Семейство голубиные это:

Семейство голубиные

        Голуби - птицы средней величины с маленькой головкой, короткой шеей и обильным и жестким оперением. Жесткое и твердое оперение прилегает довольно гладко: отдельные перья его сравнительно велики, широко закруглены, снизу пушисты. В оперении преобладают нежные краски, хотя встречаются яркие и светлые цвета; именно, на шее и покровных перьях крыльев они переливаются великолепным металлическим блеском. Самец и самка у большей части видов мало различаются один от другого; птенцы же, наоборот, всегда значительно отличаются от родителей. Относительно величины можно сказать, что исполин среди известных нам до сих пор голубей равняется небольшой индейке, а карлик - приблизительно жаворонку.
        Голубиных птиц можно назвать высокоодаренными существами. Они могут ходить неутомимо, хотя и не очень скоро, но при каждом шаге кивают головой, потому что у них низкие ноги. Некоторые виды голубиных бегают, подобно куриным, очень скоро, другие кажутся на земле неловкими, и, напротив, очень ловко передвигаются среди ветвей деревьев. Те, которые лучше всех ходят, летают хуже других. Большинство голубиных, впрочем, отличается очень быстрым и сильным полетом, способным на ловкие повороты в воздухе, обыкновенно сопровождаемым громким свистящим шумом. Что голуби по доброй воле иногда плавают - я сам видел в Египте, а что они, в случае крайней нужды, и ныряют - узнали Науман и Гомейер. Голос их в общем у всех сходен, и только у небольшого количества видов отличается довольно сильно. Большинство голубей издает отрывистые, глухие, низкие звуки, в которых преобладает слог "рук" или "руке", другие воркуют, т.е. издают нежно дрожащие звуки, некоторые виды стонут или смеются; одни издают чрезвычайно благозвучные, полные, законченные тоны, другие же ворчат отвратительно.
        Из внешних чувств, без сомнения, выше всего стоит зрение, о чем свидетельствуют большие, выразительные, красивые по форме и цвету глаза голубя. Едва ли менее хорош и слух; есть основание предполагать, что вкус, обоняние и осязание также очень хорошо развиты. Душевные способности голубей часто преувеличивают, так как добродушие и кротость их нрава скорее кажущиеся, нежели действительно существующие качества. Голуби обыкновенно робки и осторожны, но никогда не умеют, как другие птицы, отличить настоящую опасность от кажущейся, всегда предпочитают верное неверному, и потому так же боязливо избегают крестьянина или пастуха, как и охотника. Приручить их настоящим образом очень трудно, так как сообразительность довольно слаба, и память невыдающаяся.
        Нрав птиц кажется настолько привлекательным, что еще в глубокой древности их считали эмблемой кротости и даже олицетворяли ими отвлеченные понятия. Беспристрастному взгляду нрав голубей предстает в менее привлекательном свете. Их добродушия, конечно, никто не станет оспаривать, а каждое чувствительное сердце, без сомнения, будет весьма тронуто обоюдной нежностью птиц одной пары, взаимное клеванье которых так напоминает наши поцелуи. В действительности, многие не без основания сомневаются в прославленной супружеской верности голубей, а само- отверженной привязанности к детям, по крайней мере у многих видов, совсем не заметно. Многие, но никак не все голуби, живут парами. Остаются ли птицы одной пары верны друг другу в продолжении всей жизни, как это обыкновенно предполагают, подлежит сомнению. Существуют также наблюдения, которые вовсе не говорят в пользу их взаимной верности. Бессердечие некоторых голубей относительно своего потомства кажется нам поистине отвратительным. Они покидают не только кладку, но даже и едва вылупившихся птенцов, как только их потревожат и возбудят в них недоверие.
        Голуби — обитатели всего земного шара в самом широком смысле этого слова. Они живут во всех частях света и во всех поясах, на высотах и низменностях, но всегда преимущественно в лесах. Лишь немногие их виды селятся на бесплодных скалах. Близость воды они любят и избегают безводных пространств, хотя нельзя сказать, чтобы их там вовсе не было, так как сильный полет дает им возможность посещать ежедневно отдаленные места для водопоя. Голуби больше всего населяют острова, нежели большие материки, особенно их много на островах Тихого океана. Относительно их местопребывания можно заметить, что различные виды поделили между собой различные местности. В то время, как одни из них исключительно селятся на деревьях и только разве для питья слетают на землю, другие проводят всю жизнь на земле или поднимаются только на короткий срок на низкие ветки. Первые населяют темные леса, вторые селятся в редких степных кустарниках; некоторые живут только на скалах, в низком густом кустарнике, исключительно на маленьких островах и т.д.
        Все виды, живущие на севере, - перелетные, а живущие на юге, - кочевые или оседлые птицы. Последние изредка живут маленькими обществами, обыкновенно же парами; другие соединяются только на время перелета большими стаями; некоторые образуют в течение целого года большие общества, а многие виды собираются такими огромными массами, что, по достоверной оценке, превосходят все прочие обычные сборища птиц. Путешествия редко бывают далекие; сизые голуби, например, улетают не далее северной Африки, большей частью остаются в южной Европе.
        Пищу птицы берут почти исключительно из растительного царства. Правда, в зобу некоторых видов находили маленьких улиток, червяков и гусениц. Семена и клубни всевозможных растений составляют пищу большинства; некоторые питаются ягодами и лесными плодами.
        Пищу просто срывают или снимают с ветки, редко добывают посредством раскалывания (например, стручков бобов) или другими усилиями, еще реже выскребывают ногами, а чаще выклевывают. Найденную пищу до проглатывания не раздробляют. Многие виды любят солончаковую землю и потому обыкновенно появляются на местах, содержащих в себе соль, по наблюдениям Снэля, преимущественно в то время, когда у них есть птенцы. Те виды, которые едят твердые зерна, проглатывают для ускорения пищеварения маленькие кусочки кварца и другие твердые тела, а самки, в период кладки, также и известку. Голубям нужно много воды, которая служит не только для утоления жажды, но и для того, чтобы в ней разбухали твердые зерна.
        Гнезда закладывают различно: в ветвях деревьев и кустов, высоко и низко над землей, в пещерах скал и в дуплах деревьев, на толстых сучьях или пнях, редко на самой земле. Жалкая постройка из немногих сухих хворостинок, наложенных рыхло и беспорядочно одна на другую часто так непрочна, что нельзя понять, как такое гнездо может противостоять ветру и непогоде. Кладка состоит из двух белых яиц. В период спаривания самец очень усердно добивается расположения самки: воркует, стонет, смеется, подходит, нагибаясь, наклоняет голову, вертится, бегает взад и вперед со странными движениями, взлетает с хлопающим звуком вверх, и тихонько спускается опять вниз, клюется со своей самкой, между прочим снимает с нее вшей, и вообще выказывает всякими знаками и телодвижениями сильное волнение. В высиживании яиц принимают участие самец и самка.
        Птенцы вылупляются через 14-20 дней: это маленькие, беспомощные, слепые создания, скудно одетые желтым пушком, остающиеся в гнезде до тех пор, пока научатся летать. Сначала они кормятся творожистым веществом, выделяющимся из стенок зоба самки, позднее же размягченными, и, наконец, твердыми семенами, которые родители кладут, или скорее запихивают им в рот. Дальнейшее их развитие после вылета из гнезда занимает немного времени, так как большинство видов уже к концу первого года жизни способны к размножению.
        Все голуби, по крайней мере живущие у нас, могут считаться полезными птицами. Снэль после тщательных и усердных наблюдений убедился, что хотя некоторые виды и срывают зерна злаков, которые, может быть, и без них бы погибли, но в общем питаются почти исключительно семенами различных вредных для хозяйства сорных трав и тем приносят неоцененную пользу. Тот же наблюдатель нашел в зобу убитого им домашнего голубя 3 582 зерна мышиного горошка и вычислил, что один голубь с одним птенцом ежегодно уничтожает до 800 000 этих зерен. Добросовестные наблюдения Снэля устраняют все упреки, делаемые голубям, и всякое подозрение в приносимом вреде, которое иногда на них возводят.
        Из голубиных прежде всего назовем странствующего голубя (Ectopistes migratorhis). Он плотного сложения, с длинной шеей и маленькой головой. Общий цвет перьев аспидно-синий, с нижней стороны крас- новато-серый; бока блестящего пурпурово- фиолетового цвета, брюшко и гузка белые. Глаза ярко-красные. Клюв черный, ноги кровяного красного цвета. У самки, которая меньше самца, преобладает пепельно-бурый цвет. Длина самца 42 см, самки 39, размах крыльев 65 и 60, длина крыльев и хвоста около 21 см.
        Странствующий голубь встречается во всех штатах Северной Америки от Гудзонова залива до Мексиканского и от Скалистых гор до восточного побережья. В восточных штатах они появляются, по словам Гергардта, огромными массами, и потому описания их нравов и привычек, переданные нам даже самыми достоверными наблюдателями, кажутся европейцам совершенно невероятными. Им, например, приходится слышать, что в Северной Америке стаи диких голубей закрывают солнце, портят на целые мили леса своим вредным пометом, обламывают толстые сучья деревьев, садясь на них в слишком большом количестве, доставляют не только людям, но даже свиньям и различным хищникам пищу на целые недели и действительно наносят страшный вред полям и лесам.
        "Странствующий голубь, которого в Америке называют диким голубем, - говорит Одюбон, - двигается с необыкновенной скоростью, с помощью быстро повторяющихся ударов крыльями по воздуху. Он часто делает большие круги в воздухе, поддерживая себя на лету обоими поднятыми под прямым углом крыльями, пока не спустится на землю. Тогда он ударяет друг о друга концами крыльев, чем производит шум, слышный на 30-40 м. Опускаясь, голубь умеряет быстроту полета частыми ударами крыльев, чтобы получать возможность спокойно ухватиться за ветку или встать ногами на землю.
Странствующий голубь (Ееtopisles migratorius)
Странствующий голубь (Ееtopisles migratorius)
