Семейство страусовые это:

Семейство страусовые

        Африканский страус (Struthio camelus) имеет следующие отличительные признаки: очень сильное тело, длинную, в большей своей части голую шею, маленькую плоскую голову, большие, блестящие глаза, на верхнем веке заметны ресницы; уши голые, открытые, внутри обросшие волосами. Клюв средней длины, прямой, округленный спереди, плоский на конце, снабженный роговым когтем: обе половинки клюва гибкие, ротовая щель доходит до самых глаз; ноздри продолговатые, открывающиеся приблизительно посередине клюва. Ноги у страуса высокие, сильные и голые, покрытые только на бедрах щетинами; плюсны в крупных чешуйках, лапы двупалые, внутренний палец которых вооружен большим широким и тупым когтем. Крылья довольно большие, но все же неспособные для летанья, снабженные двумя шпорами; маховые перья у них длинные, рыхлые, мягкие и висячие; хвост довольно длинный, состоящий из таких же перьев. Оперение всего тела довольно густое, мягкое и курчавое; на середине груди остается обнаженная роговая мозоль. У самцов все мелкие перья туловища угольно-черного цвета, длинные крыловые и хвостовые перья ослепительно белые; голые части шеи ярко-красные; бедра мясо-красного цвета. Глаза карие; клюв желто-рогового цвета. У самок мелкое оперение буро-серое и только на крыльях и на хвосте черноватое; маховые и рулевые перья нечисто-белого цвета.
        Молодые, недоразвитые еще страусята, сбросив свой птенцовый покров, получают такое же оперение, как у самок. Рост взрослого страуса-самца достигает в высоту приблизительно 2,5 метра, в длину, считая от кончика клюва до конца хвоста, по крайней мере 2 метра. Средний вес около 75 килограммов, доходит до 80-90.
        Разумеется, что песчаные пространства пустынь, где нет никакой растительности, не могут прокормить страуса. Поэтому он встречается только в тех низменностях пустынного пояса, в которых растут хоть какие-нибудь скудные растения. Впрочем, следы этой птицы нередко можно встретить и на совершенно голых пространствах, так как страус, переходя из одной низменности в другую, пересекает такие места. Наступающая засуха принуждает страусов покидать равнины и уходить в другие, зачастую очень отдаленные местности, переселяться даже на избегаемые ими в другое время высоты; необыкновенная подвижность птиц дает им возможность легко совершать подобные переселения. Даже в богатых растительностью степях, где бесконечные травяные пространства, перемешанные с поросшими кустарником низинами, во всякое время года доставляют обильную пищу, страусы ведут все-таки кочевую жизнь, если только гнездование не приковывает их к определенному месту.
        Некоторые путешествен н и ки говорят о значительных страусовых стадах, которые они встречали на своем пути. Обыкновенно страус живет маленькими обществами в 5-6 птиц или даже семьями, где больше самок, чем самцов. Такая семья занимает довольно обширное пастбище и держится на нем с постоянством. Первое условие, которому должно удовлетворять подобное место, это наличие воды. В пустынях, где находятся такие водные места, постоянно наталкиваешься если не на самих страусов, то на несомненные признаки присутствия птиц; их следы нельзя смешать с чьими-то другими следами. Страусы ходят на водопой постоянно одной и той же дорогой, так что вытаптывают настоящие тропинки, в необитаемых местностях они часто приводят в заблуждение - заставляют предполагать о прохождении здесь людей. Там, где разница между временами года не так резка, а потому и влияние их смены на растительный мир не столь велико, страусы, по всей вероятности, из года в год держатся один раз избранной местности и редко удаляются за ее границы.
        В утренние и полуденные часы все члены одного стада заняты пастьбой. Страусы спокойно расхаживают, блуждают по своему району, переходя от одного съедобного растения к другому. К полудню желудок их наполняется, и они предаются отдыху в течение нескольких часов, стоя на ногах или лежа на брюхе. А то бодро и неутомимо бегают кругами; иногда кружатся в каком-то сумасшедшем танце, причем приподнимают крылья и трепещут ими, будто собираются взлететь на воздух. Удручающая жара, по-видимому, нимало не отягощает их, раскаленный песок также не беспокоит.
