Рим Древний это:

Рим Древний
Рим Древний (лат. Roma), город, возникший (согласно античному преданию, в 754/753 до н. э.) из группы поселений, к середине 3 в. до н. э. подчинивший себе весь Апеннинский полуостров; в дальнейшем ‒ средиземноморская держава, включавшая западную и юго-восточную части Европы, Малую Азию, побережье Северной Африки, Сирию, Палестину.

Исторический очерк

Так называемый царский период (754/753‒510/509 до н. э.). В соответствии с античной традицией долгое время считалось, что город Р. развился из древнейшего поселения на холме Палатине, но, как показали археологические исследования, правильнее рассматривать образование Р. как результат слияния укрепленных поселений на нескольких холмах; возникновение римского форума как общего центра этих поселений относится к началу 6 в. до н. э. Традиционная версия об этнической неоднородности первоначального населения Р. (латины, сабины) также находит подтверждение в археологическом материале.

Предание называет 7 царей, последовательно правивших Р. в 8‒6 вв.: Ромул, Нума Помпилий, Тулл Гостилий, Анк Марций, Тарквиний Приск, Сервий Туллий, Тарквиний Гордый. Видимо, последние 3 царя были представителями этрусской династии, что даёт основание предполагать какой-то период этрусского господства. Всё полноправное население Р. ‒ «римский народ» (populus romanus) ‒ делилось на роды (по преданию, 300), курии (30 по 10 родов) и трибы (3 по 10 курий). Первоначально к полноправному населению относились только патриции, другая часть населения, стоявшая вне родовой организации, называлась плебеями. На основе неравенства между плебеями и патрициями, а также развития имущественной дифференциации среди самих патрициев, возникла особая форма социальных отношений ‒ клиентела. Народные собрания (комиции) проходили по куриям (куриатные комиции), в них участвовали только патриции. По преданию, Ромулом был создан сенат, состоявший из старейшин родов (300 чел.). Власть царя первоначально была близка власти племенного вождя, т. е. ограничена сенатом и комициями (на которых цари избирались); в эпоху господства этрусской династии его власть значительно укрепилась. Члены сената стали назначаться царями из узкого круга патрицианских родов, что превратило сенат в замкнутый орган римской знати.

Экономической основой ранней римской общины было сельское хозяйство. Патриции постепенно составили господствующий класс-сословие, владевший крупными наделами земли, рабами и имевший клиентов. Плебеи этого времени могут быть отождествлены с мелкими и средними землевладельцами, а также ремесленниками. Традиция приписывает царю Сервию Туллию (середина 6 в. до н. э.) реформу общественного устройства, в результате которой плебеи были введены в состав populus romanus. По существу это была революция, направленная против пережитков родового строя (см. Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, в книге: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 128); она не может быть приписана одному деятелю и выходит за хронологические рамки царского периода.

Гиперкритическое направление в античной историографии (итальянский историк Э. Пайс и др.) почти полностью отвергало достоверность ранней истории Р., но новейшие археологические открытия в ряде случаев подтвердили данные римской исторической традиции.

Республика (510/509‒30 или 27 до н. э.). Республиканский образ правления установился в Р. после изгнания царя Тарквиния Гордого (510/509). Прерогативы царской власти были разделены между двумя ежегодно избиравшимися должностными лицами, которые сначала назывались преторами, а затем консулами. Внутренняя история ранней римской республики была историей борьбы прежде всего между плебеями и патрициями. По существу это была борьба «... мелкой земельной собственности с крупной...» (Маркс К., Письмо к Энгельсу от 8 марта 1855, см. там же, т. 28, с. 368). В Р. со времён царей существовал фонд неразделённых земель, так называемое ager publicus ‒ общественное поле. Он увеличивался за счёт завоёванных территорий. Патриции, будучи, как правило, военными вождями, стремились за счёт общественного поля приумножить свои личные владения. Плебеи же были лишены доступа к этим землям и политически бесправны. Поэтому их борьба за землю переплеталась с требованиями политических прав. В результате длительной борьбы плебеи добились ряда крупных успехов: учреждения должности народного трибуна (494) для защиты интересов плебеев, допуска к консулату (367), отмены долговой кабалы (326) и др.

Внешняя политика Р. характеризовалась почти непрерывными войнами. Победив своих ближайших соседей (вольсков, эквов и др.), римляне в 5 в. овладели правым берегом р. Тибр. В начале 4 в. Р. подвергся кратковременному, но опустошительному нашествию галлов (390), затем вёл войны с городами Латинского союза (340‒338) и самнитами (см. Самнитские войны 343‒290), завершившиеся подчинением всей Средней Италии. К 265 после победы над полководцем Пирром была завоёвана Южная Италия (или «Великая Греция»).

В результате уравнения в правах плебеев и патрициев произошло слияние старых патрицианских родов с верхушкой плебса и образовалась новая аристократия ‒ нобилитет. Постепенно представители нобилитета захватили в свои руки руководство сенатом и высшие государственные должности. Политическое устройство Р. приобрело характерные черты аристократической республики. Фактически ведущая роль в управлении государством принадлежала сенату. Он ведал государственным имуществом и финансами, внешней политикой, военными делами, вопросами религии и культа, наблюдал за внутренней безопасностью. Все государственные должности (магистратуры) были коллегиальными, краткосрочными и неоплачиваемыми. Формально высшим органом власти считалось народное собрание, где проходили выборы должностных лиц и принимались или отвергались новые законопроекты.

Организация управления завоёванной Италией основывалась на знаменитом принципе: «разделяй и властвуй». Италийские города и общины имели различный статус (см. в статье Муниципии). На территории покорённых общин выводились колонии с римским или латинским правом (см. Колонии античные).

После покорения Италии римская экспансия вышла за пределы Апеннинского полуострова. Здесь римлянам пришлось столкнуться с одним из крупнейших государств Западного Средиземноморья ‒ Карфагеном. Так называемые Пунические войны продолжались (с перерывами) более 100 лет. В результате 1-й Пунической войны (264‒241) Р. приобрёл первые заморские владения ‒ Сицилию, Корсику, Сардинию, которые были превращены в римские провинции. В период 2-й Пунической войны (218‒201) знаменитый карфагенский полководец Ганнибал вторгся в Италию и, одержав над римлянами ряд побед (при Каннах в 216 и др.), опустошал её территории более 15 лет. Однако в конечном итоге война карфагенянами была проиграна, римляне под командованием Сципиона Африканского Старшего одержали победу над Ганнибалом (битва 202 при Заме). К Р. от Карфагена отошла Испания. В конце 3 в. римская экспансия обратилась на Восток. В результате трёх Македонских войн (215‒205, 200‒197, 171‒168) римляне распространили своё господство на Балканский полуостров (к 168), а после так называемой Сирийской войны (192‒188) против Антиоха III положили начало своему влиянию в Малой Азии. 3-я Пуническая война (149‒146) свелась фактически к осаде Карфагена, который был взят штурмом Сципионом Африканским Младшим, а затем по решению сената предан огню и уничтожен. В итоге этих войн Р. превратился в крупнейшую средиземноморскую державу.

Завоевательные войны сопровождались притоком в Италию огромного количества рабов. Широко процветала торговля рабами, часто связанная с пиратством (центр оптовой торговли ‒ остров Делос). Немалое значение имело естественное воспроизводство рабов. Всё это в сочетании с неизжитым в провинциях долговым рабством привело к тому, что рабский труд (с конца 3 в. до н. э.) начал играть ведущую роль в производстве. Шёл интенсивный процесс формирования рабовладельческого государства. Концентрация земли, появление крупных поместий (латифундий) и в особенности распространение вилл, основанных на эксплуатации рабского труда, неизбежно вызывали вытеснение мелких крестьянских хозяйств, обезземеление и пауперизацию сельского плебса. Обезземеленные крестьяне частично становились арендаторами или подёнщиками, но большая часть отправлялась на заработки в город.

Превращение Р. в крупнейшую державу способствовало широкому развитию товарно-денежных отношений и внешней торговли. Из Италии вывозились вино, оливковое масло, металлические изделия, керамика; ввозились в Р. с.-х. продукты (из провинций) и предметы роскоши (из стран Востока). Римские завоевания содействовали непрерывному притоку денежного капитала за счёт контрибуций и военной добычи. Всё это приводило к развитию кредитно-ростовщических операций, которыми занимались теперь не только отдельные лица, но и целые компании откупщиков (публиканы) или конторы менял (аргентарии).

Римское общество этого времени представляло собой пёструю картину враждующих классов и сословий. Окончательно оформились два основных антагонистических класса ‒ рабы и рабовладельцы. Противоречия между ними настолько обострились, что привели к вооруженным восстаниям рабов. Наблюдалась дальнейшая дифференциация господствующего класса. Наряду с высшим сословием ‒ сенаторами (т. е. представителями нобилитета) появилась торгово-ростовщическая знать (всадники). Определённую роль стала играть муниципальная аристократия (привилегированные круги италийских общин). Росла политическая активность плебса.

Важнейшим явлением социально-экономической и политической жизни Р. 2 в. следует считать кризис полисной организации. Старые республиканские учреждения, приспособленные к нуждам и запросам небольшой римской общины (полиса), оказались в новых условиях недостаточно действенными. Это несоответствие особенно ярко проявилось, например, в вопросе управления провинциями. Они фактически отдавались в бесконтрольное распоряжение наместников (проконсулов, пропреторов), назначаемых сенатом. Особенно разорительной для жителей провинций была деятельность публиканов, которые, беря на откуп сбор налогов и внося в римскую казну определённую сумму, выколачивали её затем с огромными излишками из местного населения.

Последнее столетие существования римской республики насыщено яркими политическими событиями. В 138 (или 136) началось 1-е Сицилийское восстание рабов, в ходе которого восставшие сделали попытку создать своё государство; оно было подавлено крупными вооруженными силами в 132. В 104‒99 вспыхнуло 2-е Сицилийское восстание рабов. Эти движения встретили отклик в Восточном Средиземноморье (Пергам, острова Делос, Хиос). В самом г. Риме началось широкое революционное движение сельского плебса, которое привело к первым вспышкам гражданской войны на улицах города. В 30‒20-х гг. 2 в. движение возглавили братья Гракхи, стремившиеся путём демократических реформ добиться возрождения свободного крестьянства. Гай Гракх выдвинул также предложение о даровании римских прав италикам. В ходе развернувшейся напряженной борьбы оформились два основных идейно-политических течения: оптиматы и популяры.

Во время войны Р. против нумидийского царя Югурты (111‒105) выявилось далеко зашедшее разложение правящей сенатской верхушки, её неспособность к руководству, продажность. Решением комиций командование войсками было передано Г. Марию, который и довёл войну до победного конца. Марием была проведена также военная реформа ‒ стал осуществляться приём в армию беднейших граждан (пролетариев) и были проведены некоторые технические нововведения. Реформированная армия успешно отразила опасное для Р. нашествие племён тевтонов (102) и кимвров (101). В 91 народный трибун М. Л. Друз повторил предложение Г. Гракха о даровании прав италикам. Провал этого законопроекта в сенате и убийство Друза послужили поводом к так называемой Союзнической войне (90‒88) ‒ общеиталийскому восстанию против Р. Одержав ряд военных побед над италиками, римляне тем не менее были вынуждены предоставить им права, т. е. включить всё население Апеннинского полуострова в состав римской гражданской общины. В 89 начались войны с понтийским царём Митридатом VI, угрожавшим римскому господству на Востоке. Сенат поручил ведение войны Сулле, но народное собрание выдвинуло кандидатуру Мария. Борьба вокруг этого вопроса привела к тому, что Сулла направил готовившуюся к походу на Восток армию против самого Р. Впервые в истории города Рим был взят (88) римскими же войсками. Однако после отправления Суллы и его армии на Восток господство в Р. перешло в руки сторонников Мария (консульство Цинны 87). По возвращении Суллы в Италию борьба между сулланцами и марианцами переросла в открытую гражданскую войну. Снова взяв с бою Рим, Сулла установил (в 82) жестокий террористический режим (система проскрипций). Диктатура Суллы (82‒79) была последней попыткой сохранить политический строй сенатской республики, но его социальной опорой был уже не столько нобилитет, сколько ветераны римской армии, щедро наделённые Суллой (как прежде Марием) землёй. В 74 (или 73) произошло крупнейшее в истории древности восстание рабов под руководством Спартака. Оно свидетельствовало о крайнем обострении антагонизма в римском обществе. Но восставшие рабы не выдвигали задачи уничтожения рабства как института, не имели чёткой политической программы и поэтому их самоотверженная борьба окончилась поражением (71). События конца 2‒ середины 1 вв. свидетельствовали об углублявшемся кризисе римской республики. Революционное движение римского, а затем общеиталийского плебса было направлено против Р.-полиса, против сенатской олигархии, привилегий замкнутой общины. Один из основных её институтов ‒ народное собрание (комиции) ‒ с момента распространения гражданских прав на всё население Италии начал превращаться в юридическую фикцию. Столь типичное для полисной организации народное ополчение после реформы Мария заменяется постоянной и профессиональной армией. Трансформировался господствующий класс: староримская знать, сенатская олигархия, тесно связанная с отжившими полисными традициями, теряли свой прежний авторитет, власть, положение. Новые социальные группы ‒ всадники, муниципальная, а затем и провинциальная аристократия ‒ всё в большей мере претендовали на руководящее положение в государстве.

Решающую роль в социально-политической жизни Р. в 1 в. стали играть армия и её вожди. В 70‒60 происходит возвышение Г. Помпея. Он участвовал в подавлении восстания Спартака, особенно прославился в борьбе со средиземноморскими пиратами. Наивысших военных успехов он достиг, окончательно разгромив Митридата VI (64) и совершив походы в Закавказье и Сирию. В 60 образовался антисенатский союз трёх крупных военных и политических деятелей Красса, Помпея и Цезаря, в скором времени превратившийся в фактическое правительство (так называемый 1-й триумвират). После консулата (59) Цезарь получил в управление Цизальпинскую Галлию и Иллирию на 5 лет, с правом набора армии, а несколько позже ‒ Трансальпийскую Галлию, которую ещё предстояло завоевать. В результате походов Цезаря 58‒51 страна была завоёвана. Это завоевание дало римлянам огромную добычу, сотни тысяч пленных, открыло широкое поле деятельности для римских торговцев, публиканов и т.д. Победы в Галлии содействовали популярности Цезаря. Сенатские круги опасались захвата Цезарем единоличной власти. Помпей перешёл на сторону сената и, получив особые полномочия, провёл ряд законов, фактически направленных против Цезаря. Перед последним стояла дилемма: распустив войско, явиться в Р. в качестве частного лица или перейти с войском границу Италии, начав тем самым гражданскую войну. После долгих колебаний Цезарь перешёл границу ‒ р. Рубикон (10 января 49).

В ходе гражданской войны Цезарь одержал ряд решающих побед: над Помпеем (Фарсал, 48), над армией сторонников Помпея в Африке (Тапс, 46) и Испании (Мунда, 45). В 45 он стал неограниченным властелином римской державы. Ему были декретированы сенатом чрезвычайные почести и полномочия ‒ пожизненная диктатура, трибунская власть, титулы «император», «отец отечества» и т.п. Монархические устремления Цезаря вызвали беспокойство сторонников республики, и в результате заговора он был убит (15 марта 44). После смерти Цезаря начался новый этап гражданских войн. В защиту интересов сенатской республики выступили руководители заговора Брут и Кассий. Цезарианцев возглавлял сначала М. Антоний, а затем наследник Цезаря (его внучатый племянник) Октавиан. В 43 возник 2-й триумвират (союз трёх цезарианцев: Антония, Октавиана и Лепида). Их власть была санкционирована комициями. Триумвиры путём жестоких проскрипций расправились со своими политическими противниками, а затем выступили против Брута и Кассия, сосредоточивших свои силы в Македонии. В битве при Филиппах (42) республиканская армия потерпела поражение, её вожди Брут и Кассий покончили жизнь самоубийством. Однако на этом гражданская война не закончилась. Продолжались волнения в самой Италии (см. Перузинская война), начались военные действия против Секста Помпея, обосновавшегося в Сицилии, наконец, резко обострились отношения между Антонием и Октавианом. Война между ними закончилась победой Октавиана (при мысе Акций, 31), в следующем году был захвачен и превращен в римскую провинцию Египет; Антоний, находившийся там, покончил жизнь самоубийством. Октавиан стал единоличным правителем. Поэтому 30-й год часто считают начальной датой истории империи, иногда её передвигают на 27-й, поскольку именно в этом году сенат закрепил за Октавианом права верховной власти и преподнёс ему почётный титул «Август».