        Я начал с описания полета голубей потому, что именно он лучше всего определяет привычки этих птиц. Перелеты их происходят исключительно в поисках пищи, а вовсе не для того, чтобы избежать суровой зимы северных широт или чтобы отыскать себе удобное место для кладки и высиживания яиц. Поэтому они нигде не устраиваются оседло, но остаются там, где находят себе пищу. При благоприятных обстоятельствах они живут иногда годами там, где их прежде никогда не видали, потом внезапно исчезают и возвращаются только по прошествии нескольких лет. Необыкновенная сила их крыльев дает возможность совершать удивительные перелеты; эта способность была доказана в Америке многими достоверными фактами. Случалось убивать в окрестностях Нью-Йорка голубей, зобы которых были наполнены рисом, между тем как есть последний они могли только в полях Джорджии и Каролины. Имея же в виду, что пищеварение их совершается так быстро, что принятая ими пища в течение 12 часов совершенно переваривается, мы должны прийти к заключению, что эти голуби пролетели за шесть часов от 300 до 400 английских миль, или по миле в минуту. Следовательно, при такой быстроте полета они могут долететь до Европы за три дня. Кроме этой силы полета голуби одарены еще очень развитыми внешними чувствами, что дает им возможность во время самого быстрого полета обозревать окрестности и находить себе пищу. Я наблюдал, что, пролетая над неплодородной местностью, они держались очень высоко над землей, между тем как в плодородных и лесистых районах часто опускались очень низко".
        "По дороге в форт Франк, - рассказывает Вильсон, — я проходил лесом и видел, как через него утром пролетали голуби, направляясь к востоку. Около часу пополудни они стали возвращаться такими огромными стаями, что я не мог вспомнить, чтоб когда-либо видел такую массу птиц. Просека вблизи бухты Берзоэ дала мне возможность наблюдать за ними, и то, что я здесь увидел, привело меня в совершенное изумление. На высоте ружейного выстрела быстро и непрерывно неслись надо мной голуби в несколько слоев, так близко прижимаясь друг к другу, что одним выстрелом можно было бы убить их множество. Направо и налево, насколько хватало зрения, тянулась эта необозримая стая и везде казалась одинаково густой и сплошной. Желая исследовать, как долго продолжится это зрелище, я посмотрел на часы и сел на землю, чтобы наблюдать за пролетавшими стаями. Было четверть первого, и я просидел с того времени дольше часа и все-таки не заметил, чтобы количество летящих голубей уменьшалось; казалось, напротив того, оно еще все росло; вместе с тем увеличивалась и быстрота полета птиц; между тем я принужден был продолжать свой путь, чтоб дойти вовремя до форта. Около четырех часов пополудни я пересек реку у форта, но живой поток над моей головой казался таким же многочисленным и широким, как и прежде. Гораздо позже я заметил отдельные большие стаи голубей, которым требовалось от 6 до 8 минут, чтобы пролететь над моей головой; за ними следовали опять другие стаи, летевшие все по тому же направлению, т.е. на юго-восток. Так продолжалось до шести часов вечера. Огромная ширина пролетающей стаи могла дать понятие о соответствующей обширности их места гнездования".
        "Когда осенью 1813 года, - говорит Одюбон, - проходил по берегу Огайо, по сухим равнинам, немного южнее Гарденсбурга, то заметил стаю странствующих голубей, которая неслась с северо-востока на юго-запад. Так как количество их показалось необыкновенно большим, то мне пришло на ум сосчитать стаи, пролетевшие перед глазами в течение одного часа. Поэтому я сошел с лошади, сел на возвышенность и при каждой пролетающей стае делал карандашом значок на бумаге. Но скоро увидел, что задуманное неисполнимо, так как птицы появлялись неисчислимыми массами. Встав на ноги, сосчитал сделанные мной значки и нашел, что в течение 21 минуты я сделал их 163. Я продолжил путь и заметил, что число голубей все прибавлялось. Воздух был положительно наполнен голубями, и полуденное солнце было совершенно ими закрыто, точно при затмении. Помет их падал массой, будто снежные хлопья, и шум крыльев действовал на меня усыпляющим образом. Пока в ожидании обеда я сидел в гостинице Юнга при слиянии Солт Ривера с Огайо, я увидал бесчисленные легионы голубей, которые тянулись от самого Огайо до виднеющихся вдали лесов. Ни один голубь не спустился на землю, так как во всей этой местности не оказалось ни одного ореха или желудя. Поэтому они летели так высоко, что попытки попасть в них из моей превосходной винтовки оказались напрасными: выстрелы даже не тревожили их. Невозможно описать всю красоту их поворотов в воздухе, когда сокол старался ухватить одного голубя из стаи. С громовым шумом спускались они тогда мгновенно с высоты, сплотившись целой массой как живой поток; они неслись неудержимо вперед плотной, волнообразной ломаной линией, ниспадали до самой земли и со страшной быстротой летели над ней, касаясь ее крыльями; потом подымались опять отвесно к небу, подобно громадной колонне, и, достигнув прежней высоты, опять выравнивались в одну линию.
        напоминающую своими изгибами какую-то исполинскую змею. Перед закатом солнца приехал я в Луисвилль, который отстоял от Гарденсбурга на 55 миль. Голуби все еще неслись надо мной непрерывными стаями, и так продолжалось безостановочно целых три дня.
        Все население взялось за оружие. У берегов Огайо толпились мужчины и мальчики и безостановочно стреляли в птиц, которые здесь, для перелета через реку, опустились ниже. Целые массы их были убиты, и все население в продолжении недели питалось одним голубиным жиром и мясом, и все разговоры вертелись около того же сюжета. Воздух же был насыщен испарениями, свойственными этому виду птиц.
        Я предполагаю, что не совсем бесполезно будет определить число голубей в такой стае и количество уничтожаемой ими пищи. Принимая в расчет, что подобный пролет бывает шириной в целую милю (что вовсе не преувеличено) и что при известной нам быстроте он летит безостановочно в течение трех часов, то получается параллелограмм в 180 английских квадратных миль. Полагая только по два голубя на один квадратный метр, окажется, что стая состоит из 1 115 136 000 штук странствующих голубей, а так как каждый голубь уничтожает по полпинте пищи ежедневно, то оказывается, что вся стая требует до 8 712 000 бушелей (около двух миллионов четвертей) ежедневно. Вильсон делает подобный же расчет и приходит к заключению, что стая содержит до двух миллиардов голубей и ежедневно нуждается в 17 424 000 бушелях разных питательных зерен.
        Осмотрим теперь одно такое место ночлега, хотя бы, например, на реке Зеленой в Кентукки, которое я часто посещал. Оно находилось в высоком лесу, в котором весьма мало росло кустарника. Я проскакал по нему целых 40 миль и удостоверился, проехав вдоль и поперек, что ширина его была более трех миль. Когда я в первый раз посетил этот лес, то узнал, что голуби ужи почти 14 дней назад захватили его в свое владение. Я прибыл туда за два часа до заката солнца. Голубей почти не было видно, но на опушке леса расположилось множество людей с лошадьми и повозками, оружием и всякими снарядами. Два сельских хозяина пригнали сюда, за 100 миль, стадо в 300 свиней, в намерении накормить их голубиным мясом. Всюду можно было видеть людей, занятых солением голубиного мяса, и всюду лежали целые кучи убитых птиц. Падающий сверху, как густой снег, помет покрывал уже землю на несколько сантиметров на всем протяжении места отдыха голубей. Многие деревья, стволы которых имели до 60 см в поперечнике, сломались у самой земли, и большие сучья самых высоких и крепких из них были сорваны, как будто здесь свирепствовал сильный ураган. По всем признакам можно было догадаться, что количество гнездящихся здесь птиц превосходило всякое понятие. Когда подошло время появления голубей, поджидающие их враги стали почти боязливо приготовляться к их встрече. Многие люди появились с горшками, содержащими серу, другие со смоляными факелами, третьи с луками и стрелами, остальные с огнестрельным оружием. Солнце уже зашло за горизонт, а мы еще не видели ни одного голубя; но все было уже готово к принятию их, и все глаза устремлены были к небу, просвечивающему сквозь листву высоких деревьев. Вдруг раздался общий крик: "они летят!". И они действительно летели, хотя еще в отдалении, но шум, производимый их крыльями, напоминал завывание снежной бури в снастях корабля. Когда они, наконец, появились, и стая неслась над моей головой, я почувствовал сильное движение воздуха. Тысячи голубей были мгновенно убиты длинными жердями, но на их место тотчас появились новые. Тогда зажглись огни, и нашим глазам представилось насколько великолепное и чудное, настолько и отвратительное зрелище. Голуби, прилетавшие тысячами, садились всюду, пока вокруг сучьев и ветвей не образовались плотные массы. По временам под их тяжестью с шумом подламывались ветки, убивая целые сотни сидящих под ними птиц, которые массами падали на землю. Тогда началось общее смятение и замешательство. Совершенно бесполезно было говорить или даже кричать ближайшему соседу. Даже ружейные выстрелы замечались только по вспыхиванию заряда в конце ствола.
        Никто не отваживался ступить на место побоища. Свиньи были загнаны за особый плетень, так как их дело, т.е. подбирание мертвых и раненых голубей, - должно было начаться со следующего утра. Между тем настала полночь, а голуби все еще прибывали, не уменьшаясь в количестве. Суматоха таким образом продолжалась целую ночь. Мне очень интересно было знать, как далеко можно было слышать шум побоища, и я послал человека для исследования этого дела. Он вернулся с известием, что шум был слышен на расстоянии трех миль. Только к рассвету суматоха наконец улеглась. Задолго до того времени, когда можно было ясно различать предметы, голуби стали отлетать, но совершенно в другом направлении, чем то, откуда они прилетели. К рассвету исчезли все голуби, которые могли еще лететь. Тут послышались завывания волков, лисиц, кугуаров, медведей, полоскунов и двуутробок, бродящих кругом побоища, между тем как орлы и ястребы слетались для оспаривания у них добычи. Но теперь и люди, виновники побоища, принялись подбирать убитых, умирающих и раненых голубей. Их складывали в кучи, пока каждый человек не набрал себе столько, сколько ему было нужно; тогда напустили свиней, которые истребили остальное".
        Точно такое побоище происходит на местах размножения голубей.
        Следовало бы предположить, что подобные варварские побоища должны привести к совершенному уничтожению этого вида голубей. "Но долголетним опытом я убедился, - замечает Одюбон, - что ничто, кроме совершенной вырубки лесов, не может привести к окончательному истреблению их". В 1805 году прибыли в Нью-Йорк маленькие суда, нагруженные странствующими голубями; штука продавалась по одному центу. Одюбон сообщает, что один птицелов в Пенсильвании поймал однажды в свою западню около 500 дюжин голубей и иногда покрывал сетью до 20 дюжин птиц зараз. Еще в 1830 году их привозили на рынок Нью-Йорка в таком множестве, что они лежали везде целыми кучами.
        В неволе странствующие голуби живут при надлежащем уходе многие годы, размножаются тоже легко, но в настоящее время редко появляются в наших зоологических садах*.
* Странствующ ий голубь относился к самым многочисленным птицам земного шара. Непре- кращавшееся целенаправленное истребление этого вида в Северной Америке привело к тому, что самый многочисленный вид птиц Земли был полностью уничтожен к началу нашего столетия. Последний дикий странствующий голубь был убит в 1900 году в штате Огайо, последний голубь этого вида, содержавшийся в неволе, умер в 1913 году в зоопарке г. Цинциннати.

