Семейство трупиаловые, или кассиковые это:

Семейство трупиаловые, или кассиковые

        Семейство трупиалов заключает в себе птиц различной величины, начиная с величины вороны и кончая размерами зяблика. Удлиненная форма тела не мешает им быть вместе с тем хорошо сложенными.
        Трупиалы живут исключительно в Америке. Более четырех пятых всего числа приходится на южную и центральную ее части, однако северная область их распространения доходит до Полярного круга. Все виды этих птиц общежительны, проворны, подвижны и хорошо поют. Они населяют рощи, кормятся мелкими позвоночными, насекомыми, моллюсками, плодами и семенами. В одних случаях эти птицы бывают очень полезны, в других возбуждают к себе ненависть. Их гнезда, которые часто не только не уступают в изяществе, но даже превосходят таковые ткачиков, подвешивают на деревьях колониями; птицы одного из видов сами не вьют гнезд и не выводят детей, большею частью вверяя свои яйца чужим заботам*.
* На самом деле среди трупиалов довольно много видов, которые являются гнездовыми паразитами. Это коровьи трупиалы, или воловьи птицы, представители родов Moloihrus и Scaphidura.

        Самым известным из североамериканских видов этого семейства нужно считать балтиморского цветного трупиала (Icterus galbula). С него мы и начнем. Голова, шея, подбородок и горло темно-черные, такого же цвета и нижние шейные перья, плечи, крылья и оба средних пера хвоста. Верхние кроющие перья крыльев, надхвостье, верхние кроющие перья хвоста и остальные части огненно-оранжевые. Большие маховые перья с широкими у начала и узкими у конца крыла белыми каймами. Большие кроющие перья крыльев в конечной половине белого цвета образуют широкую перевязь. Рулевые перья, кроме двух упомянутых средних, оранжевые, у корня с широким черным перехватом. Глаза карие, клюв черновато- свинцово-серый, светлее к краям, ноги также свинцово-серого цвета. Длина этих трупиалов достигает 20 см, размах крыльев 30, длина крыла 9, хвоста 8 см. У самок верхняя часть тела оливково-буровато-серая, нижние шейные перья неясно исчерчены продольными, более темными черточками, нижняя часть тела оранжево-желтая, верхние кроющие перья крыльев и большинство остальных кроющих на конце белые. Таким образом, на крыльях получаются две поперечные полосы. Все остальные части у самок бледнее и тусклее, чем у самцов.
Балтиморский цветной трупиал (Icterus galbula)
Балтиморский цветной трупиал (Icterus galbula)
        Область гнездования балтиморских трупиалов обнимает собой восточные штаты Америки, от Канады до западных возвышенностей. Отсюда зимою они долетают до Вест-Индии и средней Америки. По Одюбону, в известных местностях они очень обыкновенны, в других попадаются пролетом. Они предпочитают холмистые места. Это чисто летние птицы, парами появляющиеся в стране с наступлением весны. Вскоре после этого они приступают к кладке яиц. Их гнезда устраиваются различно, смотря по теплому или холодному климату обитаемой ими страны, но всегда подвешиваются к тонкой ветви и вьются очень искусно. В южных штатах они свиваются из так называемого "испанского мха", притом так рыхло построены, что воздух легко может циркулировать по всем направлениям; внутри не кладется никакого согревающего вещества, и даже самое гнездо строится с северной стороны дерева. В северных штатах наоборот: гнездо подвешивается к ветвям, на которые падают солнечные лучи, и снабжено нежной и теплой подстилкой. Птица, вьющая гнездо, слетает на землю, отыскивает нужный материал, прикрепляет его одним концом к ветке и с большим искусством все это сплетает вместе. В это время балтиморский трупиал довольно несносен. Женщины, когда хотят белить свою пряжу, должны особенно следить за ней, так как птицы утаскивают в гнездо все прядки, до которых только доберутся. В их гнездах часто находили целые мотки ниток и клубки шелка.