Флавиев (69‒96) и Антонинов (96‒192), в конце правления которых начался так называемый «кризис 3 века».

В эпоху принципата завершился процесс превращения государства из органа римской аристократии в орган всего класса рабовладельцев. Этот процесс сопровождался острыми конфликтами между императорами и сенатской знатью, не желавшей жертвовать своим привилегированным положением. Он отмечен оппозиционными выступлениями и заговорами сенаторов против императоров и ответными репрессиями последних. Своего апогея конфликт, осложнённый кризисом римского провинциального управления (восстания в Британии 61, Иудее 66‒73, Галлии 68 и др.), достиг при Нероне. Начавшаяся после его смерти в 68 гражданская война претендовавших на престол Гальбы, Отона, Вителлия и Веспасиана окончилась в 69 провозглашением императором Веспасиана, что явилось победой италийских и отчасти провинциальных рабовладельцев, за счёт которых стал пополняться сенат и управленческий аппарат. Доступ в сенат провинциалам ещё более расширили Антонины (большинство которых были уроженцами провинций), в правление которых противоречия внутри правящего класса, обострившиеся при последнем ФлавииДомициане, временно сгладились. Восстания в провинциях, возглавлявшиеся в 1 в. выходцами из туземной знати, прекратились. Усилился процесс слияния господствующего класса Италии и провинций, чему способствовала широкая раздача римского гражданства, завершившаяся дарованием его почти всем свободнорождённым жителям империи (212, при императоре Каракалле).

Во 2 в. империя достигла своего наибольшего территориального расширения. (См. карту.) В 1 в. были присоединены Каппадокия (17), Мавретания (между 40‒45), Британия (43), Фракия (46); во 2 в. при Траяне в результате победоносных войн с даками и Парфянским царством Дакия (106), Аравия (106), Армения (114), Месопотамия (115) и Ассирия (115) [последние три в результате восстаний местного населения преемнику Траяна ‒ Адриану (117‒138) пришлось оставить]. В связи с основанием многочисленных новых колоний и муниципиев развивалась экономика провинций за счёт распространения рабовладельческих отношений, главным образом в виллах, наиболее тесно связанных с рынком и представлявших оптимальные условия для использования рабского труда: простая кооперация, возможность повысить квалификацию рабов, применять лучшие орудия производства, рационально организовать хозяйство, согласно требованиям агротехники. Эти преимущества делали виллу более рентабельной, чем мелкое крестьянское хозяйство и рабовладельческие латифундии, где трудности организовать и поставить под эффективный надзор большие массы рабов вели к увеличению затрат на содержание поместной администрации. Владельцами вилл были граждане городов, наделявшиеся имениями за счёт дробления земель туземной знати и экспроприации крестьянских общин. Этот процесс, так же как улучшение морских и сухопутных путей сообщения, прекращение крупных войн, контроль за действиями наместников и их штата, способствовал развитию специализированного сельского хозяйства, ремесла и торговли, распространению римского образа жизни и культуры. Однако наряду с более романизованными и урбанизованными областями были и менее романизованные, где преобладали сельские общины и крупные имения местной знати, обрабатываемые более или менее зависимыми земледельцами. Особенно сложными были условия в восточных провинциях, где доримские и даже доэллинистические отношения переплетались с развитыми рабовладельческими. Отдельные области империи переживали экономический подъём и упадок не одновременно. С конца 1 в. начался кризис италийской экономики: сокращение специализированного сельского хозяйства и ремесленного производства, вытеснение италийской продукции провинциальной. Во 2 в. наивысшего расцвета достигли провинции в Испании, Галлии, Азии, Сирии, в начале 3 в. ‒ Африка и придунайские провинции. В 1‒2 вв. большее развитие получила внешняя торговля (морская и караванная) с народами Аравии, Индии, Кавказа, Средней Азии, спорадически ‒ Китая, Африки (до Судана), северно-восточными племенами, вплоть до Прибалтики. Крупнейшими торговыми центрами были гг. Остия, Аквилея, Арелат, Александрия, Антиохия, Пальмира и др. Большую роль в экономике играло хозяйство императоров, владевших огромными землями, мастерскими, рудниками, каменоломнями. Социальная структура была сложной: классовое деление переплеталось с сословным и дополнялось делением на римских граждан и перегринов (провинциалов, не имевших ни римского, ни латинского гражданства). Высшими сословиями были сенаторы и всадники. К первым принадлежали владельцы крупных (не менее чем в 1 млн. сестерций), изъятых из городских территорий имений, происходившие из старой знати, или выдвинутые императорами италики и провинциалы. В 3 в. уже 60% сенаторов были родом из провинций. В 1‒2 вв. из сенаторов назначались высшие римские магистраты, военачальники, наместники большинства провинций. В число всадников входили имевшие не менее 400 тыс. сестерций лица из городских землевладельцев, выслужившихся чиновников и военных командиров. Из них назначались судьи, чины финансового ведомства, префекты претория и др. Широкую социальную базу империи составляла верхушка городских землевладельцев, отправлявших городской магистратуры и входивших в городские советы ‒ декурионы. Эти три сословия с конца 2 в. считались привилегированными, «благородными» в противоположность городскому и сельскому плебсу ‒ «простонародию». Городской плебс состоял из торговцев, ремесленников, наёмных работников. С установлением империи он утратил своё политическое значение: государственные магистраты избирались сенаторами и всадниками; коллегии плебеев, их собрания, религиозная жизнь были поставлены под строгий контроль. Утрата политического значения компенсировалась щедрыми раздачами: в г. Риме 100‒150 тыс. бедняков получали даровой хлеб, а также мясо и масло от государства, в других городах ‒ от декурионов. По случаю праздников раздавались дополнительные дары, устраивались дорогие зрелища. Траян учредил для бедноты алиментарный фонд (см. Алиментация). К сельскому плебсу принадлежали мелкие землевладельцы и арендаторы частных городских и государственных земель ‒ колоны (см. в ст. Колонат). На них падало основное бремя налогов и повинностей. К несвободнорожденным принадлежали вольноотпущенники (либертины) и рабы. Некоторые либертины, особенно императорские, достигали высокого положения и богатства. Средние их слои занимались ремеслом и торговлей, беднейшие ‒ работали по найму. Часть рабов, имевших пекулий, т. е. обладавших имуществом, фактически стала владельцами средств производства и рабов. Но большинство лишённых средств производства рабов оставалось основным эксплуатируемым классом в сельском хозяйстве и ремесле. Классовая борьба, принимавшая формы пассивного сопротивления, бегства, убийства господ, разбоя, не прекращалась. Среди рабов, свободной бедноты, неполноправных, особенно провинциалов, стало распространяться христианство. Со времён Августа стали издаваться правительственные указы, регулировавшие отношения между рабами и рабовладельцами. В 10 н. э. был издан так называемый Силанианский сенатус-консульт, каравший смертью всех рабов убитого господина, находившихся близ него в момент убийства. Усиливались меры по розыску беглых. Вместе с тем, боясь озлобить рабов и отпущенников, императоры, особенно во 2 в., ограничивали произвол господ и патронов рядом законов. Господам было запрещено убивать рабов, вечно держать в оковах, отдавать в гладиаторы и т.д. Рабов излишне жестоких господ принудительно продавали. Укреплялись права рабов на пекулий. Патронам было запрещено переобременять вольноотпущенников повинностями. Опорой правительства была расположенная в основном на границах армия, численно беспрерывно возраставшая и насчитывавшая к 3 в. около полумиллиона чел. (30 легионов, набиравшихся из свободнорождённых римских граждан, и большое число перегринских вспомогательных пеших и конных частей). Легионеры за 20 лет службы получали земельные наделы, перегрины за 25 лет ‒ землю и римское гражданство. Ветераны освобождались от налогов и причислялись к сословию декурионов, становясь в городах и сёлах проводниками римской политики. Стоявшие в Риме преторианцы, а с середины 1 в. легионеры играли большую роль при выдвижении новых императоров, обычно из популярных военачальников. Внешняя политика определялась отношениями с Парфянским царством, войны с которым в 54‒66, 114‒117, 163‒165 давали перевес то одной, то другой стороне, и с племенами по северной и северно-восточной границам (по Рейну и Дунаю). С постепенным усилением племенных союзов римляне были вынуждены при Адриане (117‒138) перейти от агрессии к обороне, создав целый ряд пограничных укреплений (так называемый лимес романус). При Аврелии дунайские племена начали наступление на империю (Маркоманская война 166‒180), приостановленное крайним напряжением сил и ценой больших уступок.

«Кризис 3 века» (193‒284). Процветание, достигнутое при Антонинах, оказалось недолговечным. В правление Коммода (180‒192) и Северов (193‒235) начались волнения крестьян, солдатские мятежи, захват провинций наместниками, вторжения соседних племён, упадок сельского хозяйства, ремесла и торговли, инфляция. Обострились отношения императоров с сенатом. В середине 3 в. при Галлиене от Р. отпали Галлия, Испания и Британия (258), образовавшие так называемую Галльскую империю (258‒273), и Пальмира (268). Эти территории были вновь подчинены Р. в 272/273. В 260 римляне понесли тяжёлое поражение в войне с Персией. Племена германцев, сарматов, арабов опустошали пограничные провинции. Причиной упадка в 3 в. был кризис рабовладельческого способа производства. Развитие товарно-денежных отношений, рост денежных налогов и повинностей переобременяли хозяйства владельцев вилл. Поднять соответственно производительность труда рабов не удавалось. Рациональное хозяйство требовало знающих, инициативных работников. Но рабы не хотели трудиться в полную силу, господа же опасались знающих, способных рабов. Рентабельность вилл падала, городские землевладельцы и города беднели. Земли переходили в руки крупных собственников, в имениях которых трудились всё более закабаляемые колоны, обязанные натуральной и отработочной рентой. Основой хозяйственной жизни становились сельские общины и латифундии с преобладанием натурального хозяйства. Ослабевали связи между отдельными областями империи. Провинциальная земельная знать стремилась к независимости, сословие декурионов и армия ‒ к сохранению старых основ империи на базе усиления власти императора. Отсюда мятежи, гражданские войны, частая смена императоров. Септимий Север, ставший императором в результате гражданской войны в 193 после убийства Коммода, укрепил военный и бюрократический аппарат, прибегал к репрессиям по отношению к знати, конфисковывая её земли и наделяя ими солдат и ветеранов; отстранив сенаторов от высших командных должностей, он открыл солдатам широкие возможности к продвижению по службе. На антисенатскую политику Септимия Севера и ряда его преемников знать отвечала мятежами в провинциях, убийством неугодных ей императоров и выдвижением своих ставленников. Только во 2-й половине 3 в. императорам (так называемым иллирийским ‒ в основном выходцам из придунайских иллирийских областей) удалось благодаря военным реформам приостановить наступление соседних народов и вернуть под власть Р. отпавшие провинции, кроме освободившейся между 271‒275 Дакии.

Доминат (284‒476). Примирение разных групп правящего класса было достигнуто при Диоклетиане (284‒305) и Константине I (306‒337). Напуганная массовыми народными восстаниями (багаудов, агонистиков и др.) знать временно признала необходимость сильной центральной власти, с помощью которой народные восстания были жестоко разгромлены; бежавшие рабы и колоны возвращены владельцам; колоны из местных жителей и посаженных на землю пленных прикреплены к земле (эдикты 316‒332 Константина I). Эти меры, так же как реформы по укреплению монеты, способствовали усилению позиции магнатов и временному восстановлению экономики.

В правление Диоклетиана и Константина I императорская власть была окончательно признана абсолютной и божественной, император ‒ государем и господином (dominus, отсюда «доминат»). Идея святости его власти получила мощную санкцию церкви после признания христианства государственной религией. Сенат утратил всякую роль. Сенаторы превратились в сословие крупных землевладельцев, обычно живших в своих имениях. Правление государством сосредоточилось в императорском совете ‒ консистории и сложнейшем, дорого стоившем военно-бюрократическом аппарате, администрация которых была разделена на ранги с соответственными титулами и жалованием деньгами и натурой. Учитывая центробежные тенденции, сказавшиеся в кризисе 3 в., Диоклетиан в 293 разделил империю на 4 части (тетрархии), подчинённые 4 правителям (двум августам и двум цезарям). Константин I после длительной гражданской войны объединил в 324 империю под своей властью, но сохранил деление её на 4 части (префектуры), состоявшие из 12 диоцезов. После Константина I обычно правили два императора: один ‒ в западной, другой ‒ в восточной половине империи. Окончательно империя разделилась на 2 части при сыновьях Феодосия I (395). При доминате, в целях предотвращения узурпаций, гражданская власть наместников была отделена от военной. Легионы, как мобильные части, были отъединены от пограничной милиции, набиравшейся из военных колонистов и союзников (федератов) соседних племён. Учитывая тенденцию к натурализации хозяйства, Диоклетиан сделал основой налогообложения натуральные поземельные налоги и повинности. За своевременную уплату налогов колонами несли ответственность землевладельцы, податей с городских земель ‒ члены городских советов (курий) ‒ куриалы, наследственно прикрепленные к городам. Торгово-ремесленное население, также наследственно прикрепленное к профессиональным коллегиям, было обязано денежными налогами и поставками на двор и армию. Всё это ускоряло разорение городов и городских слоев, несмотря на попытки ряда императоров, особенно Юлиана Отступника (361‒363), приостановить этот процесс. На востоке империи, вследствие меньшего развития рабства, кризис был менее острым, чем на западе. Поэтому Константин I в 330 перенёс столицу на В. в стратегически важный г. Византий (Константинополь). Императоры западной части империи, покинув связанный со старыми традициями г. Рим, жили в Равенне или Медиолане. Достигнутая в начале 4 в. стабилизация оказалась недолговечной. Земельные магнаты, упрочив свои позиции и создав поместный аппарат принуждения (вплоть до вооруженных отрядов), расширяли свои земли и принимали под покровительство (патроциний) крестьян, искавших защиты от произвола властей. Снова усилились их конфликты с правительством, принимавшие форму восстаний провинциальных узурпаторов, некоторые из которых вступали в союз с королями варваров. Закабаляемые и разоряемые колоны и крестьяне восставали (в Нумидии, Галлии, Фракии, Малой Азии и др.), поддерживали варваров в войнах против Р., возобновившихся в 4 в. Нередки были мятежи городского плебса. Общее недовольство сказалось на боеспособности армии. При преемниках Константина I тяжёлые поражения римлянам были нанесены персами, германцами, сарматами. Постепенно солдаты, вербовавшиеся из колонов, крестьян, сыновей ветеранов, стали всё более заменяться наёмниками из германских и сарматских племён, расселявшимися на землях империи. Их командиры с середины 4 в. становятся первыми лицами в государстве, враждуя с придворными из числа римлян. Рядовые солдаты-варвары были ненадёжными воинами. Поселённые на Дунае вестготы, подняв восстание, в союзе с колонами и другими слоями зависимого крестьянства, рабочими рудников нанесли в Адрианопольском сражении 378 сокрушительное поражение армии императора Валента. Восстания местного населения в сочетании с вторжениями варваров всё усиливались. 24 августа 410 король вестготов Аларих I взял и разграбил Рим, ворота которого открыли рабы. Хотя потом готы ушли, натиск варваров не прекращался, и под их власть постепенно перешли Британия, Испания, Африка, одна за другой части Галлии (см. карту Великое переселение народов). Императоры стали марионетками в руках ставивших и свергавших их вождей германских дружин. В 476 вождь племени скиров Одоакр сверг последнего императора Западной Римской империи Ромула Августула. Этот год принято считать конечной датой существования Западной Римской империи. Восточная, под названием Византия, просуществовала ещё около 1000 лет.


