Гай Плиний Цецилий младший это:

Гай Плиний Цецилий младший
Гай Плиний Цецилий младший
(62 — ок. 113 гг.) государственный деятель, оратор и писатель, племянник Плиния Старшего

Недостойно оказывать больше почестей правителям, радующимся больше рабству граждан, нежели их свободе.

Тот, кто будет управлять всеми, должен быть избран среди всех.

Страх — ненадежный учитель правды.

Признак доброты — радость за друг их

Мы завидуем нравственному благородству, но гораздо больше тому, что его прославляют, и не судим вкривь и вкось только о добрых делах, покрытых мраком

Спроси любого: «Что ты делал сегодня?», он ответит: «Присутствовал на празднике совершеннолетия, был на сговоре или на свадьбе. Один просил меня подписать завещание, другой защищать его в суде, третий прийти на совет». Все это было нужно в тот день, когда ты этим был занят, но это же самое, если подумаешь, что занимался этим изо дня в день, покажется бессмыслицей, особенно если ты уедешь из города. И тогда вспомнишь: «сколько дней потратил я на пустяки!»

Я разговариваю только с собой и с книжками.

Лучше (…) ничем не заниматься, чем заниматься ничем.

Как о художнике, скульпторе, резчике может судить только мастер, так и мудреца может постичь только мудрец.

Неблагодарное дело услуга (…), если за нее требуют благодарности.

Нельзя ценить его труды ниже потому, что он наш современник. Если бы он славен был среди людей, которых мы никогда не видели, мы разыскивали бы не только его книги, но и его изображения, но он живет в наше время, он нам уже надоел, и слава его тускнеет. Неправильно и зло не восхищаться человеком, достойным восхищения, потому что тебе довелось его видеть, с ним разговаривать, его слышать.

(Будет) предательством (в судебной речи) бегло и кратко коснуться того, что следует втолковывать, вбивать, повторять. Для большинства в длинном рассуждении есть нечто внушительное, весомое; меч входит в тело не от удара, а более от нажима: так и слово в душу.

Как со всем хорошим, так и с хорошей речью: она тем лучше, чем длиннее.

Одна и та же речь может, правда, показаться хорошей, когда ее произносят, и плохой, когда ее читают, но невозможно, чтобы речь, хорошо написанная, оказалась плоха при слушании.

Каждому милы его собственные измышления, и если кто-то другой скажет то же самое, что он предполагал, то для него это уже сильнейший довод.

Как-то Регул, с которым мы защищали одно и то же дело, сказал мне: «по-твоему, надо исследовать все, относящееся к делу, а я сразу вижу, где горло, и за него и хватаю». Он, конечно, хватал то, на что нацелился, но в выборе цели ошибался часто. Ему (…) случалось принять за горло колено или пятку.

В плохой покупке всегда каешься, потому особенно, что это укор хозяину в его глупости.

Мнения ведь подсчитывают, не взвешивают. (…) В самом равенстве столько неравенства! Разум не у всех одинаков, а права одинаковы.

Старая слава молодую любит. Так уж устроено: если ты не добавишь к старым услугам новых, прежних как не бывало.

Как бы ни были обязаны тебе люди, если ты им откажешь в чем-нибудь одном, они только и запомнят, что этот отказ.

Ничто так не выделяет свет, как тени.

Люди больше ценят славу не великую, а широко разошедшуюся.

Умный и тонкий читатель не должен сравнивать между собой произведения разных литературных видов, но, взвесив их в отдельности, не почитать худшим то, что в своем роде совершенство.

Как в человеке, так и в государстве, тяжелее всего болезнь, начинающаяся с головы.

В этом (…) мире (…) нельзя ни в чем отчаиваться и нельзя ни на что полагаться.

Хорошо и почтенно идти по стопам предков, если, конечно, они шли прямым путем.

Несправедливо, конечно, но так уж повелось, что в зависимости от успеха или неудачи те же самые решения или признают хорошими, или осуждают как плохие. Поэтому обычно одни и те же поступки определяют как рвение и как тщеславие, как щедрость и как безумие.

Недоделанное — то же самое, что неначатое.

Открытая рана боится прикосновения врачующей руки, потом терпит ее и, наконец, требует; так и свежая душевная боль отталкивает слова утешения и бежит от них, но затем их хочет и успокаивается от добрых, ласковых слов.