        К распространенному везде роду принадлежит и вяхирь (Columba palumbus). Оперение его на затылке, голове и горле темно-голубое; на верхней части спины и крыльев темно-серо-голубое, на нижней части спины и гузке светло-голубое, на голове и груди красновато-серое, на остальной нижней части светло-серовато-голубое и только на нижней части брюшка белое; нижняя часть шеи украшена с обеих сторон блестящими белыми пятнами и имеет металлический отблеск. Самка отличается от самца меньшим ростом, а молодые птицы - не такими яркими цветами. Глаза бледно- серо-желтые, клюв бледно-желтый, у корня красный, ноги голубовато-красные. Длина достигает 43 см, размах крыльев 75, длина крыла 23, длина хвоста 17 см.
1 - Вяхирь (Columba palumhus) 2 - Клинтух (Columba oenas)
1 - Вяхирь (Columba palumhus) 2 - Клинтух (Columba oenas)
        С 65 градуса северной широты вяхирь распространяется по всей Европе. Относительно его странствований можно сказать, что он долетает до севера-запада Африки, но никогда не встречается на северо-востоке этой части света. В южной Европе он уже гораздо реже появляется, чем в Германии; в Испании, по нашим наблюдениям, водится большими стаями.
        Вяхирь - настоящая лесная птица. Его можно встретить во всяком большом или малом, хвойном или лиственном лесу, в горах и равнинах, близ деревень или вдали от человеческого жилья; но, по- видимому, он предпочитает все-таки хвойные деревья, вероятно вследствие того, что семена елей, пихт и сосен составляют его любимую пищу. В исключительных случаях он селится и среди деревень и даже многолюдных городов на отдельно стоящих деревьях: я видел их даже вьющими гнезда на бульварах Дрездена и Лейпцига, так же как и в садах Парижа, Берлина и Йены. На севере своей области распространения он - перелетная птица, весьма правильно отлетающая и снова прилетающая, а в южной Германии, в особенности в Испании и Италии - оседлая птица. Живущие в Скандинавии голуби зимуют большей частью в южной Англии и Ирландии; те, которые переселяются из Германии, отлетают только до юга Европы и зимуют иногда в таких странах, где целыми неделями стоит суровая, неприятная погода.
        Нравы и обычаи этого вида описаны впервые особенно верно и подробно моим отцом. "Вяхирь чрезвычайно быстрая и осторожная птица; он ходит хорошо, но не очень скоро, причем держит тело то горизонтально, то совсем прямо и беспрестанно двигает шеей. Садится он то на самую вершину дерева, то прячется в самую густоту ветвей. У него есть излюбленные деревья, на которых его можно увидеть почти каждое утро; деревья эти или самые высокие, или отличаются сухой вершиной. Полет его красивый, ловкий, быстрый; при начале его слышится хлопанье, а потом свист в воздухе. Уже издали можно узнать летящего вяхиря не только по величине, но и по длинному хвосту и белому пятну на крыльях.
        Чтобы дать верное понятие о поведении и нравах этого голубя, мы опишем вкратце его образ жизни. Просыпаются они еще до рассвета, и самец направляется к своему любимому дереву. Здесь, среди полутьмы, начинает он ворковать. При этом крепко сидит на ветке, надувает и ворочает во все стороны шею. Каждое воркованье повторяется три-четыре раза и, чем больше разгорячается голубь, тем чаще один за другим раздаются звуки. Живущие поблизости самцы слетаются на этот зов, садятся на соседние деревья и начинают взапуски ворковать. Но замечательно то, что на небольшом расстоянии друг от друга воркуют обыкновенно три самца, редко два, но никогда число их не достигает четырех. Сидят они обыкновенно при этом на самых высоких деревьях и нередко на верхушках. Самое сильное воркованье слышится в тихое, теплое утро; но мне случалось слышать его и в дождь и во время позднего весеннего снега, от апреля до августа, и сильнее всего в то время, когда парочка приступает к новой кладке.
        Весной и летом вяхири живут обыкновенно парами, редко маленькими обществами и еще реже стаями. При спаривании, которому воркованье служит прелюдией, самец выказывает страшную суетливость. Он не сидит спокойно ни минуты, без всякой надобности летит с места и поднимается вверх по косому направлению, так сильно хлопая крыльями, что звук этот слышится издали; после того он опять спускается вниз; заигрывание это продолжается часто довольно долгое время. Самка летит иногда вслед за ним, но по большей части ждет его спокойно на месте, так как самец, описавши большой круг в воздухе, обыкновенно возвращается на свое любимое место. Я никогда не замечал, чтобы два самца дрались между собой. Обе птицы собирают материалы для гнезда, но самка обрабатывает их. Гнездо устраивают высоко и глубоко среди листвы дерева. Я находил их на соснах, елях, дубах, буках, ясенях и липах на вышине от 3 до 30 м, обыкновенно на тонких деревьях в густой чаще или у ствола толстых деревьев, и всегда тщательно скрытые от глаз. Гнездо состоит из сухих или свежих веток сосны, ели и бука, но так слабо и плохо построено, что яйца просвечиваются снизу; оно совсем плоско, углублено только в том месте, где лежат яйца и имеет в диаметре 30-40 см. Но несмотря на свое плохое устройство, гнездо вяхиря очень прочно и может противостоять всякой погоде. Мне никогда не приходилось находить подобного гнезда, сброшенного на землю бурей. Но вяхирь часто вовсе не вьет самостоятельного гнезда, а овладевает покинутым беличьим гнездом, которое сверху сглаживает и иногда обкладывает хворостом. Я однажды тоже нашел яйца этого голубя в старом сорочьем гнезде, верхняя часть которого была унесена его хозяевами на место сооружения нового гнезда. С половины апреля до половины июля я постоянно находил гнезда, с двумя ярко белыми продолговатыми, почти одинаково закругленными с обоих концов яйцами, 39 мм длины и 29 мм толщины с тонкой, шероховатой шелухой.
        К уже вылупившимся птенцам любовь родителей бывает сильнее, однако же все-таки не так сильна, как у других птиц. Я взял однажды молодого голубя из пары еще не совсем оперившихся птенцов, чтоб воспитать его у себя, но родители так были этим огорчены и рассержены, что перестали кормить и оставшегося у них птенца. Пока голубята еще без перьев, родители поочередно и постоянно согревают их под своими крыльями; позднее, до самого вылета из гнезда, согревает их уже одна самка только ночью или в дождливые и холодные дни. Пока птенцы еще малы, родители кормят их творожистым веществом из своего зоба; когда же они уже оперились - размягченными в зобу семенами. Родители недолго кормят птенцов после вылета их из гнезда, потому что они сами очень скоро выучиваются искать себе корм и избегать всяких опасностей.
        Любимой пищей вяхиря служат семена хвойных деревьев: ими очень часто набит зоб убитых летом голубей. Они их отыскивают не только на земле, выклевывают и из раскрывшихся чешуек еловых шишек. Кроме того, голубь ест еще разные хлебные зерна, в исключительных случаях улиток и дождевых червей, а поздней осенью и бруснику". По словам Наумана, вяхирь находит и в лиственных лесах любимую пищу в виде желудей. Эти наблюдения совершенно соответствуют тому, что я слышал и видел сам в Испании, где плоды вечнозеленого дуба составляют главнейшую пищу зимующих там вяхирей.
        Они очень осторожны и не доверяют ни одному человеку, каким бы добродушным он ни казался. Осторожность эта спасает их от большей части преследований и служит причиной тому обстоятельству, что этот вид голубей до сих пор еще не истреблен, а, напротив того, все размножается. Кроме человека, эта осторожная птица почти не имеет опасных врагов. Впрочем, ястреб, сапсан и большие сородичи этих птиц ловят старых голубей, а дикая кошка, куница, белка, иногда копчик, а ночью филин часто бывают страшны молодым птицам.
        Клинтух (Cobumba oenas) водится почти во всех странах, где живет и вяхирь, только он встречается реже его по той простой причине, что для устройства своего гнезда связан со старыми дуплистыми деревьями. Он живет во всех лесах, нередко даже на одиноко стоящих в поле деревьях, если в них есть удобные углубления для устройства гнезда. Чаще всего я видел их на низовьях Дуная в лесах, состоящих почти исключительно из ивы. Он тоже зимует в южной Европе, и только изредка небольшие их стаи залетают в северо-западную Африку.
        Клинтух не так быстр при полете, как вяхирь, но движения его не менее проворны; он ходит лучше и держится прямее вяхиря. Летает он ловко, причем вначале слышится хлопающий звук, а потом звонкий сильный свист; опускается он на землю, тихо паря в воздухе, уже без всякого шума. Своим голосом, т.е. воркованием, он значительно отличается от вяхиря и сизого голубя. Он кричит просто: "гу-гу-гу".
        Парочка клинтухов представляет образец самой нежной супружеской любви. Самец чрезвычайно привязан к своей подруге, находится почти постоянно около нее, забавляет ее своим воркованием, пока она сидит на яйцах, и улетает с ней вместе, если ее сгонят с гнезда. Тотчас по прибытии своем на родину весной парочка выбирает себе удобное углубление для гнезда, и уже в начале апреля находят в нем первую кладку, состоящую из двух белых яиц длиной 36 мм и толщиной 27 мм. Оба родителя самоотверженно сидят на яйцах. "Насколько вяхирь, — говорит мой отец, — равнодушен к своим яйцам, настолько же клинтух привязан к своим. Они так крепко сидят на яйцах, что самку можно снять руками с гнезда, после чего она с опасностью для жизни опять отыскивает его. В нее можно даже стрелять в упор, прежде чем она решится бросить яйца".
        Все враги вяхиря опасны и клинтуху. Многие гнезда разоряют лесные куницы и горностаи, хотя не раз замечено мирное проживание клинтуха в самой близости с хищными разбойниками, которая кажется почти невероятной. Отец рассказывал мне, что близ места моего рождения срубили дуб, в нижнем дупле которого нашли двух куниц, а в другом углублении, повыше первого, сидела парочка молодых клинтухов. Не думаю, чтобы подобное соседство могло часто встретиться.
        Самый важный для человека голубь - это сизый голубь (Columba livia), который должен считаться прародителем домашнего голубя. Длина достигает 34 см, размах крыльев 60, длина крыла 21, а хвоста 11 см.
        Область распространения сизого голубя ограничивается в Европе несколькими северными островами и берегами Средиземного моря, но охватывает, кроме того, почти всю северную Африку, Палестину, Сирию, Малую Азию и Персию, также как и некоторые части Гималайского хребта. Он постоянно живет в различных местностях вдоль западного берега Шотландии, в особенности на Гебридских островах, а также на Оркнейских, Шетландских и Фарерских и на маленьком скалистом острове Реннесэ, близ Ставангера, у юго-западного берега Норвегии. Сизый голубь населяет все удобные для него местности на крутых склонах скал средиземноморского побережья Греции, Италии, Франции и Южной Испании*.
* Со времен Брема сформировались синантропные популяции сизого голубя, связанные с поселениями человека, которые расселились по всей Европе, Северной Америке и большей части Азии, а также по многим крупным городам Африки, Южной Америки и Австралии. В Европе синантропные сизые голуби обитают практически во всех более или менее крупных городах и сельских населенных пунктах.

