Семейство тюленевые это:

Семейство тюленевые

        (Phocidae)*
* Тюлени семейство водных хищных, по-видимому родственных куньим, в первую очередь выдрам. Характерные признаки отсутствие наружного уха и задние конечности, направленные назад, не сгибающиеся в пяточном суставе и не используемые для движения по суше. Позвоночник чрезвычайно гибкий: тюлени единственные млекопитающие, способные прижать затылок к крестцу. Распространены преимущественно в холодных и умеренных морях обоих полушарий, два вида живут исключительно во внутренних водоемах (байкальская и каспийская нерпы), один род (тюлени-монахи) распространен в субтропических и тропических водах Северного полушария.

        Все тюленевые отличаются короткими конечностями; ступни и плавательные перепонки у них покрыты волосами. Пальцы передних конечностей уменьшаются от внутреннего края к наружному, средний палец задних конечностей укороченный. Зубы состоят из резцов, четырех клыков, четырех ложнокоренных и одного настоящего коренного на каждой стороне верхней и нижней челюсти.
        Тело покрыто густыми, более или менее длинными, но никогда не переходящими в гриву волосами ости, под которыми изредка бывает небольшой подшерсток. Цвет шерсти мелкопятнистый, и только у немногих тюленей шерсть одноцветная или покрыта большими пятнами.
        Еще древние народы знали тюленей. Геснер добавляет к сведениям о животных, дошедших с тех времен, рассказы о тюленях из средних веков: "Тюлень причисляется к китам, иногда достигает значительной величины, имеет легкие и отверстия, через которые втягивает воздух, а конечности у него такие же, как и у китов; он не может жить без воды и без земли. Конечно, он обходится довольно долго без воды, но пищу свою достает все-таки в воде, пребывает больше в воде, нежели на суше, и потому справедливо причисляется к водным животным. Тюлень спит и производит детенышей на суше, на берегу. Спит крепче, чем другие звери, с храпом, происходящим от мокроты, находящейся у него в легких. К вечеру взбирается на берег и на скалы для сна, иногда поднимается и среди белого дня. Когда его убивают, он кричит голосом, похожим на рев быка, но, говорят, имеет еще другой, собственный, голос. Тюлень - всеядное животное, ест в воде и на суше рыбу, мясо, траву и все, что может достать, не щадит и людей. Охотясь за рыбами, не удаляется слишком далеко от берега и очень скоро возвращается к нему; он больно кусается и гоняется за целыми стадами рыб, чтобы ими завладеть.
        Это животное сильно привязано к своим детенышам, пока они молоды, заботится о них и носит на себе, поэтому молодых и старых тюленей охотники ловят большей частью вместе. Филострат пишет, что Дамис видел на острове Агит тюленя, пойманного рыбаками, который так оплакивал одного из своих детенышей, родившегося мертвым в неволе, что три дня ничего не ел, хотя тюлень и слывет за самое обжорливое животное. Аристотель пишет, что в том месте, где эта "рыба" поселяется, она ведет борьбу со всеми другими "рыбами", самец - с самцом, самка - с самкой, детеныши - с детенышами, до тех пор, пока часть их не будет убита или куда-нибудь прогнана. Тогда это место делается достоянием победителей, они его не покидают, а, напротив, остаются в месте своего поселения. К человеку проявляют такую склонность, что легко делаются ручными, их можно приучить как к доброму, так и к злому обращению; они приветствуют человека голосом и даже выражением своей морды, а когда их называют по имени, то отвечают криком.
        Это животное заключает в себе много полезного; его "жвачка" (содержимое желудка), как лекарство, помогает от падучей болезни, и так как он понимает, что из-за этого его преследуют, то сам выбрасывает ее с досады. Его кожа, говорят, предохраняет от грома, молнии и града, вследствие чего моряки покрывают ею верхние части мачт. Палладий, земледелец, пишет, что кожей тюленя обносят поля и виноградники или вешают ее посредине на шесте, чтобы сберечь поля от града и других невзгод. Его мех имеет чудесное свойство: если надеть такую шкуру, то волосы ее во время грозы, урагана и бури на море становятся дыбом, но когда все успокоится, они опять ложатся гладко; все это было подтверждено недавно некоторыми заслуживающими доверия людьми на острове, называемом Гиспаньола.
        Тюлень боится всех земных животных, особенно медведя, который его преследует. Точно так же в воде ему приходится опасаться большого кита, называемого Ziphius. Поймать тюленя непросто, он бросает на нападающих задними конечностями много песка, засыпает им глаза, наносит раны. Если тюленя перехватить сетью, то он разгрызает самую крепкую сеть; убить его тоже нелегко благодаря толстому слою жира и твердой коже, которую трудно пробить стрелой или огнестрельным оружием. Поэтому рыбаки, едва увидев тюленя в сетях, тащат его, не мешкая, на берег и бьют веслами и дубинами по вискам, его легче всего убить, ударив в это место. В основном на тюленей охотятся из-за их шкуры и "жвачки" молодых животных. Некоторые племена, называемые массагетами, одеваются в их шкуры. В Скифии эти шкуры употребляют для тележной упряжи и для сумок, а жир - для смазывания и приготовления кожи. Тюлени - из породы китов, поэтому мясо их неудобоваримо.
        Сало тюленей вылечивает у людей и у скота коросту, опухоли, уничтожает плешь на голове; кроме того, им пользуются против слабости матки у женщин, чем оно особенно славится. От подагры употребляется зола и жир тюленя. Его печень, легкие, селезенка и содержимое желудка детенышей, смешанные с кровью, помогают от падучей болезни, бешенства, головокружения, удара и других болезней мозга. Частица "жвачки" из его желудка, величиной с горошину, вылечивает от четырехдневной лихорадки, от жабы и других болезней. Запах жженых костей ускоряет роды. Желчь употребляется при глазных болезнях. Опоясываться его кожей полезно для почек и бедер; сделанные из кожи башмаки изгоняют подагру. Тюлень очень крепко спит, поэтому его правый ласт, положенный под голову человека, усыпляет"*.
* Все описания античных авторов относятся к крупному средиземноморскому тюленю-монаху единственному виду тюленей, известному древним грекам. Этот тюлень до 2,5 м длиной был распространен в Средиземном и Черном морях и на А шлантическом побережье Африки. Ныне этот вид крайне редок, сохранилось лишь несколько маленьких популяций.

        Если мы попробуем создать образ тюленя, очистив его по возможности от всех басен и ложных сведений, то нам придется сказать об этом заслуживающем внимания животном следующее.
        Тюлени более распространены, чем остальные ластоногие, они населяют не только океаны, но и большие внутренние озера, которые соединяются с океанами посредством рек или были их частью в давно прошедшие времена, например озеро Байкал и Каспийское море**.
* * Наличие нерпы в Каспии можно объяснить обитанием видов этого рода в прошлые эпохи в море, существовавшем на месте нынешнего Каспийского и Черного. Происхождение байкальской нерпы остается неясным. Ученые признают ее родство с широко распространенной кольчатой нерпой, но как бы ее предки смогли попасть в Байкал — представить трудно (для этого им пришлось бы проплыть несколько тысяч километров от Ледовитого океана вверх по рекам). По одной из теорий, оба этих тюленя наиболее древние в своем роду и представляют собой реликт фауны Сарматско-Понтического морского бассейна.