        Окончив постройку гнезда, самка кладет от 4 до 6 яичек около 25 мм длиной и 16 мм толщиной. Бледно-серый цвет их испещрен более темными пятнышками, точками и штрихами. Через четырнадцать дней высиживания вылупляются птенцы, а через 3 недели после этого они уже летают. Каждая пара в продолжение лета выводит еще один раз, по крайней мере в южных штатах. Не умея еще летать, молодые часто цепляются за наружную часть гнезда, выскакивают и прячутся в него подобно молодым дятлам. Научившись же летать, они почти 14 дней все еще неразлучно следуют за родителями, которые их в это время водят и кормят. Как только поспеют тутовые ягоды и фиги, они появляются на этих деревьях, подобно тому как ранее их видели на вишнях и других плодовых деревьях. Тут они могут причинить довольно серьезные опустошения. Весною же они питаются почти исключительно насекомыми, доставая их с веток и листьев или, преследуя с большим проворством, ловят их на лету. Отлет их начинается очень рано. Днем они быстро и с громким криком летят большею частью поодиночке. Только с заходом солнца они спускаются на определенные деревья, торопливо ищут чего-нибудь поесть, выспятся, позавтракают и снова в путь.
        Движения этих трупиалов красивы и правильны. Полет прямой и ровный. Походка довольно ловкая. Но особенное совершенство они выказывают в ветвях деревьев, где они лазают не хуже синиц.
        За свою красоту балтиморские трупиалы содержатся в клетках. Хотя их пение просто, но весьма приятно благодаря полноте, силе и благозвучию трех или четырех, самое большее 8 или 10 нот, составляющих его.
        Как самая многочисленная и самая ненавистная птица Северной Америки, первым заслуживает быть представлен боболинк, или рисовый трупиал (Dylichonyx oryzivorus), тем более что он представляет собой нечто среднее между вьюрком и скворцом. Действительно, сомневаются, к какому из этих двух семейств следует его причислить, и это сомнение не так легко разрешается даже и тогда, когда видишь перед собою живую птицу*.
* И тем не менее, несмотря на внешнее сходство, боболинк относится к семейству кассиковых, или трупиалов.

Боболинк (Dylichonyx oiyzivorus)
Боболинк (Dylichonyx oiyzivorus)
        Величина рисовых трупиалов достигает 18 см, размах крыльев 29, длина крыла 9, а хвоста 6 см. В брачную пору верхняя и передняя части головы, вся нижняя сторона и хвост самцов черные. Затылок буровато-желтый. Верхняя часть спины черная, но на каждом пере желтая кайма. Плечевая область и надхвостье белые с желтым отливом. Глаза бурые. Верхняя половина клюва темно-бурая, нижняя половина буровато-серая. Ноги светло-голубые. Самка несколько меньшей величины. Верхняя часть ее светло-желто-бурая с более темными продольными полосками на перьях. Нижняя часть бледно-серо-желтая с такими же полосками на боках. Маховые и рулевые перья значительно светлее, чем у самцов. На это оперение самец походит своим зимним покровом, в общем сходно с ним и оперение молодых, но у них все краски бледнее и серее.
