Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida) это:

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)
Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)
         Самая многочисленная группа губок. Это преимущественно мягкие эластичные формы. Скелет их образован одноосными иглами. Всегда имеется в том или ином количестве спонгин, с помощью которого иглы склеиваются между собой в пучки или волокна. Одноосные иглы кремнероговых губок отличаются большим разнообразием: они могут быть гладкими или шиповатыми, прямыми, цилиндрическими, веретеновидными, изогнутыми или змеевидно искривленными, головчатыми или булавовидными, с заостренными, тупыми или утолщенными концами. Кроме одноосных больших игл (макросклер), в образовании скелета кремнероговых губок принимают участие особые микросклеры. Для отряда характерны микросклеры в виде маленьких якорьков, шпилек или сигм.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        В теле кремнероговых губок нглы располагаются таким образом, что образуют различного вида сетчатый или сетчато-волокнистый скелет. При увеличении количества спонгина в теле губки появляются спонгиновые (роговые) волокна, внутри которых содержатся иглы. Иногда у настоящих роговых губок иглы совершенно отсутствуют и скелет тела представлен одними роговыми волокнами, образующими также сетчатую или древовидно разветвленную опору тела. Некоторые роговые губки используют для построения скелета различные инородные минеральные частицы (песчинки, обломки игл, раковины простейших), которые заключаются внутри волокон этих губок.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Спонгин выделяется особыми клетками—с понгобластами. Роговые волокна при формировании бывают окружены футляром из подобного типа клеток, отлагающих на их поверхности концентрические слои спонгина. Таким образом, в отличие от игл, роговые волокна формируются межклеточно. Роговое вещество губок по химическому составу близко к шелку и отличается значительным содержанием иода. В скелете некоторых роговых губок содержится до 11—14% иода.

        Кремнероговые губки преимущественно колониальные организмы. Форма тела их отличается исключительным разнообразием. Характер поверхности, очертания тела и структура губки очень изменчивы даже у представителей одного и того же вида. Лишь скелет и в особенности иглы, его образующие, дают возможность судить о видовой принадлежности губок.

        Тело кремнероговых губок имеет вид корковых или подушковидных обрастаний, бесформенных, неравномерно разросшихся комков с разной величины выростами и лопастями, неравномерно утолщенных пластин, разного вида воронок, трубок, стебельчатых, кустистых и других образований. Невозможно перечислить все многообразие форм, которое наблюдается у кремнероговых губок, настолько пластично их тело.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Наиболее часто среди них встречаются различные комкообразные губки. Таковы широко распространенные миксиллы (сем. Myxillidae), морской каравай (сем. Halichondriidae), некоторые роговые губки (сем. Spongiidae), пресноводные губки бадяги (сем. Spongillidae) и др. Стебельчатые и воронковидные формы значительных размеров наблюдаются у ряда представителей роговых губок и различных факеллий (сем. Axinellidae); байкальская губка (сем. Lubomirskiidae) может иметь пальцевидное или кустистое тело до 1 д высоты. Очень своеобразны карликовые формы губок в виде небольших тонких корочек или нежных пленок различного цвета, встречающиеся на поверхности камней, на раковинах моллюсков или на каком-либо другом субстрате (сем. Hymedesmiidae). Особый интерес представляют морские ершики — губки, имеющие довольно правильную и симметричную форму тела (Asbestopluma, Cladorhiza, Chondrocladia). В основном это небольшие губки, стеблевидное или булавовидное тело которых несет тонкие отростки, придающие губке вид лампового ершика, птичьего пера или зонтика. Великаном среди морских ершиков является гигантская хондрокладия (Chondrocladia gigantea) величиной свыше 40 см.


РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ЭКОЛОГИЯ ГУБОК


        В настоящее время насчитывают до 5000 видов губок. В наших арктических и дальневосточных морях известно около 350 видов; примерно такое же количество их обитает в антарктических водах. Наибольшего же разнообразия губки достигают в тропических и субтропических районах Мирового океана. Иначе обстоит дело с плотностью и массовостью поселений губок на дне. Большие скопления губок одного или нескольких видов известны во многих местах северного и южного полушария. Поскольку губки ведут сидячий, прикрепленный образ жизни, они нуждаются для своего развития и роста в твердом субстрате. Поэтому скопления губок наблюдаются там, где на дне имеется много каменистого материала: валунов, камней, гальки и пр. В дальневосточных морях встречаются обширные участки дна, где образуются сплошные заросли кремнероговых губок воронковидной, стебельчатой или иной формы. Рыбакам, промышляющим рыбу у Кольского полуострова (в Баренцевом море), хорошо известны места скоплений крупных шаровидных губок геодий. Попадая в трал иногда в количестве свыше тонны, такие геодии сплошь забивают сети и ввиду наличия у них щетинистого покрова с большим трудом извлекаются из трала. Это, несомненно, создает помехи в работе рыбаков, не говоря уж о том, что в таких случаях рыбы в тралах почти не бывает. Подобные же геодиевые банки имеются у берегов Норвегии, Исландии, у восточных берегов Северной Америки и в других местах. Богаты и качественно разнообразны массовые поселения губок в Средиземном и Карибском морях, в районе островов Малайского архипелага и в ряде других мест, где на дне имеются каменистые грунты. По обширности участков дна, занятых скоплениями губок, пожалуй, первое место занимают антарктические воды. Фактически вокруг всего антарктического материка на глубине 100—500 м расположен широкий пояс массовых поселений губок. Это вполне понятно, поскольку многочисленные айсберги и ледники постоянно выносят в океан и откладывают на дне большое количество камней и валунов, что создает благоприятные условия для развития здесь фауны губок. Преобладающее значение в образовании массовых скоплений губок в Антарктике приходится на долю крупных стеклянных губок из семейства Rossellidae.

