Семейство цепкохвостые это:

Семейство цепкохвостые

        Из цепкохвостых мы на первом месте поставим ревунов**.
* * Ревуны — самые крупные из приматов Нового Света. Относительно "узконосы". Самцы достигают массы 9 кг, самки значительно легче. Половой диморфизм в размерах у ревунов наибольший среди широконосых обезьян.

        Тело их плотно; голова высока, пирамидальной формы; морда выдается вперед; большой палец передней руки тонок. Густая шерсть, удлиняясь на подбородке, принимает форму бороды. Типическим признаком ревунов прежде всего служит пузыревидно вздутая подъязычная кость. Александр фон Гумбольдт был первым естествоиспытателем, исследовавшим этот орган анатомически. "У маленьких американских обезьян, - говорит он, - которые щебечут как воробьи, имеется простая тонкая подъязычная кость, у больших же обезьян язык поддерживается широким костяным барабаном. Верхняя часть гортани представляет большое сходство с нижней гортанью у птиц. Свойственный ревунам жалобный крик происходит, когда воздух с силой врывается в костяной барабан. Если принять в соображение большую величину этой костяной коробки, то не покажутся удивительными сила и объем голоса этих животных, которые с полным правом носят свое имя". Хвост ревунов очень длинен, с нижней стороны на конце обнажен, богат нервами и сосудами и снабжен сильными мышцами, благодаря чему служит орудием для хватания.
        Область распространения ревунов очень обширна, они водятся почти во всех странах Южной Америки. Густые, высокие и сырые леса являются их излюбленным местопребыванием; на равнинах они живут только в тех местах, где отдельные группы деревьев образуют небольшие рощи и где поблизости находится вода. Сухих местностей они избегают совершенно, но встречаются в холодных полосах. Так, в южных странах Америки есть местности, в которых разность температур зимой и летом, и без того ощутительная, еще больше увеличивается благодаря высоте их над уровнем моря*.
* Ревуны поднимаются в горы выше 1500 м.

        Там, как сообщает Гензель, зимой по ночам бывают довольно сильные морозы и к утру лес покрывается белым инеем; лужи так замерзают, что тяжелые мускусные утки переселенцев не проваливаются; и лед не ломается, даже если на него бросают камни величиной с кулак. "Такой холод, конечно, держится недолго, и ночной мороз скоро исчезает под теплыми лучами полуденного солнца. Холодные зимние дожди бывают чувствительнее этих морозов; при температуре, стоящей на точке замерзания, они льют в продолжение нескольких дней, изредка даже неделями и сопровождаются пронизывающим, холодным южным ветром. В то время как домашние животные, если их плохо кормят, погибают под влиянием таких перемен погоды, дикие животные чувствуют себя очень хорошо, и, как только погода прояснится и солнце вступит в свои права, голос ревуна раздается снова, свидетельствуя о том, что состояние его здоровья ничем не потревожено. Если утром, после холодной ночи, при первых теплых лучах солнца взойти на какое-нибудь возвышенное место так, чтобы удобно было обозреть всю лесистую местность какой-нибудь горной долины, то даже невооруженным глазом то там то сям можно заметить красноватые точки - это старые самцы ревунов, которые, взобравшись на ветви дерева или на распорки двух ветвей, греют свои шкуры на солнце. Холоднее всего зимой бывает в Рио-Гранде-де-Сул, на плоской возвышенности Сьерры, где не растет больше ни одного апельсина и зимние холодные ветры, дующие из пампасов и Патагонии, очень чувствительны. Здесь нередко выпадает много снега, который не тает в продолжение нескольких дней. Впрочем, никогда не замечалось, чтобы холод заставлял ревуна покидать свое место обитания".
        Описывая жизнь ревунов, мы основываемся на наблюдениях, собранных Александром Гумбольдтом, принцем Максом фон Вид, Ренггером, Шомбургком, Гензелем и Капплером. По мнению первых, описания их относятся к двум различным видам.
        Рыжий ревун (Alouatta seniculus) отличается рыжевато-бурой шерстью, которая посреди спины золотисто-желтого цвета. Волосы короткие, жесткие, в корне одноцветные; подшерстка не замечается. Длиной рыжий ревун около 1,35 м, из коих 70 см приходятся на долю хвоста. Самка меньше ростом и более темного цвета.
        У черного ревуна (Alouatta carayа) волосы значительно длиннее, совершенно черные и только с боков несколько рыжеватые. У самки на брюхе шерсть желтовата. Длиной черный ревун около 1,3 м, из коих на долю хвоста приходится половина.
        Первый обитает на востоке почти всей Южной Америки, последний живет в Парагвае.
Черный ревун (Alouatta caraya)
Черный ревун (Alouatta caraya)
        Ревун - одно из тех американских животных, с которыми путешественники были знакомы уже с самых древних времен. Знакомство это было, однако, всегда неполное, что и послужило поводом ко многим басням, слагаемым про него. Этим басням до сих пор еще верят белые и индейцы, которые сами не наблюдали ревунов. Мы, однако, оставим их в стороне и обратимся к сообщениям известных натуралистов.
        "По приезде, - говорит очень опытный наблюдатель Шомбургк, — мне приходилось слышать при восходе и заходе солнца ужасный рев многочисленных ревунов, доносившийся до меня из дремучего леса. Во время охоты, однако, мне долго не удавалось самому выследить этих животных. Однажды утром, когда я, позавтракав, взял ружье и направился к лесу, из глубины его снова раздался этот дикий рев и возбудил во мне охотничью страсть. Я поспешил через чащу в том направлении, откуда слышался рев, и после больших усилий и продолжительных поисков достиг того места, где расположилось общество, не заметившее моего приближения. Оно сидело передо мной на высоком дереве и давало такой страшный концерт, что издали могло показаться, будто все лесные дикие звери вступили между собой в смертельный бой. Впрочем, нельзя было не заметить, что в этих звуках господствовало некоторое согласие. По временам общество, рассевшееся по всему дереву, внезапно умолкало, как бы по данному знаку, затем так же неожиданно раздавался опять немузыкальный голос одного из певцов и рев возобновлялся снова. Костяной мешок, который находится на подъязычной кости и который, отражая звуки, придает голосу необыкновенную силу, заметно двигался во время рева вверх и вниз. Звуки то напоминали хрюканье свиньи, то походили на рев ягуара, когда тот бросается на свою добычу, то снова переходили в страшное рычание этого хищника, когда, окруженный со всех сторон, он чует грозящую опасность. Однако это страшное общество имело также и смешную сторону и было способно вызвать на мгновение улыбку на лице даже самого мрачного ипохондрика, если бы он увидел, с каким серьезным выражением лица эти длиннобородые певцы смотрели друг на друга. Мне говорили, что у каждого стада есть свой запевала, который отличается от остального хора, состоящего из одних басов, не только своим высоким пронзительным голосом, но и более стройным, худощавым телом. Первое из этих сообщений я нашел вполне справедливым, но худощавого и стройного запевалы не видал; зато на ближайшем дереве я заметил двух молчаливых обезьян, которых принял за караульных. Если они действительно стояли на страже, то довольно плохо исполняли свою обязанность, так как я находился поблизости, не будучи замечен ими".
        Этот интересный рассказ достаточно ясно доказывает нам, с какими своеобразными созданиями мы имеем дело. Можно утверждать не преувеличивая, что вся жизнь и деятельность их заключает в себе ряд странностей и поэтому представляет богатый материал для наблюдений. С другой стороны, нужно признать, что индейцам простительно презирать и ненавидеть ревунов за их неприятную наружность и скучный нрав. Можно также оправдать все напрасные обвинения, высказанные в адрес ревуна, если подумать, до чего непривлекательны эти животные не только в неволе, но и на свободе и до чего однообразен их образ жизни.
        В продолжение дня любимым местопребыванием ревунов служат самые высокие деревья в лесу. С наступлением сумерек они спускаются на более низкие деревья и, спрятавшись в их густой, переплетенной ползучими растениями листве, предаются сну. Медленно, почти ползком перелезают ревуны с одной ветви на другую, выбирая листья и почки, неторопливо срывая их рукой и медленно поднося их ко рту. Насытившись, они усаживаются на каком-нибудь суку и сидят здесь скорчившись, без движения. В таком положении обезьяны имеют вид дремлющих дряхлых стариков. Иногда они ложатся по длине ветки, спускают руки и ноги по обеим сторонам ее и держатся только хвостом. Что делает один, то делают и другие, медленно и бессмысленно подражая ему в движениях. Если один из взрослых самцов покинет дерево, на котором поместилось семейство, то остальные члены этого общества следуют за ним без оглядки.
        "Поистине удивительно, - говорит Гумбольдт, - до чего однообразны движения этих обезьян. Каждый раз, когда ветви двух соседних деревьев находятся на некотором расстоянии друг от друга, самец, идущий во главе толпы, цепляется хвостом за ветку и, повиснув таким образом, раскачивается до тех пор, пока не ухватится за ветвь соседнего дерева. Все стадо, вслед за ним, в точности проделывает на том же месте такие же движения"*.
* Для ревунов характерна полубрахиация сравнительно небыстрое передвижение под ветками при помощи "рук" и хвоста. Могут совершать и прыжки до 3—4 м.