        Боболинки в Северной Америке бывают только летом; прилеты и отлеты их очень регулярны. Во время своего перелета на юг они останавливаются в средней Америке, именно в Вест-Индии, и, может быть, в северных областях Южной Америки; только до Бразилии они, конечно, не проникают. В штат Нью-Йорк они прилетают в начале мая большими или маленькими стаями. Вскоре эти стаи увеличиваются вновь прибывающими, и через очень короткое время вся страна наполняется ими в полном смысле этого слова. По словам Одюбона, невозможно найти ни одного поля, которое не было бы населено ими. Для постороннего зрителя наблюдения над боболинками, столь ненавистными всем поселянам, могут доставить удовольствие. Склонность к общественности этих птичек не пропадает даже в птенцовую пору: одна чета живет и высиживает яйца вблизи другой. Гнездо вьется или над землей, или вплотную с ней и строится не очень заботливо, но всегда в траве или между стеблями злаков и, само собою разумеется, является центральным пунктом обитания одной пары. В то время, как самки находятся в заботах о своем будущем потомстве, самцы задорно и ревниво шмыгают в лесу стеблей. То тот, то другой с пением поднимается наверх и причудливо реет в воздухе. Пение одного возбуждает других, и вскоре целая масса птичек поднимается наверх и там друг у друга перенимают чистые и приятные трели. Североамериканцы справедливо прославляют пение этой пташки; оно удовлетворит самое прихотливое ухо любителя птиц. Звуки пения полны разнообразия и издаются птичками очень быстро с удивительными вариациями и так старательно, что вам чудится сразу пение полудюжины певцов, тогда как поет всего один. Вильсон сравнивает это пение с разными нотами фортепиано, то высокими, то низкими, взятыми быстро одна за другой, без особенного порядка. Но в общем эта путаница гармонична. Самец очень часто поет и сидя, и тогда он трепещет своими крылышками, подобно нашему скворцу. В своих движениях боболинки выказывают много проворства. Их походку по земле скорее можно назвать шаганьем, нежели прыганьем. Их полет легок и изящен; прибавьте к этому мастерское уменье лазать вниз и вверх в лесу стеблей, в чем они поспорят с камышевкой.
        В последние дни мая в гнезде вы найдете от 4 до 6 яичек около 22 мм длиной и 16 толщиной. Молодые кормятся главным образом насекомыми, быстро вырастают, оставляют гнездо и соединяются в многочисленные стаи с другими птицами их вида. Начиная с этого времени, боболинки выказывают себя с дурной стороны. Их милое пение кончается, изящный наряд самцов уже сменился; парочки больше не имеют определенного места и носятся всюду по стране. Начинаются опустошения. Птицы летают с поля на поле, садятся на них огромными стаями и едят еще молочные зерна злаков столь же охотно, как и поспевшие. Нападая на поля огромными стаями, они приносят земледельцам поистине громадный вред. Против них пускаются в ход всевозможные средства; тысячи и сотни тысяч их убивают, но все напрасно - опустошения не прекращаются. В лучшем случае, если их сгонят с поля, они перелетят на другое. Окончив свое губительное дело на севере, они нападают на плантации юга. Целую неделю носятся повсюду, днем сидя на полях, ночью улетая спать в камыши. Затем перелетают дальше постепенно на юг.
        Воловья птица, или буроголовый коровий трупиал (Molothrus ater). Голова и шея его угольно-черные; все остальное оперение буровато-черное, голубоватое на груди, с зеленым и голубым отливом на спине; глазной ободок темно-бурый; клюв и ноги буровато-черные. Длина достигает 19 см, размах крыльев 30, длина крыла 11, длина хвоста 8 см. Самка немного меньше самца и почти равномерно угольно-бурого цвета, снизу несколько светлее, чем сверху.
        Коровьи трупиалы также распространены по большей части Северной Америки и очень обыкновенны, по крайней мере в некоторых областях. Так же точно они преимущественно обитают в болотистых местностях, однако столь же охотно живут на пастбищах среди пасущегося скота и табунов лошадей. Время сна они проводят в кустарниках или камышах по берегам рек. На севере Соединенных Штатов они появляются в конце марта или начале апреля небольшими стайками. К концу сентября они вновь покидают страну, обыкновенно в сообществе с другими птицами. Их пища в сущности такая же, как и их сородичей. Они походят на наших скворцов тем, что, как и они, часто выклевывают на спинах скота засевших там паразитов.
