Славяноведение это:

Славяноведение
        славистика, наука о славянах, объединяющая ряд научных дисциплин, изучающих историю, литературу, язык, фольклор, этнографию, экономику, искусство и религию в прошлом и настоящем, памятники материальной и духовной культуры славян (См. Славяне). В слав. странах проблематика, относящаяся к истории, культуре, языку каждой данной страны, в понятие С. условно не включается (она изучается в рамках отечественной истории, филологии и других отраслей общественных наук той или иной страны).
         Развитие славяноведения до начала 20 в. Истоки С. восходят ко времени возникновения и укрепления первых слав. государств, когда была осознана и письменно зафиксирована идея славянской взаимности, славянского этнического единства («Повесть временных лет» Нестора, хроники Галла Анонима (См. Галл Аноним) и Козьмы Пражского (См. Козьма Пражский), «Летопись попа Дуклянина» и др.). Интерес к славянству проявляется и в более поздних исторических и художественно-публицистических памятниках эпохи феодализма (гуситские трактаты, чешская рифмованная хроника Далимила, летопись Пулькавы и др., «История Польши» Я. Длугоша, «Трактат о двух Сарматиях» Матвея (См. Матвей) из Мехова, история Марцина Кромера, произведения польского поэта Я. Кохановского (См. Кохановский), русские летописи и хронографы, белорусско-литовское и украинское летописание, трактат «О происхождении и судьбах славян» В. Прибоевича и др.). В 17 в. повышенное внимание к прошлому и настоящему славянских народов отразилось в учёной деятельности хорватов Ю. Крижанича и П. Витезовича, в сочинениях далматинского историка М. Орбини «Славянское царство» (1601), в переводах в России с польского исторических сочинений (М. Стрыйковского и др.). Сознание славянской общности создало условия для зарождения научного С., чему способствовали также успехи античной филологии и переход к научным методам издания средневековых источников. Славяноведение (а также сам термин «С.», или славистика) возникло во 2-й половине 18 в. как дисциплина в основном филологическая, занимающаяся главным образом изучением языка и литературы слав. народов, их древностей, изданием и критикой преимущественно древнейших письменных памятников. Успех славистических исследований в славянских странах в конце 18 — начале 19 вв. в значительной мере был связан с подъёмом национально-освободительного движения у западных и южных славян, с периодом Просвещения, а также национальным подъёмом и ростом симпатий в прогрессивных кругах русского общества к угнетённым славянским народам. Как наука С. оформилось раньше других стран в Чехии, где его зачинателем выступил И. Добровский, определивший в своих трудах почти весь круг проблем, связанных с дальнейшим развитием славянской филологии. Важную роль сыграли труды И. Юнгмана, Ф. Челаковского (См. Челаковский), Ф. Палацкого (См. Палацкий), В. Ганки. Для укрепления чувства славянской общности особое значение имела литературная деятельность словака Я. Коллара. «Славянские древности» (1837) П. И. Шафарика стали отправным трудом для славянской археологии и этнографии, филологических и историко-славистических. сравнительных исследований. В 18 в. отражением возросшего интереса к истории славянских народов явилась в Болгарии «История славено-болгарская» (1762) Паисия Хилендарского (См. Паисий Хилендарский), в Черногории — деятельность В. Петровича, в Сербии — И. Раича и З. Орфелина. Значительный вклад в С. южных славян внесли В. Караджич, создатель сербского литературного языка, собиратель народный песен, автор «Сербского словаря» (1818), и Дж. Даничич, автор «Словаря из литературных сербских древностей» (ч. 1—3, 1863—64), словенец В. Копитар, болгары Г. Раковский, Л. Каравелов. В области фольклористики в середине 19 в. работали братья Д. и К. Миладиновы. Углублявшийся интерес к С. проявлялся и у представителей Иллиризма хорватов Л. Гая (См. Гай), И. Кукулевича-Сакцинского (См. Кукулевич-Сакцинский), деятеля словенского и хорватского возрождения С. Враза.
         Зарождению С. в России предшествовали труды М. В. Ломоносова, обратившего внимание на родство славянских языков, на роль церковнославянского языка в формировании русского литературного языка, на историческую роль славян в мировой культуре. Вопросами славянских древностей интересовался и русский историк В. Н. Татищев, к славянским сюжетам обращались в конце 18 — начале 19 вв. И. Н. Болтин, Н. М. Карамзин и др. В целом, как и в других странах, в России С. было ещё мало дифференцированной научной областью с преобладанием филологии и характерных для неё методов критики источников и научного анализа. В организации научных славистических исследований в России большую роль сыграл кружок Н. П. Румянцева и А. С. Шишкова, к которому примыкал А. Х. Востоков. Важную роль не только в развитии русской, но и болгарской славистики сыграли работы филолога и историка-слависта Ю. И. Венелина.
         В Польше в конце 18 в. одним из основоположников С. был учёный и общественный деятель Я. Потоцкий. В 1-й половине 19 в. в области славянского языкознания в Польше работали С. Линде, Ю. Мрозиньский, А. Кухарский: историей, археологией и этнографией слав. народов занимались В. Суровецкий и З. Доленга-Ходаковский, славянской фольклористикой — О. Кольберг. Значительным явлением в истории польского С. был «Курс славянской литературы» (1841—49) А. Мицкевича, сыгравшего особо важную роль в распространении знаний о славянском мире в странах Западной Европы. К сюжетам из истории славянских народов обращался И. Лелевель. Крупным трудом по С. была 4-томная «История славянского права» (1832—35) В. А. Мацеёвского.
