Личность это:

Личность
        общежитейский и научный термин, обозначающий: 1) человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности (лицо, в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности. Хотя эти два понятия — лицо как целостность человека (лат. persona) и личность как его социальный и психологический облик (лат. регsonalitas) — терминологически вполне различимы, они употребляются иногда как синонимы.
         В специальных исследованиях понятие «Л.» обычно употребляется во втором, более узком смысле: когда педагог говорит о Л. школьника-подростка, социолог — о Л. рабочего, криминалист — о Л. преступника, психиатр — о Л. невротика и т. д., каждый из них имеет в виду прежде всего те черты, которые делают человека соответственно школьником-подростком, рабочим и т. п. и которые для них типичны и существенны, абстрагируясь от остальных. Понятие «Л.» следует отличать от понятий «индивид» (человек как единичный представитель некоего целого — биологического или социального) и «индивидуальность» (совокупность черт, которые отличают данного индивида от всех других). Об индивидуальности можно говорить на разных уровнях (биохимическом, нейрофизиологическом, психологическом и т. п.). Л. же появляется только с возникновением сознания (См. Сознание) и самосознания (См. Самосознание). Л. является объектом изучения философии, психологии и социологии.
         Проблема Л. в философии — это прежде всего вопрос о том, какое место занимает человек в мире, причём не только чем он фактически является, но и «...чем человек может стать, то есть может ли человек стать господином собственной судьбы, может ли он “сделать” себя самого, создать свою собственную жизнь» (Грамши А., Избр. произв., т. 3, М., 1959, с. 43).
         В своём первоначальном значении словом «Л.» обозначало маску, роль, исполнявшуюся актёром в греческом театре (сравни с русским «личина»). Л. вне общины или полиса для древнегреческой философии так же нереальна, как биологический орган, оторванный от целого организма. Однако уже в античности возникает проблема несовпадения реального поведения человека и его «сущности», какой он сам её видит, и связанные с этим мотивы вины и ответственности. Разные религиозно-философские системы выделяют разные стороны этой проблемы. Если в античной философии Л. выступала преимущественно как отношение, то в христианстве она понимается как особая сущность, «индивидуальная субстанция» рационального характера (Боэций), синоним нематериальной души. В философии нового времени, начиная с французского философа Р. Декарта, распространяется дуалистическое понимание Л., на первый план выдвигается проблема самосознания как отношения человека к самому себе; понятие «Л.» практически сливается с понятием «Я». Английский философ Дж. Локк считал, что «...личность есть разумное мыслящее существо, которое имеет разум и рефлексию и может рассматривать себя, как себя, как то же самое мыслящее существо, в разное время и в различных местах...» (Избранные философские произведения, т. 1, М., 1960, с. 338); тождество личности Локк усматривает в её сознании. По И. Канту, человек становится Л. благодаря самосознанию, которое отличает его от животных и позволяет ему свободно подчинять своё Я нравственному закону; если психологическая Л. — лишь способность осознания собственной тождественности, то моральная Л. — это свобода разумного существа, подчиняющегося «...только тем законам, которые оно (само или по крайней мере совместно с другими) для себя устанавливает» (Кант И., Соч., т. 4, ч. 2, М., 1965, с. 132). В ходе развития философского мышления уточнялись и дифференцировались отдельные проблемы исследования Л.: её биологические и социальные детерминанты, степени свободы Л. по отношению к природе, обществу и самой себе. Однако в домарксовской философии эти проблемы не были достаточно четко разграничены, Л. и общество нередко сопоставлялись и противопоставлялись как равные, однопорядковые величины. Отсюда, с одной стороны, свойственное метафизическому материализму принижение Л., рассмотрение её главным образом как продукта социальной или биологической среды, а с другой — волюнтаристское понимание личной свободы как произвола, отрицающего естественную и историческую необходимость. При этом Л. оказывается либо абсолютным демиургом (творцом), либо трагическим страдающим началом, гибнущим под натиском внечеловеческих безличных сил (романтики).
         Марксистско-ленинская философия снимает эти противоположности. Если «сущность человека» не «...абстракт, присущий отдельному индивиду», а «...совокупность всех общественных отношений» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 издание, т. 3, с. 3), то абсолютное противопоставление индивида обществу лишается смысла. Мир перестаёт быть простой совокупностью «внешних» вещей, становится человеческим миром, а человеческий индивид обретает социальную природу. Основа формирования Л. как в фило-, так и в онтогенезе — общественно-производственная деятельность, всегда предполагающая взаимодействие с другими. Учение об общественно-исторической природе человека не снимает проблемы Л. в собственном смысле слова. Л. как «...индивидуальное общественное существо...» (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, 1956, с. 591) детерминирована не только наличной системой общественных отношений и унаследованной от прошлого культурой, но обусловлена и своими биологическими особенностями.
         Для Маркса человек одновременно и продукт, и субъект истории. «”История” не есть какая-то особая личность, которая пользуется человеком как средством для достижения своих целей. История — не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 102). Безличные общественные отношения, противостоящие индивиду как нечто внешнее, объективное, от его воли не зависящее, суть объективизация деятельности прошлых поколений, т. е. опять-таки «живых личностей». Бессильный в качестве абстрактного, изолированного индивида, человек становится творцом истории совместно с другими, в составе общественных классов и социальных групп. «Поэтому всякое проявление его жизни... является проявлением и утверждением общественной жизни» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, 1956, с. 590).