        Все это упоминалось при описании предыдущих форм, и едва ли пришлось бы говорить о них отдельно, если бы коровьи трупиалы не имели других отличительных черт. Они и все остальные их ближайшие родичи не высиживают детенышей сами, но предоставляют это чужим заботам. Подобно нашим кукушкам, они живут не парами, а в многобрачии. В птенцовую пору их видишь, как и раньше, такими же обществами с разным составом; в одной стайке преобладают самки, в другой больше самцов. "Если одна из самок, - говорит Поттер, - отделится от стаи, ее исчезновение почти или совсем не замечается. Ни один нежный друг не сопровождает ее и не тоскует по ее отсутствию, ни один задушевный или любящий голос не приветствует ее возвращения. Действительно, подобное отсутствие нежности или взаимной привязанности у коровьих трупиалов доходит до высшей степени; полная независимость должна выражаться правилом: всякий делает что ему угодно. Если наблюдать за этими птицами в пору кладки яиц, можно увидеть, как самка, покинув своих товарищей, начинает беспокойно летать кругом и в заключение садится в укромное место, откуда она может высматривать, что делают другие птицы. В таком состоянии она проводит довольно долгое время. Однажды я увидел самку, занятую такими поисками. Во что бы то ни стало я решил узнать, чем это кончится, и, сев на лошадь, тихо поехал за ней. На время я терял ее из виду, но вскоре опять находил. Она влетала в каждый густой куст, тщательно осматривала все места, где имеют обыкновение вить гнезда маленькие птички, и, наконец, стрелой полетела в один густой кустарник из ольхи и терновника. Пробыв там минут пять-шесть, она вернулись обратно в поле к своим товарищам. В чаще кустарника я нашел гнездо желтогорлого певуна (Geothlypis trichas)* и в нем яйцо коровьего трупиала рядом с другим яичком законной хозяйки гнезда.
* Желтогорлый певун принадлежит к семейству древесниц (Paruliclae).

        Полетев сначала вдоль одной стороны поляны, самка коровьего трупиала вдруг шмыгнула в редкую листву маленького кедра и несколько раз возвращалась из него обратно, пока не решилась наконец оставить это место. После некоторых поисков я нашел самку подорожника, сидевшую на гнезде: в него самка коровьего трупиала воровски снесла бы яйцо, если бы птичка-наседка была в отсутствии. Мне кажется довольно возможным, что воровская птица врывается силой в гнезда некоторых птиц и сгоняет их с их законного места. В случае нужды она прибегает к хитрости там, где ничего не может достигнуть силой. Я еще был поблизости от данного места, когда вернулась вышеупомянутая самка желтянки. Она стрелой влетела в гнездо, столь же быстро вылетела обратно, исчезла и несколько минут спустя вернулась в сопровождении самца. Полчаса оба беспокойно и оживленно чирикали, как будто беседуя о нанесенной им обиде".
        Как у кукушки, яйцо коровьего трупиала меньше, чем можно было бы предположить, судя по величине птицы. В длину оно почти 25 мм, в толщину 16; основной цвет его бледно-серый, темнее к толстому концу, испещрен бурыми пятнышками и короткими штрихами. По Одюбону, в одно гнездо самка коровьего трупиала никогда более одного яйца не кладет, но, без сомнения, кладет несколько в продолжение всего периода кладки. Приблизительно после 14-дневного высиживания вылупляется птенец, и с этого момента и случайные воспитатели, и навязанный воспитанник ведут себя совершенно так, как кукушки.
        Почти столь же обыкновенен, как коровий трупиал, другой вид - красноплечий черный трупиал (Agelaim phoeniceus). Его клюв длинный, конусовидно вытянут, очень острый и слегка сжат. Туловище сильное. Крылья средней величины с более длинными вторым и третьим маховыми перьями. Хвост довольно длинный и закругленный. Оперение мягкое и блестящее. В брачную пору самцы красноплечих трупиалов густого черного цвета с роскошными пурпурово-красными плечами. Большие бородки кроющих перьев крыла коричнево-желто-бурого цвета. Глаза карие. Клюв и ноги голубовато-черные. Длина тела 22 см, размах крыльев 35, длина крыла 12, длина хвоста 8 см. У самки верхняя часть черновато-бурая, нижняя серовато-бурая, каждое перо этих частей более или менее оторочено желтовато-серою каймою; горло и щеки покрыты продольно-темными штрихами по бледно-серому фону.
Красноплечий черный трупиал (Agelaius phoeniceus)
Красноплечий черный трупиал (Agelaius phoeniceus)
        Красноплечие трупиалы также распространены по всей Северной Америке, и там, где они встречаются, многочисленны. На севере Соединенных Штатов они регулярно гнездящиеся птицы, на юге же только зимние гости, временно появляющиеся массами. Описание Одюбона дает такую превосходную картину их образа жизни, что совершенно достаточно, если я приведу здесь из него самое существенное.
