Семейство виверровые это:

Семейство виверровые

        (Viverridae)**
* * Виверровые не большие стройные животные, объединяют 35 родов, среди которых генеты, циветы, мангусты. бинтуронги, мунго, сурикаты и др. Характеризуются удлиненным туловищем, сравнительно короткими ногами, вытянутой мордой. В основном наземные животные, но многие хорошо лазают по деревьям и ведут полудревесный образ жизни. Из других хищных виверровые более всего родственны кошкам. Широко распространены в тропиках и субтропиках Старого Света: по всей Африке, включая Мадагаскар, в Южной Европе и во всей тропической Азии. Мангусты интродуцированы на Гавайи и острова Карибского моря.

        Представители семейства виверровых отличаются вытянутым в длину, тонким и округленным телом на коротких ногах, длинной тонкой шеей и вытянутой головой, а также почти всегда длинным, по большей части висячим хвостом. Глаза обыкновенно малы; уши то больше, то меньше, ноги четырех- или пятипалые, когти у многих втяжные. Около заднепроходного отверстия находятся две или несколько желез, выделяющих особые жидкости, редко пахнущие приятно. Иногда эти жидкости скопляются в особом железистом мешке. Одни виверровые похожи на наших куниц, которых они заменяют в южных странах Старого Света, другие напоминают кошек и даже медведей, и можно сказать, что представляют собой группу, близкую к первоначальной форме хищников. От куниц они отличаются главным образом тем, что зубы их с более острыми краями и более остроконечные и что в каждой половине челюсти находится по два настоящих коренных зуба. И те, и другие обладают настоящей зубной системой хищников с большими тонкими острыми клыками, мелкими резцами и зубчатыми, острыми ложнокоренными и настоящими коренными зубами. У виверр насчитывается 36 или 40 зубов: по шесть резцов сверху и снизу и по одному клыку, три или четыре ложнокоренных и два настоящих коренных зуба в каждой половине челюсти. Череп вытянут, бровные гребни лобной кости сильно развиты, скуловые кости отстоят мало.
        Виверр вовсе нет в Австралии, они живут в южной части Старого Света и, следовательно, главным образом в Африке и в южной Азии. В Европе три вида из этого семейства водятся исключительно в странах, прилежащих к Средиземному морю, лишь один вид в Испании. Виверры появились на земном шаре уже в первобытные времена*. В современном мире они, подобно куницам, отличаются большим разнообразием форм, и притом на гораздо меньшем пространстве, чем последние. Места, в которых они живут, так же разнообразны, как и они сами. Некоторые живут в бесплодных высоких сухих местностях, в пустынях, степях, в горах или в небольших лесах некоторых областей Африки, редко орошаемых дождем, и на азиатских плоскогорьях, другие предпочитают плодороднейшие низменности, особенно берега рек или чащи тростников, всем другим местам; одни приближаются к человеческим поселениям, другие боязливо прячутся во мраке самых густых лесов; одни живут на деревьях, другие держатся исключительно на земле. Расщелины скал и ущелья, дупла деревьев и норы в земле, выкопанные ими самими или занятые ими, густые кустарники составляют места, где они живут и отдыхают определенное время дня.
* Виверры, появляются в геологической летописи в верхнем эоцене, то есть около 50 млн. лет назад. В своем облике они, как справедливо заметил Брем, сохранили черты наиболее древних хищных.

        Большей частью виверры - ночные животные, но многие появляются и днем, причем, за исключением утреннего времени, бродят и охотятся, пока солнце остается на небе, а после заката возвращаются в свои логовища. Лишь очень немногих можно назвать ленивыми, медлительными и несколько неповоротливыми; большая часть по быстроте и живости не уступает родственным хищникам. Некоторые роды известны как настоящие пальцеходящие животные, другие при ходьбе ступают на всю ступню; некоторые виды лазают, большинство живет лишь на земле. Ни одна виверра не живет преимущественно в воде. Дневная жизнь и предпочтение к жизни на земле отличают виверр от куниц, с которыми они во многих отношениях сходны; еще больше отличаются друг от друга обе группы по своему характеру. Куницы, как известно, беспокойные, непостоянные животные, которые, придя в движение, едва ли могут пробыть минуту в одном и том же положении или даже на одном месте; напротив, они беспрерывно бегают взад и вперед, лазают, плавают, делают, по-видимому, бесцельные движения, и все выполняют с почти неразумной торопливостью; виверры точно так же подвижны, многие из них по крайней мере так же ловки, но нрав их совершенно иной. Известная осмотрительность заметна в них при любых обстоятельствах. Несмотря на все проворство, их движения более равномерны и обдуманны, а потому и более привлекательны, чем движения куниц. Пальма первенства, если говорить об их подвижности, принадлежит генетам. Едва ли есть другие млекопитающие, которые бы с таким совершенством змееобразно скользили по земле, как мелкие стройные представители этой группы. Быстрота, с которой они прыгают на добычу, находится в странном противоречии с медленностью их обычной походки. Иначе движутся дневные животные этого семейства — мангусты. Ноги их короче, чем у всех родственных форм; тело при ходьбе почти прижимается к земле, а шерсть по бокам тела действительно касается ее, но они не крадутся, а торопливо бегут рысью и могут бежать иногда очень быстрым подпрыгивающим галопом. Они тоже неугомонны, но не легкомысленны, на своем пути исследуют все, но делают это с известной последовательностью: идут своим путем и мало уклоняются от принятого направления. Движения их скорее странны, чем привлекательны, и бросаются в глаза, так как у других млекопитающих ничего подобного не замечается. Впрочем, в случае надобности мангусты бывают весьма проворны, что вызывает крайнее удивление. Из чувств у всех виверровых, вероятно, стоит на первом месте обоняние. Они чуют, как собаки, обнюхивают каждый предмет, попадающийся им на пути, и знакомятся с помощью носа с тем, что им встречается. Второе место по остроте занимает зрение. Глаз у различных групп имеет различное строение: зрачок у одних круглый, у других - щелевидный. Слух, по-видимому, развит у различных групп примерно одинаково, но заметно слабее, чем оба вышеупомянутых чувства. Преобладает у них вкус над осязанием или нет — это пока неизвестно. Как осязание, так и чувствительность к холоду обнаруживают все, а кроме того, все они настоящие лакомки и очень любят всякого рода сладости.
        Понятливость виверровых не следует недооценивать. Все виды этого семейства, которых я изучал на свободе или в неволе, обнаруживают много ума и способности к усвоению.
        Среди виверровых лишь виверры и страннохвосты распространяют заметный мускусный запах. Упомянутые выше железы выделяют маслянистую или жирную, похожую на сало, и сильно пахнущую массу, которая поступает в железистый мешок, время от времени выпоражнивается оттуда и, как кажется, находится в связи с половой деятельностью. Утверждали, что в замкнутых пространствах этот запах может становиться невыносимым и вызывать головную боль и тошноту; у тех животных, которых я держал, этого не наблюдал. Вонь, распространяемая куницами, гораздо невыносимее, чем запах, издаваемый виверрами. Клетка с несколькими экземплярами этих жиBOTHых, стоящая на открытом воздухе, распространяет даже настоящее благоухание, так как пары мускуса здесь быстрее улетучиваются. Усиления и ослабления запаха я не наблюдал.
        Как и у остальных хищников, число детенышей колеблется у виверровых довольно значительно, насколько известно - от одного до шести. Матери чрезвычайно нежно любят свое потомство, а у одного вида, а может быть и у других, отец принимает участие в деле воспитания. Детенышей вообще легко приручить, и они в этом случае бывают так же доверчивы и добродушны, как старые злы, дики и строптивы*.
* Виверры настоящие хищники, об этом не следует забывать и, глядя на их симпатичные мордочки, надо помнить о длинных клыках и острых втяжных когтях, которые вполне могут быть пущены в дело. Это тем более актуально, так как сейчас и в нашей стране виверры и мангусты понемногу протискиваются в списки домашних любимцев. Но если со взрослой и тем более дикой виверрой никому шутить не рекомендуется, взятые молодыми, они действительно вырастают на удивление ручными.

        Они хорошо выживают в неволе, и поэтому в некоторых странах их держат во множестве, чтобы легче было добыть их драгоценное выделение желез. Другие виды, специально обученные, хорошо ловят мышей и крыс. Пища всех видов в неволе состоит из сырого мяса, молока с хлебом и плодов. Последние они, подобно большинству хищников, за исключением кошек, поедают с большой жадностью, и эта пища очень полезна для их здоровья. В общем приносимая ими польза вполне перевешивает вред. На их родине грабежи, производимые ими, не наносят большого урона; тем более признается польза, которую они приносят истреблением вредных животных. Эта польза была причиной того, что в глубокой древности одно из этих животных было признано египтянами священным и пользовалось общим почитанием.
        Мех и мясо в некоторых странах тоже идут в дело. В торговлю регулярно поступает небольшое количество шкур генеты; мясо, по словам Дорна, охотно едят негры на Принцевых островах, куда ввезена виверра.
        Мангусты характеризуются следующими отличительными признаками: туловище их, равномерно опирающееся на низкие ноги, вытянуто и имеет цилиндрическую форму, голова маленькая или средней величины, морда заостренная, глаза довольно маленькие с круглыми или немного продолговатыми зрачками, уши короткие, закругленные, нос маленький, голый снизу, а в середине бороздчатый; как задние, так и передние ноги имеют по пять пальцев, хвост конический, мех жесткий, с длинными волосами. Зубная система состоит из 40 зубов, по большей части больших и крепких, с довольно развитыми, расположенными близко друг к другу бугорками.
        Из всех мангустов особенного внимания заслуживает, по всей справедливости, ихневмон, египетский мангуст, фараонова крыса (Herpestes ichneumon)** как священное животное древних египтян, слава которого дошла и до нашего времени.
* * Ихневмон распространен в Испании и Португалии, на Ближнем Востоке и практически во всей Африке. Населяет разнообразные ландшафты от сухих кустарниковых зарослей до горных лесов.

        Уже Геродот говорит, что в каждом городе ихневмона бальзамировали и погребали в священных местах. Страбон сообщает, что это замечательное животное никогда не нападает на больших змей без того, чтобы не позвать на помощь несколько сотоварищей, и затем уже легко овладевает ядовитым гадом. Потому изображение его на священных иероглифах служит олицетворением слабого человека, который не может обходиться без посторонней помощи. Юлиан, напротив, уверяет, что ихневмон один выходит на охоту со змеями, прибегая при этом лишь к некоторой предосторожности: он вываливается в иле и затем высушивается на солнце, так что все туловище его покрывается непроницаемой для яда опасного соперника броней; морду свою он защищает, прикрываясь хвостом. Легенды об ихневмоне не ограничиваются этим и наделяют отважного бойца со змеями еще другими качествами, о чем и передает Плиний. Крокодил, наевшись досыта, имеет обыкновение покоиться где-нибудь на песчаной отмели, причем он страшно разевает свою огромную пасть, угрожая гибелью каждому, кто отважится приблизиться к нему. Исключения допускаются только в отношении одной маленькой птички, которая, не ведая страха, забирается в самую пасть крокодила и выклевывает пищу, завязшую в его зубах. Кроме птиц все другие животные страшатся грозного чудовища и не решаются приблизиться к нему. Один ихневмон поражает своей храбростью: он осторожно подкрадывается к спящему крокодилу, отважно прыгает в его раскрытую пасть, прокусывает ему горло, растерзывает его сердце и, умертвив таким образом, открывает себе окровавленный путь к обратному беспрепятственному выходу из туловища страшилища. Одним этим ихневмон не удовлетворяется: он выискивает и выслеживает места, где ужасный гад в изобилии кладет свои яйца, и скребет тут до тех пор, пока ему не удастся докопаться до скрытого сокровища; тогда он набрасывается на него и, несмотря на бдительность матери, в одну минуту пожирает все гнездо, чем, конечно, оказывает неоценимые услуги человечеству*.
* Среди фантастических легенд вкралась и доля правды: ихневмон действительно причиняет много неприятностей крокодилам тем, что покушается на яйца и новорожденных крокодилов. Польза от этого человечеству сомнительна (особо странно это слышать от египтян, обожествлявших и крокодила тоже), а вот заботливая крокодил ица-мать не испытывает к мангусту никаких добрых чувств.