        В окрестностях Триеста голуби живут везде в удобных местах, а именно на горе Карст в подземных воронкообразных углублениях, часто глубоко под землей; в Истрии, Далмации, Италии, Греции и Малой Азии, также на греческих островах и скалах у самого моря и на высочайших горах. На Канарских островах появляется он, по словам Болле, во множестве не только вдоль берегов, но и внутри островов. В Египте я часто видал их на отвесных скалах, вблизи быстрых потоков, но попадались мне тоже целые стаи среди пустыни, где можно было только удивляться, каким образом такая масса птиц находила себе пищу в этой бедной стране. Далее в глубине материка они попадаются уже реже; однако их можно еще встретить на удобных местах, а высокие скалы, с отвесными стенами, всегда служат им надежным приютом. В Индии сизый голубь принадлежит к числу самых обыкновенных птиц, вьет гнезда в пещерах и углублениях скал и утесов, по возможности близ воды и часто в сообществе стрижей. Здесь, как и в Египте, этот голубь живет в полудиком состоянии и населяет все старые постройки, городские стены, пагоды, храмы в скалах и тому подобные здания или селится в башенках, собственно для него выстроенных.
        На юге сизые голуби - оседлые птицы; на севере зимний холод принуждает их к перелету. Они собираются перед отлетом в большие стаи, которые, по-видимому, не разъединяются и в чужой стороне. Весьма вероятно, что мы часто видим подобные пролетающие стаи, но не узнаем их, а принимаем за домашних голубей.
        Поведение сизых голубей почти ничем не отличается от поведения домашнего голубя. Он проворнее и быстрее летает, чем домашний голубь, и постоянно избегает людей; во всем остальном нравы потомков представляют верный снимок нравов их предков.
Сизый голубь (Columbo livia)
Сизый голубь (Columbo livia)
        Пищу сизых и домашних голубей составляют семена рапса, репы, чечевицы, гороха, льна, а прежде всего зерна трудно уничтожаемой вредной травы, известной как птичий горох. Их до сих пор считали вредными животными, потому что они очень прожорливы и могут причинить довольно значительные убытки; но когда мы примем во внимание, что они едят семена только во время посева, то придется судить их менее строго; кроме того, съедая семена вредных трав, они с избытком вознаграждают причиненный ими вред. Не подлежит никакому сомнению, что они приносят нам гораздо больше пользы, чем мы думаем.
        В начале весны самец воркует очень усердно, становится задорным относительно других самцов, и отвоевывает себе не без труда самку, к которой выказывает величайшую нежность. "Однажды соединившаяся пара, - говорит Науман, - не расстается всю жизнь и остается вместе даже после времени размножения. Исключения из этого правила редки".
        Оба яйца, составляющие кладку, имеют продолговатую форму и гладкую, блестящую чисто-белую скорлупу. Обе птицы сидят попеременно на яйцах. Через 16-18 дней яйца созрели, и слепые беспомощные птенцы вылупляются из них один за другим в продолжение 24-36 часов. Первое время родители кормят их кашицей, образовавшейся у них в зобу; позднее они получают размягченные, а наконец, и твердые зерна, вместе с маленькими камешками и кусочками глины. Недели через четыре птенцы уже совершенно оперились и вместе с родителями вылетают из гнезда; несколько дней спустя они уже совершенно самостоятельны, и тогда старые птицы приступают к новой кладке.
        У сизых голубей те же враги, как и у других видов этого семейства; у домашних, конечно, их больше, чем у сизых, потому что последние не только лучше знают своих врагов, но и лучше умеют избегать их. У нас самыми злейшими их врагами можно считать куницу, сапсана и ястреба; на юге их заменяют другие хищные их сородичи. Голуби до того боятся хищных птиц, что иногда для своего спасения прибегают к весьма странным средствам. Так, например, Науман видел однажды, как сизые голуби, спасаясь от преследований сокола, бросались в пруд и даже в море, ныряли и, вынырнув в совершенно другом, отдаленном месте, продолжали далее свой путь*. Известно тоже, что голуби часто спасаются внутри домов, причем разбивают оконные стекла.
* Наблюдения ныряющих голубей, несомненно, относятся к области фантастики.