        С наступлением весны красноплечие трупиалы покидают южные штаты, где они провели холодное время года, и летят большими или маленькими стаями на север. Самцы с пением летят впереди, как будто своим пением они убеждают самок следовать за ними. Зимние гости по пути нередко засиживаются на невысоких деревьях. Здесь они распускают веером свой хвост, топорщат перышки, и вы можете услышать их частые звонкие голоса именно ранним утром, перед их отлетом с того места, где они провели ночь, так как они летят только днем. Как только прилетят самки, начинаются заботы о потомстве. Несколько самцов летают за одной самкой, пока она не выберет одного по своему вкусу. Оба тотчас приступают к постройке гнезда. Счастливая чета отдаляется от стаи и ищет себе для гнезда подходящее местечко где-нибудь на краю уединенного пруда или болотистого луга. Выбирается какой-нибудь низенький куст, густая камышовая или травянистая заросль, натаскивается сюда куча сухого камыша, устраивается в ней ямка для гнезда и выкладывается внутри нежной травой или конским волосом. Сюда кладутся от 4 до 6 весьма оригинальных яичек около 25 мм длиной и 18 мм толщиной. На водно-голубом фоне их накраплены большие, черные и черно-бурые пятнышки. "С этого момента, - говорит Одюбон, — можно наблюдать всю преданность и отвагу, которые царят в сердце самца. Он заботливо стережет свою подругу, сидящую на яйцах. Каждый непрошеный гость, приближающийся к гнезду, встречается громким криком, в котором слышатся и страх и досада, и весьма нередко птичка проносится почти около самого человека, когда он сознательно или нечаянно нарушит ее спокойствие. Иногда она садится на ветку над гнездом и испускает такой жалостный крик, что только бесчувственный решится потревожить парочку".
        Вылетевшие из гнезда птенцы соединяются с тысячами других птиц их вида и кочуют уже самостоятельно, в то время как их родители приготовляются ко второй кладке. Первые выводки вылетают из гнезда в начале июня; вторые - в первых числах августа; к этому времени начинают поспевать хлеба в средних штатах, и сбившиеся в стаи трупиалы бесчисленными массами нападают на поля, вызывая серьезное противодействие этому со стороны заботливых земледельцев. Но и самые большие старания человека бывают обыкновенно бесплодны: масса птиц подавляет все усилия. Но как только хлеба окончательно созреют, красноплечие трупиалы оставляют поля и собираются на лугах, по берегам больших рек, а также и в камышах, соединяются вместе с дроздами, боболинками и другими подобными родственными видами и образуют вместе с ними стаи, затмевающие свет. Но преследования не кончаются, и трудно себе представить, какие убиваются массы этих птиц. Одюбон уверяет как слышанное им, что одним выстрелом бывает убито более 50 штук, и рассказывает, что он лично убил несколько сот в одно послеобеденное время. Подобно нашим скворцам, с наступлением ночи красноплечие трупиалы густыми стаями садятся на ночевку в камыши, чтобы здесь найти защиту от их вечно грозного гонителя.
        Достойный представитель кассиков - шапу (Cassicw cristatus). Длина его достигает 40-45 см, размах крыльев 61-65, длина крыла 20-21 и длина хвоста 18-19 см. Его оперение блестяще-черное, начиная от головы с хохловидными перышками посреди темени и до пяти наружных парных хвостовых перьев лимонно-желтого цвета. Надхвостье, нижние и верхние кроющие перья хвоста ярко каштаново-бурые. Нижние шейные перья и плечевые на конце по краю с буроватыми полосками, снизу темнее, чем сверху. Самка значительно меньше самца.
        Шапу распространен, кроме западных областей южной Бразилии, по всей Южной Америке к северу до Гватемалы.