        Несомненно, что египтяне твердо верили этим легендам, которые и исходят собственно от них; но позднейшие естествоиспытатели сделали большую ошибку, приняв на веру эти сказочные повествования, так как на самом деле ихневмон далеко не обладает всеми приписываемыми ему качествами. Хотя точные исследования нрава и образа жизни ихневмона стали известны только в позднейшее время, тем не менее и прежде, уже несколько веков назад, многие путешественники высказывали свои сомнения относительно пользы, приносимой этим животным, чем и поколебали веру в различные легенды о нем.
Ихневмон, или египетский мангуст, или фараонова крыса (Herpestes ichneumon)
Ихневмон, или египетский мангуст, или фараонова крыса (Herpestes ichneumon)
        Взрослый ихневмон значительно превосходит ростом нашу домашнюю кошку; длина его туловища достигает 65 см, а хвост имеет по меньшей мере 45 см, но он кажется меньше, чем на самом деле, благодаря коротким ногам; только изредка можно встретить самца, у которого загривок был бы выше 20 см. Туловище ихневмона стройное, как у всех виверр, хотя не такое красивое, как у генет, зато значительно более коренастое, чем у большинства видов это рода, что подтверждается его весом: взрослый ихневмон весит 7, а иногда даже 9 килограммов**.
* * Цифра явно ошибочная: даже более крупные мангусты из этого рода весят не более 4 кг.

        Ноги у него короткие, ступни голые и пальцы на ногах почти до половины соединены короткой перепонкой. Длинный хвост благодаря густым волосам, покрывающим его у корня, кажется очень толстым, как бы продолжением самого туловища, и заканчивается кисточкой; глазные впадины голые, вследствие чего еще больше выступают маленькие огненные глаза с круглыми зрачками. Уши короткие, широкие и округленные. Около заднего прохода находится плоский мешок с отверстием посередине. Особенно замечателен мех ихневмона: он состоит из густого подшерстка ржаво-желтого цвета и длинных волос ости почти в 6—7 см. Эти волосы черного цвета с желтовато-белыми кольцами, а на самых концах бледно-желтые. Из-за этого вся шкура получает зеленовато-серую окраску, которая вполне соответствует местопребыванию животного. На голове и на спине мех темнее, на боках и на брюхе более бледный; ноги и кисточка хвоста темновато-черные или совсем черные; встречаются, впрочем, и некоторые отличия.
        Ихневмон распространен не только по всей северной Африке и Индостану, но, по Ноаку, который давно уже доказал его пребывание в западной Африке, в Лоанго и Конго, он водится во всей Африке, а также и на Мадагаскаре, куда мог быть завезен людьми. Не доказано еще только его пребывание в южной Испании и северной Азии. Животное это избирает для своего местожительства низменности; в Египте живет по густо поросшим берегам рек и в тростниках, окружающих поля. Здесь оно проводит дни и устраивает в тростниковой чаще узкие, но тщательно прочищенные тропинки, ведущие к глубоким, но не особенно просторным норам. В них самка плодится, принося весной или в первые летние месяцы двух-четырех детенышей, которые очень долго питаются молоком матери и еще дольше находятся на попечении обоих родителей*.
* В Аравии ихневмоны спариваются в начале весны. В других частях ареала спаривание может происходить в другие сезоны и даже несколько раз в год. Беременность продолжается 60-83 дня. Если в семейной группе более одной взрослой самки, то они все могут принимать участие в воспитании детенышей. Детеныши становятся самостоятельными постепенно в промежутке между четырьмя месяцами и годом, когда они покидают родительскую семейную группу.

        Животное это во всех отношениях оправдывает свое название "ихневмон", что значит "сыщик". Своим нравом и душевными свойствами ихневмон напоминает родственных ему куниц: он обладает тем же неприятным запахом, такой же хитростью, кровожадностью и страстью к воровству. Ихневмон в высшей степени труслив, осторожен и подозрителен. Он никогда не отваживается выходить в открытое поле, а всегда пробирается по защищенным закоулкам, хотя рыщет довольно далеко по окрестностям. На промысел он выходит днем и пожирает все, что может добыть хитростью, начиная с зайца, курицы или гуся. Кроме этого он питается змеями, ящерицами, насекомыми, червями, а вероятно также, и плодами. Грабительские набеги ихневмона навлекают на него ненависть со стороны египетских крестьян, потому что он самым безжалостным образом разоряет курятники и голубятни, особенно куриные гнезда, которые курицы устраивают на воле, подобно лесным птицам. Действительной пользы ихневмон почти не приносит, если не считать той услуги, какую он оказывает истреблением змей.
        Его походка привлекает особое внимание своей своеобразностью: животное как будто ползет по земле, потому что короткие ноги его совершенно закрываются длинной шерстью, которая не позволяет видеть их движений. В летние месяцы ихневмона редко встречают одного, а всегда в обществе своих родичей. Самец идет обычно впереди, за ним следует самка, а позади матери плетутся детеныши; при этом один член семьи держится так близко подле другого, что кажется, будто вся цепь животных составляет одно целое существо, которое можно сравнить с очень длинной змеей. Время от времени глава семьи останавливается и поднимает голову, чтобы удостовериться в безопасности, причем он неистово раздувает ноздри и сопит, как при сильной одышке. Когда он убедится, что бояться нечего, то идет дальше; при виде добычи начинает бесшумно извиваться между стеблями, как змея, чтобы как можно ближе подойти к ней, затем вдруг в один или два прыжка настигает даже вспорхнувшую птицу. Перед мышиной норой он способен караулить с замечательным терпением, выжидая и подкрадываясь к добыче с забавной осторожностью.
        По всей вероятности, ихневмон обладает таким же прекрасным чутьем, как и лучшие собаки; это видно из того, что на охоте он руководствуется преимущественно чутьем. Если ему попадаются яйца, то он выпивает их; у млекопитающих и у птиц высасывает обычно только кровь и съедает мозг. Страсть его к хищничеству заставляет его умерщвлять больше животных, чем он может съесть**.
* * Многие хищники не доедают добычу, съев из нее лишь самые вкусные части, а предпочитают убить новую. Происходит это только в ситуации изобилия потенциальных жертв, когда хищнику почти или совсем не нужно их искать.

        Много нелепого рассказывают о враждебных отношениях ихневмона с другими животными и, между прочим, говорят, что самые опасные враги его - лисицы, шакалы и особенно караульщик (варан), нильская ящерица. Но я могу уверить, что никогда ничего подобного не видел и не слышал. Самый главный его враг - человек; кроме него ему может вредить только Нил, когда затопляет излюбленные им места; в этом случае, впрочем, его выручает умение плавать, и он заблаговременно перебирается на высокие насыпи, соединяющие одну деревню с другой или огораживающие фарватер; здесь он и находит себе временное убежище в чаще высокого густого тростника.
        Охота на ихневмона считается, по мнению египтян, благочестивым делом. Стоит только пойти в любую деревню и известить там о своем намерении поохотиться за "нимсом", как называют это животное арабы, тогда наверняка и старый, и малый поднимутся на помощь, радуясь возможности уничтожить вредного плута и мошенника. Все общество направляется тогда к тростниковой чаще; охотник останавливается там, а его помощники загоняют животное. Хищник тотчас же смекает в чем дело и при первой тревоге спешит укрыться в норе; но и там спасенья нет: арабы выгоняют его оттуда длинными палками, так что ему приходится искать защиты в другой тростниковой чаще. С чрезвычайной осторожностью крадется он между стеблями, прислушиваясь каждую минуту и чутьем стараясь соразмерить близость опасности; когда другого выхода нет, он решается проскользнуть по открытой поляне, чтобы спастись бегством, при этом съеживается как только может и ползком пробирается по траве, стараясь не выдать себя быстрыми движениями.
        Все мангусты сходны друг с другом по телосложению, а в большинстве случаев и по образу жизни; таким образом вышеизложенное описание ихневмона могло бы быть вполне достаточным для нашей цели, если бы не требовалось некоторых подробностей об отдельных видах.
        Второй после ихневмона и не менее известный вид - это индийский мангуст (Herpestes edwardsi)*.
* Индийский мангуст распространен по всей Южной Азии от Месопотамии до Малакки и острова Тайвань, а также завезен в Италию и на остров Маврикий. Он мельче их невм она (дл ина пела 68-74 см, длина хвоста 30—37 см) и отличается более пушистым хвостом без черной кисточки.

        Индийский мангуст гораздо меньше ихневмона; длина его туловища достигает 40-50 см, хвост немного короче. Длинный жесткий мех серого цвета; волосы на концах с широкими белыми кольцами, что и придает шерсти серебристый отлив и светло-серый оттенок; на голове и бедрах окраска темнеет, а на ногах она переходит в черный цвет; щеки и горло отливают в большей или меньшей степени рыжеватым цветом. Впрочем, отличительные признаки очень резко меняются у этого животного, что и привело к выделению многих видов и разновидностей.
        Область распространения проходит через весь Индостан к востоку, вероятно, до Ассама, а на запад - до Афганистана и Белуджистана; кроме того, он встречается и на Цейлоне. Водится ли мангуст на Малаккском полуострове, где Кантор приобрел один экземпляр его, это еще не выяснено**.
* * Индийский мангуст живет на Малакке. Кроме того, там обитает близкий вид - Н. brachyurus.