Источн.: Избр. латинские надписи по социально-экономической истории Ранней Римской империи, пер. Е. М. Штаерман. «Вестник древней истории», 1955, № 2; 1956, № 1‒4; Corpus inscriptionum latinarum, v. 1‒16, Berolini, 1881‒1963: Dittenberger W.; Sylloge inscriptionum Graecarum, 4 ed., Hildesheim, I960; Inscriptiones Graecae ad res Romanas oertinentes, ed. R. Cagnat, v. 1‒4, P., 1901‒27; Inscriptiones latinae selectae, 2 ed., v. 1‒3, ed. Е. H. Dessau, Berolini, 1954‒55; Corpus juris civilis, v. 1‒2, В., 1915‒20; Mitteis L., Wilcken U., Grundzuge und Chrestomathie der Papyruskunde, Bd 1‒2, Lpz. ‒ B., 1912.

Авторы ‒ Варрон, Аппиан, Катон, Полибий, Цицерон, Саллюстий, Цезарь, Тит Ливий, Диодор Сицилийский, Страбон, Тацит, Светоний, Плутарх, Плиний Младший, Апулей, Дион Кассий, Геродиан, Аммиан Марцеллин, Евтропий, Орозий, Зосим (см. статьи о них).

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Об античности, под ред. и с предисл. С. И. Ковалева, Л., 1932; Маркс К., Формы, предшествующие капиталистическому производству, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 46, ч. 1; Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; Ленин В. И., О государстве, Полное собрание соч., 5 изд., т. 39; Виппер Р. Ю., Очерки истории Римской империи, 2 изд., Берлин, 1923; Сергеенко М., Очерки по сельскому хозяйству Древней Италии, М. ‒ Л., 1958; её же, Жизнь Древнего Рима, М. ‒ Л., 1964; Моммзен Т., История Рима, пер. с нем., т. 1‒3, 5, М., 1936‒49; The Cambridge ancient history, v. 7‒12, Camb., 1928‒39; Histoireancienne. t. 1‒4, P., 1925‒38: Pareti L., Storia di Roma e del mondo romano, t. 1‒6, Torino, 1952‒61: Rostovzeff М., Gesellscha. ft und Wirtschaft im römischen Kaiserreich, neue Aufl., Bd 1‒2, Hdlb., 1953; Vogt J., Geschichte, 3 Aufl., H. I, Freiburg, 1955.

Ельницкий Л. А., Возникновение и развитие рабства в Риме в VIII‒III вв. до н. э., М., 1964; Немировский А. И., История раннего Рима и Италии, Воронеж, 1962; Altheim F., Italien und Rom, 3 Aufl., Bd 1‒2, Arnst. ‒ Lpz., 1944; Bloch R., Les origines de Rome, 3 éd., P., 1958; Gjerstad E., Early Rome, v. 1‒2, Lund, 1953‒56;

Маяк И. Л., Взаимоотношения Рима и италийцев в III‒II вв. до н. э., М., 1971; Мишулин А. В., Спартаковское восстание, М., 1936; Утченко С. Л., Идейно-политическая борьба в Риме накануне падения республики, М., 1952; его же, Кризис и падение Римской республики, М., 1965; его же, Цицерон и его время, М., 1973; Штаерман Е. М., Расцвет рабовладельческих отношений в Римской республике, М., 1964; Meier Chr., Respublica amissa, Wiesbaden, 1966; Meyer E., Caesars Monarchie und das Principat des Pompejus, 3 Aufl., Stuttg., 1963; Paribeni R., Létà di Cesare e di Augusto, Bologna, 1950; Syме R., The Roman revolution, Oxf., 1939; Vogt L., Struktur der antiken Sklavenkriege, Mainz, 1957.

Машкин Н. А., Принципат Августа, М. ‒ Л., 1949; Бокщанин А. Г., Социальный кризис Римской империи в 1 в. н. э., М., 1954; его же, Парфия и Рим, [ч.] 1‒2, М., 1960‒66; Ранович А. Б., Восточные провинции Римской империи в I‒III вв., М. ‒ Л., 1949; Штаерман Е. М., Трофимова М. К., Рабовладельческие отношения в ранней римской империи, М., 1971; Кузищин В. И., Очерки по истории земледелия Италии 11 в. до н. э. ‒ 1 в. н. э., [М.], 1966; его же, Римское рабовладельческое поместье. II в. до н. э. ‒ 1 в. н. э., [М., 1973]; Albertini Е. L▓Empire Romain, 3 éd., P., 1938: Bloch R., Cousin J., Rome et son destin, P., 1960; Chapot V., Le monde romain, P., 1951; Nilsson М. R., lmoerio l Rome, N, Y., 1962; Meyer E., Römischer Staat und Staatsgedanke, 3 Aufl., Stuttg., 1965.

Петрушевский Д. М., Очерки из истории средневекового общества и государства, 5 изд., М., 1922; Ременников А. М., Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III в. н. э., М., 1954; Штаерман Е. М., Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи, М., 1957; Кац А. Л., Проблема падения Римской империи в советской историографии, «Вестник древней истории», 1967, № 2; AIföldi A., Conflict of ideas in the late Roman empire, N. Y. ‒ Oxf., 1952; Dill S., Roman society in the last century of the Western empire, [2 ed. I. L., 1959; The fall of Rome. Can it be explained?, ed. М. Chambers, N. Y., 1963; Grosse R., Rumische Militargeschichte vom Gallienus bis zu Beginn der byzantinischen Themenverfassung, B., 1920; Mazzarino S., Aspetti sociali del quarto secolo, Roma, 1951; Piganiol A., L▓empire chrétien, 325‒395, P., 1947; Walbank F. W., Decline of the Roman empire in the west, N. Y., 1946.

С. Л. Утченко, Е. М. Штаерман.

Воспитание и просвещение. В древнюю эпоху главным очагом воспитания была семья. Подрастающее поколение воспитывалось в духе уважения к верованиям и обычаям предков, беспрекословного подчинения «отцовской власти» (patria potestas). Хороший гражданин у римлян отождествлялся с послушным сыном и дисциплинированным воином. Древнее законодательство предусматривало суровые наказания за нарушение родительской воли; в этом же направлении действовала государственная религия с её обожествлением гражданских и воинских добродетелей (Дисциплины, Согласия, Благочестия и т.д.). Летописи жрецов-понтификов фиксировали образцы соблюдения этих добродетелей и осуждали лиц, нарушавших их. Возникновение элементарных школ ‒ ludi в Р. историк Тит Ливий относит к 5 в. до н. э. Обучались главным образом дети свободных. Обучение было совместным, принимались дети с 7 лет и занимались в течение 4‒5 лет. Дома или в школах детей обучали латинскому, греческому языкам, письму, чтению и счёту.

Кризис полисной системы, превращение Р. из города-государства в огромную средиземноморскую державу затронули все стороны римской жизни, в том числе привели к изменению традиционной системы воспитания и просвещения. Возросший государственный аппарат нуждался в образованных людях. Эта потребность сначала удовлетворялась путём подготовки юношей из знатных и состоятельных семей домашними учителями и воспитателями ‒ высокообразованными греками, такими, как греческий историк Полибий, попавший в Р. в качестве заложника. Полибий был воспитателем и наставником в доме Сципионов. В Р. ввозились греческие библиотеки (первая публичная библиотека Лукулла в 1 в. до н. э.), предметы искусства и т.д. Постепенно складывалась новая система школьного образования. Уже в 60-х гг. 2 в. до н. э. в Р. возникли школы повышенного типа: грамматические школы и риторские школы, которые, ввиду того что обучение стоило дорого, были доступны лишь детям знатных и состоятельных римлян. К середине 1 в. до н. э. в Р. насчитывалось около 20 грамматических школ, они получили распространение также в Италии и провинциях. Эти школы давали подростку (обучение проходили дети от 11‒12 до 14‒15 лет) широкое гуманитарное образование и подготавливали его к деятельности политического и судебного оратора (грамматики руководили литературным образованием своих питомцев, приучая к чтению и разбору греческих и римских авторов). В 1 в. н. э. появились грамматические школы для девочек. Уже с 1 в. в грамматических школах стали меньше преподавать красноречие, обучение которому сосредоточилось в риторских школах ‒ своего рода высших учебных заведениях. В риторских школах обучались подростки и юноши в возрасте от 13‒14 до 16‒19 лет. Риторская школа давала навыки ораторского искусства. Первые школы были с преподаванием на греческом языке, и обучаться в них могли лишь те, кто в совершенстве знал этот язык. Уже в начале 1 в. до н. э. была основана латинская риторская школа. Эта школа, открывавшая путь к политической карьере относительно широкому кругу лиц, вызвала нападки сторонников сенатской олигархии. В 92 до н. э. был издан эдикт о запрещении латинских риторских школ. Снова эти школы были открыты при Цезаре и получили затем широкое распространение. Учащиеся риторских школ писали сочинения на заданные темы, практиковались в контроверсиях ‒ вымышленных судебных делах, упражнялись в ораторском искусстве. Школы знакомили с правом, философией, историей, поэзией. Концепция риторского образования нашла систематическую разработку в трактатах Цицерона. Теоретик ораторского искусства Квинтилиан оставил довольно подробную программу преподавания в риторской школе. По мере усложнения бюрократического аппарата росла потребность в специально подготовленных юристах-правоведах. Со 2 в. н. э. появились группы правоведов, занимавшихся только обучением лиц, желавших специализироваться в данной области. Эти юристы-учителя согласовывали своё преподавание друг с другом и постепенно образовали более или менее устойчивые группы, получившие название «кафедр» права. По такому же типу оформляются «кафедры» риторики и философии, затем медицины и архитектуры. В этот же период учреждается несколько высших школ [«Атенеум» ‒ высшая школа в Р. по образцу афинской высшей школы; высшая юридическая школа в Бейруте (Сирия); высшая константинопольская школа и др.]. При покровительстве императора Марка Аврелия (2 в.) ‒ «философа на троне» ‒ получила дальнейшее развитие высшая школа в Афинах, собиравшая студентов из разных частей империи. Студенты организовывались в «хоры» ‒ землячества, каждое из которых примыкало к тому или иному учителю (профессору). На почве соперничества между землячествами и материальных невзгод возникали студенческие беспорядки, в которых участвовали и городские низы. Высшие школы получили распространение и в западных провинциях Римской империи, становясь центрами образованности и романизации.

В период республики обучение было частным и государство в него не вмешивалось, однако в период империи государство поставило образование под свой контроль. Учителя стали государственными служащими, получали жалованье. Император Антонин Пий (2 в.) установил число риторов и грамматиков, полагавшихся каждому городу в зависимости от числа жителей, а для учителей ‒ ряд льгот и привилегий. Содержались школы в Италии и провинциях на средства муниципиев. С 362 при императоре Юлиане Отступнике все кандидатуры преподавателей подлежали утверждению императором. Учащиеся также оказались под контролем императорской власти (эдикт 370).


Лит.: Гордиевич О., Высшее образование в Риме во времена императоров, К., 1894: Мелихов В. А., Очерк воспитания и обучения в Древнем Риме, ч. 1, Хар., 1913; Цветаев И., Из жизни высших школ римской империи, М., 1902; Сергеенко М. Е., Жизнь древнего Рима, М. ‒ Л., 1964; Blümner Н., Die römischen Privat-altertümer, Münch., 1911; Gwynn A., Roman education from Cicero to Quintilian, Oxf., 1926; Marrou Н. ‒ 1., Histoire de l'education dans l'antiquité, P., 1965; Kahrstedt U., Kulturgeschichte der romischen Kaiserzeit, 2 Aufl., Bern, 1958.

А. И. Немировский.

Древнеримская культура

Древнеримская культура ‒ первоначально культура римской общины, города-государства (полиса) ‒ прошла сложный путь развития, расширяя границы распространения по мере превращения Р. в огромную средиземноморскую державу, включавшую и такие традиционно греческие научные и культурные центры, как Афины, Александрия, Пергам и др., изменяя свой характер под влиянием этрусской, греческой, эллинистической культур.

Религия и мифология. Религия римлян древнейшего времени основывалась главным образом на представлении о внутренних силах, присущих отдельным предметам и людям, и на вере в духов (обычно воспринимавшихся как множественность, из которой затем иногда выделялось одно божество) ‒ хранителей и покровителей мест, действий, состояний. К ним относились гении, пенаты, хранительница домашнего очага и неугасимого огня города Веста, которой служили девы-весталки, лары (покровители усадьбы и её свободного и несвободного населения), духи умерших ‒ благодетельные маны и злые лемуры, а также божества гор, источников, лесов и отдельных деревьев (например, священной смоковницы, росшей на месте народных собрания), божества, ведавшие всеми этапами роста и созревания растений (в первую очередь зерновых) и людей, например первым криком и первым шагом ребёнка и т.п. Эти духи и божества были первоначально неантропоморфны и безличны, впоследствии, под влиянием этрусской и греческой религий, им был придан человеческий облик. Неопределёнен был их пол, поэтому нередко они именовались и в мужском и в женском роде, например божества ворот, дверей и всякого начала Янус и Яна, лесные божества Фавн и Фавна, пастушеское божество Палес. Некоторые божества обозначались описательно (например, Добрая богиня). Жертвоприношения и религиозные церемонии отправлялись или отдельными семьями-фамилиями (раньше, видимо, родами) в честь их особых божеств, их ларов, хранителей их территориальных границ ‒ терминов (праздник терминалий), духов умерших родственников (праздник паренталии), или частью граждан (например, фордицидии ‒ жертвоприношение коров для умножения плодородия земли, совершавшееся по куриям; компиталии, справлявшиеся на границах соседних усадеб жителями в честь ларов; паганалии, праздновавшиеся сельскими общинами-пагами), или всем народом [например, амбурбии и амбарвалии ‒ очищение (люстрация) границ города и его полей; авгурии, имевшие целью увеличить плодородие земли; робигалии ‒ для охраны злаков от болезней; луперкалии для защиты стад от волков и др.]. Некоторые празднества, например парилии в честь Палес, были и частными и государственными.