        На дне морей губки могут встречаться на различной глубине, начиная от приливо-отливной зоны вплоть до больших глубин океана. Значительная часть губок относится к сравнительно мелководным существам, обитающим главным образом на глубине до 400—500 м. С увеличением глубины количество видов губок уменьшается, а на глубине свыше 1000—1500 м, как правило, губки встречаются довольно редко. В общем известковые губки в своем распространении приурочены к мелководью; стеклянные губки, наоборот, можно считать глубоководными организмами. Обыкновенные губки — четырехлучевые и кремнероговые — имеют более широкий диапазон вертикального распространения, встречаясь как на мелководье, так и на больших глубинах.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Недавними морскими исследованиями установлено, что некоторые виды губок живут даже на дне океанических впадин, т. е. на глубине свыше 6 тыс. метров. Эти губки приспособлены к жизни в таких условиях, где господствует близкая к нулю положительная или отрицательная температура воды, очень высокое давление, а дно обычно илистое. Глубоководные губки отличаются вытянутой формой тела или часто сидят на длинных ножках, что предохраняет их от заиления. Такими наиболее характерными формами являются различные морские ершики (Asbestopluma, Cladorhiza, Chondrocladia и др.) из числа кремнероговых губок и стеклянные губки — гиалонемы (Hyalonema).

        Опасность заиления для губок существует и на менее значительной глубине. Здесь губки также имеют ряд приспособлений, помогающих им при неподвижном образе жизни избегать заиления. Кроме вытянутой формы тела, этой цели отвечает образование на поверхности некоторых подушковидных губок полимастий особых длинных выростов тела — папилл, на концах которых помещаются поры или устья: тем самым жизненно важные отверстия губок, с помощью которых осуществляется их связь с внешней средой, значительно приподняты над илистым дном. Несомненно также, что дисковидная форма тела ряда полимастий, лежащих свободно на дне, является приспособлением, помогающим им удерживаться на поверхности мягкого грунта. Нередко эти же губки приобретают вокруг дисковидного или подушковидного тела краевой венчик из длинных игл, что еще больше увеличивает сопротивляемость губки к погружению ее в илистый грунт.

        Большое влияние на распространение губок оказывают температура и соленость воды. В целом губки — теплолюбивые животные, и поэтому в суровых условиях Арктики и Антарктики разнообразие видов сравнительно невелико. Отрицательная температура воды на дне препятствует размножению и развитию в этих районах значительной части губок. Но некоторые из них довольно хорошо приспособились к жизни в таких крайних температурных условиях существования. Об этом свидетельствуют уже упоминавшиеся массовые поселения крупных стеклянных губок Росса, обнаруженные в антарктических водах. Очень ярким примером зависимости распространения губок от температуры могут служить некоторые атлантические виды, которые проникают далеко в Арктику, следуя за теплым течением Гольфстрим. Там, где благодаря этому течению на дне преобладает сравнительно высокая температура воды, выше 2—3°С, обнаруживают и эти атлантические теплолюбивые виды; они встречаются даже у северных берегов Шпицбергена. Известно, что образование рогового вещества у губок находится в прямой зависимости от температуры воды. Поэтому настоящие роговые губки обильно представлены лишь в тропических и субтропических водах, в поясе от экватора на север и на юг до 45° широты. За пределами этих границ губки бедны спонгином, а настоящие роговые губки почти не встречаются. С другой стороны, замечено, что по направлению от экватора на север и на юг размеры игл губок в общем становятся крупнее, что также связывают с температурными условиями. Температура воды, несомненно, сказывается на цикле развития пресноводных губок. Образование геммул у этих губок в северных странах вызвано исключительно понижением температуры воды в осенне-зимнее время. Наоборот, в тропиках и субтропиках неблагоприятными для существования пресноводных губок считают наиболее жаркие месяцы, когда образуются геммуллы и отмирают губки.

        Не менее важным фактором, определяющим существование губок, является соленость воды. Морские губки лучше всего развиваются в воде с нормальной морской соленостью. Опреснение воды приводит к их вымиранию, сокращению численности видов и особей. Так, если в Баренцевом море обитает около 150 видов губок, то в несколько опресненном Белом море количество их определяется всего 50 видами; в еще более опресненном Черном море — около 30 видов губок, а в Каспийском море — всего несколько близких разновидностей одного вида; в Балтийском море, в большей его части, морские губки совершенно не представлены. Пресноводные губки в свою очередь не выносят морской воды и лишь заходят в эстуарии рек (впадающих, например, в Финский залив, Каспийское и Черное моря).

        Исключительное значение для губок имеет движение воды. С водой приносятся к губке различный пищевой материал и вещества, необходимые для ее роста и нормального функционирования. В то же время, что особенно важно, с током воды удаляются выделяемые губкой продукты жизнедеятельности, которые оказываются очень вредными в первую очередь для самих губок. Поэтому лучше всего губки развиваются в местах, где имеется достаточно интенсивная смена окружающей воды. Многие губки очень хорошо приспособлены к жизни при сильных течениях. Они плотно прирастают основанием к твердому субстрату, имея вид невысоких подушек или корок либо вытянутых в длину пальцевидных стебельчатых образований, очень эластичных и гибких. Такая форма тела и эластичность позволяют губке противостоять напору движущейся воды. Даже в прибрежной зоне на скалистых берегах в условиях сильного прибоя успешно развивается фауна подушковидных или корковых губок. Правда, сильный шторм все-таки может приносить значительные опустошения в зарослях губок. На морском берегу, в особенности в местах открытых, часто можно находить губок, выброшенных во время шторма. Известны случаи, как, например, у берегов Бискайского залива, когда после очень сильного шторма губка морской каравай была выброшена на берег в таком большом количестве, что местные жители вывозили разлагающуюся массу губок тачками, используя ее как удобрение на своих полях. На побережье тихоокеанских островов после сильных ураганов, или тайфунов, находят иногда в виде выбросов даже экземпляры стеклянных губок, которые обычно обитают на глубине свыше 100 м.

