземных млекопитающих: киты, наталкиваясь в воде на крошечных рачков, способны определять изобилие корма при любом освещении и часто кормятся ночью.

        Зубатые киты, питающиеся одиночной и сравнительно крупной добычей, в осязательных волосках не нуждаются и утрачивают их еще до рождения или вскоре после него. Только речные дельфины, живущие в мутной воде и обладающие недостаточным зрением, сохраняют чувствительные волоски на клюве в течение всей жизни.

        Глаз у крупных китов имеет массу около 1 кг, а у мелких дельфинов он достигает величины глаза собаки. Глазное яблоко почти шаровидное, спереди несколько уплощенное. Щель глаза закрывается веками без ресничек. Белковая оболочка толстая и плотная. В воде, как в мало прозрачной среде, китообразные видят лишь на коротком расстоянии. Раньше думали, что на воздухе китообразные близоруки, так как их хрусталик шаровидный, а ресничные мышцы отсутствуют. Но в действительности у них острое зрение. Тонкая аккомодация достигается за счет «игры» радужины, которая придает зрачку форму то узкой щели (при ярком свете — в воздухе), то круглого отверстия (при тусклом освещении — в воде). В первом случае свет, пропускаемый через узкую, но высокую щель, проходит словно через двояковогнутые линзы, так как кривизна и толщина роговицы бывают наименьшими в центре и наибольшими у краев. Во втором случае свет, пропускаемый через круглое отверстие радужины, проходит через центральную (тонкую) часть роговицы и минует ее толстую часть. Кроме того, роговица способна увеличивать свою кривизну под действием мышц органа зрения, все это обеспечивает разную преломляющую способность глаза, и китообразные могут хорошо видеть как в воде, так и на воздухе. Косатки, кашалоты, полосатики и серые киты осматриваются, поднимая голову над водой; дельфины в неволе следят за бросаемой им рыбой и кидаются туда, где она должна упасть, а иногда схватывают ее даже в воздухе. Они точно хватают рыбу из рук дрессировщика на высоте до 5 м. Дельфины свободно поворачивают глаз и мигают, если перед ними мелькает какой-либо мелкий предмет. Зрение китообразных монокулярное, при котором не бывает общего поля зрения, так как глаза расположены по бокам головы и не видят предметов впереди рыла.

        Лучше всего, однако, развит слух, несмотря на отсутствие наружного уха и очень суженный слуховой проход. Звук для водных животных — важнейший источник информации: в воде звуковые колебания распространяются в 5 раз быстрее, чем в воздухе, и могут восприниматься с дальнего расстояния. Китообразные воспринимают не только звуки, но и инфразвуки и ультразвуки, лежащие далеко за пределами человеческого слуха. Точно ориентироваться по звуку в воде им помогает то, что их уши надежно изолированы от костей черепа и колебания слева и справа могут восприниматься независимо Друг от друга. Изоляция достигается тем, что среднее и внутреннее ухо окружены воздушными камерами, заполненными пеной из жировой эмульсии. Пена поглощает все звуковые колебания, которые беспрепятственно проводят кости черепа, мышцы и сало, и они не доходят до внутреннего уха. Недавно выдвинута гипотеза передачи звука не только через узкий наружный слуховой проход и слуховые косточки среднего уха, но также й через вытянутую нижнюю челюсть, близко подходящую своим задним концом к области внутреннего уха и иннервиро-ванную сильной ветвью тройничного нерва. Давление звуковой волны, передающееся с помощью ушных косточек среднего уха, в воде увеличивается по сравнению с тем, что бывает в воздухе, в 60 раз. Слуховой проход, иногда слепой или перегороженный ушной пробкой, выходит к барабанной перепонке, которая напоминает сложенный зонтик. Барабанная кость — яйцевидной (у усатых китов) или полуцилиндрической формы (у зубатых китов).

        Строение внутреннего уха очень сложное. Улитка по сравнению с маленькой вестибулярной частью лабиринта сильно увеличена, и в ней развивается вторичная спиральная пластина. Слуховой нерв хорошо развит. В соответствии с хорошо развитым слухом китообразные издают звуковые сигналы в тех же частотах, какие они воспринимают (от нескольких десятков герц до 150—200 кгц). Звуки у дельфинов производятся с помощью трех пар воздушных мешков

ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
,

        связанных с носовым каналом, а у усатых китов — мощным горловым мешком, соединенным с гортанью. Не исключено, что в производстве некоторых звуков (визгов) принимает участие и глотка.

        Сигналы, издаваемые дельфинами, используются как для связи, так и для ориентации по отраженным звукам. В настоящее время записаны на пленку голоса уже 25 видов дельфинов и китов. Сигналы у одного и того же вида довольно разнообразны. Например, в калифорнийском океанариуме у взрослой афалины установлено 17, а у детенышей шесть разных коммуникационных сигналов. С возрастом звуковые сигналы становятся многообразнее.

        При одном поведении издаются обычно сигналы одного типа, а при другом — другие. Оказалось, что имеются сигналы питания, беспокойства, страха, бедствия, спаривания, боли и т. п. Замечены также видовые и индивидуальные отличия в сигналах китообразных. По сигналам высокой частоты животные могут ориентироваться в пространстве, улавливая эхо этих волн. С помощью эха дельфины даже с закрытыми глазами могут находить пищу не только днем, но и ночью, безопасно плавать на минных полях, определять глубину дна, близость берега, погруженные предметы. Действие эхолокацион-ного аппарата у дельфинов хорошо изучено в океанариумах.

ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ (СЕТАСЕА)
.

        Их эхолока-ционные импульсы человек воспринимает как скрип двери, поворачивающейся на ржавых петлях. Свойственна ли эхолокация усатым китам, издающим сигналы частотой лишь до нескольких килогерц, пока не выяснено.