На эту примитивную религию рано стали оказывать влияние верования соседних италийских племён, особенно этрусков. От последних были заимствованы бог Сатурн, возможно, лесной бог Сильван и так называемая небесная патрицианская троица (Юпитер, первоначально бог погоды, затем верховный бог римского государства, Юнона и Минерва), которой был выстроен храм на Капитолии; отсюда её название капитолийская триада. Ей была противопоставлена плебейская троица: Церера (богиня злаков), Либер (бог виноградников) и Либера; в честь этой троицы в 493 до н. э. был выстроен храм, ставший центром плебеев. После уравнения в правах патрициев и плебеев эти боги стали общегосударственными. От этрусков были заимствованы также гадания (по полёту птиц, удару молнии, печени жертвенных животных), осуществлявшиеся жрецами авгурами и гаруспиками. Обычай строить храмы был также привнесён этрусками. До знакомства с ним римляне почитали своих богов в рощах, на горах, на открытых местах, где ставились алтари. По некоторым предположениям, у этрусков была заимствована не получившая потом развития мифология, связанная с эпосом о борьбе этрусских и римских героев. Через Этрурию пришла в Р. легенда о странствованиях троянского героя Энея ‒ предка основателей Р. ‒ Ромула и Рема. В дальнейшем мифология римлян в основном была связана именно с легендами об Энее, Ромуле и сменивших Ромула царях. Общеиталийскими, почитавшимися также в Р. божествами были Марс, Диана, Фортуна, Венера, богиня земли Ферония, в храме которой освобождали рабов, и др. Древнейшими римскими жреческими коллегиями были луперки, салии, арвальские братья, фециалы (ведавшие вопросами войны и мира), а также фламины (жрецы) Юпитера, Марса, Квирина и других богов. В царский период верховным жрецом был царь, затем надзор за культом осуществлялся коллегией понтификов во главе с верховным понтификом. Некоторые боги особенно почитались лицами одного сословия или одной профессии. Так, всадники чтили Нептуна, Кастора и Поллукса, ремесленники ‒ Минерву, торговцы ‒ Меркурия (храм его был выстроен в 495 до н. э.). Рабы больше всего почитали Диану, Фортуну и ларов, на алтаре которых искали защиты от гнева господ, а также Феронию. По мере сближения с греческим миром в государственный пантеон стали включаться и греческие боги [например, бог врачевания Эскулап, Аполлон и приобретший вскоре широкую популярность Геркулес (Геракл)]. Римские боги отождествлялись с греческими, изображались по греческим образцам, к ним приурочивались сказания греческой мифологии. Проникли в Р. и греческие формы культа, торжественные жертвоприношения, шествия, устраивавшиеся во время празднеств, зрелища-игры. В 4 и особенно в 3 вв. до н. э. также под греческим влиянием распространился культ обожествленных добродетелей: Согласия, Мужества, Свободы, Чести, Стойкости, Верности, в честь которых воздвигались храмы, сооружались статуи. В 3 в. до н. э. были введены устраивавшиеся раз в сто лет секулярные игры в честь подземных богов и ежегодно справлявшиеся сатурналии. Не признанные государством культы запрещались (например, в 186 до н. э. были жестоко репрессированы почитатели бога Вакха, участники вакханалий). Однако по мере усложнения жизни и ослабления многих старых связей росла потребность в менее формализованной религии, укреплялась вера в бессмертие души. Всё это способствовало в конце 2‒1 вв. до н. э. проникновению восточных культов Исиды, Осириса, Кибелы, с которыми римские солдаты и торговцы знакомились в эллинистических странах. В связи с бедствиями, вызываемыми гражданскими войнами 1 в. до н. э., распространились различные пророчества, вера в возвращение «золотого века», астрология, магия. Одновременно под воздействием греческой философии слабела вера в исконных римских богов, религии стали даваться рационалистические объяснения, старые обряды забывались. Став властителем империи, Август (конец 1 в. до н. э. ‒ 1 в. н. э.) провозгласил «возвращение к нравам предков» и старался реставрировать старую римскую религию и культ. Однако всё большее влияние на неё стал оказывать возникший с началом принципата обязательный для всех граждан культ гения правящего императора и умерших обожествлённых императоров. Он сочетался с культом особенно чтимых императорами богов, именовавшихся Августами, императорских побед и добродетелей ‒ Мужества, Справедливости, Снисходительности, Щедрости ‒ и якобы воцарившегося в их правление «золотого века». Страдавшие от тяжёлого гнёта рабы и беднота противопоставляли официальным божествам своих, не входивших в государственный пантеон богов ‒ Сильвана, Приапа, Пана, близких трудящемуся человеку и вместе с тем всемогущих творцов космоса. Росло число приверженцев восточных богов, культ которых связывался с надеждой на бессмертие души и на приход некоего спасителя (мистерии Митры, Диониса, Исиды и др.), обещавший верующим и посвященным в мистерии загробное блаженство. Римская религия постепенно приходила в упадок. В широких массах всё более распространялось христианство. В конце 4 в. н. э. император Феодосий I запретил отправление языческих обрядов, и римская религия перестала существовать.

Академии платоновской был представлен Цицероном. Материалистическое учение эпикуреизма было изложено Лукрецием в его поэме «О природе вещей». Скептицизм, равно как и эклектизм, имели в Р. таких приверженцев, как Варрон, представители школы Секстиев. Многие шли от эпикурейства к стоицизму, как, например, поэты Вергилий и Гораций.

Обожествление государственной власти и культ императора, связанные с концом республики и становлением империи (1 в. до н. э. ‒ 1 в. н. э.), явились началом сакрализации философии, т. е. подчинения её религии. В 1 в. до н. э. представитель греческой Средней Стои Посидоний реформировал стоицизм в платоническом направлении, в результате чего появилось целое течение стоического платонизма, или Средняя Стоя в её более позднем виде, получившая в Р. огромное распространение. Крупнейшие представители римского стоицизма ‒ Сенека, Эпиктет и Марк Аврелий. Стоицизм этого времени легко объединялся с научными астрономическими исследованиями (Манилий, Германик) и с аллегорическими мифологическими толкованиями (Корнут), и с поэтическим творчеством (ученики Корнута ‒ Персии и Лукан), историографией (Тацит) и доходил до проповеди честной простоты нравов, как, например, у Колумеллы. Чисто практическое направление стоицизма представляли Катон Младший (Утический), Пет Тразея и Гельвидий Приск.

2‒3 вв. ‒ период развитой сакрализации философии. Платонизм начал решительную борьбу со стоицизмом, используя при этом Аристотеля (его концепциями заменялся материализм древних стоиков), а также пифагореизм, вместе с которым вводились в философию не только мистические числовые операции, но также интенсивная религиозная практика. Теперь учились уже не у стоиков, но у пифагорействующих платоников типа Плутарха, с традицией которого связан Апулей из Мадавры. К платоникам относятся известный критик христианства Цельс, Север ‒ комментатор «Тимея» Платона, и грамматик Цензорин.

3‒4 вв. ‒ кульминация сакрализованной философии, господство неоплатонизма, в котором на абсолютной идеалистической основе восторжествовал синтез универсализма и субъективизма. Основатель неоплатонизма греческий философ Плотин жил и работал в Р., так что начальная стадия неоплатонизма носит название римского неоплатонизма; традиции его затем продолжил христианский философ Августин. Философы 4‒5 вв. больше переводили греков на латинский язык, комментировали Платона и Аристотеля и занимались собиранием историко-философских и историко-религиозных материалов, чем выработкой собственных концепций. К ним относятся Халкидий, Марий Викторин, Макробий. Сакрализованная римская философия оказалась настолько сильной, что пережила падение Римской империи и греко-римского язычества. Она легла в основу теократической идеологии средних веков, в тех или других формах не раз выступала и в новое время, когда римские мыслители Лукреций, Цицерон, Сенека, Марк Аврелий, Апулей становились властителями дум иногда не меньше, чем Платон и Аристотель.

Естественнонаучные взгляды. Памятники латинской научной литературы эпохи Римской республики крайне немногочисленны. В 1 в. до н. э., когда весь Балканский полуостров и страны Малой Азии оказались под властью Р., резко усилилось греческое культурное влияние. В 88 до н. э. диктатор Сулла вывез в Р. библиотеку афинского собирателя книг Апелликона, в которой был обнаружен свод сочинений Аристотеля. Это стимулировало возрождение интереса к философским и естественнонаучным воззрениям Аристотеля и его школы; живший в Р. грамматик Тираннион и глава перипатетической школы Андроник Родосский придали сочинения Аристотеля тот вид, в котором они в дальнейшем усиленно изучались и комментировались.

Пережив в 1 в. до н. э. ‒ 1 в. н. э. спад, астрономия и математика, прославившие александрийскую научную школу (см. в ст. Эллинистическая культура), в конце 1 в. вновь испытали подъём. К концу 1 в. относится деятельность древнегреческого астронома и математика Менелая Александрийского, проводившего систематические наблюдения небесных светил и написавшего книгу по сферической геометрии и тригонометрии. В знаменитом «Альмагесте» Птолемея (2 в. н. э.) была изложена законченная геоцентрическая система мира. Большой популярностью пользовалась пришедшая с Востока астрология, которой занимались и крупнейшие астрономы («Четырёхкнижие» Птолемея). Диофант написал (предположительно в 3 в.) «Арифметику». В 3‒4 вв. выделялись Папп Александрийский, который составил «Математический сборник», содержавший сведения о математике предшествующих эпох, а также Теон, отец знаменитой Гипатии, гибель которой в 415 символизировала конец александрийской научной школы. В 5 в. математическая мысль ещё теплилась в Афинах, где жили неоплатоник Прокл, написавший комментарий к «Началам» Евклида, и Евтокий ‒ комментатор Архимеда и Аполлония. В трудах Герона Александрийского (1 в.) изложены достижения античного мира по прикладной механике. Им написаны также сочинения по геометрической оптике, которая получила развитие в работах Птолемея.

Математика и механика у самих римлян носили узкоприкладной характер и сводились к правилам грубо приближённых вычислений, нужных для практических целей. Римская нумерация (возникла в 5 в. до н. э.) не способствовала развитию арифметики и вынуждала пользоваться счётными досками и камешками (отсюда «калькуляция» ‒ от лат. calculi ‒ камешки). Астрономическая литература на латинском языке крайне скудна и малооригинальна (Гигин, 1 в. до н. э.; Манилий, 1 в. до н. э.; приписываемая Цезарю и не дошедшая до нас поэма «О звёздах», и др.); в Р. получила распространение астрологическая литература (Матерн, 4 в.). В 46 до н. э. Цезарем была проведена реформа календаря.

В области естественных наук у римлян разрабатывались главным образом прикладные дисциплины. Наиболее своеобразные памятники римской научно-технической литературы ‒ сочинения по сельскому хозяйству (Катона Старшего, 2 в. до н. э.; Варрона, 1 в. до н. э.; Колумеллы, 1 в. н. э.: Палладия, 4 в., а также сохранившийся в отрывках трактат о ветеринарном искусстве Гаргилия Марциала, 3 в.). Большое число трудов римских авторов посвящено архитектуре, строительному делу, гидротехнике, военной технике. В конце 1 в. до н. э. Витрувий написал «Десять книг об архитектуре». Описание римских водопроводов содержится в сочинениях землемера и гидротехника 1 в. н. э. Секста Юлия Фронтина. В «Записках о Галльской войне» Цезаря дано детальное описание свайного моста, построенного по его приказу при переходе через Рейн. Потребности военного дела, а также основание новых колоний и раздача земельных наделов обусловили появление работ римских агрименсоров (землемеров); расцвет этой литературы приходится на 1‒2 вв. Богатый военно-технический опыт римлян отражён в сочинениях писателя Вегеция (конец 4 в.), в котором были изложены многие технические вопросы, связанные с разбивкой лагерей, строительством крепостей и т.д.

Описательное естествознание в эпоху поздней античности развивалось неравномерно. Ни один из трудов по зоологии не вносил существенно нового по сравнению с «Историей животных» Аристотеля, зато ботаника, являвшаяся основой фармакологии, обнаружила значительный прогресс. Наибольшей славой в древности и в средние века пользовалось ботанико-фармакологическое сочинение Диоскорида из Киликии, в котором описано 600 лекарственных растений. Успехов достигла медицина ‒ Асклепиад из Вифинии (1 в.), Соран Эфесский (2 в.), Архиген Сирийский (2 в.), Орибасий Пергамский (4 в.) и др. Достижения античной медицины синтезированы в трудах Галена, который был не только врачом-практиком, но и величайшим анатомом и физиологом. Из латинских сочинений по медицине до нас дошла небольшая книга Авла Корнелия Цельса (1 в.), написанная на основе греческого труда. В книге Цензорина «О дне рождения» (3 в.) эмбриологический материал переплетается с астрологическими данными; фармакологическое сочинение Скрибония Ларга (1-я половина 1 в.) «Compositiones» содержит первое в истории упоминание о приготовлении опиума.

Представителями естествознания в широком смысле слова были Сенека и Плиний Старший. До нас дошли 7 книг «Естественнонаучных вопросов» Сенеки, в которых обсуждались метеорологические и другие явления природы (например, землетрясения); эти книги мало оригинальны, но по каждому вопросу сообщают мнения более древних авторов. Грандиозной коллекцией раритетов и занимательных сведений является «Естественная история» Плиния ‒ капитальный труд в 37 книгах, значительная часть которых посвящена описанию животного мира разных стран.

Характерные черты римской науки ‒ изложение научных вопросов в литературно-занимательной форме (поэмы Лукреция и Манилия, «Георгики» Вергилия, астрономические и географические поэмы Авиена, поэмы о рыболовстве и охоте Марка Аврелия Немезиана), а также любовь к энциклопедиям. Большой славой пользовалось не дошедшее до нас сочинение в 9 книгах «Disciplinae» Варрона, охватывавшее грамматику, логику, риторику, геометрию, арифметику, астрономию, теорию музыки, медицину и архитектуру. Аналогичная энциклопедия была составлена в следующем веке Цельсом. Энциклопедический характер носят поэма «О природе вещей» Лукреция, в которой автор, исходя из атомистического учения Эпикура, освещал вопросы естествознания, а также «Естественная история» Плиния Старшего. Последним римским учёным можно считать Боэция. Его произведения принадлежали к тем передаточным звеньям, благодаря которым элементы античной учёности стали известны в период раннего средневековья.

Территориальный рост Римского государства в 3‒1 вв. до н. э. способствовал расширению географических знаний. Самое значительное географическое сочинение ‒ «География» Страбона (на греч. языке), содержащая исчерпывающую сводку сведений о всех известных тогда странах и народах. В отличие от неё «География» Птолемея (2 в. н. э.) была посвящена в основном методам научного картографирования; к книге были приложены 27 карт, в совокупности изображавших все известные тогда части земного шара ‒ от Канарских островов до Китая. Во времена императора Августа изготовлена большая географическая карта мира, которая была выставлена для всеобщего обозрения в портике Октавии в Р.

Первым географическим сочинением на латинском языке была книга Помпония Мелы (1 в. н. э.), представлявшая собой краткое изложение данных, заимствованных в основном из трудов греческих авторов. Много географических и этнографических сведений содержится в «Записках» Цезаря, в трудах нумидийского царя Юбы II, взятого в плен Цезарем и получившего образование в Р., в «Естественной истории» Плиния Старшего, а также в исторических сочинениях Тацита, Аммиана Марцеллина и др. Поэт Авиен (4 в.) описал берега Средиземного, Каспийского и Чёрного морей и составил латинский пересказ поэмы греческого географа Дионисия Периегета (1 в.).

Р. не знал научных учреждений, подобных Александрийскому мусейону. Основание первой общественной библиотеки приписывают писателю и государственному деятелю Гаю Асинию Поллиону (37 до н. э.). В последние века империи их в Р. было 28.

Двенадцати таблиц законы).

Расцвет права в Р. приходится на 3 в. до н. э. ‒ 3 в. н. э. Пронизанное традициями цивильное право не смогло приспособиться к новым условиям, порожденным быстрым развитием рабства и товарно-денежных отношений. Поэтому наряду с ним в процессе правотворческой деятельности магистратов формировалась особая система правовых норм ‒ преторское право (jus praetorium). Большая роль в создании этой системы принадлежала претору перегринов, на основе эдиктов которого сложилось право, не связанное узкими национальными рамками, вобравшее в себя обычаи международного оборота и покорённых римлянами народов, ‒ так называемое общенародное право (jus gentium). Постепенное сближение цивильного и общенародного права привело к тому, что римское право, сохраняя свой консерватизм, освобождалось от чрезмерного формализма, обогащалось новыми институтами, более гибко реагировало на потребности имущественного оборота. В результате этого процесса и развилось римское право ‒ «... совершеннейшая, какую мы только знаем, форма права, имеющего своей основой частную собственность» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 105).

Исключительное место в процессе правотворчества в Р. занимали юристы, которые ещё в республиканский период (Юний Брут, Квинт Муций Сцевола, Аквилий Галл и др.) оказывали влияние на деятельность преторов и других магистратов. Наивысший подъём римской юриспруденции приходится на 1‒3 вв. н. э.