         С возникновением С. в славянских странах начало распространяться С. и в Западной Европе (Франция, Италия, Англия и особенно Германия). В 18 в. начало изучению в Германии славянской культуры положил И. Г. Гердер. В России ряд трудов по истории славян был написан немцем А. Л. Шлёцером. В Бонне (с 1850 в Праге) работал А. Шлейхер, исследовавший слав. языки и введший слав. материал в свой «Компендиум» (1861—62).
         В 1-й половине 19 в. стали возникать первые кафедры С. в университетах слав. и неславянских стран: кафедра славянских языков и литератур, возглавленная А. Мицкевичем в Коллеж де Франс в Париже в 1840, кафедры С. в Венском, Лейпцигском, Берлинском, Будапештском и других университетах. В России они были открыты в 1830-е гг. при Московском, Петербургском, Казанском и Харьковском университетах, где в 40-е гг. ими руководили профессор О. М. Бодянский, И. И. Срезневский, П. И. Прейс, В. И. Григорович. Этот период был связан с открытием и накоплением богатого исторического, филологического, лингвистического и этнографического материала, описаний рукописей, с обработкой текстов, созданием словарей, грамматик, фольклорных собраний.
         Во 2-й половине 19 — начале 20 вв. наблюдается значительный подъём С. Появились специальные славистические периодические издания, возникли славистические научные общества. Усиливалась дифференциация входивших в С. дисциплин. При преобладании филологической проблематики развивались исторические, этнографические и другие исследования; в самой филологии происходило обособление собственно литературоведческих исследований. С. из комплексной (с преобладанием филологии) дисциплины превращалось в комплекс самостоятельных научных дисциплин. Значительное место в С. стали занимать конкретные монографические филологические и лингвистические исследования (словенца Ф. Миклошича, хорвата Н. В. Ягича, поляка Я. Бодуэна де Куртенэ (См. Бодуэн де Куртенэ), чеха Я. Гебауэра, поляка В. Неринга и др.). В России филологи-слависты исследовали главным образом сравнительное слав. языкознание, старославянский язык, историю, фонетику, грамматику и диалектологию славянских языков: Ф. И. Буслаев, А. А. Потебня, Ф. Ф. Фортунатов, А. И. Соболевский, М. Н. Сперанский, А. Шахматов, работавший также и над проблемой славянского этногенеза. Труды Шахматова, посвященные русскому летописанию, способствовали подъёму и историко-славистических исследований. Существенный вклад в изучение славянской мифологии внесли А. Н. Афанасьев, В. Ф. Миллер. Славянский фольклор, историю полабо-прибалтийских и южных славян изучал А. Ф. Гильфердинг. Историю славянской культуры и древнюю историю славян в их отношении к Византии, народам других стран исследовал В. И. Ламанский, сделавший немало для развития славянской этнографии. Историей славянского права занимался Ф. Ф. Зигель. Одним из первых поставил проблему истории славянских литературных языков А. С. Будилович. Носителями демократических традиций в разработке проблем С. в 19 в. являлись русские революционные демократы — А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, В. Г. Белинский, народники — П. Л. Лавров и др. В начале 20 в. получила известность московская лингвистическая школа Фортунатова, заложившая основы точного (формального) исследования языка. Основная заслуга в создании русской сравнительно-исторической школы литературоведения принадлежит А. Н. Веселовскому (См. Веселовский); ценны работы по славянскому язычеству его ученика Е. В. Аничкова. С литературоведческими исследованиями в России выступили А. Л. Погодин, деятель польской и русской культуры В. Д. Спасович, на Украине — И. Я. Франке, В. Г. Щурат, М. С. Возняк, в Польше — А. Брюкнер, в Чехии и Словакии — Я. Влчек, Я. Якубец, Ф. Шальда, в Болгарии — И. Шишманов, Д. Благоев, Б. Пенев, в Сербии — И. Скерлич, П. Попович, в Хорватии — М. Шрепел. Началась систематическая научная разработка вопросов серболужицкой филологии и истории (Я. Э. Смолер, М. Горник, Я. Мука). Появились обобщающие труды по славянским литературам: в Чехии — И. Поливки, в России — А. Н. Пыпина. Вышли монографии по конкретным проблемам истории славянских народов: раннеславянским передвижениям, истории славянского права, реформации в славянских странах, национально-освободительному движению и др. (в России и Болгарии — М. Дринова, в России — Н. Н. Любовича, А. С. Трачевского, В. В. Макушева, Ф. И. Успенского (См. Успенский), Ф. И. Леонтовича, Ф. Я. Фортинского, А. А. Котляревского, А. Н. Ясинского (См. Ясинский), в Болгарии — В. Н. Златарского (См. Златарский), в Польше — Р. Губе, О. Бальцера, А. Павиньского, в югославянских землях — Ф. Рачки, И. Рувараца, Б. Богишича, С. Новаковича, в Чехии — К. Иречека). Заметное место в развитии славянских этнографических исследований в России занимают труды П. А. Ровинского (См. Ровинский). Крупным событием в С. было издание «Славянских древностей» (т. 1—4, 1902—34) чешского историка, археолога и этнографа Л. Нидерле. Межславянским связям с древнейших времён посвятил в России большой труд историк И. И. Первольф; русский историк М. К. Любавский издал «Историю западных славян» (1912).
