Византия это:

Византия
        Византийская империя, государство, возникшее в 4 в. при распаде Римской империи в её восточной части и существовавшее до середины 15 в. Столицей В. был Константинополь, основанный императором Константином I в 324—330 на месте бывшей мегарской колонии Виза́нтий (отсюда название государства, введённое гуманистами уже после падения империи). Фактически с основания Константинополя началось обособление В. в недрах Римской империи (с этого времени обычно ведут историю В.). Завершением обособления принято считать 395, когда после смерти последнего императора единой Римской державы Феодосия I (правил в 379—395), произошло окончательное разделение Римской империи на Восточную Римскую (Византийскую) и Западную Римскую империи. Императором Восточной Римской империи стал Аркадий (395—408). Сами византийцы называли себя римлянами — по-гречески «ромеями», а свою державу «Ромейской». На протяжении существования В. происходили неоднократные изменения её территории (см. карту).
         Этнический состав населения В. был пёстрым: греки, сирийцы, копты, армяне, грузины, евреи, эллинизированные малоазийские племена, фракийцы, иллирийцы, даки. С сокращением территории В. (с 7 в.) часть народов осталась вне пределов В. В то же время на территории В. расселялись новые народы (готы в 4—5 вв., славяне в 6—7 вв., арабы в 7—9 вв., печенеги, половцы в 11—13 вв. и др.). С 6—11 вв. в состав населения В. входили этнические группы, из которых в дальнейшем сформировалась итальянская народность. Преобладающую роль в экономике, политической жизни и культуре В. играло греческое население. Государственный язык империи в 4—6 вв. — латинский, с 7 в. до конца существования В. — греческий. Многие проблемы социально-экономической истории В. сложны и в решении их в советском византиноведении существуют различные концепции. Например, в определении времени перехода В. от рабовладельческих отношений к феодальным. По мнению Н. В. Пигулевской и Е. Э. Липшиц, в В. 4—6 вв. рабство уже потеряло своё значение; согласно же концепции 3. В. Удальцовой (которую в данном вопросе разделяет А. П. Каждан), до 6—7 вв. в В. господствовало рабовладение (соглашаясь в общем с этой точкой зрения, М. Я. Сюзюмов рассматривает период между 4 и 11 вв. как «предфеодальный»).
         В истории В. можно выделить приблизительно 3 основных периода. Первый период (4 — сер. 7 вв.) характеризуется разложением рабовладельческого строя и началом формирования феодальных отношений. Отличительной чертой начала генезиса феодализма в В. было спонтанное развитие феодального строя внутри разлагавшегося рабовладельческого общества, в условиях сохранения позднеантичного государства. Особенности аграрных отношений в ранней В. — сохранение значительных масс свободного крестьянства и крестьянские общины, широкое распространение колоната и долгосрочной аренды (эмфитевсиса), более интенсивная, чем на Западе, раздача рабам участков земли в виде пекулиев (См. Пекулии). В 7 в. в византийской деревне было подорвано, а местами уничтожено крупное рабовладельческое землевладение. На территории бывших поместий устанавливалось господство крестьянской общины. В конце 1-го периода в сохранившихся крупных поместьях (преимущественно в Малой Азии) труд колонов и рабов стал вытесняться всё шире применявшимся трудом свободных крестьян — арендаторов.
         Византийский город 4—5 вв. в основном оставался античным рабовладельческим Полисом; но с конца 4 в. наблюдался упадок мелких полисов, их аграризация, а возникавшие в 5 в. новые города являлись уже не полисами, а торгово-ремесленными и административными центрами. Крупнейшим городом империи был Константинополь, центр ремесла и международной торговли. В. вела оживлённую торговлю с Ираном, Индией, Китаем и др.; в торговле же с западноевропейскими государствами по Средиземному морю В. обладала гегемонией. По уровню развития ремесла и торговли, по степени интенсивности городской жизни В. в этот период опережала страны Западной Европы. В 7 в., однако, города-полисы окончательно пришли в упадок, аграризации подверглась значительная часть городов, центр общественной жизни переместился в деревню.
         В. 4—5 вв. была централизованной военно-бюрократической монархией. Вся полнота власти сосредоточивалась в руках императора (василевса). Совещательным органом при императоре был Сенат. Всё свободное население делилось на сословия. Высшим сословием было сенаторское. Серьёзной общественной силой стали с 5 в. своеобразные политические партии — димы, важнейшими из которых были венеты (возглавлялись сановной знатью) и прасины (отражали интересы торгово-ремесленных верхов) (см. Венеты и прасины). С 4 в. господствующей религией стало христианство (в 354, 392 правительство издало законы против язычества). В 4—7 вв. была выработана христианская догматика, сложилась церковная иерархия. С конца 4 в. стали возникать монастыри. Церковь превратилась в богатую организацию, обладавшую многочисленными земельными владениями. Духовенство освобождалось от уплаты налогов и повинностей (за исключением поземельного налога). В результате борьбы различных течений в христианстве (арианства (См. Арианство), несторианства (См. Несторианство) и др.) господствующим в В. стало православие (окончательно в 6 в. при императоре Юстиниане I, но ещё в конце 4 в. император Феодосий I пытался восстановить церковное единство и превратить Константинополь в центр православия).
         С 70-х гг. 4 в. не только внешнеполитическое, но и внутриполитическое положение В. в значительной мере определяли отношения империи с варварами (См. Варвары). В 375 с вынужденного согласия императора Валента на территории империи (к югу от Дуная) расселились Вестготы. В 376 вестготы, возмущённые притеснением византийских властей, подняли восстание. В 378 объединённые отряды вестготов и части восставшего населения империи наголову разбили армию императора Валента при Адрианополе. С огромным трудом (ценой уступок варварской знати) императору Феодосию удалось подавить в 380 восстание. В июле 400 варвары едва не завладели Константинополем, и только благодаря вмешательству в борьбу широких слоёв горожан они были изгнаны из города. К концу 4 в. с увеличением числа наёмников и федератов произошла варваризация византийской армии; временно за счёт поселений варваров расширились мелкое свободное землевладение и колонат. В то время как Западная Римская империя, переживавшая глубокий кризис, пала под ударами варваров, В. (где кризис рабовладельческого хозяйства протекал слабее, где сохранились города как центры ремесла и торговли и мощный аппарат власти) оказалась экономически и политически более жизнеспособной, что позволило ей устоять против варварских нашествий. В 70—80-х гг. 5 в. В. отразила натиск остготов (См. Остготы).
         В конце 5—6 вв. начались экономический подъём и некоторая политическая стабилизация В. Была проведена финансовая реформа в интересах торгово-ремесленной верхушки крупных городов В., в первую очередь Константинополя (отмена хрисаргира — подати, взимавшейся с городского населения, передача государством сбора налогов откупщикам, взимание поземельных налогов деньгами и т.д.). Социальное недовольство широких плебейских масс привело к обострению борьбы между венетами и прасинами. В восточных провинциях В. усилилось оппозиционное религиозное движение монофиситов (См. Монофиситы), в котором переплелись этнические, церковные, социальные и политические интересы различных слоёв населения Египта, Сирии и Палестины. В конце 5 — начале 6 вв. на территории В. с севера через Дунай начали вторгаться славянские племена (493, 499, 502). В правление императора Юстиниана I (См. Юстиниан I) (527—565) В. достигла апогея своего политического и военного могущества. Основными целями Юстиниана были восстановление единства Римской империи и упрочение власти единого императора. В своей политике он опирался на широкие круги средних и мелких землевладельцев и рабовладельцев, ограничивал притязания сенаторской аристократии; одновременно добился союза с православной церковью. Первые годы правления Юстиниана отмечены крупными народными движениями (529—530 — восстание самаритян в Палестине, 532 — восстание «Ника» в Константинополе). Правительство Юстиниана провело кодификацию гражданского права (см. Кодификация Юстиниана, Дигесты, Институции). Законодательство Юстиниана, направленное в значительной мере на укрепление рабовладельческих отношений, отражало в то же время изменения, происшедшие в общественной жизни В., содействовало унификации форм собственности, нивелировке гражданских прав населения, установило новый порядок наследования, заставляло еретиков переходить в православие под угрозой лишения гражданских прав и даже смертной казни. В правление Юстиниана усилилась централизация государства, была создана сильная армия. Это дало возможность Юстиниану отбить натиск персов на востоке, славян на севере и осуществить обширные завоевания на западе (в 533—534 — государства вандалов в Северной Африке, в 535—555 — Остготского королевства в Италии, в 554 — юго-восточных областей Испании). Однако завоевания Юстиниана оказались непрочными; в отвоёванных у варваров западных областях господство византийцев, реставрация ими рабовладения и римской налоговой системы вызывали восстания населения [восстание, вспыхнувшее в армии в 602, переросло в гражданскую войну, привело к смене императоров — престол занял центурион (сотник) Фока]. В конце 6—7 вв. В. утратила завоёванные области на Западе (за исключением Южной Италии). В 636—642 арабы завоевали наиболее богатые восточные провинции В. (Сирию, Палестину, Верхнюю Месопотамию), в 693—698 — её владения в Северной Африке. К концу 7 в. территория В. составляла не более 1/3 державы Юстиниана. С конца 6 в. началось заселение Балканского полуострова славянскими племенами. В 7 в. они расселились на значительной территории в пределах Византийской империи (в Мёзии, Фракии, Македонии, Далмации, Истрии, части Греции и даже были переселены в Малую Азию), сохранив, однако, свой язык, быт, культуру. Изменился этнический состав населения и в восточной части Малой Азии: появились поселения армян, персов, сирийцев, арабов. Однако в целом с потерей части восточных провинций В. стала этнически более единой, ядро её составляли земли, населённые греками или эллинизированными племенами, говорившими на греческом языке.
         Второй период (середина 7 — начало 13 вв.) характеризуется интенсивным развитием феодализма. В результате уменьшения территории в начале этого периода В. — преимущественно греческое, а в 11—12 вв. (когда в её состав временно входили славянские земли) — греко-славянское государство. Несмотря на территориальные потери, В. оставалась одной из могущественных держав Средиземноморья. В византийской деревне в 8—1-й половине 9 вв. стала преобладающей свободная сельская община: общинные отношения расселившихся в В. славянских племён способствовали укреплению и местных византийских крестьянских общин. Законодательный памятник 8 в. Земледельческий закон свидетельствует и о наличии соседских общин, и об имущественной дифференциации внутри них, о начале их разложения. Византийские города в 8—1-й половине 9 вв. продолжали переживать упадок. В 7—8 вв. в В. произошли важные перемены в административном устройстве. Старые диоцезы и провинции заменяются новыми военно-административными округами — фемами (См. Фемы). Вся полнота военной и гражданской власти в феме сосредоточивалась в руках командира фемного войска — стратига. Составлявшие войско свободные крестьяне — стратиоты — за несение военной службы зачислялись правительством в разряд наследственных держателей воинских земельных участков. Создание фемного строя по существу знаменовало децентрализацию государства. Вместе с тем оно укрепило военный потенциал империи и дало возможность в правления Льва III (См. Лев) (717—741) и Константина V (741—775) добиться успеха в войнах с арабами и болгарами. Политика Льва III была направлена на борьбу с сепаратистскими тенденциями местной знати (издание в 726 законодательного сборника Эклога, разукрупнение фем), на ограничение самоуправления городов. В 8—1-й половине 9 вв. в В. началось широкое религиозно-политическое движение — Иконоборчество (отражало преимущественно протест народных масс против господствующей церкви, тесно связанной с константинопольской сановной знатью), использованное провинциальной знатью в своих интересах. Движение возглавили императоры Исаврийской династии (См. Исаврийская династия), которые во время борьбы с иконопочитанием изымали в пользу казны монастырские и церковные сокровища. С особой силой борьба иконоборцев и иконопочитателей развернулась в правление императора Константина V. В 754 Константин V созвал церковный собор, осудивший иконопочитание. Политика императоров-иконоборцев усилила провинциальную знать. Рост крупного землевладения и наступление феодалов на крестьянскую общину привели к обострению классовой борьбы. В середине 7 в. на востоке Византийской империи в Западной Армении зародилось народно-еретическое движение павликиан (См. Павликиане), распространившееся в 8—9 вв. в Малой Азии. Другое крупное народное движение в В. 9 в. — восстание 820—825 Фомы Славянина (См. Фома Славянин) (умер в 823), охватившее малоазийскую территорию империи, часть Фракии и Македонии и с самого начала имевшее антифеодальную направленность. Обострение классовой борьбы напугало класс феодалов, заставило его преодолеть раскол в своих рядах и восстановить в 843 иконопочитание. Примирение правительства и военной знати с высшим духовенством и монашеством сопровождалось жестокими преследованиями павликиан. Движение павликиан, вылившееся в середине 9 в. в вооружённое восстание, было в 872 подавлено.
         2-я половина. 9—10 вв. — период создания в В. централизованной феодальной монархии с сильной государственной властью, разветвленным бюрократическим аппаратом управления. Одной из основных форм эксплуатации крестьян являлась в эти века централизованная рента, взимавшаяся в виде многочисленных налогов. Наличие сильной центральной власти в значительной мере объясняет отсутствие в В. феодально-иерархической лестницы. В отличие от западноевропейских государств, в В. вассально-ленная система осталась неразвитой, феодальные дружины были скорее отрядами телохранителей и свитой, чем войском вассалов феодального магната. Две прослойки господствующего класса играли главную роль в политической жизни страны: крупные феодалы (динаты) в провинциях и чиновная аристократия, связанная с торгово-ремесленными кругами, в Константинополе. Эти социальные группировки, постоянно соперничая, сменяли друг друга у власти. К 11 в. феодальные отношения в В. в основном стали господствующими. Разгром народных движений облегчил феодалам наступление на свободную крестьянскую общину. Обеднение крестьян и военных поселенцев (стратиотов) приводило к упадку стратиотского ополчения и снижало платёжеспособность крестьян, основных плательщиков налогов. Попытки некоторых императоров Македонской династии (См. Македонская династия) (867—1056), опиравшихся на чиновную знать и торгово-ремесленные круги Константинополя, заинтересованных в получении налогов с крестьян, задержать процессы обезземеливания общинников, разложения крестьянской общины и образования феодальных вотчин успеха не имели. В 11—12 вв. в В. завершилось формирование основных институтов феодализма. Вызревает вотчинная форма эксплуатации крестьян. Свободная община сохранилась лишь на окраинах империи, крестьяне превратились в феодально-зависимых людей (париков). Труд рабов в сельском хозяйстве утратил значение. В 11—12 вв. постепенно распространилась Прония (форма условного феодального землевладения). Правительство раздавало феодалам права экскуссии (См. Экскуссия) (особая форма иммунитета). Спецификой феодализма в В. было сочетание сеньориальной эксплуатации зависимых крестьян с взиманием централизованной ренты в пользу государства.
         Со 2-й половины 9 в. начался подъём византийских городов. Развитие ремесла было связано главным образом с возросшим спросом на ремесленные изделия усилившейся византийской феодальной знати и с ростом внешней торговли В. Расцвету городов содействовала политика императоров (предоставление льгот торгово-ремесленным корпорациям и др.). Византийский город к 10 в. приобрёл черты, характерные для средневековых городов: мелкое ремесленное производство, образование торгово-ремесленных корпораций, регламентация их деятельности государством. Спецификой византийского города являлось сохранение института рабства, хотя основной фигурой производства стал свободный ремесленник. С 10—11 вв. в своём большинстве византийские города — не только крепости, административные или епископальные центры; они становятся средоточием ремесла и торговли. Константинополь вплоть до середины 12 в. оставался центром транзитной торговли между Востоком и Западом. Византийские мореходство и торговля, несмотря на конкуренцию арабов и норманнов, всё ещё играли главную роль в бассейне Средиземного моря. В 12 в. произошли изменения в экономике византийских городов. Несколько сократилось ремесленное производство и снизилась техника производства в Константинополе, в то же время наблюдался подъём провинциальных городов — Фессалоник, Коринфа, Фив, Афин, Эфеса, Никеи и др. Пагубно отразилось на экономике византийских городов проникновение в В. венецианцев и генуэзцев, получавших от византийских императоров значительные торговые привилегии. Препятствовала развитию византийского (особенно столичного) ремесла государственная регламентация деятельности торгово-ремесленных корпораций.
         Во 2-й половине 9 в. возросло влияние церкви. Византийская церковь, обычно покорная императорам, при патриархе Фотии (858—867) стала отстаивать идею равноправия духовной и светской власти, призывала к активному осуществлению христианизации соседних народов с помощью церковных миссий; пыталась ввести православие в Моравии, используя миссию Кирилла и Мефодия (См. Кирилл и Мефодий), провела христианизацию Болгарии (около 865). Разногласия между константинопольским патриархатом и папским престолом, обострившиеся ещё при патриархе Фотии, привели в 1054 к официальному разрыву (схизме) между восточными и западными церквами [с этого времени восточная церковь стала называться грекокафолической (православной), а западная — римско-католической]. Однако окончательное Разделение церквей произошло после 1204.
         Внешняя политика В. во 2-й половине 9—11 вв. характеризуется постоянными войнами с арабами, славянами, позднее — с норманнами. В середине 10 в. В. отвоевала у арабов Верхнюю Месопотамию, часть Малой Азии и Сирии, Крит и Кипр. В 1018 В. завоевала Западно-Болгарское царство. Балканский полуостров до Дуная был подчинён власти В. В 9—11 вв. большую роль во внешней политике В. стали играть взаимоотношения с Киевской Русью. После осады Константинополя войсками киевского князя Олега (907) византийцы были вынуждены заключить в 911 выгодный для русских торговый договор, способствовавший развитию торговых связей Руси и В. по великому пути из «варяг в греки» (См. Путь из варяг в греки). В последней трети 10 в. В. вступила в борьбу с Русью за Болгарию; несмотря на первоначальные успехи киевского князя Святослава Игоревича (См. Святослав Игоревич), победу одержала В. Между В. и Киевской Русью при киевском князе Владимире Святославиче (См. Владимир Святославич) был заключён союз, русские помогли византийскому императору Василию II подавить феодальный мятеж Фоки Варды (См. Фока Варда) (987—989), а Василий II был вынужден согласиться на брак своей сестры Анны с киевским князем Владимиром, что способствовало сближению В. с Русью. В конце 10 в. на Руси было принято христианство из В. (по православному обряду).
         Со 2-й трети до начала 80-х гг. 11 в. В. переживала период кризиса, государство потрясали «смуты», борьба провинциальных феодалов против столичной знати и чиновничества [феодальные мятежи Маниака (1043), Торника (1047), Исаака Комнина (1057), временно захватившего престол (1057—1059)]. Ухудшилось и внешнеполитическое положение империи: византийскому правительству приходилось отражать одновременно натиск печенегов (См. Печенеги) и турок-сельджуков (см. Сельджуки). После разгрома византийской армии войсками сельджуков в 1071 при Маназкерте (в Армении) В. потеряла бо́льшую часть Малой Азии. Не менее тяжёлые потери понесла В. и на Западе. К середине 11 в. норманны захватили бо́льшую часть византийских владений в Южной Италии, в 1071 овладели последним опорным пунктом византийцев — г. Бари (в Апулии).
         Борьба за престол, обострившаяся в 70-х гг. 11 в., завершилась в 1081 победой династии Комнинов (См. Комнины) (1081—1185), выражавшей интересы провинциальной феодальной аристократии и опиравшейся на узкий слой знати, связанной с ней родственными узами. Комнины порвали со старой бюрократической системой государственного управления, ввели новую систему титулов, которые присваивались лишь высшей знати. Власть в провинциях была передана военным командирам (дукам). При Комнинах вместо народного ополчения стратиотов, значение которого упало ещё в 10 в., главную роль стали играть тяжеловооружённая конница (катафракты), близкая к западноевропейскому рыцарству, и наёмные войска из иноземцев. Укрепление государства и армии позволило Комнинам добиться успехов в конце 11 — начале 12 вв. во внешней политике (отразить наступление норманнов на Балканы, отвоевать у сельджуков значительную часть Малой Азии, установить суверенитет над Антиохией). Мануил I принудил Венгрию признать суверенитет В. (1164), утвердил свою власть в Сербии. Но в 1176 византийская армия была разгромлена турками при Мириокефалоне. На всех границах В. была вынуждена перейти к обороне. После смерти Мануила I вспыхнуло народное восстание в Константинополе (1181), вызванное недовольством политикой правительства, покровительствовавшего итальянским купцам, а также западноевропейским рыцарям, поступавшим на службу к императорам. Использовав восстание, к власти пришёл представитель боковой ветви Комнинов Андроник I (1183—85). Реформы Андроника I были направлены на упорядочение государственного бюрократического аппарата, на борьбу с коррупцией. Неудачи в войне с норманнами, недовольство горожан торговыми привилегиями, предоставленными императором венецианцам, террор в отношении высшей феодальной знати оттолкнули от Андроника I даже его бывших союзников. В 1185 в результате мятежа знати Константинополя к власти пришла династия Ангелов (См. Ангелы) (1185—1204), правление которой знаменовал закат внутреннего и внешнего могущества В. Страна переживала глубокий экономический кризис: усилились феодальная раздробленность, фактическая независимость правителей провинций от центральной власти, пришли в упадок города, ослабли армия и флот. Начался распад империи. В 1187 отпала Болгария; в 1190 В. была вынуждена признать независимость Сербии. В конце 12 в. обострились противоречия между В. и Западом: папство стремилось подчинить византийскую церковь римской курии; Венеция добивалась вытеснения из В. своих конкурентов — Генуи и Пизы; императоры «Священной Римской империи» вынашивали планы подчинения В. В результате переплетения всех этих политических интересов изменилось направление (вместо Палестины — в Константинополь) 4-го крестового похода (См. Крестовые походы) (1202—04). В 1204 под ударами крестоносцев пал Константинополь, Византийская империя перестала существовать.
         Третий период (1204—1453) характеризуется дальнейшим усилением феодальной раздробленности, упадком центральной власти и постоянной борьбой с иноземными завоевателями; появляются элементы разложения феодального хозяйства. На завоёванной крестоносцами части территории В. была основана Латинская империя (1204—61). Латиняне подавляли в В. греческую культуру, засилье итальянских торговцев мешало возрождению византийских городов. Из-за сопротивления местного населения крестоносцам не удалось распространить свою власть на весь Балканский полуостров и Малую Азию. На не покорённой ими территории В. возникли независимые греческие государства: Никейская империя (1204—61), Трапезундская империя (1204—1461) и Эпирское государство (1204—1337).
         Ведущую роль в борьбе с Латинской империей сыграла Никейская империя. В 1261 никейский император Михаил VIII Палеолог при поддержке греческого населения Латинской империи отвоевал Константинополь и восстановил Византийскую империю. На престоле укрепилась династия Палеологов (См. Палеологи) (1261—1453). В. в последний период своего существования представляла собой небольшое феодальное государство. Трапезундская империя (до конца существования В.) и Эпирское государство (до присоединения его к В. в 1337) оставались самостоятельными. В В. этого периода продолжали господствовать феодальные отношения; в условиях безраздельного господства крупных феодалов в византийских городах, итальянского экономического засилья и турецкой военной угрозы (с конца 13 — начала 14 вв.) ростки раннекапиталистических отношений (например, аренда предпринимательского типа в деревне) в В. быстро гибли. Усиление феодальной эксплуатации вызывало народные движения в деревне и в городе. В 1262 произошло восстание вифинских акритов — пограничных военных поселенцев в Малой Азии. В 40-х гг. 14 в. в период острой борьбы двух феодальных клик за престол (сторонников Палеологов и Кантакузинов (См. Кантакузины)) антифеодальные восстания охватили Фракию и Македонию. Особенностью классовой борьбы народных масс этого периода явилось объединение действий городского и сельского населения против феодалов. С особой силой народное движение развернулось в Фессалониках, где восстание возглавили Зилоты (1342—49). Победа феодальной реакции, постоянные феодальные междоусобицы обессилили В., которая не смогла противиться натиску турок-османов. В начале 14 в. они захватили византийские владения в Малой Азии, в 1354 — Галлиполи, в 1362 — Адрианополь (куда в 1365 султан перенёс свою столицу) и затем овладели всей Фракией. После поражения сербов у Марицы (1371) В. вслед за Сербией признала вассальную зависимость от турок. Разгром турок войсками среднеазиатского полководца Тимура в 1402 в битве при Анкаре отсрочил на несколько десятилетий гибель В. В этой обстановке византийское правительство тщетно искало поддержки стран Западной Европы. Реальной помощи не дала и заключённая в 1439 на Флорентийском соборе уния между православной и католической церквами на условии признания главенства папского престола (уния была отвергнута византийским народом). Турки возобновили натиск на В. Экономический упадок В., обострение классовых противоречий, феодальные усобицы, своекорыстная политика западноевропейских государств облегчили победу турок-османов. После двухмесячной осады 29 мая 1453 Константинополь был взят штурмом турецкой армией и разграблен. В 1460 завоеватели покорили Морею, а в 1461 захватили Трапезундскую империю. К началу 60-х гг. 15 в. Византийская империя прекратила своё существование, её территория вошла в состав Османской империи.
         Лит.: Левченко М. В., История Византии. Краткий очерк, М. — Л., 1940; Сюзюмов М. Я., Византия, в кн.: Советская историческая энциклопедия, т. 3, М., 1963; История Византии, т. 1—3, М., 1967; Пигулевская Н. В., Византия на путях в Индию, М. — Л., 1951; её же, Арабы у границ Византии и Ирана в IV—VI вв., М. — Л., 1964; Удальцова З. В., Италия и Византия в VI в., М., 1959; Липшиц Е. Э., Очерки истории византийского общества и культуры. VIII — первая пол. IX в., М. — Л., 1961; Каждан А. П., Деревня и город в Византии в IX—X вв., М., 1960; Горянов Б. Т., Поздневизантийский феодализм, М., 1962; Левченко М. В., Очерки по истории русско-византийских отношений, М., 1956; Литаврин Г., Болгария и Византия в XI—XII вв., М., 1960; Bréhier L., Le monde byzantin, [v.] I—3, P., 1947—50; Ангелов Д., История на Византия, 2 изд., ч. 1—3, София, 1959—67; Cambridge medieval history, v. 4, pt 1—2, Camb., 1966—67; Kirsten Е., Die byzantinische Stadt, в сб.: Berichte zum XI. Byzantinisten-Kongress, München, 1958: Treitinger O., Die Oströmische Kaiser-und Reichsidee, 2 Aufl., Darmstadt, 1956; Bury J., The imperial administrative system in the ninth century, 2 ed., N. Y., 1958; Dölger F., Beiträge zur Geschichte der byzantinischen Fi-nanzverwaltung, Münch., 1960; Острогорски Г., Историja Византиje, Београд, [1969].
         З. В. Удальцова.
        Византийская культура. Особенности культуры В. в значительной степени объясняются тем, что В. не испытала коренного слома политической системы, который пережила Западная Европа, и влияние варваров было здесь менее существенным. Византийская культура складывалась под влиянием римских, греческих и восточных (эллинистических) традиций. Оформилась она (как и средне-вековая западноевропейская) как христианская: в важнейших областях культуры все наиболее существенные представления о мире, а зачастую всякая значительная мысль облекались в образы христианской мифологии, в традиционную фразеологию, почерпнутую из Священного писания и сочинений отцов церкви (См. Отцы церкви). Исходя из христианского вероучения (рассматривавшего земное существование человека как краткий эпизод на пороге вечной жизни, выдвигавшего в качестве основной жизненной задачи человека подготовку к смерти, которая рассматривалась как начало жизни в вечности), византийское общество определяло этические ценности, остававшиеся, впрочем, отвлечёнными идеалами, а не руководством в практической деятельности: пренебрежение земными благами, оценка труда главным образом как средства дисциплины и самоуничижения, а не как процесса созидания и творчества (поскольку земные блага скоротечны и ничтожны). Смирение и благочестие, ощущение собственной греховности и аскетизм рассматривались византийцами как высшие христианские ценности; они же во многом определяли и художественный идеал. Традиционализм, вообще свойственный христианскому мировоззрению, оказался особенно сильным в В. (где самоё государство истолковывалось как непосредственное продолжение Римской империи и где языком письменной культуры оставался преимущественно греческий язык эллинистической эпохи). Отсюда вытекало преклонение перед книжным авторитетом. Библия и до известной степени античные классики рассматривались как совокупность необходимого знания. Источником знаний провозглашалась традиция, а не опыт, ибо традиция, согласно византийским представлениям, восходила к сущности, в то время как опыт знакомил лишь с поверхностными явлениями земного мира. Эксперимент и научное наблюдение были крайне редкими в В., критерий достоверности был неразвит, и многие легендарные известия воспринимались как подлинные. Новое, не подкрепленное книжным авторитетом, рассматривалось как бунтарское. Для византийской культуры характерны тяга к систематизации при отсутствии интереса к аналитическому рассмотрению явлений [что свойственно христианскому мировоззрению вообще, а в В. усугублялось влиянием греческой классической философии (особенно Аристотеля) с её тенденцией к классификации] и стремление к вскрытию «истинного» (мистического) смысла явлений [возникшее на основе христианского противопоставления божественного (скрытого) земному, доступному непосредственному восприятию]; пифагорейско-неоплатоновские традиции ещё более усиливали эту тенденцию. Византийцы, исходя из христианского мировоззрения, признавали наличие божественной (в их представлении объективной) истины, соответственно четко разделяли явления на благие и дурные, отчего всё существующее на земле получало у них этическую оценку. Из обладания (иллюзорного) истиной вытекала нетерпимость ко всякому инакомыслию, которое трактовалось как уклонение от благого пути, как ересь.
         От западноевропейской средневековой культуры византийская культура отличалась: 1) более высоким (до 12 в.) уровнем материального производства; 2) устойчивым сохранением античных традиций в просвещении, науке, литературном творчестве, изобразительном искусстве, быте; 3) индивидуализмом (неразвитость корпоративных принципов и понятий корпоративной чести; вера в возможность индивидуального спасения, тогда как западная церковь ставила спасение в зависимость от таинств, т. е. от акций церкви-корпорации; индивидуалистическая, а не иерархическая трактовка собственности), который не сочетался со свободой (византиец чувствовал себя в непосредственной зависимости от высших сил — бога и императора); 4) культом императора как сакральной фигуры (земного божества), требовавшей поклонения в форме особых церемоний, одежды, обращений и т.д.; 5) унификацией научного и художественного творчества, чему способствовала бюрократическая централизация византийского государства. Столица империи — Константинополь — определяла художественный вкус, подчиняя себе местные школы.
         Рассматривая свою культуру как высшее достижение человечества, византийцы сознательно ограждали себя от иноземных влияний: лишь с 11 в. они начинают привлекать опыт арабской медицины, переводить памятники восточной литературы, позднее возник интерес к арабской и персидской математике, к латинской схоластике и литературе. Книжный характер византийской культуры сочетался с отсутствием строгой дифференциации между отдельными отраслями: для В. типична фигура учёного, пишущего по самым разнообразным отраслям знаний — от математики до богословия и художественной литературы (Иоанн Дамаскин, 8 в.; Михаил Пселл, 11 в.; Никифор Влеммид, 13 в.; Феодор Метохит, 14 в.).
         Определение совокупности памятников, составляющих византийскую культуру, условно. Прежде всего проблематично отнесение к византийской культуре позднеантичных памятников 4—5 вв. (особенно латинских, сирийских, коптских), а также средневековых, созданных вне В. — в Сирии, Сицилии, Южной Италии, но объединяемых по идейным, художественным или языковым принципам в круг восточнохристианских памятников. Чёткой грани между позднеантичной и византийской культурой нет: существовал длительный переходный период, когда античные принципы, тематика и жанры если не господствовали, то сосуществовали с новыми принципами,
         Основные этапы развития византийской культуры: 1) 4 — середина 7 вв. — переходный от античной к средневековой культуре (протовизантийский) период. Несмотря на кризис античного общества, в В. ещё сохраняются его основные элементы и протовизантийская культура носит ещё городской характер. Для этого периода характерны становление христианского богословия при сохранении достижений античной научной мысли, выработка христианских художественных идеалов. 2) Середина 7 — середина 9 вв. — культурный спад (хотя и не столь последовательный, как в Западной Европе), связанный с экономическим упадком, аграризацией городов, потерей В. восточных провинций и крупных центров. 3) Середина 9—12 вв. — культурный подъём, характеризующийся восстановлением античных традиций, систематизацией сохранённого культурного наследия, зарождением элементов рационализма, переходом от формального использования к усвоению античного наследия, 4) 13 — середина 15 вв. — период идейной реакции, обусловленной политическим и экономическим упадком В. В это время делаются попытки преодоления средневекового мировоззрения и средневековых эстетических принципов, не получившие развития (вопрос о возникновении в В. гуманизма остаётся дискуссионным).
         Культура В. оказала большое влияние на соседние страны (Болгария, Сербия, Русь, Армения, Грузия и др.) в области литературы, изобразительного искусства, религиозных верований и др. Велика была роль В. в сохранении античного наследия и передаче его в Италию накануне Возрождения.
         Просвещение. В В. сохранялись традиции античной образованности и до 12 в. просвещение находилось на более высоком уровне, чем где-либо в Европе. Начальное образование (обучение чтению и письму) получали в частных школах грамматистов обычно в продолжение 2—3 лет. До 7 в. учебная программа основывалась на мифологии языческих религий (сохранились ученические тетради из Египта со списками мифологических имён), позднее — на христианской. Псалтири. Среднее образование («энкиклиос педиа») получали под руководством учителя-грамматика или ритора по античным пособиям (например, «Грамматика» Дионисия Фракийца, 2 в. до н. э.). В программу входили орфография, грамматические нормы, произношение, принципы стихосложения, ораторское искусство, иногда — тахиграфия (искусство сокращённого письма), а также умение составлять документы. К числу учебных предметов относилась и философия, под которой, однако, подразумевали разные дисциплины. По классификации Иоанна Дамаскина философия разделялась на «теоретическую», в которую входили богословие, «математическая четверица» (арифметика, геометрия, астрономия и музыка) и «физиология» (учение об окружающей природе), и «практическую» (этика, политика, экономика). Иногда под философией понимали «диалектику» (в современном значении — логику) и рассматривали её как подготовительную дисциплину, иногда трактовали как завершающую науку. В программы некоторых школ включалась история. В В. имелись также монастырские школы, но (в отличие от западно-европейских) они не играли значительной роли. В 4—6 вв. продолжали функционировать сохранившиеся с эпохи античности высшие школы в Афинах, Александрии, Бейруте, Антиохии, Газе, Кесарии Палестинской. Постепенно провинциальная высшая школа перестаёт существовать. Созданная в 425 высшая школа в Константинополе (аудиторий) вытеснила остальные высшие школы. Константинопольский аудиторий представлял собой государственное учреждение, профессора которого считались государственными служащими, только им разрешалось публичное преподавание в столице. В аудитории был 31 профессор: 10 — по греческой грамматике, 10 — по латинской грамматике, 3 — по греческому красноречию и 5 —по латинскому, 2 — по праву, 1 — по философии. Вопрос о существовании высшей школы в 7—8 вв. спорен: согласно легенде, здание константинопольской школы было сожжено императором Львом III в 726 вместе с учителями и книгами. Попытки организации высшей школы начинаются с середины 9 в., когда начала функционировать Магнаврская школа (в Константинопольском дворце), которой руководил Лев Математик. Программа её ограничивалась предметами общеобразовательного цикла. Школа готовила высших светских и духовных сановников. В середине 11 в. в Константинополе были открыты юридические и философские школы — государственные учреждения, готовившие чиновников. Здесь преподавали Иоанн Ксифилин, Константин Лихуд (право), Михаил Пселл (философию). С конца 11 в. философская школа становится средоточием рационалистических воззрений, что привело к осуждению православной церковью её учителей Иоанна Итала и Евстратия Никейского как еретиков. В 12 в. высшая школа ставится под покровительство церкви и на неё возлагается задача борьбы с ересями. В конце 11 в. была открыта Патриаршая школа, в программу которой входило толкование священного писания и риторическая подготовка. В школе, созданной в 12 в. при церкви св. Апостола в Константинополе, помимо традиционных предметов, преподавали медицину. После 1204 высшая школа в В. прекратила своё существование. Государственные школы всё больше вытесняются школами при монастырях, где поселялись учёные (Никифор Влеммид, Никифор Григора и др.). Такие школы обычно закрывались после смерти учителя или его опалы. Античные библиотеки не пережили ранневизантийский период. Александрийская библиотека была разрушена в 391; публичная библиотека в Константинополе (основана около 356) сгорела в 475. О библиотеках в более позднее время известно мало. Существовали библиотеки императора, патриарха, монастырей, высших школ и частных лиц (известны собрания Арефы Кесарийского, Михаила Хониата, Максима Плануда, Феодора Метохита, Виссариона Никейского).
         Техника. В. унаследовала античную технику сельского хозяйства (деревянный бесколёсный плуг с надевающимися сошниками, молотильный волок, в который впрягали скот, искусственное орошение и др.) и ремёсла. Это позволило В. оставаться до 12 в. передовым государством Европы в области производства: в ювелирном, шелкоткацком ремёслах, монументальном строительстве, кораблестроении (с 9 в. стал применяться косой парус); с 9 в. получило распространение изготовление поливной керамики, стекла (по античным рецептам). Однако стремление византийцев сохранить античные традиции сковывало технический прогресс, способствовало начавшемуся с 12 в. отставанию большинства византийских ремёсел от западноевропейских (стеклоделия, корабельного ремесла и др.). В 14—15 вв. византийское текстильное производство уже не могло конкурировать с итальянским.
         Математика и естественные науки. В В. общественный престиж математики был значительно ниже риторики и философии (главнейших средневековых научных дисциплин). Византийская математика в 4—6 вв. сводилась прежде всего к комментированию античных классиков: Феон Александрийский (4 в.) издавал и толковал сочинения Евклида и Птолемея, Иоанн Филопон (6 в.) комментировал естественнонаучные труды Аристотеля, Евтокий Аскалонский (6 в.) — Архимеда. Большое внимание уделялось задачам, которые оказались бесперспективными (квадратура круга, удвоение куба), Вместе с тем в некоторых вопросах византийская наука пошла дальше античной: Иоанн Филопон пришёл к выводу, что скорость падения тел не зависит от их тяжести; Анфимий из Тралл, архитектор и инженер, известный как строитель храма св. Софии, предложил новое объяснение действия зажигательных зеркал. Византийская физика («физиология») оставалась книжной и описательной: использование эксперимента было редкостью (возможно, что вывод Иоанна Филопона о скорости падения тел был основан на опыте). Влияние христианства на византийские естественные науки выразилось в попытках создать целостные описания космоса («шестодневы», «физиологи»), где живые наблюдения переплетались с благочестивой морализацией и раскрытием аллегорического смысла, будто бы заключающегося в природных явлениях. Некоторый подъём естественных наук можно проследить с середине 9 в. Лев Математик (видимо, один из создателей огневого телеграфа и автоматов — позолоченных фигур, приводимых в движение водой, которые украшали константинопольский Большой дворец) впервые применил буквы в качестве алгебраических символов. По-видимому, в 12 в. была предпринята попытка ввести арабские цифры (позиционная система). Поздневизан-тийские математики проявляли интерес к восточной науке. Трапезундские учёные (Григорий Хиониад, 13 в., его продолжатели Григорий Хрисококк и Исаак Аргир, 14 в.) изучали достижения арабской и персидской математики и астрономии. Изучение восточного наследия способствовало созданию сводной работы Феодора Мелитиниота «Астрономия в трёх книгах» (1361). В сфере космологии византийцы придерживались традиционных представлений, одни из которых восходили к библейской концепции [в наиболее чёткой форме учения о плоской земле, омываемой океаном, изложено Космой Индикопловом (6 в.), полемизировавшим с Птолемеем], другие — к достижениям эллинистической науки, признававшей шарообразность земли [Василий Великий, Григорий Нисский (4 в.), Фотий (9 в.) полагали, что учение о шарообразности земли не противоречит Библии]. Астрономические наблюдения были подчинены интересам распространённой в В. астрологии, которая в 12 в. подверглась резким нападкам со стороны православного богословия, осуждавшего прямое связывание движения небесных светил с человеческой судьбой как противоречащее идее божественного провидения. В 14 в. Никифор Григора предлагал реформу календаря и предсказывал солнечное затмение.
         Византийцы обладали большими традиционными практическими навыками по химии, необходимыми для производства красителей, цветной поливы, стекла и пр. Алхимия, тесно переплетавшаяся с магией, была распространена в ранневизантийский период, и, может быть, в какой-то мере с ней связано крупнейшее химическое открытие того времени — изобретение в конце 7 в. «греческого огня» (самовозгорающейся смеси нефти, селитры и др., использовавшейся для обстрела вражеских кораблей и укреплений). От увлечения алхимией, которое охватило Западную Европу с 12 в. и привело в конечном счёте к утверждению экспериментальной науки, византийское умозрительное естествознание практически осталось в стороне.
         Зоология, ботаника, агрономия носили чисто описательный характер (императорская коллекция редких животных в Константинополе, разумеется, не имела научного характера): были созданы компилятивные руководства по агрономии («Геопоники», 10 в.), коневодству («Иппиатрика»). В 13 в. Димитрий Пепагомен написал книгу о соколах, содержавшую ряд живых и тонких наблюдений. Византийские описания животных включали не только реальную фауну, но и мир сказочных зверей (единороги). Минералогия занималась описанием камней и типов почвы (Феофаст, конец 4 в.), наделяя при этом минералы оккультными свойствами, якобы им присущими.
         Византийская медицина основывалась на античной традиции. В 4 в. Орибасий из Пергама составил «Врачебное руководство», являющееся компиляцией из сочинений античных медиков. Несмотря на христианское отношение византийцев к болезни как к ниспосланному богом испытанию и даже как к своеобразному соприкосновению со сверхъестественным (особенно эпилепсия и помешательство), в В. (по крайней мере в Константинополе) существовали больницы со специальными отделениями (хирургическое, женское) и медицинскими училищами при них. В 11 в. Симеон Сиф написал книгу о свойствах пищи (с учётом арабского опыта), в 13 в. Николай Мирепс — руководство по фармакопее, которым пользовались в Западной Европе ещё в 17 в. Иоанн Актуарий (14 в.) вводил в свои медицинские сочинения практические наблюдения.
         Начало географии в В. положили официальное описания областей, городов, церковных диоцезов. Около 535 Иерокл составил «Синекдем» — описание 64 провинций и 912 городов, которое легло в основу многих более поздних географических сочинений. В 10 в. Константин Багрянородный составил описание фем (областей) В., базировавшееся не столько на современных ему данных, сколько на традиции, отчего оно содержит много анахронизмов. К этому кругу географической литературы примыкают описания путешествий купцов (итинерарии), паломников. Анонимный итинерарий 4 в. содержит подробное описание Средиземного моря с указанием расстояний между портами, товаров, производимых в тех или иных местах, и пр. Сохранились описания путешествий: купца Космы Индикоплова (См. Косма Индикоплов) (6 в.) («Христианская топография», где, помимо общих космологических представлений, имеются живые наблюдения, достоверные сведения о разных странах и народах Аравии, Африки и др.), Иоанна Фоки (12 в.) — в Палестину, Андрея Ливадина (14 в.) — в Палестину и Египет, Канана Ласкариса (конец 14 или начало 15 вв.) — в Германию, Скандинавию и Исландию. Византийцы умели составлять географические карты.
         Философия. Основные идейные источники византийской философии — Библия и греческая классическая философия (главным образом Платон, Аристотель, стоики). Иноземное влияние на византийскую философию ничтожно и главным образом негативно (полемика против ислама и латинского богословия). В 4—7 вв. в византийской философии господствуют три направления: 1) Неоплатонизм (Ямвлих, Юлиан Отступник, Прокл), отстаивавший в условиях кризиса античного мира представление о гармоничном единстве Вселенной, достигаемом благодаря цепи диалектических переходов от Единого (божества) к материи (в этике отсутствует понятие зла); сохранялся идеал полисной организации и античная политеистическая мифология; 2) гностико-манихейский дуализм, исходивший из представления о непримиримом расколе Вселенной на царство Добра и Зла, борьба между которыми должна завершиться победой Добра; 3) христианство, сложившееся как религия «снятого дуализма», как средняя линия между неоплатонизмом и Манихейством. Центральный момент в развитии богословия 4—7 вв. — утверждение учения о троице (См. Троица) и о богочеловечности Христа (то и другое отсутствовало в Библии и было освящено церковью после упорной борьбы с арианством, монофиситством, несторианством и монофелитством). Признавая сущностное различие между «земным» и «небесным», христианство допускало возможность сверхъестественного (благодаря помощи богочеловека) преодоления этого раскола (Афанасий Александрийский, Василий Великий, Григорий Назианзин, Григорий Нисский). В сфере космологии постепенно утверждалось библейское представление о творении (см. выше). Антропология (Немесий, Максим Исповедник) исходила из представления о человеке как центре мироздания («всё создано для человека») и трактовала его как микрокосм, как миниатюрное отражение Вселенной. В этике центральное место занимала проблема спасения. Расходясь с западным богословием (Августин), византийская философия, особенно мистика, испытавшая сильное влияние неоплатонизма (см. Ареопагитики), исходила из возможности не столько корпоративного (через церковь), сколько индивидуального (через личное «обо́жение» — физическое достижение человеком божества) спасения. В отличие от западных богословов, византийские философы, продолжая традиции александрийской школы (Климент Александрийский, Ориген), признавали важность античного культурного наследия.
         Завершение становления византийского богословия совпадает с упадком городов в 7 в. Перед византийской философской мыслью встаёт задача не творческого развития христианского учения, а сохранения культурных ценностей в условиях напряжённой экономической и политической ситуации. Иоанн Дамаскин провозглашает компилятивность принципом своей работы, заимствуя идеи у Василия Великого, Немесия и других «отцов церкви», а также у Аристотеля. Вместе с тем он стремится к созданию систематического изложения христианского вероучения, включая и негативную программу — опровержение ересей. «Источник знания» Иоанна Дамаскина — первая философско-богословская «сумма», оказавшая огромное влияние на западную схоластику (См. Схоластика). Основная идейная дискуссия 8—9 вв. — спор иконоборцев и иконопочитателей — продолжает в какой-то мере богословские дискуссии 4—7 вв. Если в спорах с арианами и другими еретиками 4—7 вв. ортодоксальная церковь отстаивала мысль о том, что Христос осуществляет сверхъестественную связь между божественным и человеческим, то в 8—9 вв. противники иконоборчества (Иоанн Дамаскин, Феодор Студит) рассматривали икону как материальный образ небесного мира и, следовательно, как посредствующее звено, связывающее «верх» и «низ». Как образ богочеловека, так и икона в ортодоксальной трактовке служили средством преодоления дуализма земного и небесного. Напротив, павликианство (см. Павликиане) и Богомильство поддерживали дуалистические традиции манихейства.
         На 2-ю половину 9—10 вв. приходится деятельность эрудитов, возрождавших знание античности. С 11 в. философская борьба приобретает новые черты в связи с зарождением византийского рационализма. Характерная для предшествующего периода тяга к систематизации и классификации вызывает критику с двух сторон: последовательные мистики (Симеон Богослов) противопоставляют холодной системе эмоциональное «слияние» с божеством; рационалисты обнаруживают в богословской системе противоречия. Михаил Пселл положил начало новому отношению к античному наследию как к целостному явлению, а не как к сумме сведений. Его последователи (Иоанн Итал, Евстратий Никейский, Сотирих), опираясь на формальную логику (Евстратий: «Христос тоже пользовался силлогизмами»), поставили под сомнение ряд богословских доктрин. Возрастает интерес к прикладным знаниям, особенно медицинским.
         Распад В. после 1204 на ряд государств, вынужденных бороться за существование, породил обострённое ощущение трагичности собственного положения. 14 в. — время нового подъёма мистики (Исихазм Григорий Синаит, Григорий Палама); отчаявшись в возможности сохранить своё государство, не веря в реформы, исихасты ограничивают этику религиозным самосовершенствованием, разрабатывая формальные «психофизические» методы молитвы, открывающие путь к «обо́жению». Отношение к античным традиции становится двойственным: с одной стороны, в восстановлении древних институтов стараются усмотреть последнюю возможность для осуществления реформы (Плифон), с другой — величие античности порождает чувство отчаяния, собственной творческой беспомощности (Георгий Схоларий). После 1453 византийские эмигранты (Плифон, Виссарион Никейский) способствовали распространению на Западе представлений о древнегреческой философии, особенно о Платоне. Византийская философия оказала большое влияние на средневековую схоластику, итальянское Возрождение и на философскую мысль в славянских странах, Грузии, Армении.
         Историческая наука. В византийской исторической науке 4 — середины 7 вв. были ещё сильны античные традиции, господствовало языческое мировоззрение. Даже в сочинениях авторов 6 в. (Прокопий Кесарийский, Агафий Миринейский) влияние христианства почти не сказывалось. Вместе с тем уже в 4 в. создаётся новое направление в историографии, представленное Евсевием Кесарийским (См. Евсевий Кесарийский), который рассматривал историю человечества не как результат совокупных человеческих усилий, а как телеологический процесс, В кон. 6—10 вв. основной жанр исторических сочинений — всемирноисторическая хроника (Иоанн Малала, Феофан Исповедник, Георгий Амартол), предметом которой являлась глобальная история человечества (обычно, начиная от Адама), подаваемая с откровенной дидактичностью. В середине 11—12 вв. историческая наука переживала подъём, стали преобладать исторические сочинения, написанные современниками событий, повествующими о коротком периоде времени (Михаил Пселл, Михаил Атталиат, Анна Комнина, Иоанн Киннам, Никита Хониат); изложение стало эмоционально окрашенным, публицистичным. В их сочинениях уже нет теологического объяснения событий: бог не выступает как непосредственный двигатель истории, историю (особенно в произведениях Михаила Пселла и Никиты Хониата) творят человеческие страсти. Ряд историков выразил скептическое отношение к основным византийским общественным институтам (например, Хониат выступил против традиционного культа императорской власти и противопоставил византийской испорченности воинственность и моральную стойкость «варваров»). Пселл и Хониат отошли от моралистической однозначности характеристик действующих лиц, рисуя сложные образы, которым свойственны добрые и дурные качества. С 13 в. историческая наука переживала упадок, её главным сюжетом стали богословские дискуссии (исключение — мемуары Иоанна Кантакузина, 14 в.), Последний подъём византийской историографии приходится на конец истории В., когда трагическое восприятие действительности породило «релятивистский» подход к пониманию исторического процесса (Лаоник Халкокондил), движущая сила которого усматривалась не в направляющей воле божьей, а в «ти́хе» — судьбе или случае.
         Юридическая наука. Стремление к систематизации и традиционализм, характерные для византийской культуры, особенно отчётливо проявились в византийской юридической науке, начало которой было положено систематизацией римского права, составлением сводов гражданского права, наиболее значительный из которых — Corpus juris civilis (6 в.). На этом своде затем и базировалось византийское право, задача правоведов ограничивалась в основном толкованием и пересказом свода. В 6—7 вв. Corpus juris civilis был частично переведён с латинского на греческий язык. Эти переводы легли в основу компилятивного сборника Василики (9 в.), который часто переписывался с маргинальными схолиями (комментариями на полях). К Василикам составлялись разнообразные справочные пособия, в том числе «синопсисы», где статьи по отдельным правовым вопросам располагались в алфавитном порядке. Помимо римского права, византийская юридическая наука изучала Каноническое право, которое основывалось на постановлениях (правилах) церковных соборов. Подъём юридической науки начинается с 11 в., когда в Константинополе была основана высшая юридическая школа. Попытка обобщить практику константинопольского суда была предпринята в 11 в. в так называемом «Пире» («Опыт») — сборнике судебных решений. В 12 в. византийские правоведы (Зонара, Аристин, Валсамон) выпустили ряд толкований на правила церковных соборов, стремясь согласовать нормы канонического и римского права. В В. существовал нотариат, причём в 13—14 вв. отдельные провинциальные канцелярии вырабатывали локальные типы формуляров для составления документов.
         Литература. Литература В. опиралась на тысячелетние традиции древнегреческой литературы, на всём протяжении истории В. сохранявшей значение образца. Реминисценциями из античных авторов полны сочинения византийских писателей, принципы античной риторики, эпистолографии, поэтики сохраняли действенность. Вместе с тем уже ранневизантийской литературе присущи новые художественные принципы, тематика и жанры, выработанные частично под влиянием раннехристианских и восточных (преимущественно сирийских) традиций. Это новое отвечало общим принципам византийского мировоззрения и выражалось в ощущении автором собственной ничтожности и личной ответственности перед богом, в оценочном (Добро — Зло) восприятии действительности; в центре внимания уже не мученик и борец, а аскет-праведник; метафора уступает место символу, логические связи — ассоциациям, стереотипам, упрощённой лексике. Театр, осуждённый христианскими богословами, не имел в В. почвы. Превращение литургии в основной вид драматического действа сопровождалось расцветом литургической поэзии; крупнейшим литургическим поэтом был Роман Сладкопевец. Литургические песнопения (гимны) представляли собой кондаки (по-гречески «палочка», так как рукопись гимна наворачивалась на палочку) — поэмы, состоявшие из вступления и 20—30 строф (тропарей), завершавшихся одинаковым рефреном. Содержание литургической поэзии основывалось на преданиях Ветхого и Нового завета и на житиях святых. Кондак был по существу поэтической проповедью, иногда переходившей в диалог. Роман Сладкопевец, начавший применять тоническую метрику, широко используя аллитерации и ассонансы (временами даже рифмы), сумел наполнить его смелыми сентенциями, сравнениями и антитезами. История как повествование о столкновении человеческих страстей (Прокопий Кесарийский) сменяется историей церкви и всемирно-исторической хроникой, где путь человечества показан как теологическая драма столкновения Добра и Зла (Евсевий Кесарийский, Иоанн Малала), и житием, где та же драма развёртывается в рамках одной человеческой судьбы (Палладий Еленопольский, Кирилл Скифопольский, Иоанн Мосх). Риторика, ещё у Либания и Синесия Киренского (См. Синесий) отвечавшая античным канонам, уже у их современников превращается в проповедническое искусство (Василий Великий, Иоанн Златоуст). Эпиграмма и поэтическая экфраза (описание памятников), которые до 6 в. сохраняли античную образную систему (Агафий Миринейский, Павел Силенциарий), сменяются морализующими гномами.
         В последующие столетия (середина 7 — середина 9 вв.) античные традиции почти сходят на нет, тогда как наметившиеся в протовизантийский период новые принципы становятся господствующими. В прозаической литературе основные жанры — хроника (Феофан Исповедник) и житие; агиографическая литература переживает особый подъём в период иконоборчества, когда жития служили задачам прославления монахов-иконопочитателей. Литургическая поэзия в этот период теряет прежние свежесть и драматизм, что внешне выражается в замене кондака каноном — песнопением, состоявшим из нескольких самостоятельных песен; «Великий канон» Андрея Критского (7—8 вв.) насчитывает 250 строф, отличается многословием и растянутостью, стремлением автора вместить в одно сочинение всё богатство его знаний. Зато гномы Касии и эпиграммы Феодора Студита (См. Феодор Студит) на темы монастырской жизни при всей их морализации, подчас наивной, остры и жизненны.
         С середины 9 в. начинается новая полоса накопления литературных традиций. Создаются литературоведческие своды («Мириобиблон» Фотия (См. Фотий) первый опыт критико-библиографической литературы, охватывавший около 280 книг), словари (Свида). Симеон Метафраст составил свод византийских житий, расположив их по дням церковного календаря.
         С 11 в. в византийской литературе (например, в творчестве Христофора Митиленского (См. Христофор Митиленский) и Михаила Пселла) наряду с элементами рационализма и критикой монашеского быта возникает интерес к конкретным деталям, юмористическим оценкам, попыткам психологически мотивировать действия, использовать разговорный язык. Ведущие жанры ранней византийской литературы (литургическая поэзия, житие) приходят в упадок, окостеневают. Всемирно-историческая хроника, несмотря на попытку Иоанна Зонары (См. Иоанн Зонара) создать подробное повествование с использованием работ лучших античных историков, оттесняется мемуарной и полумемуарной исторической прозой, где находят своё выражение субъективные вкусы авторов. Появляются воинский эпос («Дигенис Акрит») и эротический роман, подражавший античному, но вместе с тем претендовавший на аллегорическое выражение христианских идей (Макремволит). В риторике и эпистолографии возникает живая наблюдательность, окрашенная юмором, а временами и сарказмом. Ведущие писатели 11—12 вв. (Феофилакт Болгарский, Феодор Продром, Евстафий Солунский, Михаил Хониат и Никита Хониат, Николай Месарит) — преимущественно риторы и историки, но одновременно филологи и поэты. Создаются и новые формы организации литературного творчества — литературные кружки, объединявшиеся вокруг влиятельного мецената, такого как Анна Комнина, которая сама была писательницей. В противовес традиционному индивидуалистическому мировоззрению (Симеон Богослов, Кекавмен), культивируются отношения дружбы, которая в эпистолографии выступает чуть ли не в эротических образах («томление»). Однако разрыва ни с теологическим мировоззрением, ни с традиционными эстетическими нормами не происходит. Нет и трагического ощущения кризисного времени: так, анонимное сочинение «Тимарион» описывает путешествие в ад в мягко юмористических тонах.
         Захват Константинополя крестоносцами (1204) практически покончил с «предренессансными» явлениями в литературе В. Поздневизантийскую литературу отличает компилятивность, в ней господствует богословская полемика. Даже наиболее значительная поэзия (Мануил Фила) остаётся в круге тем и образов Феодора Продрома (придворного поэта 12 в.— автора панегириков императорам и вельможам). Живое личное восприятие действительности, каким являются мемуары Иоанна Кантакузина, — редкое исключение. Внедряются фольклорные элементы («звериная» тематика басен и эпоса), подражания западному. рыцарскому роману («Флорий и Плацафлора» и др.). Возможно, под западным влиянием в В. в 14—15 вв. появляются театральные действа на библейские сюжеты, например о юношах в «пещи огненной». Только накануне падения империи и особенно после этого события возникает литература, пронизанная сознанием трагичности ситуации и ответственности, хотя и ищущая обычно разрешения всех проблем во «всесильной» античности (Гемист, Георгий Плифон). Завоевание В. турками вызвало к жизни новый подъём древнегреческой исторической прозы (Георгий Сфрандзи, Дука, Лаоник Халкокондил, Критовул), лежащий хронологически уже за пределами собственно византийской литературы.
         Лучшие произведения литературы В. оказали большое влияние на болгарскую, древнерусскую, сербскую, грузинскую, армянскую литературы. Отдельные памятники («Дигенис Акрит», жития) были известны и на Западе.
         Архитектура и изобразительное искусство В., в отличие от большинства стран Европы, не испытали существенного воздействия культуры «варварских» народов. Избежала В. и катастрофических разрушений, постигших Западную Римскую империю. По этим причинам античные традиции долго сохранялись в византийском искусстве, тем более, что первые века его развития прошли в условиях позднего рабовладельческого государства. Процесс перехода к средневековой культуре в В. затянулся надолго и шёл по нескольким руслам. Особенности византийского искусства определились отчётливо к 6 в.
         В градостроительстве и светской архитектуре В., в значительной мере сохранившей античные города, средневековые начала складывались медленно. Архитектура Константинополя 4—5 вв. (форум с колонной Константина, ипподром, комплекс императорских дворцов с обширными помещениями, украшенными мозаичными полами) хранит связи с античным зодчеством, главным образом римским. Однако уже в 5 в. начинает складываться новая, радиальная планировка византийской столицы. Сооружаются новые укрепления Константинополя, представляющие собой развитую систему стен, башен, рвов, Эскарпов и Гласисов. В культовой архитектуре В. уже в 4 в. возникают новые типы храмов, принципиально отличающиеся от своих античных предшественников, — церковные базилики (См. Базилика) и центрические купольные здания, главным образом баптистерии (См. Баптистерий). Наряду с Константинополем (базилика Иоанна Студита, около 463) они возводятся и в других частях Византийской империи, приобретая местные черты и многообразие форм (суровая каменная базилика Кальб-Лузех в Сирии, около 480; сохранившая эллинистическую живописность интерьера кирпичная базилика св. Димитрия в Салониках, 5 в.; ротонда св. Георгия в Салониках, перестроена в конце 4 в.). Скупость и простота их наружного облика контрастируют с богатством и великолепием интерьеров, связанных с нуждами христианского богослужения. Внутри храма создаётся особая, отделённая от внешнего мира среда. Со временем внутреннее пространство храмов становится всё более текучим и динамичным, вовлекая в свои ритмы античные ордерные элементы (колонны, антаблементы и т.п.), которые обильно используются в византийской архитектуре вплоть до 7—8 вв. В архитектуре церковных интерьеров выражается ощущение бескрайности и многосложности мироздания, неподвластного в своём развитии человеческой воле, вынесенное из глубочайших потрясений, вызванных гибелью античного мира.
         Высочайшего подъёма зодчество В. достигает в 6 в. По границам страны возводятся многочисленные укрепления. В городах сооружаются дворцы и храмы, отличающиеся подлинно имперским великолепием (центрические церкви Сергия и Вакха в Константинополе, 526—527, и Сан-Витале в Равенне, 526—547). Завершаются поиски синтетического культового здания, объединяющего базилику с купольной конструкцией, начатые ещё в 5 в. (каменные церкви с деревянными куполами в Сирии, Малой Азии, Афинах). В 6 в. возводятся большие купольные, крестообразные в плане храмы (Апостолов в Константинополе, Панагии на острове Парос и др.) и прямоугольные в плане купольные базилики (церкви в Филиппах, св. Ирины в Константинополе и др.). Шедевром среди купольных базилик является храм святой Софии в Константинополе (532—537, архитекторы Анфимий и Исидор: см. Софии храм). Его огромный купол возведён на 4 столбах с помощью парусов (См. Паруса). По продольной оси здания давление купола принимают на себя сложные системы полукуполов и колоннад. Массивные опорные столбы при этом маскируются от зрителя, а 40 окон, прорезанных в основании купола, создают необычайный эффект — чаша купола кажется легко парящей над храмом. Соразмеренный с величием византийского государства 6 в., храм св. Софии воплощает в своём архитектурно-художественном образе представления о вечных и непостижимых «сверхчеловеческих» началах. Тип купольной базилики, требующий чрезвычайно искусного укрепления боковых стен здания, не получил дальнейшего развития. В градостроительстве В. к 6 в. определяются средневековые черты. В городах Балканского полуострова выделяется укрепленный Верхний город, у стен которого разрастаются жилые кварталы. Города в Сирии часто строятся по нерегулярному плану, отвечающему рельефу местности. Тип жилого дома с внутренним двором в ряде районов В. долго сохраняет связь с античным зодчеством (в Сирии — до 7 в., в Греции — до 10—12 вв.). В Константинополе сооружаются многоэтажные дома, нередко с аркадами на фасадах.
         Переход от античности к средним векам вызвал глубокий кризис в художественной культуре, обусловив исчезновение одних и зарождение других видов и жанров изобразительного искусства. Главную роль начинает играть искусство, связанное с церковными и государственными нуждами, — росписи храмов, иконопись, а также книжная миниатюра (преимущественно в культовых рукописях). Проникаясь средне-вековым религиозным мировоззрением, искусство изменяет свою образную природу. Представление о ценности человека переносится в потустороннюю сферу. В связи с этим разрушается античный творческий метод, вырабатывается специфическая средневековая условность искусства. Скованное религиозными идеями, оно отражает действительность не путём прямого её изображения, а по преимуществу с помощью духовно-эмоционального строя художественных произведений. Искусство скульптуры приходит к острой экспрессии, разрушающей античную пластичесчкую форму (так называемая «Голова философа из Эфеса», 5 в., Художественно-исторический музей, Вена); со временем в византийском искусстве почти совсем исчезает круглая пластика. В скульптурных рельефах (например, на так называемых «консульских диптихах») отдельные жизненные наблюдения сочетаются со схематизацией изобразительных средств. Наиболее прочно античные мотивы сохраняются в изделиях художественного ремесла (изделия из камня, кости, металла). В церковных мозаиках 4—5 вв. сохраняется античное ощущение красочности реального мира (мозаики церкви св. Георгия в Салониках, конец 4 в.). Позднеантичные приёмы вплоть до 10 в. повторяются в книжной миниатюре («Свиток Иисуса Навина», Ватиканская библиотека, Рим). Но в 5—7 вв. во всех видах живописи, включая первые иконы («Сергий и Вакх», 6 в., Киевский музей западного и восточного искусства), нарастает духовно-умозрительное начало. Приходя в столкновение с объёмно-пространственным способом изображения (мозаики церкви Хосиос Давид в Салониках, 5 в.), оно подчиняет себе впоследствии все художественные средства. Архитектурно-пейзажные фоны сменяются отвлечённо-торжественными золотыми фонами; изображения становятся плоскостными, их выразительность раскрывается с помощью созвучий чистых пятен цвета, ритмической красоты линий и обобщённых силуэтов; человеческие образы наделяются устойчивым эмоциональным смыслом (мозаики с изображением императора Юстиниана и его жены Феодоры в церкви Сан-Витале в Равенне, около 547; мозаики церкви Панагии Канакарии на Кипре и монастыря св. Екатерины на Синае — 6 в., а также мозаики 7 в., отмеченные большей свежестью восприятия мира и непосредственностью чувства, — в церквах Успения в Никее и св. Димитрия в Салониках).
         Исторические потрясения, пережитые В. в 7 — начале 9 вв., вызвали существенный перелом в художественной культуре. В зодчестве этого времени совершается переход к крестово-купольному типу храма (его прототип — церковь «Вне стен» в Русафе, 6 в.; постройки переходного типа — церкви Успения в Никее, 7 в., и св. Софии в Салониках, 8 в.). В яростной борьбе взглядов иконопочитателей и иконоборцев, отрицавших правомочность использования реальных изобразительных форм для передачи религиозного содержания, разрешались противоречия, накопленные в предшествующее время, формировалась эстетика развитого средне-векового искусства. В период иконоборчества церкви украшались главным образом изображениями христианских символов и декоративными росписями.
         В середине 9—12 вв., в период расцвета искусства В., окончательно утверждается крестово-купольный тип храма, с куполом на барабане, устойчиво укрепленном на опорах, от которых крестообразно расходятся 4 свода. Более низкие угловые помещения также покрываются куполами и сводами. Такой храм представляет собой систему надёжно связанных друг с другом небольших пространств, ячеек, выстраивающихся уступами в стройную пирамидальную композицию. Структура здания обозрима внутри храма и наглядно выражена в его внешнем облике. Наружные стены таких храмов нередко бывают украшены узорной кладкой, керамическими вставками и т.п. Крестово-купольный храм является завершенным архитектурным типом. В дальнейшем архитектура В. лишь развивает варианты этого типа, не открывая более ничего принципиально нового. В классическом варианте крестово-купольного храма купол воздвигается с помощью парусов на свободно стоящих опорах (церковь Аттик и Календер, 9 в., церковь Мирелейон, 10 в., храмовый комплекс Пантократора, 12 в., — все в Константинополе; церковь Богоматери в Салониках, 1028, и др.). На территории Греции развился тип храма с куполом на тромпах (См. Тромпы), опирающимся на 8 торцов стен (храмы: Католикон в монастыре Хосиос Лукас, в Дафни — оба 11 в.). В монастырях Афона сложился тип храма с апсидами на северном, восточном и южном концах креста, образующими в плане так называемый триконх. В провинциях В. встречались частные разновидности крестово-купольного храма, строились также и базилики.
         В 9—10 вв. росписи храмов приводятся в стройную систему. Стены и своды церквей сплошь покрываются мозаиками и фресками, расположенными в строго определённом иерархическом порядке и подчинёнными композиции крестово-купольной постройки. В интерьере создаётся проникнутая единым содержанием архитектурно-художественная среда, в которую включаются также и иконы, размещённые на иконостасе. В духе победившего учения иконопочитателей изображения рассматриваются как отблеск идеального «архетипа»; сюжеты и композиция росписей, приёмы рисунка и живописи подвергаются определённой регламентации. Свои идеи византийская живопись выражала, однако, через образ человека, раскрывая их как свойства или состояния этого образа. Идеально возвышенные образы людей господствуют в искусстве В., в известной мере сохраняя в претворённом виде художественный опыт античного искусства. Благодаря этому искусство В. выглядит относительно более «очеловеченным», чем многие другие великие искусства средних веков.
         Общие принципы византийской живописи 9—12 вв. по-своему разрабатываются в отдельных художественных школах. Столичное искусство представлено мозаиками константинопольской св. Софии, в которых от «македонского» (середина 9 — середина 11 вв.) к «комниновскому» периоду (середина 11 в. — 1204) нарастали возвышенная строгость и одухотворённость образов, виртуозность живописной манеры, сочетающей изящество линейного рисунка с изысканной цветовой гаммой. Со столицей связаны лучшие произведения иконописи, отличающиеся глубокой человечностью чувств («Владимирская богоматерь», 12 в., Третьяковская галерея, Москва). Большое число мозаик было создано в провинции — величаво-спокойные в монастыре Дафни около Афин (11 в.), драматически-экспрессивные в монастыре Неа Мони на острове Хиос (11 в.), провинциально-упрощённые в монастыре Хосиос Лукас в Фокиде (11 в.). Разнообразие течений существует и в фресковой живописи, распространившейся особенно широко (исполненные драматизма росписи церкви Панагии Кувелитиссы в Кастории, 11—12 вв.; наивно-примитивные росписи в пещерных церквах Каппадокии и др.).
         В книжной миниатюре после краткого расцвета искусства, проникнутого жизненной непосредственностью и политической полемичностью («Хлудовская псалтирь», 9 в., Исторический музей, Москва), и периода увлечения античными образцами («Парижская псалтирь», 10 в., Национальная библиотека, Париж) распространяется ювелирно-декоративный стиль. Этим миниатюрам свойственны вместе с тем и отдельные меткие жизненные наблюдения, например, в портретах исторических лиц. Скульптура 9—12 вв. представлена главным образом рельефными иконами и декоративной резьбой (алтарные преграды, капители и т.д.), отличающейся богатством орнаментальных мотивов, нередко античного или восточного происхождения. Высокого расцвета достигает в это время декоративно-прикладное искусство: художественные ткани, многоцветная перегородчатая эмаль, изделия из слоновой кости и металла.
         После нашествия крестоносцев византийская культура вновь возрождается в отвоёванном в 1261 Константинополе и связанных с ним государствах на территории Греции и Малой Азии. Церковная архитектура 14—15 вв. повторяет в основном старые типы (небольшие изящные церкви Фетие и Молла-Гюрани в Константинополе, 14 в.; украшенная узорами кирпичной кладки и обнесённая галереей церковь Апостолов в Салониках, 1312—1315). В Мистре строятся церкви, объединяющие в себе базилику и крестово-купольный храм (2-ярусная церковь монастыря Пантанасса, 1428). Средневековая в основе архитектура порой впитывает некоторые мотивы итальянского зодчества и отражает становление светских, ренессансных тенденций (церковь Панагии Паригоритиссы в Арте, около 1295; дворец Текфур-серай в Константинополе, 14 в.; дворец правителей Мистры, 13—15 вв.; и др.). Жилые постройки Мистры живописно расположены на скалистом склоне, по сторонам идущей зигзагом главной улицы. 2—3-этажные дома, с хозяйственными помещениями внизу и жилыми комнатами в верхних этажах, напоминают небольшие крепости. В конце. 13 — начале 14 вв. блестящий, но кратковременный расцвет переживает живопись, в которой развивается внимание к конкретно-жизненному содержанию, реальным взаимоотношениям людей, пространств, изображению среды — мозаики монастыря Хора (Кахрие-джами) в Константинополе (начало 14 в.), церкви Апостолов в Салониках (около 1315) и др. Однако наметившийся разрыв со средневековой условностью не осуществился. С середины 14 в. в столичной живописи В. усиливается холодная отвлечённость; в провинции распространяется измельчённо-декоративная живопись, иногда включающая повествовательно-жанровые мотивы (фрески церквей Перивлепта и Пантанасса в Мистре, 2-я половина 14 — 1-я половина 15 вв.). Традиции изобразительного искусства, а также светского, культового и монастырского зодчества В. этого периода были унаследованы в средневековой Греции после падения Константинополя (1453), положившего конец истории В.
         Музыка. Исторические условия и полиэтнический состав населения В. определили пестроту источников, разнообразие жанров, форм и интонационно-образного строя музыки В. Её истоки восходят к персидской, коптской, еврейской, армянской песенности, а также к позднегреческому и римскому мелосу. Музыка В. впитала в себя элементы сирийской (4 в.), арабской (8 в.), славянской песенных культур. В светской музыке, исполнявшейся при императорском дворе, получили развитие так называемые аккламации (См. Аккламация) приветственные возгласы и славословия, распевавшиеся на стихотворные тексты, в том числе эвфемии (ритуально-праздничные аккламации), составлявшие часть придворной литургии. Эвфемии отличались орнаментальной мелодикой, включали инструментальные интермедии, исполнявшиеся трубачами и цимбалистами. При торжественных выходах императора на ипподроме (в цирке) провозглашались хоровые (антифонные) полихронии (многолетия). Было распространено концертирование на гидравлосе, позже — пневматическом органе. В нотных записях сохранилась лишь культовая музыка, исполнявшаяся также при дворе. Византийская нотация известна в нескольких видах: экфонетическая (6—8 вв.), штриховая (8—12 вв.), круглая (12—14 вв.), кукузелевы невмы (14—15 вв.). Церковная музыка В. была чисто вокальной и одноголосной. Древнейшие виды культового одноголосия — молитвенное чтение нараспев (речитирование) и мелодически более развитая Псалмодия древневосточного происхождения. С 4 в. в церковное пение вводятся близкие фольклору песенно-поэтические импровизации — тропари (См. Тропарь), распевавшиеся между стихами псалмов для контраста (большей частью хорами мальчиков), к 6—7 вв. они оттеснили псалмодию. С 10 в. тропари именовались стихирами; с развитием песенного начала преобразовались в Гимны род философской песенной лирики, сочетавшей религиозно-мистические мотивы с ярким эмоциональным содержанием. Наиболее значительно творчество поэта-мелода Романа Сладкопевца (6 в.) из Эмесы в Сирии, создателя так называемых кондаков — сложных композиций с хоровым рефреном. В 7—8 вв. формой гимнической песенности стал Канон, расцвет которого связан с деятельностью Андрея Критского, Иоанна Дамаскина (См. Иоанн Дамаскин), Космы Майюмского и знаменитой константинопольской певицы и поэтессы Касии (9 в.). Одним из крупнейших центров гимнографии был Студитский монастырь.
         Музыка В. до 9 в. оказывала большое влияние на музыкальную культуру многих европейских стран. В 9 в. в В. наметился некоторый застой в музыкальном искусстве. Импровизаторов-мелодов, гимнотворцев сменили гимнографы-эрудиты и мастера адаптации, подтекстовывавшие новые стихи к существовавшим гимническим напевам. Оживление музыкальной культуры В. связано с деятельностью гимниста и теоретика Иоанна Кукузеля (См. Кукузель) из Афонского монастыря, который возродил поэтическо-песенные приёмы Романа Сладкопевца. Этому этапу подъёма музыкальной культуры В. (14—15 вв.), получившему название «кукузелева эпоха», положило конец турецкое завоевание В.
         Лит.: Рудаков А. П., Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии, М., 1917; Каждан А. П., Византийская культура (X—XII вв.), М., 1968 (библ. с. 221—24); Krumbacher К., Geschichte der byzantinischen Literatur, 2 Aufl., Münch;, 1897; Коukoulés Ph., Vie et civilisation byzantines, t. 1—6, Athènes, 1948—57; Haussig H., Kulturgeschichte von Byzanz, Stuttg., [1959]; Beck H. G., Kirche und theologische Literatur im Byzantinischen Reich, Münch., 1959.
         Успенский Ф. И., Очерки по истории византийской образованности, СПБ, 1891; Fuchs F., Die höheren Schulen von Konstantinopel im Mittelalter, Lpz., 1926; Hussey J. M., Church and learning in the Byzantine Empire. 867—1185, L., 1937; Buckler G., Byzantine education, в сб.: Byzantium. An introduction to East Roman civilization, Oxf., [1961]; Browning R., Byzantine scholarship, «Past and Present», 1964, № 28.
         Simonide В. et Théodoridès J., Réflexions sur la science byzantine, «Revue générale des sciences pures et appliquées», 1955, t. 62, № 11—12; Théodoridès J., La science byzantine, в кн.: Histoire générale des sciences, v. I, P., 1957; Vogel K., Der Anteil von Byzanz an Erhaltung und Weiterbildung der griechischen Mathematik, в кн.: Antike und Orient im Mittelalter, B., 1962, S. 112—28; Ternkin O., Byzantine medicine: tradition and empiricism, «Dumbarton Oaks Papers», 1962, № 16, p. 97—115.
         Valdenberg V. J., Sur le caractère général de la philosophie byzantine. P., 1929; Ivanka E. von, Hellenistisches und Christliches im frühbyzantinischen Geistesleben, W., 1948; Tatakis B., La philosophie byzantine, P., 1949; Seidler G. L., Soziale Ideen in Byzanz, B., 1960; Dvornik F., Early Christian and Byzantine political philosophy, v. 1—2, Wash., 1967.
         Памятники византийской литературы, [т. 1—2], М., 1968—69; Soyter G., Byzantinische Dichtung, Athen, 1938; Cantarella R., Poeti bizantini, v. 1—2, Mil., 1948; Jenkins R. J. H., The hellenistic origines of byzantine literature, «Dumbarton Oaks Papers», 1963, № 17.
         Лазарев В. Н., История византийской живописи, т. 1—2, М., 1947—48; Всеобщая история искусства, т. 2, кн. 1, М., 1960, с. 25—72; Искусство стран и народов мира. Краткая художественная энциклопедия, т. 1, М., 1962, с. 388—404; Всеобщая история архитектуры, т. 3, Л. — М., 1966, с. 16—196; Банк А. В., Византийское искусство в собраниях Советского Союза, Л. — М., 1966; Ebersolt J., Monuments de l’architecture byzantine. P., 1934; Bréhier L., La sculpture et les arts mineurs byzantins, P., 1936; Demus O., Byzantine mosaic decoration, L., 1948; Grabar A., La peinture byzantine, Gen., 1953; Krautheimer R., Early Christian and Byzantine architecture, Harmondsworth, 1965; Delvoyе Ch., L’artbyzantin, P., 1967; Die Propyläen-Kunstgeschichte, Bd 3, B., 1968.
         Асафьев Б., Византийская музыкальная культура, в кн.: Неф К., История западно-европейской музыки, пер. с франц., 2 изд., М., 1938; Грубер P., История музыкальной культуры, т. 1, ч. 1, М. — Л., 1941; Monumenta musicae Byzantinae, v. 1—3, Kbh., 1936—40; Wellesz E., Byzantische Musik, Breslau, 1927; его же, A history of Byzantine music and hymnography, 2 ed., Oxf., 1961.
         А. П. Каждан, В. М. Полевой (архитектура и изобразительное искусство), К. К. Розеншильд (музыка).
        Восточная Римская империя в конце 4—6 вв.
        Восточная Римская империя в конце 4—6 вв.
        Византия в 9—11 вв.
        Византия в 9—11 вв.
        Византия в 1265—1451 гг.
        Византия в 1265—1451 гг.
        Византия. Церковь Сан-Витале в Равенне. 526—547. План.
        Византия. Церковь Сан-Витале в Равенне. 526—547. План.
        Византия. Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Храм св. Софии в Константинополе. 532—537. План.
        Византия. Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Храм св. Софии в Константинополе. 532—537. План.
        Византия. Монастырь Хосиос Лукас в Фокиде. 11 в. Храм Католикон (внизу) и церковь Богоматери (вверху). Планы.
        Византия. Монастырь Хосиос Лукас в Фокиде. 11 в. Храм Католикон (внизу) и церковь Богоматери (вверху). Планы.
        Византия. Дворец Текфур-серай в Константинополе. 14 в.
        Византия. Дворец Текфур-серай в Константинополе. 14 в.
        Византия. «Христос на троне». Перегородчатая эмаль. 11 в. Эрмитаж. Ленинград.
        Византия. «Христос на троне». Перегородчатая эмаль. 11 в. Эрмитаж. Ленинград.
        Византия. «Дмитрий Солунский». Резная икона. Стеатит, серебро. 11—14 вв. Оружейная палата. Москва.
        Византия. «Дмитрий Солунский». Резная икона. Стеатит, серебро. 11—14 вв. Оружейная палата. Москва.
        Византия. Резная каменная плита в церкви Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне. 6 в.
        Византия. Резная каменная плита в церкви Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне. 6 в.
        Византия. «Болтуны». Миниатюра т. н. «Хлудовской псалтири». 9 в. Исторический музей. Москва.
        Византия. «Болтуны». Миниатюра т. н. «Хлудовской псалтири». 9 в. Исторический музей. Москва.
        Византия. «Сергий и Вакх». Икона 6 в. Киевский музей западного и восточного искусства.
        Византия. «Сергий и Вакх». Икона 6 в. Киевский музей западного и восточного искусства.
        Византия. Взятие Константинополя турецкими войсками. Французская миниатюра 15 в.
        Византия. Взятие Константинополя турецкими войсками. Французская миниатюра 15 в.
        Византия. Сельскохозяйственные работы. Мозаика пола Большого дворца в Константинополе. 6 в. (?)
        Византия. Сельскохозяйственные работы. Мозаика пола Большого дворца в Константинополе. 6 в. (?)
        Византия. Иконоборцы. Иоанн Грамматик и Игнатий . Миниатюра т. н. «Хлудовской псалтири». 9 в. Исторический музей. Москва.
        Византия. Иконоборцы. Иоанн Грамматик и Игнатий . Миниатюра т. н. «Хлудовской псалтири». 9 в. Исторический музей. Москва.
        Византия. Доение козы. Мозаика пола Большого дворца в Константинополе. 6 в. (?).
        Византия. Доение козы. Мозаика пола Большого дворца в Константинополе. 6 в. (?).
        Византия. Цирковые представления. Часть диптиха. Слоновая кость. 517. Эрмитаж. Ленинград.
        Византия. Цирковые представления. Часть диптиха. Слоновая кость. 517. Эрмитаж. Ленинград.
        Византия. Монастырь Хосиос Лукас в Фокиде. 11 в. Храм Католикон. Общий вид.
        Византия. Монастырь Хосиос Лукас в Фокиде. 11 в. Храм Католикон. Общий вид.
        Византия. Церковь Сан-Витале в Равенне. 526—547. Интерьер.
        Византия. Церковь Сан-Витале в Равенне. 526—547. Интерьер.
        Византия. Сцены пахоты. Миниатюра рукописи «Слова» Григория Богослова. Кон. 11 в. Нац. библиотека. Париж.
        Византия. Сцены пахоты. Миниатюра рукописи «Слова» Григория Богослова. Кон. 11 в. Нац. библиотека. Париж.
        Церковь Апостолов в Салониках. 1312—15.
        Церковь Апостолов в Салониках. 1312—15.
        Византия. Церковь св. Федора в Мистре. 2-я пол. 3 в.
        Византия. Церковь св. Федора в Мистре. 2-я пол. 3 в.
        Византия. Церковь св. Федора (Килисе-Джами) в Константинополе. 2–я пол. 11—14 вв.
        Византия. Церковь св. Федора (Килисе-Джами) в Константинополе. 2–я пол. 11—14 вв.
        Византия. Церковь Мирелейон (Будрум-Джами) в Константинополе. 1-я пол. 10 в.
        Византия. Церковь Мирелейон (Будрум-Джами) в Константинополе. 1-я пол. 10 в.
        Византия. Базилика св. Иоанна Студита в Константинополе. 5 в.
        Византия. Базилика св. Иоанна Студита в Константинополе. 5 в.
        Византия. Церковь Сан-Витале в Равенне. 526—547.
        Византия. Церковь Сан-Витале в Равенне. 526—547.
        Византия. Базилика Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне. Начало 6 в.
        Византия. Базилика Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне. Начало 6 в.
        Византия. Храм св. Софии в Константинополе. Капитель.
        Византия. Храм св. Софии в Константинополе. Капитель.
        Византия. Базилика Санта-Мария Маджоре в Риме. 432—440.
        Византия. Базилика Санта-Мария Маджоре в Риме. 432—440.
        Византия. Церковь св. Сергия и Вакха в Константинополе. 526—527. Капители и архитрав.
        Византия. Церковь св. Сергия и Вакха в Константинополе. 526—527. Капители и архитрав.
        Византия. Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Храм св. Софии в Константинополе. 532—537.
        Византия. Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Храм св. Софии в Константинополе. 532—537.
        Византия. Икона «Св. Пантелеймон». Дерево, энкаустика. 11 в. Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Москва.
        Византия. Икона «Св. Пантелеймон». Дерево, энкаустика. 11 в. Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Москва.
        Византия. Мозаика монастыря Хора (Кахрие-Джами) в Константинополе. Нач. 14 в.
        Византия. Мозаика монастыря Хора (Кахрие-Джами) в Константинополе. Нач. 14 в.
        Византия. Рельеф с изображением богоматери. Мрамор. 11 в. Византийское собрание Дамбартон-Окс. Вашингтон.
        Византия. Рельеф с изображением богоматери. Мрамор. 11 в. Византийское собрание Дамбартон-Окс. Вашингтон.
        Византия. «Распятие». Мозаика церкви Успения в Дафни. 2-я пол. 11 в.
        Византия. «Распятие». Мозаика церкви Успения в Дафни. 2-я пол. 11 в.
        Византия. «Сошествие святого духа». Мозаика свода храма Католикон в монастыре Хосиос Лукас в Фокиде. 2-я четв. 11 в.
        Византия. «Сошествие святого духа». Мозаика свода храма Католикон в монастыре Хосиос Лукас в Фокиде. 2-я четв. 11 в.
        Византия. «Архангел Гавриил». Мозаика храма св. Софии в Константинополе. Конец 9 в.
        Византия. «Архангел Гавриил». Мозаика храма св. Софии в Константинополе. Конец 9 в.
        Византия. «Пророк Исайя между Ночью и Авророй». Миниатюра псалтири. 10 в. Национальная библиотека. Париж.
        Византия. «Пророк Исайя между Ночью и Авророй». Миниатюра псалтири. 10 в. Национальная библиотека. Париж.
        Византия. «Император Юстиниан со свитой». Мозаика церкви Сан-Витале в Равенне. Ок. 547.
        Византия. «Император Юстиниан со свитой». Мозаика церкви Сан-Витале в Равенне. Ок. 547.
        Византия. Голова ангела. Фрагмент мозаики церкви Успения в Никее. 7 в.
        Византия. Голова ангела. Фрагмент мозаики церкви Успения в Никее. 7 в.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Синонимы:

Смотреть что такое "Византия" в других словарях:

  • Византия —         государство, возникшее в IV в. при распаде Римской империи в её восточной части (Восточная Римская империя) и существовавшее до середины XV в. Территория империи, находившаяся главным образом на юго востоке Балканского полуострова и в… …   Художественная энциклопедия

  • Византия — Византия. Мозаичное изображение Иисуса Христа в Соборе Св. Софии в древнем Константинополе (Истамбуле). ВИЗАНТИЯ (Восточная Римская империя, Византийская империя), государство 4 15 веков; образовалось при распаде Римской империи в ее восточной… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ВИЗАНТИЯ — (Восточная Римская империя Византийская империя), государство 4 15 вв., образованное при распаде Римской империи в ее восточной части (Балканский п ов, М. Азия, юго восточное Средиземноморье). Столица Константинополь. Население греки, сирийцы,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Византия — (Byzantium, Βυξάντιον). Древнее название Константинополя, полученное этим городом от своего основателя Виза (Βύξας). Благодаря своему благоприятному положению, Византия приобрела важное торговое значение. В 330 г. от Р. X. Константин Великий… …   Энциклопедия мифологии

  • Византия — (Византийская империя) Римская империя в эпоху средневековья со столицей в Константинополе Новом Риме. Название «Византия» происходит от древнего наименования ее столицы (Византий находился на месте Константинополя) и прослеживается по западным… …   Политология. Словарь.

  • византия — сущ., кол во синонимов: 3 • государство (36) • константинополь (6) • царь град (3) …   Словарь синонимов

  • Византия — см. Анатолия, Стамбул, Эрзурум Географические названия мира: Топонимический словарь. М: АСТ. Поспелов Е.М. 2001 …   Географическая энциклопедия

  • Византия — Византийская империя Восточная Римская империя Ромейская империя Imperium Romanum Βασιλεία Ῥωμαίων Basileía tôn Rhōmaíōn …   Википедия

  • ВИЗАНТИЯ — принятое в ист. науке наименование гос ва, возникшего в вост. части Рим. империи в 4 в. и существовавшего до сер. 15 в.; адм., экономич. и культурным центром В. был Константинополь. Офиц. назв. В Ср. века Basileia ton Romaion империя Римлян (по… …   Советская историческая энциклопедия

  • Византия* — Содержание: Византия колония. Византийская империя. Византийская литература. Византийское право. Византийское искусство. Византийская монета. Византия (Βυζάντιον, Byzantium) мегарская колония, основанная в 658 г. на европейской стороне Босфора.… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Книги

  • Византия, . Влияние Византии на Россию, на становление российской государственности и Церкви трудно переоценить. Российская империя сложилась под влиянием Византийской, былапостроена по ее образцу, стала… Подробнее  Купить за 222 руб
  • Византия, Жан Ломбар. Издание 1998 года. Сохранность отличная. Действие романа происходит в VI веке н. э. во времена правления императора Константина V. В трагическую борьбу за Византийскийпрестол оказывается… Подробнее  Купить за 220 руб
  • Византия, Деревенский Б.Г.. Влияние Византии на Россию, на становление российской государственности и Церкви трудно переоценить. Российская империя сложилась под влиянием Византийской, былапостроена по ее образцу, стала… Подробнее  Купить за 133 руб
Другие книги по запросу «Византия» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»