        Индийский мангуст не любит леса, он предпочитает кустарники, рощи, дубравы, плантации, берега, поросшие кустарником и тростником, каменистые покатости и часто водворяется в домах, где нередко причиняет большой вред домашней птице и прочим мелким домашним животным. В выкопанных ими самими норах самки приносят по три-четыре детеныша. Индийский мангуст питается сладкими плодами, но предпочитает мясную пищу. Перебегая со скалы на скалу, с камня на камень, из ущелья в ущелье, он так основательно исследует местность, что едва ли от него укроется что-либо съедобное; иногда он залезает в самые узкие щели и вытаскивает оттуда мышей, крыс, ящериц, змей и тому подобных животных, пойманных в их норах и логовищах. При нападении на кур ему приходится действовать значительно осторожнее; тут уж он пускает в ход всю свою природную хитрость: он растягивается на земле и притворяется мертвым, чтобы обмануть глупую птицу, которая из любопытства приходит посмотреть на неизвестный предмет, как только она приблизится, он моментально оживает и в два-три прыжка настигает свою жертву. Эти рассказы путешественников вполне правдоподобны, потому что мне самому приходилось наблюдать то же у африканских мангустов.
        Индийского мангуста хвалят и почитают за его победы над ядовитыми змеями. Несмотря на свою незначительную величину, он может одолеть даже очковую змею, одерживая победу над ней не столько своей силой, сколько ловкостью. Туземцы утверждают, что когда мангуста укусит ядовитая змея, он торопится отыскать особую траву или горький корень, известный под названием "мангусвайл", съедает это противоядие и, вылечившись, может снова продолжать схватку со змеей.
Индийский мангуст (Herpestes edwardsi)
Индийский мангуст (Herpestes edwardsi)
        Самые точные исследователи признают, что в этих рассказах есть доля правды и отравленный укусом змеи мангуст действительно убегает с поля сражения, чтобы отыскать целебный корень и нейтрализовать змеиный яд, после чего снова принимается за змею. Но Теннент говорит, что сингалезцы не верят рассказам европейцев о сознательном употреблении противоядия укушенным змеей мангустом; если во время схватки с очковой змеей, на которую он нападает так же легко, как и на родственных ему млекопитающих, животное поедает какую-то траву или корень, то это, по-видимому, является совершенно случайностью. Блэнфорд считает историю о противоядии неосновательной. Если бы рассказы эти были верны, то почему тогда одни индийские мангусты имеют в своем распоряжении противоядие, тогда как другие бойцы, преследующие ядовитых змей, как, например секретарь и некоторые орлы, беззащитны против ядовитой змеи? Также надо принять во внимание, что если бы индийский мангуст знал такое верное средство против укуса змеи, то он нападал бы на нее очертя голову, а не предпринимал бы всевозможных мер предосторожности, проявляя во время такой схватки свою удивительную ловкость и хитрость. Жердон и Стерндаль объясняют неуязвимость мангуста в борьбе со змеями свойством его шкуры; они утверждают, что густая щетинистая шерсть и толстая шкура делают зверя почти недосягаемым для зубов змеи; если же змее удается укусить его, то он умирает так же, как и всякое другое животное, хотя, по Блэнфорду, яд действует в его организме медленнее, чем у других млекопитающих одинакового с ним размера. Этот естествоиспытатель был свидетелем того, как мангуст без вреда для себя съедал голову змеи вместе с ядовитой железой. Не следует упускать из виду, что и другие хищники, как, например еж, хорек, барсук, по рассказам Ленца, также без вреда для себя переносят укусы обыкновенной гадюки и могут съедать ее голову вместе с ядовитыми железами*.
* Возможно, что у мангустов, как и у других зверей, часто поедающих змей, есть некоторая устойчивость к яду. В поедании змеи вместе с головой вообще нет ничего странного, так как токсины змеиного яда быстро разрушаются в пищеварительном тракте. Мангусты, в том числе и большой индийский, сравнительно часто едят различных мелких пресмыкающихся, в том числе змей. Однако нападения мангуста на кобру или сходную с ней по размеру змею, если и происходят, то крайне редко.

        В 1871 году на одном из заседаний Лондонского зоологического общества Склатер делал ученый доклад о мангусте по поводу возникшей переписки между ним и наместником Санта-Лючии. Последний прислал моему уважаемому другу и сотруднику запрос относительно истребления копьеголовой змеи, этого страшного бича Вест-Индских островов, причем просил доставить ему мангустов, секретарей или каких-либо других больших хищников для борьбы с этим местным врагом. Склатер ответил, что при существующих условиях он скорее всего может рекомендовать для этой цели мангуста, но при этом должен предупредить, что мангусты производят больше опустошений среди домашних птиц, нежели среди ядовитых змей, и что поэтому он советует лучше назначить большую премию за убийство змей, чем выписывать туда упомянутое животное. Впрочем, он немедленно переслал Де-Вё двух живых мангустов, чтобы тот провел над ними испытания относительно их способности бороться со змеями. Вскоре по получении животных Де-Вё устроил опытную схватку между отважным мангустом и опасной ядовитой змеей. Большую, более чем в полметра длиной, копьеголовую змею заключили в стеклянную банку и поставили перед выпущенным из клетки мангустом. При первом же взгляде на ядовитое пресмыкающееся мангуст проявил сильное возбуждение, весь ощетинился, хлопотливо бегал вокруг банки и всячески пытался раскрыть ее, теребя зубами и когтями тряпку, которой была закрыта посудина. Справившись с этой задачей, он выпустил змею, которая тотчас выползла из банки и, осмотревшись, быстро двинулась вперед. Мангуст бросился на нее и схватил ее зубами и когтями за шею, но змея, точно заранее приготовившись к такому нападению, ловко увильнула и, отскочив в сторону, в свою очередь напала на своего маленького врага; по-видимому, она успела укусить его, так как бедный мангуст жалобно взвизгнул и высоко подпрыгнул на месте, но в ту же минуту собрался с силами и снова вцепился змее в шею, на этот раз с удвоенной яростью. Последовала кратковременная борьба; положение змеи не позволяло ей еще раз употребить в дело свои зубы, но она все-таки успела вырваться из когтей и зубов мангуста и уползла от него на несколько шагов. Мангуст притворялся равнодушным и стал как бы без цели бродить около. Так прошло почти три минуты. Змея с трудом пошевелилась, хотела скрыться, не считая себя, очевидно, в безопасности, однако осталась лежать на месте. Тогда мангуст совершенно неожиданно снова наскочил на нее, схватил поперек туловища так, что она не шевельнулась, и поволок в свою клетку, дверца которой стояла открытой. Войдя к себе, он спокойно начал есть свою добычу, у которой прежде всего отъел голову. Клетку заперли, и зрители разошлись в полной уверенности, что храбрый победитель поплатится жизнью за свою прожорливость. По прошествии часа снова вернулись к клетке, открыли ее, и герой битвы вышел из нее совершенно здоровым, а от побежденной змеи оставался один только маленький кусочек хвоста: все остальное было съедено. Прошло еще две недели, а храбрый мангуст продолжал чувствовать себя таким же бодрым и веселым, как и прежде. Был ли он укушен и насколько сильно, этого сказать нельзя, так как мангуста не удалось исследовать. "Змея, над которой производили этот опыт, - так кончает Де-Вё свой доклад, - была еще полувзрослая, хотя уже достаточно сильная для того, чтобы наносить глубокие укусы, последствия которых могли бы убить человека в продолжение самого короткого времени"*. В семидесятых годах индийский мангуст был перевезен на Ямайку с целью истребления крыс, которые опустошали сахарные плантации; польза, оказанная этим животным, была определена в два миллиона марок.
* Можно предположить, что 6 данном опыте зверек был сильно голоден. Следует также заметить, что куфия, которая упомянута в рассказе, заметно мельче кобры. Впрочем, саму по себе возможность нападения мангустов на ядовитых змей (при отсутствии другой добычи) никто огульно не отрицает.

        Индийский мангуст лучше других пригоден для приручения, потому что он в высшей степени опрятен, чист, весел и относительно добродушен. Поэтому на родине его можно встретить во многих домах, как обычное домашнее животное. За оказываемое ему гостеприимство мангуст отплачивает массой услуг: подобно ихневмону, он в короткое время очищает дом от крыс и мышей. Как настоящий мангуст, мангуст деятелен только днем. Когда его в первый раз приносят в незнакомое жилище, он живо обегает весь дом, выищет все норы, щели и укромные уголки и при помощи своего тонкого чутья тотчас же разыщет грызунов. Он действует так энергично и усердно, что никогда не уходит без добычи.
        Как уже сказано, мангуст - довольно добродушное животное, но при дурном расположении духа он, подобно злой собаке, оскаливает зубы решительно на каждого, кто к нему приблизится; впрочем, гнев его непродолжителен, и животное вскоре успокаивается. С человеком мангуст сходится очень быстро; в короткий промежуток времени он так привыкает к своему хозяину, что следует за ним повсюду, спит вместе с ним, ест из его рук и вообще ведет себя как домашнее животное.
        У Стерндаля был мангуст, который в продолжение трех лет его пребывания в Индии служил ему постоянным спутником, причем выказывал послушание и верность, свойственные собакам. Пипе отлично знал, когда хозяин хотел застрелить для него птицу, следил, присев на задние ноги, за прицелом ружья и поспешно схватывал упавшую добычу. Будучи очень чистоплотным, он заботился даже об аккуратном содержании своих зубов и выковыривал из них когтями остатки пищи, что со стороны выглядело весьма забавным. Он был замечательно неустрашим, преследовал даже больших собак. Кроме того, Пипе умерщвлял массу змей. В возбужденном состоянии духа он так ощетинивался, что казался вдвое больше своей настоящей величины, но стоило только хозяину погрозить ему пальцем, как разъярен н ы й любимец смирял свой гнев и успокаивался. Однажды он потерялся в густом кустарнике, и хозяин никак не мог разыскать его в тот день, но когда через несколько дней снова пошел в этот лес, то увидел своего Пипса на дереве, и животное так обрадовалось встрече с хозяином, что тотчас спрыгнуло с дерева и уже не отходило больше от него ни на шаг. Впоследствии Стрендаль взял его с собой в Англию, где мангуст вскоре сделался общим любимцем. Он умел проделывать много забавных штук: прыгал, кувыркался, садился на стул, надев на голову ермолку, изображал из себя солдата и слушался команды. Пипе умер от тоски: он не перенес временной разлуки со своим хозяином и добровольно заморил себя голодом.
        Близкородственным видом индийского мангуста является яванский мангуст (Herpestes javanicus)*, но он гораздо меньше его и не превышает 55 см в длину, из которых на хвост приходится почти 20 см. Это симпатичное животное имеет темно-бурый мех с нежным золотистым крапом, так что выглядит как бы обсыпанным золотой пылью. На спине окраска темнеет, на голове переходит в рыжеватый цвет.
* Яванский мангуст распространен почти во всех тех же местах, где и большой индийский. Кроме того, он завезен на острова Карибского моря. Фиджи, Гавайи и на северо-восток Южной Америки. Он заметно мельче: длина тела 42-54 см, длина хвоста 22-25 см. но в целом внешне очень похож на большого индийского мангуста. Некоторые исследователи яванских мангустов с Индостана и из Аравии считают за особый вид малый индийский мангуст (Н. auropunctatus).

        К замечательным видам этой группы принадлежит полосатый мангуст (Mungos mungo)**. Он представляет собой самое маленькое животное из всего семейства, но внешним своим видом, образом жизни и характером вполне напоминает своих родичей.
* * Этот вид отличается полосчатым рисунком на спине и боках. Это отнюдь не самый мелкий мангуст: длина его тела 30-45 см, длина хвоста до 29 см, вес 1-2 кг: карликовые мангусты почти вдвое мельче. Распространен в саваннах и сухих лесах Южной, Центральной и Восточной Африки, а в Западной Африке его сменяет близкий вид — гамбийский мангуст (М. gambianus).

        Длина его туловища достигает 40 см, а хвоста - 20 см, но я с точностью могу сказать, что видел животных большего размера, хотя и не измерял их длину. Основной цвет густого меха полосатого мангуста кажется бледно-серым, потому что отдельные волосы состоят из белых, черных и чалых колец. Мех полосатого мангуста состоит из правильно расположенных темных и светлых поперечных полос. Морда и нижняя часть туловища ржавого цвета, конец хвоста черный.
        Полосатый мангуст, как кажется, водится в довольно большом количестве во всей восточной Африке, от мыса Доброй Надежды до Абиссинии, и по всему материку до западной Африки. Гейглин много раз наблюдал полосатого мангуста в сообществе с даманом. С сусликом он также, по-видимому, в хороших отношениях, может быть, потому, что боится этого зубастого и сердитого зверька*. По всей вероятности, полосатый мангуст деятелен не ночью, а исключительно днем. Как змея, извивается он между камнями и неслышно скользит по земле. Сверкающие глаза красивого пролазы заставляют предполагать, что он так же кровожаден, как и его родичи. Его пища состоит из всевозможных мелких млекопитающих, из птиц, пресмыкающихся и насекомых, которых он может добыть, из яиц и плодов.
* Под сусликом имеется в виду какая-то из африканских земляных белок; настоящих сусликов в Африке нет. Полосатый мангуст питается преимущественно тем, что находит в лесной подстилке: личинками, жуками, многоножками, улитками, при случае ест птичьи яйца или маленьких ящериц. Поэтому не удивительно, что даманы и прочие животные крупнее мыши спокойно относятся к соседству полосатых мангустов.