         В ходе исторического развития меняются не только преобладающие социальные типы Л., их ценностные ориентации, но и сами взаимоотношения Л. и общества. В первобытном обществе отдельный человек не был самостоятельным по отношению к общине. Лишь усложнение и дифференциация общественной деятельности создают предпосылки для автономии Л. Однако процесс этот глубоко противоречив. «...В ходе исторического развития, — и как раз вследствие того, что при разделении труда общественные отношения неизбежно превращаются в нечто самостоятельное, — появляется различие между жизнью каждого индивида, поскольку она является личной, и его жизнью, поскольку она подчинена той или другой отрасли труда и связанным с ней условиям» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 77). Это Отчуждение достигает своего апогея при капитализме, который, с одной стороны, провозглашает Л. высшей социальной ценностью, а с другой — подчиняет её частной собственности и «вещным» отношениям.
         Трагическая саморазорванность сознания буржуазного общества, ищущего точку опоры то в изолированной от мира саморефлексии, то в прославлении иррационального, спонтанно-чувственного начала, ярко отражается в современной западной философии (см. Экзистенциализм, Персонализм) и социологии (теория «массового общества» (См. Массовое общество) и т. п.). Разрешить эти противоречия может только коммунистическое общество, в котором «...свободное развитие каждого является условием свободного развития всех» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 4, с. 447).
         В общей психологии под Л. чаще всего подразумевается некоторое ядро, интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида и сообщающее его поведению необходимую последовательность и устойчивость. В зависимости от того, в чём именно усматривается такое начало, теории Л. подразделяют на психобиологические (У. Шелдон, США), биосоциальные (Ф. Олпорт, К. Роджерс, США), психосоциальные (А. Адлер, К. Хорни и др. неофрейдисты, США), психостатистические («факторные» — Р. Кеттел, США, Д. Айзенк, Великобритания) и т. д.
         Хотя развитие теории Л. сильно отстаёт от эмпирических исследований и в ней много спорного и неясного, в последние десятилетия достигнуты определённые успехи.
         В свете экспериментальных данных подверглись критике и вынуждены были сдать многие свои позиции односторонние теории Л., такие, как Фрейдизм, Бихевиоризм, персонализм. По-новому поставлены и некоторые старые проблемы.
         Хотя о соотношении биологических и социальных факторов формирования Л. всё ещё идут споры, альтернативная постановка вопроса — наследственность или среда, природа или воспитание — постепенно отходит в прошлое, уступая место пониманию того, что поведение человека как Л. определяется единством обоих факторов, взаимодополняющих и опосредующих друг друга. Доказано, например, что нормальное, адекватное биологическому полу индивида сексуальное поведение достигается только в том случае, если биологическая детерминация пола (хромосомная, гормональная, морфологическая) сочетается с соответствующей психосоциальной детерминацией (половая Идентификация, усвоение надлежащих половых ролей и т. д.). Бесспорно, однако, что сложные формы социального поведения и соответствующие мотивы Л. являются по своему содержанию социальными и наследственность индивида (генотип, соматотип и т. п.) определяет лишь его предрасположенность к ним или специфические формы протекания данных психический процессов. Для понимания этой взаимозависимости большое значение имеют исследования, прослеживающие эволюцию определённых психологических черт у одних и тех же людей на протяжении длительного периода их жизни и с учётом особенностей тех условий, в которых она протекает.
         В значительной мере преодолен современной психологией и традиционный дуализм «внешних», интерпсихологических, и «внутренних», интрапсихологических, процессов. Согласно Л. С. Выготскому (См. Выготский) и его последователям, внутренние процессы человеческой психики складываются на основе интерпсихологических, межличностных процессов. Индивид формирует свой внутренний мир путём усвоения, интериоризации (См. Интериоризация) исторически сложившихся форм и видов социальной деятельности и, в свою очередь, выражает, экстериоризирует свои психические процессы (А. Н. Леонтьев). Т. о., «социальное» и «индивидуальное», на первый взгляд являющиеся противоположностями, оказываются связанными друг с другом генетически и функционально.
         Большие теоретические трудности представляет проблема структуры Л. Отказавшись от традиционного понимания Л. как более или менее случайной совокупности психологических черт, современные психологи видят в ней определённую систему, структуру. Но раскрывается это по-разному. «Многофакторные» теории (Айзенк, Кеттел и др.) рассматривают Л. скорее как совокупность некоторого числа эмпирически (при помощи Тестов) установленных и более или менее автономных психологических характеристик. «Холистические» или «организмические» теории, напротив, видят в Л. субстанциальное единство, которое лишь проявляется в эмпирически наблюдаемых свойствах.
         В социальной психологии преобладает интериндивидуальный подход, при котором структура Л. выводится из структуры взаимодействия индивида с другими людьми и социальным целым, к которому он принадлежит. В возрастной и дифференциальной психологии (См. Дифференциальная психология) чаще изучают интраиндивидуальную структуру. Структура Л. нередко отождествляется то со структурой её мотивов, то со структурой её деятельности (поведения). Многоуровневые структурные модели, включающие в себя и биологически обусловленные особенности, и мотивы, и социальные свойства, и самосознание Л., часто громоздки и эклектичны. Эти трудности сказываются и в типологиях Л. Многочисленные существующие типологии и классификации Л. имеют разные теоретические основания — нейрофизиологические, психофизиологические, психологические, социально-психологические, социологические, — причём между разными теориями и уровнями исследования большей частью нет логических мостов. На роль интегрирующего личностного начала претендуют разные понятия (в советской психологии это, например, установка Д. Н. Узнадзе и его школы, «направленность личности», «отношения» В. Н. Мясищева и т. д.), которые недостаточно хорошо согласуются друг с другом.
         Чем больше психических свойств (характер, темперамент, способности, чувства и т. д.) называются «личностными», тем глобальнее становится понятие «Л.» и тем труднее им оперировать, вплоть до полного совпадения понятий «общей психологии» и «психологии Л.».