Шапу (Cassicas cristatus)
Шапу (Cassicas cristatus)
        Он живет только в лесах и только в том случае приближается к плантациям и человеческому жилью, когда они расположены у самого леса. В безлесных местностях он не встречается, в лесах же многочислен. Образом жизни он несколько похож на нашу сойку. Он живет общественно, нрава живого, всегда в движении, перелетает с одного дерева на другое, подвешивается к веткам своими сильными когтями, сорвет иногда какой-нибудь плод, улетает с ним прочь, чтобы съесть где-нибудь в другом месте, и все это проделывает с несмолкаемым и неугомонным криком. Его пища состоит из мелких насекомых и ягод; однако, когда созреют плоды, то апельсины, бананы и плоды папайи составляют его лакомые кушанья. Для плантаций он может быть очень вреден.
        Даже в птенцовую пору шапу всегда встретишь в сообществе с другими птицами их вида; часто на небольшом пространстве они собираются в 30-40 и более пар. Их оригинальные мешковидные гнезда тогда подвешены близко друг к другу на всех ветвях одного или нескольких высоких или ветвистых девственных деревьев. "Я нашел однажды, - говорит принц фон Вид, - в одной романтической тенистой долинке, защищенной со всех сторон лесистыми горами, в высшей степени многочисленную колонию этих птиц. Они настолько оживляли лес, что решительно нельзя было на чем-нибудь сосредоточиться. По всему лесу раздавались их особенно оживленные в это время голоса.
        Обыкновенно шапу издают один короткий, грубый, довольно хриплый призывный крик; впрочем, они издают и другие изменчивые звуки: один громкий, какой-то странный горловой свист, протяжный и довольно приятный, обыкновенно редко повторяющийся, но иногда усиливающийся на полуоктаву. Другие разнохарактерные звуки, присоединяющиеся к вышеупомянутым, в общем образуют приятную, хотя и странную мелодию, в особенности тогда, когда одновременно поют несколько птиц.
        Шапу прикрепляют свое интересное гнездо то на очень высоких, то на средней высоты деревьях. Оно имеет форму мешка 13-17 см шириной, узкое, длинное, округленное снизу, часто длиною от 1 до 1,5 м и наверху прочно прикрепляется к какой-нибудь довольно тонкой ветке почти в палец толщиной; в нем находится довольно продолговатое, совершенно незащищенное отверстие для входа. Форма и гибкая, похожая на рыхлый войлок масса этого гнезда делают его легко доступным произволу ветра: даже при слабом ветерке оно делается его игрушкой. Птица искусно свивает и сплетает это мешковидное гнездо из волокон тиландзии (Tilandsia) и других волоконцев, и притом так крепко, что его с трудом можно разорвать. Внизу, на дне этого глубокого мешочка, подстилкой птенцам служат мох, сухие листья и луб; на них кладутся одно или два яичка. Они продолговатой формы; по беловатому фону их идут бледно-фиолетово-красные мраморные прожилки и неправильно разбросаны темные черно- фиолетовые штрихи и точки. Обыкновенно в таких гнездах я находил только одного птенца, но за нормальное число яиц нужно принимать все-таки два. Было бы неправильно считать, подобно Азара, нормальным числом три. Молодые издают громкий и хриплый крик и своим первым оперением уже походят на стариков, так как у них тотчас же вырастают желтые хвостовые перья. Часто находят два гнезда, свитые вплотную, т.е. одно гнездо слегка разгораживается посередине и приобретает новое мешковидное боковое отделение, составляющее отдельное жилище. На одном дереве находятся 30—40 и более гнезд. Птицы предпочитают прикреплять их к крепким сухим веткам. В ноябре я нашел гнезда, из которых одни были еще пусты, тогда как в других лежали яйца и птенцы. Такое увешанное гнездами дерево, на котором во всех направлениях снуют эти работящие, большие, красивые птицы, представляет весьма привлекательное зрелище для орнитолога и охотника. Весьма крупный сравнительно с самкой и красивый самец распускает свой роскошный хвост, расправляет, словно лебедь, крылья, загибает книзу голову, раздувая зоб, и испускает странный горловой крик, похожий на звуки флейты. Когда птица слетает легким, быстрым полетом, она производит крыльями шум, слышный даже внизу. Можно наблюдать этих птиц часами, если их не пугать.