         Во 2-й половине 19 — начале 20 вв. в С. неславянских стран выступали французские историки Л. Леже, Э. Дени, А. Рамбо; славистические исследования появляются в Германии (труды А. Лескина, Л. Ранке, Э. Бернекера, Р. Траутмана), Румынии (труды Б. Хашдеу, И. Богдана), Великобритании.
         В середине 19 в., когда К. Маркс и Ф. Энгельс выработали материалистическое понимание истории, С. впервые получило последовательно научную методологическую основу. Решающей предпосылкой в становлении марксистского С. явилось развитие В. И. Лениным марксистской теории и методологии исторического исследования.
         Славяноведение в новейшее время. Торжество марксистско-ленинской методологии исследования в общественных науках сначала в СССР, а после 2-й мировой войны 1939—45 и в других социалистических странах позволило не только расширить рамки С. за счёт включения в него новой исторической проблематики, но и по-новому подойти к изучению всех основных проблем С.
         Советское С. Для С. периода, предшествовавшего 2-й мировой войне, характерно сохранение доминирующей роли филологических исследований. В то время подводили итоги своих дореволюционных исследований П. А. Лавров, Е. Ф. Карский, В. Н. Щепкин, Н. К. Грунский и др. Публикаторская деятельность советских историков, углублённое изучение внешней политики царизма, истории революционного и рабочего движения в России и других славянских странах создавали научно-методологические и источниковедческие стимулы для организации в СССР широких славистических исследований.
         Активно участвовали в становлении советского С. и эмигрировавшие в СССР историки-марксисты славянских стран Г. Бич, Х. Кабакчиев, Ю. Красный, Я. Витковский и др., продолжавшие в эмиграции заниматься отечественной историей. В 20 — начале 40-х гг. появились первые работы по слав. литературам 19—20 вв. (Н. С. Державина, А. В. Луначарского (См. Луначарский), В. Г. Чернобаева), по славянской фольклористике, капитальный труд «Славянское языкознание» (1941) А. М. Селищева, по славянской акцентологии (М. Г. Долобко, Л. А. Булаховского), по древнеславянским памятникам (Г. А. Ильинского, Н. Н. Дурново, В. В. Виноградова, В. М. Истрина), по слав. этнографии (Д. К. Зеленина). Существовавший в 1930—34 институт С. АН СССР в Ленинграде ставил задачу организовать комплексные славистические исследования в СССР, однако его деятельность не имела значительных масштабов (из-за ошибочной оценки общественной роли С. представителями школы М. Н. Покровского (См. Покровский) и Н. Я. Марра). Перелом в дальнейшем становлении С. произошёл в канун и во время 2-й мировой войны, когда с организацией историко-славистических центров в институте истории АН СССР, МГУ (кафедры истории южных и западных славян, славянской филологии) и ЛГУ были созданы предпосылки для решения одной из основных задач сов. С. — подготовки историков и филологов-славистов. Значительный вклад в организацию славистических исследований внесли Б. Д. Греков, Ю. В. Готье, В. И. Пичета, М. Н. Тихомиров, Н. П. Грацианский, чехословацкий славист и общественно-политический деятель З. Неедлы.
         На рубеже 1946—47 было создано центральное комплексное славистическое учреждение (с 1968 — Славяноведения и балканистики институт АН СССР); возникли кафедры и группы в университетах Ленинграда, Киева, Львова, Минска, Воронежа, Харькова, Саратова, в АН УССР. В 1956 организован Советский комитет славистов. Были установлены тесные научные контакты с учёными НРБ, ПНР, ЧССР. СФРЮ и других стран. В 50—60-х гг. созданы крупные обобщающие труды по истории зарубежных славянских стран (Болгарии, Польши, Чехословакии, Югославии). Продолжалось исследование основных социально-экономических процессов исторического развития слав. стран, межславянских связей. Началось изучение культурных преобразований в зарубежных славянских странах в послевоенный период. Важное место в С. заняли вопросы, связанные с ролью славянских народов в европейском и мировом историческом процессе на всех его этапах, вопросы межславянских отношений, славянского этногенеза, связей славянских народов с другими народами Центральной и Восточной Европы, Балкан, славяно-германских отношений (работы Б. А. Рыбакова (См. Рыбаковы), П. Н. Третьякова, Ю. В. Бромлея (См. Бромлей), В. Д. Королюка и др.), славяно-византийских отношений (Г. Г. Литаврина и др.), истории полабо-прибалтийского славянства, крестьянства и развития городов в феодальном славянском обществе (Л. В. Разумовской, Д. Л. Похилевича), гуситского революционного движения в Чехии (Б. Т. Рубцова и др.). Исторические отношения и связи России с южными и западными славянами (в эпоху феодализма) отражены в работах С. К. Богоявленского, И. Б. Грекова, А. С. Мыльникова, Ф. П. Шевченко и др. Национально-освободительная борьба южных славян в 18—19 вв., т. н. национальное возрождение, социально-экономическое развитие славянских стран Балканского полуострова и их связи с Россией исследованы в работах С. А. Никитина, И. С. Достян, В. Г. Карасёва, В. И. Фрейдзона, И. И. Лещиловской и др. Исследования, посвященные участию слав. народов в революционных событиях 1848, обобщены в коллективном труде «Революции 1848—1849», в работах И. И. Удальцова и др. Истории развития капиталистических отношений в польских землях и вопросам формирования польской нации, польскому национально-освободительному движению, антифеодальной борьбе польского крестьянства, аграрной реформе 1864 и русско-польским революционным связям 19 в. посвящены работы И. С. Миллера, И. И. Костюшко, И. М. Белявской, В. А. Дьякова, А. Ф. Смирнова, П. Н. Ольшанского и др. Значительное место занимает проблематика истории рабочего и национально-освободительного движения в славянских странах во 2-й половине 19 — начале 20 вв., а также накануне и в период 1-й мировой войны 1914—18 (работы И. А. Хренова, А. Я. Манусевича, Ю. А. Писарева, Я. Б. Шмераля, М. В. Миско, А. Х. Клеванского, В. А. Жебокрицкого, С. М. Стецкевича и др.). Вопросам политического и экономического развития славянских стран в межвоенный период, рабочего движения посвящены работы М. А. Бирмана и др. Значительные успехи достигнуты в разработке проблематики истории 2-й мировой войны и возникновения социалистического строя в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, социально-экономических преобразований этих стран и их взаимного сотрудничества (А. И. Недорезов, Л. Б. Валев, В. К. Волков).
