Семейство мышиные это:

Семейство мышиные

        (Muridae)****
* * * * Мышиные самое обширное семейство современных грызунов и вообще млекопитающих. Оно насчитывает около 120 родов и примерно 400-500 видов.

        Никакое другое семейство не дает нам столь основательного понятия о том, что такое грызуны, как-то, которое включает в себя мышей. Семейство это не только самое богатое родами и видами, но и одно из наиболее распространенных, а, благодаря своей склонности следовать повсюду за человеком, оно и теперь способно к еще большему распространению, по крайней мере, что касается некоторых отдельных родов. Члены этого семейства все без исключения маленького роста, но этот недостаток вполне вознаграждается численностью особей. Желая дать общую картину внешности этих зверьков, можно сказать, что отличительными признаками семейства служат: острое рыльце, большие, черные глаза, широкие, глубоко вогнутые, покрытые редкими волосами уши, длинный, покрытый волосами или часто голо-чешуйчатый хвост и маленькие ножки, тонкие нежные с пятью пальцами лапки, а также короткая мягкая шубка.
        Более или менее в соотношении с этими внешними изменениями основного типа находится строение зубов. Обычно резцы узки и более толсты, чем широки, с широким острым краем или простым острием, они на передней поверхности плоски или выпуклы, белы или окрашены, а иногда с продольной бороздкой посередине. Три коренных зуба в каждом ряду, уменьшающиеся спереди назад, образуют остальную часть зубного аппарата, но число их также уменьшается до двух или увеличивается до четырех в верхней челюсти. Они бывают или покрыты эмалевыми бугорками и с двумя корнями, или с поперечными складками и с боковыми выемками. От жевания они стачиваются, и тогда получается поверхность ровная или складчатая. У некоторых видов встречаются также защечные мешки, но у других они совершенно отсутствуют; у одних желудок устроен просто, у других сильно перетянут и пр.
        Мыши — космополиты, но, к сожалению, в худшем значении этого слова. Все части земного шара знают представителей этого семейства, и те счастливые острова, которые до настоящего времени были ими пощажены, с течением времени непременно заселятся хоть, по крайней мере, одним каким-либо видом, так как многие из мышей имеют страсть к путешествиям. Мыши населяют все страны, и хотя равнины умеренных и теплых широт они предпочитают суровым горным местностям или холодному северу, однако встречаются и там, куда достигает граница растительности, стало быть, в гористых местностях доходят до линии вечного снега*.
* Мышиные особенно разнообразны б тропиках Африки и Азии, в естественных ландшафтах умеренной же зоны, они уступают численностью и разнообразием полевкам и другим хомяковым. Западное полушарие и удаленные океанические острова освоили лишь 4—5 видов мышиных уже в историческое время, став спутниками человека и используя его плавательные средства. Вопреки бытующему мнению, лишь малая часть представителей семейства испытывает тягу к антропогенным ландшафтам и стала синантропными животными.

        В России обитает 12-15 видов мышиных из 5 родов. Благоустроенные местности, плодоносные поля, плантации составляют, безусловно, любимейшие их местопребывания, но и болотистые пространства, берега рек и ручьев точно так же достаточно пригодны для них, и даже тощие, сухие, еле поросшие травой и кустарником равнины предоставляют им еще возможность для существования. Некоторые виды избегают близости человеческих поселений, другие, наоборот, навязываются человеку, как непрошеные гости, и следуют за ним всюду, где он основывает новое поселение, даже через море. Они заселяют дома и дворы, амбары и конюшни, сады и поля, луга и леса, везде причиняя своими зубами вред и бедствие. Только немногие виды живут отдельно или парами, большая часть живет обществами, и некоторые виды встречаются несметны м и стадам и. Почти все обладают необыкновенной способностью к размножению, число детенышей одного только помёта колеблется от 6 до 21, и большая часть видов дает приплод несколько раз в год, не исключая даже зимы.
        Мыши приспособлены во всех отношениях к тому, чтобы терзать и мучить людей, и все устройство тела, по-видимому, особенно помогает им в этом. Ловкие и проворные в движениях, они превосходно умеют бегать, прыгать, лазать, плавать, проникать сквозь самые узкие отверстия, а если не находят доступа, то острыми зубами пробивают себе путь. Они довольно умны и осторожны, но в то же время дерзки, бесстыдны, наглы, хитры и смелы; все их чувства утончены, но обоняние и слух далеко превосходят остальные. Пищу их составляют все съедобные вещества растительного и животного царства*.
* Секрет успеха мышиных хорошая способность приспособления к меняющимся условиям. Мышиные прекрасно лазают, неплохо бегают, умеют рыть норы, существуют полуводные формы. Почти для всех мышиных характерна ночная или сумеречная активность. В питании широко всеядны. Наконец, у мышиных идет быстрая смена поколений, высокий темп воспроизводства и высокая смертность.

        Семена, плоды, корни, кора, листья, трава, составляющие их естественную пищу, пожираются ими не менее охотно, чем насекомые, мясо, жир, кровь и молоко, масло и сыр, кожа и кости, а то, чего не могут съесть, они по крайней мере изгрызут и искусают, как, например, бумагу и дерево. Воду они пьют очень редко, зато крайне любят более питательные жидкости и самыми хитрыми способами стараются достать их. При этом они опустошают всегда гораздо больше, чем съедают, и потому становятся самыми неприятными врагами человека, вызывающими неизбежно всю его ненависть; жестокость, которую он позволяет себе при их преследовании, с этой точки зрения, если не извинительна, то все-таки понятна. Только очень немногие из них - безобидные и безвредные зверьки и заслуживают нашего расположения ради своего щеголеватого вида, прелести движений и добродушного нрава. К ним принадлежат мастера в строительном искусстве, строящие лучше всех других млекопитающих свои гнезда и благодаря своей малочисленности и незначительному потреблению пищи не столь вредные, как их сородичи, между тем как другие виды - тоже своего рода строители, возводящие себе жилища под землей, - становятся ненавистными именно благодаря этому обстоятельству. Некоторые виды, обитающие в холодных и умеренных странах, подвергаются зимней спячке и заготавливают запасы на зиму**, иные временами несметными толпами предпринимают переселения, оканчивающиеся, впрочем, обычно их гибелью.
* * Мышиные, несомненно, делают запасы пищи на зиму, но в зимнюю спячку не впадают.

        Для содержания в неволе годятся немногие породы, потому что только самая незначительная часть всего семейства способна легко приручаться и отличается миролюбивым отношением друг к другу. Остальные и в клетке остаются неприятными, задорными, злыми созданиями, которые отплачивают злом за посвящаемые им дружбу и заботы. Собственно пользы мыши не приносят человеку никакой если же и употребляют в дело иногда шкурки того или иного вида или даже едят их мясо, то это не может вознаградить того громадного вреда, который причиняет все это семейство.
        В обыденной жизни различают две главные группы: крыс и мышей. Это же разделение признает и наука***. Крысы более неуклюжего и более противного вида, мыши же более красивы и миловидны. У первых хвост имеет около 200-260 чешуйчатых колец, у вторых от 120 до 180; у тех ноги толстые и сильные, у этих стройные и тонкие; крысы во взрослом состоянии значительно больше, чем их сородичи. По образу жизни собственно крысы различаются от настоящих мышей довольно резко.
* * * Эти названия не несут никакого таксономического значения, а лишь указывают на приблизительные размеры животного.

        С достаточным основанием мы можем считать, что крысы, живущие в Европе, первоначально не принадлежали к туземным животным и только впоследствии переселились к нам. В сочинениях древних писателей находится только одно единственное место, могущее указывать на крыс, остается, однако, невыясненным, какой вид мог подразумевать Аминтас, сообщение которого приводит Элиан. По некоторым данным, черная крыса появилась в Европе и Германии раньше других, за ней последовал пасюк.
        Будет достаточно, если опишу два самых известных вида, черную крысу и пасюка.
        Черная крыса (Battus rattus) достигает 35 см длины, причем туловище имеет до 16 смч а хвост до 19 см, туловище сверху темного, буровато-черного цвета, снизу немного светлее, серовато-черного цвета*. Темно-серые у основания волосы имеют зеленоватый металлический отлив. Ноги имеют серо-бурый, с боков несколько более светлый цвет. На относительно длинном хвосте насчитывают 260-270 чешуйчатых колец. Альбиносы нередки.
* Считается, что сначала Европу заселила так называемая бурая крыса, затем ее вытеснила новая волна - собственно черная крыса.

        Когда появился этот вид в Европе, с точностью определить нельзя. Альберт Магнус, первый из зоологов, описывает его, как животное, водящееся в Германии. Судя по этому, он уже в XIII столетии жил в Европе. Геснер описывает эту крысу как животное, которое "многим больше знакомо, чем любо". Епископ Отенский в начале XV столетия произносит над ней церковное проклятие; в Зондерсхаузене, чтобы избавиться от крыс, устанавливается день молитвы и покаяния.
Черная крыса (Rattus rattits)
Черная крыса (Rattus rattits)
        Весьма возможно, что эти животные родом из Персии, где еще до сих пор они встречаются в невероятном количестве**.
* * Родиной черной крысы следует считать тропическую Азию. Здесь она встречается и в естественных условиях.

        До первой половины прошлого столетия только этот вид в Европе и встречался, но с того времени пасюк начинает оспаривать у него место, и с таким успехом, что тот повсюду должен был уступить. Хотя черная крыса и в настоящее время еще значительно распространена по всем частям земли, но редко является в сомкнутых массах, а почти повсюду рассеяна в одиночку. В Германии, кажется, она исчезла везде. Она также последовала за человеком во все широты земного шара и путешествовала с ним по суше и морю вокруг света. Нет ни малейшего сомнения в том, что раньше она не встречалась ни в Америке, ни в Австралии, ни в Африке, но суда перенесли ее на все берега, а с берегов переселялась она все дальше и дальше вглубь страны. Теперь же встречают ее также в южных частях Азии, особенно в Индии, в Африке и преимущественно в Египте и Марокко, а также на мысе Доброй Надежды, в Америке, Австралии и на островах Тихого океана.
        Пасюк (Battus norvegicus) значительно больше, длиной тела 42 см, включая 18 см длины хвоста, цвет шерсти различен на спине и на животе*. Верхняя часть тела и хвоста буровато-серого цвета, нижняя часть туловища серовато-белого, обе части разграничены. Подшерсток большей частью бледно-серый. Хвост имеет около 210 чешуйчатых колец. Иногда встречаются особи совершенно черные, белые с красными глазами, чалые и пегие.
* Пасюк, называемый также серой, рыжей, норвежской ими корабельной крысой, изредка достигает длины 28 см, при длине хвоста 23 см и массе свыше полукилограмма. По некоторым данным, иногда в результате мутаций появляются крысы еще более внушительных размеров.

        С большой вероятностью можно принять, что пасюк пришел к нам из Азии, а именно из Индии или Персии**.
* * По одной из версий, родиной пасюка является Китай, и в Европу она пришла с востока, форсируя крупные реки, например Волгу, не раньше середины XVI века.

        Весьма возможно, что уже Элиан имел его в виду, рассказывая, что "каспийская мышь" в известное время переселяется в бесконечном множестве, безбоязненно переплывая реки, причем каждое животное зубами держится за хвост переднего. "Если они нападают на поля, - говорит он, - то подтачивают хлеб и влезают на деревья за плодами, но в свою очередь становятся добычей налетающих целыми тучами хищных птиц и множества живущих там лисиц. По величине они нисколько не уступают ихневмону, очень злы и зубасты и имеют столь крепкие зубы, что могут перегрызть ими даже железо, как вавилонские мыши, нежные шкурки которых вывозятся в Персию, где они идут на подкладку платьев". Паллас первый описывает пасюка, как несомненно принадлежащего к европейским животным, и сообщает, что он осенью 1727 года после одного землетрясения в большом количестве появился в Европе из прикаспийских стран. В Туркмении, по показаниям А. Вальтера, он не считался туземным животным и в прошлом десятилетии еще совершенно не встречался в Ашхабаде и Мерве, куда теперь, вероятно, занесла его русская железная дорога***.
* * * В настоящее время серая крыса распространена по всем населенным пунктам России, включая Заполярье, отсутствует лишь на некоторых высокоарктических островах, ряде районов Центральной и Восточной Сибири.

        В начале прошлого столетия он большими стадами переправлялся через Волгу у Астрахани и оттуда быстро распространился к западу. Почти в то же время, а именно в 1732 году, он был доставлен на кораблях из Ост-Индии в Англию и тогда начал свое кругосветное путешествие также отсюда. В восточной Пруссии он появился в 1750 году, в Париже в 1753, а в 1780 году был уже известен во всей Германии, в Швейцарии только с 1809 года, а в Дании приблизительно с того же времени его считают туземным животным. В 1755 году он был перевезен в Северную Америку и здесь точно так же в течение самого короткого времени достиг невероятного распространения, однако в 1825 году он проник еще недалеко за Кингстон на север Канады и в прошлом десятилетии не достиг еще верховьев Миссури.
        Однако достоверно известно, что теперь он распространен во всех частях Великого океана и находится даже на самых пустынных и уединенных островах. Будучи больше и сильнее черной крысы, он захватывает везде те места, в которых прежде жила она, и численно увеличивается в такой же степени, в какой та убывает*.
* Поскольку экологические ниши серой и черной крыс не тождественны, полного вытеснения одного вида другим не произошло. Черная крыса более теплолюбива, является лучшим верхолазом, в местах совместного обитания с пасюком она уходит от конкуренции на верхние этажи, чердаки.

        По образу жизни, по своим нравам и привычкам, а также местам обитания оба вида крыс настолько сходны, что, описывая одну, изображаешь и другую. Если принять, что пасюки гнездятся чаще в нижних помещениях строений и главным образом в сырых погребах и подвалах, водосточных трубах, шлюзах, выгребных и помойных ямах и по берегам рек, тогда как черная крыса предпочитает верхние части домов, например хлебные амбары, чердаки, то весьма мало останется такого, что бы не было общим обеим породам. И тот, и другой вид этих вредных животных живет во всевозможных закоулках человеческих жилищ и всех местах, доставляющих им возможность добывать себе пищу. От погреба до чердака, от парадных комнат до отхожего места, от дворца до хижины - повсюду встречаются они**.
* * Пасюки могут селиться даже в холодильниках, с постоянной температурой ниже 10 градусов мороза. Вообще же есть целые популяции серых крыс живущих круглогодично, или только летом вне строений — на полях, огородах, в садах, парках, на пустырях. В южных районах России они заселяют и естественные ландшафты, предпочитал, околоводные биотопы.

        Они живут там, где представляется хотя бы малейшая возможность к существованию, впрочем, черная крыса все-таки имеет более права на название домашнего животного и, по возможности, только немного удаляется от самого жилища человека. Эти крысы, одаренные как в телесном, так и в духовном отношении всеми качествами, для того, чтобы сделаться врагами человека, не перестают мучить, докучать, беспокоить и беспрестанно причинять ему вред. От них не защищает ни забор, ни стена, ни дверь, ни замок; куда нет дороги, они прокладывают ее себе, прогрызают и вырывают ходы сквозь прочнейшие дубовые половицы и толстые стены. Только если фундамент глубоко погружен в землю, если все щели между камнями замазаны крепким цементом и, может быть, еще для предосторожности между каменными стенами насыпан слой битого стекла, только тогда можно считать себя некоторым образом в безопасности. Но беда хорошо защищенному пространству, если хоть один камень в стене расшатается, ибо в таком случае они непременно там найдут лазейку! И это разрушение жилищ, этот ужасный погрыз во всех направлениях стен наших домов представляет собой все-таки наименьшее из зол, причиняемых крысами. Гораздо больший вред приносят они, отыскивая себе пищу. Они питаются всем, что только съедобно. Человек не ест ничего такого, чтобы крысы не ели также, и это касается не только еды, но также и питья его. Не довольствуясь и без того уже богатым выбором кушаний, они нападают одинаково жадно на все, а подчас даже на животных. Самые грязные отбросы человеческого хозяйства для них все еще пригодны; гниющая падаль находит в них любителей. Они едят кожу и рог, зерна и древесную кору - одним словом все, какие только можно себе представить, растительные и животные вещества, а чего они не могут съесть, то по крайней мере разгрызают. Плантациям сахарного тростника и кофе они наносят иногда значительные повреждения. Есть примеры, за достоверность которых можно поручиться, что они съедали живыми маленьких детей, и всякий более зажиточный помещик испытал, как жестоко крысы преследуют его дворовых животных. У очень жирных свиней они выедают в теле отверстия, у гусей, сидящих плотно прижавшись друг к другу, отъедают плавательные перепонки между пальцами, молодых уток утаскивают в воду и топят их там*.
* По характеру питания крысы скорее плотоядные, чем всеядные животные, растительные корма, входящие в рацион, как правило, являются высококалорийными — семена, плоды. Известны случаи нападения крыс на людей, находящихся в беспомощном состоянии. Нередки случаи каннибализма и активного хищничества по отношению к более мелким грызунам. Вблизи человека популяции крыс нашли постоянную кормовую базу в виде пищевых отходов и фекалий.

        Если в каком-нибудь месте они размножаются более обыкновенного, то это поистине едва выносимо. Существуют места, где они появляются в таком количестве, о котором едва можно составить себе понятие. В Париже на одной из боен в течение 4 недель было убито 16 000 штук**, а на одной живодерне вблизи той же столицы они в течение одной только ночи уничтожили 35 лошадиных трупов до костей.
* По некоторым расчетам коммунальных служб, осуществляющих дератизацию (уничтожение крыс и мышей), число крыс в крупных городах превышает число людей примерно в 5 раз. Согласно этой логике в Москве обитает не менее 50 млн. крыс.

        Как только они замечают, что человек против них бессилен, наглость их принимает поистине удивительные размеры, так что если бы не приходилось до полусмерти сердиться на этих животных, то иногда могло бы даже возникнуть желание посмеяться над их бесстыдством, превосходящим всякие границы. Лас Казес рассказывает, что 27 июня 1816 года на острове Св. Елены Наполеон со своими спутниками должен был остаться без завтрака, потому что в предыдущую ночь крысы пробрались в кухню, и все было растаскано ими. Они водились там в большом количестве, были очень злы и слишком бесстыдны. Обычно им достаточно было лишь нескольких дней для того, чтобы прогрызть каменные стены и дощатые перегородки простого жилища императора. Во время обеда Наполеона они приходили в залу, а после еды с ними вели настоящую войну. По той же причине пришлось отказаться держать дворовых птиц, так как крысы пожирали их, они доставали птиц ночью даже с деревьев, на которых последние спали. В факториях далеких стран, всюду, куда вместе с товарами высаживаются на сушу также и пасюки, они являются очень тяжким бичом и причиняют часто серьезный вред. Все путешественники, и особенно собиратели коллекций, жалуются на них, рассказывая, как много очень редких и с трудом приобретенных предметов часто уничтожают эти страшные звери***.
* * * Крысы представляют серьезную угрозу, как постоянный резервуар опасных эпидемических заболеваний тифа, туляремии, чумы и др.

        Переносчиками возбудителей болезней являются блохи и клещи, паразитирующие на крысах и временами переходящие на людей. Пандемией чумы, опустошившей в XIV - XV веках всю Евразию, человечество во многом обязано крысам. Однако непосредственно укусы крыс чреваты лишь заражением лихорадкой содоку.
        Морякам также приходится от них очень плохо, так как нет ни одного судна без крыс, будь то парусный купеческий корабль, судно для рыболовного промысла, великолепнейший быстроходный пароход новейшей конструкции или содержащееся в образцовом порядке военное судно. На старых судах их истребить невозможно, а новые они заселяют немедленно, как только принят первый груз. Во время продолжительных морских путешествий, особенно когда у них достаточно пищи, они размножаются в значительном количестве, и тогда на корабле оставаться почти невозможно. Когда судно Кана во время своей полярной экспедиции было затерто льдами близ 80 градуса северной широты, крысы до того размножились, что стали причинять значительный вред. Наконец, решено было задушить их по старому морскому способу: все люки были закрыты, а в трюме зажгли смесь из серы, угля, кожи и мышьяка. Холодную ночь последнего числа сентября экипаж провел на палубе. За короткое время все замкнутое пространство так сильно наполнилось удушливыми газами, что двое людей, неосторожно отважившихся сойти вниз, тотчас упали без чувств на пол и только с большим трудом могли быть вынесены на палубу. Опущенный вниз зажженный фонарь мгновенно потух, несмотря на это в конце концов нашли только 25 крысиных трупов, а оставшиеся в живых размножились в таком количестве, что от них ничего больше уже нельзя было спасти. Тогда напали на новое средство. Самая умная и храбрая собака была спущена в трюм, главное пристанище их, чтобы водворить там порядок, но вскоре жалобный вой ее возвестил, что не она одержала верх над крысами, а крысы над ней. Ее вытащили и нашли, что ненавистные грызуны отъели у нее кожу на лапах. Впоследствии один эскимос вызвался перестрелять крыс постепенно стрелами и был настолько удачлив, что Кан, который приказал варить себе добычу, в продолжение долгой зимы постоянно имел свежий суп из крысиного мяса. Случайно была поймана лисица, и ее заперли в трюм: она. наконец, очистила судно от крыс*.
* Попав в трюмах кораблей на отдаленные архипелаги, крысы становятся самыми страшными врагами местной фауны, развивавшейся в условиях отсутствия хищников и утерявшей защитные приспособления. Множество эндемичных видов животных навсегда исчезли с лица земли благодаря крысам, невольно завезенным человеком. Во многих островных государствах внедряются программы по борьбе с крысами для спасения еще сохранившейся аборигенной фауны.

        Крысы во всяких телесных упражнениях великие мастера. Они бегают быстро и ловко, превосходно лазают, даже по довольно гладким стенам, мастерски плавают, с уверенностью выполняют прыжки на довольно далекое расстояние и очень хорошо роются в земле, хотя и не охотно занимаются этим продолжительное время. Более сильный пасюк, по-видимому, еще ловчее черной крысы, по крайней мере плавает он гораздо лучше. Его способность нырять почти так же велика, как у настоящих водных животных. Он смело может отправляться на рыбную ловлю, так как в воде достаточно проворен, чтобы преследовать даже настоящих жителей влажной стихии. Иногда он поступает так, как будто бы вода была его настоящим местожительством. Будучи испуган, он мгновенно спасается бегством в реку, пруд или канаву и, если нужно, не останавливаясь, переплывает широчайшее водяное пространство или в течение нескольких минут бежит вперед по дну реки*. Черная крыса поступает так лишь в самом крайнем случае, однако владеет искусством плавания также очень хорошо. Впрочем, у крыс отнюдь нет недостатка в мужестве; они защищаются против всякого рода преследователей и даже нередко бросаются на человека, если он очень притесняет их.
* Серые крысы природных популяций тяготеют к поймам и берегам водоемов, фактически ведут полуводный образ жизни. Основу их питания составляют рыба, моллюски, лягушки, ракообразные.

        Между чувствами крыс на первом плане стоят слух и обоняние, особенно превосходен первый, но зрение также не дурно, а вкус их слишком часто обнаруживается на деле в кладовых, где крысы всегда умеют выбрать себе самую лакомую пищу. Относительно их умственных способностей мне, после всего сказанного, остается прибавить уже немного. У них положительно нельзя отрицать ум, а еще менее расчетливой хитрости и известного рода лукавства, с которыми они умеют избегать самых разнообразных опасностей и добывать желаемый лакомый кусочек. Уже много раз рассказывали о способе, при помощи которого они уносили яйца, не разбивая их по дороге. Сомнения, могущие возникнуть относительно практикуемого ими способа, не имеют более основания после того, как натуралист Далла-Торре, сообщил в 1880 году следующий, лично им виденный случай: "В погребе одного дома в Инсбруке нынешней зимой то и дело стало пропадать по нескольку яиц, сохраняемых там на это время года. Подозрение прежде всего, конечно, пало на служанку, которая тогда всячески стала стараться доказать свою невинность, но напрасно. Находясь в таком щекотливом положении, она стала подстерегать крыс и сделалась свидетельницей воровской уловки, которую они употребляли, чтобы доставать яйца. Яйца были сложены в кучу, из норки вышла сначала одна крыса-лакомка, а вскоре вслед за ней другая. Тут первая схватила одно яйцо передними лапами и с помощью второй отодвинула его несколько в сторону, насколько они могли сделать это несколькими сильными толчками. Потом первая крыса схватила яйцо передними конечностями и крепко обхватила его наподобие пауков, несущих яичный мешок. Понятно, что она теперь не могла больше двигаться, так как передние лапы должны были крепко держать добычу. Тогда вторая схватила в рот хвост первой и с большой поспешностью и безостановочно потащила ее к норе, откуда они вышли. Вся операция, подготовленная, как можно было заключить по числу исчезнувших яиц, большим количеством упражнений, продолжалась минуты две, не более. Час спустя, после того как воровская парочка исчезла со сцены, она появилась снова, несомненно с той же целью, и благодаря любезному приглашению семейства, где случилось только что описанное, я имел случай быть очевидцем этой проделки, которая, по уверениям служанки, всегда разыгрывалась одинаковым образом. Здесь было бы кстати произвести наблюдения над умом и инстинктом животных и существующим между ними различием, Я позволю себе только заметить, что довольно распространенное здесь в краю мнение, что сурки подобным же образом сносят или, скорее, стаскивают себе запасы сена, вовсе не неправдоподобно, так как и те, и другие, как грызуны, могут иметь и одинаковые обычаи". Однако относительно сурков мы, во всяком случае, будем держаться высказанных нами выше сомнений, пока и на этот счет не будет надежных наблюдений.
        У некоторых крыс в случае большой опасности была наблюдаема особенная хитрость. Они притворяются мертвыми, как то делает опоссум. Мой отец поймал однажды крысу, которая без движения лежала в крысоловке и позволяла себя в ней трясти во все стороны. Но еще блестящий глаз ее был слишком ясным признаком жизни для того, чтобы такой знаток-наблюдатель мог быть обманут. Отец мой вытряхнул фокусницу из ловушки на дворе, но сделал это в присутствии ее злейшего врага - кошки, и вот мнимоумершая тотчас ожила и опомнилась и хотела удрать как можно скорее, но киска села ей на шею прежде, чем та успела сделать один шаг.
        Спаривание сопровождается громким шумом, писком и криком, так как влюбленные самцы жестоко сражаются за обладание самками. Приблизительно через месяц после случки самки мечут от 5 до 22 детенышей, маленьких премиленьких зверьков, которые понравились бы каждому, не будь они крысами*.
* Колония крыс состоит из нескольких семей, включающих самца, одну или нескольких самок и их потомство. Семьи имеют общую кормовую территорию, но самцы охраняют участки с гнездовыми камерами своей семьи. Размножаются крысы круглый год, более интенсивно весной и летом. В году бывает до 3 выводков, в среднем по 7 детенышей (от 1 до 17), крысята через 3-4 месяца уже покидают семью и становятся половозрелыми. У крыс выработались естественные ограничители рождаемости, возможно, на гормональном уровне. Известно, что в стабильных популяциях размножается одновременно не более 20% самок.

        Содержащиеся в неволе крысы при хорошем уходе становятся до того ручными, что позволяют себя не только трогать, но играют с детьми, приучаются выходить и входить в дом, бегать по двору и саду, следуют за своим воспитателем как собаки, приходят на зов, короче говоря, становятся домашними или комнатными животными в лучшем смысле слова**.
* * Опыты, с ручными и дикими крысами показали, что они отличаются необычайной смышленостью, способны легко обучаться, подстраивать свое поведение под самые разнообразные и меняющиеся условия. Многие из описанных Бремов случаев подтверждают это. Благодаря своим способностям, ярко выраженным индивидуальным чертам поведения, "культурные" крысы необычайно интересны и привлекательны в качестве домашних любимцев.

        У свободно живущих крыс случается иногда особая болезнь. Несколько их срастаются между собой хвостами и образуют тогда так называемого "крысиного короля", которого в старину представляли себе, конечно, совсем иначе, чем теперь, когда его можно видеть в том или другом музее. Прежде думали, что крысиный король, украшенный золотой короной, сидит на группе тесно сросшихся крыс, как на троне, и отсюда управляет всем крысиным царством. Достоверно лишь то, что иногда находят большое количество крыс, перепутавшихся друг с другом хвостами, которых из сострадания кормят другие крысы, так как они сами двигаться не в состоянии. В Альтенбурге сохраняют одного такого "крысиного короля", состоящего из 27 крыс; в Бонне, у Шнепфенталя, во Франкфурте, в Эрфурте и в Линденау близ Лейпцига найдены были другие подобные "короли". Последний официально подробно описан, и я считаю не лишним привести здесь содержание относящихся сюда актов.
        "Января, 17 дня 1774 года в земский суд в Лейпциге явился Христиан Кайзер, батрак с мельницы в Линденау, и заявил, что в прошлую среду рано утром на мельнице в Линденау он поймал "крысиного короля" из 16 штук крыс, сросшихся друг с другом хвостами, которого он, так как последний хотел прыгнуть на него, тотчас бросил о землю и убил. Этого крысиного короля Иоганн Адам Фасгауер из Линденау под предлогом, что хочет срисовать его, унес у его хозяина, Товия Егерна, мельника в Линденау, не хотел отдать его назад, и с того времени при помощи его заработал много денег, поэтому он всепокорнейше просит суд принудить cum expensis Фасгауера возвратить ему тотчас крысиного короля и заплатить все заработанные на нем деньги.
        Февраля, 22 дня 1774 года он снова явился в земский суд.
        Христиан Кайзер, батрак с мельницы в Линденау показал: "что он в самом деле января 12 дня на мельнице в Линденау поймал крысиного короля из 16 штук крыс. Указанного числа он услышал на мельнице, а именно под полом верхнего этажа, у лестницы, шум, после чего поднялся в том месте вверх по лестнице и увидел в отверстии подполья несколько выглядывавших оттуда крыс, которых и убил куском дерева. Затем он приставил к этому же месту лестницу, чтобы посмотреть, нет ли там еще крыс, и сбросил этого крысиного короля с помощью топора на пол; многие из крыс были еще живы, хотя и упали с высоты, но он, некоторое время спустя, убил также и этих. Шестнадцать штук крыс крепко переплелись друг с другом, а именно 15 штук - хвостами, 16-я же своим хвостом приросла к волосам на спине другой. При падении с верхнего этажа ни одна из них не отделилась от других, после этого же многие еще некоторое время были живы и прыгали, однако этим способом не могли оторваться друг от друга. Они так крепко переплелись между собой, что он не думает, чтобы было возможно оторвать их друг от друга, или, по крайней мере, что это можно было бы сделать лишь с большим трудом, и т. д." Затем следуют еще несколько других свидетельских показаний, которые подтверждают сказанное. В конце находится описание врача и хирурга, которые по требованию земского суда подробно исследовали дело. Врач сообщает об этом следующее: "Чтобы убедиться в том, чему можно верить из рассказа о крысином короле, передаваемом многими с большими прикрасами, я отправился 16 января в Линденау и там нашел, что в шинке "Почтовая труба", в прохладной комнате на столе лежало 16 штук мертвых крыс, из них 15 штук до того перепутались между собой хвостами, что последние образовали толстый узел, напоминая собой веревку о нескольких концах, а многие из хвостов совершенно запутались в этом узле на расстоянии около 1-2 дюймов от туловища. Головы их были направлены к периферии, а хвосты к центру образованного ими узла. Возле этих тесно друг с другом соединенных крыс лежала шестнадцатая, которая, по заявлению стоявшего тут живописца Фасгауера, была оторвана от узла. Для удовлетворения своего любопытства я менее всего занимался расспросами, тем более, что на вопросы то и дело приходивших туда посетителей, дивившихся чуду, давались самые нелепые и смешные ответы; я только исследовал туловища и хвосты крыс и нашел: 1) что все эти крысы имели совершенно естественное строение головы, туловища и четырех ног; 2) что по окраске некоторые были пепельно-серые, другие несколько темнее, третьи почти совершенно черные; 3) что некоторые были величиной с целую ладонь; 4) что толщина и ширина их была пропорциональна длине, однако так, что они казались более истощавшими, чем откормленными; 5) что хвосты их можно было считать длиной немногим более или менее лейпцигского локтя; они были немного грязны и сыры.
        Когда я при помощи кусочка дерева приподнял узел и висевших на нем крыс, то очень ясно заметил, что не представляло бы особого труда отодрать друг от друга некоторых из перепутанных между собой хвостов, но присутствовавший при этом живописец с некоторым негодованием удержал меня от этого. У упомянутой выше шестнадцатой крысы я ясно заметил, что ее хвост без малейшего повреждения находится при ней и что, значит, она была отделена от остальных без всякого труда. Взвесив все эти обстоятельства со всевозможной тщательностью, я пришел к полнейшему убеждению, что означенные 16 крыс не представляют собой никакого особенного "крысиного короля", а просто известное число крыс различной величины, толщины и масти, а также (по моему мнению) разного возраста и пола. Относительно того, как происходит переплетение между собой крыс, я представляю себе дело так: за несколько дней до открытия этого гадкого сборища крыс наступивший очень суровый холод заставил этих животных столпиться в один угол, чтобы согреться, лежа друг возле друга или друг на друге; несомненно, они приняли такое направление, что хвосты были направлены более наружу, а головы к месту, более защищенному от влияния мороза. Не послужили ли испражнения выше сидящих крыс, падая по необходимости на хвосты низших, причиной того, что хвосты смерзлись? Не возможно ли таким образом, что крысы, у которых хвосты смерзлись, желая отправиться за едой, не могли освободиться от других и образовали столь крепкое сплетение, что потом даже при наступлении опасности для жизни не были в состоянии оторваться от других? По требованию высоко почтенного земского суда я откровенно изложил здесь свои мысли, а также то, что, согласно этому докладу, мы с господином Экгольденом нашли при исследовании и в подлинности чего мы с ним собственноручно подписались".
        Возможно, что скопления подобного рода встречаются чаще, чем думают, но находят их весьма немного, ибо в большинстве местностей суеверие настолько велико, что всякого найденного крысиного короля уничтожают возможно скорее.
        Средства, которые уже употреблялись для истребления крыс, неисчислимы. Против них ставятся ловушки всевозможных сортов, и временно помогает немного всякий способ охоты. Если животные замечают, что их сильно преследуют, то они нередко выселяются, но водворяются снова, когда гонение ослабевает. Если они снова вернулись, то за короткое время размножаются в такой степени, что прежняя мука возобновляется в полной силе. Самыми обыкновенными средствами для их истребления остаются яды различных сортов, которые ставят на излюбленных крысами местах, но помимо того, что, отравляя животных, причиняют им самую ужасную и мучительную смерть, средства эти все-таки опасны, ибо крыс иногда рвет, этим они отравляют хлеб или картофель и могут таким образом сделаться опасными для других животных и даже для людей. Гораздо лучше давать им смесь солода и негашеной извести: она возбуждает в них жажду и влечет за собой смерть, после того, как они выпьют должное количество воды, необходимое для погашения извести.
        Лучшими истребителями крыс остаются во всех отношениях их естественные враги, прежде всего совы, ласки, кошки и собаки-крысоловы, хотя часто случается, что кошки не осмеливаются нападать на крыс, особенно на пасюков. Дене видел в Гамбурге на берегу каналов собак, кошек и крыс, гуляющих вместе, причем ни одно из упомянутых животных и не думало объявлять другому войну, и мне лично известны многие примеры того, что кошки не обращают никакого внимания на крыс. Как между другими домашними животными, так и между кошками есть хорошие породы, члены которых страстно предаются охоте за крысами, хотя им сначала приходится много потрудиться, чтобы одолеть этих зубастых грызунов. Едва ли меньшую услугу приносят хорек и ласка, первый в доме, вторая в саду и в конюшнях.
Пасюк (Rattits twrvegicits)
Пасюк (Rattits twrvegicits)
        Против этих хищников, которые также таскают то яйцо, то цыпленка, то голубя и даже курицу, еще можно защититься, заперев покрепче хлев, но против крыс всякая защита напрасна, и потому следовало бы холить и оберегать этих стройных хищников, где только возможно.
        В заключение я опишу на пользу и в назидание многих из моих читателей мышеловку, которая, правда, не делает чести человеческому сердцу, но зато действует превосходно. В местах, часто посещаемых крысами, например, между конюшнями, вблизи отхожих мест, шлюзов и других, выкапывают яму в 1,5 метра глубины и выкладывают ее внутри гладкими каменными плитами. Четырехугольная плита в один квадратный метр образует основание, 4 других, более узких вверху, образуют стены. Яма должна быть наверху наполовину уже, чем внизу, так, чтобы стены нависали со всех сторон и отнимали бы у попавших туда крыс возможность выкарабкаться обратно. Затем на дно наливают растопленное сало, разбавленный водой мед и другие сильно пахучие вещества, ставят туда глиняный сосуд с узким отверстием вверху, мажут его медом и наполняют кукурузой, пшеницей, коноплей, овсом, жареным салом и другими лакомствами. Потом насыпают на дно ямы немного рубленой соломы и наконец кладут решетку над отверстием, чтобы случайно не упали в него курица или какое-либо другое молодое неловкое домашнее животное. Теперь все готово и ни о чем больше не нужно заботиться. "Приятный запах и теплая сечка из соломы - говорит Ленц, - побуждают крысу весело и в приятном ожидании прыгнуть вниз. Там все пахнет так прекрасно: и салом, и медом, и сыром, и зернами, но приходится довольствоваться только запахом, ибо во внутренность горшка нельзя пробраться и ничего другого не остается, как только одному пленному пожирать другого". Первая, упавшая вниз крыса, понятно, скоро начинает ощущать голод и тщетно старается выбраться из ужасной тюрьмы, затем падает сверху вторая. Начинают взаимно обнюхиваться, может быть, они и советуются, как тут быть, но первая пленница слишком голодна, чтобы пускаться в долгие рассуждения. Начинается страшная драка, борьба не на жизнь, а на смерть, и одна пленница умерщвляет другую. Если остается победительницей первая, то она моментально набрасывается на труп подруги, чтобы пожрать его, если же победила вторая, то происходит тоже самое несколькими часами позже. Только крайне редко можно найти трех крыс разом в этой ловушке, а на следующий день, уже наверное, не хватит одной из них. Короче говоря, одна пленница съедает другую, а яма остается довольно чистой, хотя представляет собой пещеру смерти в самом ужасном значении этого слова.
        Более простая, но точно так же постоянно действующая и гораздо менее жестокая ловушка состоит из прямо поставленной, вверху открытой бочки, к краю которой ведет шероховатая планка. Поперек отверстия бочки укреплена на легко подвижном валике гладкая дощечка, снабженная снаружи небольшим грузом, благодаря которому она очень легко опрокидывается, но тотчас же опять выпрямляется. На конце, удаленном от планки, на дощечке укрепляется на проволоке кусочек зажаренного сала таким образом, что его нельзя достать с края сосуда. Привлекаемые запахом крысы бегут по планке вверх и всходят на дощечку, чтобы достать приманку: дощечка тотчас опрокидывается, и крыса падает в бочонок. В нем находится вода, но она покрыта слоем мелко изрубленной соломы, который настолько мешает крысе плавать, что она скоро утомляется и тонет. Эта ловушка действует превосходно, остается только вынимать погибших*.
* Ловушки не способны серьезно сократить численность крыс, поскольку умные животные скоро распознают подвох и избегают ловушек. Ко многим ядам у крыс постепенно вырабатывается иммунитет. Сейчас для дератизации применяют в основном антикоагулянты и вещества, приводящие к бесплодию.

        Мыши гораздо меньше и миловиднее этих противных длиннохвостых домашних воров, хотя и они, несмотря на свою красивую наружность и на веселый, милый нрав, являются злыми врагами человека и преследуются им почти с такой же ненавистью, как их большие и более противные родичи.
        Смело можно сказать, что сидящую в клетке мышь всякий найдет прелестной, и даже дамы, которые обычно ощущают сильный, хотя совершенно безосновательный страх, если в погребе или на кухне мышь перебежит им дорогу, и те должны признать ее за прелестное создание, когда поближе познакомятся с ней. Но, конечно, острые резцы и страсть лакомиться у мышей так сильно развиты, что могут исполнить гневом и жаждой мести даже кроткое сердце женщины. Уж слишком неприятно постоянно опасаться за все съестные припасы, даже когда они находятся под замком; слишком возмутительно не иметь в доме ни одного места, где бы можно было быть полным хозяином и где бы не докучали эти назойливые, маленькие гости! А так как мыши умеют пролезть всюду и проникают даже в места, недоступные крысам, то они возбудили против себя целую войну преследования, которая вряд ли когда-либо прекратится.
        Домовая мышь (Mm muscuhis) по своему внешнему виду еще имеет некоторое сходство с черной крысой, однако она гораздо красивее, части тела у нее более пропорциональны, и ростом она значительно меньше. Вся длина ее приблизительно 18 см, из которых 9 см приходятся на туловище. Хвост имеет 180 чешуйчатых колец. Она одноцветная: желтоватый, серовато-черный цвет верхней части тела и хвоста переходит мало-помалу в более светлую нижнюю часть, ноги и пальцы желтовато-серого цвета.
Домовая мышь (Mus musculus)
Домовая мышь (Mus musculus)
        Лесная мышь (Sylvaemus sylvaticus) * достигает 20 см длины, хвост ее, состоящий приблизительно из 150 чешуйчатых колец, имеет 11,5 см длины.
* Лесная мышь населяет всю Европу на восток до Белоруссии и Украины, в России же ее сменяет близкий вид — малая лесная мышь (S. uralensis). Род лесных мышеи включает до 12 очень похожих видов, частично замещающих друг друга в умеренной зоне и субтропиках Евразии. Брем дает обобщенный образ представителя рода.

        Мышь эта двухцветная, верхняя часть туловища и хвоста светло-серо-бурого цвета, нижняя часть, ноги и пальцы - белые, и цвет их резко отличается от цвета спинки. Оба эти вида отличаются от следующего своими более длинными ушами. У следующего вида уши достигают приблизительно только трети длины головы и, будучи с боку прижаты к голове, не доходят до глаз, тогда как у первых они имеют половину длины головы и, прижатые к голове, доходят до глаз.
        Полевая мышь (Apodenms agrarius )** достигает 18 см длины, хвост имеет 8 см.
* * Полевая мышь наиболее распространенный из 9 видов рода полевых мышей. Раньше в этот род вктючали и мышей лесных.

        Она трехцветная: верхняя часть туловища рыжевато-бурая с черными полосами вдоль спины, нижняя часть и ноги белые и резко отличаются от верхней части туловища. Хвост имеет около 120 чешуйчатых колец.
        Все эти мыши необыкновенно походят друг на друга в отношении своего местопребывания, нрава и образа жизни, хотя как та, так и другая имеют свои особенности. В одном отношении они сходятся все три: они выказывают, по крайней мере иногда, большую любовь к человеку. Эти породы часто встречаются в домах, начиная с погреба и до чердака, особенно зимой, а домовая мышь чаще других***. Ни одна из них не привязана исключительно к месту, от которого получила свое название: лесная мышь одинаково охотно живет как в амбарах или домах, так и на поле, а полевая мышь так же мало ограничивает свое местопребывание полем, как домовая — жилищем человека, так что при случае можно видеть все три вида вместе. Домовую мышь уже с древнейших времен должно считать самым верным спутником человека.
* * * Лесные мыши зимой часто переселяются в жилища человека, но полевая мышь обычно остается зимовать в естественных местообитаниях.

        Уже Аристотель и Плиний упоминают о ней, а Альбертус Магнус знаком с ней хорошо. В наше время она распространена по всей земле. Она пробралась вслед за человеком и следовала за ним на крайний север и в хижины высочайших Альп. По всей вероятности, в настоящее время найдется мало мест, где бы ее не было; вероятнее, что ее там еще не заметили. На Зондских островах, например, она еще не попадалась. Ее местопребыванием служат все части человеческих жилищ. В деревне она живет иногда на воле, в саду или в ближайших полях и рощах; в городе же она ограничивается исключительно жилым помещением и его пристройками. Здесь каждая щель, каждое углубление - словом, каждый уголок предоставляют ей надежное убежище, а оттуда она предпринимает свои набеги. Она бегает по земле с большой скоростью, превосходно лазает, делает довольно большие прыжки и двигается очень быстро и долгое время короткими скачками.
        За ручной мышью можно наблюдать, как ловко она проделывает все эти движения. Если она лезет по косо протянутой кверху бечевке или прутику, то каждый раз, когда боится упасть, быстро обвивает свой хвост вокруг веревки, подобно настоящим цепкохвостым животным, снова возвращается в положение равновесия и бежит дальше; если ее посадить на очень гибкий стебелек, то она взбирается по нему до самого верха, и если стебель нагибается, то мышь прицепляется к нижней его части и затем медленно спускается вниз без малейшего затруднения. Она умеет также плавать, хотя в воду идет только в крайнем случае. Если ее бросить в пруд или ручей, то можно видеть, что она плывет почти с такой же быстротой, как водяная крыса, и устремляется к первому сухому месту, чтобы взобраться на него и снова достигнуть суши.
1. Полевая мышь (Apodemus agrarhts) 2. Лесная мышь (Syivaemus sylvaticus)
1. Полевая мышь (Apodemus agrarhts) 2. Лесная мышь (Syivaemus sylvaticus)
        Чувства у нее развиты превосходно: она слышит малейший шум, обоняние имеет острое и чует на далекое расстояние, видит хорошо, днем, может быть, еще лучше, чем ночью. Умственные способности делают ее истинным любимцем того, кто стремится познать жизнь животного. Она добродушна и беззаботна и ничуть не похожа на своих злых, коварных и задорных сестер - крыс, любопытна и исследует все основательно, весела и умна, очень скоро смекает, где ее щадят, и со временем так привыкает к человеку, что перед его глазами бегает взад и вперед и справляет свои домашние дела, как будто не существует для нее никакой опасности.
        В клетке она уже через несколько дней становится ручной; даже старые мыши довольно скоро осваиваются с человеком, а пойманные молодыми превосходят своим добродушием и беззаботностью большинство других грызунов, которых содержат в неволе. Приятные звуки выманивают ее из убежища и заставляют забывать всякий страх. Она появляется среди бела дня в комнатах, где играют на каком-нибудь инструменте, а места, где постоянно звучит музыка, становятся ее любимейшим местопребыванием.
        Все приятные качества нашей сожительницы, к сожалению, значительно умаляются ее жадностью и нахальством. Трудно представить себе животное более лакомку, чем домашняя мышь, которая может распоряжаться с полным произволом припасами кладовой. Она доказывает самым наглядным образом, что чувство вкуса у нее развито прекрасно. Она безусловно предпочитает сладости всякого рода, молоко, мясо, сыр, жир и зерна, а если ей предоставлен выбор, то из всего выбирает самое лучшее. Острые резцы ее делают ее еще более ненавистной всем. Она умеет пробить себе путь всюду, где чует что-нибудь съестное, и ей ничего не стоит проработать несколько ночей сряду, чтобы прогрызть даже крепкие дубовые двери. Если она находит много пищи по своему вкусу, то уносит ее запасец в свою норку и с торопливостью скряги собирает и умножает свои сокровища. "В тех местах, где ее мало беспокоят, — говорит Фитцингер, — иногда можно найти целые кучи грецких или обыкновенных орехов, нагроможденных на пол-локтя высоты по углам; они так правильно и аккуратно сложены и покрыты разными обрезками бумаги или материи, что едва ли в этом кто-нибудь мог подозревать работу мыши". Воды она вовсе не пьет, если может раздобыть другие сочные съедобные вещества, но и при сухой пище пьет только изредка, наоборот, с наслаждением лакает всякого рода сладкие напитки. Что она набрасывается и на спиртные напитки, как это делает иногда лесная мышь, доказывает одно наблюдение, которое мне сообщил лесничий Блок. "Однажды, приблизительно в 1843 году, в то время, когда я писал, меня потревожил шум, и я увидел мышь, которая по гладким ножкам небольшого стола взбиралась наверх. Вскоре она очутилась наверху и усердно стала подбирать крошки, которые лежали на тарелке после завтрака. Посреди тарелки стояла тоненькая рюмка, наполовину наполненная кюммелем. Одним прыжком мышка очутилась на краю рюмки, нагнулась вперед, усердно стала лакать и затем спрыгнула вниз, выпив предварительно еще немного этого сладкого яда. Потревоженная шумом с моей стороны, она одним скачком спрыгнула со стола и исчезла за шкафом со стеклянной посудой. Теперь, казалось, спирт стал действовать на нее, так как тотчас же она появилась снова и начала выделывать презабавнейшие движения, стараясь, хоть и напрасно, еще раз взобраться на стол. Я встал и подошел к ней, но не спугнул, а принес кошку; тогда мышь на одно мгновение убежала, но тотчас появилась снова. Кошка спрыгнула с моих рук на землю, и пьяненькая мышка очутилась у нее в когтях".
        Вред, который причиняет домовая мышь, пожирая различные съестные припасы, в общем незначителен, самый существенный вред их состоит в том, что они изгрызают ценные предметы. В библиотеках и в естественно- исторических собраниях мыши хозяйничают самым гибельным образом и могут причинить неизмеримый вред, если всеми силами не положить предел их страсти к разрушению. Кажется, что они грызут что-нибудь только из шалости, и очень вероятно, что это случается чаще тогда, когда мыши мучаются от жажды, чем в тех местах, где они имеют, чем утолить ее. Поэтому в библиотеках, кроме зерен, которые для них заготовляют, ставят им также и сосуды с водой - одним словом их положительно поят и кормят за казенный счет*.
* Домовая мышь действительно всеядна, зверьки природных популяций, например курганчиковая мышь, летом охотно поедают насекомых, зимой переходят на зерно. Зимние запасы корма у курганчиковой мыши, находящиеся в нескольких помещениях сложной норы внутри курганчика насыпной кучи земли порой достигают 10 кг. Домовая мышь серьезный сельскохозяйственный вредитель, переносчик эпидемических заболеваний.

        Домашняя мышь размножается необыкновенно быстро. Она рождает спустя 22-24 дня после случки от 4 до 6, редко 8 детенышей, а в течение года наверное от 5 до 6 раз, так что непосредственное потомство одного года доходит по меньшей мере до 30 голов. Самка разрешается от бремени в каждом углу, лишь бы он имел мягкую подстилку и обеспечивал некоторую безопасность. Нередко находят гнездо в выдолбленном хлебе, в брюкве, в карманах, в человеческих черепах и даже в мышеловках. Обычно оно состоит из соломы, сена, бумаги, перьев и других предметов, тщательно собранных вместе; случается, однако, что подстилкой служат только опилки и даже ореховая скорлупа. Мышата, только что родившиеся на свет, необыкновенно малы и совсем голые, прозрачные, но растут быстро; между седьмым и восьмым днем они покрываются волосами, но только на тринадцатый день становятся зрячими. Тогда они остаются в гнезде еще дня два, не более, а затем самостоятельно отправляются добывать пищу. Старая мышь обращается с ними очень нежно и ради них сама подвергается опасности**.
* * В популяциях домовых мышей царит строгая иерархия. Самец-доминант доказывает свое превосходство стычками с другими самцами. Размножаются мыши круглый год. принося до 5 помётов по 3-7 детенышей (до 15). Беременность длится 17—21 день, половозрелость наступает в возрасте 2 месяцев. В природе мыши живут обычно 5—13 месяцев, в неволе максимальный срок жизни - 6 лет. Существуют циклы численности, с массовым размножением через 3-4 года.

        Домашним животным, в собственном значении этого слова, обыкновенная мышь сделалась у жителей Китая и Японии, которые довели до высокой степени совершенства разведение животных и растений. Гааке сообщает нам следующее о мышах, доставляемых нам в последнее время оттуда. "Время от времени я получаю от одного торговца животными две различных породы домашних мышей. Торговец называл одних китайскими лазающими мышами, а других японскими танцующими мышами. Первые отличаются исключительно своей разнообразно меняющейся окраской, так как лазать они, кажется, умеют не лучше других мышей. Окраска же в высшей степени разнообразна. Наряду с одноцветно-серыми, бледно-желтыми и белыми, у меня были и пегие, серые с белым, черные с белым, желтые с белым и голубые с белым. У желтых и белых, а также у желтовато и голубовато-белых мышей всегда красные глаза, у серых же и у черных с белым - никогда. Трехцветные мыши, кажется, очень редки. Известно, что и у нас встречаются белые, черные и желтые мыши, а иногда и пегие. Китайцы воспользовались этой разнообразной окраской мышей, чтобы удовлетворить свою страсть к воспитанию животных странного вида.
        Японцы, не меньшие любители разведения животных, сумели сделать из мыши поистине удивительное животное. Японская мышь, справедливо названная мышью-танцовщицей, встречается также разнообразной окраски, у меня были черные и желтые с белым, также серые и голубые с белым. От обыкновенной мыши она отличается меньшей величиной и удлиненной головой. Но главный ее характерный признак заключается во врожденной привычке с бешеной быстротой описывать круги или с невероятной скоростью кружиться на одном месте. На такой танец часто сходятся две, редко три мыши, танец обычно начинается в сумерки и время от времени возобновляется ночью, по большей же части он исполняется в одиночку, и неутомимые танцорки движениями своими совершенно очищают некоторые места пола своей клетки от покрывающего его толстого слоя опилок. И при обыкновенных движениях эта мышь выказывает свою живую натуру. Она с быстротой молнии, по-видимому, бесцельно, поворачивается то туда, то сюда и беспрестанно мордочкой обнюхивает воздух. Один торговец, с которым я разговаривал о танцующих мышах, вероятно на основании слышанного, старался истолковывать себе наследстве иную страсть этих жи BOTH ЫХ по-своему. Он утверждал, будто танцующие мыши происходят из Перу и устраивают себе гнезда в зрелых плодах хлопчатника и кружатся для того, чтобы образовать в мягкой вате пустоту, вследствие этого мышь-танцовщицу называют также "хлопчатниковой мышью". Во всяком случае она происходит, так же как и лазающая мышь, из Японии или Китая, хотя мне не удалось добыть на этот счет более точных сведений. В книгах и временных изданиях я ничего не мог найти относительно домашних мышей китайцев и японцев"*.
* Выведено много "культурных" пород домовой мыши, использующихся как декоративные комнатные и лабораторные животные. Белая мышь-альбинос самое распространенное лабораторное животное в мире.

        Самым злейшим врагом домашней мыши всегда была и останется кошка. В старых постройках верной помощницей ее является сова, а в деревне оказывают хорошие услуги хорек и ласка, еж и землеройка, во всяком случае лучшие, чем всякого рода ловушки.
        Лесная и полевая мышь разделяют большинство качеств домовой мыши. Первая, за исключением разве стран дальнего севера, распространена по всей Европе и средней Азии и в горах доходит до 1000 метров над уровнем моря. Она живет в лесах, по опушкам, в садах, реже также в открытых безлесных полях, а зимой любит забираться в дома, погреба и кладовые, но как только появляется возможность, взбирается наверх и бродит на чердаках и под крышами. В своих движениях она по меньшей мере так же ловка, как домовая мышь, но отличается от нее тем, что прыгает большими скачками, наподобие тушканчиков, делает несколько прыжков подряд и затем только немного отдыхает**.
* * Некоторые виды рода лесных мышей, например крупная и яркая желтогорлая мышь (S. flavicollis), тяготеют к широколиственным лесам, селятся в дуплах, хорошо лазают по деревьям.

        По наблюдениям Радде, зрение у нее не очень развито; можно, осторожно подвигаясь вперед, приблизиться к ней на расстояние около 60 сантиметров и без особого труда убить ее. На воле она ест насекомых и червей, плоды, вишневые косточки, орехи, желуди, буковые орешки, а в случае нужды также кору молодых деревьев. Она заготовляет себе также запас на зиму, но не подвержена зимней спячке и лакомится накопленными сокровищами только в ненастные дни*.
* В питании лесных мышей преобладают калорийные растительные корма семена злаков, желуди, орехи. В норах желтогорлой мыши находили кчадовые с 4 килограммами лесных орехов.

        Лесная мышь два или три раза в год мечет по 4-6, реже по 8 голых детенышей, которые растут довольно медленно, а красивый, рыжевато- желтый оттенок своей шкурки получают только на второй год.
        Границы распространения полевой мыши гораздо уже, чем у родственных ей пород, она живет от Рейна до западной Сибири, и от северной Гольштинии до Ломбардии. В Германии она почти везде очень обыкновенна, но на высоких горах отсутствует**.
* * На север полевая мышь доходит до границы южной тайги. Ареал в Евразии разорван в области Байкала и Монголии на европейско-сибирскую и дальневосточно-китайскую части.

        Местопребыванием ее служат возделанные поля, опушки лесов, редкий кустарник, а зимой скирды хлеба, амбары и конюшни. Во время жатвы бывают видны целые скопления их, бегающих по жнивью. Паллас рассказывает, что в Сибири они иногда переселяются с места на место неправильными группами. В своих движениях полевая мышь гораздо менее ловка, а по нравам или гораздо добродушнее, или гораздо глупее своих родичей. Пища ее состоит главным образом из хлебных зерен, семян растений, луковиц, насекомых и червей. Она точно так же собирает запасы***.
* * * Полевые мыши помимо семян охотно поедают насекомых, ягоды, зелень. На зиму они не делают больших запасов.

        Летом она три или четыре раза мечет от 4 до 8 детенышей.
        Как ни красивы, как ни миловидны все маленькие мыши, как ни прелестно ведут они себя в неволе, но самый маленький вид этого семейства, мышь-малютка (Micromys minutus), все-таки превосходит других во всех отношениях. Она подвижнее, ловчее, веселее, словом, гораздо более привлекательный зверек, чем все остальные. В длину она имеет 13 см, из которых почти половина приходится на долю хвоста****.
* * * * Мышь-малютка единственный представитель рода и. вероятно, один из самых мелких в мире грызунов. Ее масса составляет в среднем всего 6 г. (3,5-13 г.). От мышат других видов она отличается притуплённой мордочкой, небольшими ушами и глазами, полухватательным, покрытым волосами хвостом. В отличие от других мышей, малютка чаще активна днем.

        Окраска шерсти изменчива бывает двух цветов: верхняя часть тела и хвост желто-буро-красные, брюхо и ноги совершенно белые, попадаются, однако, также более темные или светлые, более красные или бурые, сероватые или желтоватые; брюхо не особенно отличается от верхней части. Молодые зверьки имеют несколько иное телосложение, чем старые, и совершенно иную окраску тела, а именно, гораздо более серого цвета на спине.
        Мышь-малютка издавна представляла собой загадку для зоологов. Паллас открыл ее в Сибири, в точности описал и довольно хорошо нарисовал, но после него почти каждый натуралист, которому она попадалась в руки, выдавал ее за новый вид, и каждый считал себя правым. Только благодаря непрерывным наблюдениям выяснилась та неопровержимая истина, что наша малютка действительно распространена от Сибири через всю Россию, Венгрию, Польшу и Германию до самой Франции, Англии и Италии и только в исключительных случаях не встречается в некоторых местностях. Она живет на всех равнинах, где процветает земледелие, но далеко не всегда водится на полях, а преимущественно в болотах, тростниках и камышах. В Сибири и в степях у подножия Кавказских гор она очень обыкновенна, в России, Англии, Гольштинии она встречается нередко. Но и в других странах Европы она иногда может попадаться во множестве*.
* Малютка обитает по всей умеренной зоне Евразии, предпочитает луговины юга лесной зоны, лесостепь, по соответствующим высотным поясам проникает в горы юга Евразии до северной Индии и Вьетнама, На Кавказе встречается до 2200 м.

        Летом можно встретить этого миловидного зверька на хлебных полях, зимой же в громадном количестве под скирдами, а также в амбарах, куда они попадают вместе с зерном. Если она зимует в открытом поле, то, хотя и проводит в спячке часть холодного времени, однако никогда не впадает в полное оцепенение и поэтому летом заготавливает запасы в своих норах, чтобы можно было питаться ими во время нужды. Питается она тем же, чем и все остальные мыши: хлебом и семенами всевозможных трав и деревьев, а также всякого рода маленькими насекомыми.
        В своих движениях мышь-малютка отличается от всех других видов этого семейства. Несмотря на ее незначительную величину, она бегает необыкновенно быстро и лазает с величайшим совершенством и ловкостью. Повиснув на тончайших веточках кустов и на стеблях трав, которые настолько тонки, что вместе с ней наклоняются к земле, она по ним бежит кверху, почти так же скоро бегает и по деревьям, причем с особенной ловкостью цепляется своим хорошеньким маленьким хвостиком. Она также одинаково хорошо умеет плавать и нырять. Таким образом она может жить повсюду.
        Но величайшее совершенство она проявляет еще в другом отношении. Она художница, каких мало между млекопитающими, художница, которая может соперничать с самыми даровитыми птицами, потому что она строит гнездо, превосходящее красотой гнезда всех других млекопитающих. Она до того своеобразно выводит свою хорошенькую постройку, как будто переняла это искусство у птички. Смотря по характеру местности, гнездо или бывает устроено на 20-30 листьях осоки, верхушки которых расщеплены и так переплетены между собой, что окружают постройку со всех сторон, или оно висит на высоте 0,5-1 метра от земли свободно на ветвях куста, на стебле тростника и тому подобном, так что оно выглядит как бы висящим в воздухе. По наружности оно походит более всего на тупое яйцо, например, на очень круглое гусиное яйцо, которому приблизительно равно по величине**.
* * Гнездо имеет диаметр от 60 до 130 мм. Зимой зверьки переселяются в норы, в сельскохозяйственных ландшафтах предпочитают стога. скирды. иногда амбары.

        Наружная оболочка его всегда состоит из совершенно расщепленных листьев тростника или осоки, стебли которых образуют основание всей постройки. Малютка берет каждый листочек зубами в рот и несколько раз пропускает его между острыми, как иголка, концами, пока не разделит каждый отдельный лист на шесть, восемь или десять частей, как бы несколько отдельных волокон, затем все это необыкновенно тщательно свивается и переплетается друг с другом. Внутренность выстлана пленками тростника, пухом некоторых болотных растений, пушистыми сережками верб и цветочными кистями всякого рода. Сбоку в гнездо ведет маленькое отверстие, а если через него ощупать внутренность гнезда, то оно оказывается как вверху, так и внизу равномерно-гладким, чрезвычайно мягким и нежным на ощупь. Отдельные составные части его так плотно соединены и переплетены между собой, что гнездо действительно приобретает большую прочность. Если с искусным клювом птиц-строителей сравнить менее приспосо- бленные орудия мышей, то на постройку их придется смотреть не без удивления, и работу мыши-малютки поставить выше построек многих птиц. Каждое гнездышко строится всегда главным образом из листьев того растения, на котором оно находится. Необходимым следствием этого является то обстоятельство, что снаружи гнездо имеет почти или совершенно такой же цвет, как и сам куст, на котором оно висит. Каждым из своих произведений искусства мышь-малютка пользуется только во время родов, которые продолжаются лишь короткое время, таким образом детеныши всегда покидают гнездо раньше, чем листья, окружающие его, успеют завянуть и принять вследствие этого отличную от гнезда окраску.
        Полагают, что каждая мышь-малютка рожает два или три раза в год каждый раз по 5-9 штук детенышей. Старые матери строят свои гнезда всегда с большим искусством, чем молодые, но и у последних замечается уже стремление достигнуть искусства старых. Детеныши уже на первом году строят себе довольно затейливые гнезда и отдыхают в них. В своей великолепной колыбели они остаются до тех пор, пока не станут зрячими. Старая самка каждый раз тепло укрывает их или, лучше сказать, запирает вход в гнездо, когда ей приходится покинуть его, чтобы принести себе пищи. Между тем она уже опять сошлась с самцом своей породы и снова уже беременна, в то время как ей еще нужно кормить молоком своих детенышей. Затем, как только они настолько подрастут, что могут кое-как прокормить себя, старая самка предоставляет их самим себе, пробыв их руководителем и советчиком самое большее несколько дней*.
* Большинство зверьков живет всего 2-3 месяца, так что до зимы доживают лишь молодые из последнего выводка.

        Если кому-нибудь посчастливится быть поблизости как раз в то время, когда старая самка в первый раз выводит своих детенышей, то ему представится случай насладиться одной из самых привлекательных семейных картин из жизни млекопитающих.
        Всю эту деятельность можно наблюдать с большим удобством, если взять все гнездо к себе домой и поместить его в клетку с частой проволочной сеткой. Мышей-малюток содержать легко, если давать им коноплю, овес, груши, сладкие яблоки, мясо и комнатных мух, и они своим приятным нравом в тысячу раз вознаграждают труды человека, которы й ухаживает за ними**. Молодые мышата очень скоро становятся ручными, но пугливыми по мере того, как взрослеют, если не заниматься ими особенно часто и с прилежанием. С наступлением того времени, когда они на воле прячутся в свои убежища, они становятся очень беспокойными и всячески стараются убежать, совершенно подобно тому, как это делают перелетные птицы, когда приближается время отлета. В марте они также выказывают особое желание удалиться из клетки. В общем же они скоро свыкаются с новыми условиями жизни, весело принимаются за постройку своих искусных гнезд, берут листья и протягивают их лапками через рот, чтобы расщепить, приводят в порядок и переплетают их между собой - словом, стараются устроиться как можно лучше.
* * Основу питания мышей-малюток составляют семена, летом также насекомые, вегетативные части растений. На зиму делают небольшие запасы пищи. Малютка очень прожорлива, за сутки съедает около 5 г. корма, что лишь немногим меньше ее веса.

        Один из красивейших видов этого семейства это полосатая, или варварийская, мышь (Lemniscomys barbarus), зверек, достигающий около 22 см длины, включая сюда и хвост, длиной в 12 см*. Основной окраской туловища является красивый желтовато-коричневый или красноватый глиняно-желтый цвет. От головы, покрытой черными крапинками, до основания хвоста тянется черно-бурая продольная полоса, и много подобных же полос проходит, хотя и не в совсем прямом направлении, по бокам тела. Брюхо совершенно белого цвета. Уши покрыты красновато-желтыми волосками, черные усы оканчиваются большей частью белым кончиком. Хвост сверху черно-бурого, снизу желто-бурого цвета.
* Около 9 видов полосатых мышей (род Lemniscomys) населяют тропическую Африку. Лишь вареари йская мы ш ь ветре чается и к северу от Сахары в горах Марокко, доходя до высоты 2100 м.

        Варварийская мышь живет в северной и центральной Африке, особенно часто встречается в Атласских горах, однако попадается нередко в степях, лежащих внутри страны. Я наблюдал ее несколько раз в Кордофане, но видеть ее мне удавалось всегда только нескольку мгновении, когда она быстро пробегала в высокой степной траве. "Подобно всем другим ее родичам, обитающим в степи, - рассказывает Буври, - арабы называют варвариискую мышь просто-напросто мышью пустыни, презирают и мало наблюдают ее. Туземцы поэтому ничего не могут сообщить про нее. Ее можно встретить вдоль всего Алжирского берега, преимущественно в каменистых странах, а также там, где цепи бесплодных возвышенностей ограничивают собой плодоносные долины. На склонах холмов она вырывает себе ходы, ведущие в глубже лежащее помещение, там она складывает себе осенью запасы из хлебных колосьев и трав и питается ими по мере надобности в холодное или дождливое время года. Остающаяся от изгрызенных колосьев мякина идет на выстилку помещения. Смотря по времени года пища полосатой мыши состоит из хлебных зерен и семян или из других растительных веществ. Плоды, особенно садовые, составляют ее любимое лакомство: в ловушки, которые я расставлял и куда для приманки клал кусочек арбуза, я ловил многих. Ловит ли и ест ли она также насекомых, я не знаю. Нравом своим полосатая мышь во многом напоминает крыс. Она прожорлива, но также зла и, если дело коснется ее любви к супругу или детям, она не побоится прямо пойти на врага, превосходящего ее силой, с целью обратить его в бегство. В остальном она настоящая мышь и обнаруживает ту же гибкость, грациозность и ловкость в своих движениях, как и другие ее родичи. Относительно размножения ее мне ничего не известно"*.
* Полосатые мыши активны днем, делают наземные гнезда из травы, иногда занимают норы других грызунов. Питаются растительными кормами, размножаются круглый год, либо во влажный сезон, принося до 4 выводков по 2-5 (до 12) детенышей.

Полосатая, или варварийская мышь (Lemniscomys barbarus)
Полосатая, или варварийская мышь (Lemniscomys barbarus)
        Из-за красоты ее тела варварийскую мышь часто привозят в Европу. Она очень хорошо переносит наш климат, так как и в своем отечестве ей приходится, по крайней мере некоторое время, переносить довольно значительный холод.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство мышиные" в других словарях:

  • Семейство Мышиные (Muridae) —          Семейство объединяет очень разнообразных по размерам, облику и образу жизни животных. Большинство представителей имеет «мышевидную» или «крысовидную» внешность. Для всех видов характерно отсутствие предкоренных зубов. С каждой стороны… …   Биологическая энциклопедия

  • Мышиные (подсемейство) — ? Мышиные Домовая мышь (Mus musculus) …   Википедия

  • Мышиные — Запрос «Мышь» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Запрос «Мышиные» перенаправляется сюда; об одноимённом подсемействе см. Мышиные (подсемейство). Мышиные …   Википедия

  • Семейство Нормальные совы (Strigidae) —          К этому семейству относится 123 вида. Семейство распространено повсеместно, кроме Антарктики и некоторых океанических островов. Характерные признаки: относительно плотное телосложение; широкая и круглая голова; короткая цевка; коготь… …   Биологическая энциклопедия

  • Семейство Беличьи (Sciuridae) —          Грызуны, входящие в это семейство, имеют средние и крупные размеры (У крупных длина тела 70 см, а масса 9 кг). Задние ноги беличьих не более чем в 2 раза превышают по длине передние. Хвост их разной длины и всегда покрыт волосами. Череп… …   Биологическая энциклопедия

  • Семейство Лемуриды (Lemuridae) —          Семейство лемурид, или лемурообраз ных полуобезьян, объединяет собственно лемуров, обитающих на Мадагаскаре и некоторых мелких соседних с ним островах.         У этих животных густой волосяной покров с разнообразной раскраской, хвост… …   Биологическая энциклопедия

  • МЫШИНЫЕ ГРЫЗУНЫ — (Muridae), семейство млекопитающих отряда грызунов; включает около ста родов, 480 видов, объединенных в три подсемейства, в том числе лазающих мышей (см. ЛАЗАЮЩИЕ МЫШИ), болотных крыс (см. БОЛОТНОКРЫСИНЫЕ ГРЫЗУНЫ) и мышей (самое многочисленное.… …   Энциклопедический словарь

  • Мышиные лемуры (род) — Научная классификация промежуточные ранги Домен:  …   Википедия

  • Мышиные лемуры — Microcebus murinus …   Википедия

  • МЫШИНЫЕ — (Muridae), семейство грызунов. Дл. тела от 5 до 48,5 см. Хвост длинный, у большинства голый. 100 120 родов, ок. 480 видов; в СССР 5 родов: мыши, мыши малютки (единств, вид), крысы и др., всего 12 13 видов. Распространены широко, исключая высокие… …   Биологический энциклопедический словарь

Книги

  • Мышиные, Джесси Рассел. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. High Quality Content by WIKIPEDIA articles! Мыши?ные, или мы?ши (лат. Muridae) — семейство… Подробнее  Купить за 1125 руб
  • Жизнь животных, Брем А.. Немецкий зоолог Альфред Брем известен всему миру как автор знаменитой книги "Жизнь животных", переведенной на многие языки. Родился Брем 2 февраля 1829 года в семье священника в небольшой… Подробнее  Купить за 450 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»