        Гейглин высказывает предположение, что полосатый мангуст пускает в ход все свое хитроумие, чтобы заманить свою любимую дичь - степных куропаток, так часто встречающихся на его родине. "Наш разбойник, - говорит он, - больше предпочитает птиц, нежели млекопитающих. Мне представлялся случай наблюдать, как два полосатых мангуста собирались схватить семейство степных куропаток, которое поселилось в низких кустарниках. Однажды мое внимание было привлечено возбужденным призывным криком этих птиц; захватив собак, я с возможной осторожностью подкрался к ним. Едва успел сделать шагов десять, как услыхал рядом с собой призывный возглас самки, на него тотчас же откликнулся самец, а через минуту, словно эхо, раздался из дальнего куста совершенно такой же отклик, который исходил от мангуста, притаившегося в чаще. Другой мангуст засел в высокой траве, несколько поодаль, и вторил первому, удачно подражая голосу куропаток. Эта комедия продолжалась несколько минут, пока наконец самец, взбешенный посягательством на его гарем, не подошел слишком близко к моим собакам. Это спугнуло его, и он с криком вылетел из кустов, приглашая с собой всю стаю, а опростоволосившимся пролазам ничего больше не оставалось, как тоже убраться не солоно хлебавши"**.
* * Франколин (вероятно, он упоминается под именем куропатки) слишком большая добыча для зверька, живущего не охотой, а, скорее, собирательством.

        Рассказ Гейглина не подлежит никакому сомнению. Я сам слышал, как прирученный полосатый мангуст издавал по временам звуки, очень похожие на крик упомянутых степных куропаток. Что касается самой цели этого крика, в которой уважаемый наблюдатель видел предвзятое намерение обмануть простоватых птиц, то это остается еще не разъясненным вопросом.
Полосamый мангуст (Mungos mungo)
Полосamый мангуст (Mungos mungo)
        Ноак дает интересное описание образа жизни полосатого мангуста по наблюдениям, сделанным Р. Бемом в восточной Африке. "Этот симпатичный зверек особенно часто встречается в Угалле и вообще вблизи рек, где он избирает для своего местожительства оставленные муравьиные постройки. Полосатые мангусты в высшей степени общительны и держатся вместе многочисленным обществом. Они выходят из своих нор на совместные прогулки, причем иногда их можно встретить проходящими через степи. Как осторожные создания, они все время держатся настороже и высылают от своего общества разведчиков, которые забегают вперед, чтобы осмотреть, все ли кругом благополучно. Если замечается что-нибудь подозрительное, то все общество, как по команде, улепетывает в укромные места. Роясь в земле и отыскивая себе плоды и насекомых, мангусты производят громкий шум, похожий на царапанье цесарок. Они всеядные животные, и в их неправильной формы, продолговатых комках кала всегда попадаются зерна. В плену, как правило, очень быстро приручаясь, они ничем не пренебрегают. Яйца и улиток они разбивают презабавным образом, схватывая их передними лапами и бросая о какой-нибудь твердый предмет. Солнечные лучи доставляют им наслаждение; согреваясь под ними, они блаженно потягиваются. Голос полосатых мангустов в высшей степени своеобразен: они щебечут, издают трели и свистят, как птицы, или же испускают тихие протяжные звуки, а иногда громкий лай. В гневе и возбуждении они злобно тявкают и рычат. Хотя во время тревоги стараются глубоко зарыться в свои норы, тем не менее мангустов отнюдь нельзя назвать трусливыми, а, напротив того, скорее даже смелыми и неустрашимыми. Людей они имеют обыкновение рассматривать с некоторым любопытством, садясь на задние ноги; когда они находятся а своих норах, то к ним можно подойти совсем близко и они не убегают, а только гневно огрызаются на любопытного. Иногда в маленькой рощице можно встретить множество мангустовых нор, одна почти подле другой, жильцы которых живут друг с другом в полном согласии. Приближение человека всю колонию приводит в сильное смущение, и все входы в норы заполняются визжащими животными. Походка и движения полосатого мангуста очень грациозны, и животное всегда содержит себя в чистоте. Мясо его считается съедобным". Относительно голоса его Ноак прибавляет, что некоторые его звуки очень напоминают крик зуйка.
        В западной Африке полосатого мангуста держат как домашнее животное на факториях, миссиях и иногда на почтовых пароходах. Он пользуется полной свободой и, раз пойманный, не стремится более убегать. Его веселый нрав делает его всеобщим любимцем; но сам он, подобно домашним кошкам, привязывается больше к дому, чем к людям, хотя нередко выказывает отдельным личностям большую преданность, всюду следует за ними, влезает им на колени, позволяет себя ласкать и гладить, причем выражает свое удовольствие разнообразным мурлыканьем. Когда ему дают яйца, он умеет сам разбивать их, действуя передними лапами, но чаще подбрасывая их задними ногами так, чтобы они ударялись о какой-нибудь твердый предмет. Полосатый мангуст так же легко приручается, как и другие виды.
        Я хочу упомянуть о мангусте-крабоеде, или урве (Herpestes urva). По внешнему виду и по строению зубов урва существенно не отличается от остальных мангустов. Морда ее вытянута и заострена, туловище узкое и сильное. Пальцы на ногах соединены большими перепонками, причем внутренние пальцы на передних и на задних ногах сидят выше остальных. Подхвостные железы необыкновенно развиты. По общей окраске урва схожа с остальными мангустами; на верхней части тела мех смешанный темно-серый и буровато-серый; нижняя часть и ноги однообразного темно-бурого цвета; лапы часто бывают черные. По верхней части туловища пробегают иногда темные полоски, от глаза к плечу идет белая резко очерченная перевязь; такие же поперечные полосы проходят и по хвосту, который у корня опушен густыми волосами. По величине урва немного превосходит другие виды своего семейства: взрослый самец имеет в длину 80-90 см, из которых около 30 см приходится на хвост.
Мангуст-крабоед или урва (Herpestes urva)
Мангуст-крабоед или урва (Herpestes urva)
        Ходжсон открыл урву в болотистых долинах Непала. Область ее распространения ограничивается незначительными возвышен- ностями юго-восточной части Гималайского хребта, Ассамом, Араканом, Тенассеримом, Бирмой и югом Китая. По мнению Ходжсона, это животное может отчасти считаться водным, потому что оно питается преимущественно лягушками и крабами. Из двух величиной с вишню подхвостных желез урва выделяет вонючую жидкость, которую может прыскать назад. Подобно своим родичам гнездится в земляных норах.
        Длинноносый кузиманзе (Grossarchas obscnrus)* представляет ман густоподобное животное и живет в западной Африке, в особенности в Верхней Гвинее. По форме морды и по подхвостному мешку это животное походит на сурикату, а по числу пальцев - на настоящего мангуста. Туловище у него плотное, круглая голова оканчивается острой мордой, хвост средней длины; ноги довольно высокие, на всех лапах имеется по пять пальцев; в верхней челюсти находится 2, в нижней 3 ложнокоренных зуба. Дальнейшими признаками этого животного служат маленькие круглые уши, глаза с круглым зрачком, снабженные третьим неполным веком, длинный язык и закрывающийся подхвостный мешок.
* Кузиманзе род мангустов, включающий четыре вида, населяющих Западную и отчасти Центральную Африку.

Длинноносый кузиманзе (Crossarchus obscurus)
Длинноносый кузиманзе (Crossarchus obscurus)
        Длина кузиманзе равна приблизительно 55 см, ни них около 20 см приходится на долю хвоста. Грубый мех однообразного бурого, на голове более светлого, спереди желтоватого цвета; шерсть его покрыта светлыми и темными кольцами.
        Путешественники умалчивают о жизни этого животного на воле. В Либерии, по Бюттикоферу, оно попадается довольно часто и носит название "ду".
        Отыскивая жуков, личинок и червей, кузиманзе пробуравливает в земле круглые отверстия, которые очень часто можно найти на лесных дорогах. В плену он испускает странные звуки, похожие на ворчанье, подобно тому как это делает европейский полчок.
        Своей походкой и торопливыми движениями он живо напоминает европейского ежа. Этих зверьков часто держат ручными в домах; я не знаю ни одного дикого животного, которое бы делалось до такой степени ручным и привязанным к человеку, как это. Они очень веселы и чистоплотны. Даже сделавшись домашними животными, они не могут отвыкнуть от врожденной наклонности буравить своей мордочкой отверстия и буравят ею в щелях полов и между пальцами ног у босых людей. Они очень любят тепло и особенно охотно ложатся на ноги человеку, если он сядет где-нибудь или остановится. Они, по-видимому, больше дневные, чем ночные, животные. С недавних пор кузиманзе иногда привозят в Европу живыми. К мангустам относятся несколько животных, главное отличие которых заключается в форме ног, так как на передних лапах у них пять пальцев, на задних - четыре, и подошвы ног отчасти покрыты волосами.
        Желтый мангуст (Cynictis penicillata) - животное, редко встречающееся в наших музеях, достигает 70 см в длину, из которых около 30 см приходится на долю хвоста. Шерсть его гладкая, хвост пушистый. Довольно равномерный рыжеватый или желто-бурый цвет принимает на голове и на ногах более темный, а на брюхе более светлый оттенок; рыжие волосы на хвосте перемешаны с серебристо-серыми; кончик хвоста белый. Над глазами и на губах торчат длинные черные щетины.
Желтый мангуст (Cynictis penicillata)
Желтый мангуст (Cynictis penicillata)
        Он водится в песчаных местностях южной Африки, к северу от мыса Доброй Надежды, живет в земляных норах, питается мышами, птицами и насекомыми; нрав его дикий и драчливый, он хитер и ловок; за ним охотятся мало или вовсе не охотятся, и потому не нашлось еще наблюдателя, который сообщил бы нам подробные сведения о его нравах и образе жизни.
        Африканская цивета (Civettictis civetta) ростом равняется приблизительно собаке средней величины, но больше похожа на кошку и по общему впечатлению стоит между куницей и кошкой. У нее выпуклая, широкая голова с несколько заостренной мордой, короткими, острыми ушами и косо прорезанными глазами с круглым зрачком. Тело вытянуто в длину и принадлежит к числу самых толстых во всем семействе; хвост средней длины или равен по длине приблизительно половине тела; ноги средней длины, и нижние стороны лап совершенно покрыты волосами. Не особенно длинный мех густой, грубый и довольно редкий; грива тянется вдоль по средней линии шеи и спины и заметна еще даже на хвосте; животное может ее приподнимать. На красивом пепельно-сером, иногда несколько желтоватом фоне выступают многочисленные круглые и угловатые черно-бурые пятна разной величины и расположенные у разных особей по-разному. Хвост, который еще у корня довольно густо усажен волосами, имеет около 6-7 черных колец и оканчивается черно-бурым кончиком. Тело животного имеет в длину около 70 см, хвост - 35 см, высота в холке - 30 см.
Африканская цивета (Civettictis civetta)
Африканская цивета (Civettictis civetta)
        Родина циветы - Африка, и главным образом западная часть ее, а именно Верхняя и Нижняя Гвинея. Она встречается и в восточной Африке, но лишь отдельными экземплярами; по крайней мере она хорошо известна суданцам. В нынешней Германской восточной Африке она, суде по зоологическим заметкам Р. Бема, обработанным Ноаком, по-видимому, обыкновения, но ее редко приходится видеть. Бем получил в середине января детеныша, родившегося за несколько дней до того, а в июне - детенышей, еще кормившихся молоком. В Гвинее цивета живет, говорят, на бесплодных плоскогорьях и горах, скудно поросших деревьями и кустами. Подобно большинству видов своего семейства, она скорее ночное, чем дневное, животное. Днем она спит, вечером выходит за добычей и отыскивает мелких млекопитающих и птиц, которых может одолеть, крадучись или застав их врасплох. Говорят, что яйца птиц составляют ее любимую пищу и в отыскивании гнезд она обнаруживает большое искусство и ради этой любимой пищи взбирается даже на деревья. В случае нужды она поедает и земноводных и даже плоды и корни. Это подтверждают и наблюдения экспедиции Гюссфельдта в Лоанго, из которых видно, что эти животные в области Конго очень обыкновенны, но их редко случается видеть.
        В неволе их держат в особых хлевах или клетках и кормят мясом, и особенно птицами. Если они пойманы молодыми, то не только гораздо лучше переносят потерю свободы, чем пойманные старыми, но и становятся очень скоро ручными и доверчивыми. Пойманные старыми нелегко приручаются, навсегда остаются дикими и часто кусаются. Они очень раздражительны и, будучи рассержены, горбят спину, как кошки, поднимают дыбом гриву и издают хриплый звук, несколько похожий на ворчание собаки. Сильный запаха мускуса, издаваемый циветами в неволе, делает их едва выносимыми для слабонервных людей. В парижском Ботаническом саду одну цивету держали пять лет. Она всегда издавала запах мускуса. Если ее дразнили и она сердилась, то у нее выпадали из мешка маленькие кусочки пахучей массы - цибет, но обычно она опоражнивала мешок лишь через 14-20 дней. На свободе животное для опорожнения мешка трется о деревья и камни; в клетке оно прижимает его к жердям. Благодаря этому мешку человек и обратил внимание на цивету. Прежде цибет служил лекарственным средством; в настоящее время он входит как существенная составная часть во многие благовония*.
* В некоторых частях Африка цивет содержат и сейчас в клетках. Один зверь продуцирует в неделю 3-4 грамма мускуса.