        Обыкновенная горлица (Streptopelia turtin) отличается стройным телом, прямым, несколько утолщенным клювом, длинными ногами со слабыми пальцами, длинными крыльями. Перья верхней части тела ржаво-буро-серые, по краям бурые, посередине покрыты черными и пепельно-серыми пятнами, темя и задняя часть шеи серовато-голубые; боковые части шеи украшены четырьмя черными поперечными полосками с серебристыми краями, передняя часть шеи, зоб и верхняя часть груди винно-красного цвета; нижняя часть тела голубовато-красно-серого цвета, переходящего мало помалу в беловато-серый. Глаза буровато-желтые, кольцо около глаз голубовато-красное, клюв черный, ноги карминно-красного цвета. Длина ее достигает 30 см, размах крыльев 52, длина крыла 18, длина хвоста 12 см.
        Горлица распространена на большей части Европы и Азии, зимой же пролетает большие пространства по направлению к югу.
        Ее красота уже располагает в ее пользу и привлекает всех. Мягкие нежные оттенки оперения так красиво переходят одни в другие и сгруппированы с таким вкусом, что на нее всякий смотрит с удовольствием. Нрав у горлицы также чрезвычайно привлекательный, хотя нельзя не сознаться, что его обыкновенно прославляют выше меры. Грациозные движения, вся осанка и нежное воркование подкупают наблюдателя, а Семейство голубиные 56 когда он видит нежность, с которой самец обращается со своей самкой, то сочтет себя в праве признать эту птицу самой благонравной их всех.
Обыкновенная горлица (Streptopelia turtur)
Обыкновенная горлица (Streptopelia turtur)
        Нежный и приятный голос горлицы хорошо передается латинским ее названием. Строго говоря, воркование - это высокое монотонное ворчание, состоящее из звуков: "тур, тур", которые часто повторяются, но это "тур, тур" так благозвучно, что нравится всякому. Голубь обыкновенно воркует, сидя на верхушке сосны.
        пихты, ели, березы, а на юге на любом кусте или на сухой вершине или выдающейся ветке какого-либо более высокого дерева; при этом он надувает шею и немного опускает вниз голову и клюв. Если подойти к нему близко, то можно услышать, что между воркованием он вставляет легкое щелканье, которое происходит, может быть, от быстрого вдыхания. Воркование - это любовная песнь голубя, и он поет ее главным образом во время любовного возбуждения перед спариванием.
        Пищу горлицы составляют семена самых разнообразных растений, в особенности сосны, ели, березы, ольхи, мака, а осенью молочая; также съедают они и маленьких улиток. Горлицы приносят пользу полям тем, что уничтожают семена сорных трав, и потому незначительный вред, который они причиняют, подбирая семена конопли, льна, проса, рапса, гороха, чечевицы, вики, едва ли следует принимать в расчет. За час до полудня и вечером горлица непременно отправляется на водопой и часто улетает за четверть мили от своего жилища, отыскивая хорошую ключевую воду, которую она очень любит.
        Размножение начинается вскоре после прилета горлиц в апреле, самое позднее в мае, и продолжается до августа, так как горлица, при благоприятных обстоятельствах, высиживает птенцов несколько раз в году*.
* В южных районах нашей страны горлицы обычно имеют два цикла размножения, на севере, естественно, только один. Для самых южных районов гнездования горлиц (Африка, Средний Восток) горлицы размножаются до трех раз в году.

        Гнездо, построенное обеими птицами на незначительной высоте, на лиственном или хвойном дереве, сплетается без особого искусства из сухого хвороста, вереска и корешков; оно плоское, но там, где откладываются яйца, немного углублено: оно обыкновенно так дурно построено, что снизу через щели можно ясно видеть два яйца и сидящую на них голубку. Но самое место, где расположено это гнездо, защищает его от опустошительного влияния бури, которая непременно снесла бы его, если бы оно находилось на более открытом месте. Оба яйца, продольный диаметр которых 29 мм, а поперечный 23 мм, высиживают попеременно обе птицы**, а вылупившихся птенцов они не покидают даже в случае явной опасности для жизни.
* * Как правило, все заботы по насиживанию лежат на самке, самец лишь иногда подменяет ее.

        Выкармливают этих птенцов так же, как и птенцов других голубей.
        Ловкость и быстрота полета спасают горлицу от многих врагов. Она улетает от большинства хищных птиц, и только птенцы страдают иногда от разного рода хищников.
        Кроме обыкновенной горлицы, ни один другой вид, исключая сизого голубя, не содержится так часто в неволе, как близко ей родственная смеющаяся горлица (Streptopelia risofid). Она бланжево-желтого цвета; спина темнее, а голова, горло и брюшко более светлые; маховые перья черноватые, затылочное кольцо черное, глаза светло-красные, клюв черный, ноги карминово-красные. Длина ее равняется 31 см, размах крыльев 52, длина крыла 17, а хвоста 13 см.
        Места обитания смеющейся горлицы составляют северо-восточная Африка и Индия*; в степных зарослях я встречал их иногда в бесчисленном количестве.
* В Индии распространен другой, сходный вид называемый просто кольчатой горлицей (Strreptopelia decaocto).