        Тюлени обитают во всех поясах земного шара, но особенно многочисленны в холодном поясе, за Северным полярным кругом встречается значительное число их видов. От нерпух они отличаются тем, что более связаны с берегом. Только немногие решаются удаляться от твердой земли на значительное расстояние; большая часть отыскивает необитаемые морские берега и живет там, в воде и на земле. Если встретить в море тюленя, то можно довольно точно определить, что находишься не более чем в тридцати милях от берега. В некоторых местах обитания это сильно преследуемое животное еще очень многочисленно, хотя надо признать, что число его постепенно убывает.
        По своему образу жизни тюлени сходны с нерпухами. Но по земле двигаются особенно, не ходят, а ползают. Только в воде не отстают от них по своей замечательной подвижности: плавают и ныряют мастерски. Работая передними ластами, как рыба плавниками, они то сдвигают оба задних ласта, выталкивая этим собравшуюся между ними воду и таким образом подвигаясь вперед, то размахивают ими в стороны. Им решительно все равно, лежат они на брюхе или на спине, двигаются под водой или по поверхности воды. Они прорезают воду со скоростью хищной рыбы, перевертываются в ней с быстротой молнии. Тюлени в состоянии простоять на месте, сколько им захочется. Для этого они притягивают передние ласты плотно к туловищу, изгибаются так, что нижняя часть туловища находится в отвесном, а голова и верхняя часть его - в горизонтальном положении, и стоят около получаса так, держа голову наполовину выше поверхности воды. Большие пространства они переплывают с большой скоростью, очень часто на спине или на боку. Играя, они описывают круги, выпрыгивают то тут, то там из воды всем туловищем. Гоняются, поддразнивают друг друга или возятся, как сумасшедшие, совсем одни в воде: кружатся, вертятся, беснуются и вообще ведут себя в высшей степени странно, нередко до того забываются, что ловкий охотник или ловец подкрадывается к ним на расстояние, которое дает возможность бросить в них острогу и убить.
        Они могут опускаться на значительную глубину и оставаться под водой довольно долго, но вовсе не так продолжительно, как утверждают некоторые. Они поднимаются каждую минуту на поверхность, чтобы вдохнуть воздуха. По моим собственным наблюдениям с часами в руках, они поднимаются из воды через каждые 15-25 секунд и дышат 5-8 секунд на поверхности. Допустим, что преследуемые тюлени могут выдержать под водой втрое или вчетверо больше времени, но ни в каком случае они не в состоянии провести там целые полчаса, как это несколько раз утверждалось и чему верили. Фабрициус, который очень подробно описывает попадавшихся ему в Гренландии тюленей, также не думает, чтобы этот зверь мог оставаться под водой более 7 минут.
        Броун, который ездил в Гренландию единственно для наблюдения за морскими животными, считает, что тюлень может провести под водой самое большее 15 минут, а в среднем не дольше 8 минут. На мой взгляд, даже 15 минут слишком много. Наблюдать за двигающимся тюленем очень трудно. Нырнув, он проплывает под водой большие расстояния, и если торопится, то появляется на поверхности на одно мгновение для того, чтобы набрать воздуха, причем большей частью высовывает только кончик носа, так что его очень легко проглядеть и тем самым сделать ошибку в наблюдениях. Бывшие на моем попечении пойманные тюлени никогда не оставались в воде более 5-6 минут. Тюлени спят в воде, но не в глубоких местах. Посредством нескольких ударов ластами они поднимаются время от времени на поверхность с закрытыми глазами, чтобы набрать воздуха, затем опять спускаются на дно. При этом все движения их кажутся бессознательными. Они могут спать и лежа на поверхности воды*.
* Некоторые виды тюленей могут, повидимому, обходиться без воздуха и дольше 15 мин. Рекордсменом является живущий в Антарктиде тюлень Уэделла, который, с одной стороны, ныряет за кормом глубже прочих тюленей, до 600 м, а с другой стороны, вынужден проплывать под обширными ледяными полями, пока не найдет полынью для дыхания. Все ли тюлени способны спать, лежа на дне, не вполне известно. Во всяком случае такой тюлень, по 8-10 мин. лежащий неподвижно под водой кверху животом, заставляет заподозрить, что он утонул.

        Уоллес сделал очень верное, подтвержденное Броуном и проверенное мною наблюдение, что тюлень нередко спит с одинаковыми перерывами: бодрствует в продолжение трех минут и на такой же срок опять погружается в сон.
        Хотя тюлени и живут неделями на море и могут совершать все свои дела в воде, все же они охотно отдыхают на берегу, спят там и греются на солнце. Перемещаются по берегу с большим трудом. Тюлень поднимается сперва на передних конечностях и бросается вперед всем туловищем, затем сгибает передние конечности, ложится на грудь, горбит спину и подвигает вперед заднюю часть туловища, упирается ею в землю, бросается опять вперед и проделывает то же, что и раньше, так что передвигает свое тело наподобие змеи.
        Лежащий на суше тюлень представляет собой олицетворение лени. Он любит лежать на берегу неподвижно, особенно когда греет солнце. Поворачивает к солнцу то спину, то брюхо, то правый, то левый бок, открывает глаза или с наслаждением закрывает их, мигает или смотрит неподвижно вдаль, открывает только иногда затягивающиеся клапанами ушные отверстия и ноздри, а часто вообще не обнаруживает никакого другого движения, кроме дыхания. Так он может лежать часами, равнодушный ко всему внешнему миру, погруженный в себя, ленивый и беспечный. Всякая помеха этому приятному состоянию глубоко ненавистна тюленю, и, только если ему очень плохо придется, он начинает шевелиться. На скалах часто завязывается жаркий спор между тюленями из-за лучших мест: сильнейший сбрасывает вниз более слабого только для того, чтобы удобнее расположиться и вытянуться.
        На севере эти животные охотно отдыхают на льдинах, спокойно растянувшись. Благодаря очень плотной коже и толстому слою жира они могут часами лежать на них. Температура поверхности кожи тюленя едва превышает температуру окружающего воздуха, поэтому на льду никогда не остается углублений в тех местах, где лежали тюлени, что должно непременно случиться, если бы тело их выделяло тепло. Но если тюлень и в состоянии противостоять влиянию мороза без видимого вреда для себя, он, однако, чувствует холод и не особенно любит его, а предпочитает тепло и, как было сказано, с удовольствием греется на солнце.
        Во время зимы, которая в северных странах затягивает льдом большие пространства моря, каждый тюлень, взобравшись на льдину, проделывает во льду одно или несколько отверстий и в продолжение зимы, часто лазая через них под лед, препятствует их замерзанию. Есть предположения, что тюлень проделывает эти отверстия при помощи своего теплого носа. Но этот нос, хотя и теплее льда, настолько холоден, что мало может растопить образующийся в продолжение всей зимы на отверстиях лед, не помогает этому и выдыхаемый животным теплый воздух. Кроме того, нос слишком слаб и слишком чувствителен, чтобы с его помощью тюлень мог разломать лед. Поэтому только данное нами объяснение и остается возможным *.
* Тюлени делают дыхательные отверстия (продухи), процарапывая молодой лед когтями передних ластов. В последствии каждый тюлень оберегает свой продух, протаивая дыханием корочку льда сразу, как только она начнет образовываться, 11нстинкт делать продухи столь силен, что в неволе молодые нерпы, когда им в бассейн бросали лист пенопласта, процарапывали в нем когтями дырку- и далее дышали через нее. Голос тюленя иногда походит на хриплый лай, иногда на плач; во время гнева он ворчит, как собака; во время спаривания, говорят, издает громкий рев.

        Еще древние указывали на тюленя как на богато одаренного природой зверя. Внешние чувства его, кажется, хорошо развиты. Нос и уши запираются клапанами и имеют снаружи вид то треугольных, то круглых отверстий, иногда же просто узких щелей. Ноздри при каждом вдохе открываются, затем закрываются до следующего вдоха, даже если животное находится на земле. Уши только в воде остаются закрытыми. Большой, мало выпуклый глаз наполняет темно-коричневая радужная оболочка: белок глаза виден очень редко. Зрачок не круглый и не продолговатый, а имеет вид четырехугольной звезды. Мне кажется, что это заметил только один Фабрициус, другие натуралисты или проглядели это свойство глаз тюленя, или считают его невероятным, во всяком случае я нашел это указание только у одного вышеназванного натуралиста. Это особенное устройство глаза можно разглядеть при хорошем освещении и на очень близком расстоянии. Весьма вероятно, что подобное устройство делает животных способными видеть не только на различных глубинах, а также днем и ночью приблизительно одинаково хорошо. Заслуживает внимания умное выражение глаз тюленя. Замечательно и то, что они, как и другие ластоногие, при возбуждении, а особенно при ощущении боли, проливают слезы.
        По степени развития после зрения на второе место мы ставим слух. Несмотря на небольшую величину наружного ушного отверстия, тюлень довольно ясно воспринимает звуки. Как это было известно еще древним, он любит музыку и пение; новейшие наблюдатели указывают, что зверь с большим вниманием прислушивается к громким звукам. Броун утверждает, что часто видел, как тюлени высовывали головы из воды, внимательно прислушиваясь к пению матросов во время поднятия якоря, а Белль упоминает о том, что их привлекает колокольный звон. Может быть, такое расположение к звукам соединяется у этих животных с любопытством; во всяком случае такое поведение кажется поразительным и заслуживающим упоминания. Там, где они уже освоились, их привлекает на поверхность свисток и стук о борт лодки.
        Об остроте остальных внешних чувств тюленей мы узнаем из многих фактов. Хотя нос и служит ему более для дыхания, нежели для обоняния, но последнее можно назвать хорошим, так как замечали, что тюлени, желая предохранить себя от опасности, старательно обнюхивают вызывающие подозрение места. Вкус они выказывают разумным выбором пищи, а осязание обнаруживают при малейшем прикосновении к их коже, которое никогда не проходит для них бесследно.
        Дать определенное понятие об умственных способностях тюленя трудно; что они умны, не подлежит никакому сомнению; но все же иногда кажутся такими глупыми и неловкими, что могут ввести в заблуждение. Смелые в необитаемых местностях, они ведут себя с большой осторожностью там, где встречают своего худшего врага - человека. Верно то, что молодые тюлени слушаются предостережений старших. Пойманные, они скоро привыкают к своим сторожам, а некоторые делаются ручными, знают данное им имя, выходят по приказу из бассейна, принимают рыбу из рук хозяина.
        Особенную нежность испытывают тюлени, как и все ластоногие, к своим детенышам. Они играют с ними, мужественно защищают их даже от сильнейших врагов. Наученные горьким опытом, избегают людей, и особенно охотников, но все же в минуты большой опасности остаются при своих детенышах и разделяют их участь. Видели, как тюлени в таких случаях хватали детенышей передними ластами, прижимали крепко к груди и старались перетащить как можно скорее в воду*.
* Сомнительно хотя бы потому, что тюлень на суше ничего держать ластами не может.