        Альпинус видел в Каире цивет в железных клетках у многих евреев. Им давали исключительно мясо, чтобы они выделяли по возможности больше цибета и тем приносили хороший доход. В его присутствии выдавливали цибет; говорили, что одна драхма этого вещества стоит 4 дуката. Для той же цели животное это держали в домах также в Лиссабоне, Неаполе, Риме, Мантуе, Венеции и Милане, а также в некоторых городах Германии и особенно в Голландии.
        Для добывания цибета животное крепко привязывают веревкой к прутьям клетки, выворачивают пальцами мешок и выжимают содержимое желез через многочисленные выводные протоки, открывающиеся в сумку. Прилипающий к пальцам салообразный сок снимают ложкой и смачивают железистый мешок кокосовым молоком или молоком животных, чтобы успокоить боль, причиняемую животному при выдавливании. Как правило, цибет берут два раза в неделю и получают при этом весьма разные количества. В свежем состоянии он представляет белую пену, которая затем буреет и слегка теряет запах. Большая часть его поступает в продажу фальсифицированным, но и настоящий цибет должен подвергаться еще различной обработке, прежде чем станет годным к употреблению. Только что добытый цибет смешан с волосами, и запах его так силен, что, провозившись с ним даже короткое время, чувствуешь дурноту. Чтобы очистить, его намазывают на листья бетеля, вытаскивают попавшие в него тонкие волосы, обмывают его водой, затем лимонным соком и, наконец, сушат на солнце. Затем его помещают в оловянные или жестяные коробки и в таком виде пересылают заказчикам. Лучшим сортом считается цибет азиатской виверры и именно с Буру, одного из Моллукских островов. Яванский цибет считается лучше бенгальского и африканского. Однако все это зависит, конечно, лишь от того, до какой степени вещество это очищено. В настоящее время торговля цибетом значительно упала, так как цибету все больше предпочитают мускус. Как правило, у самцов удается взять меньше цибета, чем у самок, но зато он лучшего качества. Чекки уверяет, даже ссылаясь на слова тех, кто разводил их в Каффе, что только самцы доставляют ценный цибет, между тем как самки выделяют "довольно дурно пахнущую массу", почему их даже и не ловят, а выпускают, если они случайно попадают в сети. "Им отрезают, однако, когти, чтобы в другой раз узнать их по следам".
        По словам Чекки, который жил в Каффе лет десять назад, там ежегодно ловят до 200 виверр, отыскивая их убежища по следам, обставляя его сетями и выгоняя обитателей шумом. Их продают на рынке за пластинки соли и стеклянные бусы стоимостью около 40 копеек за животное. Наибольшее количество цибета животные доставляют в период своего полного развития. Их содержат в просторных чистых хижинах, в таких узких прямоугольных клетках, чтобы они не могли в них повернуться. К передней стороне клетки приделано корыто для корма, в задней стороне находится отверстие, через которое сторожа могут, не боясь укусов, вынимать массу посредством деревянной, смазанной маслом лопатки. Постороннему неохотно разрешают вход в это помещение, боясь, чтобы его взгляд не помешал отделению цибета. Владелец должен заботиться об обильной и подходящей пище для животных; обычно им дают сырое или полусырое мясо, приготовленное с маслом, и муку, сваренную в мясном бульоне. Помещение отапливается с помощью жаровень, чтобы облегчить этим отделение желаемого вещества. Чекки говорит, что сто вивер съедают в четыре дня 6-7 быков. Промысел тем не менее оплачивается очень хорошо, так как одно животное дает через четыре дня по 80-100 граммов цибета, цена которого колеблется приблизительно от 1,8 до 6,7 марки, а бык обходится крупным землевладельцам Каффы не более 1,6-2,4 марки. Цибет очень легко гниет и портится при высокой температуре, поэтому его заботливо сохраняют в сухих и прохладных местах. Его хранят обычно в бычьих рогах и продают, смотря по спросу, обусловливаемому временем года, за одну-три пластинки соли ценой в 0,6-1,8 марки за "вокит", или вес талера, то есть 27 граммов. Каффа так богата цибетом, что повышения цены не наступает даже тогда, когда в один день покупают до ста килограммов. Главная масса вывозится на берег моря и на Восток. До настоящего времени тщетно старались объяснить себе пользу этого железистого отделения для животного. Что оно не пользуется цибетом таким же образом, как американская вонючка своим смрадным выделением, т.е. для устрашения врагов, это несомненно*. Возможно, оно служит приманкой для животных разного пола. Было бы важно узнать поточнее об образе жизни этого животного на свободе, но приходится признать, что все наблюдения и отчеты о путешествиях крайне бессодержательны в этом отношении, и можно справедливо удивляться, что и неученые так мало обратили внимания на столь замечательное и полезное животное. Сам я имел мало возможности наблюдать африканскую виверру.
* Выделения околоанальных желез виверр имеют, в первую очередь, функцию маркировки территории. Зверь трется седалищем о подходящую палку? или камень, оставляя запаховую метку, несущую информацию о том. что территория занята, и о ее хозяине. Собственно, так метят свои участки многие хищники. У мусанга и пагумы железы могут выполнять и защитную функцию: звери, подобно скунсу, брызгают мускусом во врага.

        Почти то же самое, что можно сказать об африканской цивете, относится и к азиатской цивете (Vivefга zibetha)**, которую долгое время считали разновидностью африканского вида.
* * Азиатская цибета (Vivetra zibetha) распространена от Непала и восточной Индии до южного Китая и Малайи. Внешне сходна с африканской циветой, от которой отличается несколько более легким сложением и строением зубов. Длина тела 58-95 см, длина хвоста 30-48 см, вес до 11 кг. Как и ее африканский родич, азиатская цивета населяет и леса, и открытые пространства, если на них достаточно густой травяной или кустарниковый покров; ведет преимущественно наземный образ жизни.

        Однако она не только отличается от циветы окраской и рисунком шерсти, но и имеет различные отклонения во внешнем виде. Ее голова острее, тело тоньше, уши длиннее, чем у циветы, и волосы нигде не образуют гривы. Основной цвет темный буровато-желтый, на котором выступает большое число густо расположенных темно-рыжих пятен различной формы. На спине эти пятна сливаются в широкую черную полосу, на боках они не очень резки. Ноги буровато-рыжие, хвост имеет черный кончик и различное число более или менее резко ограниченных колец. У взрослого животного длина тела равняется 80 см, длина хвоста - 56 см, при высоте в холке 38 см; вес его равен 8-12 кг.
        Азиатская виверра была широко распространена малайцами, которые называют ее "тангалонг", по фон Розенбергу, правильнее "тинггалонг". Родина ее, по словам Блэнфорда, Бенгалия, Ассам, Бирма, южный Китай, Сиам и Малаккский полуостров. В Непале и Сиккиме она поднимается в Гималаях до значительной высоты, встречается, может быть, и в восточном Тибете, напротив, на юг и на запад она распространена немного далее Бенгалии, так как ее нет в средних провинциях Декана. Виверра, встречающаяся в западной части южной Индии, это, вероятно, другой вид (Viverra civettina) и, по словам Жердона, встречается и на Цейлоне. В Бенгалии цивета приносит в мае и июне 3-4 детенышей, которые, по словам Ходжсона, рождаются, вероятно, с открытыми глазами. Продолжительность беременности неизвестна.
        Азиатская виверра живет вообще поодиночке, днем прячется в рощах, кустарнике и травянистых чащах, а ночью бродит, посещает нередко жилые места и крадет, особенно кур и уток. Вообще же она питается как плодами и различными корнями, так и насекомыми, лягушками, змеями, яйцами и всякими птицами и млекопитающими, которых может одолеть.
        Из всех виверровых генеты отличаются очень вытянутым телом, голой продольной полоской на нижней стороне ступни, пятипалыми передними и задними ногами со втяжными когтями, длинным хвостом и средней величины ушами. В заднепроходной области находится неглубокий железистый мешок, который открывается наружу у края заднего прохода двумя отдельными выводными протоками. Многие очень сходные между собой виды населяют Азию и Африку, откуда один, по-видимому, перешел и в Европу.
        Самый известный вид обыкновенная генета (Genetta genetta)*, единственная виверра, встречающаяся в Европе, где кроме нее, из представителей этого семейства водятся еще два вида мангуста.
* Обыкновенная генета распространена в Африке к югу от Сахары, в северной Африке, Аравии, а так же в Европе: в Испании, Франции. Португалии и на Балеарских островах. Размером с кошку: длина тела 40-55 см, хвост примерно такой же длины, вес около 2 кг. Самцы немного крупнее самок. Предпочитает открытые сухие местообитания, саванны и даже полупустыни, но с густым растительным покровом.