Лучше сказать лишнее, чем не сказать необходимого. А потом судить о том, что лишнее, ты можешь, только прослушав все.

Я считаю счастливыми людей, которым боги дали или свершить подвиги, достойные записи, или написать книги, достойные чтения; к самым же счастливым тех, кому даровано и то и другое.

То, что ускользнуло от читателя, не может укрыться от переводчика.

Следует читать много, но не многое.

Толпа от самой многочисленности своей приобретает некий большой коллективный здравый смысл, и те, у кого по отдельности рассудка мало, оказавшись все вместе, имеют его в изобилии.

Никто не выслушивает порицаний терпеливее людей, больше всего заслуживающих похвал.

Рабство прошлого времени повлекло за собой невежество и забвение в области многих благородных занятий, между-прочим и в области сенатского права. (…) Поэтому возвращенная свобода застигла нас несведущими и неопытными; упоенные ее сладостью, мы вынуждены иногда раньше действовать, а затем уже узнавать.

Трудно не перезабыть сведений, которым нет применения.

Время кажется тем короче, чем оно счастливее.

Человеку свойственно чувствовать и испытывать страдания, но в то же время бороться с болью и слушать утешения, а не просто не нуждаться в утешениях. (…) Есть некоторое наслаждение и в печали, особенно если ты выплачешься на груди у друга, который готов или похвалить твои слезы, или извинить их.

Мало разницы в том, потерпел ты несчастье или ждешь его; только для печали есть граница, а для страха — никакой.

Людской слух радуется новизне.

Как занятия дают радость, так и занятия идут лучше от веселого настроения.

Мы имеем обыкновение отправляться в путешествие и переплывать моря, желая с чем-нибудь познакомиться, и не обращаем внимания на то, что находится у нас перед глазами. (…) Мы не интересуемся близким и гонимся за далеким; откладываем (?) посещение того, что всегда можно увидеть, в расчете, что мы часто можем это видеть.

От многочисленных изменений измененным кажется и то, что осталось таким, как было.

Рабы всех страстей сердятся на чужие пороки так, словно им завидуют, и тяжелее всего наказывают тех, кому больше всего им хотелось бы подражать.

Я считаю самым лучшим и самым безупречным человека, который прощает другим так, словно сам ежедневно ошибается; и воздерживается от ошибок так, словно никому не прощает.

Он был особенно умен тем, что считал других умнее себя; особенно образован тем, что хотел учиться.

О несчастных забывают так же, как об усопших.

Плохо, если власть испытывает свою силу на оскорблениях; плохо, если почтение приобретается ужасом: любовью гораздо скорее, чем страхом, добьешься ты того, чего хочешь. Ведь когда ты уйдешь, страх исчезнет, а любовь останется, и как он превращается в ненависть, так она превращается в почтение.

Я сказал, думается, удачно об одном ораторе нашего века, безыскусственном и здравомыслящем, но не очень величественном и изящном: «У него нет никаких недостатков, кроме того, что у него нет никаких недостатков». Оратор ведь должен иногда возноситься, подниматься, иногда бурлить, устремляться ввысь и часто подходить к стремнинам: к высотам и крутизнам примыкают обычно обрывы. Путь по равнине безопаснее, но незаметнее и бесславнее. (…) Риск придает особенную цену как другим искусствам, так и красноречию.

И самый длинный день скоро кончается.

Я не хочу, как человек праздный, писать длинные письма, а читать их хочу, как человек изленившийся. Ведь нет ничего бездеятельнее изленившихся людей и любопытнее праздных.

Очень одобряю, что ты предпринял прилежный пересмотр своих трудов. Тут есть, однако, некоторая мера: (…) излишнее старание больше уничтожает, чем исправляет.

Хорошие люди слабее плохих.

Загляни в собственную душу.

Молвы боятся многие, совести — кое-кто.

В какие узкие пределы втиснута жизнь множества людей!

Мудрые люди говорят, что хорошо и почтенно идти по стопам предков, если, конечно, они шли прямым путем.

История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины.

История пишется для установления строгой истины.

Честность оскорбляет людей в ту минуту, когда она им во вред, потом они же ею восторгаются и ее превозносят.

Честность для нас значит не меньше, чем для других необходимость.

О честности обвинителя лучше всего судить по самому обвинению.