        В зависимости от климата того места, где живут тюлени, время их случки бывает в разные месяцы. В Северном полушарии она происходит осенью, в южных странах - между апрелем и июнем**.
* * Спаривание тюленей, по-видимому, происходит летом или весной (для Северного полушария это обычно апрель июль, для Южного соответственно - ноябрь-декабрь), после или незадолго до окончания кормления молоком предыдущего детеныша. У гренландского тюленя спаривание происходит в начале весны, в марте, и сопровождается драками между самцами. Вероятно, описание Брема относится именно к этому виду.

        Старые самцы в это время очень возбуждены, ссорятся между собой и не думают ни о чем, кроме любви. Говорят, что это чувство полностью овладевает ими и заставляет забыть присущую им робость. Их ревность так же сильна, как и любовь. Тому, кто умеет подражать их хрюканью и реву, легко приманить к себе самок. "С одним своим товарищем по охоте, - рассказывает Шиллинг, - я нашел однажды на одном пустынном острове от 10 до 12 хрюкающих и кричащих тюленей, которые собрались сюда для спаривания. Когда мы причалили к берегу, они, против своего обыкновения, очень лениво полезли в воду, и я чуть не подумал, что это совсем особого вида звери. Мы решили подкараулить тюленей и с этой целью вырыли себе в песке углубление. Едва наша лодка отъехала шагов на 500, как из воды снова показались все тюлени; с видимым удовольствием и любопытством они прислушивались к звукам, которые издавали мы, старательно подражая их хрюканью, и стали приближаться к берегу острова. Когда мы начали издавать более высокие и слабые звуки, которыми обыкновенно перекликаются самцы, крупные самки первыми вползли на берег и стали приближаться к нашему пристанищу, хотя уже должны были видеть наши головы. Мы выбрали себе по тюленю, прицелились и выстрелили зараз; когда пороховой дым рассеялся, каждый из нас увидел перед собой убитым того тюленя, в которого он целился. Но остальные, которые вышли на берег, будто оцепенели. Мы могли бы пустить еще по два выстрела в оставшихся тюленей. Только, когда мы вскочили на ноги, жизнь вернулась к этим как молнией пораженным животным".
        Приблизительно через девять с половиной месяцев после случки, в мае, июне или июле самка приносит одного, редко двух детенышей на пустынном, необитаемом острове, чаще на песчаном месте морского берега, в пещерах, иногда на скалах или ледяных полях. Детеныши появляются на свет развитыми. Они покрыты густым нежным белым мехом, который мешает им плавать, но скоро он заменяется гладко прилегающими и твердыми волосами. До этого времени самки остаются на суше с детенышами.
        На далеком севере молодые тюлени сбрасывают свой теплый покров, в котором появляются на свет, гораздо позже, чем тюлени, живущие на юге, и потому вначале не могут плавать и тем более нырять*.
* Белый детский мех. из-за которого детенышей некоторых тюленей называют "бельками", держится разное время у разных видов тюленей. У кольчатой нерпы он сходит через 10-20 дней после рождения, у гренландского тюленя через 20-28 дней, у обыкновенного тюленя детский мех сходит еще когда детеныш находится в матке, и тюлененок рождается уже серым и вполне способным плавать. Самки остаются по неделям на берегу со своими детенышами, приучая их понемногу к воде и обучая плавать. Для этого они водят их в маленькие и узкие проруби, образующиеся между льдинами, и только когда они сбросят свой теплый покров, пускают в открытое море. К этому времени детеныши достигают уже значительной величины и способны, сами добывать пищу. Под руководством матери они осваиваются с ловлей различных животных и в очень короткий срок усваивают образ жизни всех тюленей.