        Хвост у ревунов играет несомненно самую важную роль при движении. Какое бы положение ни приняли обезьяны, они цепляются им за что-нибудь, хватают им и притягивают к себе различные предметы. Они чувствуют необходимость пользоваться хвостом на каждом шагу, чтобы придать уверенности своим медленным движениям. Нельзя сказать, чтобы они лазали дурно: напротив, они даже очень ловки, но никогда не делают далеких, смелых прыжков, как другие обезьяны. Двигаясь вперед по какому-нибудь суку, они до тех пор не выпускают его из рук, пока хвост, которым они вертят во все стороны, не нащупает надежной точки опоры и не обовьется вокруг нее один или два раза. Слезая с дерева, они до тех пор держатся хвостом за ветку, которую собираются покинуть, пока не найдут руками новой точки опоры, а влезая на дерево, держатся хвостом за нижнюю ветку, пока руками и ногами крепко не ухватятся за верхнюю. Хвост сильнее рук, мускулы на конце его настолько сильны, что держат хвост постоянно свернутым, подобно часовой пружине. Ревун может повиснуть на конце своего хвоста, как на крючке, обернув им сучок только наполовину. Он может употреблять это орудие для всевозможных целей и, будучи лишен его, обречен на погибель. Хвост долгое время еще поддерживает тяжесть тела уже мертвого животного, и мускулы хвоста не всегда разгибаются под этой тяжестью. Азара рассказывает, что иногда находят уже полусгнивших ревунов, все еще крепко висящих на своем хвосте.
        Не многим другим животным деревья служат таким исключительным местопребыванием, как ревунам. На землю обезьяны спускаются достаточно редко и делают это, вероятно, только тогда, когда не могут напиться, свесившись с низких ветвей. Гумбольдт говорит, что они не могут предпринять не только путешествий, но даже коротких прогулок по ровному месту, а Ренггер называет рассказ индейцев о том, будто бы ревуны иногда переплывают широкие реки, сказкой, выдуманной ими для иностранцев. "Ревуны до того боятся воды, - говорит он, - что если во время быстрого разлива реки они бывают застигнуты водой врасплох на каком-нибудь дереве и отрезаны ею от сообщения с другими деревьями, то скорее умрут с голоду, чем решатся переправиться до другого дерева вплавь. Однажды я встретил стадо обезьян, сидевшее на дереве, которое со всех сторон было окружено водой. Они до того исхудали и были так слабы, что едва могли двигаться. Они объели не только все листья и нижние побеги, но даже часть коры своего дерева. А между тем до ближайшего леса им понадобилось бы проплыть расстояние не более чем в 60 футов". Тот же естествоиспытатель уверяет, что никогда не видел ревунов в открытом поле и никогда не встречал следов их на земле. Если ревуна не преследуют, то он всегда держится в определенной области, имеющей в окружности не более мили. Семейство часто проводит целый день на одном и том же дереве. Поодиночке они встречаются редко. Члены семьи всегда держатся друг друга. Там, где их часто беспокоят, они гораздо более дики и исчезают уже при первом лае собаки. Когда они прячутся, то так ловко пользуются своими преимуществами, что иногда приходится долго и тщетно искать их, зная в то же время наверное, что они не могли оставить дерева. Охотнее всего ревуны забираются в густую листву вьющихся растений и сидят там без движения. С помощью подзорной трубы иногда можно различить в кусте орхидных растений черную морду ревуна, неподвижно уставившегося на охотника и не сводящего с него глаз, чтобы не упустить ни одного его движения. Однако цвет шкуры старых самцов обычно выдает их, так как она светится между листьями.
        "Когда летом утренние лучи солнца разгонят свежесть ночи и туман, лежащий в долинах по откосам гор, тогда маленькое общество ревунов, которое провело ночь, сидя в куче, на ветвях густого дерева, расходится по сторонам. Прежде всего они отправляются отыскивать себе пищу. По утолении голода им остается до наступления душного и жаркого дня еще достаточное количество времени, чтобы предаться сообща своему любимому удовольствию. Само собой разумеется, что у зверя с таким серьезным нравом, как у ревуна, забава лишена той шаловливости, которая характеризует забавы его сородичей. Вот общество подходит к исполинской смоковнице, густая листва которой защищает их от солнечных лучей, а мощные горизонтальные ветви приспособлены как нельзя лучше для прогулок. Глава семьи избирает себе одну из этих ветвей, остальные члены общества по своему усмотрению рассаживаются поблизости, и он, подняв хвост, начинает прогуливаться по ветви взад и вперед с серьезной важностью. Вскоре вожак издает слабый рев. Вначале это тихие, отрывистые звуки, как у льва, когда тот собирается испытать силу своих легких. Затем звуки, производимые, по-видимому, вдыхательными и выдыхательными движениями груди, делаются все сильнее и все чаще следуют друг за другом; слышно, как усиливается возбуждение певца. Наконец оно достигает высшего предела: промежутки между отдельными звуками становятся все меньше, постепенно исчезают, и звуки наконец сливаются в непрерывный рев. В это мгновение остальными, молчавшими до тех пор членами семейства, как женского, так и мужского пола, овладевает бесконечное одушевление: все они присоединяют свои голоса к голосу запевалы, и ужасный хор около десяти секунд раздается в тихом лесу. Рев оканчивается такими же отрывистыми звуками, какими был начат, но они не так продолжительны, как вначале".
        "Голос ревунов, единственный в своем роде среди всего класса млекопитающих, не поражает, безусловно, своей силой, так как не может сравниться в этом отношении с ревом льва или оленя во время течки, но сила его громадна для такого маленького тела, которое обыкновенно бывает не больше крупной лисицы. Часто пытались описать голос ревуна. Однако кто не слышал его сам, тот не в состоянии будет составить себе о нем достаточно ясного представления".
        По Ренггеру, ревуны чаще и громче всего кричат в теплое время года, притом как утром, так и вечером. В холодную или дождливую погоду их слышно редко, в ночное время их никогда не бывает слышно. Иногда они ревут по целым часам почти без умолку. Гумбольдт нашел, что рев бывает слышен на расстоянии приблизительно полтора километра, а принц фон Вид полагает, что он слышен еще дальше; однако показание Гумбольдта основано на точном наблюдении, а не на приблизительном расчете*.
* Хоровой рев стаи слышен в лесу на расстоянии 3 км.

        О рыжем ревуне, обитающем в Гвиане, Капплер говорит: "Он живет небольшими стадами, состоящими редко более чем из десяти штук, среди которых, однако, всегда находится старый самец, который занимает на деревьях более высокое место и управляет этим отвратительным концертом. Каждый раз, когда мне случалось совершенно близко наблюдать этих крикунов, на вершине дерева сидел старый самец, держась передними руками за какую-нибудь ветвь и обвив другую своим длинным хвостом, в то время как другие члены общества - самцы, самки и детеныши - помещались в различных положениях несколько ниже**.
* * "Запевалой" является доминирующий самец, обычно наиболее крупный в стае. Группа ревунов обычно насчитывает 10-20 особей, редко — до 45. Взрослых самцов не более 2—4, строгой иерархии в стае нет. Криками группа обозначает границы своей территории, достигающей 76 га.

        Вдруг старый самец испускал ужасно хриплый крик вроде "poxy! роху!" и, повторив его пять или шесть раз, поднимал неимоверно громкий рев; к нему присоединялись все остальные и ревели с такой силой, что можно было опасаться оглохнуть. Рев этот так силен, что в тихие ночи бывает слышен на расстоянии двух часов ходьбы. Не знаю, что побуждает кричать это животное. В колонии полагают, что оно ревет, когда начинается прилив, но это предположение ошибочно, так как обезьяны эти кричат во всякое время дня. Весьма вероятно, что на крик их имеют влияние какие-нибудь особенные явления в атмосфере. Ревун ленив и угрюм: он прыгает только, когда его преследуют, обыкновенно же лазает по деревьям с большой осмотрительностью, постоянно придерживаясь за что-нибудь хвостом. Будучи пойман молодым, ревун скоро приручается и делается очень доверчивым, играет даже с кошками и собаками, но большей частью остается угрюмым. Если человек, которого ревун любит, удалится на время, то он начинает не переставая издавать хриплые крики, которые в высшей степени неприятны. Ревуны обладают особенным противным запахом, по которому легко узнать в лесу о близости их. Они производят на свет только одного детеныша. Главный враг их - хохлатый орел". Воздушное жилище ревуна в изобилии снабжает его всем необход и м ы м. Благодаря разнообразию и богатству различных плодов, он никогда не терпит нужды в пище*.
* Основа питания ревунов листва. Плоды, орехи, животная пища являются лишь дополнением.

        Кроме плодов он питается семенами, листьями, почками и различного рода цветами, а также, подобно другим обезьянам, вероятно, ест насекомых, яйца и беспомощных птенцов. Ревуны никогда не вредят плантациям, даже в тех случаях, когда проводят целые дни в их окрестностях; древесные листья они предпочитают маису и дыням.
        В Южной Америке в июне или июле, иногда уже в конце мая или только в начале августа самка рождает одного детеныша. Гензель уверяет, что размножение ревунов не совпадает с каким-нибудь определенным временем года, так как новорожденных детенышей можно находить в продолжение всего года и в один и тот же день добыть как утробных зародышей, так и детенышей самого разного возраста**.
* * Наибольшее число новорожденных приходится на cyxoit сезон (декабрь-май). В заботе о потомстве участвуют все самки и молодежь стаи.