         Однако задача создания общей теории, описывающей регуляцию человеческого поведения на всех уровнях — от организмического до социального включительно, выходит за рамки не только теории Л., но и психологии в целом. Психологи, занимающиеся изучением Л. в собственном смысле слова, обычно суживают свою задачу и видят ядро Л. как субъекта сознательной деятельности в мотивационной сфере, выделяя в её составе потребности, интересы и направленности (С. Л. Рубинштейн). В этой области психологии достигнуты большие успехи. Важное значение для нормального функционирования Л. имеет также такой внутренний регулятивный механизм Л., как самосознание, включая образы собственного Я, самооценка и самоуважение, от которых во многом зависят уровень притязаний и реальное поведение. Эти явления привлекают к себе усиленное внимание психологов (В. С. Мерлин, К. К. Платонов). Серьёзную помощь в этом отношении оказывает психопатология: изучение расстройств, неврозов и поведения людей в различных патогенных ситуациях существенно проясняет закономерности нормального функционирования различных подсистем Л.
         Больших успехов добилась в последние годы дифференциальная психология и особенно дифференциальная психофизиология (Б. М. Теплов), изучающие индивидуальные различия; важное значение для дальнейшего развития этих направлений имеет совершенствование методов измерения разных личностных характеристик.
         Отправная точка социологических исследований Л. — не индивидуальные особенности человека, а та социальная система, в которую он включён, и те социальные функции, роли, которые он в ней выполняет. Анализируя социальные (прежде всего экономические) отношения людей, Маркс подчёркивал, что люди участвуют в них «...не как индивиды, а как члены класса» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 3, с. 76), что «...определенные общественные роли вытекают отнюдь не из человеческой индивидуальности вообще...» (Маркс К., там же, т. 13, с. 78), а детерминированы социальной структурой общества.
         Современная социология пользуется рядом терминов, в которых описываются переходы от индивидуального к социальному и переходы от социальной структуры к межличностным отношениям и индивидуальному поведению (классовая принадлежность, социальная позиция, статус, роль, социальный тип, социальный характер и т. д.). Однако эти термины имеют в разных социологических теориях весьма неоднозначное содержание. Во фрейдистских теориях (Э. Фромм) социальный характер рассматривается как продукт специфического преобразования психосексуальных влечений людей под влиянием определённой социальной среды. Понятие социальной роли многие буржуазные авторы трактуют в узком социально-психологич. смысле: как ожидание, предъявляемое индивидами друг другу в процессе непосредственного взаимодействия в малых группах (См. Малая группа). Не отрицая известного значения этой проблематики, марксистская социология ставит её, однако, в зависимость от той общей социальной системы, к которой принадлежит любая данная группа или организация, а также культуры и истории.
         Марксистская социология Л. имеет поэтому разные уровни исследования: изменение социального типа Л. и степени её свободы в зависимости от характера общественного строя; соотношение автономных факторов социализации (См. Социализация) Л. в разных социальных системах; Л. в организации; закономерности социального взаимодействия индивидов в различных социальных группах; потребности, мотивы и ценностные ориентации Л., регулирующие её социальное поведение, и т. д. Последние проблемы являются общими для социологии и социальной психологии, поэтому граница между ними в значительной мере условна.
         Тот факт, что социология изучает Л. лишь в связи с её принадлежностью к определённой социальной системе и только под этим углом зрения, нередко используется для ложных взглядов, будто социология вообще «уничтожает личность», растворяя её в безличных социальных ролях, отрицает творческую активность Л. и т. п. Такие взгляды совершенно беспочвенны. Возражая теоретикам народничества, В. И. Ленин подчёркивал, что, изучая общественные отношения людей, социолог «...тем самым уже изучает и реальных личностей, из действий которых и слагаются эти отношения» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1, с. 424).
         Именно изучение социальной системы позволяет понять ценностные ориентации Л., её притязания и идейную направленность, возможную степень её творческого проявления. Но социальное поведение детерминируется не только сегодняшним положением человека, но и его прошлым жизненным опытом, а также характером усвоенных им культурных ценностей, в которых аккумулирована предшествующая история человечества. Каждый индивид как Л. — это продукт не только существующих отношений, но и всей предшествующей истории.
         Процесс социализации отнюдь не сводится к пассивному «приспособлению» индивида к «готовым» социальным формам. Одно и то же по своим объективным признакам общественное положение, будучи по-разному осознано и оценено Л., побуждает её к совершенно различным действиям. «Раб, сознающий свое рабское положение и борющийся против него, есть революционер. Раб, не сознающий своего рабства и прозябающий в молчаливой, бессознательной и бессловесной рабской жизни, есть просто раб. Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам» (там же, т. 16, с. 40).
         Марксистская философия и социологическая концепция Л. имеет важное значение для этики, педагогики и др. наук, а также для практики коммунистического строительства и воспитания нового человека.
         Порывая с буржуазным Индивидуализмом, научный коммунизм не менее резко критикует различные варианты мелкобуржуазного «казарменного коммунизма» (См. Казарменный коммунизм), стремящегося к нивелированию Л. По словам Энгельса, «...общество не может освободить себя, не освободив каждого отдельного человека» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 305). Высшей целью коммунистического общества является гармоническое и всестороннее развитие человека. Идеал марксистского гуманизма — не растворение Л. в безличной «массе», а гармоническое сочетание личного и общественного. На этом пути встаёт целый ряд сложных социальных проблем (диалектика развития Л. и общественного разделения труда, пути превращения труда в первую жизненную потребность Л., соотношение предметной деятельности и межличностного общения и т. д.). Важнейшей предпосылкой формирования нового человека является развитие творческой активности каждого, с которой неразрывно связано чувство социальной и моральной ответственности.
        