        Весьма вероятно, что молодые тюлени вначале не едят рыбы, а питаются исключительно раками и другими низшими морскими животными, которыми не брезгуют и взрослые тюлени. По исследованиям Броуна, тюлени, встречающиеся в гренландских водах, питаются в разное время года различными морскими животными. В летние месяцы ракообразные, наполняющие северные моря, многочисленные креветки, а также моллюски, морские звезды составляют основную пищу тюленей, а в другое время года они преимущественно охотятся за рыбой. Выбор рыбы, которой они питаются, делает честь их вкусу. Во многих странах рыбаки обвиняют тюленей в хищничестве и прожорливости, так как они едят рыб, пойманных на удочки, особенно лососей, если у них большой выбор, съедают самые лакомые куски. Известные охотники за тюленями в северных морях отец и сын Альтманы исследовали до 500 желудков этих животных и находили там крабов и креветок, а также камбалу. По исследованиям Неринга, кажется сомнительным, чтобы вред, наносимый рыбной ловле тюленями, был так велик, что мог бы оправдать необходимость их истребления. Пойманные тюлени едят и речную рыбу, но если их кормить исключительно ею, они не долго живут в неволе, тогда как, питаясь морской рыбой, могут продлить свою жизнь на многие годы. Из-за питания одной рыбой у них разводятся глисты, и они нередко умирают от разрушения внутренностей этими паразитами. По наблюдениям Броуна, тюлени иногда хватают плавающих птиц; Эллиот не мог в том удостовериться и склонен отрицать этот факт, который, однако, подтверждается наблюдениями фон Штейнена. В желудке одного морского леопарда, пойманного около берегов Южной Георгии, фон Штейнен нашел двух маленьких буревестников, служивших блестящим доказательством необыкновенной ловкости морского леопарда в искусстве плавать и нырять. По моим наблюдениям, тюлени в неволе не едят птиц, даже отталкивают от себя их мясо, с которого снята кожа, с таким же отвращением, как и мясо наших домашних млекопитающих. Как все питающиеся рыбой животные, они требуют поразительное количество пищи в зрелом возрасте, по крайней мере 5 кг рыбы в день, но и после такого обеда они готовы проглотить приблизительно такое же количество.
        Для северных народов тюлени самые важные из всех животных. Гренландцы только ими и живут, используя каждую часть их тела. Даже мы, европейцы, умеем ценить гладкий, красивый, непромокаемый мех, ворвань и мясо. Неудивительно поэтому, что тюленей усердно преследуют во всех морях. Во время охоты огнестрельное оружие употребляется редко, а в открытом море даже совсем не применяется, так как убитый тюлень сразу идет ко дну, как свинец. Другое дело, если охотятся на животных, лежащих на морском берегу.
        Иногда удается, по словам Шиллинга, на маленькой лодке при слабом ветре неслышно подъехать на парусах к сидящим на камнях животным. Другой практикуемый способ охоты основывается на сильном любопытстве этих животных. Охотники пробираются на места, где тюлени любят отдыхать, ложатся на землю, а когда животные показываются из воды, начинают проделывать всякие штуки: кивают головой, бьют ногами, перекрещивая их, быстро ползают взад и вперед. Это чрезвычайно смешное для зрителей поведение никогда не остается без должного действия: высунувшиеся из воды животные приближаются, подходят к берегу и могут быть убиты скрывшимися невдалеке стрелками.
        Во время продолжительных морозов охота на льду обильна, но всегда опасна. Если открытые места Балтийского моря и замерзают, то тюлени делают отверстия во льду, чтобы через них лазать на льдины и там спать. Каждый тюлень обыкновенно делает одно, а иногда и несколько таких отверстий для своего собственного употребления. К этим прорубям ночью осторожно прокрадываются охотники в валенках, чтобы заглушить звук шагов.
        На восточном берегу Швеции охотятся при помощи остроги, реже с ружьем. Морские охотники приучают собак выслеживать на льду тюленей и находиться при них, пока не придут хозяева. На Фарерских островах охотятся главным образом зимой, когда тюлени остаются на суше со своими детенышами.
        Из всех народов гренландцы, кажется, искуснее всех умеют не только ловить, но и пользоваться своей добычей. "Гренландцы, говорит Фабрициус, - большие мастера легко и красиво управлять веслами, так что шум их едва слышен. Когда тюлень показывается из воды, охотники сначала следят за его движениями, чтобы понять, какой способ нападения следует употребить. Если зверь спокоен, они стараются догнать его. При этом следят, чтобы движения весел и лодки не производили сильного шума, так как это может напугать тюленя. Многие так наловчились, что могут незаметно подойти бортом к самому тюленю. Если же зверь настороженно оглядывается по сторонам, надо наклониться или лечь на дно, выдавая себя за нечто мертвое, плывущее по воде. Если он нырнет раньше, чем ловец успеет подъехать к нему на расстояние брошенной остроги, то нужно следить за принятым тюленем направлением, передвигаться медленно вперед к тому месту, где он опять появится. Когда наконец подъедут к тюленю довольно близко, в него бросают острогу, и веревка, к которой привязана острога, натягивается и начинает разматываться. Когда ловец видит, что попал в животное, он тотчас должен выбросить из лодки пузырь, привязанный к концу веревки, потому что, когда вся веревка размотается, тюлень может сильно рвануться, потащить лодку за собой и опрокинуть ее. Вот по каким причинам ловцы часто погибают во время этой охоты. Если же охотник успеет освободиться от пузыря, то наибольшая опасность для него миновала. Однако встречаются тюлени, которые могут броситься на тонкую, сделанную из шкур лодку и прокусить ее, тогда гренландец находится в большой опасности.
        Когда тюлень с острогой в теле тащит пузырь, ловцы едут вслед за ним и добивают зверя копьями; копья не имеют крюков и выскальзывают из раны. Эти многочисленные раны и таскание за собой большого, наполненного воздухом пузыря утомляют тюленя. Тогда к ослабевшему зверю подъезжают совсем близко и наносят последний смертельный удар кулаком в нос, а если бывает нужно, то доканчивают охотничьим ножом. После этого тушу надо дотащить до дома. На ней затыкают все раны деревянными пробками, чтобы не терять крови, а между шкурой и мясом вдувают воздух, чтобы туша лучше плыла по поверхности воды. Если это туша маленького тюленя, то ее кладут на заднюю часть лодки, привязав к ней около пупка небольшой пузырь, чтобы она могла плыть, если свалится в воду. Тушу большого тюленя тащат за лодкой, прикрепив к ней огромный пузырь. Если ловец убил несколько тюленей, то они прикрепляются один к другому; таким образом счастливый ловец может притащить домой 4-5 тюленей".
        Все тюлени необыкновенно живучи, их можно уложить на месте, если только попасть пулей в середину мозга или в сердце. Кроме человека врагом тюленя является очень ловкий хищник - кит. Гонимые прожорливым чудовищем, они стараются как можно скорее достигнуть маленького пролива и спешат выйти на берег, забывая при этом свой страх перед людьми. Белый медведь также неустанно преследует их. Для молодых тюленей опасны и большие хищные рыбы*.
* Касатка иногда, преследуя тюленей (а чаще - морских львов), буквально выбрасывается на берег, стараясь схватить пастью ускользающую добычу. Белый медведь подстерегает тюленей возле продухов и, дождавшись, резко вонзает в добычу когти передней лапы и выдергивает тюленя на лед (следует учесть, что продух в самом узком месте обычно уже тела тюленя, так что несчастный при такой процедуре погибает мгновенно). Из крупных рыб опасны для ластоногих в первую очередь тигровая и большая белая акулы, но обе чаще сталкиваются с морскими львами, нежели с настоящими тюленями. На детенышей тюленей могут нападать лисы и песцы.

        Северные народы употребляют в дело всю тушу тюленя; не только ворвань и шкуру, но и мясо. Кровь животного, смешанная с морской водой, варится, как суп, а замороженная служит лакомством. Кровь хранят и на черный день, скатав ее после кипячения в шарики и высушив на солнце. Кишки тоже идут в пищу или, с большим трудом промытые и выглаженные, используются для изготовления окон, одежды и занавесей. Особенно высоко ценится сшитая из тюленьей шкуры верхняя одежда, потому что она считается совершенно непромокаемой. Ребра служат орудиями для распорки меха или из них изготавливают гвозди; лопатки употребляются вместо заступов, из сухих жил делают нитки и т.д. Шкура, ворвань и мясо все же составляют главную прибыль, получаемую гренландцами от охоты за тюленями. Шкуры, из которых изготавливают одежду, особенно такие, которые идут на нижнее платье, имеют на крайнем севере высокую цену; по словам Броуна, нельзя порадовать молодую гренландку лучшим подарком, чем подарить ей шкуру тюленя. "Точно так, как европейский молодой человек подносит своей возлюбленной драгоценные камни и украшения, не менее нежный гренландец в замершем фиорде приносит своей невесте охотничью добычу в виде шкуры тюленя". Даже у рыбаков Оркнейских островов эти шкуры, употребляемые главным образом на куртки, имеют свою цену. Мясо тюленей из-за темного цвета и грубого вкуса не нравится немцам, но шведы считают его вкусным, и всеми северными народами оно употребляется в пищу так же охотно, как и мясо их немногочисленных домашних животных, и решительно предпочитается рыбной пище. Только печень выбрасывают в некоторых местностях, приписывая ей ядовитые свойства, которых она в действительности не имеет. Наконец, из сала приготовляют очень хорошую жидкую ворвань, которая может приносить больше выгоды, чем шкура и мясо, вместе взятые.
        Торговцы мехами отличают два рода шкур ластоногих: "меховые" и "волосяные"; к волосяным принадлежат шкуры только что рассмотренных нами тюленей. По словам Номера, ежегодно привозится от полумиллиона до миллиона тюленьих шкур ценою от 2-4 миллионов марок. Шкуры окрашиваются или употребляются некрашеными для обшивки сундуков, ранцев и т.п., а также для приготовления кожи.
         Обыкновенный тюлень (Phoca vitulina)*, образ жизни которого послужил основанием для вышеизложенного описания, живет во всех северных морях.
* Обыкновенный тюлень распространен в большинстве холодных и умеренных морей Северного полушария, иногда заходит в крупные реки. Длина тела самцов - до 1,9 мУ масса - до 150 кг. самка на треть короче и втрое легче. Питается в основном рыбой, поедая те виды, которые наиболее массовые в данный момент. Судя по приводимому описанию, Брем смешивает этот вид с кольчатой нерпой, акибой (Pithispida), которая иногда живет во внутренних водоемах (в озерах Сайма и Ладожском, но не в Онежском).