        У ревунов, по-видимому, никогда не бывает более одного детеныша. В продолжение первой недели после рождения малыш, как и детеныши обезьян Старого Света, висит на брюхе матери, ухватившись за нее руками и ногами; впоследствии она носит его на спине. Самка не выражает ласками своих чувств, как это делают другие обезьяны; однако никогда, по крайней мере в первое время, не покидает своего любимца, хотя впоследствии, когда дитя подрастет, она иногда, обращаясь со страху в бегство, спешно сбрасывает его с себя или насильно сажает на ветку. Индейцы, видевшие это, утверждали, что самка ревунов вообще не любит своих детенышей и относится к ним равнодушно. Но принц фон Вид говорит положительно: "Опасность усиливает заботливость матери, которая, даже будучи смертельно ранена, не покидает своего детеныша".
        "К врагам ревунов, - сообщает Гензель, - кроме человека нужно причислить, конечно, таких хищников, которые живут на деревьях, в особенности пуму, оцелота и главным образом гирару, лазящее животное, по строению тела похожее на росомаху*.
* Имеется в виду тайра (Eira barbara) - крупный хищник из семейства куньих, сложением сходный не с росомахой, а скорее с гигантской куницей.

        Я привез с собой череп гирары, убитой днем одним охотником в тот момент, когда она спускалась с дерева, таща крупного самца ревуна, уже наполовину задушенного ею. Внимание охотника привлек ужасный крик всего стада обезьян, и он поспел как раз вовремя, чтобы наказать хищника. Весьма вероятно, что самых опасных врагов ревуны встречают среди птиц. Большая белая хищная птица, которая, как говорят, попадается очень редко и летает только во мраке лесов (вероятно, гарпия), уносит молодых обезьян. Подобно ястребу, летящему над кустарником, мчится она над самыми вершинами деревьев, нападает с налету на беззаботное стадо обезьян и похищает детенышей со спин матерей**.
* * Существует несколько родов и видов тропических лесных орлов, охотящихся на обезьян и других древесных млекопитающих. Они характеризуются пестрой криптической окраской, украшающим хохлом на голове, необычайно мощными лапами с сильно загнутыми когтями. Свои жертвы они выслеживают из засады, а затем срываются с места и сдергивают с ветки животное (для этого им достаточно уцепиться одним когтем). Благодаря длинному хвосту и относительно коротким, закругленным крыльям их полет необы чай но маневренный. Одним из крупнейших и известнейших орлов-обезьяноедов является гарпия.

        Страх, который овладевает животными при этом неожиданном нападении, так велик, что они не только не защищаются, но даже забывают о бегстве и только с отчаянными воплями закрывают голову руками, как бы желая отстранить опасность".
        В тех областях Южной Америки, по которым путешествовал Гензель, на ревунов охотятся с собаками.
        "Ревун, - продолжает рассказывать Гензель, - очень живуч и не перестает бежать, получив тяжкие раны, от которых другие животные неминуемо должны были бы свалиться с дерева. Даже тогда, когда ревун смертельно ранен и умирает, он нередко ускользает от охотника, особенно если в него попал заряд дроби".
        Впрочем, лучшие наши ружья не могут сравниться с ужасным и все-таки очень простым оружием индейцев - сарбаканом. Потому-то краснокожим гораздо легче убить ревуна, чем нам. Несмотря на неподражаемую ловкость, с которой индейцы владеют своим оружием, они, кроме того, еще охотно взбираются на соседнее дерево и с вершины его пускают смертельную стрелу в беззаботное стадо.
        На большей части Парагвая за ревунами охотятся усердно. Мех их в большой цене, а мясо их - любимая пища индейцев. Один из президентов Парагвая велел однажды изготовить из меха черного ревуна более сотни гренадерских шапок. Кроме того, из его шкуры выделывают мешки, черпаки и пр. Путешественники, такие, как принц фон Вид, долгое время питались почти исключительно мясом ревуна. Уверяют, что оно очень вкусно и дает крепкий бульон. Но вид у него во всяком случае отвратительный в особенности когда индейцы, спалив обезьяне волосы или обварив ее, положат в горшок или посадят на вертел, чтобы жарить. Во многих странах Южной Америки европейцы не дотрагиваются до мяса обезьян и считают его самой скверной пищей; индейцы, напротив, большие до него охотники.
        Приручением ревунов занимаются в редких случаях, так как воспитание их сопряжено с большими трудностями.
        В Европу эти животные попадают очень редко. В Лондонском зоологическом саду несколько лет тому назад жил ревун, пользовавшийся, по-видимому, прекрасным здоровьем; но голоса своего он не подавал и этим отличался от других ревунов, звучный голос которых описан выше. Другой экземпляр недавно попал живым в руки одного из наших крупных торговцев зверями, это дало Мютцелю возможность сравнить свое прекрасное изображение ревуна, первое верное из виданных мною до сих пор, с живым экземпляром.
        Из цепкохвостых обезьян, живущих в Гвиане, особенно часто встречаются черные коаты (Ateles paniscus).
Черная коата (Ateles paniscus)
Черная коата (Ateles paniscus)
        Длина их тела - около 1,35 м, на долю хвоста приходится более половины, высота плеча равна приблизительно 40 см. Грубая шерсть на плечах длиннее, на спине гуще, чем на брюхе. На лбу шерсть поднимается наподобие гребня; цвет черный, на лице слегка рыжеватый; кожа темного, а на ладонях рук совершенно черного цвета. Живые карие глаза придают их добродушному лицу чрезвычайно симпатичное выражение.
        Собственно паукообразная обезьяна (Brachyteles arachnoides)*, с которой познакомил нас главным образом принц фон Вид, живет во внутренних частях Бразилии.
* Единственный представитель рода Brachyteles обитает только в прибрежных лесах юго-восточной Бразилии.

        Длиной он около 1,4 м, обладает крепким сложением, маленькой головой, короткой шеей, длинными конечностями и покрыт густой, волнистой шерстью. Волосяной покров окрашен в чалый, а иногда в беловатый серо-желтый цвет; на внутренней стороне конечностей цвет шерсти обыкновенно светлее. Голое лицо в молодости черно-бурого, в старости темно-серого, но средняя часть его телесного цвета. Большой палец передней руки представляет собой короткий отросток без ногтя.
        Бесспорно, самая красивая из всех цепкохвостых обезьян светлолобая коата (Ateles belzebnth) * открытая недавно младшим Бартлетом в восточной части Перу и названная в честь него.
* Окраска может быть очень разнообразной, широко варьирует внутри каждого вида.

Светлолобая коата (Ateles belzebuth)
Светлолобая коата (Ateles belzebuth)
        Густой длинный и мягкий мех на всей верхней и наружной стороне имеет черную окраску. Полоса на лбу золотисто-желтая; бакенбарды белые; нижняя сторона тела и хвоста, внутренняя поверхность конечностей и наружная сторона голеней задних ног буровато-желтой окраски, немного светлее, чем полоска на лбу, и испещрены местами отдельными черными волосами. Все голые части лица и рук черно-бурого цвета. Что касается величины, то, по-видимому, это великолепное создание одного роста с близкими ему видами, так как ни Грэй, ни Бартлет ничего не говорят об этом.
        С жизнью коатов на свободе нас познакомили Гумбольдт, принц Макс фон Вид и Шомбургк. По большей части коаты попадаются группами приблизительно из шести штук, реже поодиночке или парами, еще реже более значительными обществами.
        Каждое из таких стад тихо и спокойно пробирается своим путем за пищей, не обращая внимание на других неопасных для них существ. Движения их по сравнению с жалким ковыляньем ревунов должно назвать быстрыми. Значительная длина конечностей способствует беганью и лазанью. Они далеко хватаются своими длинными руками и потому без особенного напряжения быстро подвигаются вперед. Преследующий их не должен терять времени. На вершинах деревьев коаты обнаруживают замечательную ловкость. Они лазают уверенно и по временам делают небольшие прыжки; однако во время любых движений странным образом размахивают конечностями. Обыкновенно обезьяны протягивают вперед хвост, чтобы отыскать себе точку опоры, прежде чем оставить ветвь, на которой сидят. Иногда случается встречать целые общества, которые висят, зацепившись хвостами за ветку. Они представляют собой весьма интересное зрелище. Нередко видишь, как семейство обезьян сидит или лежит на ветвях, комфортабельно греясь на солнце, закинув назад голову, заложив руки за спину и подняв глаза к небу. На ровном месте эти обезьяны с трудом подвигаются вперед, как бы хромая. Впрочем, никто из европейских наблюдателей не видал коатов на земле*.
* По земле и толстым ветвям коаты могут ходить выпрямившись, балансируя руками и хвостом.