        Звуковые волны дельфины посылают направленно. Жировая подушка, лежащая на челюстных и межчелюстных костях, и вогнутая передняя поверхность черепа действуют как звуковая линза и рефлектор: они концентрируют сигналы, излученные воздушными мешками, и в виде звукового пучка направляют их на лоци-рующий объект. Доказательства действия такого ультразвукового прожектора получены с помощью экспериментов как за рубежом (В. Э в а н с, Д. П р е с к о т т, В. Сутерланд и Р. Бейл), так и в СССР (Е. В. Р о м а н е н к о, А. Г. Т о м и-лин и Б. А. А рте мен к о).

        Образование эхолокационного аппарата с системой воздушных мешков, возможно, и привело к асимметрии черепа: кости рыла зубатых китов справа и слева развиты неодинаково, особенно в зоне излучения звуков. Связывают это с тем, что один звуковой проход больше использовался для издавания звуков, а другой — для дыхания.

        Чтобы развились столь глубокие и разносторонние приспособления к водному образу жизни, потребовалась длительная эволюция отряда — с начала третичного периода. Остатки таза, задних конечностей и одиночные волоски на морде уже давно дали повод искать прародителей китов среди четвероногих наземных млекопитающих. Вероятно, ими были креодонтные хищники, жившие в палеоцене. Эти зверьки имели длинный и низкий череп, маленький мозг и примитивные зубы. От далеких предков взяли начало три подотряда: древние киты (Archeoceti) — все вымершие, усатые киты (Mystacoceti) и зубатые киты (Odontoceti).

        Древнейшее семейство усатых китов (Cetoteriidae), включавшее не менее 20 родов, жило в олигоцене. От него ответвились три современных семейства — серые киты (Eschrichtiidae), гладкие киты (Ва-laenidae) и полосатики (Balaenopteridae).

        Из зубатых китов наиболее древняя группа — сквалодонты (Squalodontidae). У них череп был еще симметричный, носовые отверстия открывались на конце рыла, а зубы сохраняли примитивные черты строения.

        От сквалодонтов в олигоцене и миоцене отделились четыре ныне живущих семейства — кашалоты, клюворылые, речные дельфины и морские дельфины с тремя подсемействами (дельфиновые, белухо-вые и морские свиньи).

        В отряде китообразных насчитывают 38 ныне живущих родов, объединяющих 86 видов, и 127 родов вымерших.

        Техника промысла достигла высокого совершенства. В нашей стране несколько новейших китобойных маток. При каждой китобойной матке работают китобойные суда (китобойцы). Китобойная матка — огромный корабль с наклонным туннелем в корме, через который поднимают китов на палубу для разделки. На китобойной матке для разведки китов имеются вертолеты, для плавания во льдах и во время тумана — радиолокационные станции. При охоте используют поисковые приборы для обнаруживания под водой китов. Убитых китов накачивают воздухом и оставляют на плаву; чтобы легче было найти их специальным судам, к ним прикрепляют радиопередаточный буек — сигнализатор, отражатели для радиолокаторов, электрофонари. Время от времени китобойцы получают с матки топливо, продукты питания и боеприпасы.

        Современная китобойная матка — это целый плавучий городок с собственными жирова-ренным, кожевенным, морозильным, туковыми заводами, с электрической и радиопередаточной станциями, с кинотеатром и даже бассейном. Доставленных китов поднимают на палубу матки с помощью лебедок, снимают подкожное сало, отделяют от позвоночника мясо, разрезают механической пилой позвонки и ребра. Из подкожного сала и костяка вываривают жир, который потом заводы перерабатывают на лярд и маргарин, смазочные вещества, технический и дистиллированный глицерин, мыло, театральный грим, стиральный порошок и т. д. Полимеризированный жир используется для изготовления линолеума и типографской краски. Спермацет (жировоск из головы кашалота) служит сырьем для производства лучших косметических кремов и помады, а также медицинских средств против ожогов. Вываренный костяк, внутренности и части мускулатуры перерабатываются на удобрение (тук) и на кормовую муку для скота и птиц. Из белковой части китового сала получают желатин и клей. Из китового уса до развития пластмассового производства изготовляли пружины для диванов и матрацев, бандажи, щетки, веера и т.д. Полагают, что из китового уса можно получать глютаминовую кислоту.

        Из зубов кашалота делают ценные резные изделия. Мясо в консервированном, засоленном или свежем виде употребляется как пищевой продукт. Из печени кита добывают витамин А, изготовляют концентрированные экстракты, препараты против анемии; из желез внутренней секреции — поджелудочной и зобной — медицинские препараты (камполон, инсулин и др.)- Извлекаемая из кишечника кашалотов амбра высоко ценится в парфюмерной промышленности как лучшее средство, придающее стойкость духам.

        Для защиты китов от истребления 18 стран заключили международное соглашение, регулирующее размеры промыслов. Соглашение запрещает добывать гладких, серых, синих и горбатых китов. Не подлежат убою сосунки, кормящие матки и неполовозрелые особи всех видов китов. Общая добыча не должна превышать устанавливаемую для каждого года к в о-т у (норму выбоя). В Мировом океане выделены запретные зоны для китобойного промысла; продолжительность китобойного сезона не может выходить за пределы установленных сроков. За выполнением квоты следит Международное статистическое бюро, которое подает команду о прекращении охоты. Международная комиссия по регулированию китобойного промысла ежегодно рассматривает состояние запасов китов, определяет квоту и уточняет правила промысла на каждый китобойный сезон.

        Два подотряда китообразных — усатые и зубатые киты — резко различаются между собой как по внешнему и внутреннему строению, так и по своей биологии.


Жизнь животных: в 6-ти томах. — М.: Просвещение. . 1970.


.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»