        Длина взрослого животного колеблется между 1,6 и 1,9 метра, причем самки обыкновенно бывают больше самцов. Голова у тюленя яйцеобразная, морда короткая, глаза большие, темные и с умным выражением. Ухо обозначается только маленьким треугольным возвышением; верхняя губа толстая, очень подвижная и усажена волнистыми щетинистыми усами; шея короткая и толстая. Туловище плавно утончается от плеч к хвосту. Передние конечности очень короткие, задние - широкие и хорошо развитые, хвост, как и у других ластоногих, очень короток. Волосяной наружный покров состоит из твердых и блестящих волос и очень редкого подшерстка.
        Обыкновенно, цвет шерсти желто-серый с коричневыми или почти черными пятнами по всей верхней части туловища. На голове пятна маленькие, круглые и частые, на спине большие, неправильной формы и реже расположены.
        Обыкновенный тюлень распространен по всей северной части Атлантического океана, а также в Ледовитом океане. Он встречается в Средиземном море, куда проникает через Гибралтарский пролив. Живет на всех берегах Атлантического океана в Европе: в Испании, Франции, Бельгии, Голландии, Германии, Великобритании, Скандинавии, Исландии, также и в Балтийском море, в Ботническом и Финском заливах, встречается и в Белом море. По некоторым указаниям, водится на берегах восточной Сибири и Берингова пролива. Наверное, живет на Шпицбергене, на обоих берегах Гренландии, кроме того, был замечен в Баффиновом море, в Девисовом и Гудзоновом заливах и странствует вдоль североамериканского восточного побережья до Калифорнии и далее к югу, доходя нередко до Мексиканского залива, случается, что заходит и к северным берегам Южной Америки. Из моря он нередко попадает в реки и потому часто встречается внутри материков, например на берегах Невы, Свири, Ладожского и Онежского морей. На севере совершает длительные путешествия от одного моря к другому.
        Близка к нашему обыкновенному тюленю каспийская нерпа (Phoca caspica)* которая живет, как показывает ее название, в Каспийском море, совершенно отрезанном от океана.
* Каспийская нерпа населяет Каспийское море и изредка заходит в реки Урал и Волгу. Она мельче обыкновенной нерпы, не более 1,5 м длиной, в целом же весьма на нее похожа.

         Гренландский тюлень, или лысун (Pagophilus groenlandica)* *.
* * Гренландский тюлень, выделяемый иногда в особый род, отличается от нерп в первую очередь резкой разницей в окраске самца и самки (самец светлый с черной мордой и черными "крыльями" на боках, самка серая с мелким черным крапом). Длина тела около 2 м, вес до 164 кг, самец и самка по размеру не отличаются. Распространен в морях Северной Атлантики, держится у границы плавучих льдов, на которых и размножается.

        Лысун отличается от обыкновенного тюленя тем, что голова у него длиннее и уже, с плоским лбом и вытянутым рылом, а также отличается строением передних конечностей, которые у него короче. Он едва достигает величины обыкновенного тюленя, причем длина самцов в редких случаях равна 1,9 метра, обыкновенно ниже этой меры. Густой, короткий, плотно прилегающий и блестящий мех почти не имеет подшерстка. У старых самцов преобладающий цвет верхней части туловища буро-серый, иногда он переходит в светло-желтый, иногда в красновато-бурый. Грудь и брюхо как бы линялого, ржаво-серебристого цвета. Ясно выделяется передняя часть морды, включая лоб, щеки и рыло, которая бывает шоколадного или почти черно-бурого цвета. На спине более или менее ярко обозначенный темный рисунок в форме продолговатой подковы или лиры. Этот рисунок, послуживший англичанам и немцам основанием для названия этого тюленя "седлистый", начинается у задней части затылка, расходится по бокам и спине, спускается вдоль боков до задних бедер и отсюда поворачивает внутрь, где соединяются оба заостренных конца. У одних тюленей это седло узко, как лента, у других оно расширяется или соединяется посередине с более или менее резко обозначающейся поперечной полосой.
        Самки меньше самцов и разительно отличаются от них цветом, их даже рассматривали и описывали как особый вид. Мех у самок тусклый, изжелта-белый или палевый, который на спине темнеет почти до красно-бурого то с красным, то с синим и даже темно-серым отливом. Нижняя часть туловища имеет ту же окраску, как и у самцов, но на спине нет рисунка лиры: иногда видно только несколько яйцеобразных темных пятен. Белоснежный меховой покров молодых лысунов в продолжение нескольких лет принимает понемногу наружный вид меха их родителей.
        Область распространения лысуна - высокие градусы северной широты. Южная граница их пребывания едва ли может перейти за 67 градус северной широты*.
* Лысун не встречается в Тихом океане, его распространение на запад ограничено устьем реки Маккензи, а на восток - островом Новая Земля.

        Лысунов встречали у берегов Лапландии и Норвегии и даже Великобритании и Германии, но, вероятно, они были прибиты течением, к северу отсюда они встречаются везде в Ледовитом океане. Может быть, через Берингов пролив они попадают в северную часть Тихого океана.
        В противоположность обыкновенному тюленю лысуны избегают берега и почти исключительно пребывают на льдинах. Здесь их можно видеть в необыкновенно большом количестве; они сотнями и тысячами заселяют огромные ледяные поля, покрывающие зимой большую часть их родного моря. Когда рождаются детеныши, то лысуны выбирают толстые льдины, чтобы по возможности оградить от опасности беспомощных маленьких тюленей.
        Лысуну приходится скитаться для выбора пристанища; летом, когда лед тает, он перебирается дальше на север, зимой, когда лед снова образуется, перекочевывает на юг. Точно так же лысун странствует в западном и восточном направлениях. Он покидает берега Гренландии два раза в год. Первый раз отправляется в странствование в марте и возвращается назад в мае, очень исхудалым. В новое странствование отправляется в июле и возвращается в сентябре, чтобы перезимовать у гренландских берегов. Еще не удалось определить настоящие причины их странствований. Скорее всего эти путешествия зависят от присутствия в водах тех морских животных, которых они употребляют в пищу. Некоторые мореплаватели видели тюленей в открытом море плывущими бесчисленными стадами в одном направлении.
        Рождение детенышей совпадает с весенними месяцами, между серединой марта и апреля, смотря по тому, была зима сурова или умеренна.
        Как раз к этому времени они собираются на отдельных льдинах огромными стадами, приводящими в изумление даже опытных охотников. После того как самки выберут подходящие льдины, они мечут детенышей и скоро опять спариваются с самцами, которые затем их покидают. Сначала лысуны-самцы плавают у берегов льдины, но мало-помалу они исчезают и направляются в неизвестные страны. Беременность самки продолжается 11 месяцев. По сведениям Броуна, самка рождает одного, но нередко и двух детенышей. Некоторые опытные ловцы утверждают, что она приносит трех за один раз. Однако это кажется невероятным, ошибку наблюдателя можно объяснить тем, что одна и та же самка кормила нескольких осиротелых детенышей. Подобно своим сородичам, детеныши лысуна родятся очень развитыми и тотчас делаются хорошенькими и милыми зверьками. Их первый белый детский покров не уступает по белизне чистому снегу северных широт, он скоро переходит в чудный желтый цвет, который, к сожалению, остается тоже недолго. Маленькие лысуны в первые дни своей жизни очень беспомощны. Они все время, лежа на покрытой снегом льдине, сосут мать или спят, причем белый мех скрывает их от глаз врагов. Матери обходятся с ними с величайшею нежностью и мужественно защищают от охотников, которые преследуют их именно в этом возрасте. Если детенышей не постигнет несчастье, они скоро вырастают и заменяют свой детский покров другим, пятнистым и пестрым, который дал повод сравнить их с зайцами и назвать "морские зайцы". Как только они приобретают этот мех, мать ведет их в воду и учит плавать. В течение первого лета мех детенышей опять меняется, на спине он переходит в темно-синий, а на груди и брюхе в темно-серебристый. В этом виде они у гренландцев называются "аглекток". Следующий обмен меха еще более приближает молодых тюленей к взрослым, лысуны приобретают его на третьем, а по мнению некоторых наблюдателей, даже на четвертом и на пятом году жизни. Хотя этот тюлень и походит по своим привычкам на других сородичей, все же он отличается от них в некотором отношении, а именно своими движениями. Его движения в воде отличаются поразительной быстротой и ловкостью, в особенности часто следующими друг за другом прыжками, причем лысун выкидывает все туловище из воды, чем и оправдывает данное моряками название "прыгун". Ньютон думает, что появляющиеся время от времени рассказы о гигантских морских змеях, будто бы виденных моряками, следует отнести к этим животным.
        Как уже было замечено, стада тюленей, встречающиеся в открытом море, почти всегда плывут, выстроившись в прямую линию один за другим, и все следуют за вожаком.
Гренландский тюлень, или лысун (Pagophilus groenlandica)
Гренландский тюлень, или лысун (Pagophilus groenlandica)
        Если последний, как часто это случается, перевернется или сделает прыжок в воздухе, выбросившись выше поверхности воды, остальные, дойдя до того же места, повторяют то же самое. Мысль о морской змее неотступно преследовала Ньютона всякий раз, как он видел плывущих таким образом лысунов, и ему казалось чрезвычайно понятным, что более склонный к фантазии наблюдатель был уверен, что видел в движущейся перед глазами змеинообразной линии пресловутое морское чудовище. Эта игривость и удивительная подвижность "прыгуна" и позволяют отличать его на всяком расстоянии от сородичей. Его умственные способности стоят приблизительно на одной ступени с обыкновенным тюленем, так по крайней мере можно заключить по поведению как живущих на свободе, так и пленных лысунов.
        Для гренландцев он имеет особенное значение. Взрослый самец весит, по словам Броуна, 115 кг, из которых 50 идут на мех и жир, 45-48 кг - на мясо, остальное - на кости, кровь и внутренности. Мех и кожа его не ценятся в Гренландии так высоко, как у обыкновенного тюленя, и даже мясо его уступает мясу последнего; но все же ловля лысуна благодаря ворвани приносит довольно хорошую прибыль. В датских поселениях в Гренландии ежегодно убивают около 36 тысяч лысунов, в остальной части Ледовитого океана, может быть, и вдвое больше, но во всяком случае не так много, чтобы можно было опасаться полного исчезновения этих животных.
         Хохлач (Cystophora cristate)*. Это одно из самых больших ластоногих Ледовитого океана.
        прежде всего отличающееся кожаным пузырем, который покрывает нос, всю морду и большую часть верха головы.
* Своеобразный крупный тюлень, распространен- ный, как и гренландский, в полярных водах Северной Атлантики и соседних частях Ледовитого океана. Длина крупных самцов до 3 м (обычно меньше), масса до 400 кг, самка немного мельче. Держится вдали от берегов, вдоль края плавучих льдов, и еще более, чем лысун, привержен высоким широтам. Питается рыбой, головоногими и плавающими ракообразными, за добычей может нырять на несколько сот метров.