        Размножение у них, по-видимому, не связано с каким-либо определенным временем года; по крайней мере Шомбургк замечает, что в каждом обществе, которое он встречал, почти всегда находилось несколько детенышей, которых матери чаще носили на груди, чем на спине. О нежной привязанности самок к своим детенышам мне нет надобности говорить, об этом уже было сказано выше.
        В богатых девственных лесах нетребовательные коаты, довольствующиеся листьями и плодами, не приносят никому вреда.
        Тем не менее их ревностно преследуют. Португальцы охотятся за ними ради шкур, индейцы ради мяса, причем некоторые индейские племена предпочитают его всякой другой пище. Они охотятся за обезьянами большими группами и убивают их сотнями. Во время охоты индейцы тщательно осматривают верхушки деревьев, обращая внимание на малейшие признаки присутствия обезьян. Тихий по сравнению с ревом ревунов, но все же довольно громкий голос выдает наших животных уже на довольно значительном расстоянии. Как только безобидные лесные животные замечают своих злейших врагов, то есть людей, они обращаются в стремительное бегство, с боязливой поспешностью протягивая вперед свои длинные конечности и хватаясь за ветви хвостом, и таким образом быстро перемещаются вперед. Наиболее доверчивые из них пытаются испугать человека гримасами и громким криком. Говорят, что иногда, даже после того, как несколько обезьян убиты выстрелами, они, как бы обезумев, подчиняются своей судьбе и остаются на месте. Тяжело раненные, коаты часто еще долго висят на ветвях, пока наконец смерть не расслабит мускулы хвоста, и тогда тело шумно падает на землю.
        Шомбургк называет этот вид обезьян безобразными и отвратительными и полагает, что именно благодаря их неприятной внешности индейцы и не приручают их. Если бы он хоть раз держал в неволе этих животных, о которых так худо отзывается, и познакомился бы с их безобидным добродушием, то, несмотря на непривлекательную внешность и странные, точно вывихнутые конечности этих животных, он полюбил бы их и уж во всяком случае переменил бы свое мнение. К сожалению, они и в настоящее время редко появляются в наших зоологических садах; правда, ежегодно несколько экземпляров привозятся в Европу, но наш климат по большей части скоро убивает их, даже при самом тщательном уходе и попечении*.
* Половозрелость у коат наступает в 4—5 лет. Продолжительность жизни в неволе достигает 33 лет.

        К цепкохвостым обезьянам Америки принадлежат также шерстистые обезьяны**.
* * Шерстистые обезьяны (Lagotrix, 2 вида) относятся к подсемейству паукообразных обезьян, но сильно отличаются от других его представителей. Довольно часто они кормятся на земле, образуют смешанные группы с другими обезьянами.

        Они отличаются коренастой фигурой, большой круглой головой с короткими добродушными глазами и очень маленькими, как бы обрезанными ушами, покрытыми со всех сторон волосами, сильными и равномерно развитыми конечностями, пятипалыми передними и задними лапами и равным по длине телу, очень сильным хвостом. Ногти довольно сильно сжаты, но ноготь большого пальца плоский. Довольно длинные, мягкие, волнистые волосы, удлиненные на груди в виде гривы, покрывают тело. Эти обезьяны отличаются от своих сородичей коренастым сложением, бороздчатыми клыками и шерстистым мехом. Они населяют леса, расположенные вдоль Амазонки и Ориноко; живут обществами на деревьях. Добродушны, питаются плодами и издают негромкий глухой вой.
        Шерстистая обезьяна Гумбольдта (Lagothrix lagothricha)*** по величине почти равняется ревуну.
* * * Шерстистая обезьяна Гумбольдта, или барригудо, обитает только в Колумбии, желтохвостая (L. flavicauda) - по всей западной Амазонии. Какой вид описывает Брем - неясно.

        Бете измерил длину тела самца, второго по величине из виденных им американских обезьян. Она составила 70 см, а длина хвоста - 68 см****.
* * * * Пропорции хвоста и тела обратные: тело — 50-68 см, хвост - 60-72 см. Вес достигает 5-6 кг.

Шерстистая обезьяна Гумбольдта (Lagothrix lagothricha)
Шерстистая обезьяна Гумбольдта (Lagothrix lagothricha)
        Живой полувзрослый самец, измеренный мною, имел в длину от конца носа до основания хвоста 51 см. Длина хвоста равнялась 60 см, верхней и нижней конечностей - 20 см, кисти и стопы - 11,5 см. Мягкие шерстистые волосы удлинены на хвосте и бедрах, а на груди образуют настоящую гриву. Середина брюха и паховая область почти обнажены. На голове волосы кажутся подстриженными, хотя они здесь только немного короче, чем на спине. На наружной стороне передних конечностей волосяной покров направлен снизу вверх, на внутренней - сверху вниз; на бедрах тоже сверху вниз. Лицо, тыльная сторона руки и ноги, ладони и пятки, голое место на конце хвоста буровато-черного цвета, глаза темно-коричневые, белки глаз нечистого белого цвета. Мех на верхней части головы матово-черный, цвет шеи несколько светлее, середина брюха матово-черная, верхняя сторона темно-серая. По словам Чуди, шерстистая обезьяна живет в лесах стадами; однако иногда встречаются и отдельные экземпляры. "Если общество этих обезьян во время своих странствований избрало себе место для отдыха, то тотчас же раздается их однообразный, глухой вой, который, однако, не так неприятен и надоедлив, как вой ревунов. Каждая обезьяна старается провести время по-своему: большая часть удобно усаживается на ветвях и греется на солнце, другие срывают плоды, третьи играют и ссорятся. Вообще мы не заметили, чтобы характер этих обезьян был смирный, как пишет об этом Гумбольдт. Мы, напротив, нашли, что они более злы, дерзки и бесстыдны, чем все другие виды американских обезьян. Они так нахальны, что часто преследуют индейцев, которые несут плоды с плантаций, лежащих на опушке первобытных лесов, чтобы продать их в вышележащих долинах. Нередко обезьяны бросаются в них ветвями. Нам не раз приходилось быть очевидцами этих забавных битв и прекращать их выстрелом. Шерстистые обезьяны лазают медленнее, чем коаты; их движения неторопливы и даже несколько неуклюжи. Особенно это бросается в глаза, когда они висят на дереве, прицепившись к нему своим цепким хвостом, и долго покачиваются туда-сюда, прежде чем им удастся добраться до другой ветви. Подстреленные, они быстро падают на землю, вероятно, вследствие значительной тяжести их тела. Худощавые и более легкие обезьяны падают редко: в предсмертной агонии они судорожно цепляются хвостом за ветвь и даже после смерти остаются целые дни в этом положении. На земле обезьяна не пытается убежать, а старается прислониться спиной к дереву и яростно защищается руками и зубами, хотя, конечно, неравная борьба кончается не в ее пользу. Очень часто обезьяна, находясь в таком печальном положении, издает резкий крик, возможно зовет на помощь товарищей. Эти последи ие тотчас нач и нают собираться на помощь к животному, находящемуся в беде. Но скоро раздается другой крик, совершенно отличный от первого, - короткий, громкий и более глухой, крик агонии. И все стадо, спешащее на помощь, мигом рассыпается, и каждая из обезьян ищет спасения в поспешном бегстве. Мясо обезьяны имеет неприятный вкус, сухо и волокнисто, однако иной раз в нужде оно казалось нам лакомством".
        Бете замечает, что индейцы ревностно преследуют шерстистую обезьяну, так как мясо ее им кажется очень вкусным. "На основании слов нанятого мною охотника, - говорит он, - который долгое время прожил среди индейцев племени тукана, поблизости от Табатинга, я могу предположить, что вышеназванное племя индейцев, состоящее приблизительно из 200 человек, ежегодно убивает и съедает по крайней мере 2000 обезьян". Животное это весьма обыкновенно в лесах возвышенностей*.
* Шерстистые обезьяны встречаются в горах до 2000 м, и лишь поблизости селении они стали редкими: это объясняется тем, что за ними охотятся с давних пор.

        "Шерстистая обезьяна в неволе, - прибавляет Бете, - отличается серьезным нравом; она кротка и доверчива, как и цепкохвостые обезьяны. Благодаря этим качествам ее охотно покупают любители животных; ей недостает, однако, живучести цепкохвостых обезьян, и она редко выдерживает путешествие вниз по реке до Пары". Еще реже попадает она живой в Европу.
        Сапажу** отличаются от цепкохвостых обезьян тем, что их хвост со всех сторон покрыт волосами, и хотя может обвиваться вокруг ветвей, но не является хватательным органом.
* * Род капуцинов, или сапажу (Cebus), объединяет 4 вида некрупных обезьян, пожалуй наиболее известных и популярных в Европе из приматов Нового Света со времен Великих географических открытий.

        Наиболее известный представитель рода сапажу – обыкновенный, или белоплечий, белогрудый капуцин (Cebus capucinus)***, или его еще называют "кайи".
* * * Вид, давший название всему роду. Распределение цветов в окраске его шерсти, напоминает униформу одного из монашеских орденов.

        Кайи на языке гуаранов означает "обитатель леса". Слово это было различным образом исковеркано европейцами, и в настоящее время оно менее употребительно, чем название "капуцин", которое, впрочем, необыкновенно удачно. Эта обезьяна известна нам уже лет двести и, должно быть, попадалась живой на глаза старику Линнею, так как, описывая ее образ жизни, он говорит следующее: "Ходит опираясь на сочленения, которые соединяют кисть с остальной конечностью, не прыгает; печальна и постоянно издает жалобные звуки, пугает врагов ужасным криком; часто чиликает так же, как цикада, а рассерженная лает, как собачка; загибает хвост винтообразно, часто обвивает его вокруг шеи, пахнет мускусом". Капуцина должно причислить к более крупным видам этой группы, так как длина его тела достигает 45 см, а длина хвоста - 35 см. К нам попадают обыкновенно лишь экземпляры средней величины*.
* Длина тела капуцинов — 30-38 см, хвоста — 38-50 см, вес - 2-4 кг.

        Отличительным признаком этой обезьяны является голый уже с ранней юности, морщинистый или покрытый складками лоб светлого мясного цвета. Преобладающий цвет более или менее темно-бурый; покрытые редкими волосами виски, бакенбарды, горло, грудь и брюхо, а также плечи светло-бурого цвета. Родина этой обезьяны - южная часть Бразилии**.
** Этот вид живет не в Бразилии, а в Колумбии, Венесуэле, Эквадоре.