        Форма тела губок зависит от преобладающих течений, характера субстрата, глубины и других причин. На большой глубине, где колебания температуры незначительны и течение воды очень слабо, форма тела губок оказывается более постоянной и более симметричной и правильной. В самом деле, роговые губки, обычно не встречающиеся на глубине свыше 200 м, редко имеют постоянную или правильную форму; наоборот, глубоководные стеклянные губки, как правило, вполне определенны по внешнему виду. То же следует сказать про другие, кремнероговые губки: глубоководные виды имеют форму тела значительно более правильную и постоянную, чем виды, обитающие на мелководье.

        Примитивность губок проявляется в чрезвычайной изменчивости формы их тела даже у представителей одного и того же вида. В особенности это касается губок колониальных. Наблюдения за некоторыми кремнероговыми губками показали, что одна и та же губка, имеющая в спокойной воде залива или бухты вид вееровидной или складчатой пластины или пучка сплюснутых ветвей, основания которых срастаются в широкие пластины, в бурных водах открытого берега представлена формами пальчатыми, с узкими цилиндрическими ветвями. Внешняя форма может варьировать и в соответствии с местом, на котором растет губка. Морской каравай, широко распространенная губка мелководья, на ровном месте имеет тело в виде плоской корки или подушечки, от которой поднимается кверху ряд низких трубчатых выростов, несущих на концах устья; обрастая водоросли, эта губка имеет вид неправильных лопастных комков или даже разветвленных веточек. При росте в узком пространстве между большими камнями трубчатые выросты значительно увеличиваются, пока не займут практически все тело губки, которая представлена теперь рядом длинных вертикальных трубок, открывающихся на свободном конце широким устьем. Не менее интересны наблюдения за изменением формы тела у некоторых представителей четырехлучевых губок, которые обычно растут на каком-нибудь твердом субстрате. Таковы многие губки — полимастии. Когда личинки их поселяются на большом камне, из них вырастают губки подушковидной формы, основанием своим плотно обрастающие субстрат. Если же вблизи плавающей личинки не оказывается такого подходящего твердого субстрата и личинка оседает на мелкую гальку или частицу гравия, то при росте губки края ее поднимаются, и она приобретает чашевидную форму.

        О большой пластичности губок свидетельствуют интересные опыты по изменению ориентации тела губок в пространстве. Если губку морской каравай отделить от субстрата и содержать в аквариуме в таком положении, чтобы устья ее были обращены вниз, то со временем произойдет полная перестройка организма губки. На бывшей базальной стороне ее, обращенной теперь в сторону поверхности воды, формируются новые устьевые трубки, а старые устья перестают функционировать и зарастают.

        Губки, обитающие в приливо-отливной зоне моря, хорошо приспособлены к непродолжительному пребыванию на воздухе, когда во время отлива они выступают из воды. Устья и поры таких губок закрываются, что предохраняет их от излишней потери влаги и высыхания. После прилива губка открывает свои отверстия и продолжает нормально функционировать. При более длительном нахождении на воздухе некоторые губки, как известно, образуют редукционные тела, которые, попав в воду, снова развиваются в маленькие губочки.

        

        Замечательна способность пресноводных губок к перенесению неблагоприятных условий существования. Их геммулы очень хорошо сохраняются даже в течение нескольких лет. При полном высыхании водоема, например, они могут самым различным способом, в том числе с помощью ветра или прикрепившись к ногам птиц, переноситься в другие места. И если такие геммулы попадают в воду, они дают начало новому поселению губок. При одном из сильнейших извержений вулкана Кракатау в результате оседания в окрестностях его большого количества пепла вся пресноводная фауна губок соседних водоемов оказалась погибшей. Тем не менее через некоторое время пресноводные водоемы вновь были заселены губками, очевидно, благодаря сохранившимся здесь геммулам.

        Цвет губок, их окраска находятся в прямой зависимости от света. Как правило, губки, живущие на глубине менее 100 м и, следовательно, в той или иной мере находящиеся под воздействием света, более ярко окрашены. Глубоководные губки обычно лишены пигмента.


        ВРАГИ ГУБОК .


У губок сравнительно немного врагов. Очень хорошей защитой им от нападения хищников служит минеральный скелет, состоящий из большого количества игл. Поэтому животных, питающихся губками, очень мало. В желудках некоторых рыб и тюленей находят остатки губок, в особенности таких, как пробковая губка, морской каравай, мясистая губка и др. Но вряд ли в пищевом рационе этих животных губки играют сколько-нибудь существенную роль. Значительно больше мелких животных, которые паразитируют на губках или внутри их. Это некоторые голожаберные моллюски, голотурии, ракообразные. К их числу присоединяются также личинки ручейников и других насекомых, личинки водяных клещей, встречающиеся на пресноводных губках. Эти животные в той или иной степени используют тело губок в пищу. Правда, существенного вреда они губкам, как правило, не приносят и обычно не вызывают их гибели. Выеденные и поврежденные участки тела быстро зарубцовываются или восстанавливаются.


СИМБИОЗ ГУБОК С ДРУГИМИ ОРГАНИЗМАМИ.