        Тюлень наполняет его воздухом и опорожняет. Наполненный воздухом кожаный мешок имеет 25 см в длину и 20 см в высоту и выглядит надвинутой на лоб шапкой; пустой же может быть сравнен с рубцом, разделяющим нос на две части. Голова у хохлача большая, рыло тупое, туловище устроено, как у других ластоногих, так же как и конечности, хвост широкий и короткий. Самцы и самки имеют одинаковый наружный покров, состоящий из длинных, стоячих волос и толстого, пушистого подшерстка. Мех этот сверху темно-бурого или черного цвета с разными по размеру круглыми или яйцеобразными пятнами более темного цвета, снизу же он темно-серый или ржаво-серебристый и без пятен. Голова и ласты темнее остального туловища; прикрытое пузырем место головы обыкновенно бывает одного цвета с темными пятнами меха. Взрослые самцы достигают длины 2,3-2,5 метра, длина же самки, у которой не бывает пузыря, далеко не доходит до этой меры.
        Среди ластоногих Северного Ледовитого океана хохлач, кажется, населяет не столь большую область и нигде не попадается массами. По словам Фабрициуса, подтвержденным Броуном, он чаще всего водится вблизи Гренландии и Ньюфаундленда, на западном берегу Исландии реже, дальше на юге он только иногда появляется как нечаянно забредший гость. У Новой Земли его никогда не видали. У берегов Гренландии встречается главным образом вблизи больших льдин, которые чаще, чем земля, служат ему пристанищем для сна и отдыха. Он тоже предпринимает странствования, которые удаляют его от берегов и заводят в самые северные части Ледовитого океана; поэтому его видно только в известное время года на привычных местах. В Гренландии хохлач появляется в начале апреля и остается до конца июня или начала июля, линяет, мечет детенышей и воспитывает их, чтобы они могли следовать за взрослыми в дальнее странствование; вероятно, опять совокупляется и снова предпринимает путешествие к северу. От сентября до марта часто встречается в Девисовом проливе и Баффиновом заливе; затем отправляется к югу, а в июле многие возвращаются назад.
Хохлач (Cystophora cristata)
Хохлач (Cystophora cristata)
        По единодушным рассказам различных наблюдателей, хохлач самый мужественный и самый смелый из всех тюленей, вследствие чего охота на него небезопасна. Броун называет его львом северных морей, который делит свое владычество над полярными водами только с могучим моржом. Лежа на льдине, хохлач производит впечатление тупого и равнодушного к внешнему миру животного, бессмысленно устремляющего вдаль большие черные глаза. Он первым ни на кого не нападает, но если его задеть, легко раздражается. Вместо того чтобы бежать при виде приближающегося охотника, он надувает свой кожаный мешок, храпит, как разъяренный бык, и старается, насколько может, защититься от наступающего противника. Еще опаснее такой встречи на льдине бывает охота на лодках, потому что задетый острогой тюлень нередко бросается на лодку и кусает сидящего в ней человека. По этой причине только самые опытные гренландские охотники осмеливаются нападать на него в каяке, легкой охотничьей лодке. Вообще ловцы предпочитают найти его лежбище на льду и убить пулей в голову, едва хохлач успеет принять оборонительное положение.
        Как и у всех ластоногих, между самцами происходят во время течки жестокие битвы. С громким ревом, который при тихой погоде далеко слышен, надув свои мешки, нападают ревнивые самцы друг на друга и наносят один другому часто большие и довольно глубокие раны, впрочем едва ли опасные. Во время этих битв хохлачи постоянно отстаивают свои владения, они не любят общества своих сородичей, и только в редких случаях их можно видеть вместе с лысунами. О продолжительности беременности самок я не нахожу никаких указаний и потому, ссылаясь на слова Фабрициуса, могу только сказать, что самка в апреле мечет одного, в редких случаях двух детенышей, которые, по исследованиям Броуна, появляются на свет в белом одеянии*.
* Беременность хохлача длится 11 .месяцев, из которых 3,5-4 месяца приходятся на задержку развития оплодотворенной яйцеклетки. Детеныш в помете один; он рождается покрытый грубым серым мехом, поскольку белую детскую шерстку сбрасывает еще в утробе матери. Мать усиленно кормит свое чадо 2—3 недели, детеныш сильно жиреет, после чего покидает его. Детеныш еще две недели лежит на льдине, расходуя накопленный жир, затем линяет и в гордом одиночестве самостоятельно отправляется в воду.

        В Гренландии и вообще на севере из хохлачей извлекают ту же пользу, как и из их родичей. Но их бьют гораздо меньше, чем других тюленей, в датских поселениях Гренландии едва ли больше 2000-3000 штук ежегодно.
        Дампиер, первый из путешественников в начале прошлого столетия, познакомил нас с южным морским слоном (Mirounga leonine)**; позже Аурон, Пернетти, Молина, Перон и, наконец, Скаммон и фон Штейнен описывали более или менее подробно этого великана, так что мы имеем о нем довольно точные сведения.
* * Южный морской слон самый крупный из тюленей (и самый крупный представитель хищных млекопитающих). Длина взрослого самца может достигать 6,5 м, а вес -3,5 т. Самки вдвое короче и в шесть раз легче (не тяжелее 900 кг, что все равно превосходит вес любых других тюленей). Южный морской слон распространен в полярных и умеренных морях Южного полушария, но более обычен у берегов Южной Америки. Брем смет ивает этот вид с северным морским слоном (М. angustirostris), распространенным у берегов Мексики и Калифорнии. Этот последний был одно время так близок к полному уничтожению, что Брем говорит о морских слонах Калифорнии в прошедшем времени. Однако после запрета охоты численность северного морского слона стала быстро возрастать, и он оказался вне опасности вымирания.