В этот период сложились две основные правовые школы ‒ прокулианцев (сторонники республиканского строя) и сабинианцев (сторонники принципата), которые выражали интересы различных слоёв римского общества. Полное несовпадение исходных позиций представителей этих школ обусловило серьёзные расхождения в решении ими вопросов государственного и гражданского права (о законодательных полномочиях императоров, о праве собственности и т.д.). Оба эти направления оставили заметный след в развитии правовой науки и судебной практики Р. (см. также Прокул и Сабин). Начиная с Августа императоры предоставляют видным юристам право давать консультации, имеющие обязательную силу (jus respondendi). Сочинения таких юристов, как Гай, Цельс-отец и Цельс-сын, Юлиан, Помпоний и др., наряду с эдиктами преторов, законами, сенатусконсультами, императорскими конституциями приобретали характер источников права. По закону 426 трудам 5 виднейших юристов (Гая, Папиниана, Павла, Ульпиана и Модестина), а также мнениям цитируемых ими юристов была придана обязательная правовая сила. Практицизм римских юристов, тонкое понимание конкретных жизненных ситуаций позволили им в совершенстве разработать правовую технику, обеспечить всестороннюю охрану интересов частного собственника. В то же время, находясь на службе у императоров, юристы поддерживали их притязания на неограниченную власть, создав, по словам Ф. Энгельса, «... самое гнусное государственное право, какое когда-либо существовало» (там же, т. 19, с. 312).

В 4‒5 вв. практически прекращается правотворческая деятельность юристов.

Законодательные функции всецело концентрируются в руках императоров, акты которых (эдикты, декреты и т.д.) становятся основным источником права. Однако в это время велась работа по упорядочению и систематизации права Р. В конце 3 ‒ начале 4 вв. появились частные сборники законодательства (Codex Gregorianus, Codex Hermogenianus), а в 436 при Феодосии II был составлен официальный кодекс императорских конституций (Codex Theodosianus). Всесторонняя систематизация права Р. произошла уже после падения Западной Римской империи при византийском императоре Юстиниане (см. Дигесты, Кодификация Юстиниана).

Историческая наука. Римская историческая традиция имела своей основой анналы. Согласно римскому преданию, едва ли не с середины 5 в. до н. э. в Р. существовали так называемые таблицы понтификов (жрецов); верховный жрец (pontifex maximus) вёл по годам записи важнейших событий, которые заносились на «белые доски» и выставлялись для всеобщего сведения у дома понтифика. Вначале этот обычай был, видимо, связан с обязанностью жрецов регулировать календарь (который не был твёрдо фиксирован); записи велись весьма примитивно, но постепенно число рубрик в них увеличивалось и, помимо сведений о войнах и стихийных бедствиях, появились сообщения о внутриполитических событиях, о деятельности сената, об итогах выборов и т.п. Эти таблицы стали как бы хронологическим остовом древнейшей римской летописи. Около 130 до н. э. по распоряжению верховного понтифика П. Муция Сцеволы была опубликована сводка всех погодных записей начиная с основания Р. (в 80 книгах) под названием «Большие анналы» («Annales maximi»).

Литературная обработка официальных анналов и семейных хроник знатных родов началась в 3 в. до н. э. и бесспорно связана с распространением в Р. эллинистических культурных влияний. Ранних римских историков принято называть анналистами, причём их обычно делят на старших, средних и младших. Родоначальником римской анналистики считается Квинт Фабий Пиктор (3 в. до н. э.), автор написанных на греческом языке «Анналов», в которых изложена история Р. от легендарных времён до конца 2-й Пунической войны (201 до н. э.). К старшим анналистам относят ещё ряд авторов, чьи произведения не сохранились, в том числе Катона Старшего, автора исторического труда «Начала» («Origines») ‒ от легендарных времён до начала 2-й Пунической войны. Катон был первым римским историком, писавшим на латинском языке. Средние анналисты (Л. Кассий Гемина, Л. Кальпурний Пизон и др.) пользовались в основном теми же источниками, что и старшие. Младшая анналистика как особый жанр и направление возникла в эпоху Гракхов (2 в. до н. э.): Клавдий Квадригарий, Валерий Анциат, Лициний Макр и др. (1 в. до н. э.). Если старшие и средние анналисты занимались довольно примитивной, но добросовестной обработкой летописей и хроник, излагая историю Р. с патриотических позиций, то для младших анналистов история превратилась в раздел риторики и в орудие политической борьбы. В интересах той или иной политической группировки они не останавливались перед сознательным приукрашиванием, а иногда и прямым искажением событий, разработав ряд приёмов (повторение событий, заимствования из греческой истории и т.п.).

Первым и наиболее ярким представителем «зрелого» периода римской историографии, несомненно, был Полибий (2 в. до н. э.). Грек по происхождению, Полибий писал по-гречески, но, прожив 16 лет в Р., стал восторженным почитателем римского государственного устройства, которое, по его мнению, обусловило все успехи Р. и рост его могущества. Эту мысль Полибий проводил в своём труде «История» (в 40 книгах изложена «всеобщая» история Греции, Македонии, Малой Азии, Сирии, Египта, Карфагена и Р. в их взаимной связи на протяжении 220‒146 до н. э.). Если Полибий был представителем научно-исследовательского направления в античной историографии, считавшего главной задачей историка не описание событий, а выяснение причинной связи явлений, то полной противоположностью ему в этом смысле был другой крупнейший римский историк художественно-дидактического направления Тит Ливий (1 в. до н. э. ‒ начало 1 в. н. э.). Задача историка, считал Ливий, ‒ учить и воспитывать поколения как на положительных, так и на отрицательных исторических примерах, поэтому следует выбирать наиболее яркие события и личности, описывая их красочно, убедительно. Ливий широко использовал младших анналистов, относясь к ним некритически, обильно уснащая своё повествование легендами, вымышленными речами и т.п. Огромный труд Ливия «Римская история» (142 книги, сохранилось 35) принёс ему славу ещё при жизни и лег в основу представлений каждого образованного римлянина о прошлом родного города. Изложению всемирной истории были посвящены труды авторов 1 в. до н. э. ‒ 1 в. н. э. ‒ Николая Дамасского, Помпея Трога, Диодора Сицилийского, описанию истории Р. с мифических времён до начала 1-й Пунической войны ‒ «Римские древности» Дионисия Галикарнасского (1 в. до н. э.).

К жанру историко-мемуарной литературы относятся прежде всего «Записки о галльской войне» и «Записки о гражданской войне» Юлия Цезаря, в которых дано несколько приукрашенное, но достаточно достоверное изложение хода этих войн. К жанру исторической монографии принадлежат произведения Саллюстия «О заговоре Катилины» и «О Югуртинской войне». Придавая большое значение роли личности в истории, Саллюстий уделял много внимания характеристикам исторических деятелей и потому его считают мастером исторического портрета. Из многочисленных биографий, составленных историком Корнелием Непотом (1 в. до н. э.), сохранились только две биографии римских деятелей ‒ Аттика и Катона Старшего и 23 биографии полководцев «иноземных народов».

В эпоху империи получило дальнейшее развитие художественно-дидактическое направление, к которому принадлежал крупнейший римский историк Корнелий Тацит (1 ‒ начало 2 в.) ‒ автор ряда исторических трудов, из которых наиболее известны «Анналы» и «Истории» (изложены события римской истории от кончины Августа до смерти Домициана, с 14 по 96). Политические воззрения Тацита характеризуются ненавистью к тирании и деспотизму, недаром А. С. Пушкин называл его «бичом тиранов», а Ф. Энгельс определил Тацита как последнего из римлян «... патрицианского склада и образа мыслей...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 311).

В эпоху империи в начале 2 в. н. э. получил развитие историко-биографический жанр; одним из наиболее значительных его представителей был Плутарх, плодовитый греческий писатель, автор ряда трактатов по вопросам этики, религии и др. Особенно популярны его «Параллельные жизнеописания», излагающие в сопоставлении биографии выдающихся римских и греческих политических и военных деятелей. Плутарх ещё в большей степени, чем историки, подчёркивает стоящие перед ним как биографом морально-этические задачи. Младшим его современником был Светоний, автор «Жизнеописаний двенадцати Цезарей» и не полностью дошедших до нас «Биографий знаменитых риторов и грамматиков». Поскольку Светоний был секретарём императора Адриана, он мог пользоваться многими архивными материалами и мемуарами.

Истории Р. были посвящены труды греческих историков 2-й половины 2 в. Аппиана (из обширного труда которого книги 13‒17 излагают историю гражданских войн в Р.) и Диона Кассия автора римской истории от древнейших времён до 229 н. э.

Последним крупным историком античности считают обычно Аммиана Марцеллина (4 в. н. э.) ‒ автора «Деяний» (сочинение, дошедшее до нас не полностью; в сохранившихся частях изложены события времени правления императора Юлиана, современником и участником которых был сам автор). Аммиан Марцеллин, видимо, вполне сознательно и даже «программно» выступал как продолжатель Тацита, строя свой труд по образцу «Анналов» и «Историй».

В эпоху поздней империи возникла и получила развитие христианская историография, представленная именами Евсевия Кесарийского, Августина, Орозия и др.

Литература. Древнейшие памятники римской художественной словесности (5‒4 вв. до н. э.) не сохранились. По позднейшим свидетельствам, лирика в них была представлена обрядовыми песнями (молитвенными, свадебными, похоронными): эпос ‒ «пиршественными песнями» о подвигах римских героев; драма ‒ музыкальными представлениями, развившимися из хоровых песен (фесценнин), и фарсовыми сценками (ателланами); проза ‒ ораторскими речами, текстами законов и летописей (анналов). Первый шаг от устной словесности к письменной литературе сделал на рубеже 4‒3 вв. до н. э. консул Аппий Клавдий, записавший свои речи и составивший под своим именем сборник нравственных сентенций в стихах.

В 3‒2 вв. до н. э. Р. подчинил себе большую часть греко-язычного Средиземноморья и подвергся мощному влиянию более развитой греческой культуры. Сначала её усвоение не затрагивало основ полисной идеологии, служа преимущественно внешнему блеску (театр); затем традиционная идеология начала переосмысляться в духе греческой философии, приобретая черты индивидуализма и духовного совершенствования (аристократический кружок Сципиона Младшего; националистическое же сопротивление эллинизации нашло выражение в деятельности оратора и историка Катона Старшего). В этот период римская литература постепенно осваивала все основные жанры греческой литературы: «первый римский поэт» грек-вольноотпущенник Ливий Андроник перевёл на латинский язык «Одиссею», греческие трагедии и комедии (середина 3 в. до н. э.); творцами национального эпоса считаются Невий («Песнь о Пунической войне», конец 3 в. до н. э.) и Энний («Летопись», начало 2 в. до н. э.); римскую комедию разрабатывали Плавт (конец 3 ‒ начало 2 вв. до н. э.), придавший греческим образцам динамику и народный юмор, и Теренций (середина 2 в. до н. э.), особенно стремившийся к изяществу языка и психологической верности; римскую трагедию развили по греческим эталонам Пакувий (начало 2 в. до н. э.) и Акций (конец 2 в. до н. э.); специфический римский жанр сатуры ‒ стихотворных сценок на свободные темы ‒ создавал по эллинистическим образцам Луцилий (2-я половина 2 в. до н. э.); к концу 2 в. до н. э. появились первые произведения римской лирики. Из всех этих произведений полностью сохранились лишь комедии Плавта и Теренция, остальное ‒ только в отрывках.

В 1-й половине 1 в. до н. э. греческая культура окончательно была освоена Р. и стала основой высшего расцвета римской литературы. Новая культура вышла за пределы аристократических кружков и распространилась в средних слоях населения через посредство риторских школ и популярных философских трактатов и диалогов. Цицерон формулировал новый культурный идеал человека, соединяющего образованность философскую (как средство индивидуального совершенствования) и риторическую (как средство общественного воздействия). В обстановке общественных противоречий теряли значение жанры, рассчитанные на широкую и однородную аудиторию (эпос, драма); получили развитие красноречие как главное средство общественной борьбы, с одной стороны, и поэзия как средство ухода от общественного кризиса в личную жизнь ‒ с другой. Центральная фигура в искусстве красноречия ‒ Цицерон; именно он, упорядочив выразительные средства латинского языка, больше всего сделал для выработки всех оттенков латинского прозаического стиля ‒ высокого и низкого, свободного и строгого («золотой век римской прозы»). Поэзия этого времени представлена произведениями эпикурейца Лукреция, который в дидактической поэме «О природе вещей» прославил познание мира и примирение со смертью как спасением от жизненных бурь, и Катулла, в тревожных и острых лирических стихах славившего любовь и дружбу как тот мир, который должен заменить человеку мир общественных отношений, потерявший всякую ценность.

В период становления империи (2-я половина 1 в. до н. э.) Август обращал особое внимание на организацию общественного мнения, укреплявшего его власть, и привлекал к себе лучших писателей своего времени ‒ эпика Вергилия, лирика Горация и др., объединённых так называемым «кружком Мецената». Эти писатели видели в новой эпохе искупление грехов предков и возрождение древней республики с её доблестями; поэтому, несмотря на похвалы Августу и его политическим мероприятиям, их творчество являлось скорее завершением эпохи республики, чем началом эпохи империи. Их эстетический идеал ‒ монументальность, гармония и ясность; поэтический язык, стиль, метрика, композиция получили у них тончайшую разработку («золотой век римской поэзии»). Самая значительная фигура этого времени ‒ поэт Вергилий. В его идиллиях («Буколики») выразилась тоска о минувшем «золотом веке», в дидактической поэме «Георгики» он воспевает труд, возрождающий человечество, в героической поэме «Энеида» прославляет историческую миссию Р., справедливой властью умиротворяющего весь мир. Та же эволюция от раннего «неприятия» к позднейшему «приятию» действительности характерна и для Горация (от «Эподов» и «Сатир» к зрелым «Одам» и «Посланиям») и менее свойственна поэтам младшего поколения ‒ Тибуллу и Проперцию, авторам любовных элегий. Поэзия господствовала в литературе эпохи: идеал человека, совмещающего философию и словесное искусство, для Цицерона воплощался в ораторе, для Горация («Наука поэзии») ‒ в поэте. Проза отходит на второй план: красноречие в условиях монархии теряло значение, исторический жанр в трудах Тита Ливия сближался с эпической поэзией.

В период расцвета и кризиса империи (1‒3 вв. н. э.) римская культура развивалась параллельно с греческой, но уже вполне самостоятельно, соперничая с ней и развивая основы, заложенные писателями «золотого века». Распространение культуры захватывало не только Р. и Италию, но и провинции, давшие многих видных писателей этого времени. Однако общественное значение литературы в новых условиях падало, её идеологическое содержание или питалось оппозиционными настроениями (в лучших произведениях), или сводилось к официозной панегиричности. Уже последний великий поэт эпохи Августа Овидий попадает в ссылку за неугодный императору аполитизм его любовных и мифологических поэм («Наука любви», «Метаморфозы» и др.). Литература постепенно вырождалась в самодовлеющую игру стиля; по характеру этих стилистических экспериментов в этом периоде можно выделить три этапа. Первый этап (1-я половина ‒ середина 1 в. н. э.) ‒ господство «нового стиля», выработанного в риторских школах, сентенциозного, эффектного и броского. Он нашёл выражение в философских трактатах, дидактических письмах и предназначенных для декламации патетических трагедиях Сенеки. Лукан переносит «новый стиль» в эпос, в своей трагической поэме из римской истории «Фарсалия» как бы полемизируя с оптимизмом Вергилия; Персий Флакк переносит «новый стиль» в страстную стоическую сатиру, как бы соперничая с мягкими сатирами Горация. В стороне от господствующей манеры стоит сатирический роман в прозе и стихах Петрония «Сатирикон», эпикурейски иронический и свободный от всякого пафоса. Более демократическая струя в литературе этого времени представлена стихотворными «Баснями» Федра, рассчитанными на восприятие масс. Второй этап (конец 1 ‒ начало 2 вв. н. э.) ‒ это реакция на «новый стиль», господство неоклассицизма, возрождение стиля «золотого века». Ритор Квинтилиан в своём трактате «Об образовании оратора» переработал гуманистический идеал Цицерона применительно к новой общественной обстановке. Его ученик Плиний Младший в речах и письмах стремился подражать Цицерону, поэты Стаций, Силий Италик и Валерий Флакк в мифологических и исторических поэмах ‒ Вергилию. Но это подражание ограничивалось внешними чертами, подлинное возрождение классики было уже невозможно. Более жизнеспособными оказались традиции «нового стиля» в иронических эпиграммах Марциала, в патетических сатирах Ювенала, в исторической прозе Тацита. Третий этап (2 ‒ начало 3 вв.) ‒ господство архаизма: бурное возрождение греческой литературы в Римской империи оттесняет латинскую литературу на второй план, многие римские писатели (Марк Аврелий, Элиан) пишут свои сочинения по-гречески, а по аналогии с греческой модой на возрождение древнего языка и стиля (так называемый аттикизм) в Р. начинают предпочитать Вергилию Энния, Цицерону ‒ Катона. Наиболее значительный писатель этого времени ‒ Апулей (2 в.), автор романа «Метаморфозы» («Золотой осёл»), в содержании которого причудливо сочетаются бытописание, сказочность и мистический аллегоризм, а в стиле ‒ пёстрая масса архаизмов, неологизмов, диалектизмов, вульгаризмов и пр. Социально-политическому кризису 3 в. в литературе сопутствовало почти полное бесплодие; только с 4 в. начался новый литературный подъём, но уже на иной культурной основе, подготовившей литературу средних веков.