        Тело ее достигает в длину 50 см, хвост - 40 см, высота плеч - 15-17 см. Тело, покоящееся на очень коротких ногах, чрезвычайно стройно, голова мала, сзади широка и отличается длинной мордой и короткими, широкими, с тупыми кончиками ушами. Глаза с таким же зрачком, как у кошек, днем сужаются и принимают вид щели. Заднепроходная железа мала и выделяет лишь незначительное количество жирной жидкости, пахнущей мускусом. Основной цвет короткого, густого и гладкого меха светло-серый, переходящий в желтоватый; по бокам тела расположены четыре-пять продольных рядов пятен различной формы и черного цвета, редко смешанного с рыжевато-желтым, а на верхней стороне шеи - четыре непрерывные продольные полоски, направление которых сильно изменяется. Горло и нижняя часть шеи светло-серые; темно-бурая морда имеет светлую полоску над спинкой носа, пятно около глаза и маленькое пятно над глазом; конец верхней челюсти белого цвета. Хвост имеет семь или восемь белых колец и черный кончик.
        Настоящей родиной этого крайне изящного, но при этом очень хищного и кровожадного, злого и смелого зверька следует считать горы Атласа и северной Африки. Однако он встречается также в Европе, главным образом в Испании и южной Франции. Уже в Испании генета встречается в удобных местах постоянно, хотя ее крайне редко удается увидеть. Она живет как на безлесных и лишенных деревьев горах, так и на лесистых, однако спускается и на равнины. Влажные места рядом с источниками, местности. богатые кустарником, каменистые обрывы составляют ее любимое местопребывание. Здесь одинокий охотник иногда вспугивает зверька и днем, но, как правило, благодаря сходству цвета ее меха с обломками скал и даже с голой землей она так быстро исчезает, что охотник не успевает выстрелить. Она извивается с ловкостью змеи между камнями, растениями, травой и кустами и в мгновение ока совершенно скрывается за ними.
        Гораздо чаще можно встретить ее ночью, посещая ее любимые места. Лишь довольно поздно после заката солнца и, во всяком случае, после того, как сумерки вполне наступили, она появляется и неслышно скользит от камня к камню, от куста к кусту, старательно нюхая и прислушиваясь по всем направлениям, всегда готовая при малейшем признаке присутствия мелкого животного напасть на него и задушить. Мелкие грызуны, птицы и их яйца, а также насекомые составляют ее пищу, которую она умеет доставать из самых скрытых мест. Для плохо огороженных курятников и голубятен она так же опасна, как куница и хорек, но такие разбои с избытком компенсирует ревностной охотой за крысами и мышами, которые составляют главную часть ее пищи. Движения ее красивы и изящны, быстры и ловки. Я не знаю никакого другого млекопитающего, которое, подобно ей, умело бы двигаться с гибкостью змеи и с быстротой куницы. Ее удивительная подвижность вызывает восхищение. Кажется, будто у нее тысяча сочленений. При нападениях она неслышно скользит по земле, вытянув так свое узкое тело, что оно вместе с хвостом составляет одну прямую линию, и, расставив ноги насколько возможно, вдруг сильным прыжком бросается на добычу, хватает ее с неизменной верностью, душит, издавая довольное ворчание, и принимается за еду. Во время еды она поднимает шерсть дыбом, как будто ей постоянно приходится бояться потерять добычу. Она умеет также превосходно лазать и не теряется даже в воде.
        О размножении ее на свободе не известно ничего*.
* По современным сведениям, генета приносит детенышей дважды в год, в середине-конце весны и в конце лета. Беременность 56-77 дней. Рождается от 1 до 4. обычно 2-3 детеныша.

        В Марокко генету содержат в домах для тех же целей, что и нашу домашнюю кошку, - она истребляет крыс и мышей. Уверяют, что она с большим усердием и умением занимается этим делом и способна в короткое время очистить целый дом от крыс и мышей. Ее чистоплотность делает ее приятным сожителем, но запах мускуса, который она в короткое время передает всему дому, похоже, слишком силен для европейцев.
Пятнистая генета (Genetta tigrina)
Пятнистая генета (Genetta tigrina)
        Однако могут встречаться и исключения. О Чинчочо, прежней станции экспедиции Гюссфельдта в Лоанго, Пехуель-Леше рассказывает следующее: "Мы не раз держали виверр и генет. Первые очень непривлекательные животные, которым никогда нельзя вполне доверять и запах которых скоро становится крайне невыносимым; последние же делаются чрезвычайно ручными, знают свое имя и бегают даже среди бела дня, как собака, за своим хозяином и доставляют необыкновенно много удовольствий. Движения этого несоразмерно вытянутого в длину и длиннохвостого, но очень коротконогого животного с узкой головой, гладким серо-желтым мехом, украшенным матово-черными пятнами, так изящны и ловки, так определенны и сильны и в то же время гибки, что никогда не устаешь смотреть на него, прыгает ли оно, делая волнообразные движения, или, невероятно вытянувшись, подкрадывается к чему-нибудь, как змея или ящерица. В нашем главном бараке поселилась одна полувзрослая генета и, по-видимому, в изобилии добывала себе для пропитания крыс, которые, к сожалению, в огромном количестве водились тут. Когда мы по вечерам сидели и болтали в общей комнате, она часто прибегала по нижней балке крыши, с любопытством смотрела на нас и затем смелым прыжком бросалась вниз на стол. Здесь она по своему обыкновению проворно скользила от одного к другому, издавая тихие звуки, позволяла короткое время гладить и дразнить себя и скоро исчезала так же, как и появлялась". Шкура генеты ценится за ее мех. После победы Карла Мартелла над сарацинами в 732 году при Туре было добыто много одежды с этим мехом; как рассказывает Пеннан, в это время был учрежден Орден Генетты, членом которого были первые из князей.
        Древние, по-видимому, не знали этого животного; во всяком случае, очень сомнительно, подразумевал ли Оппиан именно его под названием "маленькая пятнистая пантера". Но Исидор Гиспальский и Альберт Великий упоминают о ней и рассказывают, что мех ее очень ценился уже в то время.
        Из виверр Грэй выделяет полосатого линзанга (Prionodon linsang)* в качестве представителя особого рода, хотя это животное мало отклоняется от общего характера группы.
* Полосатый линзанг некрупная изящная виверра, распространенная в Таиланде, Малайе и на Больших Зондских островах. Длина тела 35-45 см, хвост немного короче, вес 600-800 г. Линзанг населяет тропические леса, где ведет полудревесный образ жизни. Часто селится в дуплах или сооружает гнезда из веточек и листьев. Питается мелкими позвоночными и насекомыми. Биология до сих пор изучена плохо.

        Очень острая голова, необыкновенно вытянутое в длину тело на коротких ногах, хвост, почти равный по длине телу и лишенный гривы, гладко прилегающий мех - все это внешние признаки животного, зубная система которого состоит из 38 зубов, причем на верхней челюсти лишь один бугорчатый зуб, а все коренные зубы имеют очень острые бугорки. Длина тела равняется приблизительно 70 см, из которых 30-32 см приходится на хвост. Светло-серый или желтовато-белый цвет составляет основную окраску короткого и мягкого меха, на котором видны черно-бурые пятна и полосы; из них лишь одна полоса с каждой стороны, начинающаяся над глазом, проходящая по плечам и бокам тела и здесь разделяющаяся на пятна, и четыре поперечных полосы на спине до некоторой степени правильны; все же остальные пятна разбросаны в беспорядке. Ноги разрисованы темными пятнами, хвост имеет семь широких темных колец и светлый кончик.
        Родиной линзанга Стерндаль называет Яву, Суматру, Малаккский полуостров и Сиам; напротив Блэнфорд ограничивает распространение его Явой, Борнео и, может быть, Суматрой. Описывая покрытые отдельными кустами травянистые равнины и горные склоны Явы, Юнгхун говорит о местопребывании и образе жизни этого животного на свободе следующее: "Если не боишься тигров и пойдешь в начале ночи насладиться прохладным вечерним воздухом и побродить между кустами, то иногда случается слышать испуганный крик бедной курицы или утки и видеть, как линзанг быстро бежит, держа добычу в кровавой пасти. Яванцы причисляют это изящное хищное животное к тиграм, повод к чему, без сомнения, дала пантерообразная шкура, беловатая с темными пятнами, и чрезвычайно тонкая вытянутая форма тела, шеи и хвоста. По-видимому, линзанг обыкновеннее в восточной части Явы, особенно у подножия гор, где разбросаны лишь отдельные маленькие деревушки, чем в западной части Явы. Он часто нападает на домашних птиц, но может быть опасен лишь курам и уткам".
Полосатый линзанг (Prionodon linsang)
Полосатый линзанг (Prionodon linsang)
        Страннохвосты, или мусанги, полусто- походящие животные, задняя часть пятки голая и усеяна бородавками; хвост, от которого, по-видимому, и происходит их название, имеет у некоторых видов свойство закручиваться в кольца, но это свойство вовсе не поражает в такой степени, чтобы видеть в нем главный отличительный признак. Передние и задние ноги имеют по пять пальцев с более или менее выдвижными когтями, которыми страннохвосты, подобно кошкам, пользуются при схватывании добычи и при обороне. Глазами своими, об устройстве которых говорилось выше, они тоже напоминают кошек. Железистый мешок заменяется у них голой продольной складкой у заднего прохода, причем отдельные железы все-таки существуют. Зубная система состоит из 40 зубов.
        Все виды страннохвостов живут в южной Азии и на прилежащих островах, преимущественно на Зондских. Как все ночные животные, они с заходом солнца выходят на грабеж, быстро шмыгают по лесам, отлично лазают, умеют ловко ловить птиц и гоняться за мелкими млекопитающими, которые служат им пищей. Впрочем, помимо этого они питаются растительной пищей, иногда даже предпочитают ее животной и вследствие этою совершают набеги на сады и плантации, не менее опустошительные, чем их грабительские нападения на птичьи дворы. Их ловят и часто доставляют живыми в Европу, где они, не требуя особого ухода, живут по нескольку лет и легко размножаются в клетках. Из-за их сонливости они большей частью находятся на свободе, и даже днем их не держат на цепи. Вонючие выделения из желез делают их для многих крайне противными животными.
        Среди страннохвостов обыкновенный мусанг, пальмовая цивета (Paradoxitrus hermaphroditus) *, по строению тела и окраске меха напоминает генету.
* Мусанг одна из самых широко распространенных виверр в Азии. Мусанги всеядны, ведут полудревесный образ жизни
.
Обыкновенный мусанг (Paradoxitrus hermaphroditus)
Обыкновенный мусанг (Paradoxitrus hermaphroditus)
        Величиной своей она приближается к домашней кошке: длина туловища 45-55 см, хвост почти такой же длины; высота в колке 18 см. Туловище вытянуто, хотя довольно коренасто; ноги короткие и сильные; длинный хвост может закручиваться в разные стороны; уши средней величины; очень выпуклые глаза имеют карюю радужную оболочку и крайне подвижный зрачок, который может суживаться чуть не в волосок. Мех состоит из густого подшерстка и тонких волос ости. Основная окраска его буро-серая, почти черная, но оттенки ее меняются в зависимости от освещения. Большей частью спина не полосатая, но встречаются экземпляры, особенно из молодых, у которых вдоль позвоночника идут неясные темные полосы, образовавшиеся из слившихся между собой черных пятен. Голова, ноги и конец хвоста черные; под глазами, а часто и над ними, равно как и по обеим сторонам носа, идут белые, а иногда серые пятна. По Блэнфорду, эти внешние признаки часто меняются, что весьма затрудняет правильное подразделение этих животных на виды, из которых одни распространяются исключительно в западных частях, а другие в восточных.
        Цивета водится на Цейлоне и в Индостане до подошвы Гималайского хребта, за исключением немногих областей, почти повсеместно, где есть леса; впрочем, встречается также и в степях, а равным образом и в поселках, где зачастую устраивает себе жилище где-нибудь под крышей или в сараях. В лесу ведет образ жизни лесного животного и днем все время спит, приютившись на ветви или в дупле дерева, которое служит ей любимым гнездом; тут она большей частью и плодится, принося сразу по четыре-шесть детенышей. По Тиккелю, она дает знать о своем присутствии испражнениями, которые кладет на поваленные деревья. Как и все прочие члены этого семейства, цивета охотится по ночам за млекопитающими и птицами, таскает из гнезд яйца и птенцов, истребляет ящериц, змей и насекомых, но особенно любит плоды. Она наносит большой ущерб ананасовым плантациям и часто появляется незваным гостем на кофейных плантациях.
        Будучи поймана молодой, пальмовая цивета легко приручается. Содержание ее, как и всех других страннохвостов, не составляет особого труда, так как она удовлетворяется всем, что ей дают: мясом, яйцами, булками, рисом и разными плодами.
        Во всех странах, лежащих на восток от Бенгальского залива: в Бирме, Сиаме, на Малаккском полуострове, на Суматре, Яве и Борнео пальмовая цивета заменяется другим подвидом – малайским мусангом. По Розенбергу, мусанг встречается также в Новой Гвинее, куда, однако, его, должно быть, завезли*.
* На Новой Гвинее мусанг не встречается, однако он завезен местными жителями на многие острова, в частности Тимор, Филиппинские, Сулавеси, где ранее не обитал, в качестве истребителя крыс и мышей.