        На основании моих наблюдений, смеющаяся горлица предпочитает жить в сухих пустынных местностях. Она очень часто встречается к югу от средней Нубии, а во внутренней Африке принадлежит к числу самых обыкновенных представителей семейства голубиных. При проезде через Самхару или какой-либо другой район внутренней Африки почти с каждого куста постоянно слышишь смех и воркование этих горлиц.
        Хохлатый бронзовокрылый голубь (Ocyphaps lophotes) отличается сравнительно тонким туловищем, коротким, сильно выгнутым на конце клювом, низкими ногами, средние пальцы которых равны длине плюсны; довольно длинными острыми крыльями. Длина равняется 15 см, длина крыла и хвоста также по 15 см.
        "Вследствие изящной внешности и своеобразного длинного хохла, - говорит Гульд, - этого голубя можно считать одним из самых красивых голубей Австралии; пожалуй, это даже самая красивая птица всего семейства. По-видимому, он предпочитает болотистые места, так что его присутствие считается верным признаком богатой водой местности. Самым близким к морю местом, где я встречал его, была река Муррей; здесь он попадается очень часто. Они собираются в большие стаи, которые, прилетая во время сухого времени года к озерам или берегам рек, выбирают какое-нибудь одно дерево или куст, на который и опускаются. В большом количестве они сидят друг возле друга, и все вместе слетают к воде такой густой стаей, что одним выстрелом можно убить несколько десятков птиц.
1 - Хохлатый бронзовокрылый голубь (Ocyphaps lophotes) 2 - Обыкновенный бронзовокрылый голубь-фапс (Phaps chalcoptera)
1 - Хохлатый бронзовокрылый голубь (Ocyphaps lophotes) 2 - Обыкновенный бронзовокрылый голубь-фапс (Phaps chalcoptera)
        Полет их отличается от полета всех других видов чрезвычайной быстротой. Взлетая, они делают несколько быстрых взмахов крыльями, а затем поднимаются, по-видимому, уже не шевеля ими". Гульд полагает, что хохлатый бронзовокрылый голубь, как обитатель внутренних; райнов страны, может редко попадаться на глаза наблюдателю. С тех пор этого красивого голубя часто привозили в Европу, и теперь он украшает клетки всех наших зоологических садов. Здесь он выдерживает неволю при самом простом уходе и размножается. По свидетельству Гааке, он легко переносит длинные суровые зимы.
        У другого вида, обыкновенного бронзовокрылого голубя-фапс (Phaps chalcoptera) верхняя сторона туловища бурая, затылок темно-бурый, нижняя сторона винно-красная, к брюшку переходящая в сероватый цвет; передняя часть головы полоса под глазом и на горле - желтовато-белые, бока шеи серые. Покровные перья крыльев украшены продолговатыми медно-красными переливчатыми пятнами; на двух или трех маховых перьях блестящие зеленые пятна. Средние покровные перья хвоста бурые, остальные - темно-серые. Глаза темно-красновато-бурые, клюв черновато- серый, ноги карминово-красные. У самки нет светлой лобной полоски; оперение ее более сероватое и зеркальца меньше. Птица имеет 34 см в длину, длина крыла 19, а хвоста 13 см.
        Этот голубь принадлежит к числу тех австралийских птиц, которые попадались в руки уже первым исследователям. По-видимому, он распространен и по всему материку, но в некоторых местностях встречается только в качестве перелетной птицы. Пустынные местности, поросшие низким кустарником или травой, составляют его любимое местопребывание.
        Синеголовый земляной голубь (Starnoenas cyanocephala) плотно сложен, клюв у него толстый, высокий и широкий, выпуклый на верхушке; ноги совершенно куриные, длинные с толстыми плюснами и короткими мясистыми пальцами, снабженными большими изогнутыми когтями. Крылья короткие, большие маховые перья узкие, саблевидно изогнутые и заостренные. Хвост умеренно длинный и закругленный. Оперение обильное и несколько жесткое. В длину земляной голубь имеет 31 см; размах крыльев 44 см; длина крыла так же, как и хвоста 13 см.
        Местом обитания этой великолепной птицы следует считать Кубу, откуда она распространяется к северу до Флориды, к югу до Венесуэлы и, по словам Бурмейстера, встречается вплоть до высоких местностей Бразилии по течению Амазонки, но южнее этого не попадается. Она живет также на Ямайке, но на остальных Антильских островах, по-видимому, отсутствует. Одюбон встретил несколько этих голубей во Флориде в мае и видел также парочку вскормленных с молодости в неволе, вероятно, взятых из гнезда, но не мог ничего узнать относительно жизни их на воле. Только Рикор и после него Гундлах дают нам более подробные сведения об этих красивых птицах, бывших известными уже старейшим орнитологам.
Синеголовый земляной голубь (Starnoenas cycuwcephala)
Синеголовый земляной голубь (Starnoenas cycuwcephala)
        "Земляной голубь, — говорит Рикор, — живет очень уединенно в девственных лесах Кубы. Наблюдать его в высшей степени трудно, так как непрерывно ведущаяся расчистка лесов прогоняет этих голубей; кроме того, их постоянно преследуют, так как креолы очень ценят как прекрасное мясо, так и выгоду, получаемую от продажи, и потому истребляют их при всякой возможности. Чтобы охотиться за этой птицей, нужно быть на месте уже рано утром, потому что с восходом солнца она имеет обыкновение лететь по направлению к востоку и садиться на верхние ветви самых высоких деревьев. Роса, выпадающая на Антильских островах по ночам в большом количестве, промачивает перья голубя, словно дождь, и принуждает его обсушиться; поэтому-то он и летит навстречу первым лучам выходящего солнца. Позднее можно встретить земляного голубя в лесной чаще на самых густолиственных ветвях, которые он выискивает, чтобы укрыться от дневного жара, особенно часто вблизи рек, к которым он прилетает, чтобы утолить жажду. Тогда он бывает менее робок, чем утром, может быть, потому, что под прикрытием листвы считает себя в безопасности, а может быть, и потому, что дневной жар уменьшает его обычную живость. Но если в полдень легче подкрасться к нему, то тем труднее бывает его заметить; охотник в это время не с таким увлечением преследует птицу, так как полуденный зной так же неприятен для него, как и для дичи. Особенно часто можно застать земляного голубя в известное время на сахарном горохе, из стручков которого он вылущивает зерна". Более содержательны сообщения Гундлаха. Этот голубь - настоящая оседлая птица Кубы; он нередко встречается в больших лесах, особенно там, где каменистая почва; но его никогда не увидишь ни в поле, ни в саваннах. Он ходит, втянув шею и подняв хвост, медленно шагая, и ищет на земле семена, ягоды и иногда маленьких улиток, а также роется в сухих, опавших листьях. Насытившись, он садится на горизонтальный, безлистный сук или на какое-нибудь растение, чтобы отдохнуть. Время от времени издает призывный крик, состоящий из двух звуков — "ху-уп", из которых первый протяжный, а второй, наоборот, очень короток; кроме того, слышится как бы тихое бормотание. По крику этого голубя очень трудно судить, на каком расстоянии он находится, так как кажется, что крик этот то приближается, то отдаляется. Полет его начинается очень шумно, совершенно сходно с полетом перепела.
        У жителей Кубы без белого превосходного мяса этих голубей не обходится ни один парадный обед. Поскольку за ними усиленно охотятся, то год от года их становится все меньше. Для ловли их местные жители употребляют приманных птиц или, за неимением таковых, особые свистки для приманивания.
        Круглая, имеющая около 3 м в поперечнике сетка, к которой внизу, в виде груза привязано кольцо из вьющихся растений, укрепляется на совершенно открытом, хорошо расчищенном месте в лесу при помощи длинной веревки, перекинутой через сук и доходящей до того места, где прячется птицелов. Сетку подтягивают на такую высоту над землей, чтобы приманиваемые птицы могли подбегать под нее со всех сторон. Приманную птицу привязывают на короткой веревочке на середине находящегося под сетью места, которое усыпают маисом. Призывный крик привязанного земляного голубя или звук свистка привлекают сизых голубей, и птицелову остается только вовремя опустить на них сеть. Он продает их живыми местным торговцам, которые держат птиц в больших клетках и кормят до тех пор, пока не представится случай сбыть их.
        Кровавогрудый куриный голубь (Gallicolumha luzonica) водится на Филиппинских островах. Относительно жизни его на воле известно только, что он населяет леса, много движется по земле и что местные жители часто ловят его в силки и приручают. Все упоминающие о нем путешественники говорят более или менее подробно о кровавом пятне на его зобу и уподобляют его ране, нанесенной кинжалом, а самого голубя иногда сравнивают с пеликаном, хотя такое сравнение совсем неудачно. Но ни один из этих путешественников не сообщает ни малейших сведений относительно образа жизни этих птиц.
Кровавогрудый куриный голубь (Gallicolumha luzonica)
Кровавогрудый куриный голубь (Gallicolumha luzonica)
        К самым великолепным представителям семейства голубиных следует причислить Никобарского, или гривистого, голубя (Caloenas nieobarica). Он очень плотно сложен; на крепком клюве у самого лба находится мягкая шарообразная бородавка; ноги, совершенно напоминающие куриные, сильны, с высокими плюснами и короткими пальцами. Крылья чрезвычайно сильно развиты, очень длинные и широкие. Хвост, состоящий из 12 широких перьев, слегка закруглен; оперение обильное и в области шеи удлиняется настолько, что образует ниспадающую гриву. Голова, шея, вся нижняя сторона и маховые перья черно-зеленые; перья нижней стороны снабжены каемками василькового цвета. Длиннейшие шейные перья воротника, спина, надхвостье и покровные перья крыльев травянисто-зеленые с металлическим отблеском, более короткие перья воротника с золотистым блеском, а перья хвоста - чисто белые. Глаза светлого красно-бурого цвета, клюв черный, словно кожаный, ноги красновато- пурпуровые. У молодых экземпляров оперение менее блестящее и хвостовые перья черные. Длина этой птицы 36 см, размах крыльев 75, длина крыла 25, а хвоста 7 см.
        Голубь этот встречается на всех островах близ берега Новой Гвинеи до Филиппинских островов, особенно на маленьких необитаемых островках, все равно - лежат ли они вблизи материка или среди открытого моря. Он принадлежит к видам, живущим почти исключительно на земле, и полет его кажется тяжелым; он может, однако, пролететь, не утомляясь, несколько сот километров. Некий Дювенбоден рассказывал Уоллесу, что он видал, как один такой голубь летел к коралловому островку, находившемуся на расстоянии 100 морских миль от Новой Гвинеи и всех других островов; однако, еще не долетев до берега, он упал от истощения в воду и был спасен вышеупомянутым наблюдателем.
Никобарский голубь (Caloenas nicobarica)
Никобарский голубь (Caloenas nicobarica)
        Всюду, где водится этот голубь, он встречается довольно редко или, по крайней мере, никогда не попадается большими стаями. По уверению путешественников, он питается семенами, ягодами и маленькими плодами, не пренебрегая, однако, и животной пищей. Гнездо устраивает на земле. Европейцы, поселившиеся на родине этих голубей, часто содержат их в неволе, но в Европу их привозят не так часто, как было бы желательно.
        Голубой венценосный голубь (Goura cristate) имеет в длину 75 см, длина крыла 38, а хвоста 26 см. Общий цвет оперения светлый аспидно-голубой; спина, крылья и хвост несколько темнее.
        У веероносного голубя Виктории (Goura victoria) преобладает также аспидно- голубой цвет, но нижняя сторона у него окрашена в каштаново-бурый цвет, полоска на крыльях серовато-синяя, а широкая кайма на хвосте беловато-серая. Кроме того, перья хохла не просто распушены, но усажены еще на концах маленькими бородками, имеющими вид продолговатых треугольников. Глаза киноварно- красного цвета, ноги - телесного.
        Уже в 1699 году старый наблюдатель Дампьер видал венценосных голубей на их родине; позже значительное количество их было перевезено в Ост-Индию и на Зондские острова, где они содержались на дворах как куры. Несколько экземпляров были перевезены также в Голландию и украшали здесь коллекции богатых любителей. Но до последнего времени мы не знали почти ничего об их жизни на воле, да и в настоящее время сведения наши еще очень неполны.
Веероносный голубь Виктории (Goura victoria)
Веероносный голубь Виктории (Goura victoria)
        "Голубой венценосный голубь, - говорит Розенберг, - живет в огромном количестве на побережье Новой Гвинеи, а также на островах Вайгиу, Салавати и Мизуль. Образом жизни он напоминает фазана, странствует небольшими стаями по лесу и охотно держится на земле". Уоллес часто встречал его в Новой Гвинее бегающим по лесным дорожкам, так как большую часть дня он проводит на земле, питаясь опавшими плодами; только если его спугнуть, он перелетает на одну из нижних ветвей соседнего дерева, которую выбирает также и для ночлега. "Подстрелить венценосного голубя, - продолжает Розенберг, - дело вовсе не трудное. Поднимаясь по верхнему течению реки Каруфы, на западном берегу Новой Гвинеи, мы убили с лодки сидевшую в гнезде самку. Гнездо состояло из плохо переплетенных ветвей, и в нем мы нашли только что вылупившегося птенца. В Дора венценосного голубя называют "Мамбрук", на юго-западном побережье - "Тити". Его довольно часто привозят живым на острова Амбоину, Яву и Банду, а оттуда в Европу, что повело к ложному заключению, будто этот голубь водится на упомянутых островах. Венценосный голубь Виктории, по-видимому, более редкая птица и населяет южные местности Новой Гвинеи".
        К самым великолепным, отличающимся красивой окраской, следует причислить шишкоклювого голубя (Alectroenas pulcherrinnis). Он плотно сложен, передняя часть лица, равно как и область глаз, - голые. Область носа и передняя часть щек покрыты большими кожистыми наростами и бородавками; кроме того, с обеих сторон лба находится по кожистой лопасти, у которой посередине имеется неглубокая выемка. Клюв у него короткий, ноги маленькие и слабые, крылья умеренной длины, третье маховое перо самое длинное из всех. Хвост короткий и слегка закругленный, перья головы имеют волосистое строение; на шее перья удлинены, заострены, раздваиваются и расположены полосами; прочие части покрыты большими перьями. Перья головы, напоминающие волосы, окрашены в кровавый вишневый или грязно-карминовый цвет; задняя часть головы, затылок, шея и зоб голубоватого пепельно-серого цвета; верхняя часть спины и верхняя часть груди жемчужно-серые; все же прочие части окрашены в темный пурпурово-индиговый цвет. Клюв грязно- оранжевый, неоперенная часть головы яркая киноварно-красная, глаза лимонно-желтые, ноги темно-серые. В длину этот голубь имеет 26 см, длина крыла 15, длина хвоста 8 см.
        Шишкоклювый голубь так же, как и его родичи, водится на Сейшельских островах, а именно на островах Маэ, Силуэт, Праслен, Марианна и Фелисито. Относительно его образа жизни нам ничего неизвестно. О родственных ему видах сообщают, что они держатся в высокоствольных лесах обществами в 6-8 штук, питаются разными плодами, особенно плодами дикой финиковой пальмы, во время уборки риса появляются в небольшом количестве на плантациях и здесь, при обильной пище, скоро жиреют.
        Перейдя первый высокий горный хребет на восточно-африканском берегу и оставив за собой пустынные низменности Самхары, путешественник вступает в покрытые богатой растительностью долины, где из всех звуков чаще всего слышится звонкий голос сорокопута. Здесь повсеместно можно встретить самого красивого из всех голубей северо-восточной Африки; громкий свистящий шум, который производит крыльями на лету спугнутая стая этих голубей, или странные, напоминающие вой, звуки, которые можно передать приблизительно слогами "ги-га-гу", должны поневоле обратить на себя внимание даже самого неопытного натуралиста.
        Вааш, желтобрюхий зеленый голубь (Treron waalia) сложен плотно, крылья у него длинные, хвост короткий. Клюв короткий, крепкий; верхняя половинка его загнута крючком, у основания он голый. Плюсны сравнительно короткие, большей частью оперены; ноги отличаются широкой подошвой и короткими пальцами.
Желтобрюхий зеленый голубь (Тrеrоп waalia)
Желтобрюхий зеленый голубь (Тrеrоп waalia)
        Крылья острые, хвост прямо обрубленный. Окраска оперения великолепна. Верхняя сторона бледная оливково-зеленая, нижняя - светло-желтая; голова, шея и грудь пепельно-серовато-зеленые, плечи винно- красноватые, покровные перья крыльев черноватые с широкой светло-желтой каемкой, маховые перья черноватые с еще более светлыми каемками, пулевые перья пепельно-серые, снизу от корня и до середины черные, а от середины до кончика серебристо-серые. Вокруг глазного яблока идет узкое ярко-голубое кольцо; остальная радужная оболочка пурпурово-красная, неоперенное кольцо вокруг глаза голубовато серо-красное; клюв у корня белый с голубоватым отливом, на кончике же бледно-красный, восковица грязного кораллово-красного цвета, ноги темного оранжево-желтого. Длина равняется 31 см, размах крыльев 55, длина крыла 17, длина хвоста 11 см. Самка окрашена точно так же, как самец, и отличается от него только меньшей величиной.
        Ваали распространен по всей средней Африке от берегов Индийского океана и Красного моря до западноафриканских островов. Я не считаю этого голубя перелетной птицей, и все новейшие наблюдатели, по-видимому, придерживаются того же мнения. По моим наблюдениям, ваали живут небольшими семействами в глубоких горных долинах и на граничащих с горами низменностях Самхары, где вполне проявляется все великолепие тропических стран. Высокоствольные мимозы, окруженные терновником и переплетенные четырехгранными побегами вьющихся растений, являются в Самхаре любимым местопребыванием этих голубей; в горных же долинах великолепные тамаринды, густолиственные кигелии и, наконец, тенистые вершины огромных сикомор представляют для них еще более удобное жилище.
         Маврикийский дронт (Raphus cucullatus)*
* Отряд голубеобразных включал в себя ранее еще одно, ныне исчезнувшее, семейство дронтовых (Raphidae). Это были крупные нелетающие птицы, размером примерно с индейку, массой до 20 кг. Они обитали на Маскаренских островах. Гнездились на земле, в кладке было одно яйцо. Питались эти исполинские "голуби" растительными кормами: плодами, семенами, почками и листьями. Корм собирали на земле. После заселения островов людьми дронты были быстро истреблены. Завезенные на острова собаки, кошки и свиньи способствовали их истреблению, уничтожая кладки и птенцов. На о. Маврикий дронты исчезли в 1680 — 1690 годах, на о. Реюньон (бывший о. Бурбон) - исчезли в середине XVIII века и на о. Родригес — в начале XIX века. В настоящее время в музеях мира осталось лишь несколько неполных скелетов, а также лапа и голова от пропавшего чучела дронта.