        Этот вид отличается коротким вытянутым хоботом, в который переходит нос самца. Число и порядок зубов те же, что и у хохлача.
        Морской слон известен у некоторых моряков еще под названием "морской волк". Внешним видом он сходен с остальными тюленями, но превосходит их величиной. Его длина, впрочем значительно преувеличенная различными мореплавателями и охотниками, по словам Скаммона, у берегов Калифорнии доходит до 6-7 метров, хотя в большинстве случаев он достигает только 5 метров. Самка имеет приблизительно только половину этого роста и лишь 1/3 веса, который у самцов бывает более 3000 кг. Фон Штейнен в Южной Георгии определил среднюю длину самца в 5 метров, а самки в 3 метра.
        Голова у морского слона большая, широкая и вытянутая, морда не очень длинная, довольно широкая, несколько суживающаяся на конце и как бы обрубленная. Верхняя губа усажена шестью рядами крепких щетин длиной до 15 см. Глаза относительно большие, круглые, выпученные, веки без ресниц, но на бровной дуге заметно от 8 до 10 щетинистых волос, которые заменяют брови. Необыкновенно маленькое ухо, расположенное на небольшом расстоянии от глаза и ниже его, представляет лишь круглое отверстие, которое даже не защищено складкой кожи. Наконец, нос у самца и самки различный. Этот орган у самки не представляет ничего необыкновенного, у самца он удлиняется в хобот почти на 40 см. В спокойном состоянии хобот представлен множеством поперечных складок, свешивается дугообразно и оканчивается обращенными ноздрями. Раздутый, он увеличивается вдвое и стоит прямо, так что все складки исчезают и ноздри видны на плоской передней стороне носа. Относительно длинная, но толстая шея переходит без заметного выступа в туловище. Передние конечности не особенно длинны, но все же очень сильны и крепки; из пяти пальцев, соединенных между собою плавательной перепонкой, средний палец короче второго, самого длинного. Очень сильные и довольно длинные задние конечности тоже о пяти пальцах, соединенных перепонками, имеют вид глубоко вырезанного весла. Хвост, как и у большинства тюленей, короткий и заостренный. Мех состоит исключительно из коротких, толстых, жестких и блестящих, но не гладко прилегающих волос, цвет которых меняется не только по возрастам и полам, но и по временам года. У самцов непосредственно после линьки преобладает синевато-серый цвет, при этом спина всегда темнее брюшной части. У самок мех сверху темного оливково-бурого цвета, по бокам желтовато-бурого, снизу светло-желтого. Молодые тюлени в первый год сверху темные, с боков светлые, серебристо-серые, снизу желтовато-белые.
        Область распространения морского слона - все южные океаны, начиная приблизительно от 50 градуса южной широты, и, может быть, даже переходит Южный полярный круг. Прежде он встречался у южных окраин Америки и лежащих около них островов. У островов Хуан-Фернандес и у южных берегов Чили его видели еще тридцать лет тому назад. Кроме того, встречали на Новой Зеландии, Тасмании и на других островах, лежащих в тех широтах. Но теперь в большинстве этих местностей он совсем или почти истреблен, или появляется так редко и нерегулярно, что совсем не стоит там за ним охотиться. Даже и в нынешних ограниченных областях распространения: на островах Кергелен, Южная Георгия, и, может быть, на островах Крозе он появляется в количестве, едва заслуживающем внимания. Это животное еще в середине нынешнего столетия попадалось в большом количестве в одном месте Северного полушария, а именно в Тихом океане у Калифорнийского берега, между 24 и 38 градусами северной широты, следовательно и около Сан-Франциско. Но из-за настойчивого преследования они стали появляться очень нерегулярно, постоянно меняли свое местожительство, и количество их быстро уменьшилось. Два десятилетия тому назад они уже были у берегов Северной Америки редким явлением, а теперь, вероятно, почти исчезли; только иногда, может быть, появляются на безлюдных местах.
        Своим образом жизни морской слон напоминает морского котика и морского льва. Он тоже ежегодно предпринимает путешествия в южную область своего распространения; большие и слабые остаются на месте, а здоровые странствуют. В Патагонию морские слоны прибывают в сентябре и октябре, часто даже и в июне целыми стадами и в конце декабря уходят на юг. На берегу Калифорнии проводят почти весь год, но главным образом от февраля до июня. Предпочитают песчаную и каменистую местность, а также заходят и в пресные воды. Из целой массы отделяются семейства, состоящие из 2-5 членов; их постоянно можно видеть тесно прижавшимися друг к другу и обыкновенно спящими в камыше или в тине. В большую жару они, как это видел Скаммон в Калифорнии, прохлаждаются тем, что зарываются в мокрый песок и бросают его передними ластами на верхнюю часть туловища; иногда бывают больше похожи на кучи земли, нежели на живые существа.
        Их движения на земле очень беспомощны. Чтобы двигаться вперед, они поступают как тюлени, изгибаются и вытягиваются попеременно, откидываясь то вперед, то назад. Если морской слон очень жирен, то при движении назад туловище его колышется и напоминает наполненный студнем пузырь. Пройдя с трудом небольшое расстояние, он должен отдохнуть; но, несмотря на то, морские слоны взбираются в Калифорнии на дюны в 5-10 метров и достигают даже мест, расположенных на высоте 20 метров над уровнем моря и с очень неровной поверхностью.
Южный морской слон (Mirounga leonina)
Южный морской слон (Mirounga leonina)
        Об этом тюлене в Южной Георгии фон Штейнен говорит: "Морской слон, поработав вытянутыми передними конечностями, чувствует чрезвычайное утомление; после 3-4 толчков вперед эта студнеобразная, жирная масса отдыхает и затем со стоном тащится дальше, оставляя за собой на песчаной почве широкий и глубокий след. Неудивительно после того, что по всему его туловищу заметно множество ссадин. В воде они плавают почти на поверхности с большой ловкостью, эти чудовища представляют очень даже привлекательное зрелище, когда с высоко поднятой головой высматривают место на берегу". Настойчивость и терпение заменяют этому тюленю недостаток проворства. Выйдя из моря, он с трудом доползает до границы морского прилива, отдыхает здесь, иногда спит, затем вновь пускается в путь и, кажется, никогда не бывает доволен своим местопребыванием. В воде он выглядит совсем другим. Морские слоны плавают и ныряют отлично, делают быстрые обороты, спокойно спят на волнах, отдаваясь на волю течению, гоняются усердно и ловко за добычей, состоящей большей частью из головоногих и рыб. Иногда глотают водоросли и камни. Форстер нашел в желудке морского слона 12 круглых камней, каждый величиной в два кулака, и таких тяжелых, что он не мог понять, как стенки желудка могли выдержать такую тяжесть*.
* Морской слон один из лучших ныряльщиков, погружающийся за добычей на несколько сотен метров.

        На земле морской слон видит хорошо только вблизи. Слух у него очень плохой; осязание притуплено благодаря толстому слою жира под кожей; обоняние тоже не должно быть очень тонко и остро. Он представляет собой ленивого, тупоумного зверя, который только изредка позволяет кому-нибудь нарушить свой покой. Его называют кротким и обходительным, потому что никто не видел, чтобы он нападал на других животных или на человека. Маленькие виды тюленей и спокойно купающиеся люди могут безопасно проплывать между морскими слонами. Пернетти уверяет, что его матросы садились на них верхом, как на лошадей, и понуждали к скорой езде ударами ножей.
        Время течки, которое продолжается от сентября до февраля, придает жизни этим животным. Яростно борются самцы из-за самок, хотя количество последних и больше. Среди своеобразного хрюканья и переливающихся звуков с длинно вздутыми хоботами и с широко разинутыми пастями кидаются борцы один на другого. Раны, впрочем, скоро заживают, и редко один из воюющих делается жертвой боя. Старые самцы бывают покрыты рубцами, на тысячу едва ли найдется один с неразорванным зубами мехом. Самки, видимо, безучастно смотрят на бой и беспрекословно следуют за победителем в море, где он ласками приобретает полное расположение своего гарема**.
* * В гареме северного морского слона до 10-12 самок, у южного их число доходит до 100 (а по некоторым данным, до 300). Самец, окруженный таким количеством поклонниц, полностью отдается оказанию им внимания и охране гарема, в связи с чем не ест и почти не спит все время гона. Когда же пора любви проходит, заметно похудевший тюлень буквально падает от усталости и несколько суток отсыпается, прежде чем пойти кормиться.