Малайский мусанг (Paradoxurus hermaplwoclitus)
Малайский мусанг (Paradoxurus hermaplwoclitus)
        Ростом он немного меньше предыдущего вида страннохвостов и имеет более короткий и грубый мех. Длина его туловища - 42 см, хвост, по обыкновению, немного короче туловища. Окраска шерсти также сильно изменчива. Мне представлялись случаи видеть массу разновидностей. Юнгхун передает нам несколько рассказов о набегах этих животных на кофейные плантации Явы и об их образе жизни на свободе. Когда созревают плоды кофейного дерева, краснея своей яркой оболочкой, и наступает время сбора и сушки спелых ягод, то по дороге от кофейных плантаций, изрезанной по всем направлениям тропинками, "можно часто видеть своеобразные белые кучи испражнений животного, состоящие из слепленных, но ничуть не поврежденных бобов кофейного дерева. Это кал мусангов, которых так ненавидят горные жители за их грабительские набеги на птичьи дворы; впрочем, мусанг не менее охотно питается и другими плодами, особенно от диких пальм; любимым же его местом пребывания во время созревания плодов служат кофейные плантации, где часто и ловят его яванцы.
        Животное переваривает только мясистую сочную оболочку плода, а зерно выбрасывает вместе с калом, так что оно остается нимало не поврежденным и так же хорошо идет в употребление, как и сорванное с дерева. Яванцы уверяют, что это наилучшие семена кофейного куста, вероятно, потому, что животное ест только самые хорошие, зрелые плоды*.
* Очень многие животные, питающиеся плодами, не повреждают семян и даже увеличивают их всхожесть и при этом уносят от родительского растения. обеспечивая расселение того или иного дерева. Некоторые деревья тропического леса уже не могут существовать и расселяться без таких добровольных "помощников" со стороны животных.

        Кроме того, мусанг питается еще птицами и насекомыми, ловит много диких куриных птиц, высасывает яйца в гнездах и особенно падок до этого лакомства. Если поздно вечером пойти прогуляться по кофейной плантации, где понемногу наступает невозмутимая тишина, то можно иногда видеть, как мусанг прыгает между деревьями. Он веселого нрава, особенно в период безмятежной юности, проворен в своих движениях и легко приручается. В неволе мусанг довольствуется по целым неделям одними бананами и так быстро привыкает к дому, что его можно пускать бегать и без привязи".
        Еще один вид виверровых, живущий в Китае и на Формозе и выделенный Грэем, имеет большие, но короткие треугольные плотоядные зубы и некоторые несущественные особенности в строении черепа. Мы назовем его пагума, или гималайская цивета (Pagiima larvata)**.
* * Гималайская цивета отличается от мусанга немного большими размерами (длина тела до 76 см, масса до 5 кг) и отсутствием пятен в окраске, а также зубами, более, чем у мусанга приспособленными для поедания мяса. Она распространена вовсе не только в Китае и на Тайване, но населяет леса от Западных Гималаев до Малайи, острова Хайнань и Больших Зондских островов. Человеком заселена в Японию, на остров Хонсю.

        По величине пагума не отличается от своих родичей. Окраска его густого роскошного меха на голове по большей части черная, но на щеках, нижней челюсти, на горле и на шее серая, а на верхней части туловища желтовато-серая. От голого кончика носа идет по лбу и затылку белая полоса, другая такая же расположена под глазами, а третья - над ними. Уши, кончик хвоста и ноги черные. В корне темно-серые, а сверху почти черные волосы меха имеют посредине темное кольцо и белый кончик. Впрочем, пагуму, как и других страннохвостов, нередко можно встретить самой разнообразной окраски.
        По существующим до сих пор исследованиям, родиной пагумы нужно признать Китай и остров Формозу. Однако и там он водится в не особенно большом количестве, так как китайцы, называющие его "иу-мин-мао", что значит "кошка, имеющая лицо из драгоценного камня", очень редко могут предложить его естествоиспытателям не только в живом виде, но и убитым. Свинхое называет пагуму животным, любящим деревья, и замечает, что он отлично лазает. "Я держал, - говорит он, - одну из этих виверр на цепи под верандой в продолжение нескольких месяцев. Она предпочитала жареное мясо сырому, не особенно любила яйца и мелких птиц. Чучело змеи, напротив, возбудило ее живейшее внимание: одним прыжком она вскочила на него, схватила и стала трясти. Когда я дал ей рака, она обнюхала его, вытерла себе морду, как это проделывают собаки, евшие падаль, однако не съела его. Пущенный на свободу пагума влезал на двери, стулья и столы, крепко держась передними ногами, а задними подталкиваясь вперед. Он бегал взад и вперед во всю длину своей цепи, вдруг поднимался на задние ноги и испускал крик, похожий на трель. Прохожих собак он отгонял от себя, показывая им зубы. В течение дня спал, большую же часть ночи бодрствовал. Жара для него была очень неприятна и возбуждала сильную одышку".
        Животное, напоминающее речную выдру, - это выдровая цивета, или мампалон (Супоgale bennetti). Туловище этого достопримечательного существа короткое и толстое, голова длинная, морда довольно заостренная, ноги и хвост очень короткие, подошвы голые, на лапах по пять пальцев, наполовину соединенных между собой перепонкой и вооруженных выгнутыми когтями.
Выдровая цивета (Cynogale bennetti)
Выдровая цивета (Cynogale bennetti)
        Особенно замечательны в этом животном большие усы, состоящие из длинных желтовато-белых щетин; снизу и сверху их растут более тонкие бурые волосы, а на щеках торчат еще два пучка длинных и крепких беловатых щетин. Устройством зубной системы, заключающей в себе 40 зубов, мампалон столь же близок к всеядным животным, сколь и к настоящим плотоядным. Окраска его меха желтовато-бурая, тонкие волосы ости в середине желтовато-белые или черные; на животе попадаются отдельные длинные волосы с белыми копнами, горло и нижняя губа черно-бурые, ноги темнее, глаза карие, подбородок и пятно над глазами желтовато-белые, нос черный. Сильно округленные уши покрыты снаружи маленькими, короткими, черными волосками. Длина туловища достигает 60-65 см, хвост - 15 см.
        Это животное водится около рек и озер Малаккского полуострова, Суматры и Калимантана, но оно умеет - и притом довольно ловко - лазать по наклонным деревьям и по толстым сучьям; питается мампалон рыбой, птицами и плодами. Больше, кажется, ничего не известно об образе жизни этого вида виверр*.
* Выдровая иивета живет в болотистых местах и по берегам лесных рек, отлично плавает, в том числе под водой.

        В новейшее время в зоологических садах часто можно видеть еще одну виверру – рассу, или малую цивету (Viverricula indica). Она значительно меньше, но с более длинным хвостом, чем животные, описанные выше; длина ее тела равняется 60 см, длина хвоста несколько менее, вес 2-3 кг. Ее отличает очень узкая голова с относительно большими ушами. Жесткий мех серо-бурого цвета с черным и испещрен рядами темных пятен; хвост с многочисленными кольцами.
        Расса живет от подножия Гималаев по всей Индии, кроме местностей, прилегающих к Инду, и западной части Радшпутана; на Цейлоне, в Ассаме, Бирме, южном Китае, на Малаккском полуострове, Суматре, Яве и, вероятно, на других южноазиатских островах.
Расса, или малая цивета (Viverricula indica)
Расса, или малая цивета (Viverricula indica)
        Она водится на Сокоторе, хотя сюда, вероятно, завезена, на Коморских островах и на Мадагаскаре. Живет в норах или между скалами, в чащах, иногда около человеческих жилищ и даже в них; говорят, ловко лазает по деревьям и бродит нередко и днем. По Ходжсону, она по большей части выходит на поиски пищи поодиночке, питается кроме различных плодов и корней мелкими млекопитающими и птицами, а также яйцами, лягушками, змеями и насекомыми. При случае похищает и домашних птиц, почему ее особенно не любят в южном Китае. Судя по различным рассказам, яванскую рассу нельзя совсем приручить; об индийской рассказывают прямо противоположное, и Желдон говорит, что держал у себя несколько совершенно ручных животных этого вида.
        Расса приносит четыре-пять детенышей. На родине она пользуется большим почетом благодаря цибету, употребление которого очень популярно развито среди малайцев*.
* Малая цивета населяет леса и открытые пространства; живет в норах, которые обычно выкапывает сама. Всеядна.

        Этим благовонным веществом в смеси с другими пахучими веществами не только душат платье, но и опрыскивают комнаты и постели; но этот запах невыносим для европейцев.
        Рассу держат в клетках, кормят рисом и бананами или, для перемены, птицами и через определенное время собирают у нее цибет, как описано выше. До самого употребления цибет хранят в воде. Говорят, что после обильного кормления животного бананами он становится особенно благовонным.
        Фосса (Cryptoprocta ferox) с кошками сходна по общему строению, виду морды и по довольно сильно втягивающимся когтям; с виверрами вытянутой формой тела, низкими ногами, короткими яйцевидными ушами, длинными усами, заметно развитым железистым мешком около заднепроходного отверстия, голыми ступнями и другими признаками. Череп длиннее и уже, чем у кошек, нижняя челюсть тоньше, промежуток между клыками и коренными зубами верхней челюсти и первый коренной зуб больше, чем у кошек, в нижней челюсти четыре коренных зуба, а не три.
        Фосса достигает 1,5 м общей длины, из которых на хвост приходится 68 см, но очень низкая, так как ноги имеют лишь 15 см в высоту. Мех, состоящий из коротких, но густых и несколько жестких волос, которые на голове и ногах кажутся как бы подстриженными, красновато-желтого цвета, темнее на спине, так как здесь отдельные волосы покрыты бурыми и бледно-желтыми кольцами; на ушах снаружи и внутри находятся более светлые волосы; усы частью черного, частью белого цвета; радужная оболочка зеленовато-желтого цвета и похожа на радужную оболочку домашней кошки.
        Родина фосса - остров Мадагаскар**. Ее знают здесь повсюду, боятся до смешного, утверждают, что она нападает даже на человека, и рассказывают множество басен, в которых она играет значительную роль.
* * Эволюционируя в изоляции на Мадагаскаре, фосса стали самым крупным хищником на этом острове, заняв в природном сообществе место кошек и сделавшись удивительно на них похожей.

        О жизни ее на свободе мы не имеем еще достаточно сведений, так как до сих пор ни один европеец хорошенько ее не наблюдал, и даже Поллен передал главным образом рассказы туземцев. По словам мадагаскарцев, фосса, кроме времени спаривания, живет поодиночке в лесах, усердно посещает дворы, чтобы красть кур, и настолько же отличается силой, насколько и кровожадностью. Обыкновенно она живет на земле, но иногда взбирается, как говорят, на деревья и ревностно охотится здесь за полуобезьянами, так как особенно любит мясо этих животных. Во время спаривания попадается, говорят, по четыре-восемь фосс вместе, которые в этом случае, по крайне сомнительным рассказам туземцев, без колебаний нападают на человека. Кроме того, говорят, что фосса гасит огонь, царапая землю лапами, что она, желая добыть кур, распространяет вокруг курятника ужасное зловоние, от которого куры погибают, и т. п. Во всяком случае, она представляет собой опасного врага домашних птиц, так как убитый Полленом самец, "хищник первого разряда", в короткое время утащил 1 индюка, 3 гусей и около 20 кур. По уверению огорченного хозяина упомянутых птиц, фосса не довольствуется такой добычей, а при случае нападает также на поросят и других домашних животных и умерщвляет их. Нечего удивляться, что мадагаскарцы жестоко ненавидят ее и по возможности истребляют и даже мучают перед смертью*.
* Фосса иногда нападает на домашних свиней и даже на телят зебу. На человека она может напасть, только будучи ранена. Фоссы стараются избегать контакта с человеком и приближаются к жилищам лишь в крайних случаях.