Маврикийский дронт (Raphus cucullatus)
Маврикийский дронт (Raphus cucullatus)
        Там, где есть группа из 3 или 4 таких деревьев, почти всегда можно увидеть ваали, и даже некоторые отдельные сикоморы служат для них местом утренних и вечерних сборищ, в их же тени они отдыхают во время полуденного зноя. Кое-где эти птицы встречаются парами, но обыкновенно они собираются в небольшие стаи по 8-20 штук; в большом количестве мне никогда не приходилось их встречать.
        Голубь этот действительно представляет большое сходство с попугаями. Уже одни цвета его оперения - чудный зеленый и ярко-желтый напоминают нам этих птиц. К этому присоединяется еще своеобразное лазанье по деревьям и странные позы, принимаемые ими. Даже опытный охотник нередко ошибается и думает, что перед ним действительно попугаи. Надо еще упомянуть о следующей совершенно своеобразной особенности ваали: иногда он ложится плашмя на сук, совсем почти как спящий козодой. Полет его быстрый и порывистый, но твердый и сопровождается громким и свистящим шумом крыльев, отличающимся от подобного же шума всех других голубей. Только его голос представляет мало приятного, напротив, даже напоминает несколько вой. Дрожащих или воркующих звуков я совсем не слышал.
        В желудках убитых мной экземпляров я находил всевозможные ягоды, и местные жители говорили, что голуби эти водятся только там, где есть деревья и кусты, приносящие ягоды. Как совершенно верно замечает Гейглин, ваали ищет пищу преимущественно на диких фиговых деревьях, покрытых роскошной листвой и изобилующих плодами. На таких деревьях, он поселяется на более или менее продолжительное время, и валяющиеся на земле или постоянно падающие с дерева куски плодов выдают его присутствие даже тогда, когда густая листва скрывает его от глаза. Когда созреют фиги, часто весь клюв ваали бывает вымазан желтым соком этих плодов, и жир его также принимает желтоватую окраску. С этими наблюдениями относительно рода пищи ваали согласуется и то, что этот голубь никогда не спускается на землю; по крайней мере я видел его только на верхушках деревьев.
        Левальян говорит, что ваали гнездятся в дуплах, на довольно высоких кучах мха и сухих листьев, и что самка кладет четыре желтовато-белых яйца. Конечно, я не могу опровергнуть это сведение личными наблю- дениями, но все же считаю их ошибочными. Если ваали и гнездится в дуплах, то во всяком случае он не делает в них куч из мха и листьев, а также не кладет и четырех яиц вместо обычных двух.
        Охота на ваали только тогда бывает легка и удачна, если удается открыть одно из любимых им деревьев и спрятаться под ним; птица эта так боязлива или, по крайней мере, осторожна, что нелегко подпускает к себе охотника.
        Зубчатоклювый голубь (Didunculus strigirostris). Сложен он плотно, голова большая; вышина клюва гораздо более значительна, чем ширина. У основания верхняя часть клюва слегка загнута кверху, далее же равномерно и сильно изогнута книзу и образует острый крючок на конце; на краях ее нет ни зубцов, ни выемок. Нижняя половина клюва также выгнута книзу, но спереди она косо притуплена и с каждого края снабжена выемками, образующими три зубца; самый край слегка выгнут книзу. Длина зубчатоклювого голубя 33 см, размах крыльев 63, длина крыла 18, длина хвоста 8 см.
        Первый такой голубь был приобретен леди Гарвей на аукционе австралийских товаров. На этом основании он был принят за австралийскую птицу, изображен и описан Гульдом в его сочинении о птицах Австралии. Позже мы получили сведения об области распространения и образе жизни этой птицы от Пиля, Вальполя, Беннета, Стера, Рамзая и Греффе; наконец ее доставили даже живой в Европу.
Зубчатоклювый голубь (Didunculus strigirostris)
Зубчатоклювый голубь (Didunculus strigirostris)
        Насколько известно, зубчатоклювый голубь водится исключительно на двух из островов Самоа, а именно на Уполу и Савайи, да и здесь он встречается только в некоторых небольших районах. Он обитает в поросших лесом гористых местностях на известном расстоянии от берега моря. По сообщению Вальполя, голуби эти водились прежде в большом количестве на острове Уполу, так что путешественник этот питался главным образом их мясом. Обыкновенно их приходилось встречать парами, но иногда и стаями штук до девяти. По образу жизни они совершенно напоминают других голубей и летают, ходят, воркуют и высиживают точно так же, как и последние. В настоящее время зубчатоклювый голубь уже только изредка попадается на острове Уполу и притом не столько потому, что местные жители используют огнестрельное оружие, сколько вследствие их пристрастия к кошкам, которые отчасти одичали и производят большие опустошения среди этих птиц, не страдавших прежде ни от одного хищника. Аборигены называют этого голубя "манумеа" (красная птица) и так высоко ценят его превосходное мясо, что ежегодно предпринимают большие экскурсии в горы исключительно для того, чтобы наловить манумеа. Но кошки преследуют этих голубей и в горах, куда они переселились. Греффе утверждает, что зубчатоклювые голуби живут здесь преимущественно на больших деревьях, напоминающих ясень и называемых "мауке", и питаются главным образом их кожистыми мясистыми плодами, содержащими трехгранные красные семена. Громкий крик птиц выдает их присутствие на этих высоких густолиственных деревьях, но кроме туземцев почти никто не в состоянии заметить и подстрелить их среди густой чащи ветвей.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство голубиные" в других словарях:

  • Семейство Голубиные — 11.1. Семейство Голубиные Columbidae Голуби и горлицы гнездятся в горах, лесах и населенных пунктах. Гнезда плоские, построены из небрежно уложенных прутьев и перьев. В кладке 2 белых яйца. Птенцы вылупляются беспомощными, покрытыми редким… …   Птицы России. Справочник

  • Голубиные — Кустарниковый бронзовокрылый голубь (Phaps elegans) …   Википедия

  • Семейство Бананоеды, или Турако (Musophagidae) —          Бананоеды крупные птицы. Это наибольшие по размерам представители отряда кукушек: самые крупные виды бананоедов больше вороны. Окраска оперения этих птиц яркая: фиолетовая, пурпурнокрасная, зеленая, синяя и т. п. Крыло у этих птиц… …   Биологическая энциклопедия

  • ГОЛУБИНЫЕ — (Columbidae), семейство голубеобразных. Дл. 15 89 см. Тело плотное, шея короткая. Крылья обычно длинные, острые; хорошо летают. Клюв с восковипей у основания. 43 рода, 285 видов. Распространены широко, кроме полярных областей. Мн. виды перелётны …   Биологический энциклопедический словарь

  • Семейство ужеобразные —         Линней соединял всех известных ему змей в три семейства, именно: исполинских, ужеподобных и гремучниковых. Под уже образными мы, следуя Буланже, подразумеваем приблизительно всех тех змей, которых соединял под этим названием Линней, а… …   Жизнь животных

  • ГОЛУБИНЫЕ — (Columbidae), семейство птиц отряда голубеобразных (Columbiformes), некоторые представители которого относятся к наиболее известным пернатым умеренных и тропических областей планеты. Описано 289 видов; более половины их встречается в Австралазии; …   Энциклопедия Кольера

  • Голубиные — (Columbinae) отряд птенцовых птиц. Голова небольшая, шея коротка, клюв прямой, при основании покрытый восковицей, ноздри прикрыты крышечками. Пальцы коротких ног прикреплены на одной высоте; крылья довольно длинны и заострены, с 10 большими и 11… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Семейство гремучие, или ямкоголовые, змеи —         Главным признаком гремучников служат глубокие впадины с обеих сторон морды между ноздрями и глазами*, не имеющие соединения ни с носом, ни с глазами. Кроме этого, названные змеи отличаются от гадюк более тонким телом и большей частью… …   Жизнь животных

  • Голубиные — мн. Семейство птиц отряда голубеобразных. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • голубиные — ых; мн. Семейство птиц отряда голубеобразных; голуби …   Энциклопедический словарь

Книги

  • Голубиные, Джесси Рассел. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. High Quality Content by WIKIPEDIA articles! Голубиные (лат. Columbidae) — единственное современное… Подробнее  Купить за 950 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»