        Рождение детенышей происходит через десять месяцев после случки, обыкновенно в июле или августе. В Калифорнии, по словам Скаммона, потомство появляется уже в июне; в Патагонии - в начале ноября. Этих больших созданий, длиной в 1,3-1,5 метра и весом в 40 кг, мать кормит и оберегает около восьми недель. В этот промежуток времени вся семья остается на берегу, не принимая никакой пищи, линяет, причем самка и детеныши линяют раньше самцов. Через 8 дней сосуны увеличиваются в длину уже на один метр и вес их удваивается; через 14 дней прорезываются первые зубы, а через 4 месяца пополняется вся зубная система. Детеныши крепнут и полнеют, а старшие тюлени, питающиеся в это время только собственным жиром, наоборот, худеют. На седьмой или восьмой неделе их жизни детенышей ведут в море. Все стадо медленно удаляется от берега и с каждым днем все дальше и дальше уплывает в море. Там они остаются для новой случки и затем опять пускаются в путь. На третьем году жизни у самцов развивается хобот; с этого времени животное мало увеличивается в длину, но зато растет в ширину. На двадцатом - двадцать пятом году жизни тюлень переходит к старческому возрасту, моряки утверждают, что никогда не ловили морских слонов старше тридцати лет***.
* * * Цифры завышены. Самцы морских слонов могут доживать до 20 лет, но обычная продолжительность жизни не превышает 12 лет.

        Человек преследует морского слона везде, где только его находит. Прежде эти тюлени были в полной безопасности на пустынных островах; но приблизительно с начала нынешнего столетия, с тех пор как европейские охотники стали их преследовать, количество этих беззащитных животных быстро уменьшается. "В полдень, - пишет Кореаль, - я высадился на берег в сопровождении 40 человек. Мы окружили морских слонов и в полчаса убили 40 штук. Люди Мортимера за восемь дней добыли 1200 морских слонов, но могли убить несколько тысяч, если бы хотели продолжить резню". Все указания относятся к охотам, которые происходили в начале нашего столетия; в настоящее время число этих животных уменьшилось и приходится довольствоваться гораздо более скромной добычей. По словам Скаммона, ловля морского слона на берегах Калифорнии уже два десятилетия тому назад едва ли приносила прибыль. Чтобы рассчитывать на верную добычу, следует отыскивать уединенные острова у южной границы области их распространения и оставаться там месяцы и даже годы. Берега этих необитаемых островов считаются самыми удобными для ловли. Они окружены разбитыми, отчасти спрятанными под водой скалами, которые очень затрудняют высадку на берег, не позволяют даже маленьким судам безопасно стать около них на якорь. Яростный прибой во всякое время года бушует вокруг ледяных, окруженных скалами берегов. Недаром Кук назвал Кергелен "безутешным" островом; но еще более заслуживает это название остров Нерд. На Кергелене есть по крайней мере гавани, в которые могут зайти суда; у острова Нерд, самого прибыльного для охоты, судно, высадившее ловцов, должно быть так оснащено, чтобы в состоянии выдержать самые ужасные бури. Корабль, доставляющий к месту назначения завербованных охотников, обыкновенно снабжается двойным набором снастей и еще сопровождается судном меньшего размера, играющим роль тендера. При прибытии на острова судно укрепляют на тяжелых якорях, снимают все паруса, даже реп прячут в трюме и делают другие необходимые приготовления. Только тогда часть людей выходит на берег, чтобы начать охоту. В жалких лачугах, со стенами из разбитого камня и крышами из растянутых парусов, проводят эти люди недели и месяцы в бурю и дождь, мороз и снег, выжидая прибытия морских слонов, затем бьют их сколько могут, тут же потрошат, нагружают бочки салом и ждут благоприятного дня, чтобы перевезти эти бочки на корабль. В большинстве случаев даже по окончании срока пребывания морских слонов на берегу часть ловцов остается, чтобы продолжать охоту зимой.
        На этих отдаленных островах охота еще дает сносный доход, который, впрочем, значительно колеблется из года в год. Так, на двух островах группы Крозе в 1866 году было поймано почти 2000, а через год только 346 морских слонов.
        Для охоты за морскими слонами употребляются тяжелые дубины и крепкие, длинные, спереди расширяющиеся наподобие лопатки, острые копья. Вооруженные кольями и ружьями большого калибра, люди стараются занять место между находящимся на берегу стадом и водой, затем производят как можно больше шума криком, стрельбой и другими звуками, медленно подвигаясь, потрясая ружьями, дубинами и копьями. Стадо, испугавшись необычайного шума, пятится назад. Нередко случается, что какой-нибудь из самцов начинает обороняться. Тогда ему пускают пулю в череп, прикончив тут же на месте. Или всовывают в пасть острое копье, заставляя опуститься на заднюю часть туловища. Потом двое людей с крепкими дубинами бросаются на него и бьют частыми ударами по голове, пока не оглушат или не отнимут жизнь. Покончив со всеми воинственными самцами, охотники общими усилиями устремляются на стадо. Смерть товарищей внушает такой ужас тюленям, что они, обезумев от страха, лезут, перекатываются друг через друга, шатаются из стороны в сторону, когда невозможно спастись бегством. По уверению Скаммона, в Калифорнии при таких обстоятельствах они бросались друг на друга и буквально душили тех, которым пришлось лежать под ними. После бойни с животных снимают жир. Острым ножом распарывают кожу вдоль верхней части туловища и отворачивают ее, затем срезают слой жира толщиной в 2-18 см. Срезав верхний слой, зверя переворачивают и продолжают делать то же самое. Жир режут на большие куски длиной 40 см и шириной 20 см; в каждом куске делают дыру, через которую их связывают вместе крепкой веревкой. Различные связки жира соединяют, привязывают к крепкому канату и тащат к судну, где их режут на мелкие куски и вываривают в особых котлах, чтобы получить ворвань, ценимую как смазочный материал даже выше ворвани моржей. Черное, жирное, почти несъедобное мясо этих животных имеет мало цены, но сердце матросы едят охотно, а печень очень нравится этим неизбалованным людям, хотя употребление ее в пищу вызывает, говорят, непреодолимую сонливость в продолжение нескольких часов. Соленый язык тюленя является настоящим лакомством.
        Свежий жир считается у моряков отличным целебным средством, и, зная, что получаемые тюленями раны скоро заживают, люди стали употреблять его как средство против порезов. Кожа животного с короткими, жесткими волосами - прекрасный материал для обивки сундуков и для сбруи. Она была бы еще прочнее, если бы не многочисленные места с бесчисленными рубцами. Но мясо и кожа едва ли заслуживают внимания по сравнению с ценностью жира. Жир взрослого морского слона может принести порядочный доход: по словам Скаммона, в Калифорнии от одного очень толстого и жирного самца в 5,5 метра длины получилось 210 галлонов (954 литра) ворвани. Морские слоны недолго еще будут населять землю. Они не могут даже скрыться от человека в недоступных частях моря, как киты, поэтому обречены выжидать, пока последний из них не падет жертвой самого страшного и ненасытного хищника на земле - человека*.
* При описанных темпах истребления только приверженность морских слонов самым негостеприимным берегам и, вероятно, высокая выживаемость потомства позволили сохраниться этим замечательным животным. Эти гиганты составили счастливое исключение: для их спасения потребовалось всего лишь прекратить охоту на них. Другие животные, подвергнутые такому истреблению, еще многие десятилетия балансируют на краю гибели, морские же слоны выкарабкались... пока.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство тюленевые" в других словарях:

  • ТЮЛЕНЕВЫЕ — безухие тюлени, настоящие тюлени (Phocidae), семейство отряда ластоногих. Известны со среднего миоцена. Наруж. ушных раковин нет. Конечности сравнительно короткие, в передвижении по суше не участвуют. Волосяной покров жёсткий, без подпуши. 22… …   Биологический энциклопедический словарь

  • Тюленевые — ? Настоящие тюлени Тюлень обыкновенный Научная классификация Царство: Животные Тип …   Википедия

  • Список видов, занесённых в Красную книгу природы Санкт-Петербурга — Список видов, занесённых в Красную книгу природы Санкт Петербурга, изданную в 2004 году. В издание попало 288 таксонов  164 животных (в том числе  89 хордовых (19 млекопитающих, 55 птиц, 2 земноводных, 3 пресмыкающихся, 1 круглоротых, 9 …   Википедия

  • Пятнистый тюлень — ? Пятнистый тюлень Научная классификация Царство: Животные Ти …   Википедия

  • Ларга (тюлень) — ? Пятнистый тюлень Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Класс …   Википедия

  • Пятнистый тюлень (ларга) — ? Пятнистый тюлень Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Класс …   Википедия

  • Тюлень ларга — ? Пятнистый тюлень Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Класс …   Википедия

  • Тюлень пятнистый — ? Пятнистый тюлень Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Класс …   Википедия

  • Ларга (животное) — ? Ларга Научная классификация Царство: Животные …   Википедия

  • Настоящие тюлени — Обыкновенный тюлень …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»