Очень многие животные, встречающиеся на поверхности и внутри губок, вступают с ними в безобидные или обоюдовыгодные отношения. Это комменсалы (квартиранты, или нахлебники) и симбионты (сожители). Первые из них используют тело губок как убежище и защиту от врагов. Таковы многие ракообразные, некоторые многощетинковые черви, змеехвостки и др. Нередко в тканях губок откладывают яйца другие животные, как, например, мелкие головоногие моллюски, многощетинковые черви, некоторые рачки, рыбы и др. Известным примером симбиоза может служить сожительство рака-отшельника с пробковой губкой (Suberites domuncula). Губка поселяется на небольшой пустой раковине брюхоногого моллюска. В эту же раковину залезает молодой рак-отшельник, пользующийся ею для защиты своей мягкой задней части тела. Постепенно вся раковина обрастает губкой, остается свободным лишь вход в жилище рака-отшельника. Растет губка, растет и рак-отшельник. В результате внутри губки образуется спиральная полость, в которой живет рак-отшельник, выставив наружу переднюю часть тела. При необходимости он может полностью скрываться внутри губки. Такой симбиоз выгоден обоим животным: рак-отшельник имеет надежное убежище, а губка получает возможность передвижения.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Биологические взаимоотношения между ракообразными и губками отличаются особенным разнообразием. Наблюдается около 500 различных случаев более или менее тесных связей, которые рассматриваются как явления комменсализма, симбиоза, паразитизма и отношения смешанного характера. Многие мелкие веслоногие и равноногие рачки, бокоплавы и близкие к ним морские козочки квартируют или паразитируют в губках. Они встречаются как внутри — в каналах и полостях губок, так и на поверхности — в многочисленных ямках и углублениях, питаясь отмершими частями тела губки. Иногда такие рачки встречаются в очень большом количестве и насчитываются десятками и сотнями экземпляров в одной губке.

        Различные десятиногие раки креветки используют губок в основном как убежище от врагов. При этом рачки выходят из полости губок лишь ночью и редко покидают их поверхность. Интересно, что обитающие в губках рачки по сравнению со свободно живущими близкими родичами откладывают значительно меньше яиц. Но зато яйца их гораздо большего размера, что сказывается на сокращении личиночного периода рачков, а стало быть, и времени, которое они проводят вне защиты губок. При небольшом количестве яиц такое ускоренное развитие рачков, несомненно, важное приспособление, отражающееся на сохранности потомства. Часто креветки и бокоплавы встречаются в полости губок парами. Очень любопытные отношения сложились между десятиногими рачками спонгикола (Spongicola venusta) и стеклянной губкой, известной под названием корзинка Венеры (Euplectella oweni). В обширной полости почти каждой губки живет пара таких рачков, самец и самка. Они забираются туда в стадии личинки и во взрослом состоянии уже не могут выйти на свободу через решетчатый остов губки. Так эти рачки всю жизнь и проводят вместе, заключенные в полости губки. В связи с этим в Японии, у берегов которой эта губка обитает, издавна существует обычай дарить при свадебных церемониях экземпляры губок с находящейся внутри парой рачков как символ вечной и нерушимой любви и супружеской верности.

        Довольно забавно используют непривлекательность губок для хищников некоторые крабы. Они таскают на своей спине куски губок, поддерживая их задней парой конечностей. Такие крабы (Dromia) отрезают клешнями соответствующие величине своего тела куски губок и общипывают эти куски так, что они помещаются у них на спине. Со временем мягкая и эластичная губка, прижатая к телу краба, приобретает в этом месте форму панциря. Губка служит крабу своего рода щитом, предохраняющим его от нападения врагов. Вполне вероятно, что здесь имеет значение также неприятный отпугивающий запах губок. При появлении крупного хищника краб иногда сбрасывает со спины губку, отвлекая внимание врага, а сам быстро скрывается. Избегнув опасности, краб отыскивает другую подходящую губку и приспосабливает ее таким же образом на свою спину. Иногда он использует пробковую губку с сидящим в ней раком-отшельником. Часто на панцире некоторых крабов находят плотно приросших к ним губок. В данном случае крабы также активно действуют, откусывая клешнями кусочки губки и пристраивая их на своей спине до тех пор, пока они не прирастут к панцирю.

        Гораздо реже на губках поселяются сидячие, прикрепленные животные. К их числу, например, относятся различные усоногие раки (Cirripedia), в частности морские желуди, или балянусы (Balanus). Эти рачки имеют наружный скелет из известковых пластинок, образующих своеобразный домик; верхние пластинки домика могут расхедиться, и в появившееся отверстие рачок высовывает наружу свои передние конечности, находящиеся в непрерывном движении.

        Балянусы чаще всего встречаются на комкообразных губках, которые в процессе естественного роста развивают вокруг них образования, подобные галлам растений. Отдельные губки могут нести свыше сотни таких галлов. Балянусы достаточно долго сопротивляются полному обрастанию их губкой, двигая конечностями, снабженными зубчиками. Так или иначе до полного обрастания губкой балянусы успевают достичь половозрелости и дать потомство. То постоянство, с которым некоторые виды балянусов поселяются на губках, заставляет предполагать, что обитание на губках дает им ряд выгод. Очевидно, имеют значение такие моменты, как защита от врагов, токи воды, создаваемые губками, слабая пищевая конкуренция с ними. Конечно, никакой пользы эти балянусы губкам не приносят. Чрезмерное засилье балянусов вызывает иногда неспособность губок к половому размножению и даже их гибель. Другие представители усоногих раков, так называемые морские уточки (Lepas), регулярно встречаются на длинном корневом пучке игл некоторых стеклянных губок — гиалонем, который раки используют как очень подходящий субстрат, возвышающийся над сильно заиленным дном. На этом же корневом пучке игл могут поселяться колониальные кораллы (Palythoa), образующие вокруг него плотный чехол со многими сидящими на нем небольшими полипами. Исключительно постоянно поселяется на некоторых губках (Axinella) корковая актиния (Parazoanthus axinellae). Личинки ее обладают избирательной способностью к субстрату, оседая именно на тех губках, поверхность которых обычно используется ими в качестве места поселения. Губка играет здесь пассивную роль и, очевидно, никакой выгоды от такого квартиранта не имеет.

        В очень тесный контакт вступают губки также с некоторыми гидроидными полипами, что приводит к особым образованиям на теле губок, меняющим их облик. Так, на некоторых стеклянных губках (Walteria) в углублениях поверхности их тела сидят отдельные полипы, общий ствол которых распространен внутри тела губки. Вокруг каждого из этих полипов губка образует защитный спонгиновый чехол в виде трубки.