В период 4‒5 вв. на первый план выдвигается христианская литература. Ограниченная ранее догматическими и полемическими сочинениями (Тертуллиан, Минуций Феликс, Киприан, поэт Коммодиан, ритор Лактанций), теперь она усваивала литературную технику римской риторики и поэзии. Произведения большой художественной ценности ‒ проповеди и гимны Амвросия, письма Иеронима и особенно «Исповедь» Августина, открывающая для литературы психологическую глубину, не доступную античности. Отступили на второй план авторы, продолжавшие языческие литературные традиции, ‒ Авсоний, поэт малых жанров, пытавшийся возродить мифологический и исторический эпос, историк Аммиан Марцеллин и др.

Литература постепенно замыкалась в пределах отдельных провинций, а затем ‒ отдельных варварских королевств: Галлия дала стихотворца Рутилия Намациана (4‒5 вв.), Италия ‒ поэта и философа Боэция (6 в.), Африка ‒ поэтов так называемой «латинской антологии» (6 в.); к концу 6 в. традиции античных литературных форм и античного культурного наследия быстро слабеют и сходят на нет. Наступает полоса так называемых «тёмных веков» ‒ первый этап латинской литературы средних веков.

Театр. Возникновение театрального искусства в Р. связано с празднествами сбора урожая, участники которых исполняли шуточные, грубоватые песни в форме диалога ‒ фесценнины. Дальнейшим развитием этих зачатков драматического действия стали сатуры ‒ бытовые комические сценки, включавшие диалог, пение, музыку и танцы. Вероятно, около 300 до н. э. появилась народная импровизационная комедия ‒ ателлана, отличительной особенностью которой было наличие 4 постоянных персонажей-масок. Ателланы разыгрывались вначале молодыми римскими гражданами и лишь позднее ‒ актёрами-профессионалами. С конца 3 в. до н. э. получил распространение другой вид народных представлений ‒ мим. Новый период в истории римского театра связан с постановкой греком-вольноотпущенником Ливием Андроником первой драмы (240 до н. э.), в основе которой греческий оригинал. В Р. начали ставиться трагедии и комедии, сочинявшиеся по греческим образцам. Драматург Гней Невий создал претексту ‒ жанр трагедии на сюжет из древнеримской истории. Большим успехом у зрителей пользовалась паллиата ‒ комедия, представлявшая собой переработку новой аттической комедии. Выдающимися авторами паллиаты были Гней Невий, Цецилий Стаций и особенно Плавт и Теренций. Во 2 ‒ начале 1 вв. до н. э. на смену паллиате пришла тогата, в которой изображалась жизнь римских граждан, преимущественно из низших слоёв населения. В начале 1 в. до н. э. тогата уступила место литературно обработанной ателлане, которая, в свою очередь, в середине 1 в. до н. э. была оттеснена литературно обработанным мимом.

Театральные представления в Р. устраивались во время ежегодных государственных праздников: на Римских (сентябрь), Плебейских (ноябрь) и Аполлоновых (июль) играх, Мегалесиях (апрель), Флоралиях (апрель ‒ май). Спектакли давались также в связи с триумфальными и погребальными играми, при выборе высших должностных лиц и др. Первоначально представления происходили возле храма божества, в честь которого устраивались игры. Постоянных театральных зданий не было. Первый каменный театр сооружен Помпеем в 55‒52 до н. э. В конце 1 в. до н. э. были построены ещё 2 каменных театра ‒ Марцелла и Бальба. Подробное описание здания римского театра в сравнении его с греческим дал римский архитектор и инженер Витрувий в трактате «Десять книг об архитектуре».

Римские актёры происходили из среды вольноотпущенников или рабов и занимали низкое общественное положение. Они объединялись в труппы во главе с хозяином, который по договорённости с магистратом организовывал представления, распределял денежные вознаграждение и сам нередко исполнял главные роли. В 3‒2 вв. до н. э. актёры играли, как правило, без маски, которая вошла в употребление около 1 в. до н. э.; это позднее проникновение маски на римскую сцену благоприятствовало развитию актёрского искусства. Женские роли исполнялись мужчинами. К последнему веку республики особенно выдвинулись актёр-трагик Эзоп и комический актёр Росций.

В эпоху империи представления устраивались чаще, однако они стали носить главным образом развлекательный, зрелищный характер; на сценической площадке появлялись отряды конницы, пехоты, в действие включались шествия пленных, выступления редких диких зверей и т.п. В 1‒2 вв. н. э. в исполнении трагедии на первый план выдвигалось вокальное мастерство актёра. Популярностью пользовалась литературно обработанная ателлана, в которой порой содержались острые намёки на политические события. Особенно большой успех имели пантомим ‒ сольный драматический танец (обычно на мифологический сюжет), сопровождавшийся музыкой и пением хора, и пирриха, исполнявшаяся ансамблем танцовщиков и танцовщиц; главное внимание при этом уделялось роскошным декорациям и разнообразным сценическим эффектам. По-прежнему огромный успех имел мим, вытеснивший ко времени поздней империи все другие виды представлений, кроме танцевальных. Из маленькой бытовой сценки он превратился в большую пьесу (строилась в основном на импровизации), блестящее феерическое зрелище с занимательным и нередко запутанным сюжетом, со значительным числом действующих лиц. Ещё большей популярностью пользовались цирковые представления и бои гладиаторов, устраивавшиеся в Колизее и других амфитеатрах. В цирках и амфитеатрах показывались также сцены единоборства охотника со зверем или массовой охоты. Иногда такие зрелища входили составной частью в мим или пантомимические представления. Устраивались инсценировки морских сражений, так называемые навмахии. Упадок художественной драмы, пристрастие к кровавым зрелищам, тяжёлые правовые условия жизни актёров свидетельствовали о деградации театральной культуры эпохи империи.

Римский театр и прежде всего драматургия сыграли большую роль в развитии мирового театра. Выдающиеся драматурги, начиная с эпохи Возрождения, постоянно обращались к римской драме, воспринимая через неё гуманистические традиции античной культуры. Большое влияние театр Р. оказал также на театральную архитектуру.

салиев и арвальских братьев (римские коллегии жрецов). На празднествах салиев исполнялся своего рода военный танец-игра. Празднества арвальских братьев посвящались урожаю; сохранились молитвы, знаменитый гимн братьев.

Музыкальная жизнь Р., особенно периода империи, отличалась пестротой, в столицу стекались исполнители из многих стран (греческие кифареды, сирийские и вавилонские инструментальные виртуозы, александрийские певцы, андалусские танцовщицы). Поэзия и музыка были тесно связаны. Поэтические произведения, в том числе оды Горация, эклоги Вергилия, поэмы Овидия, пелись в сопровождении струнных щипковых инструментов. В римскую драму вводились музыкальные номера речитативного характера, исполнявшиеся под аккомпанемент тибии. Для исполнения классической (т. е. греч.) музыки, наряду с кифарой и авлосом, применялись инструменты типа арфы: псалтериум, тригонон (треугольная арфа), самбика, реже ‒ разновидности щипковой лиры (барбитос, пектис, магадис). На празднествах в честь бога Вакха ‒ вакханалиях ‒ звучали кимвалы и другие ударно-шумовые инструменты. Римская аристократия приобретала для своих дворцов и вилл водяные органы ‒ гидравлосы. Существенную роль в развитии древнеримской инструментальной музыки принадлежит театральному жанру пантомимы ‒ своего рода «пантомимической сюите», исполнявшейся танцором-солистом под пение хора (греческие тексты) и аккомпанемент оркестра. При военных легионах существовали огромные духовые оркестры, включавшие букцины (изогнутые рога), тубы (прямые трубы) и другие металлические инструменты.

В цирках и театрах Римской империи выступали огромные хоровые ансамбли, часто с пышным инструментальным сопровождением (Сенека отмечал, что иногда в театре было больше исполнителей, чем зрителей). В концу 1 в. н. э. император Домициан основал «капитолийские состязания», в которых, наряду с поэтами, участвовали певцы и музыканты. Большой успех имели публичные концерты виртуозов (преимущественно иноземных ‒ греческих, египетских). Известностью пользовались певец Тигеллий (при дворе Августа), актёр-певец Апеллес (любимец Калигулы), кифаред Месомед Критский (при Адриане; сохранились 3 гимна Месомеда) и др. Император Нерон ввёл так называемое «греческое состязание», где выступал сам как поэт, певец и кифаред. В знатных семьях пению и игре на кифаре обучали детей. Профессия учителя музыки, танца была особенно почётна и популярна.

этрусков и греков, позднее ‒ народов эллинистического Востока и покорённых «варваров». Нередко древнеримское искусство давало новые импульсы местному творчеству, в результате чего рождались синкретические художественные явления (см. в статьях Египет Древний, Сирия, Парфянское царство, Кельты).

В древнейший период искусство Р. развивалось в рамках среднеиталийских археологических культур эпохи железа (Вилланова культуры и др.). В пору формирования собственно древнеримской художественной культуры (8‒4 вв. до н. э.) римское зодчество испытывало основополагающее влияние этрусского, у которого оно заимствовало высокую строительную технику и исходные типы ряда сооружений. Этрусские черты древнейших храмов (храм Юпитера Капитолийского в г. Риме, освящен в 509 до н. э.; сохранились незначительные фрагменты): трёхчастная целла, подий, акцентировка главного фасада портиком и лестницей ‒ впоследствии стали характерными особенностями римской культовой архитектуры. Тесно связаны с искусством этрусков и наиболее ранние образцы древнеримской живописи, а также декоративно-прикладного искусства.

В период Пунических войн и поздней республики (3 в. ‒ первые 3 четверти 1 в. до н. э.) в искусстве преобладали черты практицизма и рациональности, однако специфически римская строгость стиля порой сочеталась с изысканностью, навеянной искусством Великой Греции (Южной Италии) и захваченных римлянами восточно-греческих городов. Для архитектуры этого времени характерны широкие градостроительные мероприятия, прямоугольные, повторяющие разбивку военного лагеря планировочные схемы, в основе которых лежат 2 главные магистрали ‒ «кардо» (с севера на юг) и «декуманус» (с востока на запад). По мере формирования композиции форума складывались важнейшие принципы планировочного решения древнеримских комплексов: тяготение к симметричности, осевое построение, акцентировка фасада главного здания и устройство подъёма к нему от торжественного входа на участок. В жилой архитектуре развивался тип атриумного дома (см. Атрий), центром композиции которого во 2 в. до н. э. стал сад перистиля, свидетельствующий о тяге к природе, необычайно возросшей с урбанизацией античного общества. Тенденции к синтезу планировочных решений с природой нашли выражение в загородных виллах, нередко живописно расположенных на склонах холмов. Великолепию аристократических жилищ противостоит рядовая застройка городских кварталов инсулами. Со 2 в. до н. э. применение бетона не только упростило и удешевило кладку массивных несущих конструкций, но и обеспечило гибкость и многообразие их формы, создало возможности для возведения построек, включавших большие крытые помещения. На протяжении 2 ‒ 1-й половины 1 вв. до н. э. складывались и совершенствовались важнейшие типы римских сооружений: базилики, термы, различные зрелищные сооружения (где, в отличие от древнегреческих театров, места для зрителей располагались на вспомогательных конструкциях, прорезанных галереями и лестницами), величественные инженерные постройки (арочные мосты, водопроводы, склады).

В изобразительном искусстве 3‒1 вв. до н. э. широко распространились портретные статуи и бюсты, генетически связанные с этрусской пластикой и отличавшиеся подчёркнутой конструктивностью и суровостью образного строя; наряду с официальной портретной скульптурой, украшавшей города, создавались портреты по частному заказу, устанавливавшиеся в домах или на гробницах. В период республики появились также исторические рельефы, где граничившее с обыденностью бытовое правдоподобие обстановки сочеталось с мифологическими элементами. В позднереспубликанской скульптуре развивалось эллинизирующее направление, приобрело широкий размах копирование греческих статуй. Важной областью художественной культуры этой эпохи была монументально-декоративная живопись; если для так называемого первого, или «инкрустационного», стиля (2-я половина 2 ‒ начало 1 вв. до н. э.) характерна имитация кладки стены, то во втором, или «архитектурно-перспективном», стиле (80‒30-е гг. до н. э.) центр стены превратился в перспективно написанную эдикулу, обрамлявшую пейзаж, жанровую или мифологическую сцену. Развивалось также искусство мозаики (многоцветные композиции из кубических частичек цветных камней, украшавшие полы) и глиптики (геммы из твёрдых пород полудрагоценных камней).

Наивысшие достижения древнеримского зодчества относятся к периоду расцвета империи (20-е гг. 1 в. до н. э. ‒ 2 в. н. э.). Отличительные особенности построек этого времени ‒ монументальная пластичность могучих масс, доминирующая роль арки и производных от неё форм (свод, купол), огромные, динамически соподчинённые пространства интерьеров или открытых помещений, быстро совершенствовавшаяся облицовка бетонных стен камнем и кирпичом со всё более обильными вкраплениями мрамора, широкое применение живописи и скульптуры. Специфической особенностью зрелой древнеримской архитектуры становится так называемая ордерная аркада (система поярусных ордеров, наложенная на прорезанную арками стену), придававшая сооружениям величавую масштабность. Архитектура всё чаще становится средством прославления личности императора и пропаганды могущества империи, что заметно уже в постройках времени Августа в г. Риме (форум Августа, концу 1 в. до н. э. ‒ начало 1 в. н. э.). Главенствующим типом архитектурного памятного монумента является арка триумфальная, а надгробия, в республиканскую эпоху скромные по масштабам, превращаются в крупные, подчас и грандиозные сооружения. К середине 1 в. усилилось тяготение к пышной репрезентативности архитектурных композиций [дворцы: Нерона (так называемый Золотой дом, 64‒69; не сохранился), Флавиев на Палатине (92) ‒ оба в г. Риме]. При Флавиях строится также крупнейший из древнеримских амфитеатров ‒ Колизей, при Траяне ‒ наиболее развитый и сложный из форумов г. Рима (111‒114, архитектор Аполлодор из Дамаска), при Адриане ‒ грандиознейшее купольное сооружение древнего мира ‒ Пантеон. Начиная с эпохи Адриана в зодчестве наметился перелом в сторону изысканной усложнённости образа, отчасти связанный с влиянием искусства эллинистического Востока (вилла Адриана близ Тиволи, 125‒135).