        Потом страусы отправляются на водопой, иногда даже купаются; сначала идут вброд по песчаной отмели, а затем уже на значительном расстоянии от берега погружаются в воду по шею, и в таком виде долго стоят в воде. В послеполуденные часы они опять пасутся, а к вечеру подыскивают себе подходящее местечко для ночлега; лежат с подогнутыми под брюхо ногами и спят, но ухо держат настороже. Перед непогодой они обыкновенно ложатся на землю. Вообще же страусы предпочитают находиться в движении, нежели в покое.
Африканский страус (Struthio camelus)
Африканский страус (Struthio camelus)
        Сильные и ловкие ноги не вполне заменяют страусу крылья, однако делают его таким подвижным, что приходишь просто в изумление. При очень быстром беге страус распускает крылья, может быть не столько для равновесия, сколько вследствие возбуждения, которое овладевает им в этом случае и которое он выражает подобным способом.
        Из всех чувств самое развитое у страуса, несомненно, зрение. Глаза его очень красивы и сила зрения положительно громадная. Все наблюдатели соглашаются с тем, что поступки этой птицы свидетельствуют о ее прекрасном зрении, которое охватывает большие пространства пустынного местожительства. После зрения больше всего развиты слух и обоняние. Чувства осязания и вкуса чрезвычайно тупы, по крайней мере, судя по поведению птицы.
        Об умственных способностях страуса существуют различные суждения; одни исследователи соглашаются с Библией, где говорится, что Бог отнял у этой птицы мудрость и не наделил ее никаким разумом; другие прославляют ее ум, в особенности осторожность и робость. Я в продолжение нескольких лет имел дело со страусами и должен подтвердить библейское суждение. По моему мнению, страус принадлежит к самым глупым и тупоумным птицам, какие только существуют на этом свете. Трусость его не подлежит никакому сомнению: он поспешно удирает от всякого непривычного явления, но вряд ли способен оценить опасность по ее настоящему значению, потому что приходит в тревогу при виде даже самых безвредных для него животных.
        К другим представителям своего вида он относится обыкновенно равнодушно, но в пору размножения или в раздраженном состоянии старается сорвать злость на ком попало и ужаснейшим образом обижает свою жертву без всякой причины и повода. Один ручной страус - самец, живший у нас и не успевший еще привыкнуть к самке, опасно ранил ее своими острыми когтями. Он бил ее ногой и притом с такою силой, что нанес страшную рану бедной самке. Нас он боялся не больше, чем животных, и когда находился в раздражении, нечего и думать показываться на одном с ним дворе без здорового кнута в руках. Мне не приходилось замечать, чтобы он отличал нас от чужих людей, хотя не хочу этим сказать, что страус не способен хоть мало-помалу привыкнуть к окружающим его людям.
        Главную, хотя вовсе не исключительную пищу страуса составляет растительность. На свободе он пасется подобно индюку, щиплет траву и зелень, подбирает с земли зерна, насекомых и маленьких позвоночных; в неволе проглатывает решительно все, что может схватить. Когда я в Хартуме терял что-нибудь не очень объемистое для страусового горла, то, прежде всего мы искали потерянное в страусовом помете, и очень часто не без успеха. Так, например, довольно большая связка моих ключей совершала, если я не ошибаюсь, несколько раз такую экскурсию в желудок страуса. Бертон при вскрытии одного страуса нашел в его желудке различные предметы весом в 4,228 кг; песку, пакли и тряпок было 3,5 кг, затем 3 куска железа, 9 английских монет, 1 медный шарнир, 2 железных ключа, 17 медных и 20 железных гвоздей, свинцовые пульки, бубенчики, кремень и прочее.