        Некоторые животные в качестве защиты используют даже отдельные иглы губок, которые после их гибели в массе откладываются на дне водоема. Эти животные строят свои домики частично или полностью из игл губок (фораминиферы, черви и пр.). Интересна голотурия псевдостихопус (Pseudostichopus trachus), у которой наружный скелет целиком образован из длинных игл губок, покрывающих тело голотурии густым ворсистым войлоком, что служит ей хорошей защитой от врагов.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Иногда губки сами селятся на живом субстрате. Известно, что пресноводными губками часто обрастают стебли тростника, кувшинок, осоки; губки встречаются на моховых подушках, обнаженных корнях деревьев и т. п. Некоторыми морскими губками обрастают корни крупных водорослей ламинарий, в результате чего здесь создаются исключительно благоприятные условия для развития характерных сообществ донных животных (червей, моллюсков, мелких ракообразных, голотурий и др.). Губки могут расти также на животных. Двустворчатые моллюски, например, в особенности сравнительно крупные, очень часто являются субстратом, на котором охотно поселяются различные губки. В некоторых случаях губки обрастают в виде невысоких подушек верхние створки вполне определенных видов моллюсков, вступая с ними, очевидно, в какие-то симбиотические отношения. Кроме упомянутого выше случая, когда крабы сами культивируют на спине кусочки губок, наблюдаются примеры самостоятельного поселения губок на их панцире. На спине некоторых крабов иногда вырастает такая большая колония губки, что она почти совершенно скрывает под собой краба. Чрезвычайно характерен постоянный симбиоз роговой губки криптоспонгии (Cryptospongia enigmatiса) и многощетинкового червя (Potamilla symbiotica). Эта губка обитает на значительной глубине, имеет очень мягкое лепешковидное тело. Она не смогла бы существовать на илистом грунте, если бы не прикреплялась к трубке червя, которая высоко торчит над дном, что спасает губку от заиления. Вместо трубки червя эта губка иногда использует веточки гидроидных полипов.

        Нередко губки поселяются на поверхности других губок. Большей частью такие поселения носят случайный характер. Плавающая личинка губки за неимением подходящего твердого субстрата оседает на поверхность другой губки. Это может привести к образованию сложных сообществ губок. Так, у берегов Японии был поднят со дна моря большой экземпляр стеклянной губки (Chonelasma calyx), на котором росло 13 других стеклянных губок, 4 известковых, несколько корковых и подушковидных четырехлучевых и кремнероговых губок; здесь же было обнаружено свыше 70 мелких плеченогих, двустворчатых и брюхоногих моллюсков, некоторое количество офиур и мшанок.

        Губки, в особенности пресноводные, часто находятся в симбиотических отношениях с различными водорослями. Очень характерны мелкие одноклеточные водоросли — зоохлореллы, встречающиеся в большом количестве в протоплазме клеток губок. Именно эти водоросли обусловливают зеленую окраску большинства пресноводных губок. Зоохлореллы поступают в организм губки вместе с током воды и захватываются клетками подобно другим пищевым частицам. Но в отличие от последних водоросли не подвергаются немедленному перевариванию, а продолжают жить в клетках губки. Губка использует кислород, выделяемый водорослями, и избыток веществ, ассимилируемых ими на свету. Водоросли же находят здесь защиту, питательные соли и углекислоту, выделяемую губкой при дыхании. Но в конце концов эти водоросли постепенно перевариваются в протоплазме клеток губок. С другой стороны, нитчатые водоросли, живущие в мезоглее некоторых пресноводных губок, иногда разрастаются до такой степени, что закупоривают каналы и вызывают гибель губки.


СВЕРЛЯЩИЕ ГУБКИ


        Очень интересный образ жизни ведут четырехлучевые губки клионы (Cliona). Их называют еще сверлящими губками, так как они обладают способностью проделывать ходы в твердом известковом субстрате. Довольно часто таким субстратом являются раковины моллюсков, массивный скелет кораллов, известковые водоросли или имеющиеся на дне морей какие-либо известковые породы. Личинка клионы прикрепляется к подобному субстрату, и одновременно с превращением ее в маленькую плоскую губку начинается процесс «сверления» известкового материала. Вначале образуется небольшое углубление, куда заходит тело губки. Затем по мере роста клионы в толще субстрата, в основном вблизи его поверхности, проделываются ходы, или каналы, сообщающиеся между собой. Мягкое и нежное тело губки, обычно желтоватого или коричневатого цвета, заполняет эти каналы, а изнутри их в сторону поверхности просверливаются округлые отверстия, при помощи которых губка сообщается с внешней средой. Из этих отверстий слегка выступают небольшие сосочковидные выросты тела губки, папиллы, несущие на концах устья или поры.

        О поражении известкового субстрата сверлящей губкой можно судить по наличию на его поверхности округлых отверстий, имеющих в среднем около 1 мм в диаметре.

        Благодаря деятельности сверлящих губок известковый субстрат в значительной степени разрушается, а разросшаяся губка уже не помещается в проделанных ею каналах. Тогда клиона начинает расти как обычная губка, образуя подушковидные или комкообразные наросты, иногда достигающие величины 30 см и более. В некоторых случаях губка может выходить наружу еще до разрушения ею известкового субстрата. Клионы размножаются не только половым путем. По отмирании губки в каналах известкового субстрата можно обнаружить шаровидные красноватого цвета геммулы. При благоприятных условиях из них выходят маленькие губки, также обладающие способностью к сверлению известкового субстрата.