         С середины 50-х гг. заметное место в С. занимают работы по истории искусства слав. народов, межславянских культурных связей (П. Г. Богатырева, И. Ф. Бэлзы, Н. И. Кравцова, В. Н. Лазарева и др.), по истории С. Большой размах приобрело изучение польской классической литературы (С. С. Советов, И. К. Горский, Б. Ф. Стахеев, В. В. Витт), формирования романтизма и критического реализма в чешской и словацкой литературах и их связей с русской литературой (А. П. Соловьева, С. В. Никольский, Л. С. Кишкин), болгарской литературы (В. И. Злыднев, Л. В. Воробьев, К. Н. Державин), зарождения литературы социалистического реализма (С. А. Шерлаимова). Революционная литература 20-х гг. 20 в., становление метода социалистического реализма, теоретические основы сравнительного изучения славянских литератур исследованы Д. Ф. Марковым. В конце 50 — 60-х гг. были созданы обобщающие труды по истории болгарской, чешской, словацкой, польской литератур 19—20 вв. Изучены связи русской литературы с литературой и письменностью югославянских народов (Д. С. Лихачев), начато исследование аналогичных западно-славянских связей (А. И. Рогов); определена роль слав. литератур в общеевропейском Ренессансе (И. Н. Голенищев-Кутузов). Исследуются связи и контакты зарубежных славянских литератур с русской и советской литературой (К. А. Копержинский, М. П. Алексеев, А. И. Белецкий, И. Возняк), славянский фольклор (Б. Н. Путилов, Ю. И. Смирнов, В. Е. Гусев). Ряд работ посвящен быту, материальной и духовной культуре, обычаям зарубежных славян (С. А. Токарев, К. В. Чистов, О. А. Ганцкая, М. С. Кашуба, Н. Н. Грацианская, Л. В. Маркова, Н. Н. Велецкая).
         Крупных успехов в 50—70-х гг. достигло славянское языкознание. Вышел 2-томный «Очерк сравнительной грамматики славянского языка» (1961—74) С. Б. Бернштейна. Появились исследования по праславянским языкам (П. С. Кузнецов, В. К. Журавлёв, В. В. Мартынов, В. Н. Топоров), балто-славянским отношениям (В. В. Иванов, В. М. Иллич-Свитыч, Б. А. Ларин), славянской акцентологии (В. А. Дыбо, Л. А. Булаховский, В. В. Колесов), слав. глоттогенезу (Ф. П. Филин и др.), этимологии (О. Н. Трубачёв). Разрабатываются синхронные методы исследования современных славянских языков (И. И. Ревзин и др.), созданы грамматики болгарского, чешского, сербо-хорватского, нижнелужицкого языков (Ю. С. Маслов, А. Г. Широкова, В. П. Гудков, М. И. Ермакова), работы по истории болгарского (Е. В. Чешко, Е. И. Демина, И. К. Бунина), сербского (Р. В. Булатова) языков. Изданы атласы болгарских говоров в СССР и, совместно с болгарскими учёными, юго-восточных диалектов Болгарии (1963); изучались серболужицкие диалекты (Л. Э. Калнынь), восточнославянские, карпатские и полесские диалекты в сравнении с южно- и западнославянскими («Карпатский диалектологический атлас», 1967; работы Г. П. Клепиковой, Т. В. Поповой, Н. И. Толстого, Г. А. Цыхуна). Возрос интерес к топонимике (В. А. Никонов, Э. М. Мурзаев, Е. М. Поспелов), развивается балканистика, тесно связанная со славистическими проблемами и в историческом и в типологическом аспектах. Значительное место в работе советских славистов занимает и традиционная для русского С. проблематика старославянского языка (труд Селищева «Старославянский язык», 1951—52; работы В. В. Бородич, А. С. Львова, Л. П. Жуковской, К. И. Ходовой, Р. М. Цейтлин, Е. М. Верещагина, Б. А. Успенского), в сотрудничестве с чехословацкими учёными готовится словарь древнейших старославянских текстов.