        Так как и в настоящее время еще господствует неясность в разграничении видов, то нельзя определить какие из показан и й путешественников мы должны относить к тому или иному виду, поэтому можно набросать лишь общую картину этой группы. Таким образом, в нижеследующих строках я вовсе не имею в виду одного капуцина, хотя и называю его чаще других видов.
        Область распространения капуцина простирается за Южный тропик и за Анды. Он обыкновенен везде от Багии до Колумбии и предпочитает те леса, в которых почва не поросла низким кустарником. Несравненно большую часть своей жизни капуцин проводит на деревьях; он оставляет их только тогда, когда хочет пить или посетить маисовое поле. Капуцин не имеет определенного местопребывания. Днем он переходит с дерева на дерево, отыскивая пищу, ночью отдыхает между перепутанными ветвями дерева. Обыкновенно капуцин встречается небольшими семьями из 5-10 обезьян, из которых большая часть - самки.
        Изредка попадаются и одинокие старые самцы. Животное это трудно наблюдать, так как оно очень пугливо.
        Капуцина часто ловят и приручают. Старые животные не привыкают к неволе: они становятся печальны, не принимают пищу, не делаются ручными и обыкновенно умирают через несколько недель; напротив, молодая обезьяна скоро забывает свободу, привязывается к человеку и, подобно многим другим представителям отряда, очень скоро привыкает есть и пить то же, что и человек. Капуцин, как и другие виды того же рода, отличается тихим нравом, который, по-видимому, плохо гармонирует с его проворством. Ложась спать, он свертывается клубком и закрывает лицо руками и хвостом. Спит он обычно ночью, а при большой жаре и в полдень; в течение остального дня он находится в постоянном движении.
        Из органов чувств этого животного лучше всего развито осязание. Капуцин близорук, а ночью и вовсе не видит; слышит он плохо, так что к нему легко подкрасться. Еще слабее развито у него, по-видимому, обоняние. Каждый предмет, который обезьяна хочет обнюхать, она держит у самого носа и тем не менее часто ошибается, так как начинает есть то, что оказывается несъедобным. При сильном голоде и жажде она ест собственные испражнения и пьет свою мочу. Осязание заменяет ей до некоторой степени остальные слабо развитые чувства. Оно обнаруживается особенно на руках, в меньшей степени на ногах и вовсе не заметно в хвосте.
1 - Капуцин-фавн (Сеbus apella) 2 - Обыкновенный капуцин (Cebus capucinus)
1 - Капуцин-фавн (Сеbus apella) 2 - Обыкновенный капуцин (Cebus capucinus)
        Звуки, издаваемые капуцином, меняются соответственно его настроению. Чаще всего приходится слышать тон, похожий на звук флейты, этот звук он издает, по-видимому, от скуки. Если же капуцин требует чего-нибудь, то он стонет. Удивление и смущение он выражает полусвистящим тоном. В гневе обезьяна несколько раз кричит глубоким и грубым голосом: "ху-ху!" В страхе или от боли пищит, при радостном возбуждении - хихикает. Этими различными тонами вожак сообщает своему стаду свои ощущения*, которые выражаются, впрочем, не только звуками, но и гримасами.
* Выделено не менее 10 звуковых сигналов, используемых этими обезьянами для общения с членами группы.

        Например, когда капуцин смеется, он оттягивает назад углы рта и не издает при этом никакого звука. При плаче глаза его наполняются слезами, которые, однако, никогда не текут по щекам.
        Эта обезьяна отличает мужчин от женщин; самцы любят больше женщин и девушек, самки - мужчин и мальчиков.
        В неволе капуцины нередко спариваются и рождают детенышей. По-видимому, в этих условиях они более нежны к ним, чем на свободе. Матери целый день возятся со своим малышом, не дают никому из людей трогать его, показывают лишь тому, к кому относятся благосклонно, и при необходимости мужественно защищают его. В неволе обезьяна подвержена многим болезням, особенно насморку и кашлю, и, подобно своим сородичам из Старого Света, довольно часто заболевает чахоткой. Против обычных болезней обезьянам помогают врачебные средства, во всяком случае лекарства производят на них то же действие, как и на человека. По расчету Ренггера, предельный возраст капуцина равняется приблизительно 15 годам**.
* * Рекорд продолжительности жизни капуцина в неволе — 47 лет.

        Одни только индейцы употребляют шкуру и мясо этого животного и потому охотятся за ним с луком и стрелами. Белые преследуют его разве в том случае, если оно слишком бесстыдно ведет себя на плантациях. Они охотно держат его в неволе. В Европу обезьян привозят постоянно, можно сказать, на каждом судне, капитан которого любит животных, а потому и цена им невелика. В общей клетке капуцин скоро приобретает себе известное положение. Тем не менее он явно уступает проворным и задорным мартышкам. Лишь тогда, когда сравниваешь его с ними, замечаешь, что его резвость и веселость совершенно иного рода, чем у шаловливых обезьян Старого Света, которые проделывают свои проказы с величайшей серьезностью и при каждом удобном случае проявляют исключительную дерзость. Напротив, капуцин обнаружи вает боязл и вость, даже почти беспомощность, а его постоянные жалобные крики только усиливают это впечатление. В обществе мартышек капуцин всегда является жертвой, над которой они потешаются сколько душе угодно. В обществе павианов он, видимо, чувствует себя гораздо лучше, так как его визг рано или поздно трогает сострадательную душу какой-нибудь самки павиана и побуждает ее вступиться за беспомощного. Такую защиту капуцин принимает с большой благодарностью и позволяет лелеять и нянчить себя, как младенца, хотя бы он уже давно вышел из детского возраста*.
* Капуцины наиболее сообразительные и "интеллектуальные" среди широконосых приматов, поведением они гораздо больше напоминают мартышек, или макак, чем другие американские обезьяны. Для капуцинов весьма характерна орудийная деятельность используя камни, они раскалывают орехи. Большим успехом пользуются "абстракционистские полотна", нарисованные красками некоторыми из этих обезьян в неволе.

        Саки** большей частью коренасты, длинная пушистая шерсть придает им весьма неуклюжий вид; конечности довольно толсты, а хвост покрыт густыми пушистыми волосами, которые удлиняются книзу. Волосы на верхней части головы разделены пробором, на щеках же и подбородке оканчиваются густой длинной бородой.
* * В подсемейство саки входят 3 рода с 7-12 видами. Это молчаливые обезьяны, живущие поодиночке и небольшими гриппами до 6 особей в наиболее труднодоступных лесах.

        От прочих американских обезьян они отличаются еще устройством зубов: очень большие трехгранные клыки отделены промежутком от тесно сидящих, остроконечных и наклоненных вперед резцов.
        Немногочисленные виды этого рода водятся исключительно в северной части Южной Америки. Здесь они живут в сухих высоких лесах, где нет кустарников, и держатся в стороне от других обезьян. По Чуди, это - ночные животные, деятельность которых начинается с закатом солнца и оканчивается с его восходом. Днем обезьяны спят, и тогда за ними трудно охотиться, потому что они ни единым звуком не выдают своего присутствия. Но Шомбургк не соглашается с мнением Чуди по крайней мере касательно ночной жизни этих животных***.
*** Все саки ведут дневной образ жизни.

        По его мнению, различные виды этих обезьян строго придерживаются определенных местностей; они держатся отдельно друг от друга, и некоторые выдают себя путешественникам своим голосом. "Везде, где по берегам растет густой лес, - говорит Шомбургк, - встречал я целые стада обезьян, сидящих на ветвях. Большинство из них были действительно миловидные саки. Длинные волосы, разделенные пробором, пышная борода и бакенбарды, пушистый хвост, похожий на лисий, и ласковый, умный взгляд придают этим зверькам чрезвычайно приятный и вместе с тем комичный вид. Это были первые саки, которых мне случилось встретить. Я, конечно, тотчас же выскочил на берег, чтобы поохотиться на них, и застрелил самца и самку. Но я почти раскаялся в своем выстреле, когда услыхал жалобный, за душу хватающий крик самца, которого я только тяжело ранил. Этот жалобный крик похож на стон страдающего ребенка".
        В небольших лесах верховьев рек Мараньон и Ориноко водится преимущественно самый обыкновенный вид этого рода – черный, или чертов, саки, куксио индейцев (Chiropotes satanus)*, величиной 55 см и почти с таким же длинным хвостом.
* Представитель рода красноспинных, или мохнатых, саки.