        Скелет клион состоит из мелких изолированных кремниевых игл микроскопического размера. Раньше даже предполагали, что процесс сверления осуществляется благодаря механическому действию этих иголочек. Однако подобная мысль была отвергнута, когда обнаружили, что уже личинка клионы, еще не имеющая скелетных образований, оказывает сверлящее воздействие на известковый субстрат. При более тщательном наблюдении за деятельностью клион было установлено, что процесс сверления ими известкового материала заключается в непрерывном «выгрызании» очень мелких чешуек извести. Эти чешуйки скапливаются у оснований устьевых отверстий и затем выводятся наружу. Но каким образом происходит это отделение мелких чешуек от известкового субстрата, окончательно не установлено. Правда, наблюдалось, что амебоидные клетки мезоглеи, приближаясь к поверхности губки, направляют в сторону известкового субстрата нитевидные ложноножки. Поэтому в настоящее время полагают, что механизм сверления у клион состоит в одновременном воздействии на субстрат углекислоты, выделяемой отдельными поверхностными клетками губок, и сократимых усилий этих клеток.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Сверлящие губки являются опасными вредителями устричных банок. Поселяясь на раковинах устриц и делая в них ходы, клионы вызывают так называемую пряничную болезнь устриц, которая приводит их в конце концов к гибели. Тем самым сверлящие губки приносят определенный вред человеку, производя огромные опустошения устричных плантаций. Для уничтожения этих вредителей устриц применяются различные способы борьбы, основанные на знании их биологии. Известно, что клионы, являясь морскими животными, не выносят пресной воды. Поэтому пораженных пряничной болезнью устриц на некоторое время погружают в пресную воду. В результате такого купания сверлящие губки обычно погибают. Другой способ, ограничивающий развитие пряничной болезни устриц, заключается в создании вокруг их поселения защитного вала из пустых раковинок моллюсков. На эти раковины сверлящие губки нападают в первую очередь, оставляя нетронутой большую часть живых устриц. Один из новейших способов предохранения устричных плантаций от нападения сверлящих губок состоит в подборе для разведения устриц подходящего неизвесткового субстрата. Дело в том, что при создании искусственных устричных банок обычно в качестве субстрата, на котором поселяются личинки устриц, используют пустые раковины устриц или других моллюсков. Но этот субстрат обильно заселяют сверлящие губки, и в дальнейшем он служит источником заражения молодых устриц, обычно тесно растущих друг подле друга. Поэтому вместо известкового субстрата применяют обломки черепицы и кирпичей, что дает хорошие результаты. С этой же целью используют раковины, покрытые темным лаком, что препятствует заражению их сверлящими губками и в то же время является более привлекательным для личинок устриц.

        Сверлящие губки постоянно встречаются на коралловых рифах, причем они поселяются лишь на отмерших частях кораллов. Здесь благодаря деятельности клион и других сверлящих организмов происходит разрыхление известкового материала. В силу этого большие куски отмерших кораллов легко отламываются от верхних участков рифа, падают вниз, постепенно заполняя впадины и углубления на дне и способствуя тем самым дальнейшему росту коралловых рифов и расширению занятой ими площади.

        Поселяясь также на прибрежных известковых породах, сверлящие губки, проделывая в них ходы, участвуют в разрушении берегов. О роли губок в этом процессе могут свидетельствовать известковые берега Далмации, где почва повсюду усеяна множеством обломков скал, изъеденных сверлящими губками. Известковый субстрат в результате деятельности этих губок настолько разрыхляется, что обломки скал можно раздавить рукой.

        Клионы обитают на сравнительно небольшой глубине. Изредка они встречаются глубже 100 м. Наиболее богаты ими мелководные участки теплых морей. У нас сверлящие губки хорошо известны в Черном море, обнаружены они также в дальневосточных морях и в юго-западной части Баренцева моря.


ГУБКИ КАК БИОФИЛЬТРАТОРЫ


        Живые губки непрерывно процеживают через свое тело окружающую их воду. При этом в канальной системе губок создается довольно сильный напор воды. Специальные наблюдения над одной из известковых губок (Leuconia aspera) показали, что вода у нее вытекает из устья со скоростью 7—8, 5 см в секунду. У пресноводных губок из устьевых отверстий бьет хорошо заметная струя воды на расстояние 15—20 см. Суточное количество воды, которое пропускается через губку, зависит в первую очередь от величины и сорта губки. Упомянутая выше известковая губка, около 7 см в высоту, процеживает за сутки 22, 5 л воды; несколько меньшего размера пробковая губка — 12 л, а большая колония морской кремнероговой губки (Callyspongia sororia), имеющая около 20 устьевых трубок, пропускает через свое тело за сутки 1575 л воды. Подсчитано, что суточная пропускная способность губок в пересчете на вес их в сухом виде составляет примерно 5 л на 1 г губки. По другим обобщенным данным, различные губки объемом около 10 куб. см процеживают за сутки от 100 до 2000 л воды.

        Как известно, мелкие органические и неорганические частицы, взвешенные в толще воды, попадая через поры в организм губки, задерживаются в нем. Органические частицы усваиваются губкой, а неорганические вновь поступают наружу, постепенно оседая на дно. Губка извлекает из проходящей через ее тело воды также различные растворенные в ней вещества, в том числе содержащие кремний и кальций, потребляемые в значительном количестве для построения скелета. В этом заключается роль губок как биологических фильтраторов, жизнедеятельность которых отражается на плотности и составе окружающей воды.

        Ряд опытов свидетельствует о большой фильтрационной способности губок. Наблюдалось, например, что экземпляр пресноводной губки (Spongilla lacustris, Ephydatia mulleri), величиной с палец, за сутки очищает три литра воды, замутненные двумя кубическими сантиметрами молока. В другом случае отмечается, что примерно такой же величины пресноводная губка делает прозрачными за трое суток три литра воды, наполовину смешанные с выжимкой из другой губки.

        Поскольку многие губки достигают значительного размера и образуют к тому же массовые поселения на дне водоемов, роль их в процессах биофильтрации придонной воды должна быть признана весьма существенной. Особенно практически важное значение имеют губки в процессах самоочищения пресных водоемов от гниющих органических остатков, бактерий и планктонных организмов. Отмечено, что в реках, протекающих через большие города и индустриальные поселки, на некотором расстоянии от населенного пункта вода быстро очищается от многих загрязняющих ее веществ. В этом важная роль принадлежит губкам, которые здесь пышно развиваются, создавая своего рода фильтрационный барьер.