        Когда пройдет птенцовая пора, шапу стаями летают на плодовые деревья, и тогда мы многих из них убивали на гениповых (Gardenia genipa) и других деревьях. Особенно часто я видел это не реках Бельмонте и Ильеос, где они особенно многочисленны и обыкновенны. Их мясо довольно съедобно, хотя часто бывает грубо и жестко, мы никогда не замечали в нем особенного запаха, как утверждают некоторые писатели. Ботокуды убивают шапу стрелами частью для еды, частью ради их желтых перьев, которые им чрезвычайно нравятся. Они делают из них при помощи воска веер и прикрепляют его себе на лбу".
        Обыкновенный гракл (Quiscalus quiscala). Длина его достигает 31 см, размах крыльев 40, длина крыла 14, хвоста 12 см. Голова, шея и нижняя часть тела черные, глянцевитые с пурпурово-фиолетовым и медно-бурым отливом, нижние части украшены бледно-зелеными пятнами, а все перья верхней части спины и плеч выделяются на матово-темно-зеленом фоне благодаря поперечным штрихам, отливающим радужными цветами. Надхвостье и верхние кроющие перья хвоста бронзового цвета, наиболее длинные - пурпурово-фиолетовые. Внешние опахала маховых и хвостовых перьев со стальным фиолетово-голубым отливом. Глаза серо-желтого цвета. Как клюв, так и ноги черные.
        Гракл распространен по восточной части Соединенных Штатов, к северу до Новой Шотландии, к западу до Алеганских гор. Он живет исключительно в болотистых местностях. Во все времена года он ведет жизнь общественную, часто сбивается в большие стаи и разгуливает по солончаковым низинам и тинистым берегам своей родины. Его главную пищу составляют мелкие крабы и червяки. Само собою разумеется, он столь же мало пренебрегает насекомыми, как и другие его сородичи, а ко времени поспевания плодов и злаков появляется и на плантациях. Рисовым полям он причиняет чувствительный вред.
        В начале февраля самцы уже одеты в свое брачное оперение и спарились. В это время их видишь сидящими поодиночке на высоких деревьях в полном блеске их наряда. Они некоторым образом гордятся красотой своего оперения, сверкающего в лучах солнца. Они очень ревнивы относительно других птиц своего вида, но только до той поры, пока не спарятся. Как только они разбились на пары, кончаются все ссоры и наступает полный мир и согласие. Они избирают теперь удобное местечко для устройства гнезда где-нибудь на побережье или на берегу больших рек или даже просто на болоте. Гнездо их в существенных чертах сходно с гнездами других трупиалов. Самка кладет от 4 до 5 яичек, которые имеют в длину 31, в ширину 23 мм и покрыты бурыми и черными точками, неправильно разбросанными по серовато-белому фону. В воспитании птенцов принимают участие оба родителя и кормят их всякой всячиной. Они не стыдятся даже грабить гнезда других птиц и таскать на корм их яйца и птенцов. Зато и у них, как говорят, тоже имеются враги. "Когда обыкновенный гракл, - рассказывает Одюбон, - гнездует в высоких камышах, открытых заводях и озерах Луизианы и Флориды, крик птенцов часто привлекает внимание аллигатора, который, предчувствуя лакомый кусочек, тихонько подплывает к ним и внезапно ударяет хвостом по соответствующему пучку стеблей с целью выбросить из гнезда неосторожных юнцов. Выпавшие из гнезда птенцы в то же мгновение проглатываются. Однако аллигатору редко удается повторить свои нападения более одного или двух раз, так как взрослые делаются скоро очень осторожными и вовремя предупреждают своих птенцов". Я должен, однако, заметить, что сильно сомневаюсь в правдоподобности этого рассказа*.
* Брем абсолютно прав, эта история относится к категории фантазий и почерпнута Одюбоном из рассказов местных жителей.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство трупиаловые, или кассиковые" в других словарях:

  • Список птиц России — Содержание 1 Птицы России 1.1 Отряд Аистообразные, или Голенастые  Ciconiiformes …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»