В официальной скульптуре ранней империи нарастали идеализирующие тенденции и отчасти сглаживались индивидуальные особенности портретируемых, которые любили подчёркивать мастера республиканской эпохи. Вместе с тем в произведения вводятся светотеневые контрасты, элементы движения, рафинированной пластической разработки (например, виртуозная передача причёсок в женских портретах эпохи Флавиев, 60‒90-е гг. 1 в.). Если время Траяна ознаменовалось возвратом к героически суровому стилю республики, то в период правления Адриана и Антонинов активизировались поиски эмоциональной экспрессивности и психологической глубины образа. Исторические рельефы императорского Р. первоначально были отмечены размеренностью композиционных ритмов и сдержанностью пластического языка (рельефы алтаря Мира в г. Риме, мрамор, 13‒9 до н. э.); черты живописности, напряжённой динамики, усиливавшиеся в рельефах времени Флавиев (рельефы арки Тита и г. Рима, мрамор, 81), особенно характерны для периода Траяна, когда складывался тип батального рельефа (скульптурное убранство колонны Траяна в г. Риме, мрамор, 111‒114). Воздействие греко-эллинистических традиций достигло апогея в период Адриана, когда школы копиистов древнегреческой пластики развили особенно интенсивную деятельность. В декоративной живописи до 63 преобладал так называемый третий стиль (лёгкие, графичные узоры и небольшие сюжетные картины, располагавшиеся на фоне обширных свободных пространств). Ему на смену пришёл четвёртый стиль, или стиль «фантастической архитектуры» (сложные, иллюзорно-пространственные архитектурные композиции). Многоплановость построений, сложность архитектурных и пейзажных фонов характерны и для мозаик, палитра которых обогащалась смальтой многообразных оттенков; со 2 в. распространилась также черно-белая каменная мозаика. В декоративно-прикладном искусстве эпохи империи особенно выделялись произведения торевтики, «краснолаковая» керамика с рельефным декором, изделия из стекла (в том числе расписные и двухслойные вазы с рельефными изображениями и орнаментами), геммы, где живописно сопоставлялись чередующиеся слои полудрагоценных камней.

В период упадка империи (3‒4 вв.) в древнеримском искусстве проявились черты внутреннего надлома. Для зодчества этого периода характерны необычайно крупные масштабы сооружений, любовь к пышным эффектам, роскошь отделки и беспокойная пластика стен. Строительная деятельность развернулась главным образом в провинциях, где возводились новые форумы, гигантские храмовые комплексы (например, в Баальбеке). Традиции древнеримской архитектуры органически развивались в постройках г. Рима [термы Каракаллы (206‒217) и Диоклетиана (306), базилика Максенция (около 315)] и некоторых провинциальных сооружениях (дворец Диоклетиана в Сплите (Хорватия), около 300).

В позднеримском скульптурном портрете утрачивается интерес к достоверной передаче телесного облика человека: внешние черты трактуются всё более суммарно, а в конце 3‒4 вв. застылое лицо резко контрастирует с подчёркнуто патетическим взглядом широко открытых глаз. Элементы условности и стилизации в скульптуре (в том числе и в историческом рельефе) порою свидетельствуют об усилившемся влиянии искусства восточных провинций. Среди художественных изделий 3‒4 вв. выделяются портретные миниатюры на золотой фольге, помещенные между двумя слоями стекла, мраморные саркофаги с сюжетными рельефами, в которых с 3 в. получила распространение христианская тематика. С христианским культом связаны и росписи катакомо, стиль которых на протяжении 2‒4 вв. эволюционировал в сторону всё большей плоскостности и графичности. Зарождавшиеся в позднеримском искусстве художественные формы, исполненные напряжённой духовной экспрессии, предвосхищали художественную культуру европейского средневековья.


Лит.: Маркс К., Тетради по истории эпикурейской, стоической и скептической философии, в книге: Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, М., 1956; Кун Н. А., Предшественники христианства. (Восточные культуры в Римской империи), М., 1922; Немировский А. И., Идеология и культура раннего Рима, Воронеж, 1964; Буассье Г., Римская религия от времён Августа до Антонинов. пер. с франц., М., [1914]; Latte К., Römische Religionsgeschichte, Münch., 1960; Wissowa G., Religion und Kultus der Römer, 2 Aufl., Münch., 1912.

Clarke М. L., The Roman mind, studies in the history of thought from Cicero to Marcus Aurelius, Camb., 1956; Klingner F., Römische Geisteswelt, 3 Aufl., Münch., 1956; Heinze R., Vom Geist des Römertums, 3 Aufl., Darmstadt, 1960; Kroll W., Die Kultur der ciceronischen Zeit, Bd 1‒2, Lpz., 1963; Гейберг И. Л., Естествознание и математика в классической древности, пер. под ред. А. П. Юшкевича, М. ‒ Л., 1936; Taton R., Histoire générale des sciences, t. 1, P., 1970: Brunet P., Mieli A., Histoire des sciences, t. 1 Antiquité, P., 1935; StahI W. Н., Roman science. Origins, development, and influence to the Later middle ages, Madison, 1962.

Брунс К. Г., Ленель О., Внешняя история римского права, пер. с нем., М., 1904; Боголепов Н., Учебник истории римского права, 3 изд., М., 1907; Кипп Т., История источников римского права, СПБ, 1908; Зом Р., Институции. Учебник истории и системы римского гражданского права, в. [1]‒2, СПБ, 1908; Синайский В. И., История источников римского права, Варшава, 1911; Хвостов В. М., История римского права, 7 изд., [М.], 1919; Перетерский И. С., Всеобщая история государства и права, ч. 1, в. 2 ‒ Древний Рим, М., 1945.

Утченко С. Л., Римская историография и римские историки, в книге: Историки Рима, М., 1970.

Модестов В. И., Лекции по истории римской литературы, СПБ, 1888; Нагуевский Д., История римской литературы, т. 1‒2, Казань, 1911‒15; История римской литературы, под ред. С. И. Соболевского [и др.], т. 1‒2, М., 1959-62; Тройский И. М., История античной литераторы, 3 изд., Л., 1957; Schanz М., Krüger G., Geschichte der römischen Literatur, 4 Aufl., Bd 1‒2, Münch., 1927‒35; Bd 3, 3 Aufl., Münch., 1922; Bd 4, Hälfte 1‒2, Münch., 1914‒20; Teuffel W. S., Geschichte der römischen Literatur, neu bearb. von W. Kroll und F. Skutsch, Bd 1‒3, Lpz. ‒ B., 1913‒20; Bickel E., Lehrbuch der Geschichte der römischen Literatur, Hdlb., 1937; Norden E., Römische Literatur, 6 Aufl., Lpz., 1961; Rostagni A., Storia della letteratura latina, 3 ed., v. 1‒3, Torino, 1964.

Мокульский С., История западно-европейского театра, т. 1, М., 1956: Варнеке Б. В., История античного театра, М. ‒ Л., 1940; Bieber М., The history of the Greek and Roman theater, Princeton, 1961.

Музыкальная культура древнего мира. [Сб. статей], под ред. и с вступ. ст. Р. Грубера, Л., 1937; Грубер Р., Всеобщая история музыки, 3 изд., М., 1965.

Кобылина М., Искусство Древнего Рима, М. ‒ Л., 1939; Вощинина А. И., Очерк истории древнеримского искусства, Л., 1947; Римская живопись. [Альбом. Сост. и авт. вступ. ст. А. Чубова, Л., 1966]; Соколов Г., Искусство Древнего Рима, М., 1971; Всеобщая история архитектуры, [2 изд.], т. 2, М., 1973; Koch Н., Romische Kunst, 2 Aufl., Weimar, 1949; Charles-Picard G., L'art romain, P., 1962; Kaschnitz von Weinberg G., Römische Kunst, [Bd] 1‒4, [Hamb.], 1961‒63; KrausTh., Dasrömische Weltreich, B., 1967.

Е. М. Штаерман (Религия и мифология), А. Ф. Лосев (философия), П. Д. Рожанский (Естественнонаучные взгляды), Д. А. Жидков (Юридическая наука), С. Л. Утченко (Историческая наука), М. Л. Гаспаров (Литература), Г. И. Соколов (Архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство).

Изучение древнеримской культуры

Начало изучению древнеримской культуры, так же как и древнегреческой (см. Греция Древняя, раздел Изучение древнегреческой культуры), было положено ещё в античности греческими и римскими историками и филологами. С падением Западной Римской империи интерес к древнеримской культуре уменьшился, но не исчез. В монастырях Европы (в то время средоточиях учёности) хранились латинские и греческие тексты, использовавшиеся в учебных целях. В средневековых хрониках рассматривалась история Р. Испанский учёный 7 в. Исидор Севильский создал ряд трудов по римскому быту и латинскому языку. Новое пробуждение интереса к древнеримской культуре относится к эпохе Возрождения, начавшейся как «возрождение» именно античных древностей. Разыскивались, собирались и издавались античные рукописи, изучались надписи на древнеримских архитектурных сооружениях, началось составление коллекций статуй, ваз и других антиков. С 15 в. получила развитие гуманистическая историография, в которой выделились два направления: так называемое антикварное, рассматривавшее древнеримскую культуру (быт, искусство, религию, право ‒ «римские древности») как единое целое (его основатель итальянский гуманист Флавио Бьондо, продолжатели Лет Помпоний, 15 в., и К. Сигоний, 16 в.), и политико-риторическое, ставившее целью извлечение из истории Р. политических уроков (Н. Макиавелли и др.). Итальянский гуманист Лоренцо Валла, поставив под сомнение достоверность некоторых сведений римского историка Тита Ливия, заложил основы критики исторических источников. В 16‒17 вв. создавались основы вспомогательных дисциплин: разрабатывались проблемы хронологии (французский учёный Ж. Скалигер), нумизматики (труд французского гуманиста Г. Бюде о римской монетной системе), эпиграфики (Ж. Скалигер), источниковедения (исследования и издания древних авторов нидерландскими гуманистами Эразмом Роттердамским, Ю. Липсиусом, французскими учёными Ю. и Ж. Скалигерами), создавались словари латинского языка (немецкий гуманист И. Рейхлин и др.). В конце 17 в. появился труд по истории Римской империи (в 6 тт.) французского аббата Л. де Тиллемона, изложившего все доступные ему данные римских и греческих авторов. Продолжая критическую линию Лоренцо Валлы, некоторые учёные 18 в. подвергли критике римскую историческую традицию (французы С. Бошар, Луи де Бофор, голландец Я. Перизоний). В эпоху Просвещения с её антиабсолютистскими и антиклерикальными тенденциями особенно усилился интерес к проблемам исторической закономерности развития древнеримской государственности (итальянский философ Дж. Вико, французский просветитель Ш. Монтескье). Особое внимание привлекают поздний период истории Р., выяснялись причины гибели Римской империи. Вольтер объяснял гибель Р. религиозными раздорами; английский историк Э. Гиббон в «Истории упадка и разрушения Римской империи» (1776-88), осуждая христианство за сопротивление государству и идеи, убившие патриотизм и гражданственность, выделял также и другие причины: произвол и деспотизм императоров, финансовый гнёт, падение военной дисциплины. В трудах представителей немецкого «неогуманистического» направления (И. Винкельман, И. Гердер и др.) древнеримская культура рассматривалась наряду с греческой, но предпочтение отдавалось последней. В 18 в. были достигнуты значительные успехи в области филологической критики древних текстов и установления подлинности литературных памятников (английский филолог Р. Бентли и др.). Римская культура привлекла внимание русских просветителей 18 в. А. Д. Кантемира, М. В. Ломоносова, В. К. Тредиаковского, сделавших произведения римских историков, философов и поэтов достоянием русской публики. Свойственный работам С. Бошара, Луи де Бофора и других учёных 17‒18 вв. скептицизм в оценке достоверности древнейшей римской истории встретил в начале 19 в. отпор со стороны немецкого историка Б. Г. Нибура, стремившегося с помощью сравнительно-исторического метода реконструировать раннюю историю Р. Создавший так называемое критическое направление в историографии, Нибур считал источником преданий о римской старине утраченные народные песни; ему принадлежит гипотеза о происхождении плебса из насильственно переселенных в Р. латинов. Работы Нибура дали толчок дискуссии о раннем периоде римской истории (немецкий учёный А. Швеглер, английский ‒ Дж. Льюис и др.). Взгляды Нибура оказали влияние на развитие римской историографии в России (Т. Н. Грановский, П. Н. Кудрявцев). Русский учёный Д. Л. Крюков, показав различие патрицианской и плебейской религий, поддержал взгляд Нибура на различие в происхождении патрициев и плебеев.

Во 2-й половине 18 ‒ 1-й половине 19 вв. интенсивно накапливался археологический материал. Начались систематические раскопки Геркуланума, Помпей и других древних городов Италии, а также археологические исследования памятников римского времени во Франции, Германии, Великобритании, Северной Африке. Накопление археологического и эпиграфического материала расширяло источниковедческую базу изучения Р. и вызвало необходимость в более детальной специализации. Примерно с середины 19 в. изучение различных сторон древнеримской культуры удобнее рассматривать отдельно.

Изучение истории. Успехи в изучении древнеримской истории во 2-й половины 19 в. связаны с археологическими открытиями (см. ниже, в разделе Изучение искусства) и с дальнейшим развитием эпиграфики (издание корпуса латинских надписей и др.), нумизматики, хронологии и других вспомогательных дисциплин. В изучении и издании римских источников особенно важную роль сыграл немецкий учёный Т. Моммзен. В его трудах получили освещение все стороны жизни и быта римлян, хотя главное внимание отводилось политической истории, а также истории римского государственного и уголовного права. Переворот в науке об обществе, произведённый трудами К. Маркса и Ф. Энгельса, введение в научный оборот новых материалов по истории и быту римлян не могли не сказаться на развитии историографии Р. Отрицая марксизм и его учение об общественно-экономических формациях и о решающей роли классовой борьбы, буржуазные историки вынуждены были всё же отнестись с большим вниманием к изучению проблем экономики и социальных отношений. Возникло направление, занимавшееся главным образом изучением социально-экономических проблем античности (труды немецких учёных Э. Мейера, К. Ю. Белоха, Р. Пёльмана, французского А. Баллона и др.). Однако в развитии этого направления сразу же наметились отрицательные тенденции: модернизация древней истории (уже в работах Моммзена, Мейера, затем Пёльмана, М. И. Ростовцева, итальянского историка Г. Ферреро и др.) и гиперкритицизм (итальянские учёные Э. Пайс, Г. де Санктис, немецкий ‒ Белох и др.). Против модернизаторских тенденций выступил французский историк Фюстель де Куланж. Его ученики и последователи К. Жюллиан и С. Гзелль заложили основы изучения римских провинций Галлии и Африки.

В России во 2-й половине 19 и начале 20 вв. сложилась школа изучения древнеримской истории. В. И. Модестов, обобщив и проанализировав результаты итальянских раскопок, изложил на их основании историю древнейшей Италии. Истории древнейшего Р. посвятили свои работы Ю. А. Кулаковский и И. В. Нетушил. На рубеже 19 и 20 вв. всё более заметен интерес русских учёных к социально-экономической истории Р., в том числе к актуальной для России проблеме аграрных отношений (исследования по истории римского землевладения принадлежат П. М. Леонтьеву, П. И. Синайскому, Г. М. Пригоровскому, М. И. Ростовцеву); социальная история Р. в более широком плане нашла освещение в трудах Д. М. Петрушевского, Р. Ю. Виппера. Историческое значение Римской империи в историографическом плане рассмотрено М. П. Драгомановым. Истории римских провинций посвящены исследования С. В. Ешевского и С. А. Жебелева.