ЯДОВИТЫЕ СВОЙСТВА ГУБОК


        Большинство губок имеет очень резкий и неприятный запах, с которым, как предполагают, связано выделение в окружающую их воду каких-то ядовитых веществ. Еще Э. Геккель наблюдал, что мелкие одноклеточные организмы, приближаясь к известковым губкам, погибают и после этого увлекаются током воды через поры внутрь губки. Большой интерес представляют опыты по воздействию на бактерии разного рода вытяжек, приготовленных из губок. Оказалось, что даже простая водная вытяжка из морских губок препятствует росту некоторых бактерий и обладает, следовательно, антибиотическими свойствами. Испытывались различные вытяжки из губок и на крупных животных. Было установлено, что вещество пресноводных губок, несомненно, обладает ядовитыми свойствами. Так, введение вытяжки из губок в брюшину некоторых теплокровных животных (белых мышей, морских свинок, кроликов и др.) вызывает ряд болезненных симптомов, в том числе прогрессивное удушье, частичное растворение эритроцитов крови. Это ядовитое вещество губок оказывается довольно стойким и не теряет своей силы даже при кипячении в течение одной минуты. О силе яда можно судить по следующим данным. Для того чтобы умертвить белую мышь, достаточно ввести внутрь ее брюшины 0, 5 куб. см вытяжки из пресноводной губки, причем смерть наступает через 3—6 часов. Такое же действие оказывает вытяжка на морских свинок, большинство которых погибает в течение 1 — 2 дней после введения им 1 куб. см вытяжки. С другой стороны, холоднокровные животные (лягушки и рыбы, например) нечувствительны к инъекции этой вытяжки, а введение в пищеварительный тракт животных вытяжки из пресноводных губок не оказывает на них сколько-нибудь заметного воздействия.

        В дополнение к сказанному следует отметить случаи кожных заболеваний человека, вызываемых губками. В водах Карибского моря имеется несколько видов губок (Fibula notilangere и др.)» простое прикосновение к которым вызывает сильнейший зуд, покраснение и даже опухоль кожного покрова. Применение в качестве примочки разбавленной уксусной кислоты заглушает боль, и через несколько дней последствия такого контакта с губкой обычно проходят. Несомненно, здесь имеет место воздействие какого-то ядовитого вещества губки на кожу человека. Но такие губки являются исключением. Обычно же губки безвредны для человека. Их можно брать голыми руками, и, если иногда особенно колючие губки при этом вонзаются своими иглами в тело, никаких последствий это не вызывает. Однако в особых условиях иголочки губок могут служить источником больших неприятностей, вызывая сильнейшее раздражение кожи. Известно, что по отмирании губок их иглы оседают на дно водоема, в большом количестве насыщая грунт. Длительное пребывание человека на таком грунте обычно приводит к появлению жжения и сильного зуда кожи, вызванного механическим воздействием на нее многочисленных иголочек. Пострадавший невольно расчесывает эти места, что еще больше усиливает болезненные ощущения. При этом нередко в ранки заносится инфекция. Подобные кожные заболевания особенно распространены среди рыбаков и в некоторых районах, богатых губками, считаются даже профессиональными заболеваниями. Точно такие же последствия имеют место при производстве разного рода земляных работ на дне высохших прудов, где до этого обильно была представлена фауна губок.

        Природа специфического запаха губок, а также определенная ядовитость вещества их тела до сих пор мало изучены. Предполагают, что это обусловлено наличием в теле губок и в отдельных его клетках значительного количества продуктов обмена, которые сами по себе являются сильным ядом.


ПРОМЫСЛОВЫЕ ГУБКИ


        Объектом промысла служат очень немногие губки. К их числу относятся некоторые кремнероговые губки, употребляемые для туалета, медицинских и технических целей, а также стеклянные губки, используемые в качестве украшений.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Туалетные губки. Под таким названием известны губки (Spongia officinalis, Hippospongia communis и др.), скелет которых состоит из густой сети роговых волокон. Этот скелет, имеющий характер эластичного войлока, освобожденный от остальных частей тела губки, находит довольно разнообразное применение. Туалетные губки имеют вид ноздреватых комков, округлых толстых лопастей или ковриг, достигающих 20 см величины и значительно более. Цвет их желтый, коричневый, серый или иногда черный. Имеется много сортов туалетных губок. Наиболее ценные из них — левантийская и долматинская губки — отличаются особой мягкостью и нежностью скелета. Чем меньше в роговых волокнах губки содержится посторонних минеральных включений (песчинок, обломков игл, раковин простейших и пр.), тем дороже ценится такая губка. Самой же дешевой туалетной губкой считается конская губка, имеющая среди них наиболее жесткий скелет.

        С глубокой древности, по крайней мере с античных времен, туалетная губка используется человеком для мытья тела. Позднее, в средние века, она стала применяться также в медицине в виде тампонов для остановки кровотечения и при лечении заболеваний зобной железы. В последнем случае препарат жженой губки прописывался как внутреннее средство. Действие такого препарата вполне объяснимо, поскольку в составе рогового вещества губки содержится иод. В то время еще не знали причин зобных заболеваний и лечебные свойства жженой губки были установлены исключительно опытным путем.