        Охота на нее не особенно трудна. Когда Поллен объявил нескольким мадагаскарским охотникам о своем желании убить фоссу, то они свели его до восхода луны в чащу, поблизости от незадолго до того ограбленного села, и приманили фоссу из ее убежища с помощью петуха, которого заставляли петь и клохтать, дергая за веревку, привязанную к его ноге. Через полчаса, в течение которого петух кричал во всю глотку, вдали послышалось ворчание, похожее на собачье, и вскоре после того стали видны две тени, скользившие по траве. Подойдя несколько ближе, хищники остановились и стали прислушиваться, так что Поллену пришлось со своей стороны подползти к ним, чтобы приблизиться на выстрел.
        О смешном страхе мадагаскарцев перед фоссой наш сотоварищ рассказывает забавную историю. Цудсе, туземец-охотник Поллена, встретил фоссу, которая при его появлении выразила фырканьем свое удивление. Вместо того чтобы пойти на ненавистного врага, перепуганный охотник, дрожа всем телом, бросил ружье, влез на дерево и оставался на безопасных ветвях до тех пор, пока фосса не скрылась в ближайшем кусте. Туземцы едят мясо фоссы и очень ценят его за вкус.
        Бинтуронг (Arctictis binturong), называемый англичанами "черной медвежьей кошкой"**, отличается тем, что из 40 зубов на каждой стороне верхней и нижней челюсти находится по четыре ложнокоренных и по два настоящих коренных зуба, из которых четыре верхних ложнокоренных обычно выпадают.
* * Бинтуронг отличается от прочих виверр длинной косматой шерстью и обычно медленными неторопливыми движениями. Это крупная виверра, с длиной тела до 96 см. более коротким хвостом и весом до 14 кг. Распространен от Непала до Индокитая и Зондских островов. Ведет полудревесный образ жизни.

        Длина его от 1,5 до 1,35 м, причем почти половину длины составляет очень длинный завивающийся хвост. Туловище у него плотное, голова толстая, морда удлиненная; ноги короткие и сильные, ступни с голой нижней частью и с пятью пальцами, снабженными довольно крепкими, немного втяжными когтями. Густой, довольно жесткий, волнистый мех покрывает тело. На коротких закругленных ушах волосы образуют кисточки, на туловище же, и особенно на хвосте, они также очень длинны, только конечности покрыты короткими волосами. Толстые белые усы окружают морду с обеих сторон лучистым венцом. Цвет шерсти матово-черный, на голове переходит в серый, а на конечностях - в буроватый; края ушей и брови имеют белый оттенок. Самки бывают, говорят, серыми, а детеныши - желтоватыми, потому что кончики черных волос имеют вышеназванные цвета.
        Бинтуронг живет на Калимантане, Яве, Суматре, Малаккском полуострове, Тенассериме, Аракане, Ассаме и в Сиаме; встречается ли он в Гималайских горах, Непале и Бутане - еще достоверных сведений нет. О жизни его на свободе известно очень мало. Он ведет ночную жизнь, большей частью на деревьях, и движения его замедлены. По словам Блэнфорда, это животное всеядное, которое ест охотно как млекопитающих, птиц, рыб, червей и насекомых, так и плоды и другую растительную пищу. Его редко можно видеть, потому что он скрывается в густых лесах; его голос похож на громкий вой.
Бинтуронг (Arctictis binturong)
Бинтуронг (Arctictis binturong)
        Дикий и угрюмый по природе, бинтуронг, пойманный в детстве, скоро делается ручным и даже кротким и веселым. Бок также сообщает, что это животное всеядное и что на Борнео оно встречается реже, чем на Суматре. На этом последнем острове его приручают и кормят преимущественно рисом и бананами; во время еды он сидит на задних лапах, а пищу держит передними.
        Бинтуронга открыл Фаркгар, но впервые его описал Раффлес. Позднейшие наблюдатели посылали в Европу чучела, а некоторые любители зверей и торговцы привозили в последнее время и живых зверей в Европу. Я видел трех живых бинтуронгов и за одним ухаживал, причем заметил, что он тихое, кроткое и приятное животное, конечно, если с детства за ним хорошо ухаживали. Хотя он ведет ночной образ жизни, но и днем часто бывает бодр и деятелен. Движения его кажутся медленными и осторожными, при лазании он пользуется хвостом, который не очень цепкий, но все-таки помогает; животное крепко им держится, обвив сучья и ветки, потом развертывает его, но не до конца, так что не оставляет точки опоры. Таким образом, петля все ближе и ближе опускается к концу хвоста. Наконец, когда хвост совсем соскальзывает с сучка, бинтуронг медленно лезет дальше и обертывает хвостом другой сучок. Голос его похож на мяуканье домашней кошки. Среди его внешних чувст первое место занимают обоняние и осязание; он долго обнюхивает каждый предмет и применяет усы как орган осязания. В его характере нет ни хищничества, ни кровожадности. Растител ьну ю п и щу он предпочитает всякого рода животной и в клетке очень хорошо живет на простом растительном корме.
        Суриката (Suricata suricata)* встречается в Африке от озера Чад до предгорий мыса Доброй Надежды.
* Суриката распространена преимущественно на юге Африки, где населяет открытые сухие местообитания. Этот некрупный, длиной 25-35 см (не считая хвоста, который на треть короче), зверек, по-видимому, наиболее социален среди всего семейства. Он живет в норах, им самим вырытых, сообществами по 10-15 зверьков. Каждое такое сообщество состоит из 2-3 семей, каждая семья, в свою очередь, - из взрослой пары и подрастающих молодых разного возраста.

        Голова с хоботообразным рылом, высокие ноги, четырехпалые лапы, хвост, равномерно по всей длине покрытый редкой шерстью, и, наконец, отсутствие первого ложнокоренного зуба - все это отличает сурикату от сходных с нею мангустов. Ноги этого животного служат самой характерной его приметой: они вооружены длинными и крепкими когтями, которые, особенно на передних лапах, достигают такого развития, как ни у одного из членов этого семейства. С помощью этих когтей суриката легко выкапывает довольно глубокие ходы. У самки имеются два подхвостных железистых мешка.
        Это маленькое животное на высоких ногах длиной 50—60 см, из коих почти половина приходится на хвост. Мех довольно грубый, серовато-бурого цвета с желтоватым оттенком; на этом фоне в задней части спины выделяются от восьми до десяти темных полос. На ногах шерсть светлее, серебристого цвета; губы, подбородок и щеки беловатые, кончик морды, кольцо вокруг глаз, уши и кончик хвоста черные. Глаза с большим круглым зрачком и коричневой или серебристо-серой радужной оболочкой.
        Во время ходьбы суриката опирается на землю почти всей ступней, но тем не менее держится на прямых ногах. Прислушиваясь к чему-нибудь, она приподнимается на задние лапы и стоит торчком; иногда бывает, что она делает в этом положении несколько шагов вперед. Из внешних чувств больше всего, по-видимому, развито обоняние; слух у нее плохой, зрение неважное.
        Пищу свою она ищет чутьем и потому то и дело, бегая взад и вперед, обнюхивает все углы и закоулки. Найдя какой-нибудь предмет, возбуждающий ее внимание, она хватает его передними лапами, обнюхивает, несколько раз поворачивает, снова обнюхивает, подносит ко рту и съедает. Молоко, которое она очень любит, пьет, лакая, как и все жидкости. Бегая взад и вперед, суриката то и дело испускает тихий крик, похожий на "уй-уй".
Суриката (Suricata suricata)
Суриката (Suricata suricata)
        Приручить сурикату, по-видимому, можно легко. Она быстро свыкается с окружающими ее условиями и в короткое время научается отличать среди людей своих доброжелателей от тех, кто относится к ней враждебно. Говорят, что суриката, будучи хорошо приручена и приучена к дому, оказывает здесь большие услуги, истребляя мышей, крыс и других вредных животных; в Африке она особенно полезна тем, что уничтожает змей и других пресмыкающихся. О жизни их на воле, к несчастью, еще ничего не известно. В наши зоологические сады попадают лишь редкие экземпляры.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство виверровые" в других словарях:

  • Семейство Виверровые (Viverridae) —          Семейство виверровых насчитывает наибольшее число видов во всем отряде хищных. Их около 75, а по мнению некоторых зоологов, даже более. По внешнему виду и величине тела они довольно разноообразны, о чем свидетельствует наличие в пределах …   Биологическая энциклопедия

  • Виверровые — Genetta thierryi Genetta senegalensi …   Википедия

  • ВИВЕРРОВЫЕ — (Viverridae), семейство млекопитающих отр. хищных. Небольшие стройные животные. Конечности короткие, у большинства пятипалые, пальце ходящие или полустопоходящие; хвост длинный (у бинтуронга его конец хватательный). У нек рых В. в анальной… …   Биологический энциклопедический словарь

  • ВИВЕРРОВЫЕ — семейство млекопитающих отр. хищных. 35 родов (виверры, генеты, мангусты и др.), в Малой, Передней и Юж. Азии, в Африке и Юго Зап. Европе. Мн. В. объект охоты. 4 вида и 1 подвид в Красной книге МСОП. Виверровые: / египетский мангуст; 2… …   Естествознание. Энциклопедический словарь

  • виверровые — ВИВЕРРОВЫЕ, ых. Семейство небольших хищных млекопитающих, внешне сходных с куницами или с кошками: мангусты и нек рые другие животные. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • виверровые — семейство млекопитающих отряда хищных. 35 родов (виверры, генеты, мангусты и др.), в Малой, Передней и Южной Азии, в Африке и Юго Западной Европе. Многие виверровые  объект охоты. 4 вида и 1 подвид в Красной книге МСОП. * * * ВИВЕРРОВЫЕ… …   Энциклопедический словарь

  • Семейство волчьи, или псовые —         (Canidae)** * * Семейство объединяет 16 современных родов и 36 видов. Псовые широко распространены в Евразии, Африке, Северной и Южной Америке, на Новую Гвинею и в Австралию проникли с человеком. За исключением одного вида, имеют более… …   Жизнь животных

  • Виверровые — (Viverridae)         семейство млекопитающих отряда хищных (Carnivora). Преимущественно небольшие стройные животные с короткими ногами и длинным хвостом; многие В. по облику похожи на представителей семейства куньих. У некоторых имеются особые… …   Большая советская энциклопедия

  • Виверровые — (Viverridae) семейство млекопитающих из отряда хищных (Fera s. Carnivora). Это небольшие или средней величины хищники с удлиненными головой и телом, низкими, четырех или пятипалыми ногами и со втяжными или невтяжными когтями. Большая часть В.… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Viverridae — ? Виверровые Бинтуронг в зоопарке Научная классификация Царство: Животные Тип …   Википедия

Книги

  • Жизнь животных, Брем А.. Немецкий зоолог Альфред Брем известен всему миру как автор знаменитой книги "Жизнь животных", переведенной на многие языки. Родился Брем 2 февраля 1829 года в семье священника в небольшой… Подробнее  Купить за 450 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»