Честную душу сдерживает совестливость, а негодяй крепнет от своей дерзости.

Никогда один человек не мог обмануть всех, да и все не могли обмануть одного человека.

Лучше ничем не заниматься, чем заниматься ничем.

Нет более справедливого дохода, чем тот, который принесут земля, небо, год.

Важно не звание человека, а его дело.

Если ты рассчитываешь на потомков, то для них недоделанное — то же самое, что неначатое.

Привычка к одним и тем же занятиям вырабатывает умение, но не развивает способностей, внушает не уверенность в себе, но самодовольство.

Люди по своей природе любознательны; и ничем не прикрашенное знакомство с фактами прельщает даже тех, кто с удовольствием слушает болтливые небылицы.

Считаю крайней глупостью выбирать для подражания не самое лучшее.

И радость и утешение — в науках.

Никто не может быть мудрым во всякую минуту.

Подобно тому, как почвы обновляются разнообразным и переменным посевом, так и наш ум обновляется размышлением то об одном, то о другом.

Беда часто делает людей остроумными.

Живой голос, как говорится, производит гораздо больше впечатления. Пусть то, что ты читаешь, будет сильнее, но в душе глубже засядет то, что запечатлевают в ней манера говорить, лицо, облик, даже жест говорящего.

У несчастных одни речи, у счастливых — другие.

Оратор должен иногда возноситься, подниматься, иногда бурлить, устремляться ввысь и часто подходить к стремнинам: к высотам и крутизнам примыкают обычно обрывы. Путь по равнине безопаснее, но незаметнее и бесславнее; бегущие падают чаще тех, кто ползает, но этим последним, хотя они и не падают, не достается никакой славы, а у тех она есть, хотя бы они и падали. Риск придает особенную цену как другим искусствам, так и красноречию.

Ораторы, говорящие сидя, если даже речь их обладает в значительной степени такими же достоинствами, что и речь говорящих стоя, одним тем, что они сидят, ослабляют и принижают свою речь. А у тех, кто читает речь, связаны глаза и руки, которые так помогают выразительности. Ничего удивительного, если внимание слушателей, ничем извне не плененное и ничем не подстрекаемое, ослабевает.

Гремит, сверкает и приводит в смятение не речь увечная и обкорнанная, а возвышенная, льющаяся широким великолепным потоком.

Опыт и есть и считается лучшим учителем красноречия.

Книги надо не прочитывать, но читать и перечитывать.

Всякая хорошая книга тем лучше, чем она больше.

Тот истинно благороден, кто легко прощает заблуждения людей и в то же время так боится сделать что-нибудь дурное, как будто он никогда никого не прощал.

Чистое не становится хуже, если им займутся люди плохие; вообще же оно удел хороших.

Для печали есть предел, для страха — нет.

Страх — суровейший исправитель.

Преданность негодяев так же ненадежна, как они сами.

Лицемерная любовь хуже ненависти.

Так уж устроено природой: ничто не усиливает любовь к человеку, как страх его лишиться.

Величайшая радость в жизни человека — быть любимым, но не меньшая — самому любить.

Кротость особенно похвальна тогда, когда причина гнева вполне справедлива.

Чрезмерное усердие больше портит, чем улучшает.

Люди, преданные наслаждениям, живут будто одним днем: кончилось сегодня — и нет причины жить.

Печаль изобретательна на скорбные выдумки.

Общепринято приписывать вину правдивость.

Справедливо, чтобы человек выступал иногда ради собственной доброй славы.

Людей охватила такая страсть к наживе, что, по-видимому, они больше находятся под властью своего имущества, чем сами владеют им.

Изобразить нельзя, как одушевляют действия ума телодвижения.

Молодость и средний возраст мы должны посвятить родине, старость — себе.

Можно мириться с беспорядочной сумятицей в жизни юноши; старикам к лицу спокойная упорядоченная жизнь: напрягать свои силы поздно, добиваться почестей стыдно.

О тех, кто сами призвали смерть, горюешь неисцелимо, ибо веришь, что они могли еще долго жить.

Неизменным и великим утешением в смерти людей, скончавшихся от болезни, служит ее неотвратимость.

Постараемся же, пока нам дана жизнь, чтобы смерти досталось как можно меньше того, что она сможет уничтожить.

Те, кто думают о будущих поколениях и хотят жить в своих произведениях, умирают всегда преждевременно, потому что смерть всегда обрывает у них что-то начатое.