         Лит.: Ананьев Б. Г., Человек как предмет познания, Л., 1968; Божович Л. И., Личность и её формирование в детском возрасте, М., 1968; Буева Л. П., Социальная среда и сознание личности, М., 1968; Замошкин К). А., Кризис буржуазного индивидуализма и личность, М., 1966; Кон И. С., Социология личности, М., 1967; Ковалев А. Г., Психология личности, 3 изд., М., 1970; Ковалев С. М., О человеке, его порабощении и освобождении, М., 1970; Леонтьев А. Н., Проблемы развития психики, 3 изд., М., 1972; Личность. Материалы обсуждения проблем личности на симпозиуме, состоявшемся 10—12 марта 1970 г. в Москве, М., 1971; Мясищев В. Н., Личность и неврозы, Л., 1960; Проблема человека в современной философии, М., 1969; Наумова Н. Ф., Проблема человека в социологии, «Вопросы философии», 1971, № 7; Проблемы экспериментальной психологии личности, «Уч. зап. Пермского педагогического института», 1968, т. 59, в. 5 и 1970, т. 77, в. 6; Смирнов Г. Л., Советский человек, 2 изд., М., 1973; Сэв Л.«Марксизм и теория личности», пер. с франц., М.,1972; Ярошевский Т. М., Личность и общество, пер. с польск., М., 1973; AIlport G. W., Pattern and growth in personality, N. Y., 1963; Handbook of personality. Theory and research, ed. E. F. Borgatta, W. W. Lambert, Chi., 1968; The study of personality. An interdisciplinary appraisal, ed. E. Norbeck, D. Price-Williams, W. М. McCord, N. Y., 1968; Maddi S. R., Personality theories. A comparative analysis, Homewood (Ill.), 1968; The handbook of social psychology, ed. G. Lindzey, E. Aronson, 2 ed., v. 5, N. Y., 1969; Bischof L. J., Interpreting personality theories, 2 ed., N. Y., 1970.
         И. С. Кон.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Синонимы:

Смотреть что такое "Личность" в других словарях:

  • ЛИЧНОСТЬ — I. Из истории слова «личность» в русском языке до середины XIX в. 1. В русское слово личность влились многие из тех значений и смысловых оттенков, которые развивались в разных европейских языках у многочисленной группы слов, восходящих к… …   История слов

  • ЛИЧНОСТЬ —         общежитейский и науч. термин, обозначающий: 1) человеч. индивида как субъекта отношений и сознат. деятельности (лицо, в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или… …   Философская энциклопедия

  • личность — Врожденные особенности мышления, ощущений и поведения, определяющие уникальность индивида, его образ жизни и характер адаптации и являющиеся результатом конституционных факторов развития и социального положения. Краткий толковый психолого… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ЛИЧНОСТЬ — ЛИЧНОСТЬ, личности, жен. 1. только ед. Отдельное человеческое я, человеческая индивидуальность, как носитель отдельных социальных и субъективных признаков и свойств. «Гражданам СССР еспечивается неприкосновенность личности.» Конституция СССР.… …   Толковый словарь Ушакова

  • личность — См …   Словарь синонимов

  • ЛИЧНОСТЬ — (лат. persona). Понятие «личность» принадлежит к числу тех понятий, которые на всем протяжении истории человеческой мысли вызывали величайший разнобой в определениях. И объем и содержание этого понятия в трактовке каждого философа,… …   Большая медицинская энциклопедия

  • ЛИЧНОСТЬ — человек, обладающий комплексом прав, свобод и обязанностей, которые придают ему независимый, признанный и защищенный обществом статус, особое автономное положение в обществе. Необходимо различать три статуса индивида в обществе: 1) человек, т.е.… …   Юридическая энциклопедия

  • ЛИЧНОСТЬ — ЛИЧНОСТЬ, 1) человек как субъект отношений и сознательной деятельности. 2) Устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена общества или общности. Понятие личность отличают от понятий индивид и индивидуальность .… …   Современная энциклопедия

  • Личность — (иноск.) личная обида; намекъ на извѣстное лицо. Ср. Достаточно сказать только, что есть въ одномъ городѣ глупый человѣкъ это уже личность: вдругъ выскочитъ господинъ почтенной наружности и заключитъ: «Вѣдь я тоже человѣкъ, стало быть, я тоже… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • ЛИЧНОСТЬ — 1) человек как субъект отношений и сознательной деятельности.2) Устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена общества или общности. Понятие личности следует отличать от понятий индивид (единичный представитель… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Личность — (от лат. persona – маска, роль актера) – термин, обозначающий социальный тип человека как продукта и носителя исторически определенной культуры и выполняющего определенные функции в системе сложившихся общественных отношений. Личность является… …   Энциклопедия культурологии

Книги

Другие книги по запросу «Личность» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»