        Совершенно круглая голова его покрыта как бы шапкой, образованной не очень длинными и густыми волосами, лучеобразно исходящими от темени. Спереди они разделены пробором. Щеки и подбородок опушены густой черной бородой. "Ни один щеголь в мире не мог бы держать своих волос в большем порядке, чем это красивое животное", - говорит Капплер.
Чертов (черный) саки (Chiropotes satanus)
Чертов (черный) саки (Chiropotes satanus)
        Верхняя часть тела обезьяны покрыта густой, но не длинной шерстью, нижняя едва покрыта волосами, хвост очень пушистый. У старых обезьян шерсть черная с бледно-желтой спиной, у молодых - буро-серая. Впрочем, в цвете встречаются отступления. Капплер говорит, что в Гвиане эту обезьяну зовут "шиу"; она живет небольшим семейством от 4 до 6 особей, не очень распространена и в неволе редко выживает.
        Второй вид этой породы – бледноголовый саки (Pithecia pithecia).
        Наружность его значительно меняется в зависимости от возраста. Вследствие этого он получил множество названий. У старых самцов шерсть почти везде черная, только на передних конечностях несколько светлее. Спереди, до самых бровей, голова покрыта короткой, светлой шерстью, которая на лбу разделена полоской черной кожи; на щеках длинные бакенбарды. Но шерсть бывает также желтоватого цвета, лицо же окаймляют ржаво-красные волосы. Черное лицо покрыто редкими волосами ржавого цвета. Уши, пятки, пальцы и ногти черные. У самок шерсть на верхних и наружных частях тела бурая, на нижних - ярко-рыжая; бакенбарды черные. Молодые обезьяны походят на мать. Шерсть по большей части длинная, жесткая, грубая и только на нижней части тела и руках - тонкая и редкая. Светлая рамка волос окаймляет лицо и образует бакенбарды.
Бледноголовый саки (Pithecia pitheeia)
Бледноголовый саки (Pithecia pitheeia)
        Бледный саки, которого также называют "ванаку", "ариги", водится неподалеку от Амазонки и в Гвиане и живет чаще в кустарниках, чем на высоких деревьях. Встречается обществами по 6-10 особей и на вид кажется довольно ленивым. Покрытое желтовато-белыми густыми волосами лицо имеет вид маски, на которой резко выступают черный нос и рот. По словам Лаборда, пища этого саки состоит из ягод, плодов и пчелиных сот. Самки приносят по одному детенышу и долгое время таскают его на спине. Это подтверждает и Капплер, который прибавляет, что бледный саки легко делается ручным, но всегда остается робким и грустным. Чертов саки живет в подчинении у цепкохвостых обезьян, которые нередко принуждают его слезать с высоких деревьев в кусты, отнимают у него добычу, а иногда и колотят. Говорят, что длинная борода мешает этой обезьяне пить воду обыкновенным способом, так что она подносит ее ко рту рукой. Только заметив, что за ней наблюдают, она решается пить прямо ртом.
        Чуди, напротив, уверяет, что она пьет воду так, как это делают все обезьяны, то есть опустившись на колени и сунув морду прямо в воду. Наш натуралист часто давал жившей у него обезьяне воду в кувшине с узким горлышком, так что она не могла сунуть в него морду, но и тогда обезьяна не пила из горсти, а поступала, как большая часть своих сородичей, которые, опустив в сосуд руку до половины, слизывают воду с руки.
        По уверению Гумбольдта, чертов саки дик и в высшей степени раздражителен. Поэтому его трудно приручить, и в неволе всегда довольно зол. Свое неудовольствие он выражает при малейшем поводе, скаля зубы, гримасничая и сверкая глазами. При сильном гневе он подымается на задние конечности, трет конец бороды рукой и дико скачет вокруг предмета, возбудившего его злобу. Иногда он впадает в ярость и впивается зубами в подставленную ему палку с такой силой, что ее едва можно вырвать.
        Редко удается привезти живую обезьяну этого вида в Европу. Только в Лондоне, зоологический сад которого снабжается лучше всех остальных садов вследствие любви англичан к путешествиям и собиранию животных, можно видеть живых чертовых саки. До 1883 года в Риджентс-Парке побывало только 18 обезьян рода саки.
        Бете приводит описание близкого родственника чертова саки – лисьехвостого, или мохнатого, саки (Pithecia hirsute)*. Из его слов можно вывести заключение, что не все виды по своему нраву соответствуют описанию Гумбольдта. Мохнатый саки, или парауаку, достигает почти метра в длину, половину которой занимает хорошо развитый хвост. Он покрыт густой, длинной (почти 12 см) шерстью, которая спереди падает на гладкий лоб, закрывая отчасти лицо; на остальных частях тела мех его имеет большое сходство с мехом медведя. Черный с серыми крапинками мех принимает на голове ореховый, на груди красновато-бурый оттенок; на внутренней части бедер он переходит в красновато-бурый цвет. Щетинистые бакенбарды грязно-серного цвета, пятки желтовато-бурые, лицо, где нет волос, черное.
* Слабоизученный вид, нередко включаемый в предыдущий.

Лисьехвостый, или мохнатый, саки (pthecia hirsuta)
Лисьехвостый, или мохнатый, саки (pthecia hirsuta)
        Спикс обнаружил эту обезьяну в лесах Бразилии между реками Амазонка и Рио-Негро. Он рассказывает, что мохнатые саки утром и вечером выходят из своих лесов, собираются огромными обществами и наполняют тогда воздух пронзительным криком**.
* * Крики саки похожи на громкий свист.

        Они чрезвычайно осторожны и проворны: при малейшем шуме все стадо пускается в бегство и скрывается в лесу, так что охотнику редко удается достать живьем хоть одну обезьяну***. Но, раз прирученные, они очень привязываются к своему хозяину.
* * * Несмотря на плотное сложение, которое в сочетании с лохматой шерстью придает обезьянам вид "ходячих стогов", саки очень проворны, способны бегать по ветвям на задних конечностях.

        На севере Южной Америки водятся короткохвостые обезьяны. Они, кажется, не имеют большого распространения; образ жизни их на свободе малоизвестен. От Бетса мы получили некоторые более подробные сведения о них. От прежних наблюдателей мы знаем только, что короткохвостые обезьяны появляются небольшими стадами на берегах рек и во время своих странствований издают неприятные звуки. Кроме того, существуют описания некоторых исследователей, наблюдавших этих животных в неволе.
        Гумбольдт первый описал нам обезьяну, носящую у туземцев название "некрасивая обезьяна". Черноголовый уакари (Cacajao melanocephahis)* имеет в длину 65 см, из которых на хвост приходится 15 см.
* Уакари, или какайо, - самые короткохвостые и широконосые среди приматов Нового Света

        Несколько косматая шерсть ее блестящего светло-коричневого цвета; на груди, животе и нижней стороне конечностей светлее; верхняя сторона рук и ног серо-бурая; на голове и хвосте шерсть большей частью черная. У отдельных экземпляров руки и кисти также черные, а светло-коричневый цвет на спине переходит на бедрах и в начале хвоста в ржаво-красный. Все голые части матово-черные; вокруг глаз орехово-бурое кольцо.
        Другой вид этого рода – лысый уакари (Cacajao calvits) - отличается от черноголового еще более коротким хвостом в виде толстого отростка, более длинной шерстью на спине и более светлой окраской шерсти. Однообразный грязно-желтый или красноватый оттенок его меха переходит на спине в грязно-белый, на нижних частях туловища - в золотисто-желтый. У очень старых животных цвет шерсти еще более светлый, почти белый. От этого еще резче выделяется ярко-красный цвет лица с желтыми щетинистыми бровями и красновато-желтыми глазами. Кроме того, короткие, будто остриженные волосы головы, составляющие резкий контраст с длинной шерстью спины, придают всей наружности этой обезьяны своеобразный вид.
        "В одно прекрасное утро 1855 года, - говорит Бете, увидал я на улицах города Эга несколько индейцев, несших на плечах большую клетку 4 метра длинной и 1 метр вышиной, сооруженную из лиан. Очевидно, они направлялись к пароходу. В клетке находилось до 12 обезьян самой странной наружности. Это были лысые уакари - обезьяны, живущие только в окрестностях Эги. Предводитель индейцев посылал их в качестве богатого подарка в Рио-де-Жанейро правительственному чиновнику. Обезьяны эти были пойманы с величайшей трудностью в лесах, в глубине страны, близ устья Уапуры, приблизительно в 50 километрах от Эги.
Лысый уакари (cacajao calvus)
Лысый уакари (cacajao calvus)
        Этот уакари живет в лесах, которые большую часть года залиты водой; поэтому короткий хвост уакари нельзя принять за признак его пребывания на ровной земле, как, например, у макак и павианов. Кажется, что уакари водится исключительно в упомянутых местностях, в особенности на одном острове близ главного устья Уапуры*.
* Уакари обитают только в Западной Амазонии.

        Тут можно видеть, как они ходят небольшими группами по верхушкам высоких деревьев и срывают плоды, составляющие их пищу. По словам охотников, движения их быстры и ловки, хотя обезьяны почти никогда не перепрыгивают, а предпочитают перебегать с дерева на дерево по крепким сучьям**.
* * Основной способ их путешествия в кронах — "четырехрукая " брахиация.