         С. в зарубежных славянских странах. В межвоенный период наиболее крупные научные силы в С. зарубежных славянских стран представляло чешское С., в котором продолжалось историко-филологическое исследование кирилло-мефодиевской проблемы и церковно-славянской традиции средневековой Чехии (В. Халоупецкий, Ф. Грушовский, И. Вайс, М. Вейнгарт, В. Вашица), славянских литератур и фольклора (Ф. Вольман, И. Горак, Я. Махаль, Ю. Доланский, М. Мурко). Пражский лингвистический кружок (Н. С. Трубецкой, В. Матезиус, Б. Гавранек, Я. Мукаржовский, Б. Трнка, С. Карцевский) внёс существенный вклад в развитие славянского языкознания и литературоведения. По чешской и словацкой этнографии работали К. Хотек, В. Пражак, Б. Вацлавек, И. Кубин. Важное место в чешской С. занимали проблемы межславянских, особенно чешско-русских, связей (И. Мацурек, русские историки А. В. Флоровский, В. А. Францев). Аналогичная проблематика изучалась и в польского С., где велись работы по сравнительной славянской этнографии, отчасти филологии и истории. Труды К. Мошиньского («Народная культура славян», т. 1—2, 1929—39 и др.) дополняли современным материалом классических сочинений Л. Нидерле («Жизнь древних славян» и др.), закладывали основы синхронного изучения материальной и духовной культуры славян. Они имели большое значение для изучения этногенеза славян, так же как и «Введение в историю славян» (1927) Я. Чекановского, исследования лингвиста Т. Лера-Сплавинского и др. В сфере славянской диалектологии большие заслуги принадлежат К. Нитшу и М. Малецкому. Продолжалось изучение старославянского права и полабо-прибалтийских славян (Ю. Видаевич, К. Тыменецкий и др.), русской литературы и языка (В. Ледницкий и др.). В Болгарии изучались славянская филология, кирилло-мефодиевская проблема, роль древнеболгарской письменности в культурной истории славян, славянская диалектология и сравнительное языкознание (Б. Цонев, А. Теодоров-Балан, Л. Милетич, С. Младенов, И. Иванов и др.), сравнительная этнография и фольклор (М. Арнаудов, С. Романский, Х. Вакарельский). В Югославии интенсивное развитие историко-этнографических исследований связано с деятельностью школы И. Цвийича и его последователей (Т. Джорджевич, И. Эрделянович, В. Чайканович), а также этнологов (М. Гавацци и Н. Жупанич). Югосл. языкознание и филология развивались благодаря усилиям А. Белича, Т. Маретича, Р. Нахтигаля, Ф. Рамовша, С. М. Кульбакина, Б. Поповича, И. Приятеля, И. Бадалича и др. Националистический характер, всё более усиливавшийся в ответ на политику германского империализма, имели труды, издававшиеся в Польшей Чехословакии по истории польско-немецких и чешско-немецких отношений. Буржуазному С. противостояли работы прогрессивных историков культуры, литературоведов, литературных критиков (З. Неедлы и др. — в Чехословакии, Г. Бакалов, Т. Павлов и др. — в Болгарии, И. Фик, Ф. Фидлер и др. — в Польше).
         Первостепенной задачей историков зарубежных славянских стран после установления в них социалистического строя была подготовка квалифицированных марксистских кадров. Их внимание сосредоточилось на изучении узловых проблем отечественной истории: история крестьянства и его классическая борьба, формирование пролетариата, развитие рабочего движения, национально-освободительное движение 19 — начала 20 вв. и антифашистская борьба в годы 2-й мировой войны. Стало возможным перейти к созданию обобщающих исследований по отечественной истории. В Польше и Чехословакии проблемами славянского этногенеза занимаются как историки и археологи, так и лингвисты. Большое место в научных исследованиях отводится великоморавской проблематике и связанному с ней изучению литературной и церковно-политической деятельности Кирилла и Мефодия (в Чехословакии — Л. Хавлик, В. Груби, Я. Декан, Ф. В. Мареш и др., в Болгарии — В. Киселков, Е. Георгиев, К. Куев и др., в Польше — Ю. Видаевич и др.). В Польше и Югославии появились новые исследования по истории державы Само (работы польского учёного Г. Лябуды, словенского — Б. Графенауэра). Общей для исследователей слав. стран явилась проблема формирования раннефеодальной государственности, возникновения слав. города и — для западных славян — проблема средневековой нем. колонизации (в Польше — К. Тыменецкий, Х. Ловмяньский, А. Гейштор, В. Хенсель, З. Качмарчик и др.). Разрабатываются проблемы старославянского права (В. Ванечек и