Все, однако, можно если не победить, то смягчить искусством и старанием.

Змеи змей не кусают.
(Источник: «Афоризмы. Золотой фонд мудрости.» Еремишин О. - М.: Просвещение; 2006.)

Сводная энциклопедия афоризмов. . 2011.

Смотреть что такое "Гай Плиний Цецилий младший" в других словарях:

  • Плиний Младший, Гай Плиний Цецилий Секунд — [Gaius Plinius Caecilius Secundus (также Junior или Minor)] (61/62 — около 114), римский писатель. Консул в 100, императорский легат в провинциях Вифиния и Понт в 111—113. Из сочинений сохранились сборник писем в 10 книгах и похвальная… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Плиний Младший, Гай Плиний Цецилий Секунд — (61/62 112/113)    Племянник и приемный сын Плиния Старшего, сенатор и адвокат, друг Тацита, Светония и поэта Марциала. Плиний Младший собрал и опубликовал девять книг своих Писем , в которых современное Плинию римское общество показано с точки… …   Античный мир. Словарь-справочник.

  • Плиний — I. Плиний, Гай Плиний Цецилий (Младший); Gaius Plinius Caecilius (Minor), ок. 62 ок. 113 гг. н. э., римский писатель. Родился в Комо в Ломбардии. После смерти отца был усыновлен дядей, Плинием Старшим. Служебную карьеру, открывшую ему доступ в… …   Античные писатели

  • ПЛИНИЙ Младший — ГАЙ ПЛИНИЙ ЦЕЦИЛИЙ СЕКУНД (Gaius Plinius Caecilius Secundus) (61 или 62 ок. 113 н.э.), римский государственный деятель и писатель, автор писем и речей, родился в г. Новый Ком в богатой семье. Его отцом был Луций Цецилий Цилон, матерью Плиния,… …   Энциклопедия Кольера

  • ПЛИНИЙ\ МЛАДШИЙ — Гай Плиний Цецилий Секунд (61/62 112/113) Племянник и приемный сын Плиния Старшего, сенатор и адвокат, друг Тацита, Светония и поэта Марциала. Плиний Младший собрал и опубликовал девять книг своих «Писем», в которых современное Плинию римское… …   Cловарь-справочник по Древней Греции и Риму, по мифологии

  • ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ — Гай Плиний Цецилий Секунд (61/62 112/113) Племянник и приемный сын Плиния Старшего, сенатор и адвокат, друг Тацита, Светония и поэта Марциала. Плиний Младший собрал и опубликовал девять книг своих «Писем», в которых современное Плинию римское… …   Список древнегреческих имен

  • Плиний Младший — Плиний Младший, Гай Плиний Цецилий Секунд [Gaius Plinius Caecilius Secundus (также Junior или Minor)] (61 или 62, Комум, современный Комо, ‒ около 114), римский писатель и государственный деятель. Консул 100, императорский легат в провинциях… …   Большая советская энциклопедия

  • ПЛИНИЙ Младший — Гай Плиний Цецилий Секунд (Gaius Plinius Caecilius Secundus (также Iunior)) (61 или 62 ок. 114), рим. писатель, и гос. деятель. Консул 100, в 111 113 императорский легат в пров. Вифиния и Понт. Не имея собственных твердых убеждений в философии и… …   Советская историческая энциклопедия

  • Плиний Младший — (Гай Плиний Цецилий Секунд) (Pliny the Younger, Gaius Plinius Caecilius Secundus) (61 112), сенатор и консул, племянник Плиния Старшего. Был близким другом Траяна и Тацита, управлял пров. Вифиния. Его «Письма» (по существу, эссе) дают детальную… …   Всемирная история

  • Плиний Младший — В Википедии есть статьи о других людях с именем Плиний …   Википедия

Книги

  • Плиний Младший, Джесси Рассел. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. High Quality Content by WIKIPEDIA articles! Плиний Младший (полное имя: Гай Плиний Цецилий Секунд;… Подробнее  Купить за 1382 руб
  • Письма Плиния Младшего, . Плиний Младший (Гай Плиний Цецилий Секунд) - римский государственный деятель, оратор, писатель. Речь "Панегирик императору Траяну" (100 г.), написанная в торжественномстиле, послужила… Подробнее  Купить за 650 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»