        Матери несут своих детенышей на спине, подобно некоторым другим обезьянам Южной Америки.
        Все жившие в неволе уакари были пойманы с помощью сарбаканов и стрел, намазанных слабым ядом. Подстреленные уакари бегут еще довольно долго по лесу, так что только опытный охотник может преследовать их. Между индейцами считается особенно ловким тот охотник, который, не отставая от раненой обезьяны, в состоянии подхватить ее на руки в ту минуту, когда, потеряв силы, она падает с дерева. Тогда обезьяне дают щепотку соли как противоядие и она обыкновенно приходит в себя.
        Насколько редки лысые уакари, можно заключить уже из того, что для поимки 12 обезьян вышеупомянутый предводитель должен был выслать шесть своих самых ловких охотников, которые охотились целых три недели. Вольный охотник, которому удалось поймать такую обезьяну, требует за нее большую цену и всегда находит покупателей. Уакари - прекрасный подарок влиятельным особам.
        Старые уакари, пойманные вышеописанным способом, навсегда остаются угрюмыми и грустными, отвергают всякую ласку и кусают тех, кто до них дотронется. Даже в своих лесах они почти никогда не издают звука, в неволе же совсем молчаливы. Если уход за ними не вполне достаточный, они по прошествии нескольких недель делаются ко всему равнодушными, не принимают пищи и начинают хиреть. Многие из них умирают от болезни, которая имеет все признаки воспаления легких.
        Привыкнув видеть уакари всегда угрюмыми, я был весьма удивлен, встретив однажды в доме одного знакомого необыкновенно веселую и обходительную обезьяну этого вида. Не успел я присесть, как она выбежала из соседней комнаты, взобралась по моим ногам на колени, где, усевшись поудобней, стала оглядываться кругом и с обыкновенными обезьяньими ужимками доверчиво посматривала на меня. Это, впрочем, был молодой самец, которого взяли грудным у трупа матери, растили среди детей хозяина и никогда не держали на привязи.
        Уакари принадлежит к тому виду животных, которых бразильцы называют "смертными", то есть нежными и хилыми. Большое число животных этого вида, которых посылают из Эги, умирают, не достигнув Пары, и едва ли один экземпляр из дюжины доставляется живым в Рио-де-Жанейро. Очень может быть, что трудность их приручения связана с тем ограниченным пространством, на котором они водятся, и с климатическими особенностями этой местности. Во время моего путешествия вниз по реке на нашем судне, большой шхуне, находился прирученный старый уакари, который свободно расхаживал повсюду. По прибытии в Рио-Негро мы были принуждены целых четыре дня простоять перед таможней. Наш лоцман, однако, не бросил якорь, а прикрепил шхуну к дереву бушпритом. Однажды утром мы не нашли нашего уакари: он убежал в лес. Два человека были посланы за ним в погоню, но вернулись через несколько часов, не отыскав и следа беглеца. Мы уже потеряли надежду вернуть его себе, как вдруг он появился на опушке леса. Уакари подходил все ближе и ближе, он возвращался по той же дороге, по которой ушел, а именно по бушприту. Уакари занял свое обычное место на палубе. Он, очевидно, нашел, что леса Рио-Негро весьма не похожи на леса Уапуры, и предпочел неволю свободной жизни в неудобной для него местности".
        Этот интересный рассказ превосходного наблюдателя Бетса содержит, по-моему, самое лучшее описание короткохвостых обезьян, так как все остальные наблюдения, сообщенные другими натуралистами, дают довольно смутное представление о жизни этих животных. Гумбольдт, у которого долго жил лысый уакари, рассказывал про него, что он был прожорлив, тупоумен и труслив. В возбужденном состоянии раскрывал рот самым странным образом, делал ужасные гримасы или вдруг поднимал крик, похожий на громкий смех. Вообще он был чрезвычайно беспомощен, и когда хотел что-нибудь взять, то принимал очень странную позу: садился, совершенно согнувшись, на задние лапы и вытягивал перед собой руки. При виде крокодила или змеи приходил в ужас и дрожал всем телом. Однако эта характеристика едва ли может быть отнесена к этому виду.
        Беличий саймири (Saitniri sciurem)*.
* Саймири составляют одно подсемейство с капуцинами. Для этих мелких обезьян характерно преобладание животной пищи в рационе. Нередко пищу разыскивают не в кронах, а спустившись на землю.

        Еще его называют "мертвая голова". Этот вид замечателен как своей миловидной фигурой, красивой и приятной для глаз окраской шерсти, так и грациозностью движений и веселостью. Его можно смело назвать одной из самых красивых обезьян Нового Света. Несколько страшное название "мертвая голова" в сущности не соответствует настоящему виду его головы. Название это дано вследствие самого поверхностного сходства, исчезающего при ближайшем сравнении. У стройного саймири очень длинный хвост. Его мягкая шерсть на спине красновато-черная; в глубокой старости она становится померанцевого цвета с серыми крапинками на конечностях, а на животе белая. Иногда преобладает серый цвет. Встречаются также обезьяны с черной как уголь головой, ярко-желтым телом с черными крапинками; конечности в таком случае золотисто-желтые. Общая длина 80 см, длина хвоста 50 см.
Беличий саймири (Saimiri sciureus)
Беличий саймири (Saimiri sciureus)
        Родиной этой миловидной обезьяны следует считать Гвиану**, где она водится преимущественно по берегам реки этой богатой страны.
* * Беличий саймири широко распространен по всей тропической Южной Америке, в Центральной Америке его замещает близкий вид рыжеспинный еаймири (S. oerstedi).

        По словам Шомбургка, саймири принадлежат к самым распространенным видам обезьян этой полосы. Подобно встречающемуся там капуцину, саймири живут многочисленными (по сто особей и более) стадами не в высоких лесах, а в кустарнике на окраинах лесов и подымаются иногда до 600 метров над уровнем моря. Нередко соединяются они со стадами капуцинов. Саймири целый день в постоянном движении, а ночь проводят на вершинах пальм, которые служат им самым верным убежищем. Они очень пугливы, ночью не смеют шевельнуться, днем же обращаются в бегство при малейшей опасности, и тогда можно видеть, как все стадо тянется длинной вереницей по верхушкам деревьев. Впереди идет вожак, который благодаря проворству этих животных скоро приводит все стадо в безопасное место. Матери носят своих детенышей сначала на руках, а потом, когда они немного окрепнут, - на спине. Впрочем, детенышей можно видеть у матерей круглый год, из чего мы заключаем, что самки родят в разное время года.
        Все движения саймири удивительно грациозны. Они превосходно лазают и перепрыгивают с изумительной легкостью довольно большие пространства. В покое часто принимают позу сидящей собаки; во время сна опускают голову между ног, так что она касается земли. Хвост служит им большей частью как руль во время прыжков. Они, правда, обматывают им иногда какой-нибудь предмет, но не в состоянии удержаться на хвосте. Голос их состоит из свиста, повторенного несколько раз. Когда с ними случается что-нибудь неприятное, они начинают жалобно кричать и визжать. Утром и вечером часто слышатся подобные крики целого общества, и даже ночью раздается визжание пугливых животных и пробуждает в лесу заснувшую жизнь. "Если спросить индейца, - говорит Гумбольдт, - почему лесные звери в известные ночные часы поднимают такой шум, он даст странный ответ: они празднуют полнолуние". Я же думаю, что причина этих звуков - завязавшаяся среди леса битва. Например, ягуары преследуют пекарей или тапиров, те ищут спасения в бегстве, при этом они так несутся, что вырывают с корнем растущие на дороге кусты. Чуткие и пугливые обезьяны, испуганные этой охотой, вторят с деревьев крику больших животных, они будят птиц, и скоро все население леса приходит в смятение.
        Саймири принадлежит к самым трусливым животным, но во всех действиях своих он выказывает себя настоящей обезьяной. Нравом он напоминает ребенка, на которого похож и лицом: м...то же выражение невинности, та же лукавая улыбка, тот же быстрый переход от радости к печали". Его лицо служит верным отражением внешних впечатлений и внутренних ощущений. В минуты испуга в его больших глазах показываются слезы; горе тоже выражается слезами. В неволе еаймири жалуется и визжит по самому незначительному поводу. Чувствитель- ность и раздражительность его одинаково велики, но он вовсе не своеволен, напротив, так добродушен, что невозможно на него сердиться. Саймири внимательно следит за всеми действиями своего господина. Когда ему что-то говорят, он пристально всматривается в лицо говорящего, следит глазами за каждым движением его губ, старается к нему приблизиться, садится на его плечо, дотрагивается до его зубов и языка, как будто старается угадать смысл непонятных ему звуков. Пищу саймири берет руками, а иногда и ртом.
        Это животное всеми любимо за свой добрый нрав; его охотно держат в домах. Часто можно встретить саймири даже в хижинах диких племен. Потерю свободы переносит плохо, среди людей живет недолго. Однако же Капплер в течение 13 лет держал у себя на родине такую обезьянку.
        Индейцы выбирают для охоты за саймири преимущественно холодные, дождливые дни. Мясо их не так вкусно, как у других обезьян, и, говорят, пахнет козлом; поэтому индейцы преследуют их не ради мяса, а для того, чтобы сделать ручными. "Пустив стрелы, пропитанные слабым раствором яда, в кучу таких обезьян, - говорит Гумбольдт, - можно поймать много живых детенышей. Молодой саймири даже при падении не выпускает шеи или плеча мертвой матери и, если сам не ранен, остается висеть на ее трупе. Большая часть из тех обезьян, которых мы встретили в хижинах индейцев, оторваны от тела матери. Взрослые животные легко вылечиваются от ран, но все же умирают, так и не привыкнув к неволе, поэтому их очень трудно доставить живыми к берегу моря. Как только с ними перейдут из лесной полосы в степь - они становятся печальными и унылыми. Нельзя приписать эту перемену незначительному увеличению тепла; она происходит скорее от усиления света, уменьшения сырости и от каких-нибудь изменений в составе воздуха на берегу моря". По этой причине саймири почти никогда не встречается у европейских торговцев зверями и в наших зоологических садах.
        Мне удалось только два раза купить этих хорошеньких обезьянок, и жили они у меня довольно долго. При заботливом уходе они выдерживают в неволе до семи месяцев, и только холодное время года губит их. Гааке сообщает, что в 1889 году в зоологический сад во Франкфурт привезли из Лондона четырех саймири. Они прибыли туда благополучно, но были вялыми и неповоротливыми и умерли через 2-3 недели.
        Ацара был первый натуралист, познакомивший нас с одной из самых замечательных обезьян, о которой мы хотим поговорить. Несколько позже упоминает о том же животном Гумбольдт, затем Ренггер, Шомбургк и, наконец, Бете. Эта мирикина. или ночная обезьяна (Motes trivirgetus)*, составляет совершенно особый род обезьян.
* Мирикина, дурукули единственная в мире ночная обезьяна и единственный ночной примат Нового Света. Обладает рядом общих черт с ночными полуобезьянами Восточного полушария: огромные глаза, подвижная шея, длинные, узкие стопы, позволяющие совершать "лягушачьи" прыжки в кронах, преимущественно животная диета. Хвост используется только в качестве балансира. Мирикина самый мелкий представитель семейства цепкохвостых обезьян - весит 500-1000 г.