др. — в Чехословакии, Ю. Бардах и др. — в Польше) и полабо-прибалтийского славянства (Лябуда и др. — в Польше, Л. Грабова, Х. Булин и др. — в Чехословакии). Крупным вкладом в С. является издание польск. славистами многотомного «Словаря славянских древностей» (т. 1—4, 1961—72—). Славяно-германские отношения исследуются в Чехословакии (З. Фиала и др.), Польше (Я. Паевский, З. Войцеховский, Ю. Геровский, К. Пиварский и др.), Болгарии (В. Паскалева, Х. Христов и др.). Югославские учёные уделяют внимание средневековой нем. колонизации в Словении (М. Кос и др.), словено-германским отношениям в эпоху национального возрождения (Ф. Цвиттер и др.). В области средневековой истории в Болгарии и Югославии исследуются переселения славян на Балканский полуостров, образование здесь раннефеодальных государств, городов, славяно-византийские отношения (в Болгарии — Д. Ангелов, И. Дуйчев, Н. Тодоров и др., в Югославии — Г. Острогорский и др.), изучаются сербо- и болгаро-турецкие, болгаро- и сербо-греческие, хорвато-венгерские, хорваго-итальянские отношения более поздних периодов (14—19 вв.); словацкими и польскими историками — словацко-венгерские и польско-венгерские отношения. Большое место в С. зарубежных славянских стран занимает изучение истории СССР — России, Украины и Белоруссии (в Польше — Л. Базылёв, М. Ваврыкова, З. Млынарский, П. Лоссовский, В. Сливовская, А. Подраза, А. Попе и др., в Чехословакии — Б. Застерова и др.) Изучаются русско-польские отношения и революционные связи (С. Кеневич и др.), продолжается совместная советско-польская публикация документов о Польском восстании 1863—64. Внимание польских историков привлекают проблемы новой и новейшей истории Балкан и Австро-Венгрии (Х. Батовский и др.). В Чехословакии успешно разрабатываются вопросы русско-чешских экономических связей до конца 18 в., русско-чешских культурных и политических отношений в конце 18 — 20 вв. (Ч. Аморт, В. Краль, Я. Вавра, В. Чейхан и др.). Изучается весь комплекс проблем польско- и чехословацко-советских отношений, в том числе участие польских и чехословацких интернационалистов в Октябрьской революции 1917.
         В области русско-болгарских и русско-югославских отношений в эпоху феодализма и особенно в новое время работают историки и историки культуры И. Снегаров, А. Василев, П. Н. Русев (в Болгарии), Б. Павилевич, Д. Перович, В. Мишин (в Югославии) и др. В Болгарии (В. Хаджиниколов и др.) и Югославии изучаются вопросы советско-болгарских и советско-югославских. отношений и сотрудничества в их историческом развитии.
         Литературоведение в послевоенный период интенсивно изучает общие процессы в развитии славянских литератур, проблемы их взаимодействия с русской и западноевропейскими литературами (в Чехословакии — Ю. Доланский, К. Крейчи, А. Мраз, Д. Дюришин, С. Вольман, Р. Паролек, М. Пишут, в Польше — В. Якубовский, Т. Грабовский, М. Якубец, М. Р. Маёнова, Б. Бялокозович, в Болгарии — Е. Георгиев, В. Велчев, С. Русакиев, П. Динеков, в Югославии — И. Бадалич, А. Флакер, В. Вулетич, Дж. Живанович, Дж. Трифунович, С. Суботин, М. Павич). Пражская (Мукаржовский и др.) и польская школы поэтики и фольклористики, изучая собственные национальные литературы, пришли к ряду выводов общелитературоведческого характера. Систематизация и издание фольклора осуществляются в Польше (Ю. Кшижановский и др.), Болгарии (Динеков и др.), Югославии. Расширились тематика и объём работ по славянскому языкознанию, выполненных как по традиционным компаративным проблемам (И. Махек, З. Штибер, Ф. Славский — в Польше, К. Горалек, В. Махек — в Чехословакии, В. Георгиев, И. Леков — в Болгарии, Р. Бошкович, С. Ившич, П. Скок, Ф. Безлай — в Югославии), так и по проблемам структурного описания языков (Б. Гавранек — в Чехословакии, В. Дорошевский — в Польше, П. Ивич — в Югославии, Л. Андрейчин — в Болгарии); широкий размах приняла лексикографическая работа (этимологические, диалектные словари), выходят исследования по лингвогеографии (Л. Заремба, М. Карась, З. Штибер, К. Дейна — в Польше, С. Утешени — в Чехословакии, С. Стоиков — в Болгарии, и др.) и ономастике (Я. Шмилауэр — в Чехословакии, С. Роспонд, В. Ташицкий — в Польше, Ф. Безлай, М. Павлович — в Югославии, В. Георгиев — в Болгарии, и др.). Крупное научное событие — ведущаяся всеми академиями слав. стран (включая СССР) работа по созданию «Общеславянского лингвистического атласа».