        В настоящее время область применения туалетной губки значительно расширилась. Так, она используется для мытья и нанесения красок в полиграфическом и других производствах, применяется как тонкий шлифовочный и полировочный материал в ювелирном деле, в зеркальном и оптическом производствах. Из этих губок делаются также разнообразные фильтры: в Италии, например, ими пользуются для фильтрации эссенций и масел. С помощью губок производят по особому способу воронение стали. И во многих других случаях находят применение такие свойства туалетной губки, как эластичность, мягкость, гигроскопичность, пористость и пр. Промысел туалетных губок широко развит в Средиземном и Красном морях, в Мексиканском заливе и Карибском море, а также в Индийском океане, на Филиппинах и у берегов Австралии. В ряде мест, как, например, в Адриатическом море, у берегов Флориды и Японии, известны искусственно созданные плантации туалетных губок. Для этого используют большую способность губок к регенерации и бесполому вегетативному размножению. Как уже упоминалось, при искусственном разведении туалетные губки разрезают на куски, которые культивируют в подходящих местах на дне.Через несколько лет из отдельных кусков вырастают губки, достигающие промыслового размера. Губки собирают пловцы-ныряльщики, водолазы, а также их вылавливают при помощи острог, трезубцев или драг с борта судна или лодки. Ежегодный мировой промысел туалетных губок до второй мировой войны составлял в среднем около 300 т (сухой вес). Эта цифра довольно значительная, поскольку вес сухих губок ничтожен: одна туалетная губка подушковидной формы до 20 см величины весит всего около 40 г.

        Пресноводные губки — бадяги. В отличие от туалетных губок бадяги (Spongilla, Ephydatia и др.) имеют скелет, состоящий из массы мелких кремниевых иголочек, склеенных спонгином. Внешний вид бадяг очень разнообразен: это чаще всего колонии корковой, комкообразной или кустистой формы. Окраска их варьирует от серой и бурой до зеленоватой. Бадяги встречаются на небольшой глубине вблизи берегов в озерах, реках, прудах, ручьях и т. д., поселяясь на камнях и скалах, на корягах, стволах и ветвях затонувших деревьев и на других предметах.

        Сушеную и растертую в порошок бадягу применяют во многих странах как средство народной медицины при ревматизме, ушибах и в ряде других случаев. Как гомеопатическое лекарство настойку из бадяги употребляют против невралгии, скрофулеза и других заболеваний. Раньше сбор бадяг в России был широко распространен. Они даже служили предметом вывоза за границу, в особенности в Германию. В Южной Америке некоторые пресноводные губки издавна применяют в гончарном деле. Для этого порошок из бадяг, содержащий большое количество иголочек, смешивается с гончарной глиной. Изготовленные из такой смеси сосуды отличаются большой прочностью.

        Стеклянные губки. Некоторые стеклянные губки имеют очень красивый и изящный скелет. Очищенный от органического вещества скелет таких губок используют как украшение и сувениры. Особенно красива уже упоминавшаяся губка корзинка Венеры (Euplectella). Ее скелет имеет вид нежного ажурного цилиндра настолько замысловатого и тонкого строения, что он кажется сделанным искусной рукой человека. Рассказывают, что первый экземпляр этой губки, привезенный в Европу, был куплен за баснословную сумму в 600 марок. И до настоящего времени корзинка Венеры считается очень ценным украшением.

Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)

        Другая стеклянная губка, гиалонема (Hyalonema), имеет округлое тело, сидящее на конце стержня из очень длинных толстых игл. Скелет этой губки используют целиком или из его отдельных частей склеивают причудливые искусственные украшения. Промысел обеих этих губок сосредоточен главным образом у берегов Японии и Филиппинских островов. Добыча стеклянных губок сопряжена с большими трудностями, так как они живут на значительной глубине и имеют очень ломкий скелет.

        На территории СССР в различных водоемах обитает около 20 видов пресноводных губок. Кроме бадяг, известны еще особые байкальские губки подушковидной (Baikalospongia) или кустистой формы (Lubomirskia) высотой до 1 м. Байкальские губки содержат более жесткий скелет и используются местным населением для чистки и полировки металлических изделий.


ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ГУБОК


        Губки — очень древние животные. Уже в кембрийском море существовала довольно богатая их фауна, представленная почти всеми классами и отрядами губок, известными и в настоящее время. Лишь очень немногие ископаемые губки принадлежат к вымершим отрядам восъмилучевых (Octactinellida) и разнолучевых губок (Heteractinellida); окаменевшие остатки их находят в палеозойских отложениях. Периодом наибольшего расцвета губок считают юрское и меловое время. Тогда же, очевидно, появились первые пресноводные губки. Интересно, что некоторые роды и даже виды губок, которые обнаруживают в меловых отложениях, дожили до настоящего времени.

        Лучше всего в ископаемом состоянии сохраняются губки, у которых иглы срастаются друг с другом, образуя прочный скелетный каркас. Остатки этих губок в виде окаменелостей находят во многих отложениях разного геологического возраста. Губки со скелетом из изолированных игл встречаются в ископаемом состоянии гораздо реже. Но зато хорошо в осадочных породах сохраняются отдельные кремниевые иглы губок. В настоящее время изучению ископаемых игл губок уделяют большое внимание. По отдельным сохранившимся иглам можно получить представление о семействе, а иногда роде и даже виде губок, которые обитали в местах их захоронения. Находки ископаемых губок, а также их игл имеют важное значение для палеонтологии, так как дают возможность восстанавливать фауну губок древних морей и условия существования в них. Подобно другим животным, ископаемые губки используют в геологии как показательные формы при определении относительного возраста осадочных пород.


Жизнь животных: в 6-ти томах. — М.: Просвещение. . 1970.


.

Смотреть что такое "Отряд Кремнероговые губки (Cornacuspongida)" в других словарях:

  • КРЕМНЕРОГОВЫЕ ГУБКИ — (Ceractinomorpha, или Cornacuspongida), отряд обыкновенных губок. Скелет состоит из кремневых одноосных игл и органич. вещества спонгина или из одних спонгиновых волокон, образующих сетчатую, реже древовидно разветвлённую опору тела. В осн.… …   Биологический энциклопедический словарь

  • Кремнероговые губки — (Cornacuspongida)         самый большой отряд губок. Скелет состоит из одноосных кремнёвых игл (рис.) и органического вещества спонгина, или только из спонгиновых волокон. Канальная система лейконоидного типа. К. г. большей частью образуют… …   Большая советская энциклопедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»