Западная наука новейшего времени изучает как отдельные периоды и аспекты древнеримской истории, так и всю историю Р. в целом (многотомная история Р. итальянского историка Л. Парети). Получило дальнейшее развитие изучение политической и социально-экономической истории Р.: античного рабства [У. Уэстерман (США), И. Фогт (ФРГ), М. Капоцца (Италия) и др.], итальянские общины [П. де Франчиши, Э. Серени (Италия) и др.], раннего Р. и этрусков (итальянские учёные М. Паллоттино, Р. Парибени и др., французские ‒ Р. Блок, Ж. Эргон, шведские ‒ Э. Ерстед и др.), а также других проблем политической и социально-экономической истории [итальянские учёные Э. Альбертини, С. Мадзарино, французский ‒ А. Пиганьоль, английский ‒ Р. Сайм, американский ‒ Ф. Уолбанк, немецкий (ФРГ) ‒ Ф. Альтхейм и др.]. История Р., получила также освещение в многотомных коллективных трудах типа «Кембриджской древней истории» (1 изд., т. 1‒12, 1923‒1939), в монументальном справочном издании Паули-Виссовы (1 изд. 1839‒52, новое ‒ с 1893).

В СССР исследование истории Р. с самого начала было направлено на изучение социально-экономических проблем. Опираясь на марксистское учение об общественно-экономических формациях, советские учёные подвергли критическому пересмотру уже выработанные представления о древнеримской истории. Созданы общие курсы по истории Р. (В. С. Сергеев, С. И. Ковалев, Н. А. Машкин), изучается идеологическая борьба в древнеримском обществе (П. Ф. Преображенский, С. Л. Утченко), рассматриваются проблемы классовой борьбы (А. В. Мишулин и др.). В центре внимания советских историков находятся проблемы социально-экономического развития и аграрных отношений (Е. М. Штаерман, М. А. Сергеенко, В. И. Кузищин и др.), возникновения государства (В. Н. Дьяков, Ф. М. Нечай, А. И. Немировский, Л. А. Ельницкий, И. Л. Маяк и др.), кризиса и падения Римской республики (Машкин, Утченко), социальной борьбы в Р. (Штаерман, А. Г. Бокщанин и др.). История провинций нашла отражение в трудах Мишулина, А. Б. Рановича, О. В. Кудрявцева, Е. С. Голубцовой и др., войны Р. с Парфией явились предметом исследования Бокщанина. Проблемы истории раннего христианства освещены Р. Ю. Виппером, Рановичем. Экономические, социальные, идеологические факторы перехода от рабовладельческой формации к феодальной рассмотрены в работах Штаерман, А. Р. Корсунского и др.

Значительные успехи в изучении римской истории достигнуты в других социалистических странах; в круг интересов историков этих стран входят история римских провинций (болгарский учёный Х. Данов, румынский ‒ Э. Кондураки, венгерский ‒ А. Мочи и Л. Баркочи, и др.), социальная борьба в Р. [Э. Маротти (Венгрия), Р. Гюнтер (ГДР), П. Олива (Чехословакия)], идейные течения [К. Куманецкий (Польша)] и другие проблемы.

Изучение литературы. До 19 в. римская литература была для европейской культуры не столько предметом исторического исследования, сколько образцом для подражания. Начиная с эпохи предромантизма и романтизма основное внимание филологов переносится на греческую культуру как исток всей европейской культурной традиции; римская литература стала представляться лишь досадной передаточной инстанцией, искажавшей дух греческого гения. Изучение литературы шло по двум путям: выверка текста и подготовка научных изданий (немецкие филологи Ф. Ричль, О. Ян, Ф. Бюхелер и их ученики) и создание вводных историко-литературных справочников, богатых материалом, но мало осмыслявших его (немецкие учёные М. Шанц, В. Тёйфель). В России 19 в. изучением римской литературы занимались такие крупные учёные, как И. В. Помяловский, Н. М. Благовещенский, В. И. Модестов (автор первого русского курса истории римской литературы, 1873-88). В 20 в. отношение к римской литературе изменилось: за ней вновь стала признаваться самостоятельная ценность, иная, но не меньшая, чем у греческой литературы. Культурная ситуация 20 в. заставляла искать себе древнеисторические аналогии не в дробном полисном мире, как это делалось в 19 в., а в мире больших держав эллинистической и прежде всего римской эпохи. Характерна эволюция отношения к Вергилию: в 18 в. его чтили выше Гомера, в 19 в. принижали как бессильного подражателя, в 20 в. вновь оценили как великого поэта. Этому пересмотру содействовала, во-первых, разработка методов анализа не на уровне лексики и метрики, а на уровне топики и жанров (немецкие учёные-классики Э. Норден, В. Кролль и др.), во-вторых, стремление отделить римские «наслоения» от греческих оригиналов и показать, что они складываются в связную систему и представляют самостоятельный интерес (А. Ростаньи и другие итальянские учёные), в-третьих, развитие техники интерпретации текста, показавшей, что даже очень сходные греческие и римские тексты часто выражают совсем разную картину мироощущения, «модели мира» (представители немецкой классической филологии Ф. Клингер, К. Бюхнер и др.). Работа по уяснению специфики римской литературы на фоне античной и мировой культуры в целом и является основным делом современной филологии.

Изучение искусства. Интерес к древнеримскому искусству усилился в 19 в., когда углублённое изучение древнеримских памятников не только помогло составить более ясное представление об общей эволюции античного искусства, но и создало предпосылки для истолкования своеобразия собственно древнеримской художественной культуры. Этому способствовали создание в Риме многочисленных археологических центров [среди которых ведущую роль в 19 в. играло Немецкое археологическое общество (с 1843)] и раскопки, первоначально проходившие главным образом под руководством английских, французских и немецких учёных. Знания о ранних стадиях художественной жизни Апеннинского полуострова необычайно расширились в результате открытия украшенных росписями этрусских гробниц в Корнето, Кыоси, Черветери и других местах (1820-30-е гг.) и остатков Вилланова культуры. Со 2-й четверти 19 в. интенсифицировалось исследование ранне-христианских катакомб. После объединения Италии в 1861 особенно оживилась деятельность итальянских археологов. Дж. Фьорелли провёл новаторские в методологическом отношении раскопки Помпей, а в г. Риме изучение форумов и Палатинского холма приняло строго систематический характер (П. Роза и др.), что позволило составить подробнейшие топографические и архитектуроведческие описания древнего города (итальянец Р. Ланчани, француз А. Жордан, немец Х. Хюльзен). Пристальное внимание привлекли провинции Римской империи (например, французы обследовали Тимгад в Алжире, а немцы и австрийцы ‒ памятники Далмации). Полевые работы сочетались с научной каталогизацией старых собраний, для которой основополагающее значение имели труды итальянца Э. К. Висконти и немца Э. Герхарда. На основе археологических поисков, а также критико-филологической интерпретации сведений древних авторов (Плиния Старшего и др.] возникли обобщающие монографии немецких учёных Ф. Г. Велькера, К. Мюллера, О. Яна, в которых преобладал интерес к проблемам иконографических традиций (так называемой художественной мифологии). Органичное слияние стилистического и иконографического анализа характерно для появившихся в последней трети 19 ‒ начале 20 вв. трудов немецких учёных Г. фон Брунна, Л. Курциуса, А. Маца, Г. Роденвальдта, А. Фуртвенглера, французского исследователя С. Рейнака, а также австрийского искусствоведа А. Ригля, осветившего стилистическое своеобразие позднеримского декоративно-прикладного искусства. Поиски исследователей 19 в. в области античного искусства как бы подытоживались трудом по античному портрету, написанным немцем А. Хеклером, и руководством по древне-римской археологии, созданным французами Р. Канья и В. Шапо (1-я четверть 20 в.).

К важнейшим открытиям в области древне-римской археологии, сделанным во 2-й и 3-й четверти 20 в., принадлежат раскопки этрусского города Пирги (итальянский археолог М. Палюттино), находки на виллах Адриана в Тиволи и Анцио, а также на вилле близ дер. Пьяцца-Армерина (Сицилия), расширившие знания о мастерстве римских копиистов греческой скульптуры и собственно древнеримских памятниках (мозаиках и т.д.). Велись интенсивные раскопки в Помпеях, Геркулануме (постоянно сопровождаемые максимально достоверной реконструкцией бытовой среды в целом) и в близлежащих Стабиях. В г. Риме, где особенно подробно обследовался форум Цезаря, был также вскрыт обширный участок некрополя 2‒3 вв. (под собором свыше Петра), содержащий многочисленные саркофаги. Богатейшие данные о древнеримском городском строительстве дали раскопки Остии. Тщательно изучались провинциальные древнеримские художественные центры в Малой Азии (Памфилия, Перга, Сида, Эфес и др.) и на Балканах [в том числе в Аполлонии Иллирийской (Албания), где работала группа советских учёных под руководством В. Д. Блаватского]. Произведения, обнаруженные в Маринго (Ломбардия) и Штробинге (Бавария), значительно обогатили сведения о древнеримском торевтике, а многочисленные материалы, открытые в Северной Африке, Испании, Франции, ФРГ, Великобритании и Португалии, позволили составить более чёткое представление о тенденциях позднеримской архитектуры, декоративной скульптуры и монументальной живописи.

К середине 20 в. учёные чаще всего обращаются к исследованиям отдельных разновидностей древнеримской художественной культуры. Занимаясь архитектурой, искусствоведы изучают её образное и конструктивно-техническое новаторство (итальянский учёный Дж. Лульи, американские учёные М. Блейк, У. Макдональд). символику (американский учёный Э. Б. Смит): внимание исследователей сосредоточивается также на живописи (голландский ученый Х. Г. Бейен), специфических вопросах иконографии (американский учёный О. И. Брендель) и прежде всего на проблемах древнеримского скульптурного портрета [немецкие учёные М. Вегнер, О. Весберг, Р. Вест, Б. Швейцер (ФРГ), датский учёный Ф. Поульсен, шведский исследователь Х. П. Л'Оранге]; широко изучается искусство римских провинций [французские учёные М. Побе и Ж. Рубье, швейцарский Ф. Штамм, немецкий Х. Шоппа (ФРГ), бельгийский А. Брене]. В 1950-60-е гг. возникают и сводные труды [итальянский учёный Р. Бьянки-Бандинелли, немецкий Т. Краус (ФРГ)], среди которых выделяется итальянская 7-томная «Энциклопедия древнего классического и восточного искусства» (1958‒66), где древнеримские памятники занимают значительное место. В круг первостепенных интересов современного искусствознания входят вопросы влияния древнеримского искусства на искусство средневековой Европы (американский учёный Р. Свифт и др.), взаимосвязи древнегреческой, этрусской и древнеримской художественных культур, проблемы выявления новаторских черт, внесённых древнеримскими мастерами в античную традицию.

Если в русской науке древнеримское искусство первоначально рассматривалось преимущественно в исследованиях, посвященных античной культуре в целом (Ф. Ф. Зелинский, Н. П. Кондаков, А. В. Прахов), то с 1910-х гг. появляется всё больше специальных трудов о древнеримских древностях (тенденция, получившая особое развитие в советскую эпоху), например, о портрете (О. Ф. Вальдгауер, Н. Э. Гаршина, Б. В. Фармаковский), пейзаже (М. И. Ростовцев), зодчестве (В. Д. Блаватский, Н. И. Врунов). В 60-70-е гг. публикуются памятники, хранящиеся в музеях СССР, а также ведётся работа над обобщающими трудами, охватывающими древнеримское искусство в целом (монографии и отдельные статьи Н. Н. Бритовой, А. И. Вощининой, А. П. Ивановой, С. А. Кауфман, М. М. Кобылиной, В. Ф. Маркузона, О. Я. Неверова, Н. А. Сидоровой, А. П. Чубовой).

Важнейшие научные центры изучения Древнего Р. и наиболее важные периодические издания см. в ст. Греция Древняя, раздел Изучение древнегреческой культуры.


Лит.: Дилигенский Г. Г., Утченко С. Л., Советская историография античности за 40 лет, «Вопросы истории», 1958, № 1; Фролов Э. Д., Русская историография античности (до сер. XIX в.), Л., 1967; Sandys J. E., A history of classical scholarship, v. 1‒3, Camb., 1903‒08; Сидорова Н. А., Новые открытия в области античного искусства, [М., 1965], с. 150‒203; Brendel О. J., Prolegomena to a book on roman art, «Memoirs of the American school in Rome», 1953, v. 21, p. 9‒73.

А. И. Немировский (Вступление, Изучение истории), М. Л. Гаспаров (Изучение литературы), Г. И. Соколов (Изучение искусства).


Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Смотреть что такое "Рим Древний" в других словарях:

  • Рим Древний — древнее государство. Согласно преданию, город Рим основан братьями Ромулом и Ремом около 754/753 г. до н.э. В преданиях упоминаются семь правивших в 8 6 вв. царей: Ромул, Нума Помпилий, Тулл Гостилий, Анк Марций, Тарквиний Приск, Сервий Туллий и… …   Исторический словарь

  • Рим Древний — Roma древнее государство. Согласно преданию, город Рим основан братьями Ромулом и Ремом ок. 754/753 до н. э. В преданиях упоминаются 7 правивших в 8 6 вв. царей. После изгнания последнего царя Тарквиния Гордого была установлена республика… …   Политология. Словарь.

  • Рим Древний — Фреска из города Стабии. I в. н. э. Фреска из города Стабии. I в. н. э. древнее государство. Согласно преданию, город Рим основан братьями Ромулом и Ремом около 754/753 г. до н.э. В преданиях упоминаются семь правивших в VIII VI вв. царей: Ромул …   Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • РИМ Древний — Рим, которому предстояло объединить античный мир в одной великой империи с единой культурой, поначалу ничем не обнаруживал признаков своего будущего величия. Несмотря на то, что в доисторические времена Апеннинский полуостров был относительно… …   Энциклопедия Кольера

  • Рим Древний — Эта статья была избрана в качестве совместной работы порталом «Древний Рим» для всех желающих. Предложения по улучшению статьи можно найти здесь, а выставить другую статью на голосование для выбора её объектом совместной работы  здесь. Рим и… …   Википедия

  • Рим Древний —         История.         Началом рим. истории считается основание в италийской местности Лаций г. Рима. Первые поселения возникли в 10–9 вв. до н. э. на холмах Палагин, Эсквилин, Квиринал и Виминал. Город был основан в 753 до н. э. Ромулом.… …   Словарь античности

  • РИМ Древний (Roma) — древнее государство. Согласно преданию, город Рим основан братьями Ромулом и Ремом ок. 754/753 до н. э. В преданиях упоминаются 7 правивших в 8 6 вв. царей. После изгнания последнего царя Тарквиния Гордого была установлена республика (510/509 до… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Рим — I Древний (Roma), древнее государство. Согласно преданию, город Рим основан братьями Ромулом и Ремом около 754/753 до н. э. В преданиях упоминаются 7 правивших в VIII VI вв. царей. После изгнания последнего царя Тарквиния Гордого была установлена …   Энциклопедический словарь

  • Рим —         Древний (лат. Roma), древний город в Италии, возникший (по античному преданию) в 754/753 до н. э. и к середине III в. до н. э. подчинивший себе Апеннинский полуостров; в дальнейшем крупнейшая рабовладельческая держава в Средиземноморье,… …   Художественная энциклопедия

  • РИМ — Древний, древнее государство. Согласно преданию, город Рим основан братьями Ромулом и Ремом около 754/753 до нашей эры. В преданиях упоминаются 7 правивших в 8 6 вв. царей. После изгнания последнего царя Тарквиния Гордого была установлена… …   Современная энциклопедия

Книги

  • Рим, Мария Тереза Гватоли. Древний Рим, история которого проходит долгий путь от пастушеского поселения времен неолита до "столицы мира", - это не просто одно из самых невероятных приключенийв истории всего… Подробнее  Купить за 1158 руб
  • Древний Рим, Jesse Russell. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Внимание! Книга представляет собой набор материалов из Википедии и/или других online-источников.High… Подробнее  Купить за 998 руб
  • Древний Рим: факты, находки, открытия (+ CD-ROM), Уилкинсон Филипп. Возьми эту книгу и соверши путешествие на машине времени в Древний Рим. Ты увидишь, как отчаянно дерутся гладиаторы на арене Колизея и что стало с Помпеями после извержения Везувия. Ты… Подробнее  Купить за 558 руб
Другие книги по запросу «Рим Древний» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»