         В тесных контактах со С. в СССР и в зарубежных славянских социалистических странах развивается С. в Венгрии, Румынии и ГДР. Большое значение в этих странах уделяется изучению славяно-венгерских, славяно-румынских, славяно-германских и особенно русско-германских политических, экономических, культурных отношений и языковых связей (И. Переньи, Э. Нидерхаузер, И. Дольманьош, И. Кнежа, З. Балецки, Л. Хадрович, О. Ашбот, Ш. Бонкало и др. — в Венгрии, Э. Петрович, И. Пэтруц, Г. Михаилэ, Д. Богдан — в Румынии, З. Михальк и др. — в ГДР). Особенное внимание уделяется исследованию революционных событий 1848—49 и характеру венгерско-славянских (Э. Андич, А. Моди и др.) и румынско-славянских (И. Фашениану, Н. Чеахир и др.) отношений в этот период. Появляются исследования и публикации по вопросам внешней политики Венгрии и Румынии в межвоенное время (Е. Кампус и др. — в Румынии) и периода 2-й мировой войны (выход Румынии и Венгрии из состава гитлеровской коалиции, их совместная со славянскими народами борьба против фашизма), а также вопросам сотрудничества Венгрии и Румынии со славянскими социалистическими странами в послевоенный период (П. Константинеску-Яшь, И. Купша, Г. Матей и др. — в Румынии, Я. Харашани, Ш. Тот и др. — в Венгрии). Важное место в С. ГДР занимает критика западно-германской историографии по славистической тематике (Б. Спиру, Ф. Х. Генцен, Э. Вольфграм и др.), изучение немецко-русских (Б. Видера, К. Грау и др.) и немецко-советских (Л. Штерн, А. Норден, Г. Розенфельд и др.) немецко-польских (И. Калиш, В. Базлер, И. Май и др.), немецко-чешских (Г. Пейкерт, К. Оберман и др.) отношений, русско-немецких научных связей (Э. Винтер, И. Тецнер, Г. Морман и др.). Широко организовано в ГДР изучение истории, языка, культуры сербов-лужичан, начато археологическое изучение полабо-прибалтийского славянства (Ф. Метчк, Я. Шольта, Н. Шиллер, Я. Брачкачк). Значителен вклад славистов ГДР в изучение древней славянской топонимики (Р. Траутман, Р. Фишер, Э. Айхлер), в исследование славянско-немецких, в первую очередь русско-немецких, литературных связей (Г. Цигенгайст, Г. Гразгоф, Х. Рааб, Э. Рейснер, Э. Винтер и др.) и др., филологических и лингвистических проблем (Р. Эккерт, Х. Х. Бильфельдт, П. Летч и др.).
         В капиталистических странах значительным славистическим центром в межвоенный период были французский институт славянских исследований в Париже (директора А. Мейе, А. Мазон), организованные довоенной Германией славистической кафедры в Лейпциге и Берлине (руководители Р. Траутман, М. Фасмер), созданный в буржуазной Чехословакии немецкий университет в Праге (Г. Геземан, Э. Шневейс и др.). Наряду с журналами учёные-слависты этих учреждений издали ряд монографий по славянской истории, этнографии, филологии, языкознанию (учёных Франции — Ф. Дворника, А. Вайяна, Л. Теньера, Ж. Патуйе, П. Паскаля, Э. Омана и др., учёных довоенной Германии — П. Дильса, Г. Вейганда, О. Гецша, Г. Стелина, М. Брауна и др.). В межвоенный период возникает научная славистика в Италии (Э. Ло-Гатто, Дж. Мавер, А. Крониа), скандинавских странах (О. Брок, Р. Экблом, А. Стендер-Петерсен, Х. С. Станг и др.), Великобритании и США.
         После 2-й мировой войны 1939—45 число кафедр С. и институтов в Западной Европе и США значительно возросло. В США славистика развивалась отчасти за счёт привлечения европейских учёных (Р. Якобсон, В. Ледницкий, К. Тарановский, Б. Унбегаун, Г. Бирнбаум, Н. Прибич и др.), отчасти за счёт собственных кадров (Р. Г. Лорд, В. Б. Эджертон, Д. С. Уорт, Э. Станкевич, Г. Лант и др.). Исключая работы по т. н. советологии, принесшие значительный вред науке, американское С. достигло определённых успехов в решении ряда научных задач. Объективный характер исследований присущ и многим славистам ФРГ (М. Браун, Э. Кошмидер, Р. Олеш, А. Шмаус, И. Шлютц, Л. Мюллер и др.). Продолжают исследования слав. стран, их истории, языка и литературы французские слависты (А. Гранжар, М. Эрар, Р. Порталь, Ж. Патуйе, Ж. Вейренк, Ж. Леписье, П. Гарде и др.). Повысился интерес к С. в Италии (Э. Гаспарини, Р. Пиккио, Б. Мериджи, С. Грачотти, К. Вердиани, Ф. Вентури и др.). Английское С. в послевоенный период также делает значительные успехи в трудах В. К. Мэтьюса, С. Коновалова, Б. Унбегауна, Р. Отти и др. Традиции венской кафедры, одной из старейших славистических кафедр, продолжают в Австрии И. Хамм, Ф. В. Мареш, А. В. Исаченко, Г. Хютль-Уорт, Г. Вытшенс и др. В других европейских капиталистических странах С. представлено меньшим числом учёных, однако их научный уровень высок: В. Р. Кипарский, И. С. Вахрос, Э. Ниеминен (Финляндия), К. О. Фальк, Г. Якобсея (Швеция), Х. Станг, А. Галлис (Норвегия), К. Стиф, Г. Сване (Дания) и др. Развивается С. в Индии, на Ближнем Востоке, в Австралии.
         Большое значение в развитии С. имеют международные славистические съезды [1-й — в Праге, 1929; 2-й — в Варшаве и Кракове, 1934; изданы материалы 3-го съезда, намечавшегося на 1939 в Белграде (не состоялся); 4-й — в Москве, 1958; 5-й — в Софии, 1963; 6-й — в Праге, 1968; 7-й — в Варшаве, 1973], организуемые Международным комитетом славистов совместно с национальными комитетами.