        У нее маленькая круглая голова с большими совиными глазами; рыльце довольно большое, широкое, но мало выдающееся; отверстия ноздрей обращены вниз; уши маленькие.
Мирикииа, или ночная обезьяна (Aotes trivirgatus)
Мирикииа, или ночная обезьяна (Aotes trivirgatus)
        Тело длинное, покрыто мягкими волосами, довольно пушистый хвост длиннее туловища, ногти сжаты и загнуты крючком. Тонкое тело мирикины длиной 35 см, хвост - 50 см. Цвет шерсти сверху серо-бурый с ржавым оттенком, оконечность хвоста черная. На темени три продольные черные параллельные полосы одинаковой ширины, а вдоль спины до основания хвоста идет широкая светлая желтовато-бурая полоса. Шерсть тонка и мягка на ощупь, и цвет ее одинаковый как у самца, так и у самки.
        Мирикина водится преимущественно в жарких странах восточной части Южной Америки, но местопребывание ее ограничивается только некоторыми областями.
        Ренггер уверяет, что мирикина обитает на правом берегу Парагвая до 25 градуса южной широты, а на левом берегу совсем не встречается. Жизнь ее на свободе малоизвестна. Она проводит время на деревьях или в дуплах, ночью ищет себе пищу, а днем возвращается в дупло, где и спит целый день. Люди этого натуралиста, отправившись однажды за дровами, нашли двух таких обезьянок, спящих в дупле. Вспугнутые животные пытались было убежать, но, ослепленные ярким дневным светом, не были в состоянии сделать ни верного прыжка, ни залезть на дерево. Поэтому с ними легко справились, хотя они пытались защищаться зубами. Логовище их состояло из листьев и было выложено древесным мхом, из чего можно заключить, что эти животные имеют постоянное жилище и возвращаются к нему ежедневно. Ренггер уверяет, что они встречаются всегда парами, а большими обществами не живут. Бэте же утверждает противное. "Эти обезьяны, - говорит он, - хотя и спят днем, но пробуждаются при малейшем шуме, так что люди, проходящие мимо избранного мирикинами для ночлега дерева, бывают поражены внезапным появлением целой группы полосатых мордочек, скрывавшихся до сих пор в дупле дерева. Именно такое гнездо было открыто однажды моим индийским "кумом", и от него получил я в подарок обезьянку". По свидетельству охотника, самка родит в наши летние месяцы по одному детенышу, носит его сначала на груди, потом на спине.
        Молодую мирикину легко приручить, старые же остаются всегда дикими и кусаются. При заботливом уходе она переносит неволю легко, но нечистоплотность губит ее. Обыкновенно их держат в большой клетке. В течение дня мирикина скрывается в самом темном месте своего жилища и спит. При этом она сидит скорчившись и согнувшись, а лицо прячет между скрещенными руками. Если обезьянку разбудить, то ее следует все время ласкать и гладить, иначе она тотчас засыпает. При дневном свете мирикина ничего не видит и зрачки ее едва заметны. Когда из темноты внезапно выносишь обезьянку на свет, ей это не нравится; все ее телодвижения и жалобные крики показывают, какое болезненное впечатление производит на нее свет. Но с наступлением вечера она просыпается; зрачки увеличиваются по мере того, как уменьшается дневной свет, и наконец становятся так велики, что радужная оболочка почти исчезает. Глаза блестят, как глаза кошек и сов. Мирикина начинает расхаживать по клетке, отыскивая себе пищу. При этом движения ее легки, хотя не особенно грациозны, так как задние конечности длиннее передних. Но лазает она весьма искусно и ловко перепрыгивает с дерева на дерево. Из органов чувств лучше всего у нее развит, по-видимому, слух*.
* Несмотря на преимущественную ориентацию при помощи слуха, уши у мирикины (в отличие, например, от галаго) необыкновенно маленькие, они прижаты к голове и почти не видны в меху. Дословный перевод научного названия примата "безухая трехполосая".

        Малейший шум возбуждает ее внимание. Зрением пользуется она только ночью, так как дневной свет ее ослепляет, и она ничего не может видеть. Понятливость ее очень ограниченна: хозяина своего она не узнает, на зов не откликается и к ласкам его равнодушна. Даже для удовлетворения своих желаний она не прибегает к мерам, которые бы свидетельствовали о некоторой сообразительности ее. Ренггер заметил только сильную привязанность между самцом и самкой. Если из пойманной четы одна обезьяна умирает, другая не может пережить это и тоже умирает. Свободу ценят они больше всего и потому пользуются всяким удобным случаем, чтобы убежать, даже если пойманы молодыми и несколько лет уже живут в неволе.
        Мнение Ренггера относительно понятливости мирикины не совсем верно. Очень может быть, что большая часть мирикин не знают своего хозяина и равнодушны к его ласкам, но исключения встречаются и тут: очень много зависит от возраста, в котором обезьяна попала в неволю, и от обращения с ней.
        В Европу мирикин привозят редко и всегда поодиночке. Время от времени эту обезьянку можно встретить в том или другом зоологическом саду, но показывают ее только после настойчивого требования, так как днем она старается как можно лучше скрыться от глаз посетителей. Даже люди, особенно хорошо относящиеся к животным, не всегда ей приятны. Сонливость ее в течение дня заставляет забывать всю привлекательность ее нрава ночью. Я получил такую обезьянку в подарок и потому мог за ней наблюдать довольно продолжительное время.
        Странный случай стал причиной ее смерти. После нескольких недель наблюдения я решился поместить ее в большую клетку. Но уже на вторую ночь после своего перемещения она сумела отворить дверь клетки и исчезла. Несмотря на самые тщательные поиски, мы нигде ее не нашли. Только спустя четыре недели мы нашли труп марикины в узкой щели стены. Она. очевидно, надеялась проложить себе там дорогу, но проход был слишком узок, и обезьянка, застряв, не могла двинуться ни взад ни вперед и таким образом погибла.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство цепкохвостые" в других словарях:

  • Цепкохвостые обезьяны — ? Цепкохвостые обезьяны Белоголовый капуцин Научная классификация Царство …   Википедия

  • Цепкохвостые — ? Цепкохвостые обезьяны Белоголовый капуцин Научная классификация Царство: Животные Тип …   Википедия

  • Семейство Древеснодикобразовые (Erethizontidae) —          В это семейство объединены средние и крупные грызуны, покрытые короткими, острыми иглами. Они внешне сходны с настоящими дикобразами, но никогда не имеют таких сильно удлиненных игл на задней части спины. Зубов 20. В четыре рода… …   Биологическая энциклопедия

  • ЦЕПКОХВОСТЫЕ — ЦЕПКОХВОСТЫЕ, ых, ед. ое, ого, ср. (спец.). Семейство широконосых обезьян, цепляющихся хвостом. Семейство цепкохвостых. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Семейство Нутриевые (Capromyidae) —          Древнее обособленное семейство, представители которого напоминают громадных крыс, массой в несколько килограммов. По своему строению, однако, эти животные далеки от настоящих крыс и имеют некоторое родство с восьмизубыми.… …   Биологическая энциклопедия

  • ЦЕПКОХВОСТЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ — (цебидовые) семейство широконосых обезьян. Длина тела 22 72 см, хвост у большинства длинный, хватательный. 31 вид (ревуны, капуцины, саймири и др.), в лесах Юж. и Центр. Америки. Образ жизни дневной (кроме мирикини), древесный. 10 видов в Красной …   Большой Энциклопедический словарь

  • ЦЕПКОХВОСТЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ — цебусовые, цебиды (Cebidae) семейство широконосых обезьян. Наиб, древние формы Ц. о. (напр., гомункулюс патагонский) известны из верхнего миоцена Аргентины, остатки совр. форм найдены в позднем плиоцене Юж. Америки. Дл. тела от 22 до 70 см, у… …   Биологический энциклопедический словарь

  • цепкохвостые обезьяны — (цебидовые), семейство широконосых обезьян. Длина тела 22 72 см, хвост у большинства длинный, хватательный. 31 вид (ревуны, капуцины, саймири и др.), в лесах Южной и Центральной Америки. Образ жизни  дневной (кроме мирикини), древесный. 10 видов… …   Энциклопедический словарь

  • Семейство дикобразовые —         (Hystricidae)** * * В семейство дикобразовых (Hystricidae), понимаемое в нынешнем объеме, входят 11 видов, объединяемых в 3 4 рода. Распространение дикобразов охватывает большую часть Африки, Средиземноморье, Азию, на север до Закавказья …   Жизнь животных

  • ЦЕПКОХВОСТЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ — (цебидовые), семейство широконосых обезьян. Дл. тела 22 72 см, хвост у большинства длинный, хватательный. 31 вид (ревуны, капуцины, саймири и др.), в лесах Юж. и Центр. Америки. Образ жизни дневной (кроме мирикини), древесный. 10 видов в Красной… …   Естествознание. Энциклопедический словарь

Книги

  • Жизнь животных, Брем А.. Немецкий зоолог Альфред Брем известен всему миру как автор знаменитой книги "Жизнь животных", переведенной на многие языки. Родился Брем 2 февраля 1829 года в семье священника в небольшой… Подробнее  Купить за 450 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»