        Мелких позвоночных страус ест охотно. Мои хартумские пленники съели несколько цыплят, неосторожно приблизившихся к ним; Мэтюэнь наблюдал то же самое. "Одна утка вывела совершенно здоровую большую семью утят, которых с материнскою гордостью водила за собою по птичьему двору. Здесь они встретились со страусом, он важно расхаживал по двору, а затем одного за другим, быстро проглотил всех утят, как будто это были устрицы". Гейглин не без основания причисляет всех пресмыкающихся, молодых птиц и степных крыс к обычному корму страусов.
        Не подлежит сомнению, что страус, подобно верблюду, может пробыть несколько дней и без воды; но обыкновенно он ежедневно ходит на водопой к источникам или просто лужам и пьет с такой жадностью, что даже забывает присущую ему робость. "Когда страусы пьют у источника, - говорит Андерсон, — они как будто ничего не видят и не слышат. Во время нашего пребывания у такого источника, где я в короткое время убил 8 штук этих великолепных птиц, они регулярно появлялись там каждый полдень, и хотя я не мог подкрасться к ним незамеченным, они все-таки подпускали меня на выстрел и отступали неторопливо шаг за шагом".
        Шпарраман был первым натуралистом, который дал описание размножения страуса на основании собственных наблюдений. "Сегодня, - рассказывает он, — мы спугнули одного страуса-самца с его гнезда, находившегося среди открытого поля и состоявшего просто из голой земли, на которой и лежали врассыпную яйца. Таким образом, страус не предоставляет одному солнцу выводить его птенцов, а сам сидит на яйцах, по крайней мере, он поступает так в этой части Африки. Из некоторых обстоятельств можно заключить, что самец и самка насиживают по очереди. Настоящее количество яиц, составляющих обычную кладку страуса, я не берусь определить с точностью. В этот раз мы нашли всего 11 штук яиц; все они были свежи и количество их, по всей вероятности, умножилось бы, так как в другой раз мои готтентоты опять согнали страуса и нашли у него в гнезде 14 яиц, из которых большую часть принесли мне, прочие же оставили, считая их уже не свежими. Таким образом, можно предположить, что страус кладет 16, 18, даже 20 яиц".
        Лихтенштейн подробнее описывает размножение страусов. Сообщив предварительно, что в птенцовую пору живут вместе никак не больше 4-5 страусов, т.е. при одном самце 3-4 самки, он продолжает дальше: "Все самки кладут яйца в одно и тоже гнездо, которое представляет собою не что иное, как простое круглое углубление в несколько разрыхленной глинистой почве, как раз таких размеров, что при высиживании птица совершенно покрывает его своим телом. Вокруг всего гнезда они выкапывают ногами нечто вроде вала, к которому и прислоняются яйца, располагаясь, таким образом, в виде круга. Каждое яйцо стоит в гнезде на кончике для того, чтобы их поместилось там возможно большее количество. Как только в гнезде накопится 10-12 яиц, страус начинает насиживать попеременно с самками: днем самки сменяют друг друга, а ночью насиживает один самец, чтобы защищать гнездо от нападения шакалов и диких кошек, которые жадно охотятся за страусовыми яйцами. Между тем самки продолжают нести яйца во время насиживания, и не только до тех пор, пока гнездо наполнится, т.е. когда там будет лежать 30 яиц, но даже и дольше. Эти, после снесенные яйца, лежат вокруг гнезда уже в беспорядке и, по-видимому, самой природой назначены для удовлетворения хищного аппетита упомянутых врагов, так как страусы охотнее уступают эти свежие яйца, чем уже насиженные. Помимо того, эти яйца имеют еще другое значение, они служат первой пищей молодых страусов, которые, только вылупившись, уже имеют величину обыкновенного петуха, но еще не способны своим нежным желудком переваривать твердый корм. Родители сами раздавливают для них одно яйцо за другим и в короткое время птенцы так успешно развиваются на этом питательном корме, что вскоре сами становятся в состоянии добывать себе пищу на полях.
        Страусы прилагают большие старания, чтобы скрыть то место, где находится гнездо. Они никогда не бегут прямо к нему, а колесят сначала вокруг да около. Кроме того, при высиживании птицы никогда не сменяют друг друга непосредственно, а предварительно удаляются с того места, где находится гнездо, чтобы не подстерегли их там, или же сменяются так быстро, что случайный наблюдатель никогда не может застать их вместе. Днем они совсем покидают гнездо и предоставляют солнцу дальнейшее высиживание. Как только они заметят, что гнездо их открыто, что там побывал человек или какое-нибудь хищное животное и трогал яйца или даже унес несколько штук, они тотчас же сами разоряют гнездо, растаптывают все яйца и устраивают новое гнездо в другом месте. Поэтому, если гнездо находят колонисты, то они довольствуются только одним или парой яиц из тех, которые лежат около гнезда и еще не насижены, затем тщательно заметают следы своих ног. Таким образом, превращают подобное гнездо в настоящую кладовую очень приятных питательных продуктов, откуда каждые 2-3 дня берут столько яиц, сколько требуется для дома. В зимние месяцы (июль, август, сентябрь) чаще всего можно найти страусовые гнезда. Но в это время почти никуда не годятся чудные перья этой птицы, которые при высиживании касаются земли и портятся. Впрочем, я находил страусовые гнезда и насиженные яйца во все времена года".
        Если разобраться в сущности этих сообщений, то окажется, что в одно гнездо кладут яйца несколько самок, но высиживает их самец, а не самки, которые лишь в самых исключительных случаях предаются этому занятию. Смотря по местности, пора размножения наступает то немного раньше, то позже, но всегда и повсюду вскоре после наступления весны, когда для молодого выводка уже готовы обильные пастбища.
        Самец ухаживает за самкой с приподнятыми и трепещущими крыльями, делая разнообразные прыжки и фигуры, о чем еще будем говорить дальше подробнее, и затем топчет ее в сидячем положении. После изрядного промежутка времени самка кладет свое первое яйцо, а затем кладка идет с промежутками в два дня, пока не закончится. Тогда начинается насиживание, большей частью самцом; он вообще не допускает самок до яиц или, если и разрешает им насиживать, то лишь на время, пока сам удаляется для поиска необходимого пропитания.
        Страусовые яйца бывают различной величины, но они, безусловно, крупнее, чем у всех других птиц. Размер вдоль яйца колеблется между 140-155 мм, поперек в наиболее широком месте - между 110 и 127 мм. О птенцах я могу говорить по собственным наблюдениям, так как однажды имел единовременно целый десяток молоденьких страусов, ухаживал за ними и изучал их. По уверению суданцев, принесших их мне, все они были однодневного возраста; по крайней мере, эти люди уверяли, что птенцов старше одного дня невозможно поймать. Вылупившись из яйца, они тотчас же с ловкостью и проворством выбегают из гнезда и скоро начинают добывать себе пищу. Когда мои маленькие пленники достигли 14-дневного возраста, они стали такими самостоятельными, что почти уже не нуждались в руководстве родителей. Тем не менее, нам известно, что родители, или, по крайней мере, отец, заботливо за ними ухаживают.
        Еще во время насиживания страус храбро выступает даже против относительно сильных врагов и прибегает к всевозможным уловкам, чтобы прогнать непрошеного, опасного гостя, Андерсон рассказывает о встрече с одной страусовой семьей во время охоты на них. "Как только старые птицы заметили наше намерение, они пустились в поспешное бегство, самки впереди, затем птенцы и, наконец, самец, который замыкал бегство на некотором расстоянии от остальных. Было, право, что-то трогательное в тех заботах, которые родители проявляли по отношению к своим птенцам. Заметив, что мы приближаемся к ним, самец вдруг отстал от других и переменил направление; но так как, мы не оставляли своего намерения, то он опять ускорил бег, свесив крылья так, что они касались земли, и стал колесить вокруг нас, описывая сначала широкие, а потом все более и более узкие круги до тех пор, пока не приблизился к нам на пистолетный выстрел. Затем он неожиданно бросился на землю, подражая приемам тяжело раненной птицы, и притворился, будто силится, чтобы снова подняться на ноги. Я уже стрелял в этого страуса и думал, что он действительно ранен, поэтому поспешил к нему. Но скоро убедился, что это было с его стороны только притворство. Едва я приблизился, как он медленно поднялся и побежал в противоположном направлении от самки, которая тем временем значительно опередила нас со своими птенцами".
        Если страусу предоставить достаточное пространство для свободного движения, то он без всякого огорчения переносит неволю, и, как уже сказано, настолько привыкает к известному месту, что его можно совершенно спокойно выпускать на свободу пастись и брать с собой в дорогу. Дюверье видел по дороге в Рат, в стране Туарегов, как один ручной страус следовал за караваном. Во время остановок, для того чтобы птица не убежала, на ноги ей навертывали путы, какие обыкновенно носят верблюды на пастьбе; в прочее же время ее оставляли без всякого присмотра, и она постоянно появлялась всюду вместе с верблюдами, уже без всяких пут на ногах. В Судане никто не помышляет о том, чтобы сделать их домашними животными или утилизировать каким бы то ни было образом; их держат единственно ради удовольствия и не прилагают ни малейшего труда, чтобы разводить или извлекать денежную пользу из их перьев. Только в новейшее время от них стали получать барыши, достигнув успеха в попытке их размножения.
        Страусов ревностно преследуют по всей Африке. Бедуины считают страусовую охоту за одно из самых благородных удовольствий, так как те трудности, с которыми она сопряжена, и составляют особую прелесть для людей подобного рода.
        Североафриканские арабы весьма точно различают страусов по полу и возрасту. Взрослый самец называется "эдлим" (совсем черный), самка же - "рибеда" (серая), а птенец - "эрмуд" (буроватый). Так как главную цель охоты составляет добывание перьев, то и предметом преследования служит преимущественно и почти исключительно эдлим. Но этим наносится чувствительный вред размножению страусов.
        По сообщениям Тристрама я сужу, что и в северной Сахаре охотятся точно таким же способом, как в Баюде или в степях Кордофана. Охотники выезжают в пустыню или степь на быстроногих конях или на отличных верблюдах и разыскивают страусовое стадо. На некотором расстоянии следуют несколько верблюдов, нагруженных кожаными мехами с водой; их погонщики держатся в продолжение всей охоты по возможности вблизи охотников. Напав на след дичи, охотники до тех пор скачут за стадом, пока какой-нибудь осторожный эдлим своим примером не подаст сигнал птицам к бегству в разные стороны. Тогда, разбившись на группы в два или три человека, охотники выбирают самца и скачут за ним во весь галоп. Один охотник следует за птицей, а другой старается перерезать ей путь и, в случае удачи, продолжает преследование. Тогда первый охотник бросается наперерез. Таким образом, они постоянно меняются ролями до тех пор, пока окончательно не измучают бегущего во весь дух страуса. Обыкновенно охотники настигают птицу уже по прошествии часа; тогда, заставив лошадь сделать последнее усилие, они наносят птице сильнейший удар по шее или по голове, который сваливает ее на землю. Тотчас же вслед за этим один из охотников соскакивает с лошади и с обычным в таком случае возгласом: "Во имя Бога Всемилостивого, Бога Великого" перерезает птице шейную артерию, а для того, чтобы перья не запачкались кровью, затыкает рану когтем ноги. Когда птица истечет кровью, охотники сдирают с нее шкуру, выворачивают ее и используют в качестве мешка для хранения красивых перьев. От мяса отрезают лишь столько, сколько требуется в данное время; остальное вешают для вяленья на дерево, и им пользуются проезжие путники.
        Несколько часов охотники отдыхают сами и дают отдохнуть своим лошадям после утомительной жаркой охоты. Тем временем подходят верблюды, и экспедиция, обремененная добычей, возвращается домой. Здесь перья сортируют по их достоинству. В отдельный пучок связывают драгоценные белые перья, которых у взрослого страуса бывает самое большое 14 штук, и до выгодной продажи хранят их.
        Андерсон рассказывает, что в некоторых странах на юге Африки на страусов охотятся даже пешком, и что он сам видел на озере Нгами бушменов, охотившихся таким образом. Они большею частью окружают целое стадо и обыкновенно с криком и гамом загоняют испуганную птицу в воду. Кроме того, охотники подстерегают страуса на гнезде или около воды, а также, по словам Моффа, отправляются в стада пасущихся страусов, приняв предварительно вид этих птиц. Для этой цели они набивают соломой плоскую двойную подушку, придают ей форму седла, покры вают перья м и. Затем берут отрубленную страусовую голову вместе с шеей и натягивают на палку, обернутую соломой. Охотник надевает покрытое перьями седло себе на голову, окрашивает ноги в белый цвет, в правой руке держит голову, а в левой - лук. И в таком виде отправляется к стаду страусов, поворачивая время от времени надетой на палку головой, подобно тому, как это делает озирающаяся птица, и потряхивает своим перистым седлом. Иногда этот обман так удается, что некоторые страусы сами подходят к мнимой птице, намереваясь затеять с нею драку.
        Цена на страусовые перья, смотря по моде, подвергается сильным колебаниям; да и не все области доставляют одинаково ценный товар, так как белизна перьев зависит от климата и почвы местности. Самыми лучшими считаются перья, которые получаются от страусов, живущих в Сирийской пустыне. За ними следуют по порядку перья от страусов из Сахары, Сенегальских степей, с берегов Нила, из Марокко, южной Африки и южной Аравии. Перья, снятые с домашних страусов, считаются менее ценными, чем те, которые получаются с диких. На севере Африки за страусовую шкуру с перьями платят до сотни испанских талеров; внутри же континента ее можно купить по более сходной цене. Один килограмм лучших белых крыловых перьев стоит уже в Судане 1000-1200 марок, более короткие белые маховые и надхвостные перья обходятся в четверть этой цены, а стоимость черных спинных перьев редко превышает 50 марок за 1 кг. Перья капландских страусов ценятся дешевле.
        Яйца страусов во всей южной и средней Африке употребляются главным образом в качестве сосудов. Их окружают легким плетеньем и вешают в жилищах или берут с собою в путешествия. Страусовые яйца и мясо употребляются в пищу всеми туземцами. По словам Буршеля, обычный у готтентотов способ приготовления этих яиц очень прост. На конце яйца в скорлупе просверливают маленькую круглую дырочку и посредством гибкого прутика взбалтывают содержимое яйца; затем ставят яйцо на огонь, время от времени помешивая внутри до тех пор, пока белок не свернется. У молодых страусов мясо чрезвычайно нежное и вкусное; у старых более твердое и напоминает говядину.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство страусовые" в других словарях:

  • Страусовые — Страусовые …   Википедия

  • Страус — Африканский страус Самец страуса …   Википедия

  • Страусы — Нау …   Википедия

  • Обыкновенный страус — Научная классификация …   Википедия

  • Сирийский страус — † Сирийский страус …   Википедия

  • Сомалийский страус — Научная кл …   Википедия

  • Страус азиатский — † Азиатский страус Скелет страуса …   Википедия

  • Отряд Страусы (Struthioiformes) —          Самые крупные из ныне живущих птиц. Это нелетающие птицы. Для них характерна сравнительно малая величина грудной кости и полное отсутствие киля. Передние конечности слабо развиты и для полета непригодны. Слабо развита и грудная… …   Биологическая энциклопедия

  • Struthioniformes — ? Страусообразные Самец страуса Научная классификация Царство: Животные Тип …   Википедия

  • Struthio camelus — ? Страус Самец страуса Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые …   Википедия

Книги

  • Жизнь животных, Брем А.. Немецкий зоолог Альфред Брем известен всему миру как автор знаменитой книги "Жизнь животных", переведенной на многие языки. Родился Брем 2 февраля 1829 года в семье священника в небольшой… Подробнее  Купить за 450 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»