         Крупнейшие центры С.: институт истории Восточной Европы и юго-восточных стран, институт славянской филологии и древностей (Австрия); институт балканистики (НРБ); Славянское общество (Великобритания); институт серболужицкого народоведения при Академии наук ГДР; институт славянской филологии (Италия); институт славяноведения ПАН (ПНР): институт по изучению стран Юго-Восточной Европы Румынской АН (СРР); институт славяноведения и балканистики АН СССР; Объединённый комитет С. (США); институт С. (Франция); общество по изучению Юго-Восточной Европы (ФРГ); институты истории европейских социалистических стран ЧСАН и САН (ЧССР); Старославянский институт (СФРЮ).
         Основные издания по С.: «Wiener Slavistisches Jahrbuch» (W., с 1950); «Etudes balkaniques» (Sofia, с 1964); «Oxford Slavonic Papers» (Oxf., с 1950); «The Slavonic and East European Review» (L., с 1922); «Studia Slavica» (Bdpst, с 1954); «Letopis»(Budysin, с 1952); «Zeitschrift für Slavistik» (В., с 1956); «Scando-Slavica» (Kbh., с 1954); «Ricerche slavistiche» (Roma, с 1952); «Slavistica» (Winnipeg, с 1948); «Pamiętnik słowiński» (Kraków, с 1949); «Rocznik slawistyczny» (Wroclaw — Kraków — Warsz., с 1908); «Slavia antiqua» (Poznań, с 1948); «Slavia occidentalis» (Poznan, с 1921); «Slavia orientalis» (Warsz., с 1952); «Romanoslavica» (Buc., с 1958); «Советское славяноведение» (М., с 1965); «Словянське мовознавство» (Київ, с 1958); «Українське слов'янознавство» (Київ, с 1970), «Слов'янське литературознавство i фольклористика» (Київ, с 1965); «Slavic Review» (N. Y., с 1941); «Sudost-Forschungen» (Münch., с 1936); «Zeitschrift für Slavische Philologie» (Hdlb., с 1925); «Slavia» (Praha, с 1922); «Slovansky prehied» (Praha, с 1898); «Slovanske studie» (Brat., с 1957); «Byzantinoslavica» (Praha, с 1929); «Jyжнословенски филолог» (Београд, с 1913).
         Источники: Документы к истории славяноведения в России (1850—1912), М. — Л., 1948.
         Лит.: Ягич В. И., История славянской филологии, СПБ, 1910; Очерки истории исторической науки в СССР, т. 1—4, М., 1955—66; Советское славяноведение. Обзор литературы, М., 1963; Советское славяноведение. Литература о зарубежных славянских странах на русском языке. 1918—1960, М., 1963; Кравчук Р. В., З iсторii слов'яньского мовознавства, Київ, 1961; Королюк В. Д., Советские историко-славистические исследования (1917—1967), «Советское славяноведение», 1967, № 5; Злыднев В. И., Изучение зарубежных славянских литератур в Советском Союзе (1917—1967), там же; Бернштейн С. Б., Советской славянской филологии 50 лет, там же; Советское языкознание за 50 лет, М., 1967.
         В. Д. Королюк.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Синонимы:

Смотреть что такое "Славяноведение" в других словарях:

  • славяноведение — славяноведение …   Орфографический словарь-справочник

  • славяноведение — см. славистика Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011. славяноведение сущ., кол во синонимов: 1 • …   Словарь синонимов

  • славяноведение —     СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ, славистика     СЛАВЯНОВЕДЧЕСКИЙ, славистский …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ — (славистика) совокупность научных дисциплин о языках, литературах, фольклоре, истории, материальной и духовной культуре славянских народов …   Большой Энциклопедический словарь

  • СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ — СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ, славяноведения, мн. нет, ср. Совокупность дисциплин, изучающих славянские языки, литературу, культуру, историю и быт славян; то же, что славянская филология, славистика. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ — СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ, я, ср. Совокупность наук о славянах, их истории, языках, фольклоре, литературах, материальной и духовной культуре. | прил. славяноведческий, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ — комплекс обществ. наук, изучающих происхождение, историю, совр. обществ. политич. развитие, историю культуры, особенно письменности, и языки слав. народов. Во всех слав. странах проблематика, относящаяся к истории, культуре, языку каждой данной… …   Советская историческая энциклопедия

  • славяноведение — я; ср. Совокупность наук, изучающих историю, литературу, язык, фольклор, этнографию и т.д., а также памятники материальной и духовной культуры славян; славистика. Проблемы славяноведения. Кафедра славяноведения. * * * славяноведение славистика,… …   Энциклопедический словарь

  • Славяноведение — (славистика) есть наука о славянстве в его целом и в частности о каждом члене племенной семьи славянской, во всех проявлениях его народного типа и его жизни в прошедшем и в настоящем всестороннее изучение славян в отношениях лингвистическом и… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Славяноведение — ср. Совокупность научных дисциплин, изучающих славянские языки, литературу, культуру, историю и быт славян; славистика. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Книги

Другие книги